регистрация / вход

Структура политической культуры

Структура политической культуры Политическая культура — явление полиструктурное, многоуровневое. Многообразные связи политической культуры с различными социальными и политическими процессами предопределяют ее сложное строение и организацию. Разнообразные внутренние структуры политической культуры отображают технологию формирования политического поведения субъектов, этапы становления культурного целого (т.е. политической культуры отдельно взятой страны, региона), наличие разнообразных субкультурных образований и т.д.

Структура политической культуры

Политическая культура — явление полиструктурное, многоуровневое. Многообразные связи политической культуры с различными социальными и политическими процессами предопределяют ее сложное строение и организацию. Разнообразные внутренние структуры политической культуры отображают технологию формирования политического поведения субъектов, этапы становления культурного целого (т.е. политической культуры отдельно взятой страны, региона), наличие разнообразных субкультурных образований и т.д.

Одна из структур раскрывает различные способы ценностной ориентации человека на мировоззренческом (где он встраивает представления о политике в свою индивидуальную картину мировосприятия), гражданском (где, осознавая возможности органов государственной власти и, в соответствии с этим, собственные возможности защищать свои права и интересы, человек вырабатывает качественно новый уровень понимания своего политического статуса), а также на собственно политическом уровне ценностных представлений (где человек вырабатывает отношение к конкретным формам правления режима, своим союзникам и оппонентам и т.д.).

На каждом из этих уровней у человека могут складываться довольно противоречивые представления. Причем отношение к конкретным политическим событиям изменяется, как правило, значительно быстрее, нежели мировоззренческие принципы, в силу чего восприятие новых целей и ценностей, переосмысление истории и т.д. осуществляются крайне неравномерно. Все это придает формированию и развитию политической культуры дополнительную сложность и противоречивость. А степень соответствия уровней ценностной ориентации непосредственно определяет характер целостности и внутренней неравновесности политической культуры.

Различия в выборе людьми тех или иных ценностных ориентиров и способов политического поведения в немалой степени зависят от их принадлежности к социальным (классы, слои, страты), национальным (этнос, нация, народ), демографическим (женщины, мужчины, молодежь, престарелые), территориальным (население определенных районов и регионов), ролевым (элита и электорат) и другим (религиозные, референтные и проч.) группам. Выработка людьми ценностных ориентаций (и соответствующих форм поведения) на основе групповых целей и идеалов превращает политическую культуру в совокупность субкультурных образований, характеризующих наличие у их носителей существенных (несущественных) различий в отношении к власти и государству, правящим партиям, в способах политического участия и т.д.

В конкретных странах и государствах наибольшим политическим влиянием могут обладать самые разные субкультуры (например религиозные субкультуры в Северной Ирландии и Ливане или этнические в Азербайджане). В целом же наибольшим значением для жизни и политического развития общества обладает субкультура лидеров и элит, определяющая характер исполнения ее носителями специализированных функций по управлению политической системой.

В этом смысле наиболее важными элементами данной субкультуры являются способности лидеров и представителей элиты выражать интересы рядовых граждан (и прежде всего не превращать свое общественное положение в способ достижения сугубо индивидуальных целей), их профессиональные управленческие качества, а также те черты и свойства, которые позволяют им приобрести и поддерживать авторитет, убедить общественность во мнении, что занимаемое высокое место во властной иерархии принадлежит им по праву.

I. Политическая деятельность – специфическая форма активности субъекта.

Понятие деятельности охватывает все многообразие форм активного отношения людей к окружающему миру — природному и социальному, включающему целесообразное изменение его в соответствии с человеческими потребностями.
Каждая сфера жизни общества (экономическая, социальная, духовная и т. д.) характеризуется совокупностью присущих ей форм и видов деятельности, равно как и общественных отношений.

Особое место занимает политическая деятельность, составляющая основное содержание политической сферы жизни. Определить содержание понятия политической деятельности — это означает дать существенное определение политики.

Возможны два концептуальных подхода при рассмотрении проблемы политической деятельности, вытекающие из неоднозначного понимания политической системы. Один из них: деятельность понимается, прежде всего, как саморегуляция политической системы внутри себя, являющейся самостоятельным организмом. Субъектами деятельности выступают организационные группы лиц: парламентские, партийные фракции, правящие группировки (элиты), правительство, другие органы власти, лидеры, функционирующие непосредственно в политической системе. Иной подход (чаще всего встречается у марксистских авторов) базируется на понимании политической системы в виде организации, управляемой внешними, по отношению к политическим институтам, социально-классовыми силами. Понятие политической деятельности в таком случае включает обобщенное выражение воздействий на систему социальных групп и общественных объединений, людей, то есть субъектов гражданского общества.

Политическая деятельность представляет собой совокупность организованных действий субъектов как внутри политической системы, так и вне ее, подчиненных реализации общих социальных интересов и целей. В основе своей политическая деятельность — это руководство и управление общественными отношениями при помощи институтов власти. Ее суть — управление людьми, человеческими сообществами.

Конкретное содержание политической деятельности составляет: участие в делах государства, определение форм, задач и направления деятельности государства, распределение власти, контроль за ее деятельностью, а также иное воздействие на политические институты. Каждый из отмеченных моментов обобщает многообразные виды деятельности: скажем, непосредственное выполнение людьми политических функций в рамках институтов государственной власти и политических партий и опосредствованное участие, связанное с делегированием полномочий тем или иным институтам; профессиональная и непрофессиональная деятельность; руководящая и исполнительская деятельность, направленная на укрепление данной политической системы или, напротив, на ее разрушение; институционализированная или неинституционализированная деятельность (к примеру, экстремизм); системная или внесистемная и т. д.

М. Вебер, говоря о составе политической деятельности, подчеркивал, в первую очередь, деятельность по сохранению порядка в стране, т. е.
«существующих отношений господства».

Если говорить об институтах, входящих в политическую систему, то деятельность каждого из них имеет свои существенные признаки и, прежде всего, раз личные цели и средства их достижения.

Сущность политической деятельности раскрывается в специфике ее объекта и структурных элементов: субъекта, целей, средств, условий, знания, мотивации и норм, наконец, самого процесса активности.

Непосредственным объектом политической деятельности выступают политические ценности, институты, политическая система в целом и стоящие за ними социальные группы, партии, элиты, лидеры.

В сферу политической деятельности включается не общество как целое, не социально-классовые отношения во всех возможных аспектах, а лишь отношения общества, социальных групп, классов, слоев, элит к институтам политической власти и последних к обществу.

Субъекты политической деятельности разнообразны. Отметим, в частности, два их вида: групповые и индивидуальные субъекты. К групповым относятся: классовые, национальные, территориальные (региональные), корпоративные, элитарные субъекты. Индивидуальный субъект — любая политически активная личность, действующая в единстве с группой.

Анализ политической структуры общества позволяет выявить разновидности групповых субъектов (политических групп), сложившихся в данной социально-политической ситуации. Политические группы следует отличать от социальных групп. В качестве субъектов политического действия зачастую выступают лишь отдельные части (слои) больших социальных групп или смешанные группы. Различные слои одной и той же социальной группы или общности (скажем, нации) нередко оказываются ориентированными на неодинаковые, а иногда и на противоположные цели и ценности.

Существенный признак политической деятельности — ее рациональность.
Иными словами, осознанная ориентированность на политические интересы, цели и ценности; взаимосвязь мотивов выбора целей и средств практических действий, познавательной и оценочной деятельности. Отсюда (по М. Веберу) наличие двух видов рациональности: целерациональное (осознанность, научная обоснованность политических целей) и ценностно-рациональное (осознанность ценностей). То и другое доказывает превращение знания и ценностей в важнейшие факторы власти и управления. Рациональность в политике специфична: включает идеологию. Идеологический компонент пронизывает всякое политическое действие, коль скоро оно ориентировано на определенные ценности и интересы. Более того, является критериальным признаком его направленности.

Рациональный момент, безусловно, является решающим в субъективном смысловом содержании политического действия, выражая отношение субъекта к институтам власти. Тем не менее политическое действие не исчерпывается рациональностью. В нем остается место для иррационального как отклонения от целенаправленности.

Мотивационная база политического действия — сложная система, в которой наряду с рациональной стороной (ориентированность на цели и ценности) присутствуют психолого-эмоциональные элементы (жажда власти, страх, зависть и т. п.). Следовательно, возможность объяснения политического действия на интеллектуальном уровне отнюдь не исключает необходимости расшифровки его психоэмоционального аспекта. В первую очередь при анализе массовых действий. И не в последнюю — при объяснении непредсказуемости поведения политических деятелей.

Продолжая характеристику специфики политической деятельности, нельзя обойти такую особенность, как ориентированность ее на легитимность. Это свойство деятельности выступает в качестве ее общественного условия, и вместе с тем — разграничительного критерия системной и внесистемной деятельности. Последняя чаще всего нелегитимна в смысле ее не узаконенное господствующей системой и в то же время может быть легитимной в плане признания широкой общественностью соответствия традиции или освещенной харизмой.

Легитимность политической деятельности предполагает соответствие установленному порядку. В этом проявляется еще одна ее специфическая черта.
Порядок означает ориентацию субъекта деятельности на обязательные нормы, общезначимые для данного политического общества. Порядок гарантируется возможностью правового принуждения, осуществляемого специальными группами людей, или же применением санкций политического и общественного характера, исходящих от политических групп и институтов гражданского общества
(публичного осуждения, политической оценки, исключение из состава элиты и т. п.).

Сказанное подводит к осознанию многообразия средств политической деятельности: от прямого физического насилия, монополией на применение которого обладает государственная власть, до использования общественного мнения. Общеизвестна принципиальная важность соотношения цели и средств в политике. Установка: цель оправдывает средства —характерна для диктаторских режимов и их политических носителей. Требования же соответствия средств демократическим, гуманным целям политики — норма подлинно народных сил и выражающих их интересы политических структур. Политика в целом может быть ориентирована на цели или на средства, что зависит от характера субъекта и конкретной ситуации.

Политическая деятельность отличается от других видов социальной деятельности также тем, что для субъекта любого уровня она так или иначе связана с противоречиями между общим и частными интересами общественных групп и подчинена в конечном итоге разрешению этих противоречий.
Объективные противоречия интересов, возникающие на этой базе конфликты — глубинный источник и стимул политической активности в любых ее формах и видах, основная детерминанта, говоря словами М. Вебера, субъективного смысла политического действия. Вот почему, не поняв этих противоречий, нельзя разобраться и в сути политических процессов. Это обстоятельство многократно подчеркивали теоретики марксизма. И не только. Даже Э.
Бернштейн, критиковавший марксизм за увлечение диалектикой, писал: «Задача исследователя политической жизни — вскрыть те глубокие противоречия, которые легли в основу происходившей борьбы, и правильно их понять».

1. Вебер М. Избранные произведения. М.,1990. С. 661.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 6. С. 79.

3. Лафонтен О. Общество будущего. Политика реформ в изменившемся мире. М., 1990. С. 58, 59.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий