Политический аспект расширения ЕС: история и современность

Предпосылки и начало евроинтеграции, поиски путей ее углубления. Определение проблем политической интеграции, возникающих в ходе расширений. Анализ современного состояния Европейского Союза. Трансформация ЕС в ХХІ в: четвертое, пятое и шестое расширения.

Содержание

Введение

Глава 1. Предпосылки и начало евроинтеграции. Первое расширение

Глава 2. Второе и третье расширения. Поиски путей углубления интеграции

Глава 3. Политическая трансформация ЕС в ХХІ веке: четвертое, пятое и шестое расширения

Заключение

Список изученных источников


Введение

Темой данной квалификационной работы является «Политический аспект расширения ЕС: история и современность».

Актуальность темы обусловлена тем, что на сегодняшний день в странах Европейского Союза существует ряд проблем, связанных с политической интеграцией, которые требуют дальнейшего разрешения. К тому же, Украина, объявившая стратегической целью вступление в ЕС и по отношению к которой действует Европейская политика соседства – Восточное партнёрство, не может оставаться в стороне от евроинтеграционных процессов, находясь непосредственно у границ ЕС.

Целью данной работы является комплексное исследование развития и становления Европейского Союза как политической системы.

Задачами квалификационной работы являются:

- выявление предпосылок расширения евроинтеграционного процесса;

- определение проблем политической интеграции, возникающих в ходе расширений и развития интеграционных процессов;

- анализ современного состояния ЕС, как политического объединения.

Источники и научные исследования по данной работе многообразны: законодательные и нормативные документы, монографии, аналитические работы отечественных и зарубежных учёных и политологов.

Среди украинских исследований наиболее интересной оказалась монография, написанная директором Института международных отношений Киевского национального университета им.Т.Шевченко профессором В.В. Копейкой, а также доцентом кафедры международных организаций Т.И. Шинкаренко «Європейскький Союз: історія і засади функціонування».[1] В данной работе освещается история и анализируется современное состояние европейской интеграции. По структуре это пособие построено в соответствии с основными этапами развития европейской интеграции, что дает возможность раскрыть закономерности и последовательность евроинтеграционного процесса. Особое внимание уделяется проблематике отношений Украины и Европейского Союза. Не менее интересными оказались работы Владимира Посельского «Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції»[2] , П.Ю. Буряка, О.Г. Гупало «Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності»[3] , В.Г. Вороноковой «Політика європейської інтеграції»[4] , О.Г. Белоруса «Глобальні стратегії Євросоюза»[5] . Эти исследования знакомят с политической, институциональной, правовой и финансовой составляющей Евросоюза, определяют суть, формы, организационные начала и направления деятельности ЕС в условиях его расширения, рассматривается политическая система Европейского Союза и его правовое устройство. Особого внимания заслуживает работа И.А. Грыцяка «Європейське управління: теоретико-методологічні засади».[6] В этой монографии проанализирована история и современное состояние европейской интеграции, в частности, концептуальные подходы к её процессу, проблемы формирования институциональной системы ЕС как организованной основы европейского управления и развития его многоуровневой системы. Также дается подробная классификация источников права Европейского Союза. Среди советских исследователей значительный интерес представляют работы Ю.В. Шишкова «Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия»[7] , В.Г. Барановского «Политическая интеграция в Западной Европе»[8] , а также совместная монография Ю.В. Шишкова и В.Г. Барановского «Западноевропейская интеграция: политический аспект»[9] . Данные работы посвящены исследованию важнейших аспектов политической интеграции ЕС, проводится анализ сущности и форм политической интеграции, рассматривается функционирование политической системы западноевропейского интеграционного комплекса, а также деятельность ЕС на международной арене.

Особого внимания также заслуживают труды зарубежных исследователей. Работа Десмонда Дайнена «Все более крепкий союз. Курс европейской интеграции»[10] является наиболее полной, компактной и доступной в изложении истории создания Европейского Союза, которая охватывает наиболее значимые изменения в Европейском Союзе. Монография бельгийского политолога Вольтера Ван Гервена[11] представляет собой общее введение в историю Европейского Союза. Она показывает как отличительные черты демократического государства-члена ЕС постепенно выражаются в Европейский Союз и рассматривает становление ЕС как демократического государства собственного вида. В коллективной монографии, подготовленной учеными ГДР Вильгельмом Эрзилем, Альбрехтом Харизиусом и Петером Хохом «Западная Европа: политическая и военная интеграция»[12] исследуются актуальные вопросы военной и политической интеграции стран-членов Европейских Сообществ и НАТО. В ней раскрываются интеграционные процессы под углом взаимоотношений западноевропейских стран с США и дается критика основным концепциям европейской интеграции.

Хронологические рамки работы охватывают период после окончания Второй мировой войны до сегодняшних дней, так как вопрос об европейской интеграции и ее расширении встал в результате послевоенной разрухи, формально евроинтеграционный процесс начался в начале 1950-х годов и продолжает развиваться на современном этапе.

Данная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка изученных источников. В первой главе «Предпосылки и начало евроинтеграции. Первое расширение» рассматривается положение стран после окончания Второй мировой войны, создание Европейского объединения угля и стали, образование ЕЭС и Евратома, а вместе с этим и Европейских Сообществ, поражение первых попыток политического сотрудничества, а также вступление в Сообщества Великобритании, Дании и Ирландии и его последствия. Во второй главе «Второе и третье расширения. Поиски путей углубления интеграции» рассматриваются предпосылки и условия вступления Греции, Испании и Португалии в Сообщества, а также подписание Единого Европейского акта, который значительно реформировал установочные Римские договоры. В третьей главе «Политическая трансформация ЕС в XXI веке; четвертое, пятое и шестое расширения» дается характеристика ЕС как полноценного политического субъекта после подписания Маастрихтских соглашений, рассматривается ряд трансформаций, через которые прошли Европейские Сообщества на пути к Европейскому Союзу. Особое внимание уделяется пятому расширению, которое явилось наиболее масштабным и наиболее проблематичным расширением за всю историю функционирования Европейского Союза.


Глава 1. Предпосылки и начало евроинтеграции. Первое расширение

После окончания Второй мировой войны первоочередным заданием европейских стран был поиск путей восстановления экономики и формирование системы безопасности на континенте. Необходимо было найти ответы на вопросы: как предотвратить межнациональные и международные конфликты в Европе, заменить военные методы разрешения международных споров правовым арбитражем, защитить демократию и рыночную экономику, решить немецкую проблему и т.д. В таких условиях, в Европе становятся популярными идеи объединения. Среди множественных призывов к объединению наибольший резонанс получила речь Черчилля о «трагедии Европы», провозглашенная им 19 сентября 1946 года в Цюрихском университете.[13] Черчилль призывал европейцев покончить с националистической враждебностью, в первую очередь с франко-немецким антагонизмом, и создать на континенте аналог США. Эту речь Черчилля называют манифестом объединения Европы.

В то же время, идея европейского объединения еще не получила широкой поддержки общественности и часто рассматривалась только в контексте внешней политики национальных правительств. В первые послевоенные годы проблематичной казалась возможность достижения солидарности между европейскими странами, для которых приоритетными оставались вопросы о защите собственных интересов. Нидерланды и Дания отдавали предпочтение ООН, другие государства были сторонниками идеи региональной европейской интеграции, Великобритания, обеспокоенная вопросами конвертированности фунта стерлинга и задолженностью перед США, отдавала предпочтение традиционным связям со странами Британского Содружества и Северной Америкой.

Но неотложность послевоенной реконструкции Европы и реинтеграции Германии в круги европейских демократических стран, а также начало «холодной войны» активизировали деятельность многочисленных европейских движений.

В 1946 году часть национальных движений за федеративную Европу объединилась в Европейский союз федералистов под главенствованием Хендрика Брюгмана и Генри Фринея. В 1947 году Р. Куденгове-Калерги основал Союз европейских парламентариев, сторонников Пан-европы, которые поддерживали идею создания Европейской ассамблеи с федеративной конституцией и единой денежной единицей.[14] В мае 1948 года в Гааге под главенствованием У. Черчилля собрался Конгресс европейских движений. В нем приняли участие около 800 делегатов преимущественно из западноевропейских стран. На Конгресс прибыли такие известные политики, как Конрад Адэнауэр, Энтони Идэн, Гарольд Макмиллан, Хендрик Брюгман, Эдуард Даладье, Франсуа Миттеран и другие. Конгресс стал ареной столкновения двух тенденций – федералистской, представленной французскими, бельгийскими, нидерландскими и итальянскими делегатами, и унионистской, представленной британской делегацией. В ходе Конгресса было принято «Обращение к европейцам», которое призывало к созданию Европейского Союза с общими институтами, но без полномочий принимать политические решения.[15] Будущий союз должен был строиться на фундаменте трех европейских ценностей: принципе сообщества, уважении личности и свободе. В обращении отстаивалась идея объединённой Европы с общей Ассамблей, Хартией прав человека, Судом, а также предполагалось свободное передвижение особей, идей, капитала.

В ходе Конгресса было предложено создать Европейское движение, которое бы координировало деятельность сторонников объединенной Европы всех направлений и тенденций (федералистов, унионистов, либералов, социалистов). Оно было основано в Брюсселе в октябре 1948 года во главе с У. Черчиллем, Леоном Блюмом, Полем Генри Спааком, с целью способствования становлению Совета Европы и дальнейшему развитию европейской интеграции. Он до сих пор остается важной трансъевропейской структурой по поводу обсуждения общих проблем и деятельности разных организаций.

По предложению Д. де Ружмонта в Лозанне был создан европейский центр культуры, возглавляемый им на протяжении 1950-1985 годов. В 1950 г. в Брюгге был основан Европейский колледж под руководством Х. Брюгмана, который до сих пор является важнейшим заведением по подготовке высших европейских функционеров.[16]

Следующей предпосылкой европейской интеграции было создание Совета Европы. 5 мая 1949 года Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Дания, Ирландия, Норвегия и Швеция подписали в Лондоне Статут, по которому был основан Совет Европы.[17]

Поскольку институциональный метод европейской интеграции, при помощи которого предусматривалось принять европейскую конституцию с целью придать «сверху» импульс формированию политического союза, оказался невозможным, «функционалисты» предложили начать поиски путей «снизу». Функционалистический подход к интеграции предусматривал, что европейские страны, которые только что восстановили свой суверенитет после войны, не должны были полностью от него отказываться, а только отказаться от догмы его неделимости и целостности. Ж. Моне, верховный комиссар по вопросам объединения Германии, предложил отдать под общее управление все производство стали и добычу угля во Франции и Германии в организацию, открытую для участия других европейских стран. Тайно подготовленный «Меморандум Монне» 3 мая 1950 года был передан министру иностранных дел Франции Р. Шуману, который взял его в основу Декларации.[18] Он предложил создать общий рынок в двух, жизненно важных экономических секторах, которые раньше использовались в военной сфере: угольном и сталелитейном. Уголь в ту эпоху удовлетворял 65 % потребностей в энергии западноевропейских стран, а сталь была ведущим материалом в эпоху второй промышленной революции. По мнению Шумана, солидарность, которая должна была возникнуть в процессе общего производства, «сделает войну между Францией и Германией не только немыслимой, но и невозможной физически». Он предложил передать определенные полномочия принятия решений в этих двух секторах, которые раньше принадлежали отдельным государствам, независимому органу. Решения, принятые этим органом, должны быть обязательными для исполнения всеми государствами-членами. Наднациональный орган управления должен был модернизировать производство, создать одинаковые условия для угледобывающей и сталелитейной отраслей на общем рынке, развивать общий экспорт, постепенно улучшить условия труда работников. Хотя обращение Шумана адресовалось всем европейским странам, только пять – ФРГ, страны Бенилюкса и Италия – дали положительные ответы. План Шумана был поддержан в США и раскритикован в СССР. Великобритания отказалась участвовать в подготовительной работе над проектом, так как не соглашалась с принципом наднациональности и таможенной интеграцией, которые могли осложнить её отношения со странами Содружества Наций.

18 апреля 1951 года в Париже Франция, Германия, Италия и страны Бенилюкса подписали договор, который на 50 лет основал Европейское объединение угля и стали.[19] Договор ЕОУС основал институты, которые стали праобразами соответствующих структур Европейского Сообщества. Высшее правление –исполнительный коллегиальный орган, который имел полномочия принятия решений. Он состоял из восьми членов, назначенных по общему согласию стран-членов на шесть лет. Совет министров представлял правительства для координации деятельности Высшего правления с экономической политикой отдельных государств.[20] Единогласное принятие Советом или большинством голосов оставалось необходимым условием для принятия важных решений. Ассамблея назначалась национальными парламентами стран-членов для осуществления демократического контроля над высшим правлением. Она не имела законодательных и бюджетных возможностей, но могла предоставить вотум недоверия и отстранять Высшее правление двумя третью голосов. Суд состоял из назначенных правительствами, но независимых от них шести судей, которые получили полномочия решать спорные вопросы и могли аннулировать решения органов ЕОУС. Консультативный комитет – орган, не имеющий полномочия принятия решений, представлял промышленников, работников, коммерсантов и потребителей.

В системе институтов ЕОУС ключевая роль принадлежала Высшему правлению, созданному как исполнительный орган. Его решения были обязательными для государственных учреждений. Создание Высшего правления было серьёзным шагом на пути экономической интеграции Европы, а также прорывом в традиционных представлениях об институциональной системе международных организаций.

Парижский договор предусматривал независимое от государств финансирование ЕОУС путём внедрения налога на продукцию металлургической и угольной отраслей промышленности – первого европейского налога. Высшее правление уполномочивалось ежегодно устанавливать сумму налогообложения разнообразных производств ЕОУС согласно их средней стоимости, но она не могла превышать 1%. На протяжении переходного периода (до 1958 года) был создан таможенный союз и внедрен общий таможенный тариф путем снижения таможенных тарифов в среднем от 12-28% до 6%.[21] Свободное движение рабочих было установлено в 1954-1961 гг. Великобритания подписала с ЕОУС соглашение об ассоциации в 1954 году и тарифное соглашение в 1957 году.

Функционирование общего рынка угля и стали продемонстрировало, что экономическая интеграция не только возможна, но и выгодна. Вследствие либерализации торговли продукцией металлургической и угольной отраслей в пределах ЕОУС её обороты возросли почти на 130% на протяжении первых пяти лет существования Объединения, что стимулировало развитие и модернизацию промышленного потенциала. Производство стали удвоилось, была стабилизирована поставка железа и угля. Удалось улучшить охрану труда рабочих, увеличить помощь по безработице и помощь на реконверсию проблемных регионов, в частности бельгийского Боринажа и южных регионов Франции.

В 1958-1959 гг.деятельность ЕОУС значительно усложнил угольный кризис, спровоцированный, в первую очередь, поставкам в больших количествах дешевой нефти на европейские рынки.[22] Объединение не имело никаких полномочий в нефтяной сфере, а значит и не имело возможности осуществлять комплексную энергетическую политику. Кризис привел к закрытию 400 шахт и стагнации в угольной промышленности в государствах-членах ЕОУС. Вместе с тем, ЕОУС играло роль трамплина для дальнейшего развития евроинтеграционных процессов, его деятельность дала возможность апробировать на практике методы деятельности институтов Объединения и выявить проблемы секторального этапа интеграции, в частности, стремление государств-членов сохранить за национальными правительствами контроль над принятием важнейших решений, оставляя полномочия Объединения в ограниченных секторах.

В 1950-1952 гг.под влиянием достижений ЕОУС в рамках Совета Европы и ЕОУС было разработано три проекта новых секторальных объединений: Европейское управление транспортом с Высшим управлением, Советом министров, Судом, Парламентской ассамблеей; Высшее сельскохозяйственное управление – «зеленое объединение», направленное на ликвидацию таможенных барьеров, организацию производства и рынков, снижение цен; Европейское сообщество охраны здоровья – «белое объединение», которое должно было координировать борьбу против алкоголизма, наркомании, эпидемических заболеваний и т.д.[23]

Проекты встретили сопротивление со стороны правительств, которые не соглашались с передачей суверенитета в этих сферах наднациональным структурам, профессиональным организациям, исходя из значительных национальных диспаритетов в данных отраслях, а также сопротивления компаний. Отклонение проектов новых европейских объединений чётко продемонстрировало границы и пределы секторальной интеграции, слишком узкой и зависимой как от борьбы частных интересов, так и от недальновидности политиков.

Начало войны в Корее активизировало политический и военный аспекты интеграции в Западной Европе. Вопрос о военно-политической интеграции Западной Европы обговаривался на Консультативной ассамблее Совета Европы. Ж. Монне предложил премьер-министру Франции Р. Плевену «расширенный план Шумана» по поводу вопросов обороны. 24 октября 1950 года Р. Плевен обратился к Национальной ассамблее с предложением создания европейской армии, подчиненной политическим институтам объединенной Европы.[24] Центральным элементов этого плана была идея интеграции национальных вооруженных сил на низких уровнях военной структуры, то есть, начиная с батальона и полка. Штабы интегрированных частей должны быть укомплектованы офицерами разных национальностей. Для содержания объединенной армии в проекте предусматривалось создание общего бюджета стран-участниц. Согласно плану Плевена у Германии не было собственных вооруженных сил, но немецкий военный контингент входил в состав европейской армии. Великобритания высказалась в пользу плана Плевена, но заявила, что не будет принимать участие в европейской армии.

15 февраля 1951 года в Париже открылась конференция по проблемам европейской армии с участием делегатов стран, которые подписали договор об ЕОУС и наблюдателей от США, Канады, Великобритании, Норвегии, Дании. В ходе конференции был подготовлен проект договора, опубликованный 1 февраля 1952 года, в котором предполагалось создание Европейского оборонного сообщества, у которого была бы общая армия.[25] В отличие от плана Плевена интеграция вооруженных сил осуществлялась бы не на уровне батальона или полка, а армейского корпуса. Проект договора предусматривал создание целостной организации европейских вооруженных сил: общий бюджет, общую систему военного образования, унифицированное вооружение и униформу.

По предложению главы итальянского правительства А.де Гаспери, в договор была внесена ст.38, по которой Парламентской Ассамблее Европейского оборонного сообщества поручалось разработка проекта «федеративной или конфедеративной структуры», которая должна была обеспечить политическую координацию уже существующих и новообразованных сообществ.[26]

Чтоб предоставить Западной Германии возможность подписать будущий договор, Договорные соглашения 26 мая 1952 года завершили режим оккупации и предоставили ей полный суверенитет. Предполагалось, что 10 немецких дивизий из 12 интегрируются в систему ЕОС.[27] Одновременно с этим, Германия отказывалась от обладания ядерным, биологическим и химическим оружием. Введение в действие Договорных соглашений зависело от вступления в силу Парижского договора. Договор про ЕОС подписали 27 мая 1952 года в Париже страны-члены ЕОУС. Сторонники европейской интеграции рассматривали Парижский договор, как новую ступень объединения шести западноевропейских государств.

В сентябре 1952 гола правительства стран-членов ЕОУС созвали в Люксембурге Ассамблею ЕОУС и делегатов от Консультативной ассамблеи Совета Европы для формирования ассамблеи, уполномоченной разработать проект Европейского политического сообщества (ЕПС).[28]

10 марта 1953 года ассамблея, возглавляемая П.Х. Спааком, одобрила предыдущий проект политического сообщества, который предусматривал создание Европейского политического сообщества наднационального характера.[29] Предполагалось создание таких институтов: двухпалатного парламента, который состоял бы из палаты депутатов, избранных общим голосованием, и сената, члены которого избирались бы национальными парламентами; европейского исполнительного совета, ответственного перед парламентом; совета национальных министров, которые бы координировали политическую деятельность государств и исполнительного совета; суда; экономического и социального совета. Проект ЕПС включал такие структуры, как общий рынок, секторы угля и стали, оборону, европейскую армию, международные отношения.

Однако, национальные правительства сомневались и считали это договор преждевременным. Так, парламентарии Франции остерегались потери суверенитета во внешней политике, а это отождествлялось с ликвидацией роли Франции на мировой арене. К тому же, проект ЕПС мог приниматься во внимание только в случае ратификации договора всеми сторонами.

В июне 1954 года главой правительства и министром иностранных дел Франции стал Пьер Мендес-Франс, который не был сторонником ЕОС, к тому же, в оппозиции ЕОС находились экономисты, которые остерегались конкуренции с немецкой и итальянской оборонной промышленностью. 30 августа 1954 года Национальное собрание Франции отклонило ратификацию ЕОС, что привело к торможению осуществления политической унификации Европы.[30] В знак протеста против такого двойного поражения Ж.Монне подал в отставку с должности президента Высшего управления ЕОУС и направил усилия на создание Комитета действия за Соединенные Штаты Европы. Поражение ЕОС объяснялось неготовностью широких общественных кругов к углублению интеграционных процессов. К тому же, национальные чувства оставались довольно острыми в таких сферах, как оборона и внешняя политика. Однако перспективной оставалась интеграция западноевропейских стран, которая в большей мере отвечала существенным требованиям стран-участниц, а также меньше касалась таких сфер государственного суверенитета, как национальная безопасность, оборона, внешняя политика. Поэтому 25 марта 1957 года в Риме Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург подписали два договора, которые основали Европейское Экономические Сообщество и Европейского сообщество по атомной энергии.[31] Рассматривания значения договоров, договор об ЕЭС доминировал над другими европейскими договорами. В его преамбуле указывалось на то, что страны-основательницы ЕЭС заявили о стремлении заложить основы более тесного сотрудничества между европейскими народами, ликвидируя барьеры, что дало бы возможность усилить защиту мира и свободы. Второй Римский договор основывал Евратом, который предусматривал создание общего рынка ядерных материалов и оборудования, разработку общего ядерного законодательства, создание общей системы поставок, системы мирного использования ядерной энергии, разработку общих стандартов безопасности по поводу здоровья и защиты населения от ионизированного излучения. Фундаментом технологического прогресса в атомной промышленности Европы должны были стать научные исследования, осуществляемые в общем исследовательском центре. Таким образом, Евратом не ставил перед собой задачи монополизации странами-членами производства атомной энергии и оружия. Его главной задачей были поставки энергии, необходимые Европе и обеспечение большей независимости коалиции шести государств в сфере атомного производства. Оба договора имели одну общую деталь: высшее правление ЕОУС заменялось Советом министров, как ключевой орган в институциональной системе Европейских Сообществ. Образование ЕЭС и Евратома стало решающим шагом на пути реализации стратегии европейской интеграции, которая открывала путь к построению единой Европы. Парижский и Римский договоры учредили основополагающие институты Европейских Сообществ. Исполнительные функции были распределены между Комиссией и Советом Министров. Комиссия – институт созданный на основе слияние исполнительных органов троих Европейских Сообществ. Он является политически ответственным перед Европейским Парламентом, который может выразить вотум недоверия и отправить его в отставку. Основные направления деятельности Комиссии являются: охрана и реализация права Сообщества, инициирование и обеспечение политики Сообществ, руководство исполнения этой политики в разных сферах, представительство в других государствах и организациях. Совет Министров – основной орган, уполномоченный принимать решения Сообщества. Основной задачей является обеспечение координации общей экономической политики, принятия решений путем законодательной деятельности. Также Совет Министров имеет широкие полномочия в сфере внешней политики, в частности право заключать соглашения с другими государствами и организациями. Однако такая деятельность осуществляется только после консультаций с Европейской парламентской ассамблеей, которая была переименована в Европейский Парламент с 1962 года. Основными функциями были консультативная и контролирующая. Долгое время он занимал самую низкую ступень иерархии институтов Сообщества. Суд Европейского Сообщества является главным правоохранительным органом: он осуществляет контроль над соблюдением права, законностью правовых актов, рассматривает споры между членами Сообщества.[32]

Период 1958-1969 годов обозначился серьёзными разногласиями между странами-участницами по поводу вопросов политической унификации Западной Европы, расширения и углубления Сообщества. Дискуссии вокруг проблем, связанных с расширением политической интеграции начались сразу после ратификации римских договоров. 5 сентября 1960 года Шарль де Голль во время пресс-конференции предложил механизм регулярного сотрудничества стран Западной Европы в политической, экономической и культурных сферах.[33] План предусматривал периодическое проведение совещаний глав государств или правительств стран-участниц Сообщества, регулярный созыв встреч на уровне министров, учреждение специальных комиссий с соответствующим кругом вопросов, создание постоянного политического секретариата с местопребыванием в Париже. В 1961 году предложения Франции стали предметом обсуждения на первой в истории ЕЭС встрече глав правительств в Париже. Было принято решение о создании специальной комиссии в составе представителей всех стран Европейского Сообщества с целью определения форм и организационных принципов такого сотрудничества. Этот проект был отклонен в связи с отрицательной реакцией Бельгии и Нидерландов. Обе страны небезосновательно считали, что почти полное отсутствие наднациональных компонентов в предложенной структуре новой организации поставит под сомнение динамику интеграционных процессов в ЕЭС. К тому же, партнеры Франции проявляли осторожность по поводу проектов европейской оборонной политики, способных ослабить атлантический альянс. Важную роль играли стремления этих стран уладить вопросы политической интеграции со вступлением в ЕЭС Великобритании, которая подала соответствующее заявление 10 августа 1961 года. Официально переговоры по вступлению Великобритании в ЕЭС начались уже 10 октября 1961 года.[34] Однако, они проходили по достаточно сложной схеме, в соответствии с которой, страны Сообщества должны были сформулировать единую общую позицию по отношению к Великобритании на уровне Совета Министров. Для того, чтобы избежать затягивания переговоров, делегации Великобритании было предложено прийти к соглашению по принципиально важным вопросам, таким образом, обеспечив её вступление в ЕЭС, а все остальные проблемы она могла бы решать уже как член ЕЭС и оказывала бы реальное влияние на развитие Сообщества. Однако правительство Макмиллана отказывалось от углубления интеграционных процессов в пределах Европейского Сообщества, и кроме того оно было связано обязательствами перед странами Содружества Наций.[35] Этот подход привел к затягиванию переговоров о вступлении в Сообщество, в то время как оно продолжало развиваться без учетов интересов Великобритании. Еще одним немаловажным фактором отсрочки вступления явилось вето, наложенное Ш.де Голлем. Основной причиной стало вовлечение Великобритании в сферу интересов США, что особенно проявилось в ядерной сфере. К тому же, де Голль отмечал, что Великобритания – островное морское государство, чьи характер производства, традиции и обычаи значительно отличают её от других стран. Только смена правительств во Франции и Великобритании дала возможность для первого расширения Европейского Сообщества, что обусловило в дальнейшем важные доктринальные перемены как политического, так и институционального характера. Увеличение количества членов Сообщества и усиление его однородности обусловили необходимость внедрения политических и структурных изменений в его жизнедеятельности. Необходимость такой трансформации также обусловливалось поставленными задачами: формированием экономического и валютного союза и осуществление перехода к политическому сотрудничеству путем согласования внешней политики государств. Переговоры по расширению Европейского Сообщества проходили в 2 этапа: первая половина 1970 г. – между шестью странами Сообщества, 30 июня 1970г – со странами-кандидатами.[36] Основные полномочия по поводу ведения переговоров легли на Совет Министров, а Комиссии уделялась роль в поиске решений проблем, которые могли возникнуть в процессе переговоров. Одним из важнейших принцип общей политики стран-участниц по отношению к странам-кандидатам было признание всех коммунитарных соглашений, которые уже вступили в силу.[37] Проблема адаптации к ним должна решаться в переходный период, который должен быть достаточно коротким и в то же время одинаковым для всех кандидатов. Переговоры со странами-кандидатами сосредоточились на двух проблемах: сельского хозяйства и финансирования бюджета. Великобритания настаивала на пятилетнем переходном периоде для промышленных товаров, и восьмилетнем – для сельского хозяйства. Такая позиция Великобритании вызвала неодобрительную реакцию у Франции, однако, несмотря на принципиальные положения коммунитарной политики, политический интерес сторон в решении этих проблем значительно превосходил технические расхождения. Окончательные договоры о принятии в ЕЭС, Евратом, ЕОУС Великобритании, Дании, Ирландии и Норвегии были подписаны 22 января 1972 года, а процесс ратификации начался во второй половине 1972 года.[38] В Бельгии, Италии, Нидерландах, Люксембурге, ФРГ она производилась путем простой парламентской процедуры. Во Франции Ж.Помпиду решил использовать процедуру национального референдума, в результате которого 68% поддержали ратификацию. В Великобритании парламент ратифицировал соглашения 13 июля 1973 года, в Ирландии, Дании и Норвегии были проведены референдумы, в которых взяло участие 70% населения. Референдум в Ирландии подтвердил вступление в ЕЭС 83 % голосов. В Дании – 56,7%. В Норвегии в референдуме приняло участие 78% населения, 54% из которого проголосовало против вступления страны в Европейское Сообщество.[39] Против голосовали в основном представители сельского хозяйства, которые боялись конкуренции и представители разных политических кругов, которые опасались ограничения независимости своей страны. Помимо этого был подписан ряд договоров об ассоциированном членстве с Грецией, Турцией, Мальтой, Кипром и другими европейскими странами. Режим ассоциации позволял этим странам экспортировать в Сообщество товары без таможенных ограничений. К 1976-1977 годам были подписаны соглашения со странами Средиземноморья. Чтобы предотвратить ослабление Сообщества в связи с вступлением новых членов процесс расширения должен был сопровождаться углублением интеграции.[40] В связи с этим была принята программа, которая помимо реализации экономического и валютного союза, усиления социальных предприятий и т.д., предусматривала реализацию на протяжении десятилетнего срока политического союза.

Таким образом, можно сделать вывод, что в результате трагического опыта Первой и Второй мировых войн, европейские страны осознали необходимость интеграции в социально-экономической, политической, военной, культурной сферах, так как преодоление последствий войн представлялось невозможным без осуществления таких изменений в сферах деятельности государств. Первым практическим экспериментом евроинтеграционных процессов стало создание Европейского объединения угля и стали, однако успехи были достигнуты лишь в экономической сфере, а попытки расширить интеграцию на область внешней политики и обороны не увенчались успехом. Последующая интеграция выразилась в образовании ЕЭС и Евратома, а вместе с тем и в создании общих органов управления ЕЭС, Евратома и ЕОУС – образования Европейских Сообществ, что явилось важным шагом на пути создания наднациональных органов, что в свою очередь обуславливает политический аспект интеграции.

Вследствие отклонения Францией Договора об Европейском оборонном сотрудничестве процессы политической и военной интеграции значительно замедлились и до конца 60-х годов все попытки расширить западноевропейские интеграционные процессы на политическую сферу оказались тщетными. Вступление в Европейское Сообщество Великобритании, Ирландии и Дании, а также подписание ассоциированных соглашений с рядом государств определили курс на расширение процесса европейской интеграции, и, в конечном итоге, реализацию экономического и политического союза.


Глава 2. Второе и третье расширения. Поиски путей углубления интеграции

После первого расширения Европейского Сообщества встал вопрос о дальнейшем его расширении на юг, включая такие страны, как Греция, Испания и Португалия. В каждой из этих стран на протяжении на протяжении длительного времени (в Португалии – 1928-1974 гг., в Испании - 1939-1975 гг., в Греции – с небольшими перерывами в 1936-1974 гг.) существовали реакционные режимы фашистского типа, подавлялись элементарные политические свободы.[41] Эти страны были последним оплотом фашизма на Европейском континенте. В каждой из них ни на один день не прекращалась борьба прогрессивных, демократических сил за свержение диктаторских режимов, годами накапливался антифашистский потенциал, который в конечном итоге привел к краху этих режимов. Но их ликвидация и восстановление буржуазно-демократических свобод еще не означало решение назревших социально-экономических и политических проблем. Эти страны представляли собой капиталистические хозяйства индустриально-аграрного типа с далеко не современной, на тот момент, отраслевой структурой, с отсталой системой общественных отношений в деревне и огромной армией розничных торговцев, ремесленников и прочих представителей политически неустойчивой мелкой буржуазии. Для всех трёх государств характерны были резкие социальные и религиозные контрасты, скрытое перенаселение, которое до последних лет смягчалось лишь массовой эмиграцией безработных, и другие неотложные социальные проблемы. Все эти нерешенные проблемы и стали предметом внутриполитической борьбы. Поэтому в каждой из трех стран политическая ситуация оставалась весьма неустойчивой. К тому же, положение в странах усугублялось не только политическим, но и экономическим и социальным кризисом. В сложившихся условиях такого сочетания политической и экономической нестабильности их правящие круги понимали, что они не смогут самостоятельно справиться со всеми внутриполитическими и хозяйственными проблемами, и стремились искать точку опоры вовне. Поэтому они стремились интегрировать свои страны в Европейские Сообщества, где рассчитывали найти благоприятную экономическую и политическую поддержку, которая позволила бы им укрепить внутриполитический баланс сил и закрепить сложившиеся демократические режимы. Следует отметить, что ранее, в 1961 году, Греция уже подавала заявку на вступление в ЕС, однако военный переворот 1967 года, приведший к установлению диктаторского режима, отсрочил её рассмотрение. Поэтому, Греция повторно подала заявку на вступление в Сообщество в 1975 году. Португалия подала заявление в марте 1977 года, Испания - в июле 1977 года.[42] С целью сохранения политической стабильности в этих странах руководящие круги Сообщества пошли им навстречу, несмотря на то, что вступление Греции, Испании и Португалии потребовало выделения из бюджета ЕЭС 1 млрд.европейских расчетных единиц в год для оказания им различной помощи. С политическими мотивами были тесно связаны и военно-стратегические соображения Запада: руководителей НАТО беспокоила судьба «южного сектора обороны» в связи с неустойчивостью внутриполитической обстановки в Италии и возможностью прихода к власти коммунистов. Серьёзный ущерб был нанесен этому «сектору» в августе 1974 года выходом из НАТО Греции.[43] Революционные события 1974-1975 гг. в Португалии поставили под вопрос надежность и пиренейского участка «обороны». Что касалось Испании, то она не входила в НАТО несмотря на то, что на её территории находились военные базы США.

Руководители Европейских Сообществ рассчитывали, что после нового расширения Сообщества будут созданы политические условия, благоприятствующие упрочению португальского участка НАТО, возвращению в эту организацию Греции и быстрейшему вступлению в неё Испании. Конечно, политический энтузиазм Сообщества был обусловлен не только этим. Расширение ЕЭС обещало дальнейшее усиление его экономического потенциала, что было очень важно в соперничестве с США и Японией. К тому же, вступление в Сообщество новых членов рассматривалось как фактор, который должен был ускорить реформирование институтов и усовершенствовать их деятельность.

Переговоры по вступлению Греции в Европейское Сообщество начались в июле 1976 года, которые завершились подписанием договора о вступлении Греции в Афинах 28 марта 1979 года.[44] По данному договору предусматривалось, что полноправным членом Сообщества Греция станет 1 января 1981 года. Устанавливался пятилетний переходный период для сельского хозяйства.[45] Ратификация договора в странах-членах Сообщества прошла без препятствий, за исключением Франции, где большинство социалистов и коммунистов, которые боялись потерять контроль в южных районах Франции. В самой Греции не было единства по поводу её вступления в Сообщества. В парламенте Греции более ста депутатов от социалистической и коммунистической партий выступили против вступления в Европейское Сообщество. Именно поэтому руководство Греции во главе с премьер-министром К. Караманлисом придавало такое большое значение быстрым темпам переговоров. Решение наиболее сложных задач предусматривалось уже после вступления в Сообщества. Это стремление еще большое возросло, когда заявки на вступление в Сообщество были поданы Испанией и Португалией, что представлялось реальным отсрочить вступление Греции на неопределенный срок и усиливало позиции национальных сил. Защиту жизненноважных национальных интересов правительство Греции связывало с полноправным членством в Европейском Сообществе. Аргументы по поводу возможного ограничение национального суверенитета и иностранного вмешательства во внутренние дела не могли превзойти экономический и политический интересы. Несмотря на все мероприятия правительств, переговоры по поводу вступления Греции в Сообщества длились 3 месяца и были значительно более длительные, чем переговоры во время первого расширения.

Вступление Греции в Сообщество имело принципиальное значение, так как не только способствовало дальнейшему расширению на Средиземноморский регион, но и способствовало усовершенствованию механизма расширения.[46] Переговоры по вступлению Греции в Сообщество продемонстрировали эффективность классического метода расширения, который, в первую очередь, базировался на требованиях соблюдения коммунитарных правил и принципов во время переходного периода.

На момент вступления в Европейское Сообщество Испании и Португалии механизм расширения был более развит и усовершенствованный. К 1985 году Сообщество стало главным торговым партнером Испании и Португалии. Как уже упоминалось ранее, Испания и Португалия стремились в Сообщество не только с целью улучшения положения национальных экономик, а и с целью достижения внутриполитического равновесия и стабильности.[47] Характерно, что отношение к членству в ЕС среди политических кругов Испании и Португалии значительно отличалось. В Испании, фактически, установился консенсус по поводу вступления стран в Сообщества. Членство в ЕС практически всеми рассматривалось как катализатор внутренних экономических и политических реформ. Что касается Португалии, то тут общепартийного консенсуса по поводу членства в Сообществах не было. Активную антикоммунитарную позицию занимала Коммунистическая партия Португалии. В то же время, несмотря на противоположные позиции основных политических сил, активного публичного обсуждения проблемы вступления Португалии в ЕС не было. Членство в ЕС рассматривалось скорее, как дальновидная перспектива, нежели как первоочередная цель. Камнем преткновения на пути их интеграции в Сообщество стало отсталое сельское хозяйство, которое представляло для ЕЭС ряд экономических и политических проблем. В частности, это выразилось в не соответствии структуры сельского хозяйства, а также факт того, что высококонкурентные испанские и португальские товары попадали на рынок значительно раньше, чем французские и итальянские, что вызвало недовольство фермеров.

Политические и экономические факторы, которые определяли политику стран-кандидатов говорили о том, что коммунитарные механизмы расширения должны будут претерпеть значительных изменений. Без изменений в политике Сообщества по поводу принятия новых членов и сохранения коммунитарных механизмов могло обеспечить увеличение длительности переходного периода, поэтому Комиссия предложила, так называемую, «переходную формулу», которая предусматривала период для оценки необходимых экономических и институциональных урегулирований в расширенном Сообществе минимум на 5, максимум на десять лет, что дало бы возможность решить проблемы, характерные как для стран-кандидатов, так и для стран-членов Сообщества. По поводу механизма принятия решений Комиссия предложила предоставить в Совете Министров Греции и Португалии по 5 голосов, а Испании - восемь. Это дало бы возможность сохранить баланс между странами таким образом, что пять великих государств, включая Испанию, не могли сформировать квалифицированное большинство в Совете Министров без участия малых стран. В то же время, комиссия планировала расширить практику принятия решений большинством голосов, что дало б возможность сделать механизм голосования более гибким. Соглашения о вступлении Испании и Португалии в ЕЭС были подписаны в июне 1985, а вступили в силу 1 января 1986 года.[48] Учитывая сложность переговоров, компромисс был достигнут за счет принятие «двойной переходной» модели, которая совмещала в себе классические элементы переходного механизма, которые предусматривали взаимное сокращение тарифов и квот на протяжении семи лет, а также установление двухэтапного десятилетнего переходного периода, который распространялся, в первую очередь, на испанские масляные культуры, оливковое масло, овощи и фрукты, контроль над импортом которых сохранялся в течение 5 лет. 85% сельскохозяйственной продукции Португалии также были включены в десятилетний переходный период из которых в первые пять лет предусматривалось становление национальных рыночных структур, в следующие пять лет – урегулирование цен и открытие рынка.[49] Система «двойного переходного» периода, на практике, должна была защитить Сообщество от отрицательных последствий вступления Испании и Португалии, а также избежать их впоследствии.

Характерно, что переговоры продемонстрировали еще одну традиционную черту классического механизма расширения, которая отражала поведение стран-членов Сообществ, чьи интересы могли быть нарушены в результате расширения. Соглашаясь на вступление новых членов Франция, Италия и Греция добились дополнительной финансовой помощи для своих средиземноморских регионов в период семилетнего переходного периода, что вызывало недовольство Великобритании и Германии. Поэтому это послужило своеобразной компенсацией.

Средиземноморское расширение по временным меркам было самым продолжительным, однако, не смотря на то, что в экономике Испании были некоторые проблемные секторы, в частности, сталелитейная промышленность, она была достаточно разносторонней и крепкой, чтоб успешно адаптироваться к интеграционным условиям. Еще на начальном этапе переговоров Испания рассчитывала на равноправное отношение со стороны стран-членов, однако её оптимизм значительно уменьшился, когда во время переговоров она была поставлена перед необходимостью учитывать интересы отдельных групп национальных производителей стран-членов Сообществ. Понятие взаимных интересов в классическом механизме расширения рассматривалось как результат длительных и сложных переговоров. Таким образом, переговоры о вступлении были только лишь первым этапом в общем процессе усовершенствования расширенного Сообщества.

В результате переговоров по Средиземноморскому расширению стало очевидно, что для обеспечения и сохранения эффективного функционирования классического механизма расширения необходимо проведение внутренних коммунитарных реформ еще до начала переговоров со странами-кандидатами. Проблемы, не решенные во время переговоров, автоматически становились внутренними проблемами Сообществ после завершения полного вступления стран-кандидатов.

После первого расширения Европейского Сообщества изменился только количественный состав институтов, но функциональное равновесие оставалась прежним. Расширение с шести до девяти членов усложнило функционирование институтов ЕЭС, а также поиск консенсуса между странами-членами. В условиях экономического, энергетического, финансового кризиса активизировались поиски путей углубления интеграционных процессов, повышения эффективности и демократичности его институтов. Стало очевидно, что разрешение наиболее важных вопросов требует непосредственного участия глав государств или глав правительств стран-членов. Совет Министров в своем традиционном составе, особенно, когда он состоял из руководителей отраслевых министерств и ведомств, не имел достаточного авторитета, а члены Совета так, или иначе, должны были согласовывать свои действия с высшим руководством страны. Исходя из этого, по инициативе президента Франции Жискара д’Эстена в декабре 1974 года был созван Парижский саммит, на котором было принято решение о создании Европейского Совета как главного политического института Сообщества, в компетентность которого входили все сферы сообщества партнеров.[50] Европейский Совет стал органом, который дополнил институциональную систему, определенную установочными договорами, не ограничивая при этом полномочий других институтов и не заменяя их. Роль Европейского Совета состояла в направлении и урегулировании евроинтеграционных процессов, решении важнейших вопросов, которые касались внутренней жизни Сообщества, политических отношений между странами-участницами, внешнеполитических отношений. С одной стороны, Европейский Совет играл роль межправительственной конференции, где принимались решения по важным вопросам внешней политики, а с другой стороны – был инструментом, который определял европейскую архитектуру. Он продвигал вперед процессы интеграции с помощью инициатив, реализацию которых доверяет институтам Сообщества.

На Парижском саммите также была оговорена необходимость улучшения функционирования Совета Министров путём отказа от практики подчинения единогласному согласию стран-членов решений по всем сферам деятельности Сообщества. Отныне второстепенные вопросы рассматривались на уровне Комитета постоянных представителей, что дало возможность существенно облегчить работу Совета Министров.

Во время заседания Европейского Совета в Фонтенбло, в марте 1974 года, было принято решение о создании двух комитетов: Комитета граждан Европы, в обязанности которого входила координация предприятий по активизации участия граждан стран-членов в европейском строительстве и Комитета по институциональным вопросам, в обязанности которого входила подготовка предложений по улучшению функционирования европейского сотрудничества, в частности, во внешнеполитической сфере.[51] Еще одним положением рассмотренным на Парижском саммите было решение о проведении всеобщих и прямых выборов Европейский Парламент. 20 сентября 1976 года Совет Министров иностранных дел принял акт о проведении всеобщих прямых выборов, в котором устанавливалось количество евродепутатов в 410 особ, которые избирались на 5 лет. Основой распределения мандатов между странами был критерий численности населения. Чтоб не допустить возможного диктата великих государств, распределение мандатов не было прямо пропорционально количеству жителей. Так, Бельгия и Нидерланды получили по 10 мандатов, Дания – 6, Ирландия – 5.[52] Выборы депутатов непосредственно населением повысили легитимность Европейского Парламента, обеспечили рост интереса к европейскому строительству, а также повлияли на повышение политического уровня евродепутатов, так как теперь они специализировались по делам Европейского Сообщества, и уже не было необходимости предварительно становиться депутатами национального парламента.

На развитие политической интеграции повлиял доклад премьер-министра Бельгии Л. Тиндемаса, который и не был одобрен правительственными кругами стран-членов, но свидетельствовал о намерении трансформации Европейского Сообщества в Европейский Союз. В своем докладе Тиндемас предложил построение Европейского Союза не путем принятия новых договоров, а усилением уже имеющихся институтов и развитием политического сотрудничества, механизм которого должен был осуществляться в единых институциональных рамках. Им также было предложено выделить группу стран-членов, наиболее развитых, которые готовы к ускоренным темпам валютной и экономической интеграции. Однако, как было сказано выше, данный проект не получил значительной поддержки среди правящих кругов.

Ключевым событием в развитии евроинтеграционных процессах стало принятие Единого европейского акта 17 февраля 1986 года в Люксембурге, который вступил в силу 1 июля 1987 года после ратификации национальными парламентами.[53] Подписывая данный акт страны-участницы Сообщества изъявили желание трансформироваться в Европейский Союз на основе Европейского Сообщества и системы Европейского политического сотрудничества, которому в акте выделялось особое значение, в частности в сфере внешней политики. Если раньше такое сотрудничество осуществлялось в рамках Европейского совета неофициально, то после 1986 года оно впервые получило законодательную основу и должно было регулироваться на основе международного договора. Единый акт легитимизировал новый институт Сообщества – Европейский Совет; был также основан Суд первой инстанции, который должен был рассматривать трудовые и административные иски; расширены полномочия Европейского Парламента, который теперь мог утверждать договоры об ассоциации и принятии новых членов в Сообщество, а также принимать участие в разработке правовых актов по поводу функционирования внутреннего рынка Европейского Сообщества. Была установлена процедура сотрудничества между Европейским Парламентом и Советом Министров в области реализации общего рынка и общей политики.

Существенным принципом Единого европейского акта стал второй раздел, в котором была прописана цель развития Европейского Сообщества путем повышения эффективности коммунитарных институтов. Пересматривалось соотношение полномочий между Советом, Комиссией и Европарламентом. Теперь он мог принимать поправки к решениям Совета абсолютным большинством голосов или отклонять их.

Большое внимание в Едином европейском акте уделялось механизму функционирования Европейского политического сотрудничества. Согласно этой процедуре предусматривалось, что министры иностранных дел и члены Комиссии должны собираться не менее четырех раз в год по поводу решения вопросов в области внешней политики. В структуре Европейского политического сотрудничества образовался новый институт – Политический комитет, который регулярно собирал директоров политических департаментов МИДов с целью осуществление последовательной деятельности и подготовки вопросов для обсуждения на сессии министров иностранных дел.

Единый европейский акт провозглашал необходимость координирования политики Сообщества и Европейского политического сотрудничества.[54] Между ЕПС и институтами Сообщества впервые предусматривалась прямая связь, а глава Комиссии официально принимал участие в деятельности ЕПС.[55] Также расширилась сфера деятельности, в которую входили непосредственно вопросы европейской безопасности, которые в большей степени касались политических, экономических аспектов безопасности, а военное сотрудничество продолжало развиваться в рамках сотрудничества с НАТО и Западноевропейским Союзом.

Средиземноморское расширение, наиболее длительное по временным рамкам, значительно расширило границы Европейского Сообщества. В свою очередь, вступление Греции, Испании и Португалии в ЕС способствовало нормализации экономической и политической обстановки в этих странах.

Принятие Единого европейского акта стало важным событием на пути углубления интеграции, которое дало возможность определить стратегический курс и политику сообщество на много лет вперед. Единый европейский акт в дальнейшем лег в основу Маастрихтских соглашений.

Таким образом, в середине 70-х гг. в процессе углубления политической интеграции наметились существенные сдвиги, о чем свидетельствует создание высшей политической инстанции Сообщества – Европейского Совета, полномочия которого охватывали практически все сферы сотрудничества. Расширение состава Европейского экономического сообщества, увеличение количества стран-членов ЕЭС стимулировало процессы углубления политической интеграции. В 1980-е гг. произошло еще более значительное событие – подписание Единого европейского акта, который реформировал установочные Римские договоры, а также легитимизировал значительную часть положений, принятых в ходе Парижского саммита в 1974 году. Подписание данного акта стало следующей ступенью на пути к углублению интеграции и движению к трансформации в Европейский Союз.

политическая интеграция европейский союз


Глава 3. Политическая трансформация ЕС в XXI веке: четвертое, пятое и шестое расширения

1990-е годы ознаменовались кардинальными изменениями в Европейской архитектуре и символизировали начало нового этапа европейского строительства.

14-15 декабря 1990 года в Риме одновременно начали свою работу две межправительственные конференции: одна из них по рассмотрению вопросов об Экономическом и валютном союзе, другая – по рассмотрению вопроса о политическом союзе.[56] Обе конференции завершились подписанием Маастрихтского договора 7 февраля 1992 года. Завершение экономического сближения – переход к единой европейской валюте; существенное расширение компетенций Европейского Экономического сообщества – трансформация в Европейское сообщество, в целом дополнялись созданием новой институциональной модели – Европейского Союза. Крах социалистических режимов в Центрально-Восточной Европе и самого Советского Союза открыл в то же время перспективы для продвижения Евросообщества на восток.[57]

Главным достижением Маастрихтского договора было объединение под одной институциональной структурой трех составляющих: Европейских Сообществ (ЕОВС, ЕЭС, Евратом), общей внешней политики и политики безопасности, сотрудничества в области правосудия и внутренних дел.[58] Общая внешняя политика и политика безопасности были обусловлены глубинными геополитическими преобразованиями в Европе на рубеже 90-х гг., которые ускорили трансформацию политического сотрудничества между странами Сообщества в полноправную составляющую европейского строительства.

Обширные нововведения договора определили и структуру документа – он состоял из семи разделов. У первом разделе изложены общие принципы, во втором- положения, которые вносят изменения в договор об ЕЭС с целью создания Европейского Союза, в третьем - изменения к договору об ЕОУС, в четвертом – изменения в договор о Евратоме, в пятом – положения об общей политике в сфере международных отношений и безопасности, в шестом – положение о сотрудничестве в сфере юстиции и внутренних дел, в седьмом – заключительные положения.[59]

Политический характер новой фазы евроинтеграции подчеркивало внедрение института европейского гражданства. Гражданство Союза, обусловленное наличием гражданства страны-члена, давало его носителям определенные гражданские и политические права: право свободного передвижения и проживания на всей территории ЕС, право избирать и быть избранным в местные органы власти и Европарламент на территории страны проживания, право на защиту со стороны дипломатических и консульских представительств любой страны-члена на территории третьих государств, право предоставления петиций в Европейский парламент.[60]

Таким образом, вступление в силу Маастрихтского договора 1 ноября 1993 года, после его ратификации национальными парламентами, ознаменовало рождение Европейского Союза, начало нового этапа в развитии европейской интеграции в направлении построения единого политического, а также экономического и валютного союзов. Об этом также свидетельствовало изменение названия: трансформация Сообществ в Союз предусматривала, что во многих сферах страны-члены должны перейти от координации действий национальных правительств к проведению общей политики.[61]

В результате, чем больше Европейское Сообщество обретало свою структурированную форму, с развитыми и усовершенствованными институтами, тем более к нему тянулись страны, которые прежде дистанцировались от него. Такие тенденции наблюдались среди стран Европейской Ассоциации Свободной Торговли, в частности, в Австрии, Финляндии, Швеции. Несмотря на их высокий экономический уровень развития, устойчивые демократические традиции, они осознавали, что больше не могут конкурировать с таким централизованным объединением, как Европейское Сообщество. Особенно ярко такая тенденция проявилась в ситуации, когда эти страны, принимая участие в экономических процессах не могли изменить их течение путем политического влияния. Важное значение в развитие отношений между ЕС и ЕАСТ имели такие политические факторы, как геополитические изменение в Восточной Европе и СССР, которые принципиально изменили отношение нейтральных стран ЕАСТ к своему политическому статусу. Углубление интеграционных процессов в ЕС и их постепенное расширение на политическую сферу сотрудничества усложняли вступление в Сообщество стран-кандидатов, требуя от них выполнения всех коммунитарных принципов, а это означало, что не предусматривалась возможность учесть особый нейтральный статус этих государств, поскольку это бы нарушило основные принципы классического механизма расширения и помешало бы углублению интеграционных процессов. Поэтому Австрия, Финляндия и Швеция вынуждены были пересмотреть основные положения и задачи их политики нейтралитета, так как в системе только что сложившегося однополярного мира такая политика уже не могла в полной мере обеспечить национальную безопасность этих стран.

Уже 1 июля 1991 года Швеция подала заявление на вступление в ЕС, в котором поддерживала формирование общей внешней политики и политики безопасности. В 1992 году была принята новая концепция нейтралитета, которая предусматривала преобразование Швеции в активного субъекта формирования новой системы безопасности в Европе на основе её участия в невоенных блоках. Она также стала участником программы НАТО «Партнерство ради мира». Финляндия также, в своем заявлении 18 марта 1992 года поддержала такой подход, но в отличие от Швеции не отказалась в перспективе от своего нейтрального статуса, но теперь он был ограничен до воздержания от участия в альянсах военного характера и способность к независимой и самостоятельной обороны. Сложной оказалась ситуация с австрийским нейтралитетом, так как он носил постоянных характер и был закреплен в основных положениях Конституции Австрии и признавался нормами международного права. Но сложившаяся геополитическая ситуация, а также военные действия в Боснии и Герцеговине представляли угрозу национальной безопасности Австрии, поэтому и она вынуждена пересмотреть понятие «нейтралитета», что в итоге, включило в себя воздержание от участия в военных организациях и пребывание иностранных войск на её территории.

Характерной особенностью данного расширения явился тот факт, что разные страны-члены по-разному отнеслись как к расширению, так и в вопросе о начале переговоров: одни из них выступили за начало переговоров после ратификации Маастрихтских соглашений, другие – представляли возможность начать переговорный процесс до ратификации. Франция выступала за укрепление интеграции перед расширением, что делало перспективу расширений более сложной и проблематичной, однако в 1992 году её позиция кардинально изменилась и она дала согласие на начало переговоров до ратификации Маастрихтских соглашений.[62] Испания, Греция, Португалия, Италия заняли двойную позицию: с одной стороны они понимали, что принятие новых экономически развитых стран привело бы к уменьшению их роли в ЕС, с другой стороны – новые кандидаты являлись чистыми донорами, что обеспечивало бы улучшение их экономического положения. Великобритания же выступала активным сторонником расширения вместо углубления, так как, традиционно, она была против углубления интеграции, чтобы не потерять суверенитет. Германия не выражала никаких противоречий по вопросу расширения. Она была сторонником сохранения коммунитарных принципов, поэтому выступила за начало переговоров после ратификации Маастрихтских соглашений. Также она выступила против затягивания переговорного процесса и его завершения до начала работы межправительственной конференции, которая должна была состояться в 1996 году.[63]

Во время Европейского Совета в Корфу Финляндия, Австрия, Швеция подписали договор о вступлении в ЕС – договор вступил в силу 1 января 1995 года. Вместе с этими государствами, договор в очередной раз подписала и Норвегия, однако и теперь он не был ратифицирован из-за его неодобрения на референдуме.

Уже в середине 90-х годов стало очевидным, что необходимо пересмотреть Маастрихтский договор с целью существенного реформирования институциональной системы. Основными причинами послужили отсутствие единства среди стран-членов по поводу общей социальной политики, стратегии и рамок политического сотрудничества, разработка обновленного механизма принятия решений в пределах ЕС- все это свидетельствовало о необходимости ревизии этого договора. Механизм ревизии Маастрихтского договора был заложен в самом договоре, где оговаривалось, что поправки и дополнения к нему могут быть рассмотрены на конференции представителей глав правительств стран-членов ЕС. Эта конференция открылась в Турине 29 марта 1996 года.[64] Основными задачами конференции были: дальнейшая разработка концепций европейского гражданства, усовершенствование механизмов внутренней безопасности, проведение более последовательной внешней политики и политики безопасности ЕС более мощной юридической базой, формирование европейской концепции безопасности и обороны, реформирование институтов с учётом новых требований.

В ходе конференции определились неблагоприятные факторы, которые повлияли на ход переговоров: ослабление традиционной поддержки углубления интеграции Францией и Германией, доминирование национальных интересов стран-членов. О сложности переговоров свидетельствовало и количество дополнений, принятых к Маастрихтскому договору: 14 протоколов и 56 деклараций, которые, несмотря на количество, не вносили ясность и обусловили его тяжелое восприятие гражданами ЕС. В результате, было принято решение начать институциональную реформу накануне очередного расширения ЕС.

Проект договора, подготовленный во время работы конференции, был одобрен в июне 1997 года на сессии Европейского Совета в Амстердаме. 2 октября 1997 года «Амстердамский договор об изменении Договора о Европейском Союзе, договоров, которые основали Европейские Сообщества, и связанных с ними актов» окончательно был одобрен главами стран-членов ЕС, а вступил в силу 1 мая 1999 года.[65]

Амстердамский договор внес поправки в институциональную систему ЕС. Были расширены законодательные полномочия Европарламента. Отныне должен был утверждать назначение главы Комиссии правительствами стран-членов ЕС. Эти правительства, в свою очередь, назначали других членов Комиссии. Также Европарламент мог наложить вето на акт, который утверждается Советом единогласно. Данные изменения увеличили статус Европарламента в иерархии европейских институтов.

Амстердамский договор повысил роль ЕС в сфере сотрудничества во внешней политике и политике безопасности. Теперь за реализацию этой политики был ответственен лишь ЕС, без участия отдельно стран-членов, однако предусматривалась бесспорная, лояльная и солидарная поддержка странами-членами общей политики Союза. Отныне, страны, которые воздерживались при голосовании, не обязаны были исполнять данное решение, но соглашаться с тем, что оно касается всего Союза и не препятствовать его реализации. Если от голосования воздерживается боле трети голосов от квалифицированного большинства, то решение не принимается.

Вводилась должность Высокого представителя по вопросам внешней политики и политики безопасности. Это лицо также было и Генеральным секретарем Совета и имело группу планирования политики быстрого реагирования для анализа политических событий в регионах, которые были в зоне европейских интересов.

Отношения с Западноевропейским Союзом и НАТО оставались на прежнем уровне. Они осуществляли помощь ЕС в разработке оборонных аспектов безопасности.

Амстердамских договор повысил эффективность институтов в сфере правового сотрудничества и внутренних дел. Совет получал право на протяжении переходного периода вступления в силу Амстердамского договора принимать решения по предложению Комиссии и страны-члена.

Таким образом, Амстердамский договор усилил наднациональный компонент в функционировании институциональной системы ЕС, в частности, повысил статус Европарламента в иерархии институтов, расширил сферу принятия решений в Совете квалифицированным большинством, расширил полномочия главы Комиссии, модифицировал управленческую и организационную структуру внешней политики и политики безопасности.[66] Вместе с тем, главная цель – подготовка институциональной системы к расширению ЕС, которая была поставленная на конференции, не была достигнута. Также ЕС не был наделен статусом юридического лица, что значительно бы повысило его престиж на международной арене. Страны члены не готовы были потерять, и даже ослабить контроль над общей внешней политикой и политикой безопасности, а также в сфере внутренних дел и правосудия ЕС.

Решение об институциональной реформе ЕС, которое так и не было принято Амстердамским договором, было принято во время Кёльнской сессии Европейского Совета, которая проходила 3-4 июня 1999 года.[67] А в начале 2000 года межправительственная конференция разработала решения, которые были неразрешенными в Амстердаме: размер и состав Европейской Комиссии, усовершенствования принципа квалифицированного большинства, расстановка позиций по поводу голосования в Совете ЕС.[68] Такие решения вызвали бурю протестов со стороны политических и общественных кругов, средств массовой информации, так как они считали, что институциональная реформа, которая является обязательным условием расширения ЕС, не может сводиться всего лишь к решению этих трех задач. А требует глубокого пересмотра принципов европейского строительства.

Реформы, необходимые для эффективного функционирования ЕС после го последующего расширения, были согласованы во время сессии Европейского Совета Ницце – 7-11 декабря 2000 года.[69] По его итогам была расширена сфера применения голосования квалифицированным большинством в Совете ЕС: выборы руководства ЕС, контроль над бюджетом, предоставление финансовых услуг, также было принято решение о расстановке позиций при голосовании в Совете ЕС, которое должно было вступить в силу после расширения ЕС.[70] В результате, ФРГ, Великобритания, Франция, Италия, которые имели в Совете ЕС по 10 голосов, получали каждая по 29 голосов. Испания, которая имела 8 голосов получала 27 голосов; Нидерланды получили 13 голосов, ранее имели 5; Бельгия, Греция, Португалия – по 12 каждая, а ранее имели по 5, Швеция и Австрия – по 10, ранее – 4; Дания, Финляндия, Ирландия – по 7, ранее – 3; Люксембург – 4 голосов, ранее имел 2. После вступления в ЕС 12 новых стран квалифицированное большинство должно было составлять не менее 255 голосов из общего количества 342,но лишь в том случае, если они будут представлять не менее 62% общего населения ЕС.[71]

Также, в Ницце было принято решение о том, что после расширения, каждая страна-член ЕС будем иметь по одному комиссионеру в Европейской Комиссии, количественный состав которой не будет превышать 27 комиссаров. Президент Европейской Комиссии и её члены буду назначаться главами государств и правительств ЕС по процедуре голосования квалифицированным большинством голосов. Были расширены полномочия главы Комиссии: он должен назначать вице-глав, распределять обязанности между членами Комиссии.[72] Количество европарламентариев должно было увеличиться до 738 голосов. На саммите в Ницце было принято решение о созыве в 2004 году межправительственной конференции, на которой планировалось разработать Конституцию ЕС. Таким образом, были согласованы реформы, которые должны были создать условия для эффективного функционирования ЕС.

Фактическое превращение ЕС в лидера европейских экономических и политических процессов, формирование общей внешней политики и политики безопасности вызывала у других европейских государств, которые не были членами ЕС опасения остаться вне европейских интеграционных процессов. А окончание холодной войны и появление на мировой политической карте новых демократических государств ускорили процессы европейской интеграции. К тому же, эти государства из-за своей нестабильной экономической ситуации и политической нестабильности могли нарушить систему безопасности в Европе. Поэтому, одним из основных аспектов нового расширения и углубления интеграционных процессов ЕС считал обеспечение мира и стабильности в своем непосредственном окружении. Страны Центральной и Восточной Европы рассматривали будущее членство в ЕС не только как инструмент достижения экономического благосостояния, а и как возможность избежать перспективы оказаться буферной зоной между Востоком и Западом.[73] Пятое расширение ЕС было наиболее масштабным и проблематичным, охватывающее ряд противоречий и сложность. Во-первых, усложнился механизм принятия решений, а вместе с ним и увеличилось время, которое требовало принятия решений; во-вторых, увеличение числа стран-членов и укрупнение институциональной структуры ставили под угрозу интересы малых государств, которые дорожили принципом равенства.[74] К тому, же увеличение числа стран-членов чуть ли не вдвое создало бы нагрузку на институциональную систему ЕС.

Первым шагом на пути расширения зоны европейской интеграции на восток стало заключение соглашений об ассоциации между ЕС и странами ЦВЕ, получивших название Европейских соглашений, которые предусматривали в неопределенный срок вступление в ЕС. В 1991 г. соглашения об ассоциации были заключены с Венгрией, Польшей, в 1993 г. – с Румынией и Болгарией, в 1994 г. – с Чешской Республикой и Словакией, в 1995 г. – со Словенией.

В июне 1993 года в Копенгагене Советом ЕС было принято решение о возможности пятого расширения, которое обусловило основные критерии, предъявляемые странам-кандидатам. Первый критерий – наличие стабильных институтов, которые гарантируют демократию, верховенство права, права человека, уважение и защиту меньшинств. Второй – существование жизнеспособной рыночной экономики, а также способность противостоять давлению конкуренции и рыночных сил внутри Союза. Третий – способность взять на себя обязательства, связанные с вступлением в ЕС, в особенности, поддерживать цели политического, экономического и валютного союзов. Четвертый критерий, который редко фигурирует в политических и экономических дискуссиях по поводу расширения ЕС – способность самого Европейского Союза абсорбировать новых стран-членов, не ставя под угрозу собственную целостность и стабильность.[75]

Установление четких критериев членства для стран ЦВЕ послужило основой для подачи официальных заявлений государств с просьбой о принятии в члены ЕС: Венгрии и Польши – в 1994 г., Румынии, Словакии, Латвии, Эстонии, Литвы и Болгарии – в 1995 г., Чехии и Словении – в 1996 г.

В 1994 г. Европейским Союзом была одобрена программа подготовки этих стран к вступлению в ЕС – так называемая Белая книга «Подготовка ассоциированных стран Центральной и Восточной Европы к интеграции во внутренний рынок Европейского Союза».[76]

Важное значение имели решения заседания Европейского совета в Мадриде в декабре 1995 года. На заседании было установлено, что при присоединении к ЕС страны-кандидаты должны иметь развитую рыночную экономику, эффективное управление и стабильное финансово-экономическое положение. В критерии присоединения были введены дополнительные ограничители: способность вступающих стран принять и осуществлять одобренную ЕС структурную и аграрную политику.

В течение 1997 г. Европейская комиссия и 11 стран-кандидатов (10 стран ЦВЕ и Кипр) достигли договоренности относительно условий и сроков начала переговоров о вступлении. На базе рекомендаций Комиссии ЕС в декабре 1997 года на заседании Совета глав государств и правительств-членов ЕС в Люксембурге было принято политическое решение о поэтапном масштабном расширении Евросоюза. На саммите, названном саммитом расширения, был оглашен список государств, которые ближе других подошли к выполнению копенгагенских критериев: Кипр, Польша, Венгрия, Чехия, Эстония и Словения.

Уже на Лондонской встрече в марте 1998 года Европейский совет назвал десять стран: пять ассоциированных с ЕС стран (Чешская Республика, Польша, Венгрия, Эстония и Словения), подавших официальные заявления о принятии в ЕС, образуют «первую волну» расширения; «вторую волну» – Словакия, Латвия, Литва и Румыния.

6–7 сентября 1999 года в местности Саариселка (Финляндия) была проведена неформальная встреча министров иностранных дел государств-членов ЕС, на которой был поставлен вопрос об утверждении даты окончания переговоров с государствами «первой волны» и о том, когда начинать переговоры с государствами «второй волны». На встрече было заявлено, что страны «первой волны» будут приняты в ЕС в недалеком будущем и им обещают денежную помощь на развитие сельского хозяйства и финансирование региональных проектов. Страны «второй волны» будут готовиться в течение ряда лет. Вступление балканских государств предполагает предварительное установление между ними отношений мира и сотрудничества.

В 2000 году была проведена межправительственная конференция по вопросу об институциональной реформе и серия иных межправительственных конференций с государствами «второй волны» по разработке условий и этапов процесса их приема в ЕС.[77] Было заявлено, что каждый кандидат будет оцениваться в связи со спецификой его политического и экономического развития, они также будут обязаны провести мероприятия по достижению ими уровня стран «первой волны». Государствам, желающим войти в состав ЕС, было рекомендовано урегулировать внутренние и внешнеполитические противоречия путем обращения в Международный суд.

В октябре 2000 года Европарламент принял резолюцию, которая предусматривает, что страны-кандидаты «первой волны» (Польша, Чехия, Венгрия, Словения, Эстония, Кипр), которых окрестили «входящими», войдут в ЕС в 2004 году. Остальные страны – Болгария, Словакия, Латвия, Литва и Румыния – готовятся к вхождению.

В декабре 2002 г. в столице Дании официальное приглашение на вступление в ЕС было направлено Эстонии, Литве, Латвии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Словении, Кипру и Мальте. Полноправными членами ЕС эти десять стран смогут стать 1 мая 2004 г., если они выполнят все необходимые требования, в том числе усовершенствование конституции и законов, уровня налогов.

В отношении Болгарии и Румынии было отмечено, что этим странам будет оказано содействие и что срок принятия в Союз будет фиксирован позже. Причиной такого решения послужило прежде всего то, что эти страны еще полностью не соответствуют экономическим критериям, принятых в Копенгагене. Было заявлено, что для вступления в ЕС Болгарии необходимо существенно сократить безработицу, снизить дефицит бюджета до 3% ВВП, сократить бюджетные расходы, укрепить визовый режим на границах, а для Румынии основными проблемами были отмечены такие, как укрепление демократии, соблюдение прав человека, повышение эффективности работы административного аппарата, введение стандартов европейского законодательства, улучшение положения национальных меньшинств.

В апреле 2003 г. на саммите ЕС в Афинах главы государств и правительств 15 стран ЕС и 10 стран-кандидатов: Латвии, Литвы, Польши, Чешской Республики, Словакии, Венгрии, Словении, Мальты, Кипра, Эстонии подписали договоры о вступлении в ЕС. Также на саммите было определено, что Шенгенский безвизовый режим начнет распространяться на новых членов ЕС только после 2006 г, а до этого, вступающие страны должны полностью модернизировать свою пограничную структуру с Россией, Беларусью и Украиной.[78]

В конце 2003 г. Европейская комиссия в своем докладе о ходе подготовки 10 стран-кандидатов к вступлению отметила, что предстоящее расширение будет одним из самых подготовленных в истории ЕС. В 70% категорий, в которых государства-претенденты должны соответствовать стандартам ЕС, необходимые мероприятия выполнены, в 25% – ведется работа, которая завершится к маю, в 5% – сохраняется наличие нерешенных проблем: законодательная и административная сфера; отсутствие учреждений, распределяющих прямую помощь, недостатки в области обеспечения гигиенической обработки продуктов питания и др. – всего 39 проблем. В 2003 в Мальте, Словении, Венгрии, Литве, Словакии, Польше, Чехии, Естонии и Латвии были проведены референдумы, а затем подписанный Договор был ратифицирован парламентами.

1 мая 2004 г. Эстония, Латвия, Литва, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения, Кипр, Мальта стали членам Евросоюза.

Таким образом, территория Сообщества увеличилась на 23, численность населения – на 19, а ВВП – на 27%. Таким образом. пятое расширение стало беспрецедентным событием в истории объединенной Европы.

После завершения пятого расширения ЕС сразу же приступил к шестому расширению. Страны ЕС не отказывались от Болгарии и Румынии, но и не торопились с окончательным решением. Болгарию в ЕС рассматривали как идеальную страну для развития сельского хозяйства, а Румынию – как один из главных источников рабочей силы.В отношении приближения законодательства было отмечено, что Болгария продолжала следовать неплохому темпу. Страна разработала хорошие стандарты для банковской системы, но должна обращать больше внимания на их приложение.

В апреле 2005 года было подписано соглашение о вступлении Болгарии и Румынии в ЕС. В нем говорилось о том, что присоединение произойдет только в том случае, если до 1 января 2007 года страны выполнят все поставленные условия. От Болгарии главным образом требовали ужесточения законов по борьбе с коррупцией и преступностью, улучшения условий проживания в стране нацменьшинств и роста экономики. От Румынии – реформ образовательной и судебной систем, совершенствования социальной политики в отношении нацменьшинств и более ответственного подхода к охране окружающей среды. В случае невыполнения этих условий Еврокомиссия оставила за собой право отложить вступление Румынии и Болгарии еще на год.

Договора о вступлении Болгарии и Румынии в Евросоюз с 1 января 2007 года подписаны в Ньюмюнстере в Люксембурге. Под документами поставили подписи руководители Болгарии и Румынии, а также министры иностранных дел 25 стран-членов ЕС.

Таким образом, реализация проекта пятого и шестого расширений происходила на протяжении десяти лет, но и вступление этих стран не означало завершение процесса интеграции в ЕС. На сегодня продолжается работа по экономической интеграции этих стран: гармоническое развитие экономических институтов; стабильное и сбалансированное экономическое взаимопроникновение; повышение уровня жизни; высокий уровень занятости; экономическая и валютная стабильность.

Следует отметить, что пятое и шестое расширение – это принципиально новый вариант присоединения стран к ЕС по сравнению со всеми ранними этапами.

Впервые расширение ЕС происходило за счет присоединения стран, которые ранее не развивались на основе западноевропейской социально-экономической модели и не принадлежали к западноевропейской системе безопасности. Речь идет о государствах, осуществляющих невиданный в истории переход от государственной командно-административной экономики к рыночной, от авторитаризма к парламентской демократии и правовому государству. Страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) обладают специфическими чертами, которые оказывают принципиальное воздействие как на характер, так и на последствия расширения ЕС.

Можно выделить такие особенности пятого и шестого этапов расширений.

Во-первых, никогда ранее Европейское Сообщество не прирастало одновременно таким количеством новых и таких неоднородных членов. За всю историю расширений никогда не принимали больше трех стран-кандидатов.

Во-вторых, восемь из десяти новых стран – это посткоммунистические страны, имеющие в своей истории опыт коммунистического правления. Они очень отличались от других членов ЕС по экономическому, социальному, политическому состоянию, менталитету.

В-третьих, впервые столь очевидной явилась политическая подоплека принятия решения о расширении - впервые за много лет европейцы получили возможность почувствовать себя единым целым. Кроме того, исчезла проблема послевоенного раскола Европейского континента.

В настоящее время на повестке дня Евросоюза — принятиеТурции,Западных Балкан, а именно Македонии, Черногории, ХорватиииИсландии. Турция имеет долгую историю евроинтеграции, и переговоры по вступлению могут занять ещё много лет. Страны Западных Балкан Евросоюз поручился принять после произошедших в нихгражданских войн, и в данный момент одна страна уже вступила в ЕС, три являются кандидатами, две подали заявление, остальные заключили договоры ассоциации, предшествующие вступлению. Исландия недавно подала заявление на вступление, и, если сложные переговоры по рыболовству будут преодолены, ожидается быстрое принятие страны благодаря участию страны в договоре о Европейской экономической зоне.

Расширение полномочий Европейского союза (ЕС) в 1990-е гг. в результате подписания Маастрихтского, Амстердамского и Ниццского договоров, прием новых членов из Центральной и Восточной Европы в 2004 и 2007 гг., изменение политического веса Европы в мире потребовали, в свою очередь, реформы внутренней структуры ЕС и более четкого разграничения его компетенции с государствами-членами. Одним из направлений реформирования Европейского союза стала разработка проекта Конституции ЕС. В октябре 2004 г. ее окончательный согласованный вариант был подписан главами государств-членов. Отрицательные результаты голосования по Конституции на референдумах во Франции и Голландии независимо от возможных итогов голосования в других государствах ЕС заблокировали данный проект. Следовательно, перед Европейским союзом возник вопрос поиска путей преодоления сложившегося политического кризиса.

Со времени отклонения проекта Конституции ЕС и вплоть до конца 2007 г. выдвигалось немало вариантов возрождения документа. На протяжении 2007 г. Европейский союз под председательством сначала Германии, а затем Португалии готовил документ, призванный заменить нератифицированный проект Конституции ЕС. Новый базовый договор должен был учесть реалии Европейского союза, число членов которого к 2007 г. выросло с 15 до 27 стран.[79] В этих условиях главной проблемой стала необходимость политического и институционального реформирования ЕС, не приспособленного к управлению 27 странами-членами. Результатом долгих поисков путей институциональных преобразований и политического реформирования Европейского союза стала разработка Договора о реформе - Лиссабонского договора.[80] Новый базовый договор был подписан лидерами всех стран — членов ЕС 13 декабря 2007 г. в Лиссабоне.[81] На сегодняшний день его ратифицировали все 27 стран-членов.

Таким образом, с начала 1990-х годов и по сегодняшний день Европейский Союз прошел через путь значительных трансформаций, которые превратили его в полноценный политический субъект со своей собственной и уникальной институциональной структурой. Однако, учитывая тот факт, что в его составе находятся страны с различными уровнями экономического развития, а также позиции глав государств, которые не готовы терять суверенитет в той мере, в которой это предусматривается договорам, можно говорить о том, что политическая интеграция европейских стран под эгидой Европейского Союза осуществлена не в полной мере и требует еще дальнейших трансформаций и усовершенствований.


Заключение

Проведя исследование по теме «Политический аспект расширения ЕС: история и современность», можно сделать вывод, что за всю историю развития европейской интеграции каждое её очередное расширение имело свою характерную специфику, особенности, предпосылки и последствия. Чем глубже развивалась интеграция, тем сложнее становился механизм принятия новых членов. Ужесточались требования к странам-кандидатам, требующие значительных преобразований в их политических сферах, в то же время трансформировалась и политическая система самого Европейского Союза. В ходе развития европейской интеграции и расширений ЕС можно выделить ряд проблем и сложностей, с которыми сталкивались государства на пути к политической интеграции. Основные из них заключались в передаче полномочий наднациональным структурам, которые, в свою очередь, нуждались в реформировании; координации национальных политик государств в соответствии с политикой Европейского Союза; принятии коммунитарных соглашений, или другими словами, нормативно-правовых актов ЕС странами-кандидатами; распределении обязательств в различных сферах между ЕС и странами-членами, а также между самими институтами; несогласованности внешних политик стран-членов; разногласиях между странами-основательницами по поводу дальнейшей формы существования ЕС; разрыве в развитии между новыми и старыми членами не только в сфере экономики, но и в области демократических структур и их функционировании. На пути преодоления этих и других препятствий был подписан ряд договоров и соглашений, дополняющих основополагающие документы, однако и на сегодняшний день Европейскому Союзу, как политической структуре необходимо продолжать строительство европейской архитектуры и усовершенствовать свою деятельность в разрешении ряда проблем.

Как политическая структура Европейский Союз является уникальным в своем роде явлением. Уникальность заключается в многоуровневой системе, которая состоит из наднационального, национального, регионального и локального уровней. А его институциональное устройство совмещает в себе характеристики как межправительственной, так и наднациональной и федеративной организации власти. Межправительственная модель в Евросоюзе представлена в форме конфедерации государств, которая оформлена соглашением между равноправными и суверенными субъектами международного права. Согласно такому международному договору, его страны-члены передают определенные полномочия общим органам в сфере обороны, внешней политики, безопасности и правосудия, однако сохраняют за собой право на выход из конфедерации и вето на принятие решений. У такой межправительственной модели есть ограниченные возможности по поводу формирования и реализации общих интересов, однако она эффективна, так как является по совместительству с другими моделями составляющей интеграционного процесса. Наднациональный элемент предусматривает передачу суверенных полномочий стран-членов на уровень интегрированной общности. Таким образом, Европейский Союз рассматривается в этом контексте как унитарное государство. Федеративная же модель, в свою очередь, предусматривает такую форму устройства, при которой все федеративные составляющие наделены юридически определенной политической самостоятельностью. Не удивительно, что в этом контексте федеративная модель вдохновляла наибольше отцов-основателей европейского строительства, что выразилось в идее создания Соединенных Штатов Европы. О наличии элементов федерации свидетельствует наличие собственных финансовых ресурсов, наличие двух уровней власти с закрепленной автономией полномочий или сферами общей компетенции, существование избираемого прямым голосованием Европейского Парламента. Таким образом, Европейский Союз не является в полной мере ни федерацией, ни конфедерацией, ни унитарным государством – это, в своем роде, особая система многоуровневого управления.

Характерной особенностью политической составляющей Европейского Союза является также отсутствие разделения власти на независимую законодательную и исполнительную ветви власти. Законодательные полномочия разделены между Советом и Парламентом, тогда как исполнительная власть между Комиссией и Советом. Как следствие, между ними возникает конкуренция, однако, в то же время и поиск компромисса между европейскими институтами.

Все вышеперечисленные черты и особенности говорят об уникальности и оригинальности такого политического объединения, как Европейский Союз, а его столь длительный исторический процесс развития свидетельствует о стремлении европейских государств к углублению сотрудничества и развития в политической сфере.

Расширение состава Европейского экономического сообщества, увеличение количества стран-членов ЕЭС стимулировало процессы углубления политической интеграции. Учитывая тот факт, что в его составе находятся страны с различными уровнями экономического развития, а также позиции некоторых глав государств, которые не готовы терять суверенитет в той мере, в которой это предусматривает наднациональный характер интеграции, можно говорить о том, что политическая интеграция европейских стран под эгидой Европейского Союза осуществлена не в полной мере и требует еще дальнейших трансформаций и усовершенствований.


Список изученных источников

1. Абрамова М.Г., Борко Ю.А. Европейский Союз. – М.: Деловая литература, 2003. – 288 с.

2. Андрушків Б. Разом в Європі: регіональні стратегії формування економічних знань в умовах євро інтеграції. – Тернопіль: ТІСІТ, 2006. – 464 с.

3. Базікович Г.А., Муратова О.М.Європейський Союз – 50 років розвитку. – Одеса: Екологія, 2007.- 49 с.

4. Барановский В.Г. Политическая интеграция в Западной

Европе. – М.: Наука, 1983. – 264 с.

5. Барановский В.Г. Экономическое сообщество в системе международных отношений. – М.: Наука, 1986. – 319 с.

6. Башкатова Т.А. Западноевропейская интеграция: финансовый аспект. – М.: Финансы и статистика, 1988. – 154 с.

7. Білорус О.Г. Глобальні стратегії Євросоюза. – К.: нац.економ.ун-т ім. Вадима Гетьмана, 2009. – 528 с.

8. Безруков А.И., Зубченко Л.А. Европейское сообщество на пути к единому рынку. – М.: Международные отношения, 1990. – 204 с.

9. Брусиловська О.І. Посткомуністична Східна Європа: зовнішні впливи, внутрішні зміни. – Одеса, 2009. – 352 с.

10. Борко Ю.А., Буторина О.В. Европейский Союз на пороге ХХI века: выбор стратегии развития. – М.: Эдиториал УРСС, 2001. – 472 с.

11. Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К.: Хай-Тек прес, 2008. – 352 с.

12. Воронкова В.Г. Політика європейської інтеграції. – К.: ВД «Професіонал», 2007. – 512 с.

13. Гайдуков Л.Ф., Кремень В.Г., Губернський Л.В. Міжнародні відносини та зовнішня політика (1980-2000). – К.: Либідь, 2001. – 624 с.

14. Геген Д. У лабіринті Європейського союзу. – К.: Основи, 1985 – 116 с.

15. Грицяк І.А. Європейське управління: теоретико-методологічні засади. – К.: К.І.С., 2006. – 398 с.

16. Грицяк І.А. Особливості управління на національному рівні: методичний аспект // Зовнішньополітичні проблеми. – 2007. - № 1 (2). – С. 165-172. // http://old.niss.gov.ua/book/StrPryor/2/5-1-Hrytsiak.pdf

17. Дайнеко А.Е. Расширение ЕС: экономические и правовые аспекты. М.: Изд.деловой и учебной литературы, 2004. – 336 с.

18. Дайнен Д. Дедалі міцніший союз. Курс європейської інтеграції. – К.: К.І.С., 2006 – 696 с.

19. Дериглазова Л.В. Европейский Союз во внешнеполитических связях. – Томск.: Издательство Томского университета, 2006. – 152 с.

20. Європейський Союз та Україна: стратегія відносин в контексті розширення / Матеріали міжнародної конференції. – К.: К.І.С., 2003. – 197 с.

21. Каметчак Р.Г.Регіоналізм у європейських інтеграційних процесах. – К.: Знання, 2007. – 303 с.

22. Клепацкий Л. Стратегическая близорукость Евросоюза //Международная жизнь, 2007. - № 10. – С. 58-75.

23. Копійко В.В., Шинкаренко Г.І.Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К.: Знання, 2009. – 751 с.

24. Копійка В.В. Теоретичний та практичний виміри розширення Європейського Союзу: фвтореф.дис…д-ра політ.наук: 23.00.04/ Київ. нац. ун-т ім. Т.Шевченка. — К., 2004. — 49 с.

25. Корбут Д., Замятін В. Європейська інтеграція: крок за кроком. – К.: фонд «Європа ХХІ», 2001. – 216с.

26. Коровин В. Европейская интеграция и региональная политика // Мировая экономика и международные отношения, 1991. - № 4. – С.93-103.

27. Круглашов А.М. Європейська інтеграція на початку нового тисячоліття. – Чернівці, 2010 – 212 с. // http://buktolerance.com.ua/wp-content/uploads/2011/01/Dovidnuk_z_ES.pdf

28. Крук Ю.Н. Конституция Европейского Союза: история подготовки и причины провала её ратификации. Журнал международного права и международных отношений 2009 - № 2.//http://www.evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=1550&Itemid=232

29. Курочки Д.Н. Евро: новая валюта для Старого Света. Проблемы становления и перспективы развития Европейского экономического и валютного союза. – М.: Европейский гуманитарный университет, 2000. – 272 с.

30. Луцишин П.В. Європейські інтеграційні процеси: формування єдиного ринку. – Луцьк: ВДУ ім. Лесі Українки, 2004. – 200 с.

31. Мінк Ж., Неймаєр Л. Європа та її болісні минувшини. – К.: Ніка-Центр, 2009 – 272 с.

32. Муртазина Е.Н. Европейское сообщество: проблемы единого рынка, экономического и политического союза. – М.: ИНИОН, 1989. – 268 с.

33. Нарогницкая Н. Европа «старая» и Европа «новая» // Международная жизнь, 2003. - № 3. – С. 45-64.

34. Нюберг Рене. Финляндия, Россия и расширяющийся Евросоюз //Международная Жизнь, 2003. - № 12. – С. 45-52.

35. Посельський В. Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції. – К., 2002. –С.43.

36. Проді Р. Задум об’єднаної Європи. – К.: К.І.С., 2002. – 140 с.

37. Раєвич Т.І. Проблеми розширення ЄС і НАТО. - Луцьк: РВВ «Вежа» ВДУ ім. Лесі Українки, 2008. – 48 с.

38. Савельєв Є.В. Європейська інтеграція і маркетинг. – Тернопіль: Економічна думка, 2003. – 482.

39. Стрежнева М.В. Розсип и ЕС: горизонты политического диалога // Мировая экономика и международные отношения, 1994. - № 5. – С. 103-109.

40. Федонюк С.В. Европейская интеграция: региональная политика ЕС. – Луцьк: ВДУ ім. Лесі Українки, 2001. – 112 с.

41. Шемятников В.Г. Европейская интеграция. – М.: Международные отношения, 2003. – 400с.

42. Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. – М.: Знание, 1980 – 64 с.

43. Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. - М.: Наука., 1985. – 336 с.

44. Эрзиль В, Харизиус А. Западная Европа: политическая и военная интеграция. – М.: Юридическая литература, 1984. – 271 с.

45. Яхтенфукс М., Колір-Кох Б. Європейська інтеграція: збірник праць. – К.: ВД Києво-Могилянська академія, 2007. – 395 с.

46. Europe without frontiers// The history of European Union// EUROPA//http://europa.eu/abc/history/1990-1999/1990/index_en.htm#top

47. Europe without frontiers//The history of European Union// EUROPA// http://europa.eu/abc/history/1990-1999/1990/index_en.htm#top

48. Ministryof Foreign Affairs of Greece// European Policy//Greece in the EU//http://www.mfa.gr/www.mfa.gr/en-US/European+Policy/Greece+in+the+EU/

49. Ministry of Foreign Affairs of Spain// Spain in Europe // Spain’s 20 years in the EU// http://www.maec.es/en/MenuPpal/EspanaUE/ EspanaenEuropa/Paginas/etxespanaeuropa.aspx

50. Treaty of Amsterdam.// http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/ 11997D/htm/11997D.html

51. Treaty of Nice. // http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/12001C /htm/C_2001080EN.000101.html

52. Treaty of Lisbon.// http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm

53. WaltervanGerven. TheEuropeanUnion: a Polity of States and Peoples. – California, 2005. – 397 р.


[1] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і зfсади функціонування. – К.: Знання, 2009. – 751 с.

[2] Володимир Посельський. Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції. – К.: Смолоскип, 2002. – 168 с.

[3] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К.: «Хай-Тек Прес», 2007. – 336 с.

[4] Воронкова В.Г. Політика європейської інтеграції. – К.: ВД «Професіонал», 2007. – 512 с.

[5] Білорус О.Г. Глобальні стратегії Євросоюза. – К.: нац.економ.ун-т ім. В.Гетьмана, 2009. – 528 с.

[6] Грицяк І.А. Європейське управління: теоретико методологічні засади. – К.: К.І.С., 2006. – 398 с.

[7] Шишков Ю.В. Западноевропейская интеграция: современные тенденции развития и противоречия. – М.: Знание, 1980. – 64 с.

[8] Барановский В.Г. Политическая интеграция в Западной Европе. – М.: Наука, 1983. – 264 с.

[9] Шишков Ю.В., Барановский В.Г. западноевропейская интеграция: политический аспект. – М.: Наука, 1985. – 336 с.

[10] Дайнен Д. Дедалі міцніший союз. Курс європейської інтеграції. – К.: К.І.С., 2006 – 696 с.

[11] Walter van Gerven. The European Union: A Polity of States and Peoples – California: Standford University Press, 2005. – 397 p.

[12] Эрзиль В., Харизиус А., Хох П. Западная Европа: политическая и военная интеграция. – М.: Юридическая литература, 1984. – 271 с.

[13] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.72.

[14] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.79.

[15] Луцишин П.В. Європейські інтеграційні процеси: формування єдиного ринку. – Луцьк, 2004. – С.97.

[16] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.79.

[17] Там же, С.80.

[18] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.14.

[19] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності, С.16.

[20] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.80.

[21] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.16.

[22] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.85.

[23] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.82.

[24] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. – М., 1985. – С.225.

[25] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.14.

[26] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.85.

[27] Там же, С.86.

[28] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.86.

[29] Воронкова В.Г.Політика європейської інтеграції. – К., 2007. – С.109.

[30] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. – М., 1985. – С.225.

[31] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.16.

[32] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. – М., 1985. – С.227.

[33] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.92.

[34] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. – М., 1985. – С.227.

[35] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.18.

[36] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.95.

[37] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. – М., 1985. – С.228.

[38] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.98.

[39] Там же, С.99.

[40] Там же.

[41] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. - М., 1985. – С.54.

[42] Шишков Ю.В., Мельников Д.Е. Западноевропейская интеграция: политический аспект. - М., 1985. – С.55.

[43] Там же, С.57.

[44] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.259.

[45] Тамже.

[46] Ministryof Foreign Affairs of Greece// European Policy//Greece in the EU// http://www.mfa.gr/www.mfa.gr/en-US/European+Policy/Greece+in+the+EU/

[47] Ministry of Foreign Affairs of Spain// Spain in Europe// Spain’s 20 years in the EU// http://www.maec.es/en/MenuPpal/EspanaUE/EspanaenEuropa/Paginas/etxespanaeuropa.aspx

[48] Ministry of Foreign Affairs of Spain// Spain in Europe// Spain’s 20 years in the EU// http://www.maec.es/en/MenuPpal/EspanaUE/EspanaenEuropa/Paginas/etxespanaeuropa.aspx

[49] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.317.

[50] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.262.

[51] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.264.

[52] Там же, С.267.

[53] EUROPA// The Single European Act// http://europa.eu/ legislation_summaries/institutional_affairs/treaties/treaties_singleact_en.htm

[54] EUROPA// The Single European Act// http://europa.eu/ legislation_summaries/institutional_affairs/treaties/treaties_singleact_en.htm

[55] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.303.

[56] Europe without frontiers//The history of European Union// EUROPA//http://europa.eu/abc/history/1990-1999/1990/index_en.htm#top

[57] Посельський В. Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції. – К., 2002. –С.43.

[58] WaltervanGerven. TheEuropeanUnion: a Polity of States and Peoples. – California, 2005. – P.7.

[59] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.344.

[60] Посельський В. Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції. – К., 2002. –С.45.

[61] Буряк П.Ю., Гупало О.Г. Європейська інтеграція і глобальні проблеми сучасності. – К., 2007. – С.17.

[62] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.369.

[63] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.371.

[64] Там же, С.373.

[65] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.374.

[66] Treaty of Amsterdam.// http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/11997D/htm/11997D.html

[67] Посельський В. Європейський Союз: інституційні основи європейської інтеграції. – К., 2002. –С.47.

[68] Treaty of Amsterdam.// http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/11997D/htm/11997D.html

[69] Treaty of Nice.// http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/12001C/htm/C_2001080EN.000101.html

[70] Там же.

[71] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.383.

[72] Treaty of Nice.//http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/12001C/htm/C_2001080EN.000101.html

[73] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. – С.428.

[74] Брусиловська О.І. Посткомуністична Східна Європа: зовнішні впливи, внутрішні зміни. – Одеса, 2009. – С.19.

[75] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. –С.428.

[76] Там же.

[77] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. –С.433.

[78] Копійка В.В., Шинкаренко Т.І. Європейський Союз: історія і засади функціонування. – К., 2009. –С.433.

[79] Крук Ю.Н. Конституция Европейского Союза: история подготовки и причины провала её ратификации. Журнал международного права и международных отношений 2009 - № 2. //

http://www.evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=1550&Itemid=232

[80] Крук Ю.Н. Конституция Европейского Союза: история подготовки и причины провала её ратификации. Журнал международного права и международных отношений 2009 - № 2. //

http://www.evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=1550&Itemid=232

[81] Treaty of Lisbon.// http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ