регистрация / вход

От Хамовников к Новодевичьему

Сегодня районом Хамовники называется часть Центрального административного округа Москвы площадью 1038 гектаров с населением почти 100 тысяч человек. По продольной оси район протянулся от Кремля до Лужников. Так, однако, было не всегда.

В. А. Резвин

Сегодня районом Хамовники называется часть Центрального административного округа Москвы площадью 1038 гектаров с населением почти 100 тысяч человек. По продольной оси район протянулся от Кремля до Лужников. Так, однако, было не всегда.

Древняя Москва состояла из слобод - каменщиков, гончаров, звонарей, котельников, печатников... В 1624 году повелением царя Михаила Федоровича из-под Твери, из села Константиновки, в Москву перевели Хамовную слободу дворцовых ткачей. Поселили их за городской чертой, у Девичьего поля. С тех пор местность стала называться Хамовники. В 1653 году слобода насчитывала уже 90 дворов. Спустя четверть века ее обитатели всем миром поставили слободской храм святителя Николая в Хамовниках - прекрасный образец русской церковной архитектуры. Это одна из немногих московских церквей, сохранившая полихромную окраску фасада.

Широкая улица, идущая от Садового кольца вдоль Хамовников и Девичьего поля, с 1919 го-да называется Большой Пироговской (в память выдающегося хирурга Н. И. Пирогова), в просторечии - Пироговкой. Ее прежнее наименование - Большая Царицынская - происходило от располагавшегося в начале XVIII века вблизиНоводевичьего монастыря двора царицы Евдокии Федоровны Лопухиной, первой жены Петра I. Большую Пироговскую с Садовым кольцом соединяет короткая Зубовская улица, названная именем стрелецкого полковника Зубова, полк которого тут стоял. Фактически она является частью Большой Пироговской, и ее существование еще И. Д. Сытин называл историческим ана-хронизмом. На углу Зубовской улицы и Садового кольца возвышалась церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Зубове, разобранная в 1930 году во время повального сноса московских храмов.

Царицынская улица была частью Смолен-ской дороги, которая начиналась от Боровицких ворот Кремля и шла дальше через Чертолье (Пречистенку) и Москву-реку к Смоленску. Зрительно улицу замыкала пятиярусная колокольня Новодевичьего монастыря - выдающееся произведение древнерусского зодчества. В. И. Баженов в своей речи на закладке Большого Кремлевского дворца сказал о ней: «Колокольня Ивана Великого достойна зрения, но колокольня Девичья монастыря архитектора Потапова более обольстит очи человека, вкус имеющего».

Когда-то Девичьим полем называлось огром-ное пространство по правую сторону от Царицыной дороги. Оно простиралось от Земляного города до Лужников и представляло собой незастроенный луг, на котором пасли скот. В XVII веке тут появились сады и специальные «аптекарские огороды».

При Романовых Девичье поле славилось народными гуляньями. Особенно шумные празднества устраивались на Пасху, проводились даже военные парады. На большом гулянье 16 сентября 1826 года побывал Пушкин. В 70-х годах XVIII века на Девичке открылся казенный народный бесплатный театр. На его содержание из средств, «подлежащих до московской полиции», ежегодно выделялось триста рублей. С началом эпидемии чумы театр закрыли.

Случались в истории Девичьего поля и курьезы. В середине XVII века здесь попытались организовать добычу поваренной соли. Указом царя Алексея Михайловича подьячему Приказа тайных дел Артамону Афанасьеву на бурение скважины и устройство соляного завода выдали двадцать, а потом еще тридцать рублей - деньги по тем временам немалые. Скважину пробурили глубиной сто метров, но соли не нашли.

Во второй половине XIX века московская городская управа постановила благоустроить и замостить Девичье поле. В управу стали поступать прошения о сдаче на нем в аренду мест под увеселения и балаганы. Городские власти требовали, чтобы в каждом представлении участвовало не менее восьми человек. Хористам полагалось «быть трезвыми и одетыми в приличные русские костюмы». Только в 1911 году гулянья вынесли с Девичьего поля и полностью его благоустроили: разбили скверы и аллеи, посадили деревья, провели освещение.

Известный историк и собиратель древностей М. П. Погодин приобрел на западной окраине Девичьего поля усадьбу, принадлежавшую князю Д. М. Щербатову. В 1856 году архитектор Н. В. Никитин построил в усадьбе небольшой бревенчатый дом, изобильно украшенный всевозможными резными наличниками и балкончиками, со светелкой в мезонине и нарядным крыльцом. Здесь бывали многие известные литераторы, в их числе Н. М. Карамзин, М. Ю. Лер-монтов, Н. В. Гоголь, А. Н. Островский. Эта «Погодинская изба» - единственная уцелевшая постройка усадьбы. Сейчас она стоит на Погодинской улице в окружении современных многоэтажных домов и нуждается в реставрации.

В начале XX века Хамовники уже были крупным промышленным районом Москвы - естественно, текстильным. Тут находилась большая шелкоткацкая фабрика француза К. Жиро (позд-нее - комбинат «Красная Роза», названный в честь Розы Люксембург), а также несколько шелкокрутильных, гардинно-кружевных и ситценабивных предприятий.

Большая Пироговская улица известна прежде всего благодаря Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова (Клиническому городку), корпуса которой выходят на красную линию Пироговки и распространяются в глубину квартала на соседние улицы. Клинический горо-док медицинского факультета Императорского Московского университета начал строиться в 1887 году по инициативе Н. В. Склифосовского. Вскоре пятнадцать его институтов и клиник выстроились вдоль Большой Царицынской улицы. Это был один из первых примеров ансамблевой городской застройки (архитекторы К. Быков-ский, И. Залесский, Р. Клейн, З. Иванов). Сдержанная новоклассическая архитектура корпусов Академии удачно соответствует образу научного медицинского учреждения. В них воспитывались и работали десятки выдающихся врачей. На стенах зданий - множество мемориальных досок; ряду знаменитых медиков в городке по-ставлены памятники. Вообще Девичье поле и Пироговка - средоточие скульптурных памятников. Пожалуй, ни в одном другом районе Москвы нет такого их количества «на километр площади». Старейший из памятников - основоположнику военно-полевой хирургии Н. И. Пирогову (автор В. О. Шервуд) - установлен в 1897 году.

В 1972 году в сквере Девичьего поля по-явился памятник Л. Н. Толстому (скульптор А. Портянко, архитекторы В. Богданов, В. Соколов). Памятник установлен на этом месте не случайно: Толстой девятнадцать лет прожил неподалеку, в Долгом Хамовническом переулке. В 1921-м там открыли музей-усадьбу писателя, а Долгий Хамовнический переулок переименовали в улицу Льва Толстого.

Сегодня застройка Большой Пироговской улицы производит двойственное впечатление. При движении от центра к Новодевичьему монастырю привлекают внимание отдельные здания и зеленые островки по правой стороне. После сквера с памятником Н. Ф. Филатову начинается несколько монотонная череда университетских клиник. Взгляд задерживается только на своеобразной пластике памятника Н. И. Пирогову. За Абрикосовским переулком перед монастырем ряд старых клиник прерывается огромным со-временным серо-зеленым больничным корпусом на 600 коек вполне заурядной архитектуры.

В начале левой стороны улицы можно отметить четырехэтажный дом N 9а, построенный в 1909 году по проекту архитектора А. Остроградского для городских училищ. Далее - целый квартал зданий архивохранилищ. Их начали возводить в конце XIX столетия, а закончили после Великой Отечественной войны. Тут разместилось Главное архивное управление, ряд центральных архивов, прекрасный выставочный зал. В глаза бросается необычная архитектура дома N 23 (архитектор И. Голосов). Он построен в период, когда конструктивизм уже был предан анафеме и начались поиски нового стиля - именно поэтому столь неожиданно смотрится стилизованный восьмиколонный портик на фоне больших остекленных поверхностей главного фасада. Сейчас дом занимает Главное управление тыла Российской Армии.

Проходя в вечернее время по Большой Пироговской, испытываешь чувство легкого беспокойства: чего-то не хватает. И действительно, нет яркой рекламы и светящихся витрин, без которых теперь трудно представить большую московскую улицу. На интеллигентной Пироговке, застроенной по преимуществу научными и медицинскими учреждениями, очень мало магазинов и развлекательных объектов, из-за чего она кажется немного провинциальной. В этом же состоит и ее привлекательное своеобразие.

Сегодня на пространстве Девичьего поля доминирует гигантский объем здания Общевойсковой военной академии РФ имени М. В. Фрунзе (архитекторы Л. Руднев, В. Мунц, 1932-1937). Оно было призвано «выразить силу и мощь Красной Армии, а во внутренней компоновке обеспечить высокую военно-политическую подготовку командиров РККА». Здание именно своей мощью и отличается, хотя высота его не столь уж велика. Подобный эффект достигается в основном посредством тектонических характеристик, отражающих особенности конструкции и материала. По замыслу авторов стена главного фасада должна была создавать ощущение несокрушимости. Замысел удалось осуществить в полной мере: словно из брони, под могучим прессом сформирована эта стена. Впечатление усиливает своеобразно решенный цоколь: гранитный стилобат подчеркнут по всему фронту фасада глубокой тенью. В Москве много сооружений, где архитектурный образ нашел конкретное и точное выражение. Здание Академии имени М. В. Фрунзе занимает среди них достойное место и как выдающееся произведение советской архитектуры вписано в ее золотой фонд. В 1975-1978 годах к заднему фасаду, выходящему на улицу Бурденко, пристроили пятиэтажное общежитие слушателей (архитекторы В. Асс, В. Свистунов). Полукруглое в плане, оно логично завершило основной объем.

На той же улице Бурденко (бывший Долгий переулок) под номером 23 стоит небольшой одноэтажный дом - типичный дворянский особняк послепожарной Москвы, построенный по «образцовому проекту» в 1816-1818 годах и принадлежавший служащему Московской межевой канцелярии коллежскому советнику Гавриилу Палибину. Зондаж, сделанный в 1985 году в одной из его комнат, буквально заставил остолбенеть реставраторов: под пятисантиметровым слоем штукатурки и войлока показался букет ярких цветов, написанный на бумаге. Дальнейшие исследования показали, что уникальная по художественному качеству оригинальная живопись сплошь покрывала стены и потолки парадных комнат дома... В каморке под лестницей обнаружили старую печь, на изразцах которой, кроме обычных цветов и декоративных медальонов, изображены уланы в касках, с саблями наголо - отголосок недавно закончившейся войны.

Сегодня хозяином отреставрированного особняка является Отдел пропаганды художественного наследия Научно-исследовательского ин-ститута реставрации Министерства культуры РФ. Находка же в Долгом переулке - лишь один из примеров того, как богато архитектурное наследие Москвы и какими непоправимыми утратами чреват поспешный, без предварительного исследования, снос «не представляющих ценности» ветхих зданий.

На пространстве между Большой Пирогов-ской улицей и Москвой-рекой идет интенсивное строительство. Этот район интересен сильным рельефом. Переулки круто падают к набережной, открывая эффектные виды на противоположный берег реки. Среди старых зданий на улице Еланского сохранилась церковь Михаила Архангела при университетских клиниках (архитекторы А. Мейснер, М. Никифоров), возведенная в 1896 году на средства профессора Московского университета, директора акушерской клиники А. М. Макеева. В советское время церковь закрыли, разместив в ней сначала первую в Москве политпросветчитальню, затем склад и различные конторы. Только в конце 1980-х церковь освободили и отреставрировали.

Авангардная архитектура первых лет советской власти, снискавшая мировую славу, представлена на Девичьем поле выдающимся памятником: клубом завода «Каучук» (архитектор К. Мельников; 1927).

Стоит он на пересечении Плющихи и Малого Саввинского переулка. Угловое положение участка обусловило общую композицию сооружения, центральная часть которого симметрична относительно диагонали. Ядром композиционного замысла стал полукруглый в плане зрительный зал на 750 человек. При помощи раздвижных стен должна была производиться трансформация клубных комнат (этого осуществить не удалось). Система лестниц - открытая центральная и две внутренние - обеспечивала автономное функционирование всех помещений. Долгое время первоначальная функция клуба сохранялась, и он избежал значительных переделок. В начале 1990-х годов администрации пришлось сдать часть помещений в аренду. Арендаторы сразу же приступили к их приспособлению под свои нужды. В спортивном зале разместилось казино, китайский ресторан, занявший первый этаж, пристроил к зданию летнюю террасу в виде пагоды. Деревянные оконные переплеты на фасадах заменили металлическими стеклопакетами. Указанные переделки изменили неповторимый облик клуба, лишив его характерных черт авангардной советской архитектуры 1920-х годов. В настоящее время планируется возведение многоэтажного жилого дома в непосредственной близости от мельниковского шедевра, что угрожает стабильности конструкции последнего.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Москвоведение"