регистрация / вход

Сирийско-ливанский кризис

Особенности политического представительства Рафика Харири - премьер-министра Ливана, драматические традиции борьбы за власть. Принципы оппозиционных взглядов на борьбу за независимость и угроза государственного терроризма, эвакуация сирийских войск.

Реферат: Сирийско-ливанский кризис

Драматические события, в Ливане после убийства Р.Харири 14 февраля с.г. получили различные названия: «кедровая революция» (по-арабски – «саурат аль-арз»), «интифадатистикляль» (восстание за независимость) или «сирийско-ливанский кризис». Однако, на наш взгляд, эти названия не отражают сути происходящих в Ливане событий ни по форме, ни по существу. Назвать события в Ливане «кедровой революцией», по меньшей мере, некорректно, поскольку кедры принадлежат всем ливанцам, независимо от того, к какому лагерю они себя относят – к провластному или оппозиционному. Название «интифадатистикляль» также не отличается корректностью, поскольку в Ливане не много людей, как в рядах оппозиции, так и среди лоялистов, которые хотят быть зависимыми (от США, Израиля или Сирии). Впрочем, если к Сирии в Ливане многие питают симпатию, то этого нельзя сказать об отношении к Израилю и США. На наш взгляд, нет достаточных оснований также употреблять термин «сирийско-ливанский кризис», поскольку на государственном уровне между Бейрутом и Дамаском существует полное взаимопонимание. Сирия и ее политика «не нравятся» части ливанской оппозиции, в основном представителям христианских конфессий, но они представляют не более трети ливанского общества.

Убийство Рафика Харири еще раз продемонстрировало, что уничтожение видных политических деятелей в Ливане является «традицией» политической борьбы. Вот далеко не полный список жертв внутриполитических противостояний в Ливане за последние полвека: 1951 г. – премьер-министр РиядСольх, 1977 г. – лидер друзов и Прогрессивной социалистической партии КамальДжумблат, 1982 г. – президент БаширЖмайель, 1987 г. – премьер-министр Рашид Караме (брат бывшего премьер-министра Омара Караме), 1989 г. – президент Рене Муаввад, 1990 г. – лидер маронитской Национально-либеральной партии ДэниШамyн, 2002 г. – лидер партии «Ваад» (Обет) ИлиеХобейка. По числу политических убийств Ливан является лидером на Арабском Востоке. При этом следует заметить, что внутриполитическая борьба в Ливане всегда происходила на фоне иностранного вмешательства как со стороны соседних стран, так и со стороны западных.

Очевидно, понять движущие силы нынешней ситуации в Ливане, возникшей после убийства Р.Харири, и тем более в какой-то мере спрогнозировать ее возможное развитие в ближайшие годы достаточно сложно без ретроспективного взгляда на предшествовавший период, в котором, собственно, зарождались корни нынешнего ливанского кризиса.

Неординарность и существенное отличие Харири от большинства ливанских политических лидеров заключалось в том, что он сам создал себя, пройдя путь от выходца из бедной крестьянской семьи до миллиардера и лидера страны. Его знали в мире как главного представителя Ливана независимо от того, занимал он пост премьер-министра или нет. Политическая карьера Р.Харири началась в конце 80-х годов, когда наследный принц Фахд бен Абдель Азиз (нынешний король) направил его в Ливан для заключения перемирия в гражданской войне, продолжавшейся с 1975 г. по 1990 г. В октябре 1989 г. при содействии Р.Харири и Лиги Арабских Государств в саудовском городе Таифе состоялось подписание так называемых Таифских соглашений, которые и на сегодня остаются общепризнанным документом, регулирующим внутриполитическую жизнь в Ливане. В соответствии с этими соглашениями Сирия получила право дислоцировать свои войска в Ливане для поддержания стабильности в этой стране.

В октябре 1992 г. президент Ливана Ильяс Храуи назначил 46-летнего Рафика Харири премьер-министром. Несмотря на невероятные трудности восстановительного периода, на этом посту Харири продержался до 1998 г., когда к власти при поддержке Дамаска пришел новый президент – генерал Эмиль Лахуд. Сначала мало кто в Ливане сомневался в том, что новый президент поручит сформировать новое правительство Харири. Однако отказ Харири сформировать новый кабинет министров для многих стал неожиданным. Хотя союз двух амбициозных политиков вряд ли мог быть длительным, однако то, что он распался буквально через две недели после президентских выборов, стало полной неожиданностью как в Ливане, так и за его пределами.

Лахуд не мог оставить Харири, который до него уже практически 6 лет правил страной при слабовольном Ильясе Храуи. Оставить Харири для Лахуда означало бы исполнять исключительно протокольные функции и не иметь серьезного влияния на ситуацию в стране. Кроме того, Лахуд представлял те кланы, экономические интересы которых входили в противоречие с интересами Харири. В декабре 1998 г. премьер-министром был назначен С.Хосс, который до этого несколько раз возглавлял правительство в 70–80-х годах.

Политическую активность в период 1998–2000 гг. Р.Харири в основном осуществлял в рамках парламентской деятельности, а также через контролируемые им СМИ. Р.Харири продолжал поддерживать личные связи с лидерами арабских и западных государств, особенно Сирии, Саудовской Аравии, Кувейта, Франции, Великобритании, США, где его всегда принимали на уровне государственного деятеля, а не оппозиционного политика. Многие в Ливане считали, что Харири избрал политику новой сферой своего бизнеса. Как утверждали оппоненты Харири, его значительные финансовые возможности были основной движущей силой его политических достижений. Это особенно выразительно проявилось на парламентских выборах в Ливане в сентябре 2000 г., на которых Р.Харири одержал убедительную победу, что стало определяющим моментом в процессе его назначения главой правительства. После того, как подавляющее большинство депутатов парламента поддержало кандидатуруХарири на пост премьер-министра, Лахудуничего не оставалось, как утвердить это решение в соответствии с конституцией.

Практически открытая борьба продолжалась между двумя лидерами все четыре года второго премьерства Р.Харири вплоть до октября 2004 г., когда Рафик Харири, имея поддержку в парламенте, тем не менее демонстративно ушел с поста премьер-министра. Непосредственной причиной его отставки стало продление при поддержке Сирии срока президентского правления Э.Лахуда. Ливанский парламент проголосовал за внесение поправки к 49 статье Конституции для продления срока полномочий президента Э.Лахуда на три года. Это произошло 3 сентября 2004 г., на другой день после принятия резолюции 1559 СБ ООН, которая потребовала вывода сирийских войск из Ливана, разоружения иррегулярных военных формирований на территории страны и проведения свободных президентских выборов1.

Примечательно, что сам Р.Харири проголосовал за пролонгацию президентского срока Э.Лахуда и всего лишь два депутата из его фракции голосовали против. Эта позиция Р.Харири объяснялась якобы его «нежеланием нанести вред интересам Сирии», хотя, как позже стало известно, именно Харири приложил немало усилий для того, чтобы резолюция 1559 была принята. Маскировка истинных намерений была всегда присуща методам борьбы Харири с политическими противниками, что, впрочем, является характерным для арабской культуры политической борьбы.

На посту премьер-министра Р.Харири провел в общей сложности 10 лет – с 1992 по 1998 и с 2000 по 2004 г. За это время ему удалось восстановить экономику страны, добиться международной помощи, списания долгов, возобновления туризма и привлечения иностранных инвестиций в больших объемах. Не исключено, что в октябре 2004 г. Харири уходил в отставку лишь на полгода до следующих парламентских выборов в мае 2005 г., на которых он снова одержал бы победу и снова вынудил бы Лахуда передать ему бразды правления. Дальше бороться с Харири у Лахуда не оставалось бы ни времени, ни необходимых ресурсов.

Уйдя в отставку, Харири продолжил активную политическую деятельность, став достаточно умеренным оппозиционером, не порывая при этом окончательно отношений с Сирией, а также с Лахудом и Караме. В отличие от В.ДжумблатаР.Харири никогда не позволял себе чрезмерно осложнять свои отношения с Дамаском. За несколько дней до гибели Харири имел встречу с заместителем министра иностранных дел Сирии ВалидомМуаллимом, в ходе которой обсуждалась программа предстоящего визита Р.Харири в Дамаск.

После отставки Харири правительство возглавил один из «дежурных» кандидатов на пост премьера – престарелый Омар Караме, брат убитого в 1987 г. премьер-министра Рашида Караме. При этом следует отметить, что состав первого правительства О.Караме (30 министров), сформированного 26 октября 2004 г., стал одной из причин, приведших к нынешнему кризису. Ввиду того, что представители ливанской оппозиции отказались принимать участие в работе любого кабинета при президенте Э.Лахуде, состав правительства оказался откровенно просирийским и далеким от того, чтобы называться правительством «национального единства», к чему призывали Э.Лахуд и О.Караме2.

Сразу после убийства Р.Харири начали выдвигаться различные версии относительно тех сил, которые могли быть причастны к этому. Лидеры внутренней (В.Джумблат) и внешней (генерал Мишель Aун) ливанской оппозиции обвинили в убийстве Харири Сирию и власти Ливана и призвали мировое сообщество создать специальную международную комиссию для расследования этого преступления. В интервью французской газете «Либерасьон» бывший президент Ливана Амин Жмайель заявил: «Если Сирия не причастна к убийству Хариринепосредственно, то она виновата в том, что не предотвратила это преступление, так как, имея на территории Ливана 15 тысяч солдат, она обязана была отвечать за безопасность нашей страны»3.

В то же время министр внутренних дел Сулейман Франжье выступил против проведения международного расследования, рассматривая это как признание неспособности ливанского государства провести расследование убийства Харири. Подобную позицию занял также министр юстиции АднанАддум. Вместе с тем они не исключили возможности привлечения иностранных специалистов. С.Франжье осудил попытки оппозиции взвалить всю вину за произошедшее на государство и власть и «спекулировать на крови Харири».

Генеральный секретарь ливанской партии «Хезболла» Хасан Насралла заявил, что убийство Р.Харири является национальной катастрофой. По мнению Х.Насраллы, Р.Харири был связующим звеном между оппозицией и властью и играл уникальную роль в достижении взаимопонимания и выходе из кризиса. По словам Х.Насраллы, «Харири всегда находился в центре политической жизни страны и постоянно генерировал идеи, инициативы и проекты, с которыми мы не всегда соглашались, однако это нисколько не уменьшает его роли как государственного деятеля, всегда готового к диалогу и поискам взаимопонимания»4.

Со своей стороны, Сирия обвинила в убийстве экс-премьера Ливана Израиль, расценивая это как «попытку снова ввергнуть страну в хаос, анархию и гражданскую войну». В интервью эмиратской газете «Аль-Баян» министр обороны Сирии Хасан Туркмани заявил, что «за убийством Харири стоит Израиль, не желающий, чтобы Ливан был стабильным». Дамаск также обвинил ливанскую оппозицию в использовании убийства Харири в предвыборных целях. Газета «Ас-Саура» назвала убийство Харири попыткой «подорвать ливанское государство и единство ливанского народа», подчеркнув, что «большой друг Сирии Р.Харири был убит в тот момент, когда он четко проявил взвешенный подход к оценке ситуации в Ливане и заявил о своей приверженности «Таифским соглашениям». В телефонном разговоре с президентом Э.Лахудом сирийский лидер Б.Асад заявил, что он готов оказать максимальное содействие следствию, чтобы узнать – кто стоял за этим «подлым преступлением»5.

В своем выступлении перед сирийским парламентом 5 марта 2004 г. Б.Асад подчеркнул, что вывод сирийских войск из Ливана будет осуществлен в соответствии с «Таифскими соглашениями», а также резолюцией 1559 СБ ООН. По мнению Б.Асада, настало время пересмотреть отношения между Сирией и Ливаном. Б.Асад признал, что сирийское военное присутствие было использовано некоторыми силами в своих политических целях6.

В вопросе о выполнении резолюции 1559 СБ ООН Б.Асад проявил достаточную гибкость, чем сильно разочаровал «ястребов» в США, стремившихся «наказать» Сирию. 6 марта в интервью журналу «Тайм» Б.Асад заявил, что его не следует сравнивать с С.Хусейном, поскольку он «открыт для сотрудничества и готов выполнить требования международного сообщества». В ответ на вопрос о том, кто мог стоять за убийством Харири, Б.Асад ответил, что Сирия, которая понесла наибольший ущерб от этого, не могла подрывать собственные позиции7.

Комментируя заявления Б.Асада о выводе сирийских войск из Ливана, министр иностранных дел Израиля С.Шалом заявил, что «Сирия делает все возможное, чтобы не выполнять резолюцию 1559 СБ ООН». Заодно С.Шалом обвинил сирийцев в причастности к террористическим нападениям на Израиль и на американцев в Ираке, а также в контрабанде наркотиков в Ливан.

Министр обороны Израиля ШаульМофаз, в свою очередь, заявил, что «убийство Рафика Харири совершено, скорее всего, просирийской организацией, руководимой из Дамаска». По словам Мофаза, Сирии было выгодно ликвидировать Харири, так как тот выступал против присутствия сирийских войск на территории Ливана. Израильский министр также утверждал, что Сирия поддерживает террористов не только в Ливане, но и в Ираке.

Депутат израильского Кнессета арабского происхождения АзмиБашара высказал предположение о возможной причастности (в роли заказчика) израильских и американских спецслужб к убийству Харири с целью принудить Сирию выполнить резолюцию 1559 СБ ООН. Арабские аналитики также утверждают, что наибольшую выгоду от убийства Р.Харири получил именно Израиль. По их мнению, технически провести такую операцию в Ливане, как убийство Р.Харири, могли только израильские спецслужбы.

В поисках ответа на вопрос – кто убил Харири? – большой интерес представляет мнение британского политолога-ближневосточника Патрика Сила, который считается крупным специалистом по сирийско-ливанским отношениям. Практически П.Сил исключает причастность Дамаска к ликвидации Р.Харири, поскольку, на его взгляд, это выглядело бы как самоубийственный акт сирийского режима. П.Сил считает, что убийство Р.Харири – дело рук одного из многочисленных врагов нынешнего сирийского режима, главными среди которых являются Израиль, правохристианские и ультраисламистские политические группировки в Ливане. Вместе с тем П.Сил считает, что Дамаск совершил ряд грубых ошибок в Ливане, среди которых вмешательство сирийской военной контрразведки во внутренние дела Ливана и особенно – подталкивание ливанского парламента к принятию поправки к конституции, позволяющей Э.Лахуду продлить срок своих полномочий на 3 года8.

Смерть Харири оставила большой зияющий след в суннитскомполитикуме Ливана, который не скоро может быть заполнен. Сегодня возникает вопрос о политическом наследнике Рафика Харири из среды суннитской общины Ливана. В соответствии с ливанской традицией, сыновья, как правило, занимают место своих отцов или дедов на политическом поприще. Так было с ВалидомДжумблатом, Амином Жмайелем, Сулейманом Франжье и другими известными политиками Ливана. 20 апреля в клане покойного Р.Харири объявили, что продолжат дело своего отца. При этом было объявлено, что НазикХарири – вдова – займется благотворительной деятельностью, а второй сын Р.ХаририСаад (35 лет) станет политическим наследником своего отца. СаадХарири принял решение баллотироваться на парламентских выборах, проведение которых намечено на 29 мая. 24–26 апреля СаадХарири сопровождал саудовского принца Абдаллу бен Абдель Азиза в его поездке в Вашингтон, где встретился с представителями нынешней и бывшей американской администрации.

Чтобы продемонстрировать наличие некоторых «странностей» в политике и практике ливанской оппозиции, очевидно, следует обратиться к ее программным заявлениям. Наиболее влиятельным оппозиционным объединением является христианская коалиция «КурнатШехван», названная так по селению в районе Метн в Горном Ливане, где 30 апреля 2001 г. состоялось первое собрание членов этой коалиции. Упомянутая структура практически полностью состоит из маронитских политических деятелей и пользуется покровительством маронитского кардинала Н.Сфейра. В настоящее время в ее состав входят партия «Катаиб» (Фаланги), «Маронитская лига», «Национально-либераль-ная партия», а также ряд независимых политиков. В последнее время с «КурнатШехван» активно сотрудничает Прогрессивная социалистическая партия В.Джумблата и депутаты-друзы.

Политическая коалиция «КурнатШехван» придерживается следующих принципов: разрешение противоречий между конфессиями и политическими силами путем диалога, соблюдение буквы и духа «Таифских соглашений», Израиль – основной источник опасности для народа и страны, Ливан и Сирия должны строить свои отношения на равноправной основе, Ливан является неотъемлемой частью арабского мира. Основные цели коалиции: вывод всех сирийских войск из Ливана и восстановление полного суверенитета страны, национальное примирение, возвращение изгнанников, принятие нового избирательного закона, всеобъемлющее и справедливое мирное урегулирование с Израилем, содействие созданию палестинского государства со столицей в Иерусалиме9.

На наш взгляд, «странность» вышеупомянутых принципов и целей ливанской оппозиции состоит в том, что они практически не представляют никакой альтернативы постулатам лоялистских партий и политических сил. Кроме того, принципы и цели оппозиции носят исключительно политический характер, в них отсутствует экономическая составляющая. Ливанская оппозиция также игнорирует вопрос реформирования политической системы страны (ликвидации конфессиональной системы). Принципы и цели оппозиции носят чисто декларативный характер и не являются программой конкретных действий.

На своем собрании 19 февраля в Бейруте представители ливанской оппозиции, неформальным лидером которой стал В.Джумблат, заявили о начале «мирной и демократической интифады за независимость». В заявлении оппозиции содержится обращение к международному сообществу и ливанской диаспоре за рубежом оказать содействие в защите «плененного ливанского народа, находящегося под угрозой государственного терроризма». Оппозиция потребовала «отправить в отставку утратившую законность власть и сформировать переходное правительство для защиты ливанского народа, обеспечения немедленной эвакуации сирийских войск из Ливана и создания необходимых условий для проведения честных и свободных парламентских выборов».

По мере того, как В.Джумблат начал избавляться от переполнявших его эмоций, вызванных убийством Харири, он начал более трезво оценивать ситуацию и приглушать свой радикализм. Находясь 9 марта в штаб-квартире ЕС в Брюсселе,В.Джумблат «предостерег» президента Дж.Буша «от использования ситуации в Ливане в любом конфликте с Сирией» и завил, что он выступает против насильственной смены существующего режима в Сирии. В.Джумблат подчеркнул, что ливанская оппозиция придерживается «Таифских соглашений», однако не приемлет резолюцию 1559 СБ ООН. Лидер ливанских друзов призвал к диалогу с ливанской «Хезболлой» и назвал авантюрой попытки ее разоружения. Он также подверг критике попытки некоторых европейских стран и США внести в список террористических организаций «Хезболлу», которая «состоит из сыновей нашего народа, освободивших нашу страну от израильской оккупации»10.

Пытаясь найти выход из политического тупика, в котором оказалась оппозиция, в начале апреля В.Джумблат провел встречи с лидером «Хезболлы» Х.Насраллой, председателем парламента Н.Берри и и.о. премьер-министра О.Караме. После этих встреч политическая риторика В.Джумблата стала более умеренной и конструктивной. «Непримиримым» лидер друзов остался лишь по отношению к президенту, хотя в недалеком прошлом его «размолвки» с Лахудом, как правило, заканчивались заверениями в дружественных чувствах. Похоже, что на этот раз «красная черта» в их взаимоотношениях все же была перейдена.

В рамках консультаций по кандидатуре главы нового правительства президент Э.Лахуд встретился также с представителями парламентской оппозиции (44 депутата) – депутатами ГанвойДжалуль и Фаресом Саидом, которые вместо предложения кандидатуры на пост премьер-министра попытались вручить Э.Лахуду «официальные» требования оппозиции (проведение расследования убийства Р.Харири, выполнение «Таифских соглашений», вывод сирийских войск, выполнение резолюции 1559 СБ ООН, отставка руководителей спецслужб и силовых структур). Основное «неофициальное» требование оппозиции касается отставки самого Э.Лахуда. Однако некоторые лидеры оппозиции, и среди них маронитский патриарх Н.Сфейр, считают это требование преждевременным. Однако Э.Лахуд отказался принять упомянутые требования под тем предлогом, что «они не содержат ничего такого, чем бы не занималось правительство и президент». Кроме этого, Э.Лахуд посоветовал оппозиции реализовать свои требования путем практического участия в деятельности нового правительства11.

По существу, ливанская оппозиция не имеет общей программы общественно-политических и социально-экономических реформ. Основное отличие оппозиции состоит в ее антисирийской направленности и, как следствие, в неприятии просирийской ливанской власти. Тем не менее, выступая против президента Э.Лахуда, оппозиция не предлагает своего кандидата. Критикуя попытки О.Караме сформировать правительство, оппозиция не предлагает своего кандидата на пост премьер-министра и не создает своего теневого кабинета. Внутри самой оппозиции постоянно ведется борьба за лидерство и бесконечные дискуссии по выдвигаемым оппозицией требованиям. Среди оппозиции нет согласия по поводу основных положений нового избирательного закона. При этом грань между оппозицией и лоялистами достаточно условна, о чем свидетельствует наличие «перебежчиков» как с одной, так и с другой стороны. Таким образом, ливанская оппозиция достаточно ситуативна, и ее прочность и долговечность весьма зыбки.

12 марта президент Ливана Э.Лахуд провел специальную пресс-конференцию для ливанских СМИ, во время которой впервые со времени начала кризиса дал свою оценку происходящим в стране событиям. В частности, Э.Лахуд заявил, что государство пока в состоянии контролировать безопасность и стабильность, однако, по его мнению, «в случае продолжения забастовок может произойти катастрофа». Э.Лахуд обвинил оппозицию в нежелании поддерживать диалог, особенно после принятия резолюции 1559 СБ ООН и оказания ей поддержки со стороны США и Франции.

При этом ливанский президент высоко оценил деятельность правительства О.Караме с октября 2004 г. Глава государства отметил, что целью убийства Р.Харири было создание смуты и хаоса в стране. Лахуд подчеркнул, что ливанские власти оказывают все возможное содействие международной группе по расследованию обстоятельств убийства Р.Харири. Э.Лахуд отметил, что СМИ в Ливане пользуются практически неограниченной свободой. Далее он отметил, что оппозиция может принять участие в формировании правительства и добиваться своих целей, находясь в правительстве.

Э.Лахуд определил три основных направления деятельности правительства и администрации президента: поиск лиц, причастных к убийству Р.Харири, проведение честных и прозрачных выборов, безоговорочное выполнение «Таифских соглашений». Комментируя принятие Советом Безопасности ООН резолюции 1559, Э.Лахуд утверждал, что «ее проект был подготовлен по заказу Тель-Авива еще в июне прошлого года, поскольку Израиль видит в ливанском сопротивлении угрозу своим агрессивным замыслам».

Лахуд отметил, что те, кто громче всех требует сегодня вывода сирийских войск (намек на В.Джумблата. – А.В. ), в свое время больше всех пользовались сирийским военным присутствием в Ливане. Э.Лахуд напомнил, что, будучи командующим вооруженными силами Ливана, он обращался с просьбой ко многим западным странам о поставках военной техники и вооружений, однако только Сирия откликнулась на эту просьбу.

Относительно требования оппозиции об отставке руководителей силовых структур и сил безопасности президент Лахуд подчеркнул, что на данный момент для этого нет никаких оснований и что только лишь результаты расследования убийства Р.Харири могут показать, кто из этих руководителей отвечает или не отвечает занимаемой должности. Лахуд также подчеркнул, что, несмотря на некоторые политические разногласия между ним и Р.Харири, их личные отношения оставались дружественными до самой смерти Р.Харири. Э.Лахуд высоко оценил деятельность патриарха НасраллыСфейра, как «кардинала всего Ливана, а не только маронитской церкви». Президент Э.Лахуд предложил противоборствующим политическим группировкам немедленно перейти к диалогу и сесть за стол переговоров в любом месте, включая президентский дворец12.

17 марта генеральный директор Общественной службы безопасности генерал Джамиль Сейид провел конференцию, на которой призвал оппозицию представить свои обвинения в установленном порядке генеральному прокурору Ливана или любому компетентному международному органу. Дж.Сейид обвинил «некоторых» представителей оппозиции в использовании убийства Харири для того, чтобы обвинить силы безопасности Ливана во всевозможных «грехах», включая политические и экономические проблемы, коррупцию и тем самым «отмыть руки» от следов преступлений, совершенных ими против ливанцев до 1990 г. Дж.Сейид обвинил некоторых оппозиционеров в разворовывании государственной казны и попытках использовать нынешнюю ситуацию для того, чтобы «спрятать концы в воду» и уйти от правосудия. Он утверждал, что многие из представителей нынешней оппозиции виновны во всех бедах ливанского народа, и об этом свидетельствует их прошлое и настоящее. Дж.Сейид обвинил оппозицию в сохранении отжившего конфессионального устройства политической системы страны13.

По данным бюро госдепартамента США по вопросам демократии, прав человека и труда, ливанские службы внутренней и государственной безопасности якобы многократно нарушали права человека и задерживали граждан «по инструкциям сирийских разведывательных агентств», однако при этом никаких конкретных данных не приводится14.

28 февраля, в день, когда О.Караме подал в отставку, в Бейруте состоялось собрание так называемой третьей силы, которую возглавил бывший премьер-министр Салим Хосс. Собравшиеся, среди которых были бывшие министры, как христиане, так и мусульмане, позиционировали себя «третьей силой», стоящей между лоялистами и оппозицией. Свою главную задачу «третья сила» видит в том, чтобы остановить «разрушительную внутриполитическую предвыборную конфронтацию, которая угрожает национальному единству и существованию самого ливанского государства»15.

С.Хосс считает, что можно спорить и не соглашаться во многом, но конституция и национальное единство не может быть предметом спора. Среди причин раскола ливанского общества С.Хосс называет неполное выполнение «Таифских соглашений». Кроме проблемы пребывания сирийских войск на территории Ливана, С.Хосс напоминает о пункте в указанных соглашениях, который предусматривает создание Высшего совета по аннулированию конфессиональной системы в Ливане. Как и передислокация сирийских войск в долину Бекаа, ликвидация конфессиональной системы должна была состояться еще в 1992 г. При этом С.Хосс подчеркивает, что конфессиональная система является причиной всех ливанских кризисов, которые не прекращаются со времени обретения независимости в 1943 г.

На взгляд сподвижника С.Хосса – бывшего ливанского министра Джорджа Карама, лишь введение в Ливане всеобщей избирательной системы вместо конфессиональной может привести к власти новые политические силы. Продолжение использования прежней избирательной системы репродуцирует одни и те же правящие политические кланы и элиты. Бывший депутат парламента НаджахВаким обращает внимание на то обстоятельство, что некоторые «столпы оппозиции» не один год пребывали в составе той власти, против которой они сегодня выступают. Он обвинил оппозицию в реализации американского сценария для Ливана и соседних арабских стран. С.Хосс назвал в высшей степени неприемлемым предложение К.Райс ввести американские войска в Ливан вместо сирийских.

Центристская позиция сестры покойного экс-премьер-министра, депутата парламента БахииХарири вполне может быть отнесена к «третьей силе». Ее предложения, направленные на урегулирование ситуации в стране, с которыми она выступила 14 марта, вызвали заинтересованность и поддержку как со стороны оппозиции, так и со стороны лоялистов. В частности, она предложила создать комиссию для ревизии выполнения «Таифских соглашений», заявила о необходимости сохранения движения сопротивления (вооруженных подразделений «Хезболлы»), о необходимости установления новых «здоровых» отношений между Сирией и Ливаном. Б.Харири отвергла ревизию «Таифских соглашений», которые, по ее мнению, стали «конституцией». В то же время она призвала к единению Ливана с арабским миром и выразила убеждение в том, что «Бейрут был и останется столицей арабов и арабизма». Она призвала ливанцев крепить дружбу с «братским сирийским народом» и стоять с ним плечом к плечу вплоть до освобождения оккупированных Израилем Голанских высот. Вместе с тем Б.Харири потребовала отставки руководства ливанских спецслужб и выяснения обстоятельств убийства Р.Харири16.

Представители «Хезболлы» никогда ранее не входили в правительства Р.Харири, С.Хосса и О.Караме, оставаясь в оппозиции, при этом практически не имея ничего общего с христианской оппозицией. Весьма условно «Хезболла» может быть представлена как левая, проарабская и просирийская оппозиция, а христианские партии – как правая, прозападная и антисирийская. Однако учитывая то обстоятельство, что мусульманская «Хезболла» в отличие от христианской оппозиции не находится в конфронтации с президентом-христианином Э.Лахудом, можно утверждать, что в определенной мере она также выполняет некоторые функции «третьей силы». Впервые «Хезболла» выразила готовность войти во второе правительство О.Караме, если бы оно было создано. Хотя «Хезболла» и не оказала поддержки Н.Микати, тем не менее она получила один министерский пост в его правительстве, что в целом не означает ее выхода из оппозиции. При этом главным оппонентом «Хезболлы» остается ливанская христианская оппозиция.

Омар Караме подал в отставку 28 февраля, несмотря на то, что более 70 депутатов из 127 были готовы выразить ему доверие. Иными словами, он «ушел в отставку» с позиции силы, что и помогло ему получить поручение президента о формировании нового состава правительства. В соответствии с пунктом 2 статьи 53 ливанской конституции после проведения консультаций с большинством членов ливанского парламента (78 из 127) 10 марта 2005 г. президент Ливана Э.Лахуд своим указом поручил О.Караме сформировать новое правительство17. 69 депутатов, с которыми встречался президент Э.Лахуд, поддержали кандидатуру О.Караме. Среди них был и председатель парламента Набих Берри, который призвал к формированию правительства национального спасения, которое включало бы представителей оппозиции. В случае же, если оппозиция не согласится принимать участие в правительстве Караме, Берри заявил, что «мы не покончим жизнь самоубийством ради удовлетворения желаний оппозиции». Депутаты от партии «Хезболла» также поддержали кандидатуру О.Караме. Впервые за много лет депутатская фракция «Хезболлы» в парламенте заявила о своей готовности войти во второе правительство О.Караме18.

Ливанская оппозиция с возмущением встретила поручение Э.Лахуда Омару Караме сформировать новое правительство. В.Джумблат выразил свое большое разочарование повторным назначением О.Караме на пост премьер-министра, считая, что «это приведет к затягиванию кризиса, поскольку многие члены предыдущего кабинета О.Караме несут ответственность за тот кризис, результатом которого стало убийство Р.Харири». В.Джумблат подчеркнул, что в нынешних условиях на пост премьер-министра следовало бы назначить нейтральное лицо19.

О.Караме неоднократно заявлял, что, в случае, если ему не удастся сформировать правительство «национального единства», он уступит место другому кандидату на пост премьер-министра. И действительно, ему пришлось это сделать. 13 апреля президент Э.Лахуд объявил об отставке и.о. премьер-министра О.Караме. После отставки О.Карамезаявил о своем выходе из возглавляемой Набихом Бери пропрезидентской группировки «Айн-ат-Тини». Свое решение он туманно пояснил «столкновением позиций». Одной из причин неудачи О.Караме в формировании правительства была позиция бывшего просирийского министра внутренних дел Сулеймана Франжье, который отказался снова возглавить это министерство, требуя для себя портфель министра здравоохранения, а также министерский пост для одного из своих союзников. На наш взгляд, и оппозиция, и лоялисты пришли к одному выводу: О.Караме – не та фигура, которая может вывести страну из кризиса. При этом оппозиция угрожала объявить всеобщую забастовку с целью отстранения его от процесса формирования правительства.

Бывший премьер-министр С.Хосс обвинил президента и провластных депутатов в том, что они поручили О.Караме после его отставки формировать новое правительство. По словам С.Хосса, это лишь усугубило кризис и привело к затягиванию процесса выхода из него. При этом 76-летний С.Хосс не исключил возможности самому возглавить правительство, если бы выбор пал на него и если бы его условия были приняты. Однако, судя по всему, кандидатура С.Хосса серьезно не рассматривалась.

Как и ожидалось, после провала попыток О.Караме на протяжении полутора месяцев сформировать правительство, основными претендентами на пост премьер-министра стали бывший министр обороны Абдель Рахим Мрад и бессменный министр во всех правительствах с 1998 г. НаджибМикати. Борьба между ними за голоса депутатов была достаточно напряженной и драматичной. Занимая в правительстве Р.Харири пост министра транспорта и общественных работ, Н.Микативсегда его поддерживал, чем вызывал неудовольствие Э.Лахуда. После отставки Р.Харири в октябре 2004 г. Н.Микати не вошел в правительство О.Караме, отношения с которым у него были достаточно сложными, хотя оба они представляют суннитов Севера Ливана.

15 апреля после проведения соответствующих консультаций с членами парламента президент Э.Лахуд поручил формирование правительства 50-летнему НаджибуМикати. Из всех депутатов парламента, с которыми президент Э.Лахуд проводил консультации по поводу кандидатуры будущего премьера, 57 высказались в пользу Н.Микати и 39 – в пользу А.Мрада. Н.Микати оказался более приемлемым для оппозиции, чем А.Мрад, которого оппозиция обвиняет в слишком откровенных симпатиях к сирийскому режиму. Несколько оппозиционных депутатов не голосовали за Микати. Хотя в пользу Микати высказались как провластные (20), так и оппозиционные (37) депутаты, все же оппозиция объявила поручение Микати формировать правительство своей победой.

Кандидатура А. Мрада была абсолютно неприемлемой для оппозиции не только по причине его явной просирийской ориентации, но и по причине его сложных отношений с покойным Р.Харири, результатом которых было увольнение А.Мрада с поста министра образования в 2003 г. Семья Р.Харири назвала «провокационными» попытки назначить А.Мрада на пост премьер-министра.

В своем заявлении сразу после назначения Н.Микати подчеркнул, что настало время «ограничить разговоры и активизировать работу». Микати предложил сформировать небольшой переходный кабинет для выполнения следующих основных функций: проведение выборов, содействие международному расследованию убийства Р.Харири, концентрация на вопросах стабилизации экономики Ливана. Микати также заявил о своей готовности следовать букве «Таифских соглашений» и одинаково конструктивно сотрудничать как с оппозицией, так и с политическими силами, поддерживающими президента.

Следует заметить, что глава парламента Набих Берри сыграл решающую роль в назначении Н.Микати. Он и его фракция из 13 человек, кроме БахииХарири, никому не отдали предпочтения – ни Мраду, ни Микати. Поступив таким образом, Н.Берри укрепил свои новые отношения с оппозицией, начало которым положила встреча с В.Джумблатом в начале апреля20.

Неучастие Н.Микати и членов его будущего правительства в парламентских выборах было основным условием поддержки со стороны оппозиции. После поручения сформировать правительство Н.Микати подтвердил, что он и будущие члены его кабинета не будут участвовать в парламентских выборах. (Ливанский закон не запрещает членам правительства быть одновременно депутатами парламента).

Получивший образование в Гарварде, преуспевающий бизнесмен, депутат и министр, Микати считается «умеренным просирийским» политиком. Впервые он был избран в парламент в 2000 г. После убийства Харири он несколько дистанцировался от просирийски настроенных ливанских политиков и приблизился к оппозиции. Однако до сих пор имеет бизнес в Сирии и поддерживает нормальные контакты с сирийским руководством, являясь личным другом президента Б.Асада. В заявлении после своего назначения Н.Микати подчеркнул, что его правительство «будет символом умеренности и национального согласия», а его рука будет протянута ко всем, кто захочет с ним сотрудничать во имя интересов Ливана.

Свое правительство Н.Микати сформировал практически за три дня. Уже 19 апреля Н.Микати огласил состав правительства, состоящего из 14 министров, из которых никто не выдвигался кандидатом на парламентских выборах. Министерские портфели были распределены примерно поровну между представителями оппозиции и лоялистами. Состав правительства не вызвал особых нареканий ни с той, ни с другой стороны. Э.Лахуд выразил надежду, что формирование правительства Микати «будет способствовать активизации национального диалога, который является основным средством единения между ливанцами»21.

Примечательно, что за месяц до того, как Н.Микати было поручено формирование нового правительства, он побывал в Москве во главе официальной ливанской делегации по приглашению Госдумы. В составе делегации находился президент Ливанского союза промышленников и председатель Ассоциации ливанско-российской дружбы Жак Сарраф. Делегация имела встречи с российскими парламентариями, дипломатами, патриархом Алексием ІІ, журналистами. В ходе этих встреч обсуждались вопросы двусторонних отношений и ситуация в Ливане. Говоря о сирийско-ливанских отношениях, Н.Микати заявил, что Ливан никогда не откажется от сотрудничества с Сирией и будет его всемерно укреплять и развивать во всех отраслях. По его словам, «даже крайне радикальные представители оппозиции выступают за сохранение и развитие связей с Дамаском»22.

На наш взгляд, после того, как на протяжении последних двух месяцев и оппозиция, и власть в одинаковой мере продемонстрировали «равновесие бессилия» в поисках выхода из кризиса, назначение компромиссной фигуры Н.Микати на пост премьер-министра, несомненно, можно рассматривать в качестве первого шага к выходу из затянувшегося кризиса. Вторым шагом стало довольно быстрое формирование «технического» правительства, главной задачей которого будет обеспечение парламентских выборов 29 мая с.г. Третьим шагом будут результаты выборов и форма их проведения. Если они пройдут в демократической атмосфере, свободно и прозрачно, без серьезных эксцессов и осложнений, то у Ливана появится реальный шанс выйти из существующего кризиса, а НаджибМикати получит возможность сформировать новое долгосрочное правительство и продолжить усилия по стабилизации ситуации в стране.

В значительной мере результаты предстоящих парламентских выборов будут зависеть от содержания поправок к избирательному закону от 2000 г. В то время как оппозиция стремится оставить в качестве избирательного округа уезд (када), лоялисты во главе с председателем парламента Набигом Берри – провинцию (мухафаза). При этом лоялисты исходят из того, что в 4-м пункте «Таифских соглашений» записано: «Избирательным округом является провинция». Считается, что в случае принятия предложения лоялистов шансы христианской оппозиции на предстоящих выборах будут значительно уменьшены, поскольку кандидатам придется бороться за голоса не только представителей христианских конфессий, но и представителей других конфессий, проживающих в рамках провинции. Поэтому следует предположить, что борьба вокруг новой редакции избирательного закона в парламенте будет весьма жесткой.

В проекте закона о выборах, представленном в 1996 г., за избирательный округ была принята провинция, кроме Горного Ливана, заселенного преимущественно христианами, где избирательный округ определялся в рамках уезда. При этом следует отметить, что установление уезда избирательным округом в Горном Ливане преследовало вполне определенные цели – способствовать переизбранию лидера друзов ВалидаДжумблата и православного Мишеля Мура (его сын Ильяс женат на дочери президента Лахуда), а также разделить правохристианское «Ауновское течение» (последователи генерала Мишеля Ауна, лидера заграничной оппозиции). В случае, если бы избирательный округ в этом районе определялся в рамках провинции, ни Джумблат, ни Мурр не смогли бы их выиграть, учитывая, что эта провинция заселена преимущественно христианами-маронитами и католиками. Но если в 1996 «Ауновское течение» было слабо и разрозненно, то этого нельзя сказать о нем сегодня, когда генерал М.Аун решился вернуться в Ливан из Парижа, несмотря на то, что в Ливане он может быть осужден к тюремному заключению на срок не менее 15 лет23.

Упования оппозиции на победу на предстоящих выборах, скорее всего, не оправдаются, поскольку именно «Хезболла», а не оппозиция пользуется поддержкой большинства ливанцев. И только лишь существование конфессиональных квот при выборах в парламент не позволит «Хезболле» получить как минимум 30–40 % депутатских мандатов, а лидеру «Хезболлы» Хасану Насралле стать президентом Ливана. В условиях огромного влияния «Хезболлы» в ливанском обществе все интриги вокруг вывода сирийских войск не будут иметь никакого значения для изменения в расстановке политических сил внутри Ливана накануне выборов в пользу прозападного направления. Кроме того, не все христианские конфессии и политические партии находятся в стане оппозиции. Среди них можно назвать православную конфессию, армян (Э.Лахуд и его жена имеют армянские корни), Сирийскую национал-социальную партию (СНСП), а также партию «Катаиб» – одного из наиболее верных христианских союзников Дамаска.

Характерной чертой нынешней ситуации в Ливане является неуклонный рост политической роли мусульманской общины и, соответственно, ослабление христианской. В известной мере это объясняется количественным преобладанием мусульманской части населения над христианской (40% христиан и 60% мусульман, при этом шииты составляют 2/3 всех мусульман Ливана). В этих условиях существующая в Ливане избирательная система, основанная на конфессиональных квотах, все более выступает как искусственно созданная для ограничения политического влияния преобладающего мусульманского населения. Иногда это достаточно «робко» признают и лидеры оппозиции. Так, находясь 16 апреля с.г., в Тулузе (Франция) для участия в Социалистическом форуме по вопросам евро-средиземноморского сотрудничества, В.Джумблат заявил, что «конфессиональная система не может привести к настоящей демократии». Впрочем, ранее В.Джумблат неоднократно утверждал, что ликвидация конфессиональной системы в настоящее время является нереальной24.

Ливанская оппозиция и ее покровители за рубежом в один голос требуют проведения свободных, независимых и демократических парламентских выборов в условиях, исключающих прямое или косвенное влияние Сирии. При этом выражаются надежды на то, что в новый парламент придут прозападные и, соответственно, антисирийски настроенные депутаты. Но возможно ли это даже теоретически в условиях избирательной системы, действующей в соответствии с «Национальным пактом» – соглашением, заключенным в 1943 г. и определяющим фиксированные квоты депутатских мест для каждой конфессии в парламенте и министерских портфелей в правительстве? Ответ на этот вопрос может быть однозначным: конфессиональные «перегородки» заранее предопределяют результаты любых выборов.

Позиция США: На наш взгляд, наибольшую степень вовлеченности в ливанские и сирийские внутренние дела продемонстрировали Соединенные Штаты, пытаясь играть на определенных противоречиях между Сирией и Ливаном, а также обвиняя Дамаск в поддержке терроризма как в Израиле, так и в Ираке. Смысл всех высказываний Дж.Буша в адрес сирийского президента и лидера «Хезболлы» состоит в том, что Вашингтон дает шанс тому и другому «исправиться». В случае же неповиновения последствия как для одного, так и для другого могут быть самыми серьезными, включая применение силы.

Американо-сирийские отношения начали стремительно ухудшаться практически сразу после американского вторжения в Ирак. 11 декабря 2003 г. президент Дж.Буш подписал «Закон об ответственности Сирии» (SyriaAccountabilityAct), а 11 мая 2004 г. объявил о частичном введении экономических санкций против Сирии. Однако официальный Дамаск отнюдь не проявлял «должного смирения» ввиду все более усиливающегося давления со стороны Вашингтона. В своих комментариях по поводу американских санкций Б.Асад отметил, что «Вашингтон стал источником нестабильности на Ближнем Востоке, и его политика оказания давления и применения санкций не только не будет способствовать разрешению проблем региона, но и неизбежно приведет к их обострению»25. Б.Асад остался практически единственным арабским лидером, позволяющим себе открыто критиковать политику американской администрации на Ближнем Востоке.

Представители американской администрации не оставляли без комментариев практически ни одно более-менее важное событие во внутриполитической жизни Ливана. Так, касаясь назначения О.Караме на пост премьер-министра вместо Р.Харири, заместитель госсекретаря США Р.Армитидж заявил: «Новое ливанское правительство сформировано в Дамаске, что представляет собой нарушение резолюции 1559 СБ ООН». Р.Армитидж посоветовал Дамаску «предоставить возможность ливанцам самим определять судьбу Ливана»26.

Комментируя 16 февраля убийство экс-премьер-министра Ливана, госсекретарь США К.Райс заявила, что «США не обвиняют Сирию в гибели Харири, однако это дело требует расследования, тем более, что в соответствии с резолюцией ООН 1559 Сирия имеет отношение к происходящему в Ливане и должна помочь найти ответственного за содеянное». В своем последующем заявлении госсекретарь США отметила, что «Сирия может избежать дополнительных санкций, если изменит свою политику, а именно: прекратит поддержку терроризма». Сразу после убийства Харири США отозвали своего посла в Сирии для проведения «срочных консультаций»27.

8 марта с.г. подкомитет по делам Ближнего Востока палаты представителей конгресса США представил проект «Закона об освобождении Ливана и Сирии». Проект этого закона во многом напоминает «Закон об освобождении Ирака», принятый еще в 1998 г. В преамбуле проекта закона утверждается, что деятельность сирийского правительства, связанная с поддержкой терроризма, созданием ракет дальнего действия и оружия массового поражения, продолжением оккупации Ливанской Республики, нарушением прав человека в Сирии и Ливане «представляет угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов Америки и всеобщему миру». Исходя из этих утверждений, США обязуются «воспретить Сирии финансировать или предоставлять любую помощь и убежище террористическим организациям, разрабатывать и создавать оружие массового поражения и ракеты дальнего действия, продолжать оккупацию Ливана и вмешиваться в деятельность ливанского правительства, что якобы противоречит резолюциям СБ ООН 425 и 426 (1978), 520 (1982), 1559 (2004)»28.

По приглашению американского президента Дж.Бушамаронитский патриарх НасраллаСфейр в середине марта с.г. посетил США, где встретился с президентом Дж.Бушем, госсекретарем К.Райс, а также Генсеком ООН К.Аннаном. Во время этой встречи Дж.Буш подчеркнул, что «ливанский народ должен быть свободным и свободно высказывать то, к чему он стремится, и выбирать то, что он хочет». Дж.Буш заверил, что совместно со своими европейскими партнерами США делают все возможное для завершения вывода сирийских войск с ливанской территории и проведения свободных и честных выборов без внешнего вмешательства.

В свою очередь, Н.Сфейр выразил глубокую признательность президенту США за его «заботу о свободе ливанского народа, мире в Ливане и во всем мире». Он напомнил Дж.Бушу, что «Ливан был первым демократическим государством на Ближнем Востоке и останется центром распространения демократии в этом регионе», сославшись при этом на слова Папы Иоанна Павла ІІ о том, что «Ливан является образцом демократии для Востока и Запада»29.

Позиция Израиля. По мнению функционеров внешнеполитического ведомства США, заявления израильских политиков по поводу ситуации в Ливане могут привести к еще большему укреплению позиций «Хезболлы», поскольку лозунг «борьбы с сионистским врагом» в этой стране все еще остается достаточно популярным. Представители госдепа США считают, что чем больше израильтяне будут публично поддерживать ливанскую демократическую оппозицию, тем меньше будет у нее шансов победить на предстоящих выборах. Исходя из этого, госдепартамент США обратился к израильским властям с настоятельной просьбой как можно меньше делать заявлений по поводу развития событий в Ливане и в Сирии после убийства экс-премьера Р.Харири. Однако похоже, что израильские политики не могут отказать себе в «удовольствии» комментировать эти события30. Так, вице-премьер-министр Ш.Перес заявил, что «установление мирных отношений с Ливаном может произойти после того, как эта страна освободится от сирийского господства». По мнению Ш.Переса, между Израилем и Ливаном практически нет никаких проблем31.

В свою очередь, бывший глава «Моссада» ЭфраимГалеви считает, что «благодаря международному давлению будет положен конец пребыванию стражей иранской революции в Ливане, что будет иметь весьма положительные последствия для Израиля». По израильским данным, в Ливане находятся сотни иранских офицеров и военных специалистов, которые оказывают военно-техническую помощь подразделениям «Хезболлы», дислоцированным вдоль ливанско-израильской границы. По прогнозам израильских специалистов, после вывода сирийских войск роль военных формирований «Хезболлы» и иранских военных советников и специалистов в Ливане возрастет32.

Позиция европейских стран и ЕС. Еще совсем недавно, после утверждения в декабре 2003 г. президентом Дж.Бушем вышеупомянутого закона о санкциях против Сирии Дамаск мог рассчитывать на понимание и помощь со стороны европейских стран, прежде всего Франции и Германии. Основы взаимопонимания с ведущими европейскими странами были заложены во время визитов Б.Асада во Францию, Германию, Великобританию, Италию и Испанию. Лидеры ведущих европейских стран неоднократно заявляли о неприятии в международных отношениях практики применения санкций одной страны по отношению к другой. Так, комментируя применение американских санкций против Сирии, Ж.Ширак заявлял, что они «являются неэффективными и создают больше проблем, чем разрешают».

Однако после продления полномочий президента Ливана Э.Лахуда и особенно после убийства Р.Харири ситуация резко изменилась. Складывается такое впечатление, что лидеры ведущих европейских государств практически «отвернулись» от Б.Асада и принялись безоговорочно поддерживать антисирийские демарши Дж.Буша. У этой трансформации может быть несколько объяснений. Одно из них – стремление лидеров Франции и Германии нормализовать свои отношения с Вашингтоном, принеся в жертву Сирию «американскому идолу». Второе объяснение – влияние Р.Харири на Ж.Ширака, которых связывала долголетняя личная дружба33.

Во время встречи в Блюмберге на севере Германии Ж.Ширак и Г.Шрёдер также коснулись «сирийской проблемы», потребовав незамедлительного вывода сирийских войск из Ливана и проведения международного расследования обстоятельств убийства Р.Харири. В то же время, отвечая на вопрос о своем отношении к «Хезболле», Ж.Ширак сказал, что у него нет «критических замечаний к этой организации»34.

Позиция Франции по отношению к ливанским событиям была воспринята в Ливане неоднозначно. В то время, как оппозиция рукоплескала Парижу, представители ливанского правительства выступили с осуждениями. Так, министр обороны Ливана Абдель Рахим Мрад обвинил Ж.Ширака в «подталкивании оппозиции к экстремизму», а министр информации ИлиеФерзли заявил, что «Ширак ведет сражения на ливанской территории».

Позиция Лондона в оценке событий в Ливане традиционно оставалась в значительной степени проамериканской. Министр иностранных дел Британии Джек Стро предупредил Сирию, что она рискует быть занесенной в список «стран-изгоев», если не выведет войска из Ливана. В интервью Би-Би-Си глава Фориноффиса заявил, что после ухода сирийских войск из Ливана в этой стране могут быть размещены миротворцы ООН. В ответ на «возмущение» министра иностранных дел Великобритании фактом назначения О.Караме главой ливанского правительства спикер ливанского парламента Набих Берри направил главе Фориноффиса телеграмму следующего содержания: «Будучи весьма обеспокоенными возмущением Вашего Превосходительства повторным назначением О.Караме на пост министра иностранных дел, просим Вас назвать приемлемого для Вас кандидата на этот пост, дабы Вы впредь не испытывали возмущения. При этом сообщаем Вам, что назначение кандидата на пост премьер-министра в Ливане осуществляет не президент, а парламент. Со своей стороны, мы могли бы выразить наше мнение по поводу назначения министра иностранных дел Великобритании». Заявления подобного характера сделали также представители «Хезболлы»35.

Позиция Европейского Союза по отношению к Сирии также претерпела изменения – от поддержки Дамаска к дистанцированию от него. Так, в середине сентября 2003 г., находясь в Дамаске, комиссар ЕС по вопросам внешней политики Крис Патен отмечал, что американские санкции против Сирии не касаются отношений европейских стран с Дамаском и что ЕС имеет давние разногласия с Вашингтоном по поводу американских законов, которые действуют за пределами США. В декабре 2003 г. «в пику» закону США о санкциях против Дамаска Еврокомиссия подготовила проект соглашения о партнерстве Сирии с ЕС, который был парафирован в Брюсселе 19 октября 2004 г. Однако после продления полномочий президента Ливана Э.Лахуда и особенно после убийства Р.Харири ситуация резко изменилась.

16 марта с.г. министры иностранных дел ЕС во время встречи в Брюсселе выступили с совместным заявлением по поводу сирийско-ливанского кризиса, в котором призвали Сирию к скорейшему выводу своих войск и структур разведки из Ливана в соответствии с резолюцией СБ ООН и четким временным графиком. Министры ЕС выразили надежду на скорейшее формирование О.Караме правительства, которое «будет действовать в интересах всех ливанцев». Комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер выразила готовность ЕС оказать помощь в проведении честных и свободных выборов в Ливане, исключая внешнее вмешательство. Под давлением США и Израиля 10 марта Европарламент принял резолюцию, в которой ливанская партия «Хезболла» классифицируется как террористическая организация36.

В средине апреля во главе делегации оппозиции В.Джумблат побывал в Страсбурге, где обсудил с руководством Европейского Союза ситуацию в Ливане. В частности, он встретился с главой Европарламента Хосе Бореллем, председателем комитета по внешним связям и представителями социалистической фракции37.

Позиция России. После успешного визита Б.Асада в Россию в арабских столицах начали поговаривать «о возможном возвращении России на Ближний Восток через сирийскую дверь». В этих условиях применение силового воздействия США против Сирии неизбежно привело бы к окончательному ухудшению и без того небезоблачных американо-российских отношений, а возможно даже к опасной и непредсказуемой по своим последствиям конфронтации. Останется ли «сирийская дверь» для России открытой, или она захлопнется перед ней, как в свое время захлопнулась «иракская дверь», будет зависеть от степени решимости Москвы «прикрыть» своего союзника на Ближнем Востоке.

И действительно, Москва весьма «решительно» призвала Сирию немедленно вывести свой контингент из Ливана, понимая, очевидно, что вероятность силовой операции США против ее единственного союзника на Ближнем Востоке весьма велика. Этот призыв прозвучал сразу же после встречи К.Райс, Дж.Стро, М.Барнье и С.Лаврова по вопросу о сирийско-ливанском кризисе 1 марта с.г. в рамках международной конференции в Лондоне по палестинской проблеме. Следствием этой встречи было то, что уже в тот же день МИД России присоединился к общему хору западных держав, требующих немедленного вывода сирийских войск из Ливана. Такая оперативность российского МИДа может означать только одно: после переговоров в Лондоне Москва поняла, что над Сирией нависла серьезная опасность и ее надо отвести любой ценой. Однако сможет ли Россия спасти своего союзника, зависит, очевидно, не столько от ее решимости, сколько от того, приняли США решение о вторжении в Сирию или еще нет.

Четырехдневный государственный визит Б.Асада в Москву в конце января с.г. состоялся уже после того, как молодой сирийский президент за четыре года пребывания у власти посетил практически все столицы ведущих европейских государств, а также Пекин и Анкару. Поэтому визит Б.Асада в Москву выглядел скорее как попытка выйти из изоляции и заручиться поддержкой Кремля в условиях беспрецедентного американского давления на Дамаск. В определенной мере Б.Асаду это удалось. Одним из главных результатов визита стало списание 73% сирийских долгов России – почти 10 млрд. из 13,4 млрд. долл.38

В разгар сирийско-ливанского кризиса жесткую реакцию Израиля и угрозы со стороны США вызвала информация о поставках Сирии российских оперативно-тактических ракетных комплексов СС-26 «Искандер-Э» и переносных зенитно-ракетных комплексов СА-18 «Игла». Хотя по своим параметрам эти вооружения не подпадают под международные экспортные ограничения, тем не менее Израиль опасается, что это оружие попадет к палестинским террористам и ливанской «Хезболле». США, в свою очередь, обеспокоены тем, что ракетные комплексы могут оказаться на территории Ирака. На самом же деле, учитывая, что американцы не располагают аналогами российских комплексов, борьба идет за доминирование на ближневосточном рынке вооружений. Накануне своего визита в Израиль в конце апреля президент В. Путин снова подтвердил намерение России поставить зенитные ракеты Сирии, чтобы «израильские истребители не могли больше летать над дворцом президента Х.Асада»39.

В начале марта с целью проведения консультаций по поводу «ливанского кризиса» в Москве побывал заместитель министра иностранных дел Сирии ВалидМуаллем. 9–12 марта в Москве находился лидер ливанской оппозиции, глава друзской общины, председатель Прогрессивной социалистической партии Ливана В.Джумблат. До визита в Москву В.Джумблат посетил Кувейт, Саудовскую Аравию, Германию и Брюссель.

На пресс-конференции после переговоров с В.Джумблатом глава российского МИДа Сергей Лавров заявил: «Сирия и Ливан должны жить в дружбе и спокойствии, будучи уверенными в своей безопасности, что будет очень важным элементом региональной стабильности. Россия, как друг Ливана и Сирии, в этом заинтересована и активно содействует нормальному урегулированию нынешнего кризиса». Очевидно, намекая на давление, оказываемое США на Бейрут и Дамаск, С.Лавров считает неоправданным нагнетать вокруг сирийско-ливанского кризиса искусственную напряженность и решать задачи, которые не связаны с урегулированием в Ливане и выполнением резолюции 1559 СБ ООН. В.Джумблат и С.Лавроввыразили пожелание, чтобы «Хезболла» получила возможность «представлять свои интересы через выборы в структурах власти, которые будут формироваться в Ливане»40.

Позиция арабских стран. После того, как арабские страны «сдали» Ирак Америке в 2003 г., Сирия не могла надеяться, что «братья-арабы» поддержат ее в противостоянии с США в связи с принятием резолюции 1559 СБ ООН и драматической гибелью Р.Харири. Несмотря на всю очевидность предвзятости претензий США к Сирии, в арабских столицах предпочли продублировать американские требования к Сирии, забыв о двойных стандартах Вашингтона, обеспокоенного «сирийской оккупацией Ливана», но «забывшего» об оккупации Израилем сирийской территории с 1967 г.

Во время визита Б.Асада в Эр-Рияд 3 марта с.г. наследный принц Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз призвал сирийского лидера выполнить требования международного сообщества и немедленно приступить к выводу сирийских войск из Ливана. Принц Абдалла дал понять Б.Асаду, что арабским странам будет трудно поддерживать Дамаск перед усиливающимся международным давлением, если «со стороны Сирии не последует конкретных шагов» по выводу войск из Ливана. Со своей стороны, Б.Асад заверил принца Абдаллу, что сирийские войска будут выведены из Ливана до 22 марта, дня проведения очередного саммита ЛАГ в Алжире41.

16 марта с.г. с неожиданным краткосрочным визитом в Дамаске побывал президент Египта Хосни Мубарак, который обсудил с Б.Асадом план вывода сирийских войск из Ливана, а также вопросы порядка дня арабского саммита в Алжире. Переговоры проходили за закрытыми дверями. Визит Х.Мубарака в Сирию в тот момент, когда американское давление на Б.Асада достигло апогея, с одной стороны выглядел как проявление солидарности и, с другой, – как возможное посредничество между Дамаском и Вашингтоном.

Во время первой сессии Евро-средиземноморской парламентской ассамблеи в Каире 14 марта с.г. генеральный секретарь ЛАГ Амр Муса призвал мировое сообщество «с такой же принципиальностью, которая демонстрируется в отношении резолюции 1559, требовать выполнения всех резолюций СБ ООН, особенно касающихся обязательств Израиля, которые он не выполняет». А.Муса осудил избирательный подход относительно осуществления резолюций ООН, а также стремление принимать половинчатые решения в качестве отвлекающих маневров с целью оттянуть время от разрешения основного арабо-израильского конфликта. По мнению А.Мусы, попытки «лечения конфликта обезболивающими средствами приведут лишь к консервации этого конфликта и сохранению нестабильности в регионе»42.

Несмотря на то, что вопрос о сирийском военном присутствии в Ливане и выполнении резолюции 1559 не стоял в повестке дня очередного 17-го саммита ЛАГ в Алжире 22 марта, ливанская проблема обсуждалась на втором закрытом заседании лидеров арабских стран. Заключительное заявление саммита содержит пункт, в котором лидеры арабских стран «отвергают» американский закон о санкциях против Сирии, рассматривая его как нарушение принципов международного права, резолюций ООН, устава ЛАГ, и заявляют о своей полной солидарности с Сирией. Арабские лидеры призвали американскую администрацию «вступить в благожелательный и конструктивный диалог с Сирией с целью поиска оптимальных путей урегулирования разногласий между двумя странами». Участники саммита призвали Вашингтон «пересмотреть принятый в угоду Израилю закон о санкциях против Сирии».

В заключительном заявлении говорится о солидарности с Ливаном, о поддержке ливанского движения сопротивления («Хезболла») в его стремлении освободить оккупированные Израилем так называемые фермы Шебаа. Заявление содержит обращение саммита к Совету Безопасности ООН с просьбой потребовать от Израиля прекращения постоянных нарушений воздушного и водного пространства Ливана, а также обстрела ливанских населенных пунктов. Министр иностранных дел Ливана М.Хаммуд зачитал на саммите обращение президента Э.Лахуда, в котором он призвал арабов поддержать Ливан и Сирию и обвинил Израиль «во всем, что происходит сейчас в регионе». Ливанская оппозиция распространила среди участников арабского саммита меморандум, содержащий требование о выводе сирийских войск из Ливана до парламентских выборов в мае с.г. и обвинение Дамаска в создании нынешней кризисной ситуации в Ливане43.

В рамках арабского саммита в Алжире генеральный секретарь ООН К.Аннан встретился с президентом Сирии Б.Асадом и обсудил с ним выполнение резолюции 1559 СБ ООН. К.Аннан назвал 45-минутную встречу с Б.Асадом весьма конструктивной. Б.Асад представил Генсеку ООН детальный отчет о выводе сирийских войск в соответствии с временным графиком.

Позиция Турции: Решение президента Турции Ахмета Сезера посетить с официальным визитом Сирию в середине апреля вызвало большое неудовольствие в Вашингтоне. Американская администрация принялась оказывать давление на турецкого президента с целью склонить его к отмене визита. Посол США в Анкаре Эрик Эдельман «рекомендовал» А.Сезеру аннулировать свой визит в Дамаск и «занять подобающее место среди стран, которые выступают за безусловное выполнение Сирией резолюции СБ ООН 1559».

В турецких политических кругах эти заявления американского посла были расценены как вмешательство во внутренние дела Турции. После того как высшее турецкое руководство практически отказалось вступать в контакт с Э.Эдельманом, он был вынужден подать в отставку со своего поста. В политических кругах Турции Э.Эдельман снискал славу «инженера международных интриг на Балканах и на Ближнем Востоке»44.

Не меньшее возмущение в Турции вызвали заявления заместителя министра обороны США ПолаВулфовица 19 марта во время встречи с депутатами турецкого парламента в Вашингтоне. П.Вулфовиц призвал Турцию согласовывать с Вашингтоном свои отношения с Дамаском и Тегераном, «если она хочет получить поддержку американской администрации в блокировании требования армянского лобби в американском конгрессе принять закон, обвиняющий Турцию в совершении геноцида против армян в 1915 году»45.

Особое неудовольствие Вашингтона вызвало интервью Б.Асада каналу «CNN-Turknewschanel», в котором тот заявил о том, что собирается обсудить с турецким президентом «опасную колониальную роль США в регионе». «Мы можем уменьшить опасности до минимума, если будем действовать совместно. Опасность грозит всем нам. Они начали с Ирака, сейчас они угрожают Сирии и пытаются вмешиваться в турецкие дела», – сказал президент Б.Асад46.

Правительство Р.Эрдогана поддержало решение президента А.Сезера посетить Дамаск с ответным визитом. Б.Асад посетил Турцию в январе 2005 г. Сирия была первой арабской страной, которую посетили министр иностранных дел А.Гюль в начале 2003 г. (в бытность премьер-министром) и нынешний премьер-министр Р.Эрдоган – в конце прошлого года47. Несмотря на внешнее давление, 13–14 апреля визит А.Сезера в Дамаск состоялся и был признан обеими сторонами успешным. Для Дамаска этот визит был одной из немногих возможностей выхода из международной изоляции.

Позиция ООН. Комментируя убийство Р.Харири, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил: «Этот акт – возвращение к той главе истории Ливана, которая, как надеялся погибший, осталась далеко в прошлом». Глава ООН подчеркнул, что сейчас крайне важно не допустить дестабилизации и без того хрупкой ситуации в регионе. Он призвал народ Ливана проявить сдержанность и использовать мирные способы защиты суверенитета, независимости и территориальной целостности страны. В своем обращении к Совету Безопасности по ливанской проблеме от 24 марта 2005 г. Генсек ООН К.Аннан отметил, что Ливан переживает сложный и чувствительный период и что все причастные к этой проблеме стороны должны проявлять высшую степень сдержанности и исключительно мирными средствами.

На всех встречах Специального посланника Генсека ООН Терье Род-Ларсена на протяжении марта и апреля как в Дамаске, так и в Бейруте как заклинание повторялось одно и то же: провести расследование убийства Харири, провести свободные и честные выборы, сохранить мир и стабильность в Ливане, завершить вывод сирийских войск в соответствии с четким временным графиком. Вопросов разоружения «Хезболлы» Т.Род-Ларсен практически не касался, хорошо понимая особую чувствительность и бесперспективность этого вопроса. Ожидается, что на основании рекомендаций Т.Род-Ларсена Генсек ООН в своем докладе Совету Безопасности ООН в конце апреля с.г. предложит отложить выполнение пункта резолюции 1559 о разоружении «Хезболлы» на период после полного вывода сирийских войск и проведения парламентских выборов в Ливане.

В докладе следственной комиссии (S/2005/203), возглавляемой ирландским заместителем комиссара полиции Патриком Фитцджералдом, говорится, что прямой связи между убийством Харири 14 февраля и Сирией «пока не найдено». Автор доклада призывает к проведению расследования убийства Харири независимой международной комиссией. В докладе говорится также, что Сирия «несет прямую ответственность за политическую напряженность, которая предшествовала убийству». Доклад содержит информацию о том, что в ходе последней встречи Асад якобы угрожал Харири физической расправой, если тот не прекратит кампанию против вывода сирийских войск из Ливана. «Ливанские власти проявили явное нежелание по-настоящему расследовать это преступление», – отмечается в докладе. Автор доклада указывает также, что ливанское правительство продемонстрировало «большую небрежность» в защите Харири. По словам Фитцджералда, «ливанские власти не проявили должной заинтересованности в расследовании гибели Харири»48.

Комментируя планы создания международной комиссии по расследованию обстоятельств убийства Р.Харири, заместитель главы высшего исламского шиитского совета Абдель Амир Кабалан в своей пятничной проповеди 1 апреля с.г. заявил: «Ни один араб не заинтересован в убийстве Р.Харири. В этом заинтересованы лишь Израиль и Америка. Поэтому задачей международной комиссии будет не расследование правды, а ее сокрытие, тем более, если за этим преступлением стоит великая держава»49.

Единогласно принятая 7 апреля 2004 г. резолюция 1595 СБ ООН предусматривает создание независимой международной следственной комиссии со штаб-квартирой в Ливане «для оказания помощи ливанским властям в проведении всестороннего расследования террористического акта, включая оказание помощи в раскрытии исполнителей и организаторов этого акта». Резолюция содержит призыв к ливанскому правительству предать суду исполнителей и организаторов террористического взрыва 14 февраля 2005 г. и требует от него полностью учесть результаты и выводы материалов расследования, которые будут представлены комиссией.

После проведения необходимых консультаций с ливанским правительством об организации работы комиссии и подписания соответствующего меморандума Генсек ООН обязан представить Совету Безопасности доклад о начале работы комиссии, которая обязана завершить свою работу в течение трех месяцев. При необходимости Генсек своим решением может продолжить работу комиссии еще на три месяца. Генсеку ООН вменяется в обязанность принять необходимые меры для скорейшего формирования состава комиссии из числа «нейтральных и опытных специалистов». По просьбе Ливана и при поддержке представителей Китая, Аргентины и Алжира в проект резолюции была внесена поправка о том, что «в своей работе комиссия будет исходить из существующего в Ливане законодательства и юридической практики»50.

Находясь 8 апреля в Ватикане по случаю похорон Папы Римского Иоанна Павла ІІ, ливанская правящая «тройка», президент Э.Лахуд, председатель парламента Н.Берри и и.о. премьер-министра О.Караме заявили о «готовности сотрудничать с международной комиссией, поскольку Ливан заинтересован в разоблачении убийц Р.Харири»51.

Назначенное на 19 апреля представление Совету Безопасности доклада специального посланника ООН Т.Род-Ларсена по Ливану решением Генсека ООН было перенесено на конец апреля. Это было сделано по просьбе Дамаска, который хотел, чтобы в этом докладе было объявлено о полном выводе сирийских войск из Ливана. Решение К.Аннана о переносе даты представления доклада вызвало большое неудовольствие в Вашингтоне. В середине апреля Т.Род-Ларсен посетил Вашингтон, где встретился с госсекретарем К.Райс и советником по вопросам национальной безопасности Стивеном Хадли. Очевидно, переговоры Т.Род-Ларсена в Вашингтоне были вызваны необходимостью заручиться поддержкой выводов и предложений в представленном докладе по результатам челночных поездок в Бейрут и Дамаск в марте и апреле52.

Устранение с политической сцены Рафика Харири с его уникальной ролью посредника между всеми ливанскими политическими силами и конфессиями, между оппозицией и властью, с его международным весом и авторитетом означает устранение одного из столпов стабильности в стране и чревато обострением политического противостояния на грани новой гражданской войны. Несмотря на все коллизии в политической жизни Ливана на протяжении последних лет, во многом благодаря усилиям Р.Харири существовала и постоянно укреплялась тенденция к сохранению единства и стабильности в стране перед лицом существующих и грядущих вызовов. Однако насильственная смерть ливанского экс-премьера нарушила хрупкое равновесие политических сил, подорвала относительную стабильность политической ситуации в стране, подтолкнула Ливан к пропасти нового междоусобного противостояния.

Убийство Харири – удар не только по Ливану, но и по Сирии, поскольку дестабилизация ситуации в Ливане, сопряженная с неизбежными осложнениями внешнеполитического характера, представляет для Сирии опасную угрозу. Убийство Харири приведет лишь к временному осложнению отношений между Дамаском и Бейрутом, поскольку в долгосрочной перспективе они «обречены» на стратегическое сотрудничество. Следует предположить, что после вывода сирийских войск и проведения майских выборов в Ливане «братские» отношения между Сирией и Ливаном будут восстановлены.

На наш взгляд, версия о причастности Лахуда или сирийских спецслужб к убийству Харири выглядит весьма неубедительной, поскольку Харири был достаточно умеренным оппозиционером как по отношению к Сирии, так и по отношению к ливанскому президенту. Независимо от того, будет доказана причастность Сирии к гибели Харири или нет, несомненно, что США и Израиль усилят свое давление на Дамаск. Вашингтон еще больше ужесточит санкции против Дамаска. Израиль, со своей стороны, будет пытаться добиться от Сирии накануне начала мирных переговоров максимальных уступок, прежде всего разоружения военных формирований «Хезболлы».

То, что произошло с Ираком (американская оккупация), и то, что происходит с Ливаном и Сирией сегодня (американское давление), является прямым следствием утраты арабскими лидерами элементарного стремления к солидарности, что подвергает арабский мир внешним влияниям и вмешательству, прежде всего со стороны США и их союзников.

Несмотря на небольшие размеры Ливана, существование некоторых дестабилизирующих факторов (межконфессиональное напряжение; пребывание на его территории около 400 тыс. палестинских беженцев; неурегулированность отношений с Израилем), эта страна представляет значительный интерес для внешнего мира как транзитный, транспортный, торговый и финансовый центр в стратегически важном регионе Ближнего Востока. Ливан также играет значительную роль как в политической, так и в экономической жизни региона, являясь одной из немногих арабских стран, внутриполитическая жизнь которой базируется на принципах демократии. Ливан – важная составляющая ближневосточного мирного урегулирования, от его позиции в значительной мере зависит установление мира и стабильности в регионе. Все эти факторы определяют достаточно весомую роль Ливана в международной жизни и то большое внимание, которое проявляют к Ливану США и ведущие страны Европы.

Основой вмешательства иностранных государств во внутренние дела Ливана служит поддержка требования ливанской оппозиции о выводе сирийских войск из Ливана, но при этом игнорируется позиция государственных ливанских институтов – президента, парламента и правительства, которые до сих пор ни разу не потребовали вывода сирийских войск из страны. Думается, что мусульманское большинство в Ливане поддерживает позицию нынешней ливанской власти. Если бы сегодня в Ливане был проведен референдум по вопросу о выводе сирийских войск, то, скорее всего, результат был бы в пользу их дальнейшего пребывания на ливанской территории. Предстоящие выборы в Ливане в мае с.г. в определенной мере сыграют роль такого референдума.

Характер нынешней ситуации в Ливане менее всего напоминает классический революционный кризис, в котором одна сила является прогрессивной революционной, а другая – консервативной. На наш взгляд, консервативными являются как оппозиция, так и правящий режим. Ни оппозиция, ни власть практически ничего не предлагают нового и радикального для выхода из нынешнего кризиса. Обе стороны в одинаковой мере демонстрируют равновесие бессилия и не имеют четкого и действенного плана по урегулированию ситуации. Практические шаги по демократизации общества заменяются демагогией и взаимными обвинениями, которые изнуряют общество и не открывают никакой привлекательной перспективы для большинства ливанского населения. То, что происходит в Ливане, скорее напоминает очередной кризис архаической псевдодемократической политической системы с элементами значительного внешнего вмешательства, которое не имеет ничего общего с потребностями демократизации ливанского общества.

На наш взгляд, как и во время гражданской войны (1975–1990 гг.), основной причиной нынешнего ливанского кризиса является межцивилизационное напряжение, прежде всего между мусульманами и христианами. Характерной чертой нынешней ситуации в Ливане стало неуклонное возрастание роли в ливанском обществе мусульманской общины и, соответственно, ослабление христианской. Дальнейшее существование конфессиональных «перегородок» в ливанском обществе в значительной мере будет тормозить формирование ливанской политической нации и становление гражданского общества. Одной из основных причин нынешнего кризиса в Ливане является сохранение архаической системы конфессионального распределения властных полномочий в государственной структуре Ливана, которая все более ощутимо вступает в противоречие с существующими реалиями.

ливан борьба политический власть


Список литературы

1. http://www.un.org/russian/ducumen/scaction/2004/index.html

2. http://www.enovosti.ru/archiv/No45_2004.htm

3. Аль-Мустакбаль, 18.02.2005.

4. Аль-Мустакбаль, 16.02.2005.

5. Аль-Хаят, 16.02.2005.

6. http://www.aljazeera.net/NR/exeres/018ECA5D.htm

7. Patrick Seale. Who killed Rafik Hariri? // The Guardian. February 23, 2005.

8. http://en.wikipedia.org/wiki/Qornet_Shehwan_Gathering.

9. Аль-Мустакбаль, 18.03.2005.

10. http://www.state.gov/g/drl/rls/hrrpt/2004/

11. Аль-Хаят, 1.03.2005.

12. Ан-Нахар, 15.03.2005.

13. Аль-Мустакбаль, 11.03.2005.

14. Аль-Мустакбаль, 17.04.2005.

15. http://www.expert.org.ua

16. http://www.mignews.com/news/politic/world/110305_33953_87187.html

17. Аль-Мустакбаль, 8.03.2005.

18. Ас-Сафир, 12.03.2005.

19. http://www.ng.ru/printed/world/2005-01-26/1_siria.html

20. http://www.politcom.ru/2005/gvozd547.php

21. http://www.ligaconsult.ru/news_details.php?id=286

22. http://www.kurdistan.ru/14.04.05-2.htm

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий