История взаимоотношений Турции с Европейским Союзом

Проблема отношений Турции с Европейским Союзом как наиболее актуальная и острая для турецкого общества. Начало сближения Турции и Европы в период Османской империи. Экономическая цель ассоциации Турции с ЕС, основные мотивы ее стремления к интеграции.

Реферат: История взаимоотношений Турции с Европейским Союзом


Проблема отношений Турции с Европейским Союзом (ЕС) является одной из наиболее актуальных и острых для современного турецкого общества. Вот уже на протяжении более пятидесяти лет Турция пытается добиться статуса полноправного члена ЕС, демонстрируя при этом свой стратегический выбор в пользу европеизации как основного пути развития страны. Что же касается самого Евросоюза, то, как может показаться на первый взгляд, в какой-то степени он, несомненно, заинтересован в сотрудничестве с Турцией, прежде всего с точки зрения ее географического и геополитического положения. Как известно, начиная с 1945 года, Турция является стратегическим партнером Запада, играет роль сдерживающего фактора в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Турция противостоит фундаменталистскому Ирану и диктаторскому Ираку. Также у Европы есть масса аргументов, которые вынуждают идти на дальнейшую интеграцию с Турцией. В первую очередь это возможность расширения через Турцию своего влияния в странах Среднеазиатского региона, выход на новые источники энергоресурсов. Привязка Турции к процессам евроинтеграции приведет к постепенному ее переходу в расчетах от традиционного для нее доллара на евро, что, учитывая положение Турции и ее давние связи в азиатских регионах, а также с другими странами СНГ, - к дальнейшему усилению новой европейской валюты по отношению к доллару.

Несмотря на это, ЕС все же не спешит принимать Турцию в полноправные члены этой организации, ограничиваясь только рядом соглашений и обещаний о ее возможном вступлении. Что же касается непосредственно сроков принятия, то для Анкары они остаются нерешенными, так как множество проблем в политической и экономической сферах отодвигают этот процесс на длительную перспективу.

В настоящее время заметно оживились споры в самом ЕС на эту тему; еще большее внимание Анкара приковала к себе в связи с тем, что победу на недавно прошедших выборах одержала Партия справедливости и развития (ПСР), которая известна своими исламистскими корнями. Однако, оказавшись у власти, ПСР, контролирующая две трети турецкого парламента, начала активно демонстрировать свою проевропейскую ориентацию, а лидер ПСР Реджеп Таип Эрдоган заявил, что его партия придерживается демократических свобод и прав человека и не будет никому навязывать исламские нормы жизни. Он также пообещал оказывать содействие более эффективной работе властных институтов и ускорению вхождения Турции в Европейский Союз. То есть пришедшие к власти в Анкаре умеренные исламисты пытаются сохранить преемственность внешнеполитического курса. Более того, новый премьер-министр Турции Абдулла Гюль обещает, что его страна "быстро станет правовым государством", будут внедряться меры "по расширению базовых прав и свобод до международного уровня", а "новый мир сблизит Запад и Восток именно в Турции". Как мы видим, создаются благоприятные предпосылки дальнейшего развития сотрудничества. Однако все это в основном политические аспекты проблемы взаимоотношений Турции с ЕС, выдвигаемые обычно на первый план, которые, несмотря на свою серьезность, носят все-таки вторичный характер. Главный же вопрос заключается в следующем: а готова ли Турция к полноправному членству в Евросоюзе, и если нет, то какие факторы препятствуют этому. Возможно, в основе нынешнего тупика на пути интеграции Турции в "Общий рынок" лежат именно экономические и социальные факторы, и неготовность Турции к вступлению в ЕС определяется именно этими факторами, причем речь в данном случае идет не только о достигнутом уровне развития (хотя здесь разрыв особенно заметен), но и о недостаточности экономического потенциала страны, прежде всего с точки зрения научно-технической и технологической базы производства. Поэтому мне представляется важным уделить особое внимание рассмотрению экономических аспектов взаимоотношений Турции с ЕС.

Сближение Турции и Европы началось еще в период Османской империи. После образования Турецкой Республики линия на европеизацию страны была продолжена и усилена.

Продвижение Турции в ЕС прошло несколько разных стадий. Первую заявку на ассоциированное членство в Европейском экономическом сообществе (ЕЭС) ранее многих других европейских стран Турция подала еще 31 июля 1959 г. правительством Мендереса, буквально через год после основания данной организации. Однако же она была "забыта" Комитетом национального единства, возглавившим страну после переворота 27 мая 1960 г., но подана вновь при правительстве Иненю в 1961 и 1962 гг. Последовавшие переговоры привели к подписанию в Анкаре 12 сентября 1963 г. Договора об ассоциации, вступившего в силу с 1 декабря 1964 года. Это событие положило начало структурированному процессу движения Турции к интеграции в ведущую европейскую экономическую группировку, а сам Анкарский договор стал основополагающим, базовым документом турецко-европейского сотрудничества.

Экономическая цель ассоциации Турции с ЕЭС состояла, как декларировалось, в "создании постоянно укрепляющихся отношений между народом Турции и народами, объединенными в ЕЭС", и "ликвидации разрыва, существующего между турецкой экономикой и экономикой стран - членов Сообщества". Важной особенностью данного договора, на которую часто обращают внимание в Турции, является то, что в его статье 28 было предусмотрено получение Турцией статуса полноправного члена Сообщества в течение срока осуществления договора.

Можно с уверенностью сказать, что данное соглашение явилось отражением долгосрочных, стратегических установок обеих сторон на взаимное сближение.

Следующие мотивы стремления Турции к интеграции в ЕЭС называет и О. Сезер - автор брошюры "Европейское Сообщество и его отношения с Турцией", изданной Стамбульской торговой палатой - одной из старейших и крупнейших в Турции:

Турция приняла "вестернизацию" в качестве государственной политики, вступив во многие организации, такие как НАТО или ОЭСР. Естественным результатом этой политики стало решение о членстве в этом Сообществе, преследовавшем цель экономического и политического союза в Европе;

Турция планировала воспользоваться применяемыми Сообществом различными таможенными льготами;

принималось во внимание воздействие, которое должна была оказать на экономику Турции финансовая помощь, полученная в рамках создаваемой с ЕЭС ассоциации.

Вероятно, именно из таких общих соображений и исходили в Анкаре при принятии решения о подаче заявки на вступление в ЕЭС.

Что касается ЕЭС, то можно выделить следующие моменты его заинтересованности в сотрудничестве с Турцией: обеспечение стабильности в Восточном Средиземноморье путем интеграции основных государств региона - Греции и Турции - в систему обороны Запада, роль Турции в качестве "заслона" от СССР, заинтересованность в Турции как в "мосте" к Ближнему и Среднему Востоку.

Договор предусматривал 3 основных этапа интеграции Турции в ЕС. На первом, подготовительном этапе намечалось предоставление преференций для ряда важных сельскохозяйственных товаров турецкого экспорта (таких, как необработанный табак, изюм, инжир, фундук). Преференции были предоставлены в виде тарифных контингентов, т.е. льготный размер пошлин распространялся только на определенное количество товара; при превышении данного количества применялась обычная пошлина. Кроме того, в соответствии с первым финансовым протоколом, подписанным вместе с Договором, Турции выделялись кредиты для строительства инфраструктурных объектов на общую сумму 175 млн. Европейских Расчетных Единиц.

Этот этап должен был продлиться 5 лет. Предусматривалось и возможное его продление до 9 лет, однако такового не потребовалось. По условиям Договора, в течение этого периода Турция не предоставляла ЕЭС встречных преференций.

Второй этап (собственно переходный) начал осуществляться в соответствии с Дополнительным Протоколом, подписанным 23 ноября 1970 года и предусматривал поэтапное снижение Турцией пошлин и равнозначных налогов и сборов, поэтапную отмену количественных и равнозначных ограничений и поэтапное принятие Единого Внешнего Тарифа Сообщества. При этом либерализационные меры в пользу ЕЭС должны были носить необратимый характер.

Снижение и отмену пошлин и ограничений при импорте из ЕЭС промышленных товаров планировалось произвести в рамках двух различных режимов: "для товаров, которые Турция не производила, импортные пошлины должны были быть полностью ликвидированы в течение 12 лет. Для товаров, производимых турецкой промышленностью, переходный период составлял 22 года". Кроме того, в течение 22 лет предусматривалось принятие Единого Внешнего Тарифа. В свою очередь, ЕЭС должно было снять тарифы и ограничения на импорт турецких промышленных товаров, кроме некоторых категорий (ковров машинной выработки, хлопковой пряжи и хлопкового текстиля), где снятие ограничений должно было стать поэтапным в течение 12 лет. В области сельскохозяйственного импорта из Турции ЕЭС должно было в течение 22 лет установить преференции примерно на 90% турецкого экспорта.

На третьем, заключительном этапе предусматривалось завершить создание таможенного союза (Турция должна была полностью либерализовать импорт промышленных товаров ЕЭС к концу 1995 г.), выработать и принять регламент миграции турецкой рабочей силы и капитала. Предполагалось, что с 1995 г. Турция станет полноправным членом Европейского Сообщества.

За годы, прошедшие с подписания Анкарского договора, отношения Турции и ЕС переживали взлеты и падения, периоды успешной реализации намеченных программ интеграции и практически прекращения диалога. В 1987 году Турция официально подала заявку о полном членстве в ЕС, однако она не была удовлетворена, но и не была отвергнута руководящими органами ЕС. Тем не менее к середине 90-х годов Турции удалось добиться некоторых успехов на пути реформирования своей экономики, которые позволили руководству страны реализовать программу, предусмотренную еще Дополнительным протоколом 1970 г., и добиться установления между Турцией и Евросоюзом режима таможенного союза по торговле промышленными товарами. Соответствующее соглашение было подписано 6 марта 1995 г. и вступило в силу с 1 января 1996 г.

Это соглашение направлено на содействие либерализации торгово-экономического сотрудничества Турции со странами-членами ЕС. Предусматривается устранение всех таможенных сборов и всех барьеров, а также приведение турецкого законодательства в области торговли и экономики в соответствие с законодательством, действующим в рамках Европейского союза. Таким образом, Турция, еще не являясь членом Евросоюза, вошла в его составляющую - Таможенный союз.

Это событие, несомненно, имело огромное значение для Турции со всех точек зрения. Во-первых, достижение таможенного союза с ЕС стало важным этапом на пути к полноправному членству в Евросоюзе. Несмотря на значительные трудности этого шага, Турция сумела к намеченной дате (т.е. к 1995 г.) реализовать свои обязательства перед ЕС и таким образом завершить второй этап программы интеграции в ЕС.

Во-вторых, с переходом в режим таможенного союза с ЕС кардинально изменились условия функционирования экономики страны, которая с этого момента не защищена протекционистскими барьерами.

Кроме того, подписание соглашения о таможенном союзе еще раз продемонстрировало заинтересованность Евросоюза в развитии отношений с Турцией - прежде всего ради сохранения ее в целом прозападной ориентации, стремления к закреплению за ней статуса "полноценного" европейского государства. Создание таможенного союза Турции и ЕС в очередной раз затронуло вопрос о путях развития турецко-европейской Ассоциации и о перспективах вхождения Турции в ЕС. Однако, несмотря на вроде бы достигнутый успех в сотрудничестве Турции с ЕС, все-таки существовали некоторые разногласия.

Особо острый характер отношения Турции с ЕС приобрели в конце 1997 г. в связи с обнародованием планов Евросоюза о начале переговоров о полноправном членстве с Польшей, Чехией, Венгрией, Словенией, Эстонией и Кипром. В Анкаре то обстоятельство, что ни в этом, ни в "перспективном" списке кандидатов на вступление в ЕС Турция вообще не была обозначена, было воспринято весьма болезненно. Таким образом, после состоявшегося в декабре 1997 г. саммита ЕС в Люксембурге отношения Турции и Европейского Союза отмечены нарастающей степенью охлаждения. Причина состоит в том, что ЕС до сих пор не разработал ясной и удовлетворительной концепции своих отношений с Турцией, так как в турецко-европейских отношениях того времени преобладала большей частью неопределенность по поводу путей выхода из возникшего тупика. Но ее геостратегическое положение, особое место в мусульманском и тюркском мире, а также ее прочные связи с западными странами позволили Турции, несмотря на все недостатки, продолжать добиваться полноправного членства в ЕС.

В декабре 1999 г. на саммите Европейского союза в Хельсинки Турция официально была включена в список претендентов в члены Евросоюза.

Сейчас страна с большим трудом выбирается из недавнего финансового кризиса. Для этого в прошлом году ей пришлось взять в долг у Международного валютного фонда 15 миллиардов долларов.

Жители городов с населением менее 20 тыс. человек в 1999 г. заработали в среднем 1966 американских долларов. С 2000 г. их доход из-за кризиса снизился на 34,9%, составив 1280 долларов. В крупных городах с населением более 20 тыс. этот показатель уменьшился на 34,5% с 7753 долларов до 5105 долларов.

Об этом в эфире экономического телеканала CNBC-eзаявил руководитель Фонда исследования данных д-р Сезгин Тюзюн.

Также по его данным, в связи со снижением доверия населения из-за экономического кризиса вырос удельный вес текущих расходов в структуре доходов населения. С 2000 г. этот показатель вырос на 7%. Европейский Союз незамедлительно отреагировал на сложившуюся ситуацию.11 декабря 2000 г. на конференции в Ницце страны-члены ЕС фактически отодвинули Турцию на последнее место в списке кандидатов на присоединение к этой организации. Во всяком случае, их лидеры не упомянули Турцию, когда планировали пересмотр методов работы ЕС, связанной с расширением группы в восточном направлении.

В настоящее время турецкое руководство считает вступление в Европейский Союз главным приоритетом своей внешней политики.

На встрече на высшем уровне в Laekenв декабре 2001 года ЕС определила Турцию как "страну, чьи перспективы вхождения в союз очень велики". Однако саммит ЕС, который прошел в Копенгагене 12-13 декабря 2002 года, оставил Турцию в числе претендентов на полноправное членство в Союзе до 2005 г.

В то же время перспективы экономического развития Турции, с одной стороны, весьма благоприятны. Экономика страны является самой быстро растущей в Европе, Турция - лидер в производстве бытовой техники и продукции автомобильной промышленности. Средний ежегодный показатель роста ВВП в течение ближайшего десятилетия, как планируется, составит 5,5%, это вдвое превышает темпы планируемого роста экономики Европейского Союза. Турция имеет частный сектор, который и обеспечивает указанную динамику экономического развития. Конгломераты Коч, Сабанджи, Доган, Зорлу, Чукурова являются крупными холдингами не только в стране, но и в мировом масштабе. Благоприятное будущее турецкой экономике должны обеспечить пять факторов:

самый низкий средний возраст населения в Европе;

непрерывный рост уровня образования;

стоимость рабочей силы (ниже, чем во многих других европейских странах);

возможность экспортировать товары в страны Евросоюза без уплаты таможенных пошлин благодаря соглашению о таможенном союзе;

стратегическое положение на стыке азиатского, европейского и ближневосточного рынков.

В настоящее время Турция осуществляет напряженную, поддерживаемую МВФ экономическую программу, которая привела к макроэкономической стабилизации. Особое место в турецкой экономике занимает экспорт промышленных товаров.

Стремительный рост показывает экспорт Турции в Великобританию. За первые 9 месяцев 2003 г. экспорт на туманный Альбион возрос на 30%.

По данным Государственного института статистики Турции, за этот период Турция экспортировала в Великобританию товаров на 2 млрд.68,5 млн. долл. Это на 30% больше показателя за аналогичный период 2002 г. - 1 млрд.591 млн. долл. Таким образом, Великобритания заняла третью строчку в экспорте Турции после Германии и США, потеснив Италию на четвертую позицию. Крупнейший внешнеторговый партнер Турции Германия показал рост лишь в 2,9%, купив товаров на 4 млрд.144,2 млн. долл. Торговля с США даже сократилась на 3,8%. Экспорт в Италию вырос на 9,4%, во Францию - на 6,6%. Таким образом, удельный вес 6 крупнейших внешнеторговых партнеров Турции - Германии, США, Великобритании, Италии, Франции и России - составил 50,4% всего экспорта Турции. Общий объем экспортных поставок в эти страны за первые 9 месяцев 2002 г. составил 12 млрд.565,5 млн. долларов, что на 6,7% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Весьма успешно действуют за рубежом турецкие строительные компании. Проекты с участием турецкого капитала связаны с модернизацией аэропортов, энергетикой, металлообработкой, строительством газо- и нефтепроводов, поиском и добычей нефти, инвестициями в текстильную промышленность, обработку кожи и производство аппаратуры.

Турецкие строительные компании также начали инвестирование в Германии и восточноевропейских странах.

Однако, с другой стороны, из-за финансового кризиса экономическое положение Турции остается нестабильным. Сейчас правительство проводит ряд преобразований в турецкой экономике (банковская реформа и среднесрочная реформа налоговой политики и государственных расходов). Но несмотря на успешное проведение реформ, перспективы экономического роста в Турции остаются довольно неясными. Так, после более чем 9% -ного спада ВВП в 2001 г., в 2002 году рост валового продукта страны планировался на уровне только 3%. Пока что последние данные говорят о росте промышленного производства, где уровень использования производственных отраслей вырос с 74% в апреле до 75,7% в мае. Кроме того, о возрождении турецкой экономики говорит и значительный рост импорта (более 32% роста в апреле 2002 г. по сравнению с апрелем 2001), главную часть которого составляют сырье и полуфабрикаты. Рост же импорта в Турции, как правило, тесно связан с ростом ВВП. Согласно результатам последнего майского опроса, в промышленности более 68% руководителей компаний заявили о росте производства, тогда как только 19% опрошенных заявили о спаде.

Куда большие опасения вызывают у аналитиков состояние государственного долга и валютный курс турецкой лиры. Так, после ухода в 2002 г. ряда министров из правительства два ведущих рейтинговых агентства мира - Standard&Poor'sи Moody'sпочти одновременно (10 и 11 июля) сменили прогноз своих рейтингов для госдолга страны и прогноз стабильности турецкой лиры со "стабильного" на "негативный". Снижение кредитных рейтингов может серьезно повлиять на настроение иностранных инвесторов, которые еще остались в стране после кризиса 2001 г. В своем комментарии аналитики агентства Moody'sглавной причиной ухудшения прогноза называют распад трехлетней политической коалиции, что может привести к замедлению экономических преобразований в стране и ухудшению ситуации на финансовых рынках в условиях мировой экономической нестабильности. Аналитики также отметили успехи правительства за последний год, особенно возобновление экономического роста, снижение темпов инфляции и процентных ставок.

Таким образом, чтобы стать полноправным членом ЕС, Турции необходима огромная работа в экономической области. ЕС явно не рискнет принять в свои ряды страну с 50% -ной инфляцией, высоким уровнем безработицы, огромным дефицитом бюджета, значительным вмешательством государства в экономику, диспропорцией территориального социально-экономического развития, характеризующейся тем, что 90% промышленного производства сосредоточено в Стамбуле, Измире и Бурсе. Высокие военные расходы, низкий уровень обеспечения медицинского обслуживания и образования, ряд других проблем, отраженных в соответствующих документах ЕС, ждут своего решения. Требования ЕС включают в себя реализацию одобренной МВФ и ВБ программы структурных реформ, борьбу с инфляцией, прозрачность налоговой политики государства, реформирование аграрного сектора, снижение доли участия государства в экономике, контроль за государственными дотациями.

Итак, на этом этапе своего развития Турция не вписывается в рамки, приемлемые для страны-члена Евросоюза ни по достигнутому уровню социально-экономического развития, ни с точки зрения показателей эффективности экономики. Стране предстоит проделать еще весьма значительное расстояние на пути к полному членству в ЕС.

Еще до начала саммита в Копенгагене, который прошел 12-13 декабря 2002 г., страны-члены Евросоюза по-разному рассматривали требование Турции здесь же на саммите назначить дату начала официальных переговоров о ее вступлении в ЕС. Это требование поддержали Соединенные Штаты, а также Великобритания и Греция, к которой в январе переходит пост коллективного председателя ЕС. США настаивают на том, чтобы Европейский Союз начал переговоры с Турцией о вступлении в ЕС как можно быстрее. (Турция имеет довольно тесные военные связи с США, часть американских воздушных сил расположена на воздушной базе Инджирлик (Incirlic), и сотрудничество с ней будет существенно важным в случае нападения США на Ирак).

По словам Сезера, поддержку Анкаре при определении сроков переговоров о вступлении в ЕС обещали руководители правительств Испании, Португалии, Италии и Великобритании.

Британский дипломат заявил: "Многое зависит от следующего шага Турции. Турция достигла значительного прогресса, и это не следует оставлять без внимания."

Однако далеко не все европейские страны готовы поддержать Турцию в ее стремлении скорейшего вступления в ЕС в качестве полноправного члена. Довольно неожиданным стало для Турции заявление бывшего французского президента, а ныне председателя Конвенции о будущем Европы Валери Жискара д'Эстена. Он заявил, что нельзя принимать Турцию в ЕС потому, что "это важная, близкая к Европе, но не европейская страна. Наши законы и наша система управления привычны для европейцев. Турция же - страна с другой культурой и другим стилем жизни. Принятие такой страны в союз неизбежно породит внутренние проблемы, а наша задача сейчас - интеграция, а не решение внутренних проблем. Кроме того, в случае принятия в ЕС Турция станет самым большим государством - членом ЕС, а это значит, что у нее будет больше всего мест в Европарламенте и мы снова придем к противостоянию Востока и Запада".

Вхождение Турции в Евросоюз было бы "концом Европы", по заявлению Валери Жискара д'Эстена. По его словам, люди, поддерживающие принятие Турции, - "антагонисты Европейского союза": "Ее столица не в Европе, 95% ее населения живет вне Европы, это не европейская страна".

Жискара д'Эстена тревожит, что Турция, насчитывая сейчас 66 миллионов человек (а к 2015 г. население Турции при сохранении нынешних темпов прироста превысит 80 млн. человек), может стать самой населенной страной Евросоюза, что позволит ей иметь больше всех депутатов в Европарламенте и, соответственно, она окажется в состоянии эффективно влиять на решения организации, хотя по уровню дохода на душу населения скорее всего останется на последней позиции. По его мнению, если ЕС начнет переговоры с Турцией о вступлении, сразу же поступят аналогичные заявления от Марокко и других неевропейских стран. И хотя на Валери Жискара д'Эстена обрушилась лавина критики от "политкорректных" политиков, он сказал то, о чем многие думают, но не решаются произнести вслух. Эту же точку зрения разделяют, например, Финляндия и Швеция.

Эти жесткие слова прозвучали на фоне непрекращающихся споров о том, совместима ли Турция с Европой культурно и географически. Европейские правые утверждают, что Турция не является частью Старого Света, и как заявил один видный функционер ЕС, способны вновь оживить опасения Анкары о том, что Европейский союз пытается сохранить себя в качестве христианского клуба. Официальный Брюссель, правда, сразу же опроверг слова о том, что принятие Турции в ЕС стало бы катастрофой.

Таким образом, большинство европейских лидеров считает, что пока рано вести разговоры об интеграции Турции в состав Европейского Союза. По мнению некоторых европейских специалистов, во многих сферах Турция еще не соответствует стандартам, предъявляемым к членам этого европейского альянса. Европейские политики считают, что турецкому руководству необходимо дальше продвинуться в проведении демократических реформ в своей стране. Однако основными аргументами против вступления Анкары в Евросоюз являются все-таки экономические причины, которые, подводя итоги, можно охарактеризовать следующим образом: это сохраняющаяся низкая степень ее совместимости с членами ЕС по целому ряду экономических параметров: разрыв в уровнях социально-экономического развития, неблагоприятные финансово-экономические показатели Турции по сравнению со странами-членами ЕС, в особенности на фоне недавнего глубочайшего кризиса, конкуренция на вступление в ЕС со стороны более развитых стран. Это и объясняет то, что европейское сообщество не спешит начинать переговорный процесс с Анкарой о ее членстве. Хотя, по сообщениям анонимных источников в германском руководстве, ключевые страны ЕС - Франция и Германия - выработали общую позицию в вопросе о членстве Турции в Европейском Союзе. Эти страны предлагают начать переговоры о вступлении Турции в ЕС 1 июля 2005 года. Но это заявление можно расценивать как очередное обещание, к которым Турция уже привыкла, получая их на протяжении длительного процесса взаимоотношений с Европейским Союзом.

Но если посмотреть с другой стороны, возможно, именно статус "вечного кандидата" на вступление в ЕС помог Турции достичь высокого уровня экономического развития по сравнению с другими мусульманскими странами. Ведь Турция, стремясь выполнить все рекомендации Комиссии, постоянно совершенствует свою экономику, модернизируя ее и добиваясь все нового прогресса в той или иной сфере. Быть может, именно такое не совсем определенное положение Турции в ее отношениях с ЕС в какой-то степени приносит положительные результаты для дальнейшего развития страны. Итак, подводя итоги, можно предположить лишь следующее: предстоящие годы должны дать ответ на принципиальный вопрос, который стоит не один десяток лет: быть ли Турции в ЕС? Но это во многом зависит и от самой Турции, от того, какие она предпримет шаги на пути к полноправному членству в ЕС.

турция европейский союз интеграция

Список источников и литературы

1. Терехов А. Анкара кует свой имидж // Независимая газета, 19.11.2002.

2. Кунаков В.В. Турция и ЕС: проблемы экономической интеграции / Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. - М., 1999, с.4.

3. Турция между Европой и Азией. - М.: Институт востоковедения РАН - Крафт+, 2001, с.344.

4. Ганкин Л. Конец Европы. http://www.poleznaya.com, 15.11.2002.

5. Переговоры о вступлении Турции в ЕС начнутся в 2005 году, 6.12.2002. http://www.utro.ru/news/20021206051218115162. shtml