регистрация / вход

Сетевые дистрибьютерные организационные структуры управления

Содержание 1. Сетевые дистрибьютерные организационные структуры управления . 3 2. Теория Богданова ... 7

Содержание

1. Сетевые дистрибьютерные организационные структуры управления..... 3

2. Теория Богданова....................................................................................... 7

Список литературы....................................................................................... 16


1. Сетевые дистрибьютерные организационные структуры управления

В экономической науке широко распространены идеи о том, что современный этап развития общества характеризуется как переходный от индустриальной к информацион­ной эпохе. С позиций развития различных форм деловой организации данный этап ха­рактеризуется деэволюцией вертикально интегрированных иерархических структур в гибридные сетевые формы. Объясняя данный феномен, большинство исследователей указывают, что в условиях информационной экономики, с такими ее отличительными чертами, как ускорение научно-технологического прогресса и связанные с ним более бы­строе обновление технологий и сокращение жизненных циклов продуктов, более гибкие сетевые формы деловой организации имеют преимущества по сравнению с закостенелы­ми иерархическими структурами, которые доминировали в организационном ландшаф­те индустриальной экономики. Таких выводов, в частности, придерживаются С. Сэйбел, Р. Бойер, М. Кастельс, М. Аоки, Б. Мильнер.

В сетевых формах наибольшее распространение получили центр-периферийные струк­туры. К таковым относятся субподрядные сети типа «канбан» и дистрибьюторные фран-чайзинговые сети. В подобных структурах имеется центральный агент, который констру­ирует правила игры для периферийных агентов, которые по этим правилам играют. Ло­гики вхождения центральных и периферийных агентов в подобные структуры различны:

- для центра — это стремление снизить проблему отлынивания путем использования не иерархических, а сетевых принципов взаимодействия с субпоставщиками или дистри­бьюторами;

- для периферийных агентов — это стремление решить хроническую для малого биз­неса проблему недостатка знаний (в том числе управленческих технологий), а также час­тично снизить неопределенность внешней среды посредством вступления в большую ста­бильную структуру.

Рассмотрим эти тезисы подробнее.

Благодаря исследованиям Де Алеси и Шелтона наиболее известна причина перехода от иерархий к сетям как решение проблемы отлынивания.

Де Алеси обнаружил, что некоторые фирмы, владеющие сетью предприятий рознич­ной торговли типа сети быстрого питания, сочли более выгодным заключать договоры франчайзинга, а не нанимать управляющих местными торговыми точками, так как такая организационная структура имеет преимущества, поскольку она снижает издержки, со­пряженные с надзором, и помогает защищать ценность специализированных инвестиций в торговую марку. Ожидается, что владельцы франшизы установят тщательный конт­роль за качеством продукции, ибо они являются претендентами на остаточный доход (т. е. имеют право на чистую прибыть от торговли), а кроме того, материнская фирма часто поставляет производственные ресурсы (отличные от трудовых) и периодически ин­спектирует местные торговые точки с целью более строгого контроля качества и защиты капитала, инвестированного в торговую марку розничной сети.[2, с. 101-102]

Дж. Шелтон сравнил отчетность тех торговых точек, в которых на смену наемным управляющим пришли соглашения о предоставлении франшизы, и тех, где работали на­емные управляющие, так что существенные переменные, за исключением контракта на управление торговой точкой, в основном оставались постоянными. Он обнаружил, что торговые точки, которыми заведуют претенденты на остаточный доход, рентабельнее тех, где управляющие - наемные работники, даже тогда, когда эти последние получают за прибыльные торговые операции премии в размере до 30% оклада.

Таким образом, как установили Де Алеси и Шелтон, переход от иерархий к сетям в ряде случаев позволяет повысить эффективность бизнеса путем снижения проблемы от­лынивания и выгоден «центру».

Но зачем сеть периферийным агентам? Рассуждая о различных типах контрактации, О. Уильямсон отмечал, что «поставщики желали бы принять на вооружение любую тех­нологию и согласились бы на любой контракт, для которого можно было бы предсказать его безубыточность». Об этом же писал и Дж. Макмиллан в своем исследовании систем стимулирования в японской и американской промышленности, определяя разное отно­шение к риску у малой фирмы (более чувствительна к риску) и крупной фирмы (более нейтральна к риску). По сути, здесь мы затрагиваем такой важный аспект, как неопреде­ленность исходов ex post. Действительно, сетевая контрактация позволяет снизить для малой фирмы неопределенность внешней среды, так как замещает стихию рынка более прозрачными и прогнозируемыми исходами.

Эти различные «стартовые позиции» экономических агентов и разные проблемы, с ко­торыми они имеют дело и определяют неравенство в структурах типа «центр —перифе­рия»: наличие центрального агента, который инициирует создание структуры, и перифе­рийных агентов, которые к данной структуре «подключаются». Таким образом, в подтипе «центр — периферия» наблюдается классическое разделение оперативного и стратегичес­кого управления, как в модели двойной обратной связи У. Эшби. Эшби утверждал, что все адаптивные системы, способные реагировать на бимодальное распределение негативных воздействий на организацию (одни из которых - количественные, а другие - качествен­ные), можно представить в виде модели двойной обратной связи. Количественные пробле­мы решаются в первичном круге обратной связи (или в оперативном блоке) в контексте прежних правил принятия решений. Решение качественных проблем подразумевает более долгосрочные приспособления системы, включающие изменения параметров соответству­ющих переменных механизма адаптации или внедрение новых правил ее функционирова­ния, происходящие во вторичном (или стратегическом) круге обратной связи. Последний необходим ввиду недостаточного арсенала возможностей первичного круга обратной свя­зи, что является следствием ограниченной рациональности и изменений внешней среды. Итак, в подтипе «центр — периферия» наблюдается распределение оперативного и стратегического уровней управления (таблица).

Уровни и функции в контрактной сети типа «центр — периферия»

Уровень

Управление

Функции

Специфические активы

Центр

Стратегическое

Установление и контроль над исполнени­ем «правил игры»

Специфические «широкие» знания, выходящие за преде­лы сконструирован­ного поля игры

Периферия

Оперативно

Эффективная «игра по правилам»

« Специфические» детальные знания

Необходимыми, но недостаточными условиями, которым должны отвечать конструи­руемые центром «правила игры», являются:

- прозрачность, логичность, понятность, справедливость правил;

- эффективность правил, чтобы обеспечивать эффективность сети по сравнению с другими сетями;

- экономическая привлекательность правил для периферийных агентов, чтобы они предпочли данную сеть другой.

Тогда сам подтип «центр — периферия» можно изобразить следующим образом (рисунок):

Как видно на схеме, в структуре «центр — периферия» имеют место два уровня конку­ренции: внешний и внутренний. Внутренний уровень конкуренции обеспечивает селек­цию экономических агентов внутри сети, что способствует росту эффективности всей сети в целом. Эффективность этой селекции зависит от правил игры, устанавливаемых цент­ром. Результатом коллективной деятельности центра и периферийных агентов является продукт, который, в свою очередь, конкурирует с продуктами других сетей, т. е. здесь уже имеет место внешний уровень конкуренции. Задачи центра при конструировании правил игры заключаются не в том, чтобы «выжимать соки» из периферийных агентов, и тем самым обеспечивать конкурентное преимущество, так как в этом случае периферийные агенты переметнутся в альтернативную сеть. Задачи центра состоят в постоянном поиске баланса, обеспечивающем эффективность системы в целом и экономическую привлека­тельность правил для периферийных агентов. Четких шаблонных схем нахождения дан­ного баланса нет: в ряде случаев необходимо идти на большие уступки периферийным агентам и тем самым стимулировать быстрый приток новых членов в сеть (такой страте­гии, в частности, придерживалась «1С» при вторжении на рынок программного обеспе­чения России), иногда требуется более рациональная и осторожная стратегия, предпола­гающая тщательный отбор участников и жесткие требования к ним (такая тактика осо­бенно подходит на стабильных, медленнорастущих рынках).

Итак, несмотря на разнородность логик вхождения в сетевую структуру и преследуе­мых целей у центрального и периферийных агентов, существует значительная рациональ­ная база, делающая объединение выгодным для всех участников, что и является услови­ем конкурентоспособности сетевых структур по сравнению с другими сетями, а также альтернативными типами деловой организации, базирующихся на иерархических или рыночных принципах.[2, с. 95-96]

2. Теория Богданова

"Всеобщая организационная наука", или "Тектология", Александра Александровича Богданова - выдающийся памятник русской теоретической мысли начала XX в. Создатель "Тектологии" - яркий, талантливый человек, один из интереснейших представителей русской революционной интеллигенции на рубеже XIX-XX вв., сочетавший в себе страстную революционность, энциклопедические познания, безудержное стремление к поискам нового - будь то медицина, философия или экономика, кропотливая повседневная революционная работа, разработка методов формирования пролетарской культуры или борьба за организацию в стране службы переливания крови.

По своему содержанию "Тектология" намного обогнала свое время, и, как это часто происходило в истории, в момент публикации она оказалась непонятой научным и философским обществом. Вместе с тем "Тектология", конечно, неотделима от времени ее создания: уровень развития марксистской философии, характерные для начала XX в. дискуссии среди философов-марксистов - все это нашло свое выражение в тектологических идеях А. А. Богданова.

Исходным пунктом тектологии является признание необходимости подхода к изучению любого явления с точки зрения его организации. При-нять организационную точку зрения - значит изучать любую систему с точки зрения как отношений всех ее частей, так и отношений ее как целого со средой, т. е. со всеми внешними системами. Законы организации систем едины для любых объектов, самые разнородные явления объединяются общими структурными связями и закономерностями: "...структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты, схем, как в математике отношения величин, и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим. Более того, отношения количественные я рассматриваю как особый тип структурных, и самую математику - как раньше развившуюся, в силу особых причин, ветвь всеобщей организационной науки: этим объясняется гигантская практическая сила математики как орудия организации жизни".

В соответствии с организационной точкой зрения мир рассматривается А. А. Богдановым как находящийся в непрерывном изменении, в нем нет ничего постоянного, все суть изменения, действия и противодействия. В результате взаимодействия изменяющихся элементов наблюдатель может выделить некоторые типы комплексов, различающихся по степени их организованности.

Организованный комплекс определяется в тектологии на основе принципа "целое больше суммы своих частей", при этом чем больше целое отличается от суммы самих частей, тем более оно организовано. В неорганизованных комплексах целое меньше суммы своих частей. И наконец, в нейтральных комплексах целое равно сумме своих частей.

Среди множества организационных форм А. А. Богданов выделяет два универсальных типа систем - централистический (эгрессия) и скелетный (дегрессия). Для систем первого типа (эгрессия - от латинского "выхождение из ряда") характерно наличие центрального, более высокоорганизованного комплекса, по отношению к которому все остальные комплексы играют роль периферии. Системы второго типа, напротив, образуются за счет организационно низших группировок, выделяемых сложноорганизованными пластичными комплексами. Здесь мы видим единство и различие пластичности и прочности. Дегрессия (от латинского "схождение вниз") имеет важнейшее положительное значение с организационной точки зрения: лишь она делает возможным развитие пластичных форм, охраняя нежные комбинации от грубой их среды.

Специальному анализу подвергаются основные организационные ме-ханизмы - механизмы формирования и регулирования систем. К формирующим механизмам относятся конъюгация (соединение комплексов), ингрессия (вхождение элемента одного комплекса в другой) и дезингрессия (распад комплекса). Универсальный регулирующий механизм обозначается термином "подбор": это понятие А. А. Богданов заимствует из биологии и распространяет его на процессы сохранения и разрушения всех видов систем.

Кроме биологии, важным источником идей и образов был для А. А. Богданова язык. Во "Всеобщей организационной науке" и других работах он многократно возвращался к одному из своих любимых тезисов об исторической роли языка как фактора, организующего общественное сознание, полагая, что "слово предшествует мышлению". Не менее увлекало его присутствие в языке "скрытой системности" - регулярных звуковых и смысловых соответствий между словами различных, но связанных общим происхождением языков. Имея в виду прежде всего успехи сравнительно-исторического метода, позволившего систематизировать эти соответствия и частично восстановить историческое прошлое языка, А. А. Богданов писал о языкознании как о "ранее всех развившейся части идеологической науки".

Одно из выражений этого увлечения - многочисленные этимологии, приведенные на страницах предлагаемой вниманию читателя книги,- остроумные и смелые, хотя нередко и ошибочные.

Основное внимание в "Тектологии" уделяется прогрессивному отбору ("подбору"), поскольку, с точки зрения автора, действительное сохранение форм в природе возможно лишь путем их прогрессивного развития. Отбор может быть положительным или отрицательным - он действует при развитии комплексов и в процессе их относительного упадка. В совокупности положительный и отрицательный отборы охватывают всю динамику мирового развития. Положительный отбор, усложняя формы, увеличивает разнородность бытия, доставляет для нее материал, все более возрастающий; отрицательный отбор, упрощая этот материал, устраняя из него все непрочное, нестройное, противоречивое, внося в его связи однородность и согласованность, упорядочивает последний. Взаимодополняя друг друга, оба процесса стихийно организуют мир.

"Всеобщая организационная наука" не может заменить ни теории управления вообще, ни теории управления общественным производством. Но именно благодаря глубокому исследованию А. А. Богдановым всеобщих закономерностей организационных процессов "Тектология" имеет непреходящее значение для этих дисциплин. Этим и определяется воздействие всеобщей теории организации на науку социального управления, охватывающую, в частности, и науку управления народным хозяйством, и теорию государственного управления, и ряд других направлений современного теоретического знания. Все они тесно связаны с развитием общественных, а в известной мере также технических и естественных наук.

К ним ко всем в той или иной мере относятся положения "Тектологии" о строении, образовании и развитии организационных комплексов, об их устойчивости и неустойчивости, их кризисах, слияниях, разъединениях, переходах из одного состояния в другое и т. д.

В трудах самого А. А. Богданова использование тектологических законов и принципов для разработки проблем организации и управления социалистическим народным хозяйством занимает особое место. Богданов, так же как и многие другие марксисты, разделял мнение, что социализм означает преодоление товарного производства. Вместе с тем он признавал необходимость использования товарно-денежных отношений в условиях строительства социализма. В работе "Организационные принципы единого хозяйственного плана" он пишет: "Планомерная организация производства, пока она не станет мировой, может быть вынуждена прибегать к товарообмену с другими обществами, хотя бы еще капиталистического типа. В фазе восстановления подорванного катастрофою хозяйства товарообмен может практически облегчить задачу. Но ее теоретическая, т. е. планомерная, сторона усложняется".

На основе "Тектологии" А. А. Богданов выдвигал в центр внимания научной и плановой работы новаторскую в то время задачу разработки модели народнохозяйственного плана. В 1920 г., когда еще не было определенного представления об едином народнохозяйственном плане, А. А. Богданов сформулировал сущность и основные принципы его построения. Он писал: "Какое хозяйство может быть названо планомерным? Такое, в котором все части стройно согласованы на основе единого, методически выработанного хозяйственного плана. Как же следует приступать к решению этой задачи, беспримерной по масштабу и по своим трудностям? Принципы могут быть установлены лишь с научно-организационной точки зрения".

Устойчивость равновесия всех организационных форм, по А. А. Богданову, определяется, лимитируется крепостью самого слабого звена (закон наименьших), что имеет особое значение для обеспечения пропорциональности и сбалансированности различных сторон, сфер и отраслей народного хозяйства. Необходимость учета слабых звеньев, их подтягивания до ушедших в своем развитии вперед и достижения нужного соответствия между различными частями и показателями плана сегодня является общепризнанной в теории и практике планирования.

Именно эта идея в США была положена в основу распространенного метода сетевого планирования и управления (PERT); она состоит в определении "критического пути" управляемого процесса через "слабейшие точки" каждого его этапа. Этот "критический путь" наиболее напряжен и продолжителен по времени; им измеряется продолжительность всего процесса. Его "слабейшие точки" могут быть укреплены за счет ресурсов других, менее напряженных "событий и работ", что сокращает время на прохождение всего пути.

Укрепление "слабейших точек" соответствует и другому тектологиче-скому правилу - пропорциональности между элементами единой системы. Развитием такого подхода фактически являются практические меры и теоретические положения, направленные на опережающее развитие некоторых отраслей и производств, представляющих собою узкие места, сдерживающие социально-экономический прогресс страны в целом. В 1921 г. в докладе на конференции по научной организации труда (НОТ) А. А. Богданов говорил о необходимости соблюдения "нормы равновесия" отраслей и предприятий народного хозяйства вообще, и прежде всего в ходе его восстановления. Ведь поскольку согласно "закону наименьших" отрасли, а относительно наиболее подорванные, наиболее отстающие, нeизбежно задерживают развитие остальных звеньев экономики такие слабые отрасли и предприятия подлежат наиболее энергичной поддержке, являются "ударными". Именно им надо направлять рабочие силы и средства труда из отраслей, наименее отстающих, до достижения "нормы равновесия".

Экономическую систему А. А. Богданов рассматривал не в статиче-ском состоянии, а в динамическом, в условиях постоянно меняющегося равновесия, что, согласно его концепции, обеспечивается столь же меняющейся нормой равновесия. В частности, это, говоря нашим сегодняшним языком, можно проиллюстрировать следующим положением: норма накопления обеспечивает оптимальное соотношение между фондами потребления и накопления. Исходя из цели удовлетворения человеческих потребностей, А. А. Богданов дает простой расчет необходимых предметов потребления при данной численности трудоспособного и нетрудоспособного населения, выводя отсюда потребность в средствах производства. Цепная схема потребностей выводит автора на объем и виды потребностей, которые образуют исходный пункт всех дальнейших научно-практических построений.

Таким образом, уже в начале 20-х годов А. А. Богдановым была дана та логика планирования, которая послужила одним из важных исходных пунктов дальнейшей работы.

Идеи А. А. Богданова привлекли широкое внимание научной общественности в начале 20-х годов. Их принятие, однако, было затруднено, во-первых, фактом более раннего осуждения философских взглядов автора; во-вторых, предвзятым отношением тогдашней науки к самой возможности применения к явлениям различного рода (естественным, техническим, социально-экономическим) единых, универсальных принципов и законов.

В волнах идеологических осуждений конца 20-х и 30-х годов утонула также открытая "Тектологией" возможность математического моделирования экономических процессов вообще, и народнохозяйственного планирования в частности. Объясняя "конъюгацию" как исходную категорию "Тектологии", выражающую соединение различных элементов (комплексов) в нечто единое, А. А. Богданов пишет: "Научно-организационные понятия так же строго формальны, как математические; которые, собственно, к ним относятся; "конъюгация" настолько же формальное понятие, насколько сложение величин, которое есть ее частный случай".

И хотя идеи "Тектологии" открыто не принимались, некоторые из богдановских тектологических принципов, отражавших те или иные стороны общественных процессов, фактически в определенной степени осуществлялись в ходе социалистического строительства. С переходом к мирному строительству, когда во весь рост встала задача народнохозяйственного планирования, его основой стала разработка баланса народного хозяйства, к которой приступили плановые и статистические органы в начале 20-х годов. Первый и наиболее известный вариант сводного (межотраслевого) баланса был разработан ЦСУ на 1923/24 год и опубликован в 1926 г. "Как единство производства и распределения, система народного хозяйства,- говорилось во вступительной статье разработанного ЦСУ варианта,- есть система равновесия общественного хозяйства: равновесие между производством и распределением народного хозяйства в целом, равновесие между отраслями народного хозяйства, равновесие элементов и отношений каждой отрасли и, наконец, равновесие между классами и социальными группами, устанавливаемое в сфере производства и распределения. Изображая в статистических величинах отношение равновесия, баланс с точки зрения этого равновесия классифицирует отношения народного хозяйства по производству и распределению, находит место в системе равновесия каждому явлению, каждому народнохозяйственному факту. Но поскольку баланс изучает систему производства и распределения в конкретных формах исторического момента, он вместе с тем изучает и явления нарушения равновесия системы производства и распределения, так как при денежно-товарных отношениях в самой системе народного хозяйства содержатся условия нарушения равновесия".

Время показало неправомерность отрицания научного значения "Тектологии" и подтвердило несомненную важность "организационных" идей А.А. Богданова для общественной практики. Их актуальность возрастает в переживаемый нашей страной период перестройки всей организационной структуры.

Направление исследования социальной системы, которое призвано изучать влияние организационных структур на характер процесса общест-венного развития, тесно связано с именем А. А. Богданова. Многие идеи, развитые в рамках "Тектологии", имеют непосредственное отношение к ре-шению ряда конкретно-экономических вопросов, в частности при формировании и научном анализе различного рода экономических комплексов - народнохозяйственного, агропромышленного, территориальных и т. д.

А. А. Богданов уделил большое внимание проблеме системной целостности общества и его отдельных подсистем различного рода. В докладе "Организационные принципы единого хозяйственного плана" он обосновал два положения:

а) общество как организованное целое есть сумма человеческих активностей, развертывающихся в природной среде;

б) каждая отрасль народного хозяйства, предприятие, работник как часть организационной системы выполняет в ней и для нее свою определенную функцию. Эти два исходных момента лежат в основе равновесия и развития экономики как всякой организационной системы.

Рассматривая такие системы, А. А. Богданов, как уже отмечалось в литературе, указывает, с одной стороны, на "организмичность" политических систем, организационных структур, их отдельных звеньев и т. д., наличие у них собственных интересов (в сохранении и укреплении своей стабильности, своего места в общественном разделении труда, положения, влияния, власти и т. д.) и средств для их реализации, в чем выражается консервативное начало структуры. С другой стороны, структуре присущи лабильность, изменчивость, способность к развитию, выражающие функциональную сторону организации. Этот подход позволяет изучать и объективно оценивать влияние организационных структур на процессы общественной жизнедеятельности, которое нередко бывает очень большим и даже решающим.

Представляют интерес и соображения А. А. Богданова о том, что государство является более устойчивым и общественно эффективным, если оно имеет слитную, централизованную структуру при неблагоприятных обстоятельствах ("отрицательном организационном подборе") или (при "положительном подборе") структуру, основанную на федерации, автономии, самоуправлении.

Таким образом, А. А. Богданов совершенно очевидно приближается к современной постановке вопроса о целостности политической, народнохозяйственной и других общественных систем, ослабляемой или разрываемой в отдельных пунктах чрезмерным возрастанием или, напротив, уменьшением роли, влияния, власти, ответственности и т. п. отдельных звеньев структуры, неисполнением ими по разным причинам той функции, которую они должны исполнять в данной системе.

С этим тесно связана и проблема равновесия (соответствия, пропорциональности и т. п.) между элементами организации. А. А. Богданов различает системы уравновешенные и неуравновешенные, пишет о возможностях их перехода из одного состояния в другое. Он рассматривает равновесное состояние системы не как раз и навсегда данное, а как динамическое равновесие. Система, находящаяся в равновесии, в процессе развития постепенно утрачивает это качество и переживает это состояние как "кризис", а преодолевая его, приходит к новому равновесию на новом уровне своего развития.

Этот принцип подвижного равновесия и ныне сохраняет свое значение. Идет ли речь о создании или ликвидации, о слиянии или разделении, укрупнении или разукрупнении различных структурных единиц, об их включении в состав единиц более крупного порядка или выделении из них и т. п., т. е.- о каком бы уровне речь ни шла - от одного человека, коллектива, предприятия и т. п. до сложных организационных систем огромного размера (отраслей экономики, ведомств, государств, территориальных единиц и т. п.), все эти процессы в наиболее обобщенной и абстрактной форме описаны А. А. Богдановым в предложенных им терминах ингрессии, дезингрессии, дегрессии, эгрессии и т. п. Структура любой системы рассматривается А. А. Богдановым как результат непрерывной борьбы противоположностей, сменяющей одно состояние равновесия системы другим.

Принцип равновесия находит свое выражение не только в отмеченных выше формах, но и в чисто организационном (в современном специальном смысле) требовании равновесия прав и обязанностей (ответственности) каждого человека, каждого органа управления и вообще любого звена любой организации. Ведь в случае нарушения этого равновесия тяжелые последствия для данной организации практически неизбежны: либо бесконтрольные и безответственные обладатели полномочий получат и используют возможности для злоупотреблений, либо бесправные носители обязанностей не смогут их выполнять должным образом. Подобные тяжелые последствия наступают и в других случаях нарушения равновесия: между производительными силами и производственными отношениями, между производственными отношениями и формами политической и вообще духовной жизни общества, между спросом и предложением на рынке, между производством сырья и готовой продукции из него, между экономическим и социальным развитием, централизацией и децентрализацией, профессиональным и общественным факторами управления и т. д.

А. А. Богданов предвидел, что социалистическое ("коллективистское") общество - "высокодифференцированная система, между его частями и разными сторонами должны возникать все новые и новые расхождения". Дифференциация, богатство внутренних связей системы выражают уровень ее развития. Одновременно целостность системы требует гармонизации во взаимодействии ее элементов, их взаимодополнения, что обеспечивается развитием соответствующих связей ("дополнительных соотношений") между расходящимися частями. Таким образом возрастание различий между элементами системы ведет ко все более устойчивым структурным Соотношениям внутри нее.

"Системное расхождение заключает в себе тенденцию разлития, направленную к дополнительным связям". Одновременно системное расхождение заключает в себе и другую тенденцию, развивающую определенные условия неустойчивости - обострение системных противоречий. Противоречия эти на известном уровне их развития способны перевешивать значение дополнительных связей.

Любая система путем дифференциации элементов развивается про-грессивно до известного предела, когда части целого становятся слишком различны в своей организации. На этой стадии дезорганизующий момент - следствие накопившихся системных противоречий - перевешивает силу до-полнительных связей между частями и ведет к разрыву этих связей - дезин-грессиям, к общему крушению организационной формы целого. "Результатом должно явиться или преобразование структуры, или простой распад".

Для капиталистического производства с его анархией и рыночной борьбой неизбежны растущие дезингрессии, разрушительные по своим последствиям. "Расхождение темпа обособленных функций обнаруживается в том, что отдельные отрасли производства, доставляющие одна для другой орудия и материалы, расширяются непропорционально: одни отстают, другие перегоняют, так что целому ряду их не хватает то сбыта, то необходимых средств их работы. А затем и производство в целом обгоняет рост потребления в целом, и получаются общие кризисы "перепроизводства" с огромным разрушением производительных сил, с широко развертывающимися процессами дезорганизации".

Капиталистическое производство с его стихийностью неспособно устранить "практические дезингрессии". Конкурентная борьба и эксплуатация наемного труда обусловливают антагонистический характер проявлений системных противоречий капитализма, кризисные формы их разрешения.

Напротив, способ функционирования социалистической экономики должен опираться на рациональную организацию производительных сил и разумно создаваемую структуру производственных отношений. Возможности для этого создаются общественной собственностью на средства производства и возрастанием роли сознательного фактора в управлении экономикой. Ассоциация трудящихся, выступая как направитель планомерности, имеет возможность "направлять системные рас хождения по линии дополнительных связей силою подбора", т. е. сознательным регулированием экономических процессов и разрешать противоречия системного расхождения путем "контрдифференциации", т. е. структурным преобразованием системы, поиском новых форм и методов хозяйствования. Богданов ставит и проблему определения "оптимума" расхождения - наиболее выгодной степени расхождения, иными словами, уровня развития противоречий, при котором система функционирует наиболее эффективно.

Теория А. А. Богданова о механизме расхождения и дезорганизации любых систем, в том числе социально-экономических, возникновении, развитии и разрешении системных противоречий не только применима к анализу экономических противоречий социализма, но и позволит глубже исследовать важный и дискуссионный вопрос о возможности антагонистических противоречий при социализме и путях их предотвращения. Противоречиям социализма присущ неантагонистический характер. Но отсутствие своевременного нахождения форм их разрешения, неосуществление соответствующих "контрдифференциаций" могут привести к тому, что накопление дезорганизующего момента создаст угрозу разрыва хозяйственных связей, перерастания неантагонистических противоречий системного расхождения в антагонистические. Подобная ситуация в советском обществе возникла вследствие застойных явлений конца 70-х - начала 80-х годов.

Состоялась ли тектология как специальная наука? Ответ на этот вопрос неоднозначен. Если иметь в виду претензии ее автора разработать обобщенную концепцию всякой теории и практики, то ответ должен быть отрицательным. Такой же ответ следует дать на вопрос о том, является ли тектология общей теорией, характеризующейся строгостью исходных определений, известной логической завершенностью и специальным аппаратом. Известно, однако, что в таком смысле не состоялась и "общая теория систем"; оправдалась также и первоначальная претензия кибернетики на создание универсальных общетеоретических схем. В то же время реальный эффект кибернетики, системного прихода и им подобных общенаучных направлений заключайся в проникновении новых идей и принципов в современное научное мышление, в его трансформации под влиянием задач, методов и форм научного познания. И в этом смысле тектологию как науку об организации можно считать состоявшейся, поскольку понятие организации подобно понятиям системы, структуры, связи, управления и т. п. стало неотъемлемой принадлежностью языка современной науки. Тектология по справедливости может быть названа первым в истории науки развернутым вариантом общесистемной концепции.

Сказанного достаточно, чтобы отнестись с пониманием к мнению ряда советских и зарубежных ученых о глубоком родстве тектологии с такими современными общенаучными направлениями, как кибернетика, системный подход, структурализм, теория катастроф, синергетика и т. п. Целый ряд понятий, разработанных в тектологии ("цепная связь", "закон наименьших", "принцип минимума"), оказывается верным с кибернетической точки зрения. Наконец, А. А. Богданов не только предвосхищает одну из основных идей кибернетики - идею обратной связи (в его терминологии - бирегулятора), но и иллюстрирует ее теми же примерами, что и один из основоположников кибернетики У. Росс Эшби.

Оценивая значение "Тектологии" для развития науки, можно сослаться на высказывание академика Н. Н. Моисеева: "Таблица Д. Менделеева, биогеохимия В. Вернадского, теория биогеоценозов В. Сукачева и Н. Тимофеева-Ресовского - все эти универсальные системы знаний составляют гордость русской и советской науки. Теория организации А. Богданова может быть поставлена в один ряд с подобными учениями"

Список литературы

1. Александров И.К. Управление на предприятии/И.К. Александров. - М.: Дрофа, 2006.

2. Боголюбов Л.Н. Системы управления/Л.Н. Боголюбов. - М.: Дрофа, 2008.

3. Вайнер В.Е. Теория организации/В.Е. Вайнер. - СПб.: Питер, 2004.

4. Ивашов П.Г. Проблемы управления на предприятии/П.Г. Ивашов. - М.: Университет, 2009.

5. Кузнецова Л.В. Управление кадрами/Л.В. Кузнецова. - М.: Академия, 2009.

6. Кубр М. Управленческое консультирование// Управление персоналом. – 2006. - №3.

7. Леванков В.А. Теория организации. Опорный конспект лекций и методических рекомендаций к изучению курса. – СПб., 2007.

8. Мильнер Б.З.Теория организации. - М., 2009.

9. Погорадзе А.А. Культура производства: сущность и факторы развития//Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. –№ 8.

10.Смирнов Э.А. Основы теории организации. Учебное пособие для вузов. М.: Юнити, 2007.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий