регистрация / вход

Материальная культура Москвы XVI в.

Ремесленные слободы. Кузнецы. Гончары. Кожевники и сапожники. Портные. Резчики. Торговля. Сухопутные дороги. Благоустройство города. Быт. Одежда в семье и обществе.

Сергей Николаевич Таценко

Введение.

Формирование и развитие материальной культуры в XVI в. было тесно связано с происходящим в это время внутриполитическим процессом образования и укрепления русского централизованного государства. Политические перемены, в свою очередь, способствовали изменениям произошедшим в сфере экономических преобразований, в результате чего произошли изменения в старых порядках организации системы городского хозяйства.

Наиболее заметные изменения связанные с быстрым ростом городской территории происходят по причине притока в столицу значительного количества переселенцев из других городов. К концу XVI в. территория города уже не помещалась в кольце современных Садовых улиц, и местами выходила за его пределы.

На протяжении XVI века существенно меняется облик центральных районов Москвы. Во-первых, Кремль став резиденцией великих князей, значительно расширил свою территорию наступая на Великий посад. Во-вторых, возведенные каменные стены Китай-города отделили сам Великий посад от рек Москвы и Неглинной, что создавало значительные неудобства для живущих здесь ремесленников, но были удобны новому аристократическому населению этого района. Здесь, «за торгом» теперь становится все больше боярских и дворянских владений переведенных сюда на поселение из новых земель подчиненных Москвой. Растет и число монастырей. Кроме существовавшего ранее Богоявленского монастыря, появляются Старый Никольский и Ильинский, давшие названия соответствующим улицам.

Ремесленное население Великого посада вынужденно освобождая центральные районы города, перемещаются дальше на окраины: осваивая Занеглименье, Заяузье и Заречье (Замоскворечье). За счет этих переселений и вышеупомянутого «свода» в Москву ремесленного и торгового населения из других городов Русского государства растет число новых слобод.

Так, дворами псковских переведенцев густо заселяется Сретенка. Первое время по составу населения этот район был исключительно псковским, поскольку москвичам запрещалось здесь строится. В районе Гнездниковского переулка расположились дворы Новгородской черной сотни, первые жители которой были выведенны из Новгорода после присоединения его к Москве.

Ремесленные слободы.

Московское ремесло этого времени делится на две основные группы. Первая группа ремесленных хозяйств именуемое вотчинное или казенное, обслуживала различные нужды царского двора и получала денежное и хлебное жалование. Ко второй, самой крупной категории московского ремесла относились ремесленники черных сотен и слобод работавшие на частных заказах и производившие продукцию на рынок.

Расширение городской территории способствует появлению на окраинах новых ремесленных слобод, память о которых сохранилась в названиях многих московских улицах и переулков. В районе Покровской улицы в XVI веке располагалась Барашевская слобода населенная «барашами» – царскими слугами, в обязанность которых входило развертывание походных шатров. Это название носит расположенный здесь Барашевский переулок. В Чертолье, на месте современного музея изобразительных искусств им А.С.Пушкина, находился царский Колымажный двор давший название Колымажному переулкуы. С Чертольем граничил другой большой квартал – Арбат, где в районе современного Кисловского переулка в XVI веке возникла Кисловская слобода. На окраинах Москвы, у въезда в город со стороны больших дорог, были организованы особые «гонные» (ямские) слободы. Одна из них существовала у Тверских ворот, в районе современных Тверских-Ямских улиц.

Кроме роста общей численности ремесленного люда, меняется и организация самого производства. Развитие рыночных отношений проявляющихся в переходе от работы на заказ к работе на рынок существенно дифференцирует производство, поэтому для ремесленников второй группы характерна большая дробность. Действительно, московские ремесла этого времени поражают своим разнообразием и многочисленностью. Из ремесленников вырабатывавших одежду начинают выделяться специалисты по изготовлению отдельных видов платья и даже отдельных его частей. У сапожников появляются мастера – подошвенники, специализирующиеся на изготовлении подошв. Среди кузнецов отдельные мастера занимаются лишь изготовлением ножей и замков.

В настоящем очерке нет возможности подробно рассмотреть все многочисленные виды существовавших в Москве ремесел. Однако на отдельных, наиболее известных из них, хотелось бы остановится более подробно.

Кузнецы.

Слобода кузнецов при Иване III (с конца XV века) расселилась в районе современной улицы Кузнецкий мост. На одной из миниатюр летописного свода XVI века московский художник изобразил такую мастерскую. Кузница на ней представляла собой небольшое строение, под крышей которого помещен горн. Подмастерье раздувает мехами огонь. У мастера в левой руке клещи которыми он берет с огня раскаленный кусок железа. В правой руке кузнеца молот. Между мастером и подмастерьем стоит наковальня укрепленная в круглом чурбаке, как это можно было видеть до недавнего времени в деревенских кузнях.

Во время раскопок в культурном слое Великого посада найдены самые разнообразные предметы изготовленные московскими кузнецами. Здесь имеются орудия сельского хозяйства: сошники, серпы, косы, оковки лопат, разнообразные инструменты – топоры, сверла, долота, бытовые предметы: ножи, ножницы, иголки и т.д.

Гончары

В Гончарной слободе перенесенной в конце XV века из Китай-города в Заяузье (район современных Гончарных переулков) производилась глиняная посуда самых разнообразных форм, игрушки, черепица и терракотовые плитки которыми украшались фасады каменных зданий. В результате проведенных здесь раскопок были открыты остатки гончарных горнов и большое количество керамического брака.

Дальнейшее развитие техники и технологии производства приводит к появлению так называемых чернолощеных сосудов изготовленных с помощью восстановительного обжига после которого их поверхность приобретала серебристый оттенок имитировавший дорогую и модную в то время металлическую посуду. Тогда же начинается изготовление посуды из беложгущихся глин. Сырье, т.е. глину для ее производства, стали доставлять в Москву из Гжели – ближайшего места где имелись залежи белой глины.

Кожевники и сапожники

Процесс разделения производства не оставил в стороне и кожевенно-сапожного ремесла. Если открытые в слоях XIII—XV вв. мастерские являлись одновременно и сапожными и кожевенными, то в рассматриваемый период кожевники уже отделились от сапожников. На правом берегу Москвы-реки, на месте современной Кожевнической улицы возникает Кожевенная слобода с патрональным храмом Троицы в Кожевниках. Сложный и водоемкий процесс выделки кожи включал такие операции как дубление, золение, крашение и т.д. В результате кожа становилась мягкой, прочной и эластичной. Дальнейшее развитие технологии позволяет кожевникам с XVI века выделывать высокосортные сафьяновые кожи.

Мастерские сапожников, в которых изготовляли, чинили и продавали обувь, в отличие от компактно размещенной кожевенной слободы, оказались рассеянными по всей территории Великого посада. На «Петровом чертеже» показаны лавки «продающих сапоги» расположенные в Зарядье. О широком распространении сапожного производства в Москве свидетельствуют многочисленные следы мастерских и обилие сапожных инструментов найденных при раскопках в центральных районах города.

Интересны сведения московской моды того времени содержащие примеры стараний московских франтов заботившихся о «... красоте сапожней». Для большего форсу они заказывали «... сапоги вельми червлены и малы зело, якоже и ногам своим велику нужу терпети от тесноты съгнетения их». Этот пример подтверждает, что ощутимые неудобства во имя модных нарядов люди терпели с давних пор. Что же касается массового производства обуви, то работы специалистов свидетельствуют о высоком качестве обработки кожи и сложных приемах раскроя и пошива применявшихся при ее изготовлении.

Портные.

Письменные источники XVI века позволяют определить, что Москва становится в это время центром развития портновского ремесла. Работавшие здесь портные не только шили одежду на заказ и переделывали поношенное платье, но и поставляли готовую одежду прямо на рынок. К портновским инструментам обнаруженным на территории Великого посада во время раскопок относятся большие портновские ножницы и железные иголки. В отличие от других ремесленников, у портных использовался самый простой набор инструментов, поэтому ученик портного по окончании обучения получал от своего мастера только «...аршин и ножницы».

Резчики.

Об уровне развития искусства художественной резьбы можно судить по такому выдающемуся ее памятнику, как царское место в Успенском соборе Московского Кремля. Эта крытая шатром царская ложа поражает зрителя серией резных композиций изображающих, под видом сюжетов из жизни Владимира Мономаха, сцены из жизни московского царского двора XVI века. Конечно этот шедевр искусства резчиков выполнен не посадскими, а дворцовыми мастерами. Но, являясь высшим достижением в этой отрасли ремесла, он характеризует в известной мере и уровень городских мастеров – резчиков в целом.

К массовой продукции резчиков обнаруженной при раскопках в городе найдены костяные шпильки для прялок, резные деревянные кресты-тельники, двусторонние гребни и т.д. Для работы мастера-резчики пользовались токарным станком, о чем свидетельствует, к примеру, находка при раскопках мастерской резчика точеного веретена, украшенного циркульным орнаментом.

Торговля.

Москва была не только крупным производящим но и потребляющим центром страны. Сырье для ремесленного производства и другие товары доставлялись в столицу из различных частей русского государства и из-за границы. Упомянутый выше «свод» наиболее состоятельных и предприимчивых торговых людей оказал значительное влияние на развитие московской торговли, поскольку это позволяло сохранять прямые связи с городами откуда были родом сами «сведенцы».

В XVI веке центр московской торговли сосредотачивался преимущественно в Китай-городе. В этом районе, в первой половине XVI в. сложились оживленные торговые кварталы Ильинский и Варварский. У Кремлевских стен, вдоль всей теперешней Красной площади, тянулись ряды, каждый из которых торговал каким-то одним товаром (сурожский ряд, сапожный, скобяной, суконный и др.). Поэтому ряды являлись как бы особыми рынками «... для каждого ремесла отдельно».

Значительные размеры торга отражены на планах Москвы конца XVI века, занимавшего на Красной площади все пространство между северной и южной стенами Китай-города, и простиравшегося на восток до линии современного Хрустального переулка. Кроме современной Красной площади, зимой возникал рынок в на льду Москвы-реки, где продавали хлеб, глиняные горшки, кадки, сани и др. Особо следует отметить существование появившегося в 1580 г. Книжного ряда торговавшего книгами и писчей бумагой.

На торгу, как советовал «Домострой», москвичи покупали множество всяких припасов среди которых имелось немало привозного товара вроде дорогой рыбы (осетрина, белужина) и икры поставлявшейся в Москву из Ярославля, Белоозера, Казани и Астрахани. Кроме этого в город завозили угличское и вологодское масло, поморскую соль калужский мед и другие товары.

Рост торговли способствовал расширению торговой площади, появлению в городе других торгов за пределами Китай-города, о чем свидетельствует появление еще двух церквей во имя Параскевы Пятницы. Торговые ряды появились также и на Неглинной улице, где находился Житный ряд, а в районе Зачатьевского переулка, располагался рыбный ряд торговавший свежей рыбой. У Варварских ворот существовал рынок где продавали лошадей. Крупный и мелкий рогатый скот можно было приобрести на Коровьей площади у Мясницких ворот, а на Трубной площади помещался лубяной торг на котором шла торговля лесом и разборными домами.

Любопытные находки характеризующие некоторые детали московского торгового быта прослежены при археологических раскопках у церкви Николы Мокрого, где в XVI веке был расположен мытный двор. Здесь были найдены несколько деревянных палочек с зарубками. Особенно интересна одна из них – круглая грубо обструганная палочка, на которой зарубки расположены в два ряда, причем десяти зарубкам одного ряда соответствует одна зарубка другого. Эти палочки являющиеся счетными бирками назывались «носы». Если мы вспомним поговорку гласящую: «заруби себе это на носу» то она имела в виду не орган обоняния расположенный на лице, а именно эти памятные палочки. Среди прочего торгового инвентаря найденного при раскопках в Зарядье встречаются и железные кованые гири вес которых соответствовал мерам принятым в XVI—XVII веках.

В XVI в. пристань, перенесенная к устью Яузы, уже перестала играть такую важную роль как раньше, поскольку все большее значение приобретали сухопутные дороги.

Основными направлениями дорог, ставших на территории города улицами, стали следующие: Тверская дорога ведущая через Тверь в Новгород Великий; Дмитровская начинавшая тракт на Дмитров и Кимры на Волге; со Сретенской улицы брала свое начало дорога на Ярославль и далее на Вологду и Устюг. Из Замоскворечья, через пригородное село Коломенское, шел путь на Серпухов.

Происходит дальнейшее расширение торговых связей со странами Западной Европы. Причем если ранее торговля с Западом осуществлялась в основном через посреднические звенья, то теперь в Москве начинают возникать постоянные дворы западноевропейских купцов как например Английский двор расположенный в Зарядье. Поэтому помимо традиционных направлений к Москве прокладываются новые торговые пути, среди которых особое значение получила дорога из Москвы до Новохолмогорского городка (позже - Архангельска), из которого уже вел морской путь в Белое море вокруг Скандинавского полуострова.

Археологическими свидетельствами западноевропейских торговых связей являются свинцовые пломбы, обломки бутылей и кувшинов так называемого «Каменного Рейнского товара», находки монет Эриха XIV Датского, и Иоанна VI шведского времени Ливонской войны и т.д. Множество ювелирных изделий западноевропейской работы, лучшие образцы которой хранятся в Оружейной палате московского Кремля, также свидетельствуют о широких торговых связях.

Благоустройство города.

Рост городской территории и увеличение численности населения потребовали создания еще одного специального учреждения для наблюдения за порядком в столице – Земского двора выстроенного в 1599 году «за Неглинною близ Успенского врашка». К этому времени все тяглое посадское население было разделено на сотни. Корни сотенной организации теряются в глубокой старине. В том или ином виде она существовала в XIV—XV вв. Но только с конца XVI века сотни приобретают характер вполне сложившегося учреждения, каким оно и остается в течении следующего столетия. Создание специального учреждения для наблюдения за порядком в Москве являлось большим шагом вперед в благоустройстве столицы.

Быт.

Перемены произошедшие в быту и подсобном хозяйстве москвичей выражены не так ярко. Развитие ремесла и торговых отношений приводит к уменьшению роли таких промыслов как охота, бортничество и рыболовство. Существенные изменения во внешнем облике города, по сравнению с прежним временем, коснулись в основном печного отопления и освещения домов. Рост статуса и богатства города приводит к тому, что значительная часть домов отапливалась теперь печами с вытяжными трубами. Отсутствие дыма в помещении позволяло иметь вместо волоковых окошек какие были в «курных» избах, светлые слюдяные и даже стеклянные окончины. Внутренняя обстановка дома как правило не отличалась разнообразием и состояла из стола, лавок и скамей. Единственным украшением комнат были иконы. У зажиточных горожан они содержались в басмяных окладах.

Простота убранства не освобождала тем не менее от требований по содержанию дома в порядке и чистоте. Как поучал «Домострой» жилое помещение и мебель должны быть «... всегда измыты и выскреблены и вытерты и сметены”. Перед крыльцом клали сено или войлок “... грязны ноги отирать, чтобы мосту (пола) не грязнить»».

Для освещения домов пользовались как лучиной вставляемой в «светец», так и восковыми и сальными свечами в богатых домах.

Одежда в семье и обществе

Одежда русского средневековья была не только средством прикрыть наготу и согреться, но и несла многообразные функции, особенно ясно проявляющиеся в условиях большого города с его сложным этническим и социальным составом населения, чрезвычайно развитой общественной и домашней жизнью.

Особой отделкой и красотой отличались одеяния в торжественной обстановке дворцовых приемов требовавших возможно более полного костюма соответствующего социальному положению человека. Поэтому в описываемый период придворные должны были даже в помещениях дворца находится в парадной верхней одежде – в шубах и горлатных шапках. Так бояре заседали в Думе. Но если бояре одевались в свою собственную одежду, то дворянам, на время приемов и торжественных встреч одежда выдавалась во временное пользование из казны. Каждой социальной группе соответствовал свой набор одежды которому необходимо было строго следовать. У бояр знаковые функции выполняли золотые пояса, горлатные боярские шапки и золотные шубы. Иван Грозный навсегда запомнил, что один из князей Шуйских в период его малолетства носил при дворе в недостаточно роскошную шубу.

Известно, что наряду с утилитарной функцией одежда очень рано становится важнейшим признаком социального положения человека, его этнической принадлежности. С ней же связываются представления о защите от различных природных и сверхестественных сил. Так, например, представления о вредности для окружающих, и прежде всего мужчин, распущенных женских волос требовал сложного и тяжелого женского головного убора включавшего кику, кокошник и волосник который не снимался даже дома. Верхние рубахи носимые дома обязательно имели обереги-вышивки. Ходить дома в одной лишь нижней рубахе считалось неприличным. Небезызвестная семейная ссора окончившаяся смертью царевича Ивана Ивановича, сына Ивана Грозного, произошла потому, что беременная жена царевича оказалась недостаточно одета в тот момент когда неожиданно вошел свекор.

Большое значение придавалось прическе и убранству лица. В XVI в. среди городской знати распространился обычай коротко стричь волосы, связанный с ношением тафьи.

Что же касается бороды, то представление о том, что все мужчины в допетровское время обязательно носили бороды кажется преувеличенным, поскольку до XVI века ношение бород, как и темный цвет одежды, не был обязательным даже для духовенства. На древних книжных иллюстрациях зачастую встречаются изображения безбородых мужчин.

Любопытные сведения этого времени отмечают злоупотребления русских женщин косметикой. По свидетельству иностранцев белила сплошь покрывают лица русских женщин, а глаза и брови подчеркнуто наведены сурьмой.

Таковы были произошедшие на протяжении XVI столетия изменения в материальной культуре выраженные прежде всего в значительном росте территории Москвы, изменении социальной топографии города, дальнейшем развитии торговых отношений и ремесленного производства.

Отныне преумножается богатство и значимость Москвы ставшей во главе созданного единого Русского государства и провозгласившей себя «третьим Римом» – наследницей Византийской империи.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий