регистрация / вход

Усадьба Зюзино

История усадьба Зюзино и её владельцы.

Оглавление.

ВСТУПЛЕНИЕ …………………………………………….1

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ ………………………………………2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………….7

БИБЛИОГРАФИЯ …………………………………………8

ИЛЛЮСТРАЦИИ ………………………………………….

Вступление.

Еще совсем недавно 16 усадеб драгоценным ожерельем обрамляли земли юго-запада, но теперь вряд ли можно увидеть полностью сохранившийся усадебный ансамбль, так как редко где эти усадьбы сохранились целиком. Некоторые из них навсегда стерты с лица земли, другие сохранились в том или ином виде; на месте одних выросли жилые массивы, а от остальных порой остались лишь прекрасные парки. Самое обидное, что даже люди, живущие рядом с этими памятниками отечественной истории, порой ничего не знают о них, поэтому в своем реферате я хочу рассказать об усадьбе Зюзино, от которой до наших дней сохранились лишь церковь и часть флигеля.

Работая со своими источниками (статья К.А. Аверьянова Дворянские усадьбы столетий на террито-рии юго-запада , книгами Усадебное ожерелье юго-запада Москвы Мосгорархива и Энциклопедией Москвы Шмидта С.Я., Андреева М.И. и Карева В.М.),я почерпнула много нового не только про выбранную мной усадьбу Зюзино, но и про остальные не менее замечательные усадьбы нашего округа. Я даже съездила на то место, где раньше и находилась одна из самых красивых усадеб – Зюзино, и зашла в сохранившуюся от неё церковь Бориса и Глеба.

Известно, что многие населенные пункты, как в Подмосковье, так и в других регионах получили свое названия по владельцам. Не является исключением и Зюзино. Судя по этому топониму, имение когда-то принадлежало тверским выходцам Зюзиным, занимавшим значительное положение при царском дворе в XVI-XVII вв. примерно с 1584 года им принадлежала и другая подмосковная усадьба-село Никольское, территория которого ныне находиться в микрорайоне “Лебедь” на Ленинградском шоссе.

По-видимому, в начале XVII века Зюзино было дано в поместное владение стрелецкому голове Федору Челюскину, а в 1618 году оно перешло к боярину кня-зю Алексею Юрьевичу Сицкому. Алексей Юрьевич, потомок ярославских князей, начинает упоминаться в документах с конца XVI столетия. В Смутное время он служил подряд всем царям – сначала Годунову, затем Лжедмитрию I, Василию Шуйскому и, наконец, Лжедмит-рию II , за что был тогда же современниками назван “воровским советником”. Несмотря на такое непос-тоянство, благодаря своей знатности, он сумел ус-троиться и при новой династии Романовых и в 1615 году стал боярином. Сицкий служил воеводой в Тороп-це, затем три года возглавлял приказ Казанского дворца, был воеводой в Вязьме. Он так же руководил Московским Судным и Поместным приказами. Известно, что при нем в 1627 году в сельце “Скрябино, Скорятино, Зюзино тож” уже существовала деревянная усадьба – “двор помещиков боярский”.

Следующим хозяином этой местности был боярин Глеб Иванович Морозов, который получил его в приданое, женившись на дочери Сицкого – Авдотье. Известным же Морозов стал женившись на Федосии Прокопиевне Соковниной, неутомимой проповеднице раскола, скончавшейся в ссылке, в 1675 году. При нем в сельце Скрябине, Зюзине тож, кроме боярской усадьбы значились ”двор приказчий, 2 двора людских и 13 дворов крестьянских”, где проживало 29 человек. Морозов построил рядом с усадьбой деревянную церковь во имя Бориса и Глеба. Это же наименование, ставшее одним из названий села – Борисоглебоское, традиционно носили все последующие зюзинские храмы, вплоть до ныне существующего, отстроенного в стиле архитектуры московского (нарышкинского) барокко.

Трехверхая церковь поставлена на высокий подклет с первоначально открытой аркадой, над столбами которой расставлены колонны – единственный повторяющийся элемент внешнего декора храма. Сильно растесанные еще до начала ХХ в. окна лишены даже малейших признаков, указывающих на существование наличников. По-видимому, их никогда и не было. Над центральной частью здания находится широкий восьмерик, обрамленный своеобразными декоративными гребешками. Над ним устроено помещение “звона”, то есть колокольни, увенчанное главой. До застройки окружающей территории многоэтажными домами отсюда открывался превосходный вид окрестностей на много километров.

Согласно последним данным, церковь была сооружена около 1715 года. Следовательно, её строителем можно считать ближнего боярина князя Бориса Ивановича Прозоровского, которому в 1687 году было пожаловано село Зюзино. Другие, известные по литературе, датировки здания – 1688 и 1704 гг. – в действительности относятся к более раннему деревянному храму, который не был разобран сразу же после сооружения каменного. Правда, служба в нем уже не велась. Не используемый и сильно обветшавший, он существовал еще в 1721 г., когда все имение, после кончины владельца, по указу Петра I в 1687 году было передано другому князю Прозоровскому - Александру Никитичу, впоследствии капитан-лейтенант флота.

Поскольку “звон” каменной церкви не был приспособлен для больших колоколов, впоследствии соединенная с ним крытым переходом. Простая сама по себе – четыре кирпичных столба под четырехскатной же кровлей, увенчанной крестом, - она, воспроизводя древние архитектурные формы, свойственные деревянным постройкам, интересна как редкий для Подмосковья тип. Колокольня была сооружена, по-видимому, на средства местного церковного старосты, купца 2-ой гильдии Алексея Ивановича Василькова, по совместительству “непременного члена Общества для попечения о детях лиц, сосланных по судебным приговорам в Сибирь”. В году он приобрел Зюзино в собственность у тогдашних владельцев имения – дворян Балашовых.

Позже около церкви был похоронен сын местного священника – молодой преподаватель Александровского 3-го военного училища Дмитрий Аникитич Рисов. Трогательной эпитафией ему, начертанной на каменном памятнике, стали строки пушкинского стихотворения “Брожу ли я вдоль улиц шумных”, написанного в 1829 году:

“И пусть у гробового входа будет жизнь играть,

И равнодушная природа красою вечною сиять”.

Сам памятник не сохранился.

В конце июня 1908 года интерьеры церкви обследовал архитектор Московской городской управы Иван Павлович Машков – автор ряда известных построек, в том числе жилого дома “Сокол” на Кузнецком мосту. Он нашел, что центральный резной иконостас, современный зданию, очень хорошей работы, но иконы в нем более поздние, частично записанные, а качество стенной живописи вообще очень плохое. Заслушав его доклад о поездке в Зюзино, Комиссия Археологического общества постановила: разрешить перезолотить иконостас, исправить его иконы и заново расписать интерьер. Наблюдение за работами было поручено И.П. Машкову. Ныне части этого иконостаса, в том числе царские врата и некоторые иконы, хранятся в фондах музея заповедника “Коломенское”.

В 1938 году церковь была закрыта. Её интерьеры существенно пострадали во время войны – местные жители разломали на топливо и унесли практически все деревянные детали, вплоть до оконных рам. Некоторое время здание никак не использовалось и не охранялось. С 1966 года в нем находилась ювелирная мастерская, позже её сменил архив. С 1989 года церковь вновь стала действующей.

Зюзино оставалось в роду Прозоровских до 1780 года. По описанию 1704 года в Зюзине значились усадьба, дворы: приказчика,конюшенный, садовника и 12 крестьянских. Во время их владения усадьбой в ней около 1715 года построили новый храм, о котором упоминается следующим образом: «В селе церковь ка-менная о двух службах: нижняя – во имя св. князя Владимира, верхняя – во имя Бориса и Глеба; на той церкви на верху колокольня каменная ж” . Но в 1780 году усадьба была куплена Ириной Афанасьевной Князевой, муж которой, Анисим Титович, был одним из первых отечественных генеалогов.

Позже имение перешло к Бекетовым, известным, главным образом, по просветителю и издателю Платону Петровичу Бекетову – первому исследователю Импера-торского Общества истории и древностей российских, созданного в 1811 году. Зюзиным владели сначала его мачеха Ирина Ивановна, урожденная Мясникова, вдова полковника, а затем его единокровный брат – дейст-вительный тайный советник и камергер Петр Петрович Бекетов. Кто-то из них, скорее всего последний, выстроил в усадьбе, слева и справа от господского дома, кирпичные двухэтажные флигеля, датируемые Обществом изучения русской усадьбы 1820-ми годами. Один из флигелей исчез в середине 1920-х годов, другой сохранился до настоящего времени (Перекоп-ская улица 7, а дом 9 – это церковь).

Уцелевший флигель, ныне используемый как дом притча, представляет собой Г-образную в плане постройку со скругленным центральным углом. Эта часть здания, декорированная спаренными колоннами на белокаменных цоколях, резко диссонирует по своей архитектуре с крыльями. Можно предположить, что изначально в плане она была круглой ротондой, подобной той, на основе которой был сооружен бар-ский дом в соседнем имении Шаболово. По стилисти-ческим признакам зюзинскую ротонду можно датировать концом XVIII началом XIX века. По-видимому, в 1820-х годах к ней были пристроены неказистые крылья, и образовавшееся здание стало флигелем. Для получения данных, подтверждающих или опровергающих эти предположения, необходимо провести натурное обследование постройки.

Петр Беков скончался холостым, не оставив пря-мых потомков, после чего имение неоднократно меняло хозяев, что, естественно, не могло не сказаться на сохранности усадьбы, перешедшей сначала к Балашо-вым, затем к А.И. Василькову, к другому купцу – Дмитрию Андреевичу Романову, с 1897 года состояв-шему попечителем местного земского училища. Еще в 1885 году он построил в Зюзине кирпичный завод.

В середине XIX века жилые усадебные постройки использовал Московский университет в качестве летней дачи для своих сотрудников. Немного позже старинный господский дом с двусветным центральным залом был разобран на материал для постройки ок-рестных дач. За ненадобностью были уничтожены солнечные часы, составляющие одну из достоприме-чательностей Зюзина. На их месте в парке было со-оружено здание, в котором одно время жила историк Екатерина Васильевна Воздвиженская. В соавторстве с Н.В. Устряловым и бывшим гласным Московской го-родской думы И.И. Шаховским она написала книгу о некогда знаменитых подмосковных имениях фельдмар-шала графа П.В. Румянцева-Задунайского: Троицком-Кайнарджи и Зенине. Впоследствии Воздвиженская работала в Отделе народного образования Моссовета и была активным членом комиссии “Старая Москва” – общественной организации, которая в 1909-1930 гг. объединяла специалистов, занимавшихся изучением памятников города и его окрестностей. Как и подав-ляющее большинство усадебных построек, её дом не сохранился. Ныне лишь церковь и флигель напо-минают о былом великолепном Зюзине.

Заключение.

К сожалению, национализация земли в 1917 году лишила усадьбу Зюзино хозяев, а с их уходом исчез и особенный уклад жизни в ней. Брошенная усадьба обветшала. Её разоряли и жгли. В наше время столица подошла вплотную к бывшему зеленому оазису. Вокруг выросли современные многоэтажные жилые дома, протянулись шумные нити городских магистралей. В итоге от бывшей роскошной усадьбы кроме флигеля и церкви Бориса и Глеба ничего не осталось. Утратилась неповторимая атмосфера тихой неспешной жизни дворянского гнезда. По-видимому, в этом месте уже трудно будет восстановить былое. Но осталось ещё много нетронутых уголков в России, где хочется верить, что теперь, став умнее, мы начнем возрождать утраченное культурное наследие наших предков, и вернем к плодотворной жизни те усадьбы, которые ещё можно вернуть. Но, несмотря на это хотя бы для меня работа над рефератом не прошла даром, так как рассказы про эти замечательные усадьбы заставили меня обратиться к проблемам возрождения архитектурных и исторических памятников.

Список литературы

1 .Московское городское объединение архивов и Общество изучения русской усадьбы Усадебное ожерелье юго-запада Москвы

издательство “МОСГОРАРХИВ”, М. 1997.

2 . К.А. Аверьянов статья “Дворянские усадьбы столетий на территории юго-запада”

издательство “МОСГОРАРХИВ”, М. 1997.

3. Шмидт С.Я., Андреев М.И., Карев В.М.

Энциклопедия Москвы

издательство “Большая российская энциклопедия”

М.1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий