План А. Шарона по одностороннему размежеванию с палестинскими территориями

Ситуация в области безопасности и укрепление положения Израиля на международной арене. План одностороннего размежевания с палестинцами. Эвакуация всех израильских поселений из сектора Газа. Акции гражданского неповиновения и демонстрации поселенцев.

Реферат

План А. Шарона по одностороннему размежеванию с палестинскими территориями


В конце 2003 г. премьер-министр А. Шарон выдвинул план одностороннего размежевания с палестинцами, призванный улучшить ситуацию в области безопасности и укрепить положение Израиля на международной арене. По аргументации А. Шарона, размежевание – единственная продиктованная необходимостью возможность выхода из тупика в политическом процессе в условиях отсутствия «партнера» по переговорам с палестинской стороны1.

План предусматривал эвакуацию всех израильских поселений из сектора Газа (с населением более 7 тыс. человек) и четырех поселений на севере Западного берега р. Иордан (с населением несколько сот человек), а также полный вывод израильских войск из этих районов до конца 2005 г. Согласно плану, взамен поселенцы получат компенсации, которые будут начисляться в зависимости от «поселенческого стажа», степени материального ущерба, причиняемого при вынужденной смене места жительства, от численности семьи и стоимости оставляемой недвижимости. Таким образом, сумма выплат составляет от 200 до 500 тыс. долл. на семью. Еще около 50 тыс. долл. на семью по плану получат те, кто согласится добровольно покинуть дом досрочно. За отказ выехать, а также за сопротивление по закону об эвакуации и компенсациях предусматривались различные штрафы и наказания, вплоть до уголовного преследования. В плане были также предусмотрены меры наказания за «нарушение общественного порядка во время эвакуации» (например, за оскорбления в адрес военных и полицейских). Вооруженное сопротивление эвакуации либо угроза применения оружия по закону карались тюремным заключением. После эвакуации поселения его территория объявлялась закрытой военной зоной.

Инициатива премьера стала полной неожиданностью для правого лагеря и поселенцев: именно А. Шарон, по решению и инициативе которого в прошлом строились десятки поселений на Западном берегу и в Газе, заявил о необходимости эвакуации поселенцев в рамках процесса, который был расценен ими как «односторонняя уступка» арабам.

Сопротивление утверждению плана нарастало по мере того, как становилось ясно, что это не просто конъюнктурный маневр, призванный ослабить давление со стороны международного сообщества и внутреннего общественного мнения, а сознательное изменение политики, которое должно привести к полному уходу из густонаселенных арабами районов сектора Газа и северной Самарии.

Первоначально поселенцы задействовали свои рычаги влияния на правых активистов непосредственно в партии «Ликуд» в надежде на то, что А. Шарон побоится идти наперекор мнению собственной партии. 2 апреля 2004 г. премьер вынес свою инициативу на партийный референдум «Ликуда». В нем приняли участие около 100 тысяч членов (51,6%); план поддержали всего 40% из них, остальные высказались против. Ключевые партийные структуры из-за широкого представительства поселенцев заняли радикальную позицию. Лагерь оппонентов размежеванию здесь состоял из спикера кнессета Р.Ривлина, т.н. «мятежников» во главе с У.Ландау и еще 12 депутатов кнессета. «Снизу» им оказывало поддержку движение «Еврейское руководство» во главе с М. Фейглиным, являющееся частью «Ликуда» и основной опорой поселенцев в партии. Кроме того, существовала и умеренная оппозиция, представленная в правительстве министром финансов Б.Нетаньяху, министром иностранных дел С. Шаломом, министром образования Л. Ливнат, министром сельского хозяйства И. Кацем, министром без портфеля Ц. Ханегби.

Тем не менее премьеру удалось, прибегая к политическому маневрированию, провести в правительстве несколько видоизмененный (поэтапный) план размежевания. Прохождение инициативы А. Шарона осложнялось тем, что в правительственной коалиции находились национально-религиозная партия МАФДАЛ и блок «Национальное единство» (совместно с партией А. Либермана «Наш дом Израиль»), традиционно выражающие интересы поселенцев и ультраправых. Их представители открыто заявляли о намерении провалить план при голосовании в правительстве. Премьер вынужден был пойти на увольнение министров от «Национального единства», что позволило набрать необходимое большинство на голосовании в кабинете министров 6 июня 2004 г. Министр от партии МАФДАЛ З. Орлев заявил о намерении оставаться в правительстве и «изнутри» помешать принятию плана. Это привело к расколу МАФДАЛ, из которой вышли ее председатель Э. Эйтам и И.Леви. Осенью 2004 г. партия все же была вынуждена покинуть правительственную коалицию и перейти в оппозицию, так как не смогла предотвратить утверждение плана в кнессете. Возможности парламентских партий остановить размежевание, таким образом, оказались весьма ограничены.

Поселенческое лобби повело борьбу в кнессете за вынесение инициативы А. Шарона на общенациональный референдум. На его проведении настаивали прежде всего идеологические противники премьера в правящей партии, которые намеревались использовать этот прием с целью срыва или отсрочки ухода из Газы. В качестве аргумента сторонниками референдума приводился тезис о том, что только плебисцит способен предотвратить раскол, назревающий в израильском обществе, и сохранить единство «Ликуда»2. В самом «Ликуде» из 40 депутатов кнессета за проведение референдума выступали 26. Однако законопроект о референдуме не получил поддержки большинства на голосовании в кнессете в марте 2005 г. (против него голосовали представители левого лагеря, а также ультрарелигиозные партии, опасающиеся возможности вынесения на референдум вопросов отношения религии и государства).

Параллельно с парламентской борьбой правые активисты и поселенцы активно использовали иные инструменты воздействия на общественное мнение. Прежде всего они объявили настоящую информационно-пропагандистскую войну А.Шарону и его сторонникам. Основным методом их борьбы стали массовые акции гражданского неповиновения и демонстрации.

Центральным руководящим органом поселенцев является Совет поселений Иудеи, Самарии и Газы (глава – Б. Либерман). Это зонтичная организация, объединяющая местные советы поселений и видных активистов из числа поселенцев и их сторонников. Совет поселений включил мощнейшие рычаги влияния на депутатов кнессета и министров, а также организовывал подавляющее большинство крупных акций сопротивления. Вторым по значению и размаху проводимых мероприятий было движение «Национальный дом», которое занималось организацией разного рода шествий и митингов, а также несанкционированных протестных акций3.

Поселенцами были созданы десятки общественных организаций, деятельность которых призвана любыми способами предотвратить эвакуацию. Помимо уже существующих со времен соглашений в Осло движений «Штабы поселений», «Женщины в зеленом», «Профессора за сильный Израиль», появились «Штабы городов», «Защитная стена», «Еврейский национальный фронт» и др. Они занимались в основном организацией демонстраций, регулярно проводили митинги напротив здания Управления по размежеванию. Осенью 2004 г. была объявлена долгосрочная сидячая забастовка активистов поселенческого движения перед зданием кнессета, которая продолжалась несколько месяцев. Также осенью 2004 г. Советом поселений была организована акция «Живая цепь» из тысяч поселенцев и их сторонников от поселений Гуш-Катифа в секторе Газа до Стены плача в Иерусалиме.

В январе и марте 2005 г. 15 тыс. поселенцев и активистов правых движений провели массовую молитву против размежевания и его инициаторов. В марте 2005 г. оппонентами А. Шарона также был объявлен специальный пост против «депортации евреев». Число манифестантов, принимающих участие в митингах и демонстрациях, достигало 100–150 тыс. человек.

Лозунги, выдвигаемые поселенцами против плана А. Шарона, по мере приближения эвакуации претерпели существенные качественные изменения: от миролюбивых «У нас есть любовь, и она победит» до воинствующих «А. Шарон = Гитлер» и «А. Шарон и Я. Арафат встретятся в аду»4. Полиция и службы безопасности выражали озабоченность ростом подстрекательства в стране и вероятностью организации со стороны ультраправых фанатиков покушения на премьер-министра и других членов правительства. Участились случаи оскорблений, нападений и нанесения материального ущерба министрам-сторонникам размежевания и крупным чиновникам, ответственным за его реализацию на практике (например, главе Управления по размежеванию Й. Баси).

Более радикальный характер стали принимать и акции гражданского неповиновения. Так, 15 марта 2005 г. правые активисты перекрыли центральное шоссе Тель-Авив – Иерусалим, полиция арестовала 18 из них. В течение марта-апреля было предпринято около десятка попыток перекрыть крупные трассы в стране.

«Штабы» организовывали подписание разного рода деклараций неповиновения: об отказе поселенцев вести переговоры с Управлением по размежеванию, о поддержке референдума по размежеванию, о несогласии покидать свои дома в ходе эвакуации.

Отдельного упоминания заслуживает организация «Форум юристов за Израиль», состоявшая из 120 юристов под председательством Н.Эяля. Члены «форума» принимали участие в прениях в комитетах кнессета по законодательству и финансам относительно закона об эвакуации и компенсациях. Они возглавили юридическую борьбу в судебных инстанциях за отмену этого закона, а также параллельно за увеличение размеров компенсации эвакуируемым. Кроме того, юристы подготовили карманные справочники для правых активистов, содержащие руководства к действию при аресте или допросе. Юристы «форума» оказывали на добровольной основе бесплатные консультации противникам эвакуации. Так, поселенцы получили рекомендацию тщательно собирать документы и информацию о своем имуществе, чтобы впоследствии начать судебные процессы против властей. Предполагалось использовать любой повод для начала судебных разбирательств.

Ввиду того, что большое количество поселенцев относится к религиозному сектору, в борьбу за отказ от идеи размежевания включились религиозные авторитеты. Духовные лидеры всех религиозных политических партий однозначно выражали свое неприятие плана размежевания. Религиозные лидеры протестовали против «политики депортации евреев с исконно израильских земель». По их доводам, Тора запрещает передавать какие-либо части Страны Израиля «под управление врага»5.

Ультраправые раввины утверждали, что план А. Шарона подрывает основы иудаизма и еврейской морали. Они проводили съезды, на которых принимались резолюции, прямо обвиняющие А. Шарона и его команду в угрозе существованию Израиля. Так, прошедший в начале 2005 г. в Иерусалиме съезд раввинов завершился принятием резолюции, отвергающей право политиков передавать арабам ту или иную часть территории библейской «Земли народа Израиля». В этом съезде, организованном «Религиозным форумом за мир», участвовали более 300 духовных авторитетов как из числа ортодоксальных ультраправых раввинов, так и из лагеря религиозных сионистов. В итоговом документе съезда содержалось предупреждение властям, что если «депортация» осуществится, это неизбежно приведет к гражданской войне6. Ряд радикально настроенных раввинов, приближенных к Совету поселений, даже вынес А. Шарону «дин родеф» (галахическое постановление, равнозначное проклятию, оправдывающему убийство человека, который является его объектом).

Еще одним направлением агитации против размежевания являлась пропаганда среди личного состава полицейских и военнослужащих регулярной армии, которых планировалось привлекать для эвакуации поселений. Раввины из поселений Западного берега призывали всех солдат и резервистов объединиться в борьбе против «насильственного плана одностороннего отделения».

Проблема неповиновения является одной из центральных проблем, связанных с реализацией размежевания. Все больше военнослужащих и резервистов отказывалось принимать участие в осуществлении плана А. Шарона. Росло количество заявлений от отдельных лиц, а также групп солдат и офицеров о нежелании подчиняться приказам, «ведущим страну к катастрофе». Военное командование жестко подавляло «отказничество», увольняя солдат и офицеров, заявивших об отказе. В январе 2005 г. начальник генштаба М.Яалон издал распоряжение, налагающее запрет на обсуждение военнослужащими политических вопросов7.

Около 50 высокопоставленных офицеров-резервистов в январе 2005 г. приехали в Гуш-Катиф в секторе Газа, чтобы выразить солидарность с его жителями, подлежащими депортации. Такой способ выражения солидарности активно использовали противники размежевания. Так, в марте 2005 г. депутат кнессета Э. Эйтам переехал жить в Гуш-Катиф, депутат Ц.Гендель поселился в Северной Самарии. Активисты правых организаций в массовом порядке переезжали и регистрировались в блоке поселений Гуш Катиф в секторе Газа с целью максимально затруднить армии и полиции процесс эвакуации. По данным Центрального статистического бюро, за 2004 г. число поселенцев, проживающих в Иудее, Самарии и секторе Газа, возросло на 6% (14 тыс.), при этом еврейское население в секторе Газа увеличилось на 11%. Весной 2005 г., по официальным данным, еврейское население Гуш-Катифа выросло на 1000 человек8.

Постоянно росло количество предупреждений об экстремистски настроенных группах поселенцев, которые планировали совершить террористические акции и диверсии. Некоторые представители поселенцев угрожали, что в ходе эвакуации они забаррикадируются в домах и покончат жизнь самоубийством. Радикальные настроения распространялись особенно быстро в среде национально-религиозной молодежи.

В пропагандистской войне поселенцы нередко использовали тему Холокоста и его параллелей с размежеванием. Так, по призыву правого активиста Р. Валленберга, многие поселенцы в знак протеста нашили на одежду желтые звезды, подобно тем, что носили евреи в концлагерях.

Правые активисты готовились создавать на Западном берегу новые незаконные форпосты и устраивать диверсии, чтобы отвлечь армию и полицию от задач размежевания. Ими была взята на вооружение тактика ложных звонков в полицию, подкладывания муляжей взрывных устройств в общественных местах. Также раздавались призывы перекрывать автомагистрали, захватывать общественные учреждения, радиостанции, препятствовать оказанию общественных услуг. Добровольцы из числа поселенцев развили агитационную кампанию в прессе и на улицах.

В СМИ интересы правого лагеря и поселенцев представляют газеты «Бешева», «Макор ришон», «Хацофе», радиостанция «Аруц шева» и соответствующий интернет-сайт на иврите, английском и русском языках. Для пропаганды в сети интернет использовались как традиционные сайты правых организаций, так и немало новых адресов. В интернете активно велся сбор подписей в поддержку сопротивления поселенцев, агитация в пользу отказничества.

По мере приближения даты размежевания – 15 августа – противники размежевания не оставляли попыток сорвать выполнение плана. Потерпев очередное поражение в парламенте (законопроекты представителей правого лагеря, предусматривающие отсрочку эвакуации на 3 месяца, не получили большинства в июле 2005 г.), поселенцы перенесли борьбу на улицы и в СМИ. Так, несколько десятков тысяч человек приняли участие в несанкционированном шествии к сектору Газа и были остановлены в селении Кфар-Маймон крупными силами армии и полиции. Накануне 15 августа на площади Рабина в Тель-Авиве состоялся 150-тысячный митинг протеста против размежевания. Организаторы акции – Совет поселений Иудеи, Самарии и Газы – призвали своих сторонников двигаться к Гуш-Катифу и всеми силами помешать эвакуации поселенцев. По разным оценкам, в течение нескольких недель перед размежеванием в сектор Газа незаконно проникли от 3 до 6 тысяч человек9.

В поселенческой среде распространилось убеждение, что законные политические способы борьбы себя исчерпали, и необходимо приступать к физическому сопротивлению. Одновременно Совет поселений предпринимал попытки несколько понизить накал сопротивления во избежание крупных беспорядков и выхода ситуации из-под контроля, устраивал «примирительные» встречи с официальными лицами10.

По предположениям военных, наиболее сильное сопротивление ожидалось при эвакуации населенных пунктов Кфар-Даром, Неве-Декалим, Ацмона. Действительно, за двое суток, отведенных на добровольную эвакуацию, 15–16 августа, в этих поселениях было очень мало желающих уехать добровольно. Осложняли ситуацию сотни ультраправых инфильтрантов, зачастую препятствовавших вывозу имущества и эвакуации семей. Тем не менее до 17 августа большинство жителей покинуло поселения на севере сектора Газа, а также Ганим и Кедим в Северной Самарии. Из остальных поселений добровольно выехало около половины жителей.

17 августа, в первый день принудительной эвакуации не было зарегистрировано насильственного сопротивления со стороны поселенцев. Оправдала себя психологическая подготовка, которую полицейские и солдаты проходили накануне: было дано указание как можно мягче обходиться с эвакуируемыми и проявлять понимание. Благодаря этому, в частности, имели место лишь локальные столкновения с поселенцами. На следующий день был завершен вывод жителей из Кфар-Даром и Неве-Декалим, в которых солдаты и полицейские получили наибольший отпор. Общественные здания и синагоги стали очагами сопротивления, в них забаррикадировались радикально настроенные элементы. Большинство поселенцев соглашалось эвакуироваться в результате переговоров, но в Кфар-Даром они применили против солдат химические вещества, в результате штурма около 100 человек получили ранения. Правые активисты в центре страны предприняли ряд безуспешных попыток перекрыть автомагистрали. По обвинению в организации провокаций было арестовано около 1000 человек. Тем не менее военно-политическое руководство выразило удовлетворение быстрым ходом операции и действиями «сил размежевания». За 4 дня из поселений сектора Газа были выведены все жители. По оценкам военных, сопротивление эвакуации начало терять свою силу. А.Шарон заявил, что все инциденты будут расследованы, а нападавшие на солдат будут преследоваться по закону.

Военное руководство не скрывало удовлетворения тем, что процесс размежевания проходит без осложнений. Удалось избежать и обстрелов с палестинской стороны, несмотря на то, что 17 августа противник размежевания на Западном берегу р. Иордан провокационно открыл огонь по палестинским рабочим, убив четырех и ранив двух из них.

Поселения Хомеш и Са-Нур в Северной Самарии считались основным ядром сопротивления. В СМИ сообщалось, что правыми активистами там готовится вооруженное противостояние; отмечалось, что в районах Северной Самарии трудно эффективно предотвращать незаконное проникновение экстремистов11. Противники размежевания устраивали диверсии и поджоги, направленные на срыв эвакуации. 19 августа, по данным полиции, был предотвращен планируемый ультраправыми крупный теракт в г. Реховот. Они намеревались взорвать склад с газовыми баллонами в подвалах двух многоэтажных жилых домов.

Тем не менее 23 августа армия и полиция (15 тыс. человек) эвакуировали в течение суток более 2000 поселенцев и их сторонников из Хомеша и Са-Нура. Для ведения переговоров в особо сложных случаях было принято решение допустить в закрытую зону религиозных авторитетов и руководство Совета поселений. Благодаря координации действий удалось избежать насильственного противостояния.

Таким образом, эвакуация более 8000 поселенцев и нескольких тысяч инфильтрантов из сектора Газа и Северной Самарии была завершена относительно безболезненно и в кратчайшие сроки.

Можно констатировать, что поселенческому лобби не удалось ни сорвать план размежевания, ни существенно осложнить его реализацию. Митинги и акции гражданского неповиновения исчерпали людской ресурс сторонников поселенцев. Тем не менее нельзя недооценивать инерционную силу этого протестного движения, которая может проявить себя в других формах. Сейчас поселенческое движение активно действует в двух направлениях. В первую очередь, это борьба за сохранение компенсаций тем поселенцам, которые были эвакуированы в принудительном порядке (эта инициатива правого лагеря была поддержана А. Шароном). Кроме того, несколько сотен семей эвакуированных продолжают жить в гостиницах и отказываются вести переговоры с Управлением по размежеванию о предоставлении им временного жилья.

Вторым направлением деятельности поселенцев является борьба внутри партии «Ликуд» за недопущение победы А. Шарона в ходе внутрипартийных «праймериз», которую ведут совместно два его конкурента ушедший в отставку накануне размежевания Б. Нетаньху и У.Ландау. Они пытаются использовать накал страстей вокруг эвакуации поселенцев для извлечения из этого политических дивидендов. Представители Совета поселений и бывшие жители поселений в секторе Газа заявляют о намерении лично принять участие в предвыборной кампании против А. Шарона. Аналитики в этой связи говорят о слабых перспективах победы А. Шарона в собственной партии12.

Таким образом, за время существования поселенцев они превратились в реальную политическую силу, с которой вынуждено считаться руководство страны. Интересы поселенцев в Израиле защищаются многочисленными общественными и политическими движениями. Несмотря на то, что премьер министр А. Шарон употребил весь свой политический вес и влияние на реализацию плана размежевания, ему это удалось с большим трудом. Последствия этого шага во внутриполитическом раскладе сил в стране трудно предсказуемы. Уже сейчас отмечается начало жесткой предвыборной борьбы, в ходе которой поселенцы используют все имеющиеся у них ресурсы, чтобы не допустить избрания А. Шарона на вторую премьерскую каденцию. Но негативный заряд, оставшийся у поселенцев после размежевания, может проявить себя и в других сферах внутриполитической жизни в Израиле.

израильский поселение палестинец размежевание


Список литературы

1) Выступление А.Шарона на Герцлицской конференции – ноябрь 2003 г. www.herzliyaconference.org

2) Интервью С.Шалома 1 каналу израильского телевидения 8 февраля 2005 г.

3) Маарив, Едиот ахаронот, 22.06.2005.

4) Гаарец, 30.06.2005.

5) www.sedmoykanal.com от 19 января 2005 г.