регистрация / вход

Кипрская проблема во внешней политике Турции

Турция, Греция и Великобритания - гаранты киприотской конституции и территориальной целостности острова. Принятие конституции Кипра в 1960 году. Стремление Кипра вступить в Европейский Союз. Экономический аспект положения Кипра и внешняя политика Турции.

Реферат

Кипрская проблема во внешней политике Турции

Начиная с 50-х годов прошлого века, когда на Ближнем Востоке были открыты огромные запасы нефти, Кипр благодаря своему местоположению в непосредственной близости от данного региона приобрел важнейшее геостратегическое значение. Другим определяющим моментом заинтересованности в обладании островом была возможность вмешиваться с его территории в конфликты в регионе.

На основании Цюрихско-лондонских соглашений, подписанных в феврале 1959 г., Турция, Греция и Великобритания стали гарантами киприотской конституции и территориальной целостности острова. При этом турки-киприоты особенно настаивали на том, чтобы их рассматривали не как меньшинство, а как одну из двух равноправных общин-соучредительниц нового государства. Поэтому Великобритания во избежание конфликтов после провозглашения независимости попыталась разработать для будущей республики такую конституцию, которая позволила бы обеим общинам проживать на острове, создав систему юридических противовесов. С принятием конституции Кипра в августе 1960 г. остров был объявлен двухнациональной республикой. Энозис, т.е. присоединение к Греции, был запрещен. Кроме того, Кипру запрещалось вступать в любые союзы, куда не входили Турция и Греция. Президентом Республики Кипр стал грек, а вице-президентом турок. Оба они избирались населением на пять лет: президент – греческой общиной, вице-президент – турецкой. По всем решениям, касающимся вопросов внешней политики, обороны и безопасности, они оба имели право вето. Семь министров в кабинете из десяти человек были греками, и три – турками. Конституция предоставляла возможность греческим и турецким депутатам сепаратно принимать решения по вопросам, связанным с избирательным законодательством, введением пошлин и налогов. Обе общины сохраняли автономию в решении своих внутренних вопросов. В парламенте 35 депутатам-грекам противостояли 15 турецких парламентариев, а в формирующейся армии соотношение вообще должно было составлять 6 к 4 притом, что греки-киприоты составляли 77% населения острова, а турки – чуть больше 18%. Тот факт, что последние получили непропорциональное 30%-е представительство в государственных учреждениях, создал почву для новых конфликтов. Ситуация усугублялась тем, что между Турцией и Грецией отношения также были достаточно напряженные.

30 ноября 1963 г. президент Кипра Макариос при прямой поддержке Греции попытался изменить конституцию в тринадцати параграфах. Он пошел на это частично из-за давления греческих националистов. Большинство поправок было нацелено на уменьшение прав турок-киприотов. Эту политику турецкая сторона назвала «апартеидом», поскольку турецким киприотам было запрещено проживать в крупнейших городах острова, и большинство турок было перемещено в зоны своего компактного проживания, расположенные в северной части Кипра. Тогда же им было запрещено осуществлять многие доходные торговые операции, участвовать в туристическом бизнесе, а также создавать рынки и магазины рядом с греческими торговыми точками. Таким образом, политика греческих властей была направлена на полную изоляцию турецкой общины. Сразу после вспыхнувшего конфликта вице-президент, турецко-киприотские министры, члены палаты представителей и чиновники перебрались в турецкую часть Никосии и отказались участвовать в управлении страной. С тех пор Кипр управлялся правительством в неполном составе, при этом конституция 1960 г. оставалась в силе. Однако турецкая община лишилась всех источников государственной материальной поддержки. Фактически она вынуждена была находиться в экономическом и административном вакууме.

Спустя месяц начались переговоры госсекретаря США Ачесона с представителями Турции и Греции. Согласно плану Ачесона, в северо-восточной части острова, где проживали турки-киприоты, Турция имела право разместить свои войска. Однако Макариос отклонил эту идею, заявив, что это узаконит раздел острова, и соглашение достигнуто не было. 4 марта 1964 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию о введении на остров Сил по поддержанию мира. Генеральный секретарь ООН в своем отчете от 10 сентября 1964 г. (С/5950) писал: «После вспышки насилия 21 декабря 1963 г. был введен ряд ограничений, ущемляющих права турок-киприотов. В результате ограничения свободы передвижения по дорогам турецкая община оказалась в изоляции. Это принесло лишения и нужду членам общины и серьезно сказалось на их экономической деятельности». В следующем отчете Генерального секретаря ООН от 8 декабря 1967 г. (С/8286) отмечалось: «126. В связи с беспорядками, которые начались в декабре 1963 г. и продолжались в первой половине 1964 г., тысячи турок-киприотов бежали из своих домов, унося с собой только то, что могли увезти в машине или унести в руках. Они искали убежища в турецких деревнях и районах, считая эти места более безопасными». Под давлением ООН, США и Великобритании Макариос согласился на неофициальные предварительные переговоры с представителями турецкой общины. Одновременно с этим он принял решение убрать заграждения и открыть дороги, ведущие в турецкие районы.

В 1968 г. начались переговоры между двумя общинами. Греки-киприоты выступали за сохранение государственного единства, тогда как турки-киприоты предпочитали федеративную систему и предоставление равного статуса с греческой общиной.

Существовала и небольшая группа греков-киприотов, требовавшая немедленного воссоединения с Грецией.

Ситуация на острове к 1974 г. резко обострилась, и на Кипр прибыл 20-тысячный греческий корпус. 15 июля 1974 г. в результате переворота архиепископ Макариос был свергнут с поста президента греческими националистами из организации ЭОКА при поддержке греческой военной хунты с целью присоединения острова к Греции. Премьер-министр Турции БюлентЭджевит прилетел 17 июля в Лондон с попыткой убедить британское правительство в том, что как два гаранта обе стороны должны совместно вмешаться в ход событий для предотвращения полного захвата Кипра Грецией. Однако Великобритания предпочла бездействовать.

20 июля Турция ввела свои войска в северо-восточную часть острова. По версии Анкары, это была миротворческая операция. Турция обосновала вторжение своим правом гаранта в соответствии со статьей 4(2) Договора о гарантии, чтобы отстоять независимость острова, восстановить конституционный порядок и положить конец страшному уничтожению людей и материальных ценностей. 23 июля обе хунты в Греции и на Кипре пали. Совет Безопасности ООН в соответствующих резолюциях призвал к выводу иностранных войск с Кипра. Министры иностранных дел Турции, Греции и Великобритании провели переговоры в Женеве с 25 по 30 июля, в результате которых была подписана совместная Мирная декларация по Кипру. На следующем саммите, который прошел в том же составе 8 августа, выяснилось, что ни одно из положений Женевской декларации не было выполнено. Как следствие этого началась вторая турецкая операция. 14 августа турецкая армия заняла 37% территории Кипра. Вслед за прекращением огня Турция пригласила Грецию и представителей греческой общины Кипра на новую конференцию по урегулированию кипрского вопроса с участием трех государств-гарантов и представителей обеих общин острова. Турки потребовали автономии в составе федеративного Кипра, состоящего из двух зон. Премьер-министр Турции Эджевит заверил, что его страна проявит понимание и гибкость в вопросе пересмотра демаркационной линии и ускорит поэтапное сокращение своих вооруженных сил. Тем не менее Греция и община греков-киприотов отвергли данное предложение. 21 июля было подписано перемирие между руководителями турецкой общины Кипра и Турцией, с одной стороны, и правительством Республики Кипр, в которое тогда входили только представители греческой общины острова, и Грецией – с другой. В результате с 1974 г. греческих и турецких киприотов разделяет «зеленая линия», контроль над которой осуществляет ООН.

На острове размещены более 30 тысяч турецких военных, а Никосия остается последней европейской столицей, разделенной на две части. 25–26 августа 1974 г. Генеральный секретарь ООН посетил остров и провел консультации с греческой и турецкой сторонами. Их результатом стало начало двусторонних переговоров в Никосии между Денкташем и Макариосом. Эти переговоры проводились еженедельно в присутствии специального представителя Генерального Секретаря ООН на Кипре и касались гуманитарных вопросов. Их итогом стал обмен населением – турки-киприоты переселились на оккупированную турецкими войсками часть Кипра, а греки-киприоты – на юг страны. Макариос сформировал на Кипре чисто греческую администрацию и представил ее как правительство Кипра. В свою очередь, Турция начала размещать поселенцев на острове, пытаясь увеличить турецкое население. В 1975 г. турецко-кипрская администрация провозгласила в северном регионе Турецкое федеративное государство Кипр.

После смерти Макариоса президентом Кипра в 1978 г. был избран СпиросКиприану. Он твердо проводил курс на сохранение единства страны. К тому же греки-киприоты время от времени устраивали демонстрации, требуя возвращения в родные деревни на севере Кипра. В результате переговоров Денкташа с Киприану в 1979 г. был обоюдно одобрен документ о создании федерации. Но данный договор Денкташ так и не подписал.

15 ноября 1983 г. была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), президентом которой стал РауфДенкташ. Однако в резолюции Совета Безопасности ООН № 541/83 это образование было объявлено незаконным и юридически не существующим. В документе заявлялось, что согласно принципам международного права, урегулирование должно основываться на существовании на острове кипрского государства в форме двухобщинной и двузональной федерации, включающей две политически равные общины – греческую и турецкую. Это государство должно обладать единым суверенитетом, гражданством и единой международной правосубъектностью. ООН рекомендовала всем своим членам не признавать ТРСК. В свою очередь, ЕЭС объявило о введении эмбарго против нового государства. Мировое сообщество рассматривало провозглашение ТРСК как опасный прецедент для многих стран, на территориальную целостность которых посягают сепаратисты национальных меньшинств. Премьер-министр Турции Тургут Озал совместно с МИДом первоначально выразил отрицательное отношение к созданию ТРСК. Однако с провозглашением нового государства конституция и избирательная система были изменены, что позволило Денкташу и его Национальной единой партии остаться у власти на многие годы. Впоследствии ТРСК была признана только Турцией. Связи между обеими частями Кипра фактически прервались. Отныне представители лишь греческой общины формируют правительство и представляют Кипр во всех международных организациях.

В 1984 г. ТРСК согласилась на вывод иностранных войск, открытие международного аэропорта в Никосии и обсуждение проблем свободы передвижения, свободы выбора местожительства и прав на собственность. Однако принятие этих принципов ТРСК поставила в зависимость от согласия Республики Кипр на трактовку термина «федерация» как образования, в котором каждая община будет располагать особыми правами, входящими доселе в компетенцию центрального правительства. В итоге переговоры зашли в тупик, и в 1985 г. турецкая община приняла свою конституцию.

В 1990 г. правительство Кипра заявило о своем стремлении вступить в Европейский Союз. В ЕС к этим планам отнеслись положительно. Но Анкара с самого начала заявила о своем неодобрительном отношении к стремлению правительства Кипра в Евросоюз. Власти Турции аргументировали свою позицию тем, что заявку в ЕС подало правительство, за которым турецкая община острова не признавала права представлять ее интересы.

В ноябре 1992 г. Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали предложил создать на Кипре федеративную республику с президентом из греков-киприотов и вице-президентом из турок-киприотов. ТРСК отклонила ряд аспектов предложений ООН, потребовав, чтобы каждая из зон острова была суверенной, а возвращение беженцев в ТРСК сопровождалось такими жесткими условиями, которые сделали данный план практически неосуществимым. По итогам провалившихся переговоров Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 2.789, в которой указал, что на Турции лежит прямая ответственность за неурегулированность кипрской проблемы.

В свою очередь, Греция в 1993 г. скрепила взаимоотношения с РК совместной оборонной доктриной и прикладывала максимум усилий для того, чтобы инициатива урегулирования конфликта исходила от Евросоюза в целом, и данную проблему Анкара решала напрямую с Брюсселем. Наконец, в 1998 г. Евросоюз принял решение о вступлении Кипра в ряды своих полноправных членов и начал вести переговоры с греко-кипрской администрацией, представлявшей остров целиком. ЕС гарантировал, что вопрос будет рассматриваться независимо от политической ситуации на острове. Переговоры официально начались 31 марта 1998 г. Каждая из сторон это решение трактовала в свою пользу: греческая община понадеялась на усиленное давление Европы на турецких лидеров, а последние рассудили, что ради скорейшего разрешения конфликта их оппоненты пойдут на любые уступки. И на ближайших переговорах кипрская администрация отвергла идею федерации, а турко-кипрская сторона стала настаивать уже на образовании конфедерации, то есть союза двух независимых государств с автономным правлением. Руководители Республики Кипр и Греции отклонили эту инициативу. Президент РК Клиридис, поддерживаемый Грецией, выдвинул условие, что любое соглашение должно основываться на «двухзональном» и «двухобщинном» решении. ТРСК пригрозила, что в случае принятия Республики Кипр в ЕС будет вынуждена пойти на еще более тесную интеграцию с Турцией. Это привело к упрочению военных связей обеих сторон на Кипре с их партнерами на материке. Помимо того, ТРСК подписала в 1998 г. новые экономические соглашения с Турцией, которые привели к их экономической интеграции.

Тупиковая ситуация в переговорном процессе привела к тому, что на декабрьском саммите Европейского Совета в Хельсинки 1999 г. было принято решение, предусматривающее в случае необходимости вступление в ЕС только Южного Кипра. Дело в том, что Греция как страна-член Евросоюза готова была проголосовать за прием в ЕС остальных девяти новых стран только в том случае, если вместе с ними будет принята Республика Кипр. В ответ присутствовавшие на саммите представители Турции пригрозили аннексией Северного Кипра. Тогда, несмотря на противодействие официальной Анкары, руководство ЕС включило вопрос об урегулировании турецко-греческого конфликта на Кипре в перечень условий, необходимых для вступления Турции в ЕС. По итогам саммита премьер-министр страны БюлентЭджевит так прокомментировал ситуацию: «Они нас обманули. Нам было обещано, что наша кандидатура в члены ЕС будет рассматриваться независимо от киприотского конфликта». Кроме того, премьер заявил, что «отказаться от Северного Кипра было бы равнозначно отказу от части турецкой земли». Эджевит утверждал, что существование ТРСК имело жизненно важное значение не только для турецкого населения Кипра, но и для безопасности Турции.

Тем не менее Турция все глубже демонстрировала неспособность обеспечения экономического развития ТРСК. В качестве подтверждения этому в июле 2000 г. прошли крупные демонстрации государственных служащих и общественных рабочих, которым не платили зарплату, данная ситуация стала непосредственным следствием экономического кризиса, вспыхнувшего в Турции. При этом следует учитывать, что частный сектор экономики в северной части острова практически неразвит, что обусловлено введенными санкциями, соответственно, подавляющая часть населения занята в государственных учреждениях и предприятиях, финансируемых дотациями из Турции. В результате все больше северян требовало объединения с греческой частью острова и совместного вступления в ЕС. Это неудивительно, если сравнить доход на душу населения на кипрском севере и юге (3000$ против 13000$).

В свою очередь ЕС в Программе вступительного партнерства, обнародованной 8 ноября 2000 г., призывал Турцию «активно поддерживать усилия генсека ООН», направленные на решение кипрского вопроса. Однако в Национальной программе, опубликованной 19 марта 2001 г., турецкие власти не представили приемлемых способов решения кипрской проблемы, отметив лишь, что «Турция продолжит поддерживать усилия генсека ООН в рамках его миссии доброй воли, направленные на взаимоприемлемое решение кипрского вопроса с учетом создания на Кипре нового партнерства, которое основывалось бы на суверенном равенстве двух сторон и реалиях острова». При этом Турция резко возражала против приема «южной части Кипра» в состав ЕС как всего острова, обосновывая свою позицию наличием там якобы двух суверенных государств и, как следствие, невозможностью правительства греков-киприотов представлять в организации турецкую общину.

В январе 2002 г. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан прибыл на Кипр с тем, чтобы оживить застывшие на мертвой точке переговоры о будущем разделенного острова. Денкташ по-прежнему настаивал на создании двух суверенных государств и требовал чередования представителей двух общин на посту президента, а также предоставления половины министерских портфелей в правительстве и 50% мест в парламенте будущей конфедерации. Тем временем президент Кипра ГлавкосКлиридис заявил, что греко-кипрская сторона стремится к созданию новой конституции острова, предусматривающей помимо центрального правительства два самоуправляемых кантона или субъекта федерации без права выступать на международной арене, которые будут иметь независимую законодательную и судебную власть. За рубежом Кипр будет представлять центральное правительство, не имеющее права вмешиваться во внутренние дела кантонов. Клиридис добавил, что греко-кипрская сторона приемлет политическое равенство с туркокипрской стороной, но не численное, в полном соответствии с резолюциями ООН. В ответ на данную инициативу министр иностранных дел Турции Гюрель, известный своей жесткой позицией по кипрскому вопросу, заявил 19 июля 2002 г., что «урегулирование невозможно до тех пор, пока не будет признан статус-кво острова, в первую очередь право на существование общины турок-киприотов и их государства».

Тем не менее 12 ноября 2002 г. Кофи Аннан представил новый план кипрского мирного урегулирования, который встретил широкое одобрение в Совете Безопасности. Данный документ был передан лидеру турецких киприотов, президенту греческого Кипра, представителям Турции, Греции и Великобритании. Он предполагал создание конфедерации, состоящей из двух частей – греческой и турецкой, с единым правительством. Исполнительную власть должны были по очереди осуществлять шесть членов президентского совета с ротацией на постах президента и вице-президента каждые десять месяцев. При этом соотношение в совете между представителями греческой и турецкой общин должно было составлять четыре к двум – пропорционально соотношению между населением острова. Далее предусматривалось, что объединение в рамках конфедерации должно быть одобрено референдумами обеих общин. Правда, переход на эту модель мог быть осуществлен только через три года, до этого времени предполагалось ввести систему сопрезидентства лидеров двух частей острова. Кроме того, план предусматривал демилитаризацию острова.

Несмотря на мощное давление мирового сообщества, лидеры греческой и турецкой общин отказались принять план ООН. РауфДенкташ заявил, что план неприемлем в основном из-за того, что требовал от его общины слишком больших территориальных уступок и обернется «выдворением с острова ста тысяч турок-киприотов». А это, по его мнению, неминуемо произойдет, если в соответствии с планом на родину вернутся беженцы из числа греков-киприотов. Греческая община, со своей стороны, возражала против непродуманности мер, которые обеспечивали бы возможность возвращения беженцев. Президент РК Пападопулос потребовал более четко обозначить полномочия будущего центрального правительства единого острова и расшифровать пункты «по вопросам безопасности» – какова конкретно будет численность войск на острове с обеих сторон. Обе стороны не были согласны с идеей ротации главы государства.

Хотя переговоры об объединении острова провалились, ключевым пунктом саммита Европейского Совета в Копенгагене стало решение о принятии в ЕС 10 новых стран, в том числе Кипра – самой сложной кандидатуры в политическом отношении. Денкташ выступил с резкой критикой результатов саммита, он заявил, что в нынешних условиях, когда Республика Кипр приглашена стать членом ЕС, мирные переговоры по объединению острова теряют смысл. В то же время оппозиционная Республиканская турецкая партия (РТП) на севере Кипра потребовала немедленной отставки Денкташа и проведения новых выборов турко-кипрского руководства. Лидеры РТП обвинили его в том, что он «не использовал предоставленную ООН и Евросоюзом возможность урегулирования кипрской проблемы и несет ответственность за изоляцию турок-киприотов от внешнего мира». РТП также критиковала Денкташа за то, что он занял «негибкую позицию по вопросам поиска взаимоприемлемого урегулирования на острове, предполагающую, что кипрский вопрос должен быть решен только после вступления Турции в ЕС». С критикой в адрес Денкташа выступили и представители новой турецкой власти, заявив, что излишне жесткая линия лидера турко-кипрской общины может создать проблемы при вступлении в Евросоюз самой Турции.

31 марта 2003 г. премьер-министр Турции РеджепТайипЭрдоган выступил с инициативой созыва пятисторонней конференции с целью решения кипрской проблемы. Но кипрское правительство отвергло данное предложение, аргументировав это тем, что «ООН – единственная трибуна, где попытки найти решение могут принести плоды».

23 января 2004 г. Совет национальной безопасности Турции обнародовал заявление, в котором подчеркивалось, что Турция нуждается в урегулировании кипрской проблемы путем переговоров до 1 мая 2004 г., намеченной даты расширения ЕС, поскольку Республика Кипр после вступления в Евросоюз изменит свою политику по отношению к Турции. Помимо этого, министр иностранных дел Турции Гюль настаивал на том, что ЕС должен повлиять на Республику Кипр с целью смягчения ее позиции.

Наконец, усилиями Генерального секретаря ООН Кофи Аннана в феврале 2004 г. удалось возобновить переговоры между конфликтующими сторонами на Кипре. В результате 31 марта лидеры греческой и турецкой общин Кипра ТасосПападопулос и РауфДенкташ подписали план генсека ООН по урегулированию кипрской проблемы. Аннан представил пересмотренный план объединения Кипра делегациям из Греции, Турции и двух частей Кипра на официальной церемонии, на которой присутствовали также представители России, Евросоюза и США. Усилия Кофи Аннана были направлены на то, чтобы в Евросоюз вступил объединенный Кипр, а не только его греческая часть, как это было запланировано. Генеральный секретарь ООН предоставленным ему участниками переговоров правом привел по своему усмотрению к общему знаменателю все пожелания обеих общин. Суть плана состояла в создании на острове федеративного двухобщинного двухзонального государства. При этом территория турецкой части должна была составить 29% Кипра, то есть по сравнению с нынешней сократиться на 8%. На посту президента предусматривалось ежегодное чередование представителей обеих национальных общин. Кроме того, турецкой общине было выделено 50% мест в федеральном парламенте. Граждане получали право свободно перемещаться по острову. Однако были введены квоты на количество греческих киприотов, желающих переселиться в северную часть острова. Для возвращающихся беженцев были предусмотрены ограничения на приобретение собственности в северной части Кипра до тех пор, пока фактический уровень жизни обеих общин не сравняется. Один из важнейших пунктов состоял в том, что в случае объединения на острове останется турецкая армия. Войска получали право находиться там до тех пор, пока Турция не станет членом Евросоюза. Под давлением ООН стороны согласились провести референдумы.

Однако президент турецкой общины острова РауфДенкташ снова отверг план по объединению острова и призвал турок-киприотов не голосовать на референдуме, подчеркнув, что положительный результат при голосовании будет означать конец турецкой автономии на Кипре. Денкташ высказал мнение, что в случае объединения обеих частей острова даже при слабом федеральном правительстве турки-киприоты утратят многие свободы и права, кроме того, одобрение плана приведет к концу турецкого государственного образования на севере Кипра, поскольку этнические турки растворятся среди значительно более многочисленной греческой общины острова. Напротив, премьер-министр турецкого Кипра Мехмет Али Талат предсказал, что население северной части поддержит план: «Для нас самое важное – это снятие экономических санкций».

С другой стороны, президент РК Пападопулос заявил, что «план ООН не решает проблему фактического раздела острова, а, напротив, узаконивает и углубляет его», кроме того, его реализация может обернуться крушением всей экономики страны. Президент высказал мнение, что ООН ради того, чтобы разрешить многолетний территориальный спор, решила пойти на максимальные уступки Турции. Вынесенный на суд киприотов вариант объединения отвечает не их интересам, а «стремлению Турции контролировать и опекать Кипр», отметил Пападопулос. Он также подчеркнул, что нет никаких гарантий, что Анкара выполнит свои обязательства о выводе войск. Более того, новый премьер-министр Греции КостасКараманлис заявил, что переговоры продемонстрировали невозможность найти устраивающее всех решение.

В свою очередь Еврокомиссия полностью поддержала план объединения Кипра, представленный генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном. «План представляет собой лучшее и наиболее сбалансированное решение, которое может быть достигнуто», – заявил Ферхойген, комиссар, ответственный за расширение ЕС.

Что касается Турции, то 7 апреля представители данной страны письменно заверили ООН в поддержке референдума о воссоединении Кипра. Вместе с тем министр иностранных дел Абдулла Гюль заявил, что в случае, если референдум не даст положительного результата, Анкара будет добиваться международного признания так называемой Турецкой Республики Северный Кипр. При этом лидер одной из крупнейших оппозиционных партий Турции – Партии националистического движения – ДевлетБахчели призвал своих сторонников «быть готовыми отправиться на Кипр и отвоевать турецкие земли, чтобы помешать повторению событий 30-летней давности, когда греки уничтожали безвинных турок».

В ходе референдума, состоявшегося 24 апреля, 64,9% турок-киприотов поддержали план объединения острова, в то время как 75,8% греков-киприотов высказались против. Многие греки-киприоты аргументировали свое «нет» плану Аннана в первую очередь тем, что после совместного вхождения в ЕС их вынудят тратить приличные деньги на восстановление неблагополучного хозяйства северных соседей. Помимо этого, греков-киприотов не устраивали следующие моменты: недостаточные гарантии безопасности общин, отсутствие четкого механизма практического применения плана, который бы гарантировал жизнеспособность объединенного государства, сохранение присутствия на острове турецкого военного контингента и предоставление права проживания на Кипре всем переселенцам из Турции, а также квоты, ограничивающие количество кипрских греков, которые получали право переселиться на север острова и возвратить себе принадлежащую им собственность, утраченную после оккупации Кипра Турцией. Греческая община придерживалась мнения, что в результате осуществления плана Аннана будет фактически узаконена оккупация части острова турецкими войсками.

По итогам референдума ЕС поблагодарил турецкую общину за поддержку плана ООН и пообещал «изучить пути дальнейшего экономического развития северной части Кипра». При этом ЕС подверг Пападопулоса резкой критике за его призыв голосовать против. «Мы не сказали „нет,, решению проблемы. Мы просто отвергли конкретный план с его конкретными недостатками», – заявил в ответ президент Республики Кипр. Хотя он отметил, что усилия по объединению острова будут продолжаться, ЕС и ООН подчеркнули, что нынешняя версия объединительного плана меняться не будет. Таким образом, территория Кипра по-прежнему будет разделена буферной зоной, контролируемой миротворческими войсками ООН. В свою очередь, министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль заявил, что отказ греков-киприотов поддержать объединение означает, что раздел острова впредь будет постоянным, и Турция никогда не выведет свои войска из Северного Кипра. При этом Совет Национальной безопасности Турции распространил заявление, в котором призвал международное сообщество снять экономическое эмбарго с северного Кипра, включающее в себя морское и воздушное сообщение, а также торговлю с третьими странами.

Заручившись поддержкой Турции, 26 апреля премьер-министр Турецкой Республики Северного Кипра Али Талат отправился в Брюссель на переговоры с лидерами ЕС по вопросу снятия экономического эмбарго с ТРСК. «Хватит называть нас сепаратистами. Мы доказали, что готовы принять предложения международного сообщества. Пора прекратить изоляцию», – заявил он. В итоге ЕС принял решение оказать северной части острова финансовую помощь в размере 259 млн. евро. Эти средства предполагалось направить на уменьшение негативных для ТРСК последствий после вступления Республики Кипр в ЕС. Однако необходимо учитывать, что Евросоюзу решением ООН запрещено сотрудничать с властями севера Кипра. Полностью снять экономическое эмбарго тоже будет трудно, поскольку оно стало результатом решений Европейского суда справедливости. Несмотря на это, ЕС приступил к рассмотрению возможностей снижения пошлин на сельхозпродукцию и финансирования создания инфраструктуры в ТРСК. Также было запланировано открытие представительства Европейской Комиссии на Северном Кипре с целью координации выделяемой Евросоюзом помощи. Вместе с тем комиссар по расширению ЕС Гюнтер Ферхойген заявил, что «оказание экономической и финансовой помощи Северному Кипру и возможное установление экономических связей вовсе не равнозначно политическому признанию ТРСК».

Поскольку для объединения острова требовалась поддержка плана Аннана обеими сторонами, на момент вступления в Евросоюз 1 мая 2004 г. Кипр по-прежнему остался разделенным на две части. Все законы ЕС и льготы от членства в союзе, таким образом, распространяются лишь на греческий сектор. Тем не менее в ноябре правительство Республики Кипр выступило с предложением следующих изменений для плана генсека ООН:

– полный вывод турецких войск;

– отмена права Турции как гаранта и определение даты прекращения действия гарантов;

– возвращение на материк турецких поселенцев;

– немедленное прекращение постоянного притока новых поселенцев из Турции;

– безопасное возвращение территории острова под управление греков-киприотов;

– гарантирование экономического единства страны.

Тем временем 17 декабря 2004 г. на саммите Европейского Совета в Брюсселе было принято решение о начале переговоров с Турцией относительно вступления данной страны в ЕС. Однако основным предварительным условием, выдвинутым Анкаре, являлось именно признание целостности Кипра. Это представляется вполне логичным, учитывая тот факт, что Республика Кипр – единственная страна-член ЕС, не имеющая дипотношений с Анкарой. В результате интенсивных переговоров представители Евросоюза и Турции договорились о компромиссном решении проблемы признания Анкарой Кипра. ЕС предложил Турции подписать протокол, распространяющий границы таможенного союза вышеуказанных сторон на Кипр. Данный документ Турции необходимо подписать до 3 октября 2005 г., предполагаемой даты начала переговоров о ее вступлении в Европейский Союз. Премьер-министр Турции РеджепТайипЭрдоган, хотя и согласился с требованием ЕС, тем не менее заявил, что согласие Анкары подписать с десятью новыми странами-членами Евросоюза протокол о распространении на них Договора 1963 г. об ассоциации между ЕС и Турцией не означает признания Кипра. «Прямое или непрямое признание Кипра исключается», – подчеркнул министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль по итогам саммита Европейского Совета.

Несмотря на усилия, многократно предпринимавшиеся мировым сообществом, на данный момент между турецкой и греческой частями Кипра по-прежнему проходит демаркационная линия. Это означает, что в составе Евросоюза присутствует государство, имеющее территориальные проблемы, что противоречит Копенгагенским критериям членства в данной организации.

Что касается Турецкой Республики Северного Кипра, то данное образование контролирует 37% территории острова, в то время как численность его населения составляет всего 18% от общего числа киприотов. При этом правительство Кипра оставляет за собой право освободить оккупированные территории40. Таким образом, присутствие турецких войск на Кипре необходимо для поддержания существования ТРСК.

Вместе с тем северная часть острова катастрофически беднеет: в силу неурегулированности своего политического статуса она не может развивать индустрию туристических услуг и привлекать иностранных инвесторов. Все внешнеторговые сделки северокипрские фирмы осуществляют через Турцию, что, конечно же, приводит к накруткам и на импорт, и на экспорт. Но самый болезненный момент для турок-киприотов – это запрет на осуществление прямых авиарейсов в их республику, которые могут совершаться только с территории Турции. Кроме того, нынешняя турецкая экономика с трудом несет бремя ТРСК и не в состоянии полностью удовлетворять ее финансовые запросы. Сложившаяся ситуация заставляет Анкару быть более «восприимчивой» к требованиям Брюсселя. Тем более что с учетом прогнозируемого формирования к 2010 г. Средиземноморской зоны свободной торговли перед Кипром, специализирующимся на услугах и транзите, открываются особые перспективы.

Представители деловых кругов Турции, в свою очередь, высказывают мнение, что Кипр все дороже обходится их стране, необходимость его содержания является одной из причин возникновения экономических кризисов, что задерживает прием самой Турции в ЕС. Например, TUSIAD, наиболее крупная организация турецких промышленников и предпринимателей, сделала следующее заявление по итогам саммита ЕС в Брюсселе: «Мы не согласны, что поддержка Турцией бескомпромиссной политики РауфаДенкташа правильна. Кипр стратегически важный остров, но с другой стороны, наша задача – улучшение жизненного уровня шестидесяти пяти миллионов человек, которую можно решить, став членом ЕС, становясь богатой страной и частью современного цивилизованного мира. Мы не можем упустить эту возможность из-за проблемы Кипра».

Однако необходимо учитывать стратегическую важность Кипра, особенно ввиду нынешних конфликтов на Ближнем Востоке. Утрата влияния в Северном Ираке и на Северном Кипре воспринимается турецким руководством как сокращение стратегического потенциала и усиление факторов риска для национальной безопасности страны. События в Ираке резко повышают уровень уязвимости Турции, в то время как потеря Северного Кипра сокращает зону ее регионального влияния уже на западном направлении. Очевидно, что в обоих случаях натовская система или система коллективной европейской безопасности не выступают гарантом обеспечения турецких национальных интересов. Кроме того, по мнению турецких военных, в любой возможной войне будущего Турция зависит от внешних поставок оружия и снаряжения, морские и воздушные пути доставки которых проходят через Кипр. Это обусловлено тем, что турецкие войска на Кипре не подпадают ни под какие международные соглашения по ограничению вооружений.

В экономическом аспекте положение Кипра, «ключа» ко всему Восточному Средиземноморью, позволяет Турции контролировать подходы к средиземноморским портам Турции – Искендеруну, куда перекачивается иракская нефть, Мерсину и Джейхану, предполагаемому конечному пункту транспортировки каспийской нефти из Баку. Помимо всего прочего, турецкие лидеры считают, что любая уступка Анкары в вопросе урегулирования кипрской проблемы неминуемо ослабит доверие к ней со стороны среднеазиатских республик, которым Турция стремится покровительствовать, а возможно, и в остальном мусульманском мире.

кипр турция внешняя политика


Список источников и литературы

1.РауфРаифДенкташ: Турецкая Республика Северного Кипра: краткая история. – Баку, 1996.

2.http://beznen-yul.narod.ru/strana/sev-kipr.htm

3.Ястребов Я. Турция на распутье // Красная звезда, 16.07.2002.

4.Третий Европейский департамент МИД Российской Федерации http://www.ln.mid.ru/ns-rkonfl.nsf/90be9cb5e6f07180432569e00049b5fb/241f63c2c8183bfd43256cf400289722?OpenDocument

5.КоммерсантЪ, 26.07.2000.

6.http://www.byegm.gov.tr/on-sayfa/ab/eu-np.htm

7.Независимая газета, 13.11.2002.

8.Новое время, № 48, 1.12.2002

9.Вестник Кипра

10.http://www.cyprusadvertiser.com/article.asp?id=333

11.http://www.greekgazeta.rU/archives/nomer06/articles/7.shtml

12.http://www.abkhaziya.org/books/abkhaz_turkish.html

13.http://www.hellas.ru/

14.http://news.bbc.co.uk/hi/news/newsid_3580000/3580159.stm

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий