регистрация / вход

Интеллектуальная собственность и возможности финансирования российской промышленности

Проблема использования результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, финансируемых из государственного бюджета имеет первостепенное значение для обеспечения экономического развития России.

И.В. Биткова, Г.В. Бромберг

Проблема использования результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, финансируемых из государственного бюджета имеет первостепенное значение для обеспечения экономического развития России, повышения конкурентоспособности российской промышленности и для привлечения дополнительных средств в бюджет за счет вовлечения в хозяйственный оборот интеллектуальной собственности [1].

Права в сфере так называемых гражданских технологий регулируются Постановлением Правительства РФ № 982 от 02.09.99 «Об использовании результатов научно-технической деятельности». Согласно последнему принятому документу, все права на результаты научно-технической деятельности, ранее полученные за счет средств государственных бюджетов всех уровней, подлежат закреплению за Российской Федерацией, если они не включены в состав приватизированного имущества, если эти результаты не являются объектами исключительных прав физических или юридических лиц и на них не поданы в установленном порядке заявки на получение исключительных прав. Распоряжение от имени Российской Федерации правами на указанные результаты осуществляют федеральные органы исполнительной власти, к сфере деятельности которых относятся эти результаты. В частности, в Постановлении упомянуты Министерство науки и технологий РФ, Министерство обороны РФ, Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Министерство экономики РФ. Результаты работ по государственным контрактам принадлежат государству, от имени которого выступают государственные заказчики.

Однако авторы [1] резонно отмечают, что этот кажущийся справедливым подход в отношении интересов государства в сфере науки и технологий в конкретных российских условиях экономического и научно-технического развития может негативно влиять на процесс использования созданных научно-технических достижений.

Академик М.В. Алфимов – председатель Российского фонда фундаментальных исследований отмечает [2]: «Может показаться, что... решения об изменении схемы управления наукой, принимаемые в разных странах, отражают лишь игры бюрократов. Но это далеко не так».

В данной ситуации мы сочли необходимым обратиться к опыту патентной практики США. В США сложилась система разделения усилий по получению и использованию новых знаний между государством, крупными промышленными компаниями и малыми инновационными фирмами частного сектора, высшими учебными заведениями (университетами) и бесприбыльными организациями. Одним из ее центральных элементов является механизм обеспечения производства новыми перспективными идеями и технологиями, которые возникают в процессе выполнения финансируемых из госбюджета научных исследований и разработок.

В США до 1980 г. результаты НИОКР, финансируемых из госбюджета, являлись федеральной собственностью. Это не создавало у разработчиков особой заинтересованности в коммерческом применении полученных знаний. Ухудшение торгового баланса страны и обострение конкуренции на мировом рынке заставило конгресс пойти на изменение действующего законодательства и принять ряд новых федеральных законов .

В 1980 г. был принят закон (Bayh-Dole, Act), который предоставил университетам, бесприбыльным организациям и фирмам малого бизнеса право передавать лицензии на коммерческое использование промышленным компаниям тех изобретений, что сделаны в ходе исследований при финансовой поддержке правительства.

Практически одновременно был принят закон (Stevenson-Wydler, Act), направленный на активизацию участия федеральных лабораторий в процессах научно-технической кооперации с промышленностью, главным образом за счет распространения информации о полученных в них научных результатах.

Закон 1982 г. об инновационных исследованиях (Small Business Innovation Research, Act) создал специальную программу, обеспечивающую выделение всеми федеральными ведомствами с годовым бюджетом на НИОКР свыше 100 млн долларов не менее 1.25% этого бюджета на проведение исследований и разработок силами малого бизнеса. Устанавливалась только обязательная нижняя граница ассигнований, верхняя не регламентировалась. За восемь лет (1983–1990 г.) в программу включились 11 федеральных министерств и ведомств, которые рассмотрели почти 100 тыс. заявок от небольших наукоемких фирм и приняли к финансированию около 15 тыс. проектов.

Закон 1984 г. о кооперативных исследованиях (Cooperative Research, Act) вывел за рамки действия антитрестовского законодательства создание на доконкурентных стадиях НИОКР научно-исследовательских консорциумов с участием промышленных компаний и университетов.

В конце 1980-х гг. вступили в силу два нормативных акта – о передаче технологий (Federal Teсhnology Transfer Act, 1986 г.) и национальной конкурентоспособности (National Competitiveness Act, 1989 г.). Они обеспечили промышленным компаниям правовые гарантии на использование интеллектуальной собственности, возникающей в результате соглашений о кооперативных исследованиях с федеральными лабораториями, и дали последним право на роялти от практического применения их изобретений, созданных в рамках подобных соглашений.

В соответствии с законом 1986 г. образован Консорциум федеральных научных лабораторий для оказания помощи компаниям, особенно малым фирмам, в установлении контактов с компетентными федеральными научными подразделениями.

В Патентный закон США были введены дополнения к гл. 18, касающейся прав на использование изобретений, созданных при содействии государства. В качестве политики и целей государства в ней сформулированы, в частности, следующие дополнения: поощрение максимального участия малых предприятий в научно-технической деятельности, финансируемой государством, и обеспечение производителями такого объема прав на изобретение, созданное при поддержке государства, который достаточен для удовлетворения его нужд и для принятия мер против использования или ненадлежащего использования изобретений.

В начале 1990-х гг. сформирована Национальная сеть передачи технологий, в задачи которой входит обеспечение доступа промышленных фирм к федеральным научно-техническим и технологическим ресурсам.

Таким образом, существующая уже в течение 20 лет развитая инфраструктура передачи технологий из государственного сектора в промышленность способствует увеличению количества поданных заявок на изобретения с участием федеральных лабораторий, росту количества выданных на них патентов и повышению расходов частного сектора на поддержку научных исследований в университетах [3]. В США некоторые корпорации вкладывают в исследования суммы, сопоставимые с общегосударственными: GENERAL MOTORS тратит по 10 млрд долларов в год, FORD – 7 млрд, IBM – 4 млрд.

Необходимо отметить, что резкий рост операций с интеллектуальной собственностью в США стал возможен только после того, как работникам университетов разрешили патентовать в частном порядке даже те изобретения, которые профинансированы за счет государственных грантов. Не секрет, что фундаментальная наука имеет колоссальное количество прикладных выходов. Штаты позволили бизнесу этими последствиями пользоваться. С конца 1960-х гг. и до 1986 г. в США наблюдался спад числа выдаваемых патентов [3], но затем обозначился их рост, что связано с упомянутым изменением возможностей для негосударственных структур в патентовании изобретений.

С учетом этих обстоятельств авторы [1] утверждают (и с этим нельзя не согласиться), что предложенное в последних постановлениях Правительства РФ закрепление всех прав по владению, распоряжению и использованию создаваемой научно-технической продукции за государственным заказчиком не позволяет успешно решать задачи государственного управления. Предлагаемая схема по существу означает введение существовавшей ранее практики административного изъятия у научно-технических организаций результатов проводимых ими работ. Хотя многолетний опыт внедрения изобретений и новой техники периода административно-командных методов хозяйствования, когда все новшества принадлежали государству, показал свою крайне низкую эффективность.

С учетом всего вышеизложенного наиболее целесообразным авторам [1] представляется следующий порядок закрепления прав за участниками процесса создания и использования результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета.

В отношении результатов научно-технической деятельности, созданных по государственному заказу, государственному контракту, по государственным и межгосударственным научно-техническим программам и проектам, в которых государством предусмотрено получение готового товарного продукта, необходимо закрепить все права на результаты научно-технической деятельности за государством.

Для результатов научно-технической деятельности, созданных на средства федерального бюджета по договорам или заказам, когда производство товарной продукции государством не планируется и не предполагается, права на созданный при выполнении работ по госконтракту интеллектуальный продукт предлагается закрепить за организацией -исполнителем.

При частичном государственном финансировании работ, права на результаты научно-технической деятельности, включая объекты интеллектуальной собственности, созданные по государственному заказу, государственному контракту, по государственным и межгосударственным научно-техническим программам и проектам, принадлежат совместно государству и сторонним участникам финансирования, а их обязанности по отношению к организации-разработчику и авторам разработок определяются по договоренности между ними, с учетом долей финансирования.

При частичном государственном финансировании работ, созданных по иным договорам, права на результаты научно-технической деятельности, включая объекты интеллектуальной собственности, принадлежат совместно организации-разработчику и сторонним участникам финансирования, а их обязанности по отношению к государству и авторам разработок определяются по договоренности между ними, с учетом долей финансирования.

Полагаем целесообразным в некотором роде попытаться спрогнозировать некоторые последствия реализации предложенных выше мер.

Очевидно, что даже при искреннем желании заказчика отстоять передачу государству всех прав на будущие результаты предполагаемой разработки он может не избежать ошибки в определении перспектив этих результатов.

Так, в 1938 г. некто Честер Карлсон выдвинул принципиальную идею ксерокопирования. После многочисленных бесплодных попыток заинтересовать промышленные фирмы, которые могли бы оказать ему помощь в разработке промышленно применимой копировальной системы, в 1946 г. он запатентовал два ключевых изобретения, положившие начало коммерческому успеху ксерокопии. Только после этого к разработке подключилась компания Haloid, переименованная позднее в Xerox, и в 1959 г. был создан Xerox–914 – родоначальник знаменитого семейства копировальных аппаратов. Портфель компании к этому времени включал 300 патентов.

Этот пример свидетельствует о том, что на ранней стадии разработки, даже при наличии уже готового базового технического решения, велика вероятность ошибочного вывода о перспективах его введения в хозяйственный оборот, тем более о возможности использования еще не созданного объекта интеллектуальной собственности в виде готовой продукции или технологии. Особенно велика вероятность такой ошибки в отношении пионерного изобретения, потенциал которого реализуется значительно позже даты создания или установления его приоритета изобретателя. Ф.М. Шерер и Д. Росс называют это перспективой умеренной технологической неопределенности [4]. Причем ошибка может быть совершена как в сторону занижения, так и в сторону завышения перспективности изобретения. И то, и другое, вообще говоря, чревато как техническим, так и коммерческим проигрышем.

Рискованность оценки проектов НИОКР была проанализирована в ряде исследований известнейшего авторитета в области экономики инноваций Эдвина Мэнсфилда, о чем сообщают авторы [4]. В одном из таких исследований обнаружилось, что средняя доля достижений технических целей проекта составляла 70% для семи химических лабораторий, 32% – для пяти фармацевтических компаний, 73% – для трех электротехнических компаний и 50% – для лабораторий четырех нефтяных компаний. Считая эти показатели довольно высокими, Мэнсфилд тем не менее указывает, что вероятность технического провала не является единственным риском, который несут промышленные НИОКР. Он выделяет три различных вида вероятности успеха:

1) вероятность того, что техническая цель будет достигнута;

2) вероятность того, что при условии технического успеха окончательный продукт или процесс будет коммерциализирован;

3) при данном уровне коммерциализации вероятность того, что проект даст отдачу на инвестиции, по крайней мере такую же, как и альтернативные издержки использования капитала фирмы.

Совокупный результат успешной реализации проектов для фирм, охваченных исследованием Мэнсфилда, составил 27%. То есть в 73% можно предполагать ошибочную оценку перспектив доведения проекта до получения товарного продукта.

Второе обстоятельство, которое, на наш взгляд, нельзя не учитывать при нынешних трудностях с финансированием научно-технических разработок из бюджетов разных уровней – насколько реально государство сможет обеспечить до конца (т.е. до получения товарной продукции или до использования технологии) намеченное при заключении госконтракта инвестирование проекта.

Основными источниками инвестиционных затрат в настоящее время являются собственные средства предприятий – 87%. Доля финансирования из федерального бюджета, бюджетов субъектов федераций и местных бюджетов составляет в сумме всего около 4.2%, средства иностранных источников – около 5%, средства внебюджетных фондов – 3.8%. Ряд руководителей крупнейших отечественных научных организаций [5], прямо указывают на практическое отсутствие госзаказов.

И с этим положением необходимо считаться. Надо признать, что в настоящее время государство не располагает достаточными ресурсами для введения в хозяйственный оборот созданной на его средства интеллектуальной продукции, а следовательно, необходимы другие пути решения этой проблемы, нежели прямое закрепление прав за государством .

Наконец, вызывает сомнение повышение изобретательской активности ученых, конструкторов, технологов перед перспективой замены реальных исключительных прав патентообладателя на неочевидное поощрительное вознаграждение и получение доли дохода от последующей коммерческой реализации интеллектуального продукта. Невероятно, что государственный заказчик, в условиях вечной нехватки средств, в течение всего времени использования прав без напоминаний и решений суда станет отчислять финансовые суммы другим участникам инновационного процесса. Такое положение вещей будет побуждать организацию-исполнителя скрывать от госзаказчика факт наличия в разработках перспективных патентоспособных решений.

Кроме того, представляется интересным развитие ситуации в случае принятия решения заказчиком о прекращении выпуска продукции (рассматривается вариант, когда заказчик является владельцем всех прав на результаты научно-технической деятельности). Для прекращения или приостановления производства может быть ряд причин: ухудшение финансового положения, насыщение рынка продукцией данного вида, увеличение себестоимости изготовления продукции и т.д. В вышеперечисленных обстоятельствах заказчику будет проще отказаться от принадлежащих ему прав или просто забыть об их наличии. Необходимо отметить, что у государственного заказчика, как у любого наемного работника, отсутствует реальная заинтересованность в передаче своих прав другим лицам, способным осуществить коммерческую реализацию разработок. При этом организация-исполнитель и авторы интеллектуального продукта теряют возможности на получение вознаграждений и доходов от производства, а охраняемые (охраноспособные) объекты могут стать всеобщим достоянием или вообще оказаться утерянными.

В этой связи представляется принципиально важным обратить внимание на четкую корреляцию между тем, сколько экономика инвестирует в НИОКР, и тем, как она развивается. Определяя вклад технического прогресса в рост ВВП той или иной страны, современные экономисты отводят этому фактору долю в 70–80%.Принимая эту оценку как аксиому, можно утверждать, что российская экономика не сможет добиться высоких темпов роста в течение длительного времени при сегодняшнем уровне вложений в науку. Российская экономика сегодня вкладывает в науку не более 1% своего крошечного ВВП, в то время как Евросоюз советует всем своим членам подтянуть уровень вложений в науку до 2.5%. США с их колоссальным ВВП действительно могут позволить себе, постоянно инвестируя в НИОКР 2.7–2.8%, чувствовать себя спокойно на рынке высоких технологий. Странам же с меньшим ВВП в этом смысле прописано тратить на науку более высокий процент, поскольку цены НИОКР в мире медленно, но верно унифицируются. Япония, например, сознательно инвестирует больше, поскольку собирается соревноваться с США в экспорте интеллектуальной продукции (Япония – единственная, кроме Штатов, страна с устойчиво положительным торговым сальдо по операциям с интеллектуальной собственностью).

Для этих стран интеллектуальный продукт является абсолютно ликвидным товаром. США ежегодно продают прав на интеллектуальную собственность более чем на 30 млрд долларов, а положительное сальдо Штатов по операциям с интеллектуальной собственностью составляет порядка 20 с лишним млрд долларов. В 1998 г. федеральные бюджетные ассигнования на НИОКР превысили 75 млн долларов.

Небезызвестно, что инвестиции в НТП в целом повышают эффективность хозяйства. В этом можно убедиться на сопоставлении темпов послевоенного развития стран Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. В Латинской Америке затраты на науку составляли не более 1%. Результатом явилась стагнация хозяйства. В то же время благодаря государственной политике стимулирования расходов на НИОКР некоторые страны Юго-Восточной Азии получили возможность направлять до 2.7% ВВП в науку, в какой-то момент обогнав по этому показателю и США, и Германию. В результате Малайзия стала абсолютно конкурентоспособным игроком на рынке микропроцессоров, Сингапур – на рынке программного обеспечения и в биотехнологии, Тайвань – в производстве персональных компьютеров, Корея – в бытовой электронике [6].

М.В. Алфимов отмечает (см. [2]), что «внимательный анализ высказываний первых лиц РФ в отношении науки и действия правительства РФ, направленные на лишение сферы научной деятельности налоговых и иных льгот, в последние недели дают довольно ясное понимание того, какое место отводится науке России в ближайшее время – наука должна быть жестко включена в инновационный цикл (в лучшем случае) или просто в цикл производства нужных государству товаров и услуг. То есть государство рассматривает науку как ресурс, способный помочь решать краткосрочные задачи». И далее: «...узкая трактовка понятия инновация в интересах лишь одного ведомства, которое ответственно в первую очередь за производство товаров и услуг, может привести к стратегическим потерям в недалеком будущем». Напротив, в Японии «...научные исследования, находящиеся в сфере управления государства, ориентированы на реализацию стратегических целей страны. Краткосрочные научно-технические задачи вполне успешно решают фирмы».

Следует отметить, что образование и наука – затратные статьи бюджета. Содержание научных центров сродни благотворительности. Однако вложения в науку вовсе не являются непременной обязанностью государства. В странах «семерки» участие государства в инвестировании НТП неуклонно снижается, поскольку частный сектор считает нужным перехватить инициативу. До 70% научных трат в развитых странах производится не бюджетом, а частным сектором. Государство может позволить себе инвестировать только в образование и фундаментальные исследования, все остальное бизнес сделает сам. Результатом же проведения реформ в нашей стране явился тот факт, что вложения в науку и содержание научных центров перестали быть непременной обязанностью государства (в силу затратного характера образование и науки).

Национальная система США в настоящее время содержит ряд нововведений, способствующих активизации деятельности по передаче технологий из государственного сектора в частный сектор. В США сложилась система разделения усилий по получению и использованию новых знаний между государством, крупными промышленными компаниями и малыми инновационными фирмами частного сектора, высшими учебными заведениями (университетами) и бесприбыльными организациями. Одним из ее центральных элементов является механизм обеспечения производства новыми перспективными идеями и технологиями, которые возникают в процессе выполнения финансируемых из госбюджета научных исследований и разработок.

Нам представляется, и зарубежный опыт это подтверждает, что необходимость обеспечения баланса интересов участников инновационного процесса, осуществляемого при участии средств федерального бюджета (которая, кстати сказать, декларирована и в упоминавшемся постановлении № 982), требует дальнейшего развития механизма распределения прав на результаты этого процесса между его участниками.

Возможны, на наш взгляд, следующие варианты выдачи и выполнения госзаказа и связанное с этим различие в возможном балансе интересов участников создания и использования новой техники, технологии (далее – «объекта»).

1. Госзаказ выдается предприятию-исполнителю (возможно – победителю соответствующего конкурса) на создание объекта с неопределенным заданием в отношении его охраноспособности.

При этом могут иметь место следующие «подварианты».

1.1. Госзаказ полностью обеспечивается бюджетными средствами. В инновационном процессе участвуют две стороны: государство (инвестор) и предприятие-исполнитель. Баланс их интересов регулируется договором между ними, где оговаривается следующее:

– условия владения сторонами правами на возможные результаты разработки, в том числе объектами интеллектуальной собственности (далее – ОИС), которые могут быть созданы в процессе выполнения госзаказа;

– в случае досрочного прекращения финансирования работ в рамках госзаказа со стороны государства – условия обладания правами на те ОИС, которые будут созданы после прекращения финансирования со стороны государства;

– условия обладания правами на ОИС, созданные при выполнении госзаказа, но вне его задания;

– условия соблюдения интересов потенциальных авторов ОИС, которые могут быть созданы при выполнении госзаказа;

– условия распределения прав и обязанностей по охране потенциальных ОИС и их использованию.

1.2. Госзаказ обеспечивается бюджетными средствами частично. В процессе участвуют три стороны. Например: 20% средств дает бюджет, 80% – «третья» сторона, предприятие проводит научные исследования, опытно-конструкторскую разработку, технологическую подготовку и запуск производства продукции по госзаказу. Баланс интересов участников регулируется договором между ними с учетом изложенного в пункте 1.1.

В случае, если «третьей» стороной является региональный (местный) бюджет или разного рода бюджетные фонды, то их взаимоотношения с федеральным бюджетом-участником данного инновационного процесса регулируются нормами Бюджетного Кодекса РФ, другими действующими законодательными и нормативными актами.

2. Госзаказ выдается предприятию-исполнителю на разработку и производство объекта, основанного (или содержащего) уже охраняемое техническое решение.

Возможность обеспечения баланса интересов участников работ по выполнению госзаказа, не ориентированного изначально на результат с непременным созданием ОИС, на наш взгляд, будет осуществлена, если предоставить сторонам инновационного процесса – государственному заказчику и организации (предприятию)-исполнителю работ по государственному контракту на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ решить вопросы распределения прав на результаты разработки (в том числе назвать патентообладателя, определить долю, приходящуюся на каждую из сторон при реализации будущих результатов и т.д.) на переговорах между ними. Тогда выгода для каждой из сторон будет определяться ее заинтересованностью в участии другой стороны. Если один из участников выставит неприемлемые для другого условия заключения госконтракта, другой сможет отказаться от соглашения и искать иного партнера.

Такое компромиссное решение имеет законодательный аналог в виде статьи 8 Федерального закона о разделе продукции [7], гласящей, что произведенная продукция подлежит разделу между государством и субъектом предпринимательской деятельности «в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок:

– определения общего объема произведенной продукции и ее стоимости;

– определения части произведенной продукции (в том числе ее предельного уровня),которая передается в распоряжение инвестора для возмещения его затрат на выполнение работ по соглашению (далее – компенсационная продукция). При этом состав затрат, подлежащих возмещению инвестору за счет компенсационной продукции, определяется соглашением в соответствии с законодательством Российской Федерации;

– передачи государству принадлежащей ему в соответствии с условиями соглашения части произведенной продукции или ее стоимостного эквивалента...»

Рассмотрим теперь ситуацию с введением в хозяйственный оборот технического решения, уже имеющего правовую охрану. Такая ситуация вполне правомерна, тем более что Россия имеет огромный научный задел, частично доведенный до производственной стадии, поэтому в настоящее время не всегда требуется открытие госзаказа на начальные стадии, связанные с проведением научных исследований, получением новых охраноспособных результатов, их конструкторско-технологической разработкой и патентованием в РФ. Они в своем большинстве являются результатом работ, выполнявшихся на бюджетные средства Российской Федерации или бывшего СССР. Поэтому представляется целесообразным рассмотреть особенности баланса интересов участников инновационного процесса отдельно для такой ситуации, когда речь может идти об использовании бюджетных средств для разработки и использования уже известного (отобранного) технического решения.

В этом случае в инновационном процессе участвуют три стороны: государство, правообладатель и предприятие-исполнитель. Если автор ОИС не является правообладателем, его интересы, как и интересы лиц, содействовавших созданию и использованию ОИС, будут обеспечиваться в соответствии с действующим законодательством. Для остальных участников процесса баланс интересов может реализоваться с помощью обычного лицензионного соглашения. Заключение обычного лицензионного соглашения между государственным заказчиком (представителем инвестора)-лицензиатом и правообладателем-лицензиаром, как представляется, полностью не решит проблемы баланса интересов всех участников инновационного процесса, так как при этом не учитывается интересов будущего разработчика – исполнителя работ по этому лицензионному соглашению; сам же лицензиар может не оказаться в состоянии довести свой объект промышленной собственности до промышленной готовности.

В то же время проблема обеспечение баланса интересов между государством, правообладателем и исполнителем работ по данному варианту государственного заказа может быть успешно решена с помощью «трехстороннего»договора между ними.

Условия распределения прав между участниками инновационного процесса реализации (с привлечением бюджетных средств) имеющего правовую охрану объекта интеллектуальной собственности отличаются от условий, характеризующих создание предполагаемого объекта интеллектуальной собственности. Поэтому и распределение прав между участниками инновационного процесса должно быть иным. Ниже предлагается проект договора о распределении прав и платежах между инвестором, предприятием и автором изобретения (другого объекта промышленной собственности) для ситуации, когда бюджетные средства выделены для разработки и использования уже известного (отобранного) технического решения. Причем в качестве правообладателя может оказаться как предприятие, так и автор объекта интеллектуальной собственности (в последнем случае предприятие – это потенциальный разработчик и или пользователь объекта).

Таким образом нам представляется, что необходимость обеспечения баланса интересов участников инновационного процесса, осуществляемого при полном или частичном финансировании из средств федерального бюджета (которая, кстати сказать, декларирована и в упоминавшемся постановлении № 982), требует дальнейшего развития механизма распределения прав на результаты этого процесса между его участниками. И хотя Гражданским кодексом РФ заказчику отдается определенное предпочтение в получении прав на охраноспособные результаты, полученные в ходе выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (п. 2 ст. 772 ГК РФ), эта норма не носит обязательного характера. Вопрос правообладания, увязанный с дальнейшими правами сторон на использование полученных в рамках договоров результатов, должен быть специально оговорен в договоре. Для этого мы предлагаем предоставить сторонам инновационного процесса – государственному заказчику, организации (предприятию) – исполнителю и авторам работ по государственному контракту на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ решать вопросы распределения прав на результаты разработки на переговорах между ними посредством заключения ряда договоров на основании п. 1 ст. 772 Гражданского кодекса РФ. При этом в договоре должны быть четко оговорены условия и объем передачи прав на уже имеющиеся и вновь созданные охраноспособные объекты, определены расходы на оплату патентных пошлин за подачу заявок на получение охранных документов и поддержание их в силе, определены доли, приходящиеся каждой из сторон при реализации будущих результатов и т.д. Тогда выгода для каждой из сторон будет определяться ее заинтересованностью в участии другой стороны. Необходимо отметить, что характерным признаком российской правовой системы является примат договорных отношений. Нормы Гражданского кодекса определяют, что граждане (физические лица) и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (ст. 1, гл. 1 ГК РФ).

Приложение

Проект

ПРИМЕРНЫЙ ДОГОВОР

о распределении прав и платежах между государственным заказчиком (инвестором), предприятием-исполнителем и патентообладателем (автором) изобретения (другого объекта интеллектуальной собственности) при выполнении работ по использованию объекта промышленной собственности с привлечением бюджетных средств

Государственный заказчик (Полное наименование юридического лица)_______________________________именуем___ в дальнейшем «Инвестор», с одной стороны, организация (предприятие)-исполнитель (разработчик, изготовитель) объекта промышленной собственности)_____________________________ (полное наименование юридического лица), именуемая в дальнейшем «Предприятие», со второй стороны, и патентообладатель (автор) объекта промышленной собственности (далее – ОПС)_______________________________ (наименование юридического лица, фамилия, имя, отчество физического лица, его адрес), именуемый в дальнейшем «Автор», с третьей стороны, договорились о нижеследующем:

1. Определение терминов

Следующие термины, которые используются в настоящем договоре, означают:

1.1. «Продукция по договору» – продукция, которая будет изготавливаться на основе указанного патента.

1.2. «Специальная продукция» – продукция, не подпадающая под опреде-ление, данное в п.1.1 настоящего договора, дополнительно разработанная с использованием ОПС, охраняемого патентом.

1.3. «Специальное оборудование» – оборудование, необходимое для изготовления продукции по лицензии.

1.4. «Отчетный период» – период деятельности договаривающихся сторон по выполнению условий настоящего договора в течение каждых _________ месяцев, начиная с вступления настоящего договора в силу.

1.5. «Платежи нетто» – платежи, при которых все возможные сборы и налоги уплачиваются каждой из сторон при получении ею дохода (выручки, прибыли и др.) от использовании данного ОПС и при совершении ею других юридически значимых действий.

2. Техническая документация

2.1. Вся техническая документация, необходимая и достаточная для производства продукции, по договору передается Автором Предприятию и Предприятием уполномоченному представителю Инвестора в ____________________(адрес места передачи) на _________________ языке в _____экз. в течение __________________ со дня вступления в силу настоящего договора.

2.2. При передаче технической документации составляется акт сдачи-приемки за подписями уполномоченных представителей всех сторон. Если принимающая сторона или ее уполномоченный представитель не явится в срок, установленный для передачи, то передающая сторона может переслать документацию заказной почтой в адрес и за счет принимающей стороны.

Датой передачи документации будет дата подписания приемосдаточного акта или дата почтового штемпеля на накладной соответственно.

2.3. Если принимающая сторона при передаче или в течение 3 (трех) месяцев после получения ею документации установит неполноту или неправильность полученной ею от передающей стороны документации, то передающая сторона обязана в течение 3 (трех) недель после поступления письменной рекламации передать недостающую документацию или исправить частичные недостатки и передать откорректированную документацию принимающей стороне.

В этом случае датой передачи документации будет считаться дата передачи недостающей или откорректированной документации, в соответствии с положениями абз.2 п.2.2.

2.4. Принимающая сторона может размножить документацию для своих нужд, но при соблюдении обязательств по обеспечению конфиденциальности.

3. Усовершенствования и улучшения

3.1. В течение срока действия настоящего договора стороны обязуются незамедлительно информировать друг друга о всех произведенных ими усовершенствованиях и улучшениях, касающихся предмета договора.

3.2. Стороны обязуются в первую очередь предлагать друг другу все вышеуказанные усовершенствования и улучшения. Условия передачи этих усовершенствований и улучшений будут согласовываться сторонами дополнительно.

3.3. Усовершенствования и улучшения, защищенные патентами или в отношении которых поданы заявки в патентное ведомство на получение патентов, которые создаются одной из сторон, считаются принадлежащими ей.

3.4. В случае отказа любой из сторон или неполучения ответа на предложение, касающееся использования усовершенствований и улучшений в течение _____ месяцев, стороны вправе предлагать совершенствования и улучшения третьим лицам.

4. Обязательства и ответственность

4.1. Автор и Предприятие заявляют, что на момент подписания настоящего договора им ничего не известно о правах третьих лиц, которые могли бы быть нарушены заключением данного договора.

4.2. Автор и Предприятие заявляют, что техническая документация и другие материалы, передаваемые ими, будут комплектны и качественно изготовлены в соответствии с действующими ГОСТами и другими нормалями (стороны могут оговорить и другие требования к документации и другой информации).

4.3. За нарушение сроков передачи технической документации и другой необходимой информации, в соответствии со Статьей 3 настоящего договора, передающая сторона уплачивает принимающей стороне штраф, исчисляемый в размерах _____________, но не свыше ____________.

4.4. Размер договорных штрафов, о которых одна сторона может заявить из-за различных нарушений условий настоящего договора, не может в общей сложности превышать полученных или выплаченных по Статье 7 договора сумм, если стороны не договорились об ином.

5. Техническая помощь в освоении производства продукции по лицензии

5.1. Для оказания технической помощи Предприятию или Инвестору в освоении производства по изобретению, а также для обучения их персонала методам и приемам работы, относящимся к изготовлению и применению продукции по лицензии, Предприятие и (или) Автор по просьбе заинтересованной стороны командируют на ее предприятие(-я) необходимое количество специалистов.

5.2. Принимающая сторона обеспечит специалистов направляющей стороны на время их пребывания на предприятии (-ях) принимающей стороны помещениями в гостинице, транспортными средствами для проезда до места работы и обратно, телефонно-телеграфной связью и др. согласованными видами обслуживания.

5.3. Все расходы, связанные с командированием специалистов в целях оказания необходимой технической помощи, включая оплату стоимости ж.д. или авиабилетов из ________________ до места их назначения и обратно, провоза _________ кг. багажа на человека, сверх полагающихся по авиабилету, а также вознаграждение в зависимости от квалификации специалистов, несет принимающая сторона по следующим ставкам: _________

5.4. По просьбе заинтересованной стороны и за ее счет другая сторона поставит ей образцы продукции по лицензии и материалов, а также специальное оборудование, необходимое для производства продукции по лицензии.

6. Платежи

6.1. Сторона, получившая доход (прибыль, выручку и др.) от реализации данного ОПС, уплачивает другим Сторонам вознаграждение согласно следующему порядку.

Предусматриваются единовременные или поэтапные платежи заранее оговоренной сторонами суммы и дальнейшие текущие отчисления в течение срока действия договора:

а) сумма в размере _____________ (цифрой и прописью) рублей уплачивается Автору (_____%) в Банк__________________ в течение _____ дней с даты __________________;

б) сумма в размере _________________________ (цифрой и прописью) рублей уплачивается Предприятию (____%) в Банк__________________ в течение __________ дней с даты __________________;

в) сумма в размере _______________(цифрой и прописью) рублей уплачивается Инвестору (_____%) в Банк__________________ в течение_____ дней с даты __________________.

6.2. После прекращения срока действия настоящего договора положения его будут применяться до тех пор, пока не будут окончательно урегулированы платежи, обязательства по которым возникли в период его действия.

7. Информация и отчетность*

7.1. Сторона, получившая доход (прибыль, выручку и т.п.) в течение ____ дней, следующих за отчетным периодом, предоставляет другим сторонам сводные бухгалтерские данные по объему производства и реализации продукции, изготовленной с применением ОПС, и специальной продукции в течение отчетного периода, а также сведения о продажных ценах продукции по договору и специальной продукции.

7.2. Стороны имеют право производить проверку данных, относящихся к объему производства и реализации продукции, изготовленной с применением ОПС и специальной продукции на предприятиях Сторон по сводным бухгалтерским данным в соответствии с п.1.4 настоящего договора. Стороны обязуются обеспечить возможность такой проверки.

8. Защита передаваемых прав

8.1. Стороны применяют ОПС на условиях настоящего договора в собственных целях без каких-либо ограничений.

8.2. В течение всего срока действия настоящего договора Стороны признают и будут признавать действительность прав, вытекающих из патентов, относящихся к предмету данного договора.

8.3. Патентообладатель обязуется поддерживать в силе патенты в течение всего срока действия настоящего договора, а Инвестор – оплачивать патентование и поддержание патентов в силе. Если одна из Сторон намерена прекратить поддержание патентов в силе, она заблаговременно информирует об этом другие стороны и в этом случае стороны урегулируют свои отношения, вытекающие из настоящего договора.

8.4. Если одной из Сторон будут предъявлены претензии или иски по поводу нарушения прав третьих лиц в связи с использованием ОПС по настоящему договору, эта Сторона известит об этом другие Стороны.

В обоих случаях Стороны обязуются урегулировать такие претензии в соответствии с компетенцией каждой Стороны или предпринять иные действия, исключающие возникновение расходов и убытков для Сторон.

8.5. В случае, если одна из Сторон придет к заключению о целесообразности экспорта продукции, изготовленной с применением ОПС и/или специальной продукции, она сообщает об этом другим Сторонам для принятия согласованного решения.

Порядок выплаты платежей в этом случае будет согласован сторонами дополнительно.

9. Реклама

9.1. Каждая из Сторон вправе/обязуется указывать в соответствующих рекламных материалах, а также на продукции, изготовленной с применением ОПС по данному договору, и специальной продукции, выпускаемой на его предприятиях, что эта продукция производится по договору со Сторонами.

9.2. Вопрос об использовании Сторонами товарного знака в продукции другой Стороны с данным ОПС стороны урегулируют отдельным соглашением.

10. Разрешение споров

10.1. В случае возникновения споров между Сторонами по вопросам, предусмотренным настоящим договором, стороны примут все меры к разрешению их путем переговоров между собой.

10.2. В случае невозможности разрешения указанных споров путем переговоров, они должны решаться в ______________________ порядке ( в случае, если одной из сторон договора является гражданин – в судебном порядке; в случае, если сторонами являются юридические лица – в арбитражном порядке).

11. Срок действия договора

11.1. Настоящий договор заключен на срок действия патента и вступает в силу с даты его подписания сторонами.

11.2. Каждая из сторон имеет право досрочно расторгнуть настоящий договор путем направления письменного уведомления, если другие стороны не выполнят какое-либо условие по пп. _______ настоящего договора. Однако стороне, не выполнившей своего обязательства, будет предоставлено ______ месяцев для устранения нарушения.

11.3. В случае признания патента недействительным полностью или частично либо из-за невыполнения одной из Сторон своих обязательств по пп.________ настоящего договора, стороны урегулируют свои отношения следующим образом __________________ _____________________________ (с учетом Статьи 3 и пп.10.1 и 10.2 настоящего договора).

12. Прочие условия

12.1. Все изменения и дополнения к настоящему договору должны быть совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными на это лицами и одобрены компетентными органами, если такое одобрение необходимо.

12.2. Во всем остальном, что не предусмотрено настоящим договором, будут применяться нормы гражданского и гражданско-процессуального права.

12.3. Упомянутые в настоящем договоре Приложения NN 1 и 2 на ______ листах, составляют его неотъемлемую часть.

12.4. Настоящий договор совершен в г._____________________

« ____» _____________200__ г. в трех экземплярах.

Юридические адреса сторон:

Автор_________________________________________

Предприятие_____________________________________________

Инвестор_________________________________________

ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение № 1: Перечень специального оборудования.

Приложение № 2: Техническая документация.

От имени Автора

От имени Предприятия От имени Инвестора

Список литературы

1. Корчагин А.Д., Орлова Н.С. Права государства на интеллектуальную собственность: интересы подлинные и мнимые // Патенты и лицензии. 2000. № 5. С. 2–9.

2. Алфимов М. Игры бюрократов? // Независимая газета. Приложение: НГ–Наука. № 6. 2000. 21 июня.

3. Дагаев А. Передача технологий из государственного сектора в промышленность как инструмент государственной инновационной политики // Проблемы теории и практики управления. 1999. № 5. С. 65–70.

4. Шерер Ф.М., Росс Д. Структура отраслевых рынков. М.: ИНФРА–М, 1997.

5. Клюев В., Филиппов Г., Шахпарунянц Г. Аккредитованный институт – нищий институт // Независимая газета. Приложение: НГ–Наука. № 6. 2000. 21 июня.

6. Столяров Б. Сколько потратить на науку // Эксперт. 2000. № 16. С. 30.

7. Федеральный закон от 30.12.95 № 225-ФЗ о разделе продукции.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий