регистрация / вход

История Москвы

Панорама средневековой Москвы. Древнейшие планы Москвы. Иностранные карты. Планы Исаака Массы (1606 г.). Карты из Атласа Блеу (Петров чертеж и Кремленаград).

Панорама средневековой Москвы

Москва начала XVII века представляла из себя великолепное зрелище. Кремль удивительно сочетался со строениями остальной части города и был виден с большинства застав и улиц города, так как располагался в центре Москвы на высоком Боровицком холме над Москвой-рекой, за которой расстилалась низина Замоскворечья. Все основные радиальные улицы сходились к ее воротам. Поэтому перспективы московских улиц и до настоящего времени архитектурно замкнуты каким-либо строением Кремля: воротной башней, столпом Ивана Великого или шатром Покрова, что на рву (храма Василия Блаженного). Во всем величии панорама Кремля открывалась со Швивой горки, с подъема Пречистенки и из Замоскворечья. Силуэты крепостных башен Кремля были поддержаны крепостными башнями Китай-города, Царева (Белого) города и Скородома. По мере приближения от них к Кремлю число башен возрастало и высота их увеличивалась. Определенную роль здесь играл и московский рельеф, который еще усиливал выразительность силуэтов города; так как Спасские и Никольские ворота Кремля, а также Ильинские ворота Китай-города были построены на гребне Боровицкого холма; Тверские и Сретенские ворота Царева (Белого) города - на высоких буграх становой Московской возвышенности. В свою очередь, вертикали кремлевскиих соборов и колокольни Ивана Великого отражались в соборах и колокольнях московских монастырей, расположенных в виде трех полуколец. Ближайшее к Кремлю северное полукольцо состояло из Алексеевского, Крестовоздвиженского, Никитского, Георгиевского, Златоустовского и Ивановского монастырей. Они стояли недалеко друг от друга, в гуще городской застройки. Их колокольни и соборы замыкали перспективу с соседних улиц и переулков. Вторая группа монастырей: Высоко-Петровский, Рождественский, Сретенский и, позднее, Страстной, размещалась вдоль северной части стены Белого города (ныне Бульварного кольца). При чем, Рождественский и Высоко-Петровский стояли друг против друга на высоких склонах речки Неглинной; Сретенский и более поздний Страстной монастырь располагались на высоких буграх. Третье полукольцо монастырей защищало Москву с юга. Монастыри-сторожи - Новодевичий, Ново-Спасский, Симонов, Андронников, Данилов, Донской были расположены вне города. Они были значительно больше городских монастырей, стояли на примерно равных расстояниях друг от друга и от стены Скородома и ожерельем миниатюрных городков окружали Москву и Кремль.

Патриарх Иов так говорит о зрелище, открывшемся перед Казы Гиреем в 1591 году с Воробьевых гор: "Оттуду же узре окаянный царь красоту и величество всего царствующего града, и великие каменноградные стены, и златом покровенные и пречюдно украшенные божественные церкви и царские великие досточудные двоекровные и трикровные палаты". Панорама средневековой Москвы была сказочно красива.

Стены Китай-города тех времен были красные кирпичные. Они оставались такими вплоть до правления царевны Софьи, которая велела их выбелить.

Земляной город называли также Скородомом - от лёгких, скорых построек. Стены его образовывали круг неправильной формы, охватывавший тогдашнюю Москву, и отделявший её от подмосковных слобод и сёл. По свидетельству одного из спутников германского посла Марка Воркоча, деревянные стены Скородома были очень толсты и имели множество башен, что придавало городу величественный и красивый вид, а их окружость представлялась французу Марджерету во времена Лжедмитрия большей, чем окружность стен Парижа.

Тогдашние скородомские москвичи жили общинами по слободам; там были например слободы: Плотники, Кречетники, Трубники, Сторожи, Воротники, Пушкари, Грачи (название происходит от кусков свинца, которыми стреляли), Толмачи, Яндовы (медная посуда), Бронники. Были там и общины национальные (в основном татарские), например Татарская слобода, Балчуг, Таганка, Ордынка, Наливки (где жили в основном выходцы с запада).

За пределами Земляного города располагалось тогдашнее Подмосковье - села, ставшие позже слободами - Напрудское, Елохово, Рубцово, Образцово и другие. Впоследствии они были обведены новым, более обширным концентрическим кругом - Камер-коллежским валом.

Древнейшие планы Москвы.

Первое упоминание картографического изображения Москвы

Несомненно, что красота Москвы побуждала наших предков к попыткам запечатлеть эту красоту в различных формах - картинах, гравюрах, картах. Да-да, первые карты Москвы представляли из себя настоящие произведения искусства, многие из которых были "открыты" заново современными исследователями российского средневековья.

Древнейшее упоминание в памятниках русской письменности о самом факте ведения картографических работ на Руси связано с созданием изображения именно Москвы. Знаменитый древнерусский писатель Епифаний Премудрый, автор "Жития Сергия Радонежского", в своем послании от 1415 года (единственный список которого сохранился в архиве Соловецкого монастыря) настоятелю Тверского Спасо-Афанасьевского монастыря Кириллу пишет об удивительно подробном настенном изображении Москвы во дворце князя Владимира Андреевича.

К сожалению, ни этого изображения, очевидно, созданного в самом конце XIV века, ни отечественных карт Москвы XV и XVI веков до нас не дошло. Все они погибли в пожарах или других трагических событиях нашей многострадальной истории. Наиболее древние картографические произведения на Москву отечественного производства датируются серединой XVII столетия, (т.е. после Смутного времени).

Самые первые планы Москвы (начиная с середины XVI) века дошли до настоящего времени лишь в зарубежных изданиях. Однако исследователи давно не сомневаются в том, что эти публикации выполнены на основе исчезнувших русских оригиналов рубежа XVI-XVII веков.

Дошедшие до наших дней ранние планы Москвы ученые связывают с той огромной картографической деятельностью, которая вслед за широкими градостроительными мероприятиями была предпринята правительством Бориса Годунова в конце XVI века и направлена на фиксацию владений Московского государства. Составление карт Древней Руси сопровождалось изготовлением планов наиболее важных городов и укрепленных мест для военно-административных и хозяйственных целей. Работа эта, видимо, носила систематический характер. Ее результатом стал "Большой чертеж" - сборник планов, к сожалению, не доживший до наших дней.

Сколько же существует картографических изображений Москвы?

Первые попытки ответить на этот вопрос и создания каталогов планов и карт Москвы датируются XVI-XVII вв. Тогда были созданы древнейшие отечественные картобиблиографические документы, так называемые описи или росписи чертежей. В 1861 г. известный славист, академик В.И.Ламанский впервые опубликовал сведения о наличии нескольких десятков картографических изображений Москвы, принадлежавших архиву Тайного приказа царя Алексея Михайловича. На сегодня выявлено и описано почти 200 русских географических чертежей только XVII в., охватывающих современную территорию Москвы. Интересно отметить, что в каталоге карт следующей эпохи отечественной картографии (" Карты, планы, чертежи, рисунки и гравюры собрания Петра 1 "), практически нет ни одного картографического изображения Москвы. В последующие столетия предпринимались неоднократные попытки издания каталогов карт, безусловно, лучшей работой такого типа по отношению к Москве является труд известного книговеда С.А.Клепикова - "Библиография печатных планов города Москвы XVI- XIX веков", вышедший из печати в 1956 г.. Каталог Клепикова содержит описания 242 карт Москвы, опубликованных до 1900 г.

За прошедшие 4 десятилетия исследователям удалось обнаружить много новых карт Москвы, в том числе даже XVII века, например, "Несвижский план Москвы 1611 г." и ряд других, более поздних.

Иностранные карты

Весьма важным источником картографической информации о нашем городе эпохи XVI-XVII веков являются карты иностранного производства. На сегодня известны 15 планов Москвы или ее частей той эпохи, опубликованные за рубежом теми авторами, которые, как правило, побывав в России, сумели добыть там необходимую информацию для будущего картосоставления. Почти все авторы этих карт иностранного производства хорошо известны, поэтому их карты обычно и различают, называют их по имени автора.

Поскольку всякая государственного значения работа при Годунове была централизована, то можно полагать, что известные в иностранных публикациях начала XVII века карта Руси и ранние планы Москвы и Кремля, изготовленные по русским оригиналам, по своему происхождению принадлежат к "Большому чертежу" или, во всяком случае, выполнялись одновременно с ним. В 1613 году (вероятно, в копиях) эти чертежи попали в Голландию и были изданы амстердамским картографом Гесселем Герритсом. Позднее они не раз переиздавались; наиболее известны издания И. Блеу, который в 1642 году издал "Новый атлас" - Театр Земного шара, или Новый Атлас, куда вошли картины и описания всех местностей (Theatrum orbis terrarum, sive Atlas novus, in quo tabulae et discriptiones omnium regionum, editae a Guilielmo si I. Blaeu Amsterdami, 1642), а в 1662 году переиздал в своей "Космографии". По-видимому, они стали основой почти для всех планов Москвы, издававшихся за рубежом в течение XVII века.

Есть основания считать, что голландские издатели планов старались точно передать характер русских подлинников. В таком случае подлинники конца XVI века отличались высоким профессиональным уровнем исполнения, поскольку даже известные нам поздние переиздания сохранили блеск уверенного мастерства авторов, хорошо знакомых с приемами аксонометрического чертежа и законами перспективы, умевших правильно скомпоновать чертеж и изящно его оформить.

Планы Исаака Массы (1606 г.)

Самой ранней публикацией видов Москвы за рубежом являются два плана Исаака Массы - голландского купца, жившего в Москве с 1601 по 1609 г. Планы, датируемый 1606 годом, были выполнены по его заказу русским художником и изданы в качестве приложения к его книге "Краткое известие о Московии начала XVII века". И. Масса выпустил также карту Руси, очень близкую к той, что была издана в 1613 году Гесселем Герритсом.

Планы Исаака Массы отличаются от более поздних иностранных карт. Можно предположить, что они выполнены по более ранним русским подлинникам, еще не известных ученым, которых русский картографический центр изготовил к началу XVII столетия не менее восьми вариантов.

Оба плана посвящены взятию Москвы поляками и вход в столицу Марины Мнишек, жены Лжедмитрия I.

Первый план имеет правильную ориентировку на север, помещен в орнаментированную рамку. В верхней части рамки в виньетке вписано заглавие, под планом оставшийся незаполненным картуш. Москва показана в пределах современного Садового кольца, с захватом территорий на юге. Масштаб произвольный. В верхнем левом углу внутренней рамки - двухглавый орел. К югу от Серпуховских и Калужских ворот дано изображение передвижения войск.

Второй план ориентирован на юго-запад, масштаб произвольный, изображение частей города, стен, зданий дано с элементами перспективы. План захватывает окружающую Москву территорию, более всего на западе. Подробно показаны дороги, ведущие в Москву, нанесено изображение войск, продвигающихся на Москву.

Гравированный план из книги Сигизмунда Герберштейна "Необычайные московские истории". В литературе более принято название "Записки о московитских делах".

Австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн (1486-1566 гг.) посещал Москву в 1517 и 1526 годах. Его монография получила настолько широкое распространение и положительные отзывы, что в Западной Европе его называли "Колумбом России".

Датой первой публикации книги исследователи называют 1556 или 1544 год. Среди иллюстраций, прилагавшихся к ней, имелись и две карты: мелкомасштабное изображение европейской части России и крупномасштабное изображение Москвы, точнее Московского Кремля с надписью "Arx Moscowic" ("Замок Москвы").

Карта Герберштейна ориентирована на север. Надписи названий географических объектов отсутствуют, однако можно узнать изображение реки Москвы вдоль южной рамки с Москворецким мостом и реку Неглинную, огибающую Кремль. Масштаб плана - достаточно произвольный. Нанесены основные кремлевские каменные здания: Благовещенский, Успенский и Архангельский соборы, царские палаты и Чудов монастырь.

В достоверности изложенных в сочинении Герберштейна фактов исследователи не сомневаются, но план Москвы определяют как не соответствующий действительности. Расположение домов дано условно, впритык друг к другу, что вряд ли существовало. Автор, очевидно, хотел таким приемом подчеркнуть плотность жилой застройки внутри Кремля и в непосредственной близости от него.

Однако существует предположение, что для иллюстрации книги Герберштейн использовал зарисовки Кремля, выполненные до его реконструкции конца XV - начала XVI века. В этом случае план Герберштейна - уникальное изображение центра Москвы, каким он сложился в эпоху Ивана Калиты и Дмитрия Донского.

Тексты на плане - на латыни. Перевод заглавия: "Москва, часть ограниченная стенами, зовется замком. Вне стен большое число деревянных домов, называемых городом. Река того же названия течет в Оку, Волгу и Каспийское море".

Последний раз на русском языке труд Герберштейна с картами был издан в 1988 г.

В настоящее время более известной и часто публикуемой является копия плана Герберштейна - чертеж из книги: "Georg Bruin. Civilates orbis terrarum" (1597). Перевод заглавия: "Москва, столичный город страны того же имени, вдвое больший, чем Прага в Богемии…"

План украшен гравированными изображениями боярина, зубра, буйвола, группы всадников, запряженных саней и лыжников. На обороте листа помещен объяснительный текст.

Карты из Атласа Блеу (Петров чертеж и Кремленаград)

Значительно большими сведениями о городе обладают два картографические изображения - всей Москвы и Кремля, составленные в самые последние годы XVI века, но опубликованные позже, сначала в виде отдельных листов голландским картографом Герритсом Гесселем в 1613 году, эти оттиски крайне редки, а затем, существенно большим тиражом в 1662 году в Амстердаме Блавианом в составе знаменитого 12-томного атласа мира издательской фирмы семьи Блеу на французском языке (карты на латинском языке). Blaeu. Atlas major sive cosmographia Blaviana dccuratissitna describuntut, vol, II. Geographiae Blavianae... Amsterdam, 1662.

12-томный атлас Блеу является своего рода вершиной мировой картоиздательской деятельности. До сих пор человечество не смогло превзойти по объему это картографическое достижение дома Блеу - в 12 томах 4200 страниц, 609 карт на разворотах 55х68 см.

Итак, во втором томе гигантского атласа присутствуют 8 карт на территорию России, среди которых два изображения Москвы, не имеющие аналогов по крупно масштабности остальным картам всего 12-томника.

Отечественное происхождение протооригиналов обеих карт очевидно в связи с наличием нескольких надписей, выполненных великолепной русской вязью. Присутствуют русские названия на обеих картах, некоторые топонимы (рек, ворот), на плане Кремля приведено изображение компасной розы с русскими и латинскими надписями стран света: "запад, сивер, сток, летне" (при гравировке замысловатых букв кириллической вязи в двух словах издатели допустили незначительные ошибки: вместо слова восток - сток, вместо летний - летне). Обратим внимание на ориентировку двух карт из атласа Блеу - обе карты ориентированы почти точно на запад, как и большинство карт того времени. С точки зрения современных картографов, его следовало бы повернуть на 90 градусов против часовой стрелки.

Царствующий град Москва начальный город всех Московских государствах (1597 г.)

Первое изображение имеет русское название "Царствующий град Москва начальный город всех Московских гдрствах", сегодня оно широко известно, часто воспроизводится в многочисленных работах по архитектуре и краеведению, но не с упоминанием источников 1613 или 1662 годов, а под названием - "Петров чертеж Москвы", потому, что эта карта в начале XIX века обнаружена в бумагах архива Петра. Достаточно давно доказано, что некоторые состоятельные русские граждане в XVII столетии имели в составе своих библиотек весь 12-томник Блеу, например, патриарх Никон, по распоряжению которого был осуществлен перевод ряда статей о мироздании из этого атласа.

В настоящее время чаще воспроизводится более позднее издание "Петрова чертежа" - именно из атласа Блеу, хотя первым в научный обиход попал ранний вариант "Петрова четрежа". В виде отдельного листа он хранился в петербургской Кунсткамере среди бумаг "Кабинета Петра Великого". План стал известен благодаря каталогу, изданному музеем в 1837 году, а позже был включен И. М. Снегиревым, правда, в посредственной копии Корнилия Тромонина в свое сочинение, посвященное памятникам московской старины (издано в 1842-1845 гг.). Он же и присвоил плану ныне существующее название.

Издания плана несколько разнятся между собой оформлением листов, но характер надписей (заглавие чертежа и названия ворот Скородома), выполненных русской вязью (правда, не совсем точно изображенной, очевидно, иностранцем), всюду примерно одинаков, как и содержание латинской экспликации. Последняя была, очевидно, переведена с имевшейся в русском оригинале (судя по сохранившимся в ней русским словам) и дополнена первоиздателем применительно к месту и времени издания (в нее вставлены имена царствовавшего тогда Михаила Федоровича и его деда и обращение к читателям). Далее приводится перевод надписей на плане (с примечаниями в угловых скобках авторов книги): "Царствующий град Москва начальный город всех московских государств".

Большинство исследователей датируют карту "Царствующий град Москва" 1597 (или 99) годом.

Составление его исследователи относят к концу 1590-х годов. Наиболее распространена датировка - 1597 год, но есть мнение, что план был создан двумя-тремя годами раньше и повторен с некоторыми изменениями и дополнениями в 1599 году.

Карта охватывает территорию в пределах нынешнего Садового кольца - городской черты XVI-XVII веков, с редкой детальностью она передает особенности застройки разных районов города, мы узнаем не только основные улицы и площади, но даже отдельные здания столицы. Приведем названия ворот Земляного города, нанесенные на карте по-русски: "Чертольские, Орбатские, Никитские, Тверские, Дмитровские, Петровские, Остретенские, Покровские, Яуские, Серпуховские, Колуские". План превосходно передает высокую плотность застройки Китай-города и Белого города и разреженную - в Скородоме, не успевшем ко времени изготовления чертежа приобрести "городской" вид и уплотниться. Это предполагает отличное знание города авторами чертежа.

Однако на плане присутствуют ошибки и неточности, пропуски нескольких номеров, имеющихся в экспликации. Так как они присутствуют на обеих копиях, напрашивается вывод, что они перешли в голландские издания, вероятно, с рукописной копии, послужившей основой для гравюры.

Явно смещены к востоку обозначения Калужских (11) и Серпуховских (10) ворот, а западные ворота Замоскворецкой стены Скородома в одной из публикаций названы Фроловскими (12), в то время как документально и по сохранившейся традиции зти ворота всегда назывались Калужскими, а Фроловские были там, где ныне на Садовое кольцо выходят Новокузнецкая улица и улица Бахрушина; за ними с конца XVI века находилась Коломенская-Ямская слобода и стояла церковь Фрола и Лавра. В примечании к экспликации Скородома отмечено, что 12-е ворота расположены в каменной стене, а 10-е и 11-е - в деревянной. Допустимо двоякое его толкование. Если под № 12 подразумеваются западные Замоскворецкие ворота Скородома (то есть традиционные Калужские - на месте нынешней Октябрьской-Калужской площади), у которых, в отличие от прочих ворот, отсутствует надпись, то это значит, что ворота были каменными. Но под № 12 обозначены и Мясницкие ворота Белого города, именуемые тогда тоже Фроловскими по стоявшей рядом церкви Фрола и Лавра (сама Мясницкая - теперь Кировская - улица называлась Фроловской). Таким образом возможно, что в примечании сказано о них, хотя и в ряду ворот Скородома. Отмечено также, что Яузские ворота (9) имели второе название - Болвановских (вероятная топографическая веха древней Болвановской дороги). Не попали в экспликацию северо-восточные ворота Китай-города (Троицкие - по церкви Троицы в Старых полях), хотя на плане они показаны, как и мост через ров возле них. Ворота Белого города, кроме Мясницких (Фроловских). очевидно, имели те же названия, что и парные им ворота Скородома, и в экспликацию поэтому не были внесены Принимают за ошибку обозначение Тверских ворот Скородома. Но, исходя из показаний других исторических планов Москвы и современной топографии, можно полагать, что "чертеж" зафиксировал первоначальное положение этих ворот до изменений, которые произошли на территории, прилегающей к Скородому между Тверскими и Дмитровскими воротами, в связи с размещением там на рубеже XVI-XVII веков Ямской слободы. Он отразил как бы промежуточный этап сложения существующей тверской трассы внутри Садового кольца. Когда в последней четверти XIII - начале XIV века московско-тверские отношения приобрели тесный, хотя и противоречивый характер, волоцкое направление по значению постепенно уступило тверскому. На ближних подступах к Кремлю (внутри Бульварного кольца) тверская дорога слилась с последним вариантом волоцкой трассы - будущей Никитской, подойдя к ней, видимо, по линии М. Бронной. Этот участок тверской дороги, сложившийся на ранней стадии московско-тверских связей, в несколько измененном варианте сохранился и теперь: Грузинский переулок - улица Красина - М. Бронная - улица Герцена Дальний его конец пролегал в местности, продолжительное время не имевшей городской застройки (между нынешней ул. Горького и Пресней). Видимо, этот участок старого тверского пути, сохранявшегося в виде дублера нынешней трассы, зафиксировал план Москвы 1739 года ("Мичуринский") В указанном выше месте на нем пунктиром нанесена дорога, петляющая между землями села Воскресенского и Ямской слободы; южным концом она подходит к началу М. Бронной, указывая, таким образом, местоположение первоначальных Тверских ворот Скородома (они были устроены в его стенах там, где дорога проходила к моменту возведения крепости в 1592 г.). Это не противоречит показаниям "Петрова чертежа" и подтверждает тот факт, что древняя трасса тверской дороги за пределами Скородома по традиции еще долго сохранялась. Но внутри охваченной им территории тверская дорога, возможно, еще в XIV веке, уступив свой ближний к Кремлю отрезок волоцкому пути (спрямленному тогда по трассе ул. Качалова), резко свернула на северо-восток, к следующим воротам древних укреплений Занеглименья (на месте пл. Пушкина) и сквозь них вышла на свою теперешнюю трассу, ранее проложенную Дмитровкой. На "Петровом чертеже" пунктиром ясно показано продолжение тверской дороги через плацдарм Белого города к воротам последнего, на которые ориентирована и Дмитровка Скородома (М. Дмитровка). Таким образом, "Петров чертеж" запечатлел трассу Тверской улицы в черте Скородома, предварявшую существующую. Одновременно подтверждается факт продолжения древней Дмитровки по отрезку нынешней улицы Горького внутри Бульварного кольца.

Экспликация плана

Благосклонный читатель, в этой карте города Москвы ты видишь деление на четыре части или четыре укрепления из стен, из которых внутренняя обозначена буквой В, называется Китай-город, та самая, которая есть город; к ней ближе всего прилегает крепость или царский замок, окруженный стенами, и называется Кремленаград, обозначенный буквой А, и эти две части окружаются каменной стеной, а местами - деревянным тыном. Город же, который окружает их с востока, севера и запада, называется Царьгород, обозначенный буквой С, царский город, окружен стеной из белого камня, но с земляною осыпью. Окружающая их снаружи часть, обозначенная буквой D, называется Скородум и имеет деревянную, без земляной осыпи стену, а ее южная часть, расположенная по ту сторону реки Москвы, называется также Стрелецкая слобода, потому что те дома населяют солдаты и стража великого государя царя и великого князя и другие питомцы Марса, часть эту мы обозначаем буквой Е.

В Китай-городе, то есть во внутреннем городе, обозначаются следующие места под своими номерами:

1. Троица, храм святой Троицы, именуемый Иерусалим; к тому храму в праздник пальм ведется царем патриарх, сидящий на осле (так называемое шествие на осляти; храм - собор Покрова, что на Рву, то есть Василий Блаженный).

2. Колокольня вышеназванного храма

3. Лобное ("Налобное") место, помещение или возвышение, выстроенное из кирпича, на котором патриарх в дни молитв воспевает некоторые песнопения, также служит для объявлений народу.

4. Площадь, называемая площадью казней (Красная площадь)

5. Неглинные ворота, которые называются и Львиными воротами (в дальнейшем стали называться Воскресенскими).

6. Ворота к реке Москве (Москворецкие)

7. Заведения продающих сапоги (сапожные лавки против Нижних Торговых рядов).

8. Таможня, где оплачивается пошлина на все товары, которые ввозятся (возле Москворецких ворот на месте Мытного двора).

9. Палатки торговцев, где продаются всякие товары (Верхние, Нижние и Средние Торговые ряды, лавки в Зарядье и у Неглинных ворот).

10. Лавки живописцев (Иконный ряд на Никольской улице)

11. Гостиница, в которой русские окрестных городов получают пристанище для продажи своих товаров (между Верхними Торговыми рядами и Богоявленским монастырем).

12. Монетный двор (в начале Варварки).

13. Двор англичан, торгующих в Москве (Английский двор на Варварке)

14. Вознесение, храм Вознесения Христа, с позолоченным верхом.

15. Двор Никиты Романовича, который был дедом ныне царствующего царя Михаила Федоровича (на Варварке).

16. Двор Булгакова.

17. Двор послов (Посольский двор на Ильинке)

18. Двор Новгородского митрополита (Новгородское подворье на Ильинке).

19. Двор Степана Васильевича Годунова.

20. Тюрьма, место для заключения ' у Варварских ворот >.

21. Варварские ворота.

22. Ильинские ворота.

23. Никольские ворота.

24. Типография (Печатный двор на Никольской).

25. Двор Иоанна де Валя, позднее Андриана Фосса (Феза), ныне де Воглиуса (Фоглера, на Никольской).

26. Двор Михаила Никитича Романова.

27. Двор князя Петра Буйносова.

28. Двор князя Андрея Телятевского.

29. Двор Петра Никитича Шереметева.

30. Двор князя Бориса Черкасского (почти все дворы - на Никольской).

31. Арсенал, в котором сохраняются военные метательные орудия (Пушечные и зелейные амбары у Неглименских ворот).

32. Судный двор, где разрешаются гражданские тяжбы и определяются наказания за более легкие преступления (Земский приказ, западней Никольского монастыря).

33. Святой Николай, монастырь, где совершаются крестные целования, форма присяги для разрешения всего сомнительного (Николо-греческий монастырь на Никольской).

Царь-город имеет следующие обозначения:

1. Царская конюшня (на Волхонке, так называемый Колымажный двор)

2 Ворота, ведущие к воде для обслуживания конюшен (Водяные ворота Белого города).

3. Сад с травами для Царской аптеки (Аптекарский сад на месте части нынешнего Александровского сада).

4. Новые гражданские Присутственные места (Земской двор на месте существующего Манежа).

5. Больница (против здания Университета, на нынешней площади 50-летия Октября).

6. Дом, где отливаются военные орудия (Пушечный двор).

7. Конная площадь (на месте Лубянского сквера).

8. Двор польских купцов, с которым соприкасается двор армянских купцов.

9. Больница, где продается соль и рыба (Соляной двор на Солянке, при нем была богадельня для сирот и престарелых).

10. ("Бражник тюрьма") тюрьма для пьяниц.

Названия ворот во внешних частях города ^то есть Скородома 1. Чертольские, 2. Арбатские, 3. Никитские, 4. Тверские, 5. Дмитровские, 6. Петровские, 7. Устретенские, 8. Покровские, 9. Яузские, 10. Серпуховские, 11. Калужские, 12. Фроловские.

12-е ворота находятся в каменной стене, а 10-е и 11-е в деревянной стене. 9-е, в деревянной стене, называются Болвановские пониже Яузские и Таганские ворота, к ним примыкает близко Германское кладбище. Скородом имеет следующие обозначения:

1. Сад великого князя (Государев сад в Заречье, против Кремля).

2. Теплые воды или бани (на Балчуге, у Москворецкого моста, и в Заяузье, в начале Таганки).

3. Дровяной рынок (на месте Петровского бульвара) .

Кремленаград (1597 г.)

На второй карте из атласа Блеу изображен только Московский Кремль - "Кремленаград". План стилистически абсолютно сходен с Петровым чертежом, а по составу информации является прямым его дополнением: в плане Москвы подробная экспликация на Кремль отсутствует. Не исключено, что такие, более крупного масштаба планы предполагалось изготовить на все части города. Они должны были существовать хотя бы в качестве эскизов, предваряющих составление "Петрова чертежа". Одновременность и "серийность" двух этих планов подтверждаются сходством изобразительных приемов, ориентировки, характера надписей.

Кремль изображен в весьма крупном масштабе (около 1:2000) на общеевропейском уровне того времени с некоторым изменением по полю, поэтому геометрические очертания в плане крепостной стены заметно искажены. Кремль представлен здесь в виде неправильного треугольника; в некоторых местах идёт не одна стена, а две или три; многие здания имеют иную форму, чем до Годунова или же после; кое-где видны даже деревянные мостовые.

На самой карте по-русски сохранены два топонима: "Москва река" и "Неглина река". В правой части листа несколько убористых абзацев текста на латинском языке, в том числе посвящение "Великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичу", но составлен "под державой царя Бориса Федоровича". На оттисках 1613 г. эта карта посвящена другому царю - Михаилу Федоровичу, также издатель разместил посвящение царю Михаилу Федоровичу, свою подпись и свидетельство о привилегиях. На втором издании фамилия автора уже отсутствует. Так же как и с предыдущим планом, более позднее издание карты - из атласа Блеу, более известно встречается чаще.

В.Е.Румянцев в издании Императорского московского археологического общества "Вид Кремля в самом начале XVII века" пишет: "этот вид Кремля, древнейший, после фантастического вида Герберштейна, превосходит другие, позднейшие, и своим размером и более подробным указателем мест и строений и тщательной вырисовкой предметов, которая даёт понятие о самой фигуре зданий с мелкими подробностями их архитектурной отделки".

На чертеже представлены как существующие, так и проектируемые строения. Построенные к тому времени здания изображены объемно, строящийся Царский дворец представлен в виде плана. Почти не показано деревянных строений, которых, судя по другим источникам, было много. По-видимому, чертеж отражает окончательный проект регулировки территории Кремля. Составление плана обычно датируют началом 1600-х годов, поскольку колокольня Ивана Великого изображена на нем уже надстроенной (1600г).

Экспликация плана

"В этом оттиске крепости города Москвы нижеследующее обозначенное цифрами определяется в таком порядке:

1. Подворье, то есть Фроловские ворота.

2. Вознесенский монастырь. где погребают цариц.

3. Двор Федора Ивановича Шереметева.

4. Кирилловское подворье.

5. Крутицкое подворье...

6. Хобров двор. Арсенал.

7. Разбойный приказ.

8. Двор князя Ивана Васильевича Сицкого.

9. Двор князя Федора Ивановича Мстиславского.

10. Суды по разным делам.

11. Посольский приказ.

12. Михаил Архангел. Собор, где погребают всех царей.

13. Ворота к самой Москве-реке.

14. Казнохранилище царя и великого князя.

15. Благовещение. Храм Благовещения Марии, собор о девяти башнях.

16. Царский двор.

а. Новый двор, имеющий быть построенным.

17. Боровицкие ворота. Ворота высокого леса.

18. Каменный мост. Ворота близ каменного моста.

19. Патриарший двор.

20. Пречистой пресвятой девы Марии соборная церковь. Синодальная церковь, где собирается все духовенство.

21. Старый государев двор, сиречь Бориса Федоровича Годунова.

22. Троицкое подворье.

23. Рождество Христово. Церковь. в которой царь на праздник Рождества слушает службу.

24. Иван Великий. Большой храм св. Иоанна, кровля башни которого украшена и колоколами изобилует

25. Большой колокол, весом примерно 2200 пудов. .

26. Чудов монастырь .

27. Двор Богдана Яковлевича Бельского.

28. Двор Андрея Петровича Клешнина

29. Двор Симеона Микитовича Годунова.

30. Двор Дмитрия Ивановича Годунова

31. Двор Григория Васильевича Годунова. Потом был зернохранилищем.

32. Никольские ворота.

Планы Москвы из Атласа Мале (1683 г.).

Из четвертого тома редкого ныне французского издания

В отличие от дорогого, многотомного Атласа Блеу выпускались малоформатные и не столь дорогие Атласы. Иногда они раскрашивались вручную, подобно своим дорогостоящим предшественникам, чаще выпускались без всяких украшений, могущих увеличить цену издания.

Три гравюры, посвящённые Москве, были исполнены для малоформатного и недорогого французского издания "Описание Вселенной, содержащее различные схемы Мира, общие и частные карты Древней и Новой Географии", выпущенного Алланом Мале в Париже в 1683 году. Гравюры выполнены в технике резцовой гравюры на меди.

План города с заголовком "MOSCOV", - карта Москвы в пределах Белого города (садового кольца) в западной ориентации - исполнен гравером А. Авелином по оригиналу, опубликованному во втором томе Атласа Блеу. Его размер по доске 150x110 мм. На плане поименованы отдельные части города.

План Кремля - "Chasteau de Cremenela" -- "Кремлевский замок" - также как и план города, выполнен в западной ориентации. Его размер по доске составляет 149x109 мм. Он тоже награверован А. Авелином. Оба плана содержат подпись гравера: "Aveline fecit.".

Некоторые признаки этих планов позволяют отнести их к гравюрам созданным в Амстердаме в 1613-1614 годах Гесселем Герритсом по неизвестным нам оригиналам, воспроизводящим ситуацию в городе и Кремле в 1557 году (Петров чертеж и Кремленаград).

Третья гравюра содержит четыре отдельных изображения-клейма. Верхний - панорама Москвы, нарисованная из Замоскворечья, два средних фрагмента показывают части кремлёвской территории у Никольского и Архангельского соборов. Нижний рисунок с изображением иностранных путешественников на переднем плане навеян мотивами рисунков из записок А. Олеария.

На этой гравюре размером по доске 145x102 мм, нет подписи создавшего её гравера.

"Сигизмундов план"(1610 г.) и "Годунов чертеж"(1613 г.)

В 1610 году Иоганном Авелином и Лукой Килианом издан огромный план Москвы (52х70 см) с посвящением польскому королю Сигизмунду III.

Упрощенная копия этого плана (Годунов чертеж) в виде небольшой карты-врезки помещена на карте Европейской России, изданной Гесселем Герритсом в 1613 году в Амстердаме со ссылкой на русский оригинал. (Blaeu. Atlas major sive cosmographia Blaviana accuratissima describunter, Geographiae Blaviana).

Годунов чертеж

Карта имеет надпись на латинском языке: "Москва по оригиналу Федора Борисовича". Некоторые краеведы, в том числе профессор русской истории В.В.Назаревский, выдвинули гипотезу, что автором карты являлся 15-летнтй Федор, сына Бориса Годунова. Отсюда распространенное наименование плана.

Москва приведена в черте Земляного города, или вала (т.е. в пределах нынешнего Садового Кольца). Даже упрощенная копия плана, изданная в 1613 году, несмотря на очень скромные размеры и вызванную этим обобщенность, отличается такой же топографической точностью, как и "Петров чертеж", имеет с ним сходство. Возможно, что для обоих планов - "Годунова" и "Петрова" - использовался один и тот же исходный материал.

Однако вычерчены планы по-разному. "Годунов чертеж" подает план Москвы в ином аспекте. На нем Москва кажется вытянутой с востока на запад, тогда как на "Петровом чертеже" план ее вытянут с севера на юг. Рисунок "Годунова" плана более свободен, почти эскизен. Среди прочих его отличий от "Петрова чертежа" бросаются в глаза изменения, которые, вероятно, связаны с более поздним изготовлением плана (1603-1605):

· небольшая площадь в центре Стрелецкой слободы (в Замоскворечье) показана занятой огородами;

· вместо Тверских ворот изображена глухая башня;

· ров вдоль восточных прясел Белого города, зафиксированный "Петровым чертежом" по всему фронту - от Неглинной до Москвы-реки, здесь исчез наполовину;

· Пятницкая улица в Заречье представлена замощенной.

Латинская экспликация "Годунова" плана значительно короче, чем на "Петровом чертеже"; в ней дано перечисление основных общественных учреждений Москвы. Интересна расшифровка назначения бань: Балчугские в Замоскворечье названы царскими, а бани в Заяузье - публичными. На плане четко можно различить исторические районы Москвы, потерявшие свои строгие очертания в наше время: A - Кремль; B - Китай-город; C - Белый город; D - Земляной город; E - Замоскворечье. В центре Кремля чётко просматривается колокольня Ивана Великого; видны деревянные мостовые.

"Сигизмундов план".

Оригинальное название - "Moscovia urbs metropolis totius Russiae Albae". План составлен в 1610 году Иоганном Готфридом Абелином-Филиппом и гравирован Лукой Килианом согласно привилегии польского и шведского короля Сигизмунда III.

План изображает Москву в пределах современного Садового кольца, ориентирован на запад, красочно орнаментирован. В верхних углах листа помещены гербы Сигизмунда III и Москвы, в правом нижнем углу - посвящение Сигизмунду III. По левому полю дано краткое описание Москвы, по правому - указатель зданий. Внизу по центру листа помещены компасная роза и сообщение о составителе, гравере и их привилегии.

Топография Москвы, как и очертание плана, идентична "Годунову чертежу", но при этом допущены неточности (отсутствие Чертольских, Петровских и Фроловских ворот Скородома, некоторые непонятные укрупнения кварталов даже в Белом городе и др.). Одновременно с этим - прекрасное изображение застройки центра (Кремля и Китай-города) и редкое разнообразие типов зданий, переданных с большой точностью, чем на "Годуновом чертеже". Ученые не пришли к единому мнению, какой из планов послужил прообразом, хотя возможно, что оба они являются по-разному выполненными копиями какого-то третьего чертежа.

Первоначально было издано небольшое количество экземпляров. В 1618 году план был переиздан в 4-м томе книги Брауна "Города и земли", а в 1628 году вновь перегравирован. План отличается высоким уровнем исполнения, живым, подчас непринужденным рисунком, что особенно заметно в первых изданиях плана. Узнаваемы даже многие башни Кремля, узкая круглая Беклемишевская, Спасская с ее стрельницей, Никольская с рядами окон и т.д. Чрезвычайно интересно береговое укрепление южной стены. С особым вниманием и точностью прослежены необычайно разнообразные экзотические для него формы церквей. Соответствуют действительности размеры жилых дворов - в Китай-городе все более мелкие к центру (выделяется огромный Посольский двор под цифрой 8) и несколько обширных, в том числе монастырских - в Кремле. На дворах стоят и хоромы на подклетах, и избы, и двух-трехъярусные башни под шатрами и даже с бочкообразными покрытиями; отмечены заборы с ворогами, грядки огородов, деревья редких в этой части города садов.

Экспликация (на латинском языке) составлена несомненно на основе рассказов очевидцев. Характер ошибок в ней согласуется с такого же типа пропусками в чертеже, так как автор подготовительного рисунка к "Сигизмундову" плану сам, очевидно, не был силен в московской топографии и топонимике. Какие-то моменты в экспликации русского подлинника остались ему непонятными, а сведения, которые он получал от соотечественников, побывавших в Москве, в некоторых случаях оказались неточными. Наименование "Царь-город" присвоено в "Сигизмундове" плане Кремлю, а слово "Полянка", обозначающее урочище Замоскворечья, приобрело значение синонима Скородома. Тем не менее экспликация содержит немало ценных сведений о Москве начала XVII века и отражает взгляд на нее со стороны - глазами западноевропейского жителя.

Перевод экспликации приводится ниже (с примечаниями в скобках авторов книги "Памятники архитектуры Москвы"):

"Москва или Московия, столица Белой Руси (Великого княжества Московского), по величине причисляемая Ботером к четырем крупнейшим городам Европы, следует четвертой за Константинополем, Парижем и Лиссабоном. Делится на 4 части. Первая, внутренняя, называемая Китай-город, вторая - Белгород, обе обведены особыми стенами, третья - Скородум, четвертая - Стрелецкая слобода, все окружены насыпью или Полянкой, сооруженной из бревен и засыпанной землей, на ней - прекрасные башни. Крепость может объехать всадник за три полных часа. Почти в середине города, между реками Москвой и Неглинной, находится крепость великого князя под названием Царь-город (Кремль) обширная и большая. В ней восемнадцать храмов, воздвигнутых из щебня и камня, со столькими же башнями, заметными из-за позолоченных кровель, очень приятных на вид.

Городские же храмы частью из кирпича, большая часть - деревянные, дома все деревянные. Никому нельзя строить из камня или щебня, кроме немногих из знати, и первейшим купцам можно строить у себя в жилищах хранилища - маленькие и низкие, в которые прячут самое ценное во время пожара. Англичане и голландцы и купцы из Ганзейских городов здесь преимущественно складывают свои товары, распродавая ткани, шелковые изделия и благовония. Местные купцы весьма сведущи и склонны к торговым сделкам, весьма жуликоваты, однако несколько приличнее и цивилизованнее других жителей этой страны Выдающиеся места города Москвы

1. Крепость великого князя под названием Царь-город (Кремль).

2. Новые покои великого князя (Запасной дворец). 3. Церковь святого Михаила (Архангельский собор). 4. Подворье или палаты или Терем патриарха (Патриарший двор). 5. Постройка, сооруженная из кирпича, где великий князь появляется перед народом и откуда объявляются народу указы великого князя (Лобное место) . 6. Лавки или столы, с которых продаются шкуры разных животных и другие товары (Торговые ряды). 7. Земский собор и приказы, возле которых изготовление мазей. 8. Подворье или гостиница для иностранных послов (Посольский двор). 9. Темница для осужденных. 10. Лавки художников (Иконный ряд). 11. Подворье или гостиница для иностранных торговцев. 12. Площадь, на которой продаются сено и лес. 13. Горячая вода (бани). 14. Сад великого князя (Государев сад). 15. Поганское озеро (Поганый пруд). 16. Конюшня великого князя (Конюшенный двор). 17. Конная площадь. 18. Арсенал (Opyжейная палата) .19. Литейная изба (Пушечный двор) 20. Подворье Глинских".

"Несвижский" план. (1611 г.)

Назван так по месту изготовления (Несвиж - город Минской губернии Слуцкого уезда). Стал известен исследователям с 1949 года, когда Познанский музей приобрел единственный сохранившийся оттиск гравюры Т. Маковского по рисунку Ш. Е. Смутаньского. В России впервые опубликован в сборнике Академии наук "Культурные связи народов Восточной Европы в XVI веке" (М., 1976) польским ученым С. Александровичем.

В заголовке плана, помещенном в верхнем левом углу листа, сказано, что рисунок для гравюры был выполнен его автором - Шимоном Ендрашевичем Смутаньским во время пребывания в тюрьме вместе с послами Сигизмунда III, прибывшими на свадьбу Лжедимитрия с Мариной Мнишек. Посольство находилось в Москве с 12 мая 1606 года до 2 августа 1608 года, когда оно смогло выехать обратно из охваченной волнениями и смутами Руси.

Маловероятно, что в обстановке, которая тогда сложилась в Москве в связи с воцарением Василия Шуйского, Смутаньский мог составить и нарисовать свой план с натуры. Очевидно, в руках у художника оказались материалы московского происхождения. По очертаниям "Несвижский" план ближе всего стоит к "Годунову чертежу", но без четкой топографии последнего. Планировка города на нем кажется сумбурной, а в некоторых случаях - неверной, особенно в Замоскворечье.

Однако бросается в глаза резкое отличие "Несвижского" плана от всех прочих планов Москвы рубежа XVI-XVII веков. Это действительно "зарисовка" города как об этом сказано в заглавии листа), его перспектива "с птичьего полета", ориентированная, как и все прочие планы, на запад, но не плоскостная, а с попыткой ввести характеристику рельефа городской территории и ее ближайшего окружения. Можно допустить, что наложение плана на рельеф привело к своеобразным искажениям, и привычные трассы улиц, знакомые по другим чертежам, приобрели иной характер. Условный прием - выделение в укрупненном масштабе наиболее значительных сооружений в Кремле (соборы, дворец. Приказы), Китай-городе (Василий Блаженный) и т.п. - также несколько снизил "академичность" чертежа. Прорисовка зданий здесь упрощенней, чем на "Сигизмундове" плане, хотя выполнена в манере, близкой последнему. Во многом тождественны экспликации обоих планов, но в "Несвижском" она дана на польском языке. В отличие от "Сигизмундова" плана здесь правильно поименованы все основные части Москвы: однако Заяузью (в черте Скородома) присвоено имя "Кукуй-города". Но "Кукуем" называли известную со второй половины XVI века иноземную (немецкую) слободу, располагавшуюся в ту пору далеко за городом (в районе теперешней Бауманской ул.), вблизи ручья, который и дал слободе имя, ставшее среди москвичей обиходным. Возможно, слово "Кукуй" постепенно стало синонимом места, заселенного иноземцами (немцами). Поскольку в районе Заяузья небольшая иноземная слободка тогда существовала, а в годы Смуты - и увеличила, возможно, свое население за счет беженцев из дальней слободы, разоренной войной, то для Смутаньского, очевидно, это был единственный "Кукуй", который он мог знать и обозначить на плане. Допустимо также, что некоторые изменения в топографии и застройке Москвы, происшедшие ко времени прибытия туда польского посольства и не отраженные попавшими в руки Смутаньскому местными материалами, художник старался вносить в план по мере знакомства с городом (например, опустошенный пожаром клин в крайней юго-западной части Белого города и новую трассу Тверской).

Самым ценным в "Несвижском" плане является изображение окрестностей Москвы, в основном - при избранной точке зрения - это территория, примыкающая с юго-запада к Скородому. В план включена излучина Москвы-реки с равниной Лужников и Воробьевыми горами на горизонте. Благодаря этому в поле зрения картографа попали Ново-Девичий монастырь - справа (включен в экспликацию плана под номером 23) и на том же берегу древний Саввинский монастырь (стоял в районе современной Саввинской набережной), показанный чуть правее Ново-Девичьего. Изображение последнего исследователи считают вполне правдоподобным. Отчетливо виден собор, показанный на плане шатровым и одноглавым, в то время как к моменту издания плана он имел уже свой настоящий вид и пятиглавие. Если эта деталь - не ошибка художника, то ее наличие может служить подтверждением существования очень раннего протографа "Несвижского" плана. Против Саввинского монастыря, на другом берегу Москвы-реки, видны два селения: в прибрежном можно предположить Патриаршую Рыбную слободу, а правее нее - Ямскую-Дорогомиловскую слободу, окаймляющую Смоленскую дорогу. В верхнем левом углу изображен, по-видимому, комплекс Великокняжеского дворца на Воробьевых горах - в ограде и с высокой остроконечной башней-повалушей. Подобный лист, включающий сложную информацию, мог быть результатом только многолетней подготовительной работы и, возможно, являлся частью картографирования Руси, начатого еще при Иване III.

В следующем же (после создания этого плана) 1612 году Москва была почти дотла сожжена поляками, чтобы затем, при восшествии на престол Михаила Феодоровича Романова, возродиться вновь, как Феникс из пепла.

Планы москвы второй четверти - конца xvii века.

Основой для планов данного периода служили все те же ранние планы Москвы рубежа XVI-XVII веков. Однако при схожем абрисе и ориентации в них появляются добавления и уточнения, согласующиеся с реальными изменениями в топографии Москвы. Хотя Московский картографический центр продолжал функционировать (известие о перечерчивании в 1627 г. "Большого чертежа"), русских планов этого периода, посвященных Москве, не обнаружено. Непрерывность работы московских картографов отразилась в планах, издаваемых за границей. В европейских странах, особенно в Голландии в Швеции, имевших устойчивые экономические и дипломатические связи с Россией, интерес к ней с каждым годом возрастал. Отсюда неоднократные переиздания планов и карт 1590-1600-х годов и появление новых, скорректированных. К последним относятся: план Москвы М. Мериана 1638 года, план Москвы А. Олеария 1630-х годов, план Москвы А. Мейерберга 1661-1662 годов. Они сохраняют ориентировку, очертания и характер графики, восходящие к традициям, заложенным "годуновской" картографией.

ПЛАН МЕРИАНА (1638 Г.)

План Мериана, изданный в 1638 году во Франкфурте-на-Майне, несмотря на дату изготовления, отображает реалии Москвы 1590-х годов.

По содержанию ближе всего стоит к первому варианту "Петрова чертежа", но, в отличие от него (как и от большинства других планов Москвы конца XVI-XVII в.), обращен к зрителю юго-восточной стороной.

Поскольку среди известных планов ему нет прямых аналогий, а сведения его ретроспективны, то можно предполагать, что перед нами позднее повторение неизвестного протографа, относящегося к кругу планов годуновского времени, основанных на обработке картографического материала начала XVI века.

Представляет собой условную перспективу "с птичьего полета". Существенной особенностью плана является попытка передать черты городского рельефа. Показаны следы русла ручья Черторыя (в западной части плацдарма Белого города), следы старицы Москвы-реки в Замоскворечье, уклон плацдарма в восточной части Белого города.

Экспликация плана точно повторяет таковую на "Годуновом чертеже". В верхнем левом углу карты помещен герб Москвы, в нижнем левом - указатель в картуше, внизу справа компасная роза.

ПЛАН ОЛЕАРИЯ. (1630-Е ГГ.)

Остальные планы этой группы по содержанию близки ко времени своего издания. Все они, начиная с плана Олеария, показывают линию Земляного города с восемью бастионами (болверками) в Замоскворечье. Следует отметить, что Земляной вал со рвом изображен на планах с внешней стороны Скородома, который представлен существующим.

План Москвы из книги А. Олеария "Путешествие в Московию, Персию и Индию" - первый из планов Москвы, отразивший существенные перемены в ней после пожара 1626 года. Исследователи не отрицают возможность существования русского протографа, который фиксировал мероприятия 1626-1631 годов по обмеру всех частей города, предпринятые по указу царя и нашедшие отражение в письменных источниках.

Адам Олеарий - придворный математик герцога Голштинского - в составе посольства был в Москве в 1633-1634, 1635-1639 и 1643 годах и жил в ней каждый раз не более двух-трех месяцев. Однако, он успел войти в круг русской знати, связи с которой, вероятно, помогли ему получить новый план Москвы и почерпнуть сведения об истории России, ее культуре, на основании чего и была написана его книга, изданная впервые в 1647 году в Шлезвиге. Помещенный в ней план очертанием напоминает "Петров чертеж" (очевидно, его брали за основу при изготовлении новых, послепожарных планов). Главное изменение в облике города, которое отразил план, - появление в Замоскворечье Земляного вала со рвом и бастионами, которые возводили в 1637-1638 годах. Следовательно, план Москвы в том изложении, которое дано у Олеария, появился после 1638 г. Показан и Скородом со всеми его башнями. Деревянная крепость, очевидно, была отремонтирована и продолжала существовать.

Территории внутри внешнего кольца представлены более уплотненными и расчлененными, чем прежде (за исключением Заяузья); начали застраиваться плацдармы Китай-города и Белого города. Даже на плацдарме Кремля возле Свибловой башни стоят "кремлевские" лавки (кромбуден). Сведения о застройке несколько выборочны. В Кремле она явно дана не полностью (топография Кремля вообще кажется нечеткой), но Спасская башня подчеркнута особо - она изображена уже с надстроенным верхом. В других частях города среди застройки выделяются деревянные и каменные здания, облик которых передан подробно и, вероятно, достоверно. Некоторые из них вошли отдельными рисунками в сочинение Олеария. Все, с точки зрения Олеария, достопримечательности Москвы даны на плане крупным масштабом. При этом акцентирована застройка Белого и Земляного города, что делает план Олеария ценным источником сведений о посадской застройке Москвы, сложившейся к середине XVII века. В основных изданиях книг и Олеария план сопровождается одой, посвященной Москве.

ПЛАН МЕЙЕРБЕРГА (1649 Г.)

Одним из самых информативных из планов Москвы середины XVII века является план 1661-1662 годов из книги "Путешествие в Московию" дипломата, посла австрийского императора барона Августа Мейерберга, приезжавшего в Москву в обстановке двух войн с Польшей и Швецией.

План выполнен в западной ориентации, в виде аксонометрического рисунка. Его топографическая точность весьма высока, она сопоставима не только с последующими планами Москвы XVIII и XIX веков, но и с современной топографией. Легко узнаваемы на ней многие улицы сложившейся застройки.

Художник, оформлявший сочинения Майерберга, руководствовался, по-видимому, русским оригиналом плана, составленным, скорее всего, в связи с "Уложением 1649 года" - важнейшим правительственным документом того времени, то есть до опустошения Москвы чумой 1654 года и сопровождавшими ее пожарами. Город показан тесно застроенным, в то время как Мейерберг пишет о наличии больших пустырей.

Планировка Земляного города представлена уже вчерне сложившейся; верно даны основные магистрали и большинство дублирующих, а также переулки: например, трассы Тверской улицы и Б. Ордынки (в Заречье) показаны в существующем виде, нижнее Заяузье - с двумя главными улицами и т.п. Не менее точны, хотя и схематичны изображения строений. В Кремле хорошо видны площади, к еще не перестроенной церкви Рождества (бывш. церковь Воскресения в ансамбле Ивана Великого) примыкает Филаретова звонница; тесно обстроен лавками Василий Блаженный, в Китай-городе достаточно ясно показан Гостиный двор с башней на Варварке.

Обратите внимание на то, что Москва в результате пожара 1612 года была уничтожена огнем на две трети; были выжжены Белый Город и Скородом, а также более широкий пояс окружавших Москву слобод и сёл. Но после пожара люди тянулись к родным пепелищам, и дома заново старались отстраивать там же, где они стояли и раньше...

Поэтому когда на престол взошёл сын родоначальника династии Романовых, царь Алексей Михайлович, Москва представала перед ним в знакомом его предкам виде. Вновь были отстроены Белый Город и Скородом, обстроен Китай-город и реставрирован Кремль. Правда толстые деревянные стены Скородома (заполненные землёй и ранее) при Михаиле Феодоровиче Романове были заменены земляным валом.

Экспликация плана

Экспликация, составленная на немецком языке, чрезвычайно содержательна. Приводим ее перевод (с примечаниями в скобках авторов книги "Памятники архитектуры Москвы"):

А - Кремль. В - Китай-город, С - Царь-город, Д - Скородум, Е - Хамовники, слобода.

1. Царские палаты. 2. Иван Великий. 3. Церковь Рождества в Горах "(до 1555 г. - церковь Воскресения, постройка Петрока Малого. Интересно упоминание древнего урочища "в горах"). 4. Церковь св. Архангела Михаила. 5. Соборная церковь Успения. 6. Патриарший двор. 7. Чудов монастырь 8. Фроловские (Спасские) ворота. 9. Троица на Рву; Покрова на Рву, храм Василия Блаженного. 10. Царево место Лобное место. I1. Красная площадь название, впервые встречающееся в экспликации планов. 12. Купеческие (Гостиные) ряды. 13. Гостиный двор. 14. Земский двор. 15. Печатный двор 16. Посольский двор. 17. Государев Сытный двор (в Кремле). 18. Конюшенный двор (в Кремле). 19. Боровицкие ворота. 20. Водовзводная (Свиблова) башня. 21. Набережный терем, в коем живут иконописцы (очевидно, первая Оружейная палата близ Благовещенского собора). 22. Денежный двор (в Кремле, "Государева казна" возле Благовещенского собора). 23. Государев сад (на месте Александровского сада). 24. Пушечный двор. 25. Сретенские ворота. 26. Фроловские другие ворота (Мясницкие ворота Белого города). 27. Покровские ворота. 28. Яузские ворота. 29. Москворецкие ворота. 30. Тайницкие ворота. 31. Троицкие ворота. 32. Чертольские ворота. 33. Арбатские ворота. 34. Никитские ворота. 35. Тверские ворота. 36. Дмитровские ворота. 37. Труба Неглинная (в стене Белого города, где теперь Трубная площадь). 38. Таганские ворота (Яузские ворота Скородома). 39. Кладбище немецкое (возле Таганских ворот). 40. Калужские ворота (показаны с каменной башней и на месте позднейших Серпуховских, а традиционный проезд западных ворот закрыт бастионом, как и Фроловские ворота в районе Зацепы ). 41. Крымский двор (в юго-западной части Заречья). 42. Царицын луг (Болотная площадь, после пл. имени Репина). 43. Конюшенный другой двор (в Занеглименье, то есть Колымажный двор). 44. Алексеевский монастырь (на месте нынешнего храма Христа Спасителя) . 45. Лебединый пруд (в районе существующею Лебяжьего переулка). 46. Царев сад на Васильевском лугу (впервые отмечен сад в юго-восточной части Белого города, южнее Солянки) .47 Рыбный двор (на Солянке). 48. Соляной двор. 49. Лесной двор. 50. Сытный двор (в Занеглименье, в Белом городе). 51. Великий новый колокол (в Кремле возле колокольни Ивана Великого).

ПЛАН ТАННЕРА. 1689 ГОД.

К этому же периоду относятся еще три, более схематичных плана. Они при общем, роднящем их с другими планами абрисе очень схематичны и передают в основном очертания кварталов. Информация этих планов требует особой проверки.

Первый из них - план, помещенный в книге Бернгарда Леопольда Таннера (в 1678 г. был в Москве в составе польского посольства) "Описание путешествия...", изданной в 1689 году в Нюрнберге. Выделяется из остальных тем, что показывает застройку за пределами Скородома.

ПЛАН ПАЛЬМКВИСТА. 1674 ГОД.

К этой же группе примыкает план Москвы из альбома Э. Пальмквиста (издан в 1674 г. в Стокгольме) - упрощенная калька с плана А. Олеария, правда, с указанием основных дорог, выходящих из Москвы.

План почти лишен графической информации о застройке - в очерченных линиями кварталах, в том числе и в Кремле, схематичными планами зданий выделены наиболее важные строения города. На плане все еще даны башни Скородома, но есть и новые сведения, содержащиеся в экспликации (на шведском языке). Указаны - Персидский двор и Царская аптека на Ильинке; тюрьма - на месте здания нынешнего Исторического музея ; Монетный двор на Варварке, новый Посольский двор на Маросейке (ул. Б. Хмельницкого), Шведское подворье в Шведском переулке, тюрьма в Кривоколенном переулке, Печатный двор между Мясницкой (ул. Кирова) и Милютинским переулком (ул. Мархлевского).

ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПЛАН МОСКВЫ. 1663 ГОД

1663 годом датируется древнейшее дошедшее до наших дней печатное картографическое изображение Москвы отечественного производства. Эта миниатюрная карта (12*10 см) помещена на титульном листе Библии, принадлежащей царю Алексею Михайловичу. Называется она "Град царя великаго: в лето отвоплощениа слова божиа 1663", выполнена гравером Зосимой и отпечатана на московском печатном дворе. Карта ориентирована на восток, дает изображение Москвы в пределах современного Садового кольца. Контурами показаны городские кварталы. Стены, рвы, отдельные здания даны перспективными рисунками. Заглавие помещено над планом в картуше в виде свитка, над ним двухглавый орел с гербом Москвы и тремя коронами над головами. Внутри рамки несколько картушей с библейскими текстами. Москва представлена как символ Нового Небесного Иерусалима.

Более поздние издания того времени, как правило, повторяют ранние планы Москвы XVII века и не содержат принципиально новых сведений.

Продолжений и дополнений ждите в течение лета...

Список литературы

Москва на старых картах (XVI- первая половина XX вв.). Каталог планов Москвы. Л.Н. Зинчук, А.С. Захарова, Н.Е. Котельникова, В.С. Кусов. Источник: Открытая русская электронная библиотека

Памятники архитектуры Москвы. М.: Искусство 1983

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий