регистрация / вход

Никитский бульвар

Следующий за Пречистенским Никитский бульвар начинается от Борисоглебской церкви, построенной в 1763-1767 годах архитектором Бланком [103]. Строил эту церковь бывший канцлер Елизаветы - граф Бестужев- Рюмин.

В. А. Никольский

Следующий за Пречистенским Никитский бульвар начинается от Борисоглебской церкви, построенной в 1763-1767 годах архитектором Бланком [103]. Строил эту церковь бывший канцлер Елизаветы - граф Бестужев- Рюмин [104], по-видимому, в память своего возвращения из ссылки при восшествии на престол Екатерины.

Рядом с этой церковью - дом, связанный с историей московского театра. Владение № 6 по бульвару, принадлежавшее в 1737 году "правителю Малороссии" князю А. И. Шаховскому, в начале XIX века перешло к директору московских театров хлебосолу и чудаку Ф. Ф. Кокошкину, принципиально не хотевшему знать Шекспира и Шиллера, потому что они не принадлежали к ложноклассической школе. В квартире Кокошкина Мерзляков [105] читал лекции о русской литературе и нередко устраивались спектакли, так как Кокошкин был отличным актером-любителем и выступал иной раз даже в Знаменском театре Апраксина.

По другую сторону бульвара на боковом фасаде дома № 7 прибита мраморная доска, свидетельствующая о том, что в этом доме умер Гоголь. В верхнем этаже выходящей на бульвар части дома был в пятидесятых годах зимний сад, а под ним-квартира управляющего домовладелицы графини Толстой, в которой и поселился Гоголь незадолго до смерти. Здесь в камине совершил Гоголь свое знаменитoe самосожжение [106], здесь же, измученный докторами, кричал в предсмертном бреду: "Лестницу, лестницу!"

На той же стороне бульвара, в самом его конце, находятся маленькая церковь Федора Студита [107], в которой пел иногда на клиросе знаменитый Суворов, родившийся п живший неподалеку (ул. Герцена, 42) [108].

Против этой церкви, по ту сторону бульвара, великолепный дом с флигелем (№ 12), построенные знаменитым московским зодчим Доменико Жилярди для богатого московского барина П. М. Лунила. Крикун, сумасброд, грубый остряк и обжора, Лунин проделывал подчас самые рискованные эксперименты. Раз ему пришло в голову испытать, насколько любит его дочь - замужняя и в то время беременная. Лунин послал к ней кого-то с известием, будто он скоропостижно умер на улице. Дочь от испуга заболела, и у нее произошел выкидыш. Эта дочь была замужем за итальянским графом Риччи, который славился в аристократической Москве как превосходный певец. Хорошим голосом обладала и сама Лунина - графиня Риччи, не раз певшая в Тюильри в салоне королевы Гортензии в присутствии Наполеона. Музыкально-вокальные вечера в доме Луниных были в славе в свое время, и те изящные скульптурные лиры, которые и поныне украшают фасад лунинского дома, были не случайно помещены на нем. После смерти Лунила его вдова продала дом "Государственному коммерческому банку" за 280 000 рублей. Министерство финансов, владевшее домом до революции, сохранило его великолепный фасад с тою ювелирною скульптурною отделкой, которая так типична для Жилярди и его школы. Главному дому не уступает по красоте более интимный и уютный флигель, к сожалению почти задавленный соседним входом в стиле плохого ампира [109].

За Никитским бульваром начинается Тверской, наиболее популярный из всех московских бульваров. Площадь между бульварами - Никитские ворота - после Октябрьского восстания приобрела новый вид, так как замыкавший Тверской бульвар дом был разрушен снарядами и на его месте поставлен памятник К. А. Тимирязеву.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий