регистрация / вход

В храмах Божиих - вся летопись России

В храмах Божиих - вся летопись России. Почти ничего не осталось нам от прежней жизни, но сохранились святые храмы и обители, а значит, жива вера, жива связь времен. Храмы - духовные маяки в бурном море времени.

В храмах Божиих - вся летопись России. Почти ничего не осталось нам от прежней жизни, но сохранились святые храмы и обители, а значит, жива вера, жива связь времен. Храмы - духовные маяки в бурном море времени.

Обратимся к далеким временам и людям, о которых особенно и не вспоминает никто теперь. В наш век о них не принято упоминать ни в учебниках, ни в художественной литературе. И только церковь, вознося молитвы "о блаженных создателях святаго храма сего", благоговеет перед памятью тех, кому мы обязаны возможностью молиться здесь, - стрелецкому воинству, "государевым людям".

В XVI веке в Москве был создан Стрелецкий приказ - новый орган государственного управления России. Он выполнял военные и полицейские функции, являя собой прообраз современных Министерства обороны и Министерства внутренних дел одновременно. "Государевы люди" - стрельцы - защищали государство от внешних и внутренних врагов, охраняя правопорядок и борясь с преступностью. В допетровской Руси постоянное стрелецкое войско имело большое значение в общественно-политической жизни страны.

Стрелецкая служба была пожизненной и наследственной. Помимо гарнизонной, караульной и походной службы, стрельцы должны были отбывать разные казённые "посылки" (командировки). Понадобится послать из пограничного города лазутчика в степь, или конвоировать схваченную шайку, изловить отчаянного разбойника, или оберегать "государеву казну" на судах, плывущих по назначению, сопровождать посольство, тушить пожар - всё это поручалось стрельцам. Они во всём показывали примеры мужества и героизма, были людьми с высокой христианской моралью и прекрасными физическими данными.

И хотя тяжела была стрелецкая служба, охотников вступить в неё всегда было достаточно. Со стороны на службу брали с очень большим разбором и непременно за поручительством старых стрельцов. Стрелецкое сословие имело свой устав, отличное вооружение и обмундирование, а также различные льготы и привилегии. Помимо дворового места с огородом, стрельцы пользовались выгоном и пашней вне слободы. Они получали хлебное и денежное жалованье и сукно на кафтаны, освобождались от общепосадского тягла и имели право беспошлинно торговать на территории своей слободы предметами своего производства. Стрельцы пользовались также правом "курить" вино и варить пиво по большим праздникам, не платя в казну пошлин. Отставные по старости стрельцы продолжали жить в своих слободах и пользоваться всеми льготами; равным образом жёны и дети убитых или взятых в плен стрельцов имели право жить на дворах своих мужей и отцов.

Жили стрельцы особыми слободами в пограничных городах России. В Москве стрелецкие слободы по стратегическим соображениям были расположены вокруг Китай-города и Кремля, возле ворот Земляного вала (нынешнее Садовое кольцо), за Москвой-рекой. В каждой слободе была своя съезжая изба (штаб полка). Здесь хранились вся канцелярия, полковые знамена, трубы, барабаны, находилась небольшая тюрьма. Стрельцы распределялись по полкам, которые именовались по своим командирам. Стрелецкий голова, или полковник, назначался из дворян и был вместе со своим полком подчинён непосредственно особому Стрелецкому приказу, собиравшему на содержание стрелецкого войска со всего государства "стрелецкие деньги". В свободное от походов и караулов время стрельцы жили семьями, в своих слободах, занимаясь мирным трудом. Они были прекрасными строителями, каменщиками, оружейниками, торговцами, ремесленниками. Каждая слобода, как правило, строила и содержала на свои средства церковь, где хранились слободская казна, архив, другие наиболее ценные документы и имущество. Церковь была не только местом моления. В храмах, помимо крещения, венчания и отпевания, приводили к присяге, награждали. Здесь проходили сходы - собрания, на которых решались слободские дела. По праздникам около церкви после службы собирались на гулянья, неподалеку от церкви хоронили своих близких (это было запрещено в XVIII веке). Церковный колокол звонил не только во время богослужений. Он оповещал о пожарах и морах, о нашествии врагов, собирал на сход, встречал из военных походов, провожал в последний путь - участвовал в слободской жизни. Церкви ставились специально в честь тех святых, которые считались покровителями обитателей московских слобод.

В XVII веке за Петровскими воротами Белого города столицы часть Москвы от Страстного бульвара до насыпного земляного вала (теперь на этом месте Садовое кольцо), называлась Земляным городом. Здесь размещалась крупная стрелецкая слобода, в которой как одна семья проживали стрельцы, "государевы люди" - создатели храма во имя иконы Знамения Пресвятой Богородицы. Воинское служение считалось делом богоугодным. С самого возникновения русского воинства рядом с воином в походах всегда шёл священник, несший иконы Спасителя и Богородицы. Не однажды на поле сражений призывал боец Матерь Божию на помощь. Искал он глазами Её Святой лик и в последнее мгновение своей земной жизни. Помощью Божией и заступничеством Пресвятой Богородицы укрепляли свой воинский дух наши славные предки.

Стрельцы полковника Никифора Ивановича Колобова решили построить у себя в полку каменную церковь во имя чудотворной иконы Матери Божией "Знамение". Этот образ Пресвятой Богородицы исстари почитался у православного воинства за его особое покровительство в ратном деле, за его "пленение ратников и покорение супостатов". Изображение Божией Матери "Знамение" было принято на очень многих военных знаменах и иконах, которые несли в сражениях впереди войск.

Знамение как знак того, что с нами Бог, изображается на иконе Божией Матери с воздетыми к небу руками и с Божественным Младенцем на Её лоне. Эта икона одна из самых древних в Церкви, её изображение было найдено ещё в катакомбах первых веков христианства. Икону "Знамение" называют "Оранта", то есть "Молящаяся". Она соединяет землю с небом, с духовным миром и по-иному называется "Нерушимой стеной", защищающей от врагов видимых и невидимых. На Руси эта икона впервые была обретена в XII веке, когда между русскими князьями шли жестокие междоусобные войны.

В 1170 году, когда Новгороду угрожало разорение и разграбление со стороны суздальцев, осаждённые жители молились в храмах Новгородского Кремля. Святому архиепископу Иоанну было откровение, чтобы он взял икону Божией Матери "Знамение", обнес её крестным ходом вокруг города и поставил на городскую стену. И когда суздальцы устремились на город и пустили град стрел в защитников города, одна из этих стрел попала в пречистый лик Божией Матери. Она повернулась Своим ликом к защитникам города, и из Её очей потекли слезы. "То не слёзы Божией Матери, то - знамение Её милости к нам", - сказал святой владыка Иоанн. И внезапно, как повествует летопись, страх охватил атакующих, они в смятении бежали, терпя урон и поражение.

Новгородцы же, находившиеся в меньшинстве и измученные осадой, победили: В память об этом чуде уже сотни лет 10 декабря (по новому стилю) отмечают праздник "Знамение Пресвятой Богородицы, бывшее в Великом Новгороде", и молятся к Матери Божией, чтобы Она не оставляла всех, праведных и грешных, своим Заступничеством.

1 июня 1679 года, при государе Феодоре Алексеевиче и патриархе Иоакиме, был заложен каменный храм. По старинному обычаю один из приделов храма назвали Климентовским - в память сгоревшей неподалёку три года назад деревянной церкви священномученика Климента Римского. Она стояла невдалеке, на берегу речки Неглинки, на месте нынешней Трубной площади. Опустошительные пожары неоднократно обрушивались на Москву, чем наносили непоправимый ущерб деревянной столице. Но на месте сгоравших дотла строений скоро отстраивали новые. Три года собирали стрельцы полковника Колобова силы и средства, чтобы начать строительство обители Пресвятой Богородицы, и за год полковую церковь воздвигли. В ней воплотилась вся красота величественных форм русского узорочья: уникальное даже для Москвы многоглавие в одиннадцать куполов, узорная шатровая колокольня, кованые кресты, кокошники, наличники, резные порталы. Участие в становлении храма принимал сам государь. Именно к нему обратились за помощью стрельцы, построившие храм своим "иждивением". Вот подлинные строки "челобитной" грамоты:

"Царю государю и великому князю Федору Алексеевичу всея Великия и Малая и Белая России самодержцу бьют челом холопы твои стольника и полковника Никифора Ивановича Колобова пятидесятники и десятники и рядовые всего приказу стрельцы. Твоим великого государя жалованием, а нашим холопей твоих обещанием построена у нас церковь каменная во имя Знамения Пресвятой Богородицы да в приделе священномученика Климента папы Римского, а Божия милосердия образов построить нам холопем твоим нечем (...)".

Через пятнадцать дней после подачи прошения по приказу царя Фёдора Алексеевича из казны Оружейной палаты в Знаменскую церковь были переданы 41 святая икона праотцев, пророков и апостолов, а также южная дверь иконостаса. Позднее главный купол храма был увенчан крестом с короной, что свидетельствует о присутствии царственных особ за Божественной литургией в храме и их особого благорасположения к этой святыне. Стрелецкая слобода насчитывала более 1000 дворов, церковь была переполнена молящимися, и постепенно внутреннее благолепие храма стало соответствовать красоте архитектурного ансамбля. Своды и стены украшала богатая роспись, и весь храм внутри сиял, переливаясь и искрясь. Воздух светился в нем, подчеркивая правильные линии арок и резные детали иконостасов. Медные, серебряные и золоченые ризы украшали старинные иконы. Это был дом Царицы Небесной, где небо соединилось с землей!

Церковь, посвященная образу Матери Божией "Знамение", украсила собой не только деревянную стрелецкую слободу, но и древнюю столицу. В честь храма даже переулки, окружающие его, стали именоваться Знаменскими.

После подавления стрелецкого восстания и уничтожения самого сословия по указу Петра I стрелецкие полки были расформированы. Но храм Знамения Пресвятой Богородицы продолжал жить и служить "людям государевым". На месте стрелецкой слободы позднее размещались Петровские казармы, а еще позже обосновалась Московская жандармерия. Здесь же после революции обосновалось и Центральное Управление Московской милиции.

Полковой храм стал духовной осью, объединяющей место - стрелецкую слободу и стрельцов - "государевых людей", живущих здесь единой верой и общими интересами. В 1754 году был устроен ещё один придел во имя Всех Святых. Каждый православный обрел здесь небесное ходатайство и покровительство своего святого. Во время страшного пожара 1812 года храм пострадал меньше, чем другие московские святыни: сгорела только крыша, были повреждены двери и окна. По желанию прихожан в 1819 году Климентовский придел храма был переосвящён во имя преподобного Сергия Радонежского - игумена Земли Русской.

На протяжении трех столетий храм почти не изменил свой облик. Даже во времена государыни Екатерины, увлекавшейся западными эталонами красоты, русская архитектура Знаменской церкви осталась нетронутой. Прежним осталось и предназначение храма - служить людям воинским, "государевым". Именно потому, что здесь, на этом месте, и сейчас находится знаменитая Петровка, 38 - Главное управление внутренних дел города Москвы. И сегодня местность эта, пересеченная Колобовскими переулками, названными в честь стрелецкого полковника Никифора Колобова, богата учреждениями правоохранительных органов. Как и три века назад, здесь служит много "государевых" (читай: государственных) людей.

В годы гонений Знаменский храм разделил судьбу всей Русской Православной Церкви. Вера и христианские традиции искоренялись, многие храмы были взорваны и уничтожены. Но храм Знамения Пресвятой Богородицы за Петровскими воротами чудом сохранился. Земельные владения, на которых находились богадельня, дом притча и несколько доходных домов, были национализированы. Богоборческая власть изъяла всё церковное имущество: редкие богослужебные книги XVII - XVIII веков, старинную церковную утварь, богослужебные сосуды, бесценные иконы с частицами мощей и другие святыни. 16 января 1932 года постановлением Президиума Мособлисполкома храм Знамения Пресвятой Богородицы был закрыт "в связи с острой необходимостью в помещении" под архив Управления Московской милиции. Следует отметить, что использование здания храма Московской милицией не нарушило внутреннее пространство и сохранило в целостности его уникальный внешний вид.

В 1950-х годах здание храма было передано Институту химической физики Академии наук СССР. Здесь, в закрытых цехах и лабораториях, трудились десятки научных сотрудников, изготовляя и испытывая силикатный кирпич, кирпич будущего. Вся эта деятельность привела к тому, что церковная колокольня наклонилась и оказалась в аварийном состоянии, а на фасадах появились множественные трещины. В 60-х годах снаружи храм частично отреставрировали, но внутри он был капитально перестроен. Разделенный железобетонными перекрытиями на три этажа и под самый купол заполненный сплетениями проводов, силовых кабелей, трансформаторами, испытательными стендами, аппаратурой химического анализа, храм полностью утратил внутренний интерьер. Многотонные токарные и фрезерные станки, прессы заняли придел Преподобного Сергия Радонежского, муфельные печи - придел Всех Святых. В Знаменском приделе находились испытательные лаборатории, здесь же хранились огромные емкости с химическими реактивами и растворами. Алтари были отведены под кабинеты руководства и туалет.

В 1991 году была предпринята попытка передать Знаменскую церковь Русской Православной Церкви. Однако этот процесс затянулся на три долгих года. 4 декабря 1994 года, в день Введения во храм Пресвятой Богородицы, клирику храма Вознесения Господня у Никитских ворот ("Большое Вознесение") священнику Александру Трепыхалину был вручен Указ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия на настоятельство "вновь открываемого храма Знамения иконы Божией Матери за Петровскими воротами г. Москвы с поручением ему попечения о скорейшем возвращении Церкви ранее принадлежавшего ей храма и возобновления в нем богослужений". Открылась новая страница в истории Знаменской церкви, началось ее "восстание из небытия".

Знакомство с соседями с Петровки, 38 состоялось быстро и переросло в добрые отношения. Взаимопонимание установилось сразу же, как только стало известно, что дед назначенного в храм настоятеля был городовым и до революции стоял на Боровицких воротах Кремля. Он был человеком образованным и религиозным, и привил любовь к Родине и Богу своим пятерым детям, младшей из которых была будущая мама священника. Генетическая связь с правоохранительными органами дала возможность священнику Александру не только лучше понять специфику милицейской службы, но и помогать воцерковляться сотрудникам и членам их семей.

Православный дух никогда не покидал тех, кто служил на Петровке. Сотрудники милиции и раньше с большим интересом посматривали в сторону здания храма, на его купола и кресты. Некоторые даже безуспешно пытались заглянуть внутрь. Поэтому московская милиция сама с воодушевлением принялась помогать своему древнему соседу вернуться к жизни.

В новейшей летописи церковной жизни зафиксировано много чудесных совпадений. Например, 8 декабря 1995 года, в день памяти священномученика Климента, чей придел был первым в храме, началось массовое отселение институтских сотрудников и вывоз их оборудования. Хотя буквально накануне у арендаторов для этого не было ни сил, ни средств, ни площадей. В процессе освобождения храма участвовали и церковная община, и сотрудники милиции. Но они при всем желании никак не могли повлиять на скорость процесса. Тем не менее, последний сотрудник института - вахтер - покинул здание храма 18 июля 1996 года, в день преподобного Сергия Радонежского, которому посвящен бывший Климентовский придел.

С этого момента начали разбирать институтские стены и межэтажные перекрытия, демонтировать металлические конструкции и оставшееся оборудование, вывозить мусор и т.д. ГУВД взяло на себя организацию практически всей помощи храму: от предоставления рабочей силы и транспорта и участия в оформлении многочисленной документации до поиска спонсоров для проведения дорогостоящих технических и строительных работ.

Много находок и открытий было сделано в это время. Самый яркий пример - осколки мраморной плиты в память сотрудников жандармерии, погибших в 1905 - 1906 годах. Теперь их имена занесены в синодик храма и поминаются за каждой Божественной литургией. А нынешнее руководство милиции занесло их имена на Доску памяти, у которой проходят панихиды о погибших сотрудниках.

Одна из находок - доска в "печуре" Знаменского алтаря. Она выстругана только с помощью топора и заложена в алтарную стену в самом начале строительства. Пока до этой доски можно дотронуться и зримо ощутить связь времен.

Настоящим открытием стало обнаружение уникальной живописи на стенах храма. Это случилось при разборке межэтажных перекрытий, и росписи возникли неожиданно, сразу в нескольких местах, как будто самостоятельно.

Через год межэтажные перекрытия и стены были разобраны, и храм предстал в прежнем внутреннем объеме. Несмотря на крайне плачевное состояние, этот вид радовал всех. Теперь возможность возрождения церкви казалась как никогда реальной. Ко дню Знамения Пресвятой Богородицы был отремонтирован придел Всех Святых, где 10 декабря 1997 года состоялась первая Божественная литургия. К освящению была отреставрирована икона Божией Матери "Знамение", подарена огромная икона Всех Святых и написана икона святых благоверных князей Петра и Февронии, покровителей семьи. Позже появились и другие иконы, старинные и современные.

Начались регулярные богослужения, храм ожил и стал наполняться молящимися. И несмотря на то, что Знаменская церковь была передана Русской Православной Церкви одной из последних, что центр столицы стал почти нежилым и на незначительном расстоянии друг от друга расположено пять уже действующих храмов и три монастыря, появились свои прихожане и сформировалась небольшая, но дружная церковная община. Какой нечаянной радостью для нее явилось посещение храма Святейшим Патриархом Алексием в Великую Субботу 2001 года! Это историческое событие - первое после долгих лет забвения - навсегда вошло в летопись храма.

Хоть в малой степени, но пополняется нравственный запас, доставшийся нашим современникам от славных строителей святой Руси. В опыте наших предков - стрельцов, создавших храм Знамения Пресвятой Богородицы и искавших у Нее помощи и заступничества, - есть благословение и нам, их далеким потомкам: хранить святые храмы и беречь драгоценное сокровище - веру православную, передавая ее своим детям и внукам, - как единственную и самую крепкую связь времен.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий