Налоговая система РФ (стр. 30 из 35)

К наиболее существенным реформам, затрагивающим распределе­ ние налоговых поступлений по группам и отдельным видам налогов, следует отнести введение в подавляющем большинстве стран Запад­ной Европы налога на добавленную стоимость. В этих странах унифи­цированный по принципам организации, методам взимания и контро­ля налог на добавленную стоимость заменил прежде существовавшие налоги с оборота, многочисленные налоги с продаж, а также отдель­ные виды индивидуальных акцизов. Во второй половине 60–х гг. этот налог был введен в Дании, Франции, ФРГ, Нидерландах и Швеции. В 70–е гг. он получил распространение в Люксембурге, Бельгии, Нор­вегии, Ирландии, в Соединенном Королевстве Великобритании и Се­верной Ирландии и в Италии. В 80–е гг. к вышеперечисленным стра­нам присоединились Испания, Португалия, Греция, Турция, Ислан­дия. К странам, не использующим налог на добавленную стоимость, относятся США и Швейцарская Конфедерация. В Японии, Канаде, Новой Зеландии этот налог существенно отличается от налога на до­бавленную стоимость, применяемого в странах Европейского сообще­ства.

Особую группу налоговых реформ составляют реформы, направ­ленные на изменение систем подачи и обработки сведений налогово­го характера. К таким реформам относятся: унификация бланков на­логовой отчетности, предназначенных для механизированной и элек­тронной обработки; подача сведений на электронных носителях ин­формации; разработка единых стандартов бухгалтерского учета для юридических лиц и заполнения отчетных документов; создание еди­ных систем учета налогоплательщиков; унификация методов контро­ля за исполнением налоговых обязательств. Изменения этого типа производились во всех без исключения странах. Они либо имели ха­рактер самостоятельных мероприятий, либо объединялись с другими изменениями налогового законодательства. Организационно–техноло­гические реформы в сфере налогообложения в странах Западной Ев­ропы были связаны с введением налога на добавленную стоимость.

Реформы и изменения в сфере налогообложения стран ОЭСР, наря­ду с целым рядом других экономических факторов, обусловили следую­щие основные общие тенденции в структурах налоговых поступлений:

до середины 70–х гг. в большинстве развитых стран отмечался стабильный рост доли налогов на доходы и взносов в фонды социаль­ного назначения. Со второй половины 70–х гг. до настоящего времени продолжается тенденция к снижению поступлений по этой группе на­логов. Одновременно усиливается проявление тенденций к росту по­ступлений по налогам на потребление, главным образом, за счет роста поступлений по налогу на добавленную стоимость;

доля поступлений по индивидуальным акцизам постепенно снижается во всех странах;

к середине 70–х гг. практически стабилизировалась доля поступле­ний по налогам на доходы юридических лиц, причем в 80–е и 90–е гг. в подавляющем большинстве стран отмечается снижение доли поступ­лений по этим налогам в общей структуре налоговых поступлений;

структура налоговых поступлений по звеньям налоговых сис­тем в XX в. имела две разнонаправленные тенденции. До 60–х гг. прак­тически во всех развитых странах происходило возрастание доли на­логов, взимаемых на уровне центрального правительства (поступле­ний в бюджеты федераций, конфедераций, центральные или общего­сударственные бюджеты). С 60–х гг. доля налоговых поступлений в бюджеты регионов (штатов, земель, провинций, областей), а также ор­ганов местной власти и местного самоуправления начинает расти опе­режающими темпами;

для подавляющего большинства развитых стран во второй по­ловине XX в. характерно снижение доли поступлений по налогам на имущество в общей структуре налоговых поступлений;

на рубеже 70–х и 80–х гг. сначала в США и Соединенном Коро­левстве Великобритании и Северной Ирландии, а затем и во многих других развитых странах была остановлена тенденция к росту доли налоговых и пара фискальных изъятий в валовом внутреннем продук­те и национальном доходе, прежде характерная для всех стран. Эти изменения были связаны с действиями администрации Р. Рейгана и правительства М. Тэтчер по коренному реформированию националь­ных налоговых систем;

возникновение такого феномена, как наднациональный уровень налогообложения, что обусловлено развитием взаимоотношений стран – членов Европейского сообщества.

Раздел 3. Сравнительная характеристика налоговой системы России и зарубежных стран

Научно доказано, что при увеличении налоговой нагрузки на налогоплательщика (рост количества налогов и увеличение ставок налогов, отмена льгот и преференций) эффективность налоговой системы сначала повышается и достигает своего максимума, но затем начинает резко снижаться. При этом потери бюджетной системы становятся невосполнимыми, так как определенная часть налогоплательщиков или разоряется, или сворачивает производство, другая часть находит как законные, так и незаконные пути минимизации установленных подлежащих к уплате налогов. При снижении налогового бремени в дальнейшем для восстановления нарушенного производства потребуются годы.

Кроме того, тот налогоплательщик, который нашел реальные пути ухода от налогообложения, даже при возврате к «старому» уровню налогового изъятия, уже не будет платить налогов в полном объеме. В этой связи проблема оптимальной налоговой нагрузки налогоплательщика играет особую роль в построении и совершенствовании налоговой системы любого государства – с развитой экономикой, так и находящегося в переходном периоде.

Зависимость между усилением налогового гнета и суммой тающих в государственную казну налогов еще в начале I–ой половины XX века вывел профессор А. Лаффер, построивший свою знаменитую «кривую Лаффера ». Согласно теории А. Лаффера, увеличение налоговых ставок только до определенного предела способствует росту налоговых поступлений, при его достижении поступление налогов начинает постепенно замедляться, а затем при превышении этого предела произойдёт снижение доходов бюджета, или их падение. Необоснованное увеличение налогового бремени, согласно А. Лафферу, является первопричиной развития теневого сектора экономики. Именно А. Лаффер обосновал, что только снижение налоговой нагрузки стимулиру­ет предпринимательскую деятельность, развивает инициативу и предприимчивость . Рост доходов в бюджет в этом случае осуществляется не за счет нагнетания налогового бремени на товаропроизводителей, а за счет увеличения производства и расширения на этой основе налогооблагаемой базы . Вместе с тем, «кривая А. Лаффера » лишь показывает указанную зави­симость, но не дает четкого представления о предельно допу­стимой величине налоговых изъятий в бюджет страны. Эта величина не может быть постоянной и достаточно точной, в немаловажной степени ее уровень зависит от финансового состояния налогоплательщиков в конкретной стране, от со­стояния экономики этой страны в целом.

Многовековая практика построения налоговых систем в странах с развитой рыночной экономикой выработала опре­деленные показатели, за пределами которых невозможна эф­фективная предпринимательская деятельность. Мировой опыт налогообложения показывает, что изъятие у налогоплатель­щика до 30–40 % дохода – та черта, за пределами которой начинается процесс сокращения сбережений и тем самым ин­вестиций в экономику. Если же ставки налогов и их число достигают такого уровня, что у налогоплательщика изымает­ся более 40–50 % его доходов, то это полностью ликвидирует стимулы к предпринимательской инициативе и расширению производства.

Иными словами, эффективная налоговая система должна обеспечивать разумные потребности государства, изымая у налогоплательщика не более 30 % его дохо­дов. Конечно, из этого правила есть исключения, которые только лишь подтверждают правильность установленного пра­вила. Налоговая система отдельных стран, в частности Шве­ции, построена таким образом, что налогоплательщик отдает в государственную казну 50 % и более своего дохода, и это не подавляет его стимулы к развитию производства. Парадокса в этом нет, поскольку в этих странах государство за счет нало­гов решает многие задачи экономического и социального характера, которые в большинстве других стран налогоплатель­щик вынужден решать за счет своих доходов, оставшихся у него после уплаты всех причитающихся налогов. Так что ба­ланс интересов в данном случае все же сохраняется.

При этом необходимо также иметь в виду, что показа­тель налогового изъятия , определяемый в целом по нало­говой системе, страдает весьма серьезным недостатком, зак­лючающемся в том, что он определяет уровень налогового гнета среднего статистического налогоплательщика , не учитывая индивидуальных особенностей конкретного нало­гоплательщика. Но вместе с тем, этот показатель необходим, так как налоги устанавливает государство и оно должно учи­тывать этот средний показатель.

Действительно, в любом государстве функционируют де­сятки тысяч предприятий, различающихся между собой не толь­ко по видам деятельности, но и по ряду других признаков, которые неизбежно будут влиять на формирование их налогооблагаемой базы и, соответственно, на размер уплачиваемых налогов. Это и структура их издержек производства и обраще­ния, связанных с получением дохода, и скорость оборота капи­тала, и различная фондоёмкость и наукоёмкость производства, и уровень их доходности и многое другое. Учитывать все это при формировании налоговой системы необходимо, но крайне сложно. Вот здесь–то и должен использоваться показатель отношения суммы уплачиваемых в стране налогов к валовому внутреннему продукту .

Без него невозможно определить ту черту, за пределы которой государство, уточняя ли перечень налогов, изменяя ли налоговые ставки и отменяя налоговые льготы, не имеет право переступать. При этом оно должно постоянно корректировать этот показатель, приближая его к конкретному налогоплательщику.