регистрация / вход

Москва и Московская область в 1941—1945 годах

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой.

А.И.Казанский, А.К.Казанская, Н.А.Сундуков

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой

В планах операций 1941 года враг отводил центральное место захвату Москвы, рассчитывая, что с ее падением война будет окончена. Наступление на Москву гитлеровская армия вела в составе восьмидесяти отборных фашистских дивизий, из них двадцать три танковые и моторизованные.

Сюда гитлеровцы направляли лучших своих летчиков. Бомбило Москву около 400 бомбардировщиков.

В первый же день войны, 22 июня, сразу поднялась вся Москва. На предприятиях, больших и малых, в учреждениях и научных институтах состоялись митинги.

Многотысячный коллектив завода «Серп и молот» заявлял: «Мы — рабочие и работницы, инженеры и техники, служащие завода, сплоченные большевистской партией, приложим все силы, чтобы вместе с нашей доблестной Красной Армией, Красным флотом и Красной авиацией разбить врага. Дадим нашей любимой Родине тысячи тонн металла сверх плана, поможем нашим славным воинам разбить врага». В тот же день рабочие приступили к выполнению взятых на себя обязательств.

Бороться до полной победы решили коллективы заводов «Красный пролетарий», имени Владимира Ильича, «Серп и молот», Трехгорной мануфактуры и др.

Десятки тысяч женщин пришли на заводы. Жены ушедших на фронт рабочих становились за станок мужа, девушки — за станок отца и брата. Многие старые мастера, давно ушедшие на покой, вернулись в цехи. Творческий порыв охватил рабочих. Резко выросла производительность труда. На фронт пошли эшелоны с военной продукцией московских заводов. Москва стала арсеналом страны. Одновременно столица превратилась в базу резервов армии. В день нападения фашистов коллектив Московского автозавода заявил: «Мы дадим все, что потребует от нас партия и правительство. Мы готовы в любую минуту сменить станок на винтовку, чтобы в рядах героической Красной Армии беспощадно бить врага до его полного и окончательного уничтожения».

Сразу же после митинга началась запись добровольцев. Москвичи брали в руки винтовку, чтобы защищать Родину. Заявления от рабочих и служащих с просьбой послать на фронт подавались не только в военные комиссариаты, но и в партийные и комсомольские организации. Свыше 50 тысяч комсомольцев подали заявление в районные комитеты в первые же три дня войны.

Московский комитет партии организовал комиссии для отправки коммунистов, пожелавших добровольно идти в армию. В распоряжение армейских политических органов было направлено 6000 коммунистов.

С начала войны было решено сформировать в Москве ополченческие дивизии. В несколько дней Москва своими силами создала целую армию. В народном ополчении было представлено около 30 национальностей. В ополчении рядом стояли рабочие, инженеры и техники, ученые и художники, писатели и артисты, учителя и врачи. Крупнейшие заводы города и области формировали целые полки. Народное ополчение ярко показывало, какие изменения в составе населения Москвы произошли за годы Советской власти.

Одновременно с организацией народного ополчения проводилось всеобщее военное обучение населения. Готовили снайперов, истребителей танков, летчиков. Сотни тысяч москвичей ждали приказа, чтобы явиться в части вполне подготовленными бойцами. «Превосходная должность - быть на земле человеком»,— сказал когда-то Алексей Максимович Горький.

«Превосходная должность на земле — быть молодым советским человеком и, смело глядя в лицо смерти, уничтожать гнусных двуногих зверей, которые мешают жить честным людям!» — так говорил после одной из своих воздушных побед московский комсомолец летчик-истребитель Герой Советского Союза Виктор Талалихин.

...Это было в ночь на 7 августа 1941 года. Боевая тревога: группа вражеских самолетов подходит к Москве. Талалихин поднимается в воздух. Ночь ясная. На высоте почти пяти тысяч метров Виктор видит: «Хейнкель-III» идет к Москве. Сразу же пристроившись в хвост вражескому самолету, Виктор дает очередь. Клубы черного дыма окутывают «Хейнкель». Но враг недобит: повернувшись, он уходит на запад. У Виктора израсходован весь боевой комплект. Пулеметы молчат. «Неужели уйдет?» Талалихин вспоминает о таране — оружии храбрецов. Приблизившись к вражескому самолету, Виктор пытается своим винтом обрубить хвостовое оперение «Хейнкеля», но пулеметная очередь прошивает «ястребок». Талалихин ранен в руку. А враг по-прежнему идет на запад. «Нет, не уйдешь!». Превозмогая боль, Виктор сверху бросает «ястребок» на фашиста. Резко клюнув вниз, «Хейнкель» камнем падает на землю. Но «ястребок» потерял управление. Виктор выбрасывается с парашютом.

Через три дня страна узнает: московскому комсомольцу летчику-истребителю Виктору Талалихину присвоено звание Героя Советского Союза.

Советские истребители и зенитчики ежедневно сбивали десятки вражеских самолетов на подступах к Москве, показывая образцы храбрости и геройства. Только отдельным вражеским самолетам удавалось прорываться к городу. Но и здесь их встречали бойцы противовоздушной обороны. Население Москвы сохраняло мужественное спокойствие, порядок и деятельно участвовало в ликвидации последствий налетов.

За месяц боев с 22 июля по 22 августа немцы потеряли свыше двухсот, то есть более половины, самолетов, подготовленных для уничтожения Москвы, а главное — потеряли своих лучших летчиков.

Неудача фашистского воздушного флота под Москвой была первым поражением гитлеровцев.

Осенью 1941 года гитлеровские полчища приближались к Москве. В начале октября начались кровопролитные бои. Войска, стоявшие на пути к Москве, изматывали противника, не только сдерживая его натиск, но и переходя в контрнаступление. Но у немцев было превосходство и в технике и в количестве войск. Фашисты продвигались вперед. 14 октября немцы вступили в Калинин, на юге — в Тульскую область, в центре взяли Бородино и Можайск.

Над столицей Советского Союза нависла серьезная угроза. По указанию ЦК партии Московский комитет поднял всех большевиков на борьбу с фашистами. В каждом районе Москвы были созданы рабочие коммунистические батальоны. Московский Совет призвал жителей столицы на строительство оборонительных рубежей. Их возводило 500 000 человек. Немцам нигде не удалось прорвать оборонительных сооружений, построенных в те дни москвичами.

Часть промышленных предприятий и большинство правительственных учреждений были эвакуированы в глубь страны. Вся страна, затаив дыхание, следила за битвой под Москвой. На подмосковных полях дрались сыны всего многонационального Советского Союза. Назревал перелом в битве за Москву.

27 ноября «Правда» в передовой статье «Под Москвой должен начаться разгром врага!» писала: «Мужественное сопротивление частей Красной Армии задержало разбег фашистских полчищ. Они вынуждены перейти на медленный шаг. Они не мчатся вперед, как бывало, а ползут, обильной кровью поливая каждый свой шаг. Но они все же ползут! Значит, надо удесятерить стойкость защитников Москвы...Надо во что бы то ни стало сорвать разбойничий план Гитлера...Этого ждет вся наша страна. Под Москвой должен начаться разгром врага!!!»

30 ноября 80 тысяч московских юношей и девушек обратились с письмом к молодым защитникам Москвы: «Судьба столицы — в наших руках. Мы должны отстоять Москву, и мы ее отстоим!» Эти мысли хорошо выражены в известной песне Б. Мокроусова:

Не смять богатырскую силу,

Могуч наш заслон огневой,

Мы выроем немцу могилу

В туманных полях под Москвой.

Мы не дрогнем в бою

За столицу свою!

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,

Обороной стальной

Разгромим,

Уничтожим врага!

Свои патриотические чувства и страстное желание помочь защитникам Москвы советский народ подкреплял практическими делами. С востока на запад к Москве непрерывным потоком шли эшелоны с вооружением, боеприпасами и снаряжением.

Продвижение фашистских полчищ к Москве с каждым днем замедлялось. В тылу у немцев действовали отряды партизан. Народные мстители громили немецкие штабы, взрывали военные склады, нападали на обозы, уничтожали оккупантов. Рабочие московских предприятий организовывали сбор подарков и посылали делегатов на передовые линии фронта. Рассказы представителей Москвы о героическом труде в столице поднимали настроение бойцов. В день 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 7 ноября 1941 года, на Красной площади состоялся традиционный боевой смотр Красной Армии. Прямо с парада бойцы двинулись на фронт. Сопротивление Красной Армии росло с каждым днем. Попытка Гитлера прорвать фронт не удалась.

Дубосеково, разъезд Калининской железной дороги хранит память о боевой доблести героев-панфиловцев.

Гитлеровцы рвались к столице. Они бросили на Волоколамское шоссе против дивизии генерал-майора И. В. Панфилова три пехотные дивизии, одну мотодивизию и одну танковую. Активно действовала немецкая авиация.

Пехота противника при поддержке нескольких десятков танков двинулась на окопы одного из подразделений, расположенных в районе Дубосекова, и открыла по ним сильный огонь.

До Москвы оставалось 119 км. Здесь проходили асфальтированное шоссе и железная дорога на Москву. Панфиловцы, среди которых были русские, украинцы, казахи, мужественно встретили врага. Четыре часа длился этот бой. 14 вражеских танков было уничтожено. Не успели бойцы перевязать раненых, как на позицию двинулся второй вражеский эшелон — свыше 30 танков, среди них несколько тяжелых.

«Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва!» — воскликнул политрук Василий Клочков, обращаясь к своим бойцам. И снова разгорелся бой. Подбили еще несколько танков. С последней связкой гранат бросается под тяжелый танк Клочков.

Уцелевшие фашистские танки, а с ними и пехота откатились назад. В это время по другую сторону Волоколамского шоссе, в деревне Строково, 11 саперов под командой младшего лейтенанта Фирсова и политрука Павлова отразили атаку 27 танков. Наступление врага 16 ноября на Волоколамском шоссе разбилось о стойкость и боевое мастерство гвардейцев-панфиловцев. Врагу нигде не удалось прорвать оборону.

Неподалеку от места сражения с фашистами, на окраине деревни Нелидово, героям-панфиловцам воздвигнут памятник.

На Бородинском поле, на холме у деревни Горки, неподалеку от памятника Кутузову воздвигнут другой памятник - мраморный обелиск. Здесь похоронены потомки кутузовских богатырей — советские гвардейцы. В 1941 году Бородино снова оказалось в центре военных действий. Этот район обороняла дивизия под командованием полковника В. И. Полосухина.

Она пять суток вела бой, стойко удерживая свои рубежи. В январе 1942 года, в период наступления советских войск, бойцы-гвардейцы освободили от фашистских захватчиков район Бородина.

Немецко-фашистские войска, рвавшиеся к Москве, захватили половину территории Звенигородского района. 72 селения были оккупированы. 16—16 ноября 1941 года фашисты наступали на Звенигородском, Кубинском и Наро-Фоминском направлениях. В районе Звенигорода были созданы оборонительные сооружения: противотанковые рвы, доты, дзоты, минные поля, проволочные заграждения, окопы и траншеи. Почти все население города было эвакуировано. Часть жителей, в первую очередь коммунисты, остались в партизанском отряде.

19 ноября начались бои под Звенигородом. Город подвергся жестокому артиллерийскому обстрелу. Советские бойцы отстаивали в ожесточенной борьбе каждый холм, каждую пядь земли. Наступление противника было приостановлено. Город все время оставался в расположении советских войск.

После нескольких дней затишья противник снова начал ожесточенное наступление, на этот раз в основном на Голицыно и Кубинку. 2 декабря Голицыно находилось под прямой угрозой захвата врагом, что позволило бы ему вести обстрел Москвы. 3 декабря войска Западного фронта нанесли первые контрудары по врагу и вынудили противника перейти к обороне.

Морозной ночью 13 декабря юго-западнее Звенигорода в глухом лесу начал свой легендарный рейд в тыл врага гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерал-майора Л. М. Доватора. Внезапное появление грозной советской конницы в глубоком тылу противника вызвало замешательство фашистов. Началось освобождение от врага территории Звенигородского района.

В деревне Палашкино Рузского района 19 декабря корпус генерала Л. М. Доватора вел ожесточенный бой с крупными силами гитлеровцев. В этом бою погиб генерал Доватор. Тяжела была для казаков утрата любимого командира. В пешем строю окружили они деревню и в короткой, но жаркой схватке разгромили этот важный узел обороны противника. На том месте, где погиб генерал, воздвигнут мраморный обелиск—памятник славному сыну советского народа Герою Советского Союза Льву Михайловичу Доватору.

К 20 декабря Звенигородский район был полностью очищен от фашистских захватчиков.

Ожесточенные, кровопролитные бои шли на Можайском направлении, а затем в районе Наро-Фоминска. В город захватчики ворвались 25 октября. Защищала Наро-Фоминск Московская пролетарская гвардейская стрелковая дивизия. Весь ноябрь советские войска упорно отстаивали родную московскую землю и отбили все попытки врага пробиться к столице. Последнюю попытку выйти к Москве по Наро-Фоминскому направлению фашисты предприняли в начале декабря.

Немцы рассчитывали взломать нашу оборону, прорваться в тыл и выйти на рубеж Звенигород—Голицыно—Кресты—Апрелевка. Но враг всюду наталкивался на упорное сопротивление. Советские войска рассеивали противника артиллерийским огнем, преграждали путь его танкам и уничтожали проникших в тыл автоматчиков.

Шесть дней длилась борьба за Наро-Фоминск. 18 декабря Московская гвардейская стрелковая дивизия перешла в наступление. Она обошла город и отрезала пути отхода вражескому гарнизону на Кузминки и Боровск.

26 декабря Наро-Фоминск был очищен от врага. На здании городского Совета было водружено красное знамя. Два месяца хозяйничали фашисты в городе и сильно его разрушили. После освобождения Наро-Фоминска в него тотчас же вернулись жители.

Утром 6 декабря 1941 года Красная Армия перешла под Москвой в решительное наступление. Не в силах сдержать натиск советских войск, противник начал поспешный отход. Чтобы избежать окружения, немецко-фашистская армия бросала танки, артиллерию, автомашины и другую материальную часть.

В контрнаступлении на Московском направлении было разгромлено до 50 немецко-фашистских дивизий. Только в декабре советские войска захватили у противника около трех тысяч орудий, более одной тысячи минометов, свыше 1300 танков, около 18 тысяч автомашин. В период с 6 по 27 декабря немецкие фашисты потеряли убитыми более 120 тысяч солдат и офицеров.

В боях на подступах к Москве немецко-фашистская армия понесла тяжелый урон. Только за 20 дней, с 16 ноября по 6 декабря 1941 года, гитлеровцы потеряли 55 тысяч убитыми, свыше 100 тысяч ранеными, 777 танков, 297 орудий и минометов, 244 пулемета, более 500 автоматов.

23 января 1942 года вся Московская область была очищена от фашистов.

Разгром гитлеровских войск под Москвой явился решающим событием первого года Великой Отечественной войны и первым крупным поражением фашистов во второй мировой войне. Поражение фашистов под Москвой навсегда развеяло созданную гитлеровцами легенду о непобедимости германской армии и окончательно похоронило план «молниеносной» войны.

B октябре—ноябре 1941 года фашистские захватчики вступили в пределы Московской области и оккупировали районы: Боровский, Верейский, Волоколамский, Высокинический, Коммунистический, Высоковский, Осташевский, Лотошинский, Клинский, Солнечногорский, Ново-Петровский, Шаховский, Рузский, Уваровский, Малоярославецкий и Угодско-Заводский.

Кроме того, были частично оккупированы Дмитровский, Зарайский, Истринский, Наро-Фоминский, КрасноПолянский, Звенигородский, Каширский, Серпуховский, Лопасненский, Химкинский районы.

В битве за Москву приняли активное участие партийные и советские руководители, рабочие и колхозники всех оккупированных врагом районов Московской области. В июле 1941 года Московский областной комитет партии принял решение об организации партизанских отрядов. Райкомы партии создавали партизанские отряды, определяли место их пребывания, рыли землянки, создавали продовольственные базы, запасались оружием, снаряжением и всем необходимым для того, чтобы начать борьбу с врагом, как только этого потребует обстановка.

Во главе каждого отряда стояли командир и комиссар, назначаемые Московским областным комитетом партии. Партизаны Московской области нарушали телефонно-телеграфную связь, минировали дороги, устраивали засады, уничтожали мосты, нападали на врага в населенных пунктах, по собственной инициативе и по заданиям командования частей нашей армии проводили разведку в тыл врага. В дни приближения фашистов к Москве все партизанские отряды внесли большой вклад в общенародную борьбу за разгром немцев под Москвой.

18 октября 1941 года город Осташево захватили фашисты. Ночью по глухим тропам сходились осташевские партизаны на свои заранее приготовленные базы. Утром 19 октября на одной из баз партизаны собрались на митинг. Выступил секретарь подпольного Осташевского комитета партии. Он говорил, что задача партизан состоит в том, чтобы разгромить врага и не допустить его к сердцу нашей Родины — Москве. Он спросил собравшихся:

— Товарищи, скажите по-честному: кто чувствует, что ему тяжелы будут условия партизанской жизни? Такого товарища мы отпустим и переправим в надежное место.

Слово попросил пожилой беспартийный учитель И. И. Зорин.

— У меня плохое здоровье, — сказал он, — но разве сейчас об этом можно говорить? У меня есть Отечество и семья. Я пришел сюда защищать их от немецких дикарей. В течение двадцати лет я воспитывал у моих учеников готовность ничего не жалеть для защиты Советской власти. Из моей школы несколько учеников пришло в наш отряд разведчиками. И вот мое твердое слово: из отряда — никуда! Какие бы опасности ни настигли, буду бороться, пока жив.

Затем выступил инструктор райкома партии Д. Ф. Батурин:

— Я член большевистской партии, руководящей нашим Советским государством. Враг напал на него, и дело чести каждого коммуниста и советского человека защищать свою Родину. За правое ленинское дело — борьба до победы!

— Здесь сказали свое слово мужчины, — заявила Е. Горелова, — а теперь наше слово — женщин-матерей. На защите Родины наши мужья погибли. Мы пришли в партизанский отряд, каждая со своими детьми и вместе с ними пойдем в бой, чтобы не быть рабами фашистов.

Так отряд ответил на вопрос своего руководителя.

В Волоколамском отряде, командиром которого был учитель Волоколамской средней школы Б. В. Тагунов, а комиссаром — секретарь Волоколамского райкома партии В. П. Мыларщиков, велся дневник боевых действий отряда. Вот несколько выдержек из него:

«...22 ноября 1941 года группа подрывников во главе с тов. Кузиным по пути движения за минами, которые были спрятаны за линией фронта на дороге между Глухином и Покровским, натолкнулась на склад боеприпасов, который был расположен в лесу в 2 км от деревни Глухино. Скрыто подойдя к складу и убедившись, что охрана находится в 20 м от склада, группа решила уничтожить склад путем поджога. Раскрыв две бочки бензина по 50 кг, облили им все находившееся в складе и зажгли. Взрывы и пожар продолжались 5 часов...

...29 ноября 1941 года вторая группа в составе 11 человек, возглавляемая командиром тов. Кузьминым, действовала на шоссе Теряево — Волоколамск. Придя к дороге ночью... группа расставила противотанковые мины, на которых утром в 8 часов взорвалась вначале 8-тонная автомашина с грузом, шедшая на фронт, затем вторая груженая машина. После этого к месту взрыва подошла легковая машина, но и она, наскочив на мину, взлетела на воздух. На дороге образовалась пробка, скопилось большое количество автомашин. В это время к месту скопления машин прилетел советский бомбардировщик и начал бомбить с бреющего полета. Среди немцев поднялась сильная паника. Движение на дороге было приостановлено на 10 часов».

В отряде волоколамских партизан подобралась группа разведчиков-проводников, великолепно знавших свой район. Возглавлял ее директор Волоколамского лесхоза, коммунист В. П. Булганин.

Партизанский отряд Угодско-Заводского района совместно с частями Красной Армии разгромил штаб корпуса фашистских войск, расположенный в селе Угодский Завод. Вот как это было.

Разведка установила, что в селе расположился крупный штаб немецкой армии. У командира партизанского отряда В. А. Карасева созрела мысль разгромить это вражеское гнездо, но сил было недостаточно. Тогда Карасев связался с командованием, и на помощь партизанам прибыли два воинских отряда (около 300 человек).

20 ноября 1941 года отряд ушел на операцию. Отлично знающий свой район партизан-проводник Я. К. Исаев привел отряд к утру следующего дня к хутору Ясная Поляна, от которого до села Угодский Завод оставалось несколько километров. Здесь отряд разбили на 8 групп и к каждой прикрепили одного-двух партизан-проводников. Вечером 23 ноября отряд выступил и к полуночи сосредоточился в парке села, метров за 500—600 от жилых построек.

Отряд тов. Карасева должен был разгромить штаб. Проводником у них был М. А. Гурьянов, до оккупации района — председатель местного исполкома райсовета. Завершив операцию, отряд собрался в условном месте. Партизаны недосчитались нескольких своих товарищей, в том числе М. А. Гурьянова.

Разгром штаба был для немцев серьезным ударом. В вечернем сообщении 29 ноября 1941 года Совинформбюро указывало, что в этой операции немцы потеряли не менее 600 человек, в том числе много офицеров и двух генералов. Было уничтожено 80 грузовых и 23 легковые машины, а также склады с боеприпасами, продовольствием и горючим. В огне погибло много другого военного имущества. Отряд захватил большое количество штабных документов. Когда части Красной Армии заняли этот район, то пришедшие с ними в село Угодский Завод партизаны обнаружили тело Гурьянова. Они узнали, что немцы несколько дней пытали его, а затем повесили.

Перед казнью Михаил Алексеевич, обращаясь к находившимся здесь жителям села, крикнул: — Смерть фашизму! Я не один — нас миллионы! Победа за нами! Да здравствует коммунизм!

Президиум Верховного Совета СССР посмертно присвоил Михаилу Алексеевичу Гурьянову звание Героя Советского Союза.

Партизанский отряд Рузского района также оказывал помощь частям Красной Армии. Он проводил разведку, передавая ценные сведения командованию советских войск, провожал в тыл врага группы армейских разведчиков и небольшие воинские отряды, шедшие со специальным заданием.

Партизаны Лотошинского района под руководством подпольного комитета партии выпускали листовки, отпечатанные типографским способом. В этих листовках они писали: «Враг временно занял территорию нашего района. Лотошинский райком ВКП(б) и райсовет депутатов трудящихся призывают вас к борьбе за свободу, за нашу родную землю, за наш великий народ. Мы здесь с вами, дорогие родные братья и сестры!

...Поднимайтесь все от мала до велика на священную борьбу с врагом. Помогайте всюду и везде партизанам — вашим отцам, мужьям и братьям, поднявшимся на борьбу с проклятым врагом. Пусть знает враг, что в настоящем районе, как и во всей нашей стране, он встретит лютую ненависть к себе».

В самоотверженной борьбе партизан с оккупантами принимало участие население целых деревень: колхозники, учителя, врачи. Почти все партизанские отряды имели верных помощников среди колхозных подростков. Так, например, партизанский отряд Волоколамского района получил важные сведения от воспитанников Теряевского детского дома — Володи Овсянникова и Шуры Крыльцова; такими же разведчиками были у можайских партизан Валя и Шура Кузьмичевы, которые жили со своей матерью-колхозницей в деревне Товарково Можайского района.

Деревня Петрищево Верейского района известна ныне всему миру. В этой деревне в полдень 29 ноября 1941 года фашистские палачи казнили советскую патриотку комсомолку Зою Анатольевну Космодемьянскую.

Восемнадцатилетняя московская школьница в тяжелый для родной страны год добровольно ушла в партизанский отряд, действовавший на Можайском направлении. С группой товарищей перешла она линию фронта у деревни Обухово (близ Наро-Фоминска) и через несколько дней пробралась в район Петрищева, где размещался штаб крупной немецкой части. Зое удалось перерезать провода полевого телефона, поджечь конюшню, где находились лошади и оружие одной из вражеских частей. На следующий день Зоя решила уничтожить штаб немецкой части. Но фашисты выследили девушку и схватили ее. Несмотря на жестокие пытки и истязания, Зоя Космодемьянская не выдала своих товарищей.

С утра 29 ноября немецкие солдаты начали сгонять на площадь местных жителей. В середине дня к сооруженной виселице привели Зою. Смело смотрела она в глаза палачей. «Мне не страшно умереть, товарищи! — крикнула Зоя колхозникам. — Это счастье умереть за свой народ!»

Почти целый месяц не разрешали гитлеровцы снять и похоронить тело отважной комсомолки. Лишь незадолго до прихода частей Советской Армии колхозники украдкой похоронили прах народной героини. Президиум Верховного Совета СССР посмертно присвоил Зое Космодемьянской звание Героя Советского Союза. Прах ее в 1942 году был перевезен в Москву на Новодевичье кладбище.

В Петрищеве все напоминает о Зое. В центре села установлен в честь ее гранитный обелиск. На доме Василия Кулика, где пытали Зою фашистские палачи, установлена мемориальная доска. На шоссе Москва — Минск, в 5 км от Петрищева, стоит памятник Зое Космодемьянской. В селе есть выставка-музей, посвященный памяти 3. А. Космодемьянской.

Владимир Александрович Молодцов учился в Кратовской школе. В дни войны он был командиром партизанского отряда, наводившего страх и ужас на фашистских захватчиков. Много подвигов совершил этот отряд. Попав в плен к фашистам, Владимир Александрович Молодцов был казнен.

Советское правительство высоко оценило подвиги В. А. Молодцова. Президиум Верховного Совета СССР посмертно присвоил ему звание Героя Советского Союза. В классе, где он учился, и у парты, за которой он сидел, установлены мемориальные доски. По инициативе учащихся Кратовской школы пионеры и учащиеся железнодорожных школ Московского узла организовали сбор металлолома, а на вырученные деньги около здания школы поставили памятник Владимиру Молодцову.

Гитлеровские полчища, банды варваров и убийц, истребляли наших пленных бойцов, убивали тысячи мирных жителей — мужчин, женщин, детей, стариков, сжигали города и деревни, школы, клубы, библиотеки, больницы, детские сады и ясли, взрывали исторические памятники, как например Новый Иерусалим, старались стереть с лица земли память о великих русских людях — Л. Н. Толстом, П. И. Чайковском и других.

Все эти зверства совершались фашистами по прямым приказам германского командования, по заранее разработанным планам и инструкциям. В этих преступлениях гитлеровцев сказывалась их ненависть к нашей стране, ко всему, что сделало в Советском Союзе для улучшения жизни трудящихся. Фашистские захватчики уничтожали русских, украинцев, белорусов и другие народы, населяющие Советский Союз. Они стремились пытками и массовыми расстрелами запугать и деморализовать советский народ, подавить его волю к сопротивлению и превратить в своих послушных рабов.

Пролитая кровь наших товарищей, отцов, матерей, братьев, сестер и сыновей, слезы их родных никогда не забудутся нами. Пусть помнят это наши дети и внуки!

Огромные разрушения произвели немецкие варвары в Московской области. В одном Звенигородском районе они разрушили и сожгли свыше двух тысяч домов, в том числе восемь здравниц. Отступая, фашисты сожгли село Ершово, взорвали здание дома отдыха. Из 106 домов колхозников уцелело только три.

В селе Карийском из 60 домов уцелело шесть. Во всем Звенигородском районе после освобождения его от врага осталось 16 коров, четыре овцы и одна свинья. Общая сумма ущерба по району составила 500 миллионов рублей.

В Московской области фашисты уничтожили свыше 2280 сел и деревень, сожгли такие города, как Истра, Наро-Фоминск, Узловая, Волоколамск. Большие разрушения произвели в городах Верея, Можайск и других. Свыше 12 тысяч жилых городских зданий было уничтожено, приведены в негодность все шахты Подмосковного угольного бассейна. Фашисты разрушили 50 тысяч домов колхозников, 46 тысяч общественных построек, уничтожили более 200 тысяч различных машин, орудий и другого сельскохозяйственного инвентаря. От всего поголовья скота осталось только 7% коров, 6% свиней, 9% овец. Общая сумма ущерба составила 25 миллиардов рублей.

Проходили месяцы тяжелых сражений. Советская Армия шла на запад. Москва стала глубоким тылом. По-иному выглядели московские улицы. Исчезли баррикады, окопы, ряды металлических «ежей». Открылись витрины магазинов. Поезда метро пошли по новым тоннелям, мимо новых подземных станций. Враг был далеко, но Москва по-прежнему оставалась суровой, по-фронтовому подтянутой: война еще не кончилась. Но конец ее уже был виден. В августе 1943 года в столице загремели артиллерийские орудия: это Москва от имени Родины салютовала нашим войскам, освободившим от врага Белгород и Курск.

С тех пор часто гремели артиллерийские залпы в Москве. Это были салюты за освобождение Харькова, Минска, Киева... за освобождение Варшавы, Белграда... за взятие Бухареста, Вены, Берлина. По московским улицам проходили бесконечные колонны пленных гитлеровцев.

Наконец пришел долгожданный день. В два часа ночи 9 мая 1945 года раздались торжественные позывные и диктор сообщил, что через несколько минут будет передано важное сообщение. Москва проснулась. Все прильнули к репродукторам. И в ночной тиши раздалась весть о капитуляции фашистской Германии. Москвичи вышли на улицы.

— С победой, товарищ!

Много военных парадов было на Красной площади, но такого величественного парада — парада Победы — еще не видели древние стены Кремля. Он состоялся 24 июня 1945 года.

В Москву со всех недавних великих фронтов собрались смелейшие из смелых. Они стоят в шеренгах сводных фронтовых полков, осененные боевыми знаменами, — солдаты, сержанты, офицеры, генералы, маршалы, участники сотен сражений.

Как были размещены фронты, так и выстроились на Красной площади сводные полки. Справа — герои Заполярья, воины Карельского фронта. За ними — защитники Ленинграда, участники боев в Прибалтике, славные воины Белорусского фронта — те, что прикрывали Москву в 1941 году, брали Гдыню, Гданск, что прошли величественный путь от Волгограда до Берлина. Рядом построились бойцы Украинского фронта — победители битв на Украине, в Польше, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, Германии. Здесь же сводный полк военных моряков, участников обороны легендарных городов-героев, дерзких морских десантов и жарких морских сражений.

Парад возглавили прославленные полководцы. Во главе сводных полков — командующие фронтами.

Когда куранты Кремля пробили десять раз, вся Красная площадь грянула мощным русским «ура».

Шеренга за шеренгой, четко чеканя шаг, проходили сводные полки. Неожиданно музыка на площади стихла. Под дробные звуки барабана к трибунам подошла колонна бойцов — десять шеренг, по двадцать воинов в каждой. Они несли поверженные вражеские знамена, захваченные в битвах нашими частями. У Мавзолея бойцы сделали крутой поворот и бросили знамена к его подножию. Десятками, сотнями падали на брусчатку знамена разбитых фашистских корпусов, дивизий, полков — знамена с проклятым знаком свастики, еще недавно кичливо развевавшиеся над странами Европы. Первым упал на камни личный штандарт Адольфа Гитлера...

Документы

Настоящий акт составлен 29 декабря 1941 года регистратором Угодско-Заводской больницы И. В. Усачевым, 65 лет; рабочим крахмального завода П. В. Сорокиным и красноармейцем артполка Б. М. Алитиным в том, что 24 ноября 1941 года немецкими оккупантами был повешен председатель Угодско-Заводского райисполкома тов. Гурьянов Михаил Алексеевич. 7 дней труп Гурьянова оставался на виселице, после чего его сняли и бросили в яму, вырытую взрывом бомбы. Немцы неоднократно фотографировали свою жертву. В день своего отхода, 28 декабря 1941 года, немцы сожгли жилые дома. Тех, кто не давал сжигать своих домов, били, жгли факелами, которыми поджигались дома.

Подписали: И. Усачев, П. Сорокин, Б. Алитин.

ИЗ РЕЧИ СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА 75-ГО МОТОСТРЕЛКОВОГО ПОЛКА МОСКОВСКОЙ ПРОЛЕТАРСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ РУБЕНА ИБАРРУРИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ИМ 28 СЕНТЯБРЯ 1941 ГОДА НА АНТИФАШИСТСКОМ МИТИНГЕ МОЛОДЕЖИ В МОСКВЕ.

Я сражался в рядах Испанской республики. Я не мог не быть среди бойцов за свободу, ибо моя кровь, моя жизнь принадлежит не мне. Моя кровь и моя жизнь принадлежит моему народу, моей родине. Ныне я сражаюсь в рядах Красной Армии. Я горд и счастлив, что принимаю участие в величайшей борьбе, когда-либо происходившей в мире,— борьбе за справедливость, за человеческое счастье.

Я испанец, а рядом со мной сражаются русский и грузин, белорус и казах, украинец и таджик. Вставайте рядом с нами все, кто хочет завоевать счастье и свободу.

Старший лейтенант Рубен Ибаррури командовал пулеметной ротой и осенью 1942 года в битве за Волгу пал смертью храбрых. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий