регистрация / вход

Космическая педагогика К. Вентцеля

КОСМИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА КОНСТАНТИНА ВЕНТЦЕЛЯ Творчество К. Н. Вентцеля (1857-1947) явило собой уникальный пример синтеза двух великих идей, получивших распространение а мировой и отечественной культуре в конце XIX — начале XX веков, и вновь с новой силой возродившихся в последние десятилетия.

КОСМИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА КОНСТАНТИНА ВЕНТЦЕЛЯ

Творчество К. Н. Вентцеля (1857-1947) явило собой уникальный пример синтеза двух великих идей, получивших распространение а мировой и отечественной культуре в конце XIX — начале XX веков, и вновь с новой силой возродившихся в последние десятилетия.

Выдающийся мыслитель и педагог, наследие которого несомненно еще будет по достоинству оценено потомками, Вентцель был одним из наиболее ярких и талантливых теоретиков свободного воспитания Двигаясь от личности ребенка, от требования создать максимально благоприятные условия для его свободного творческого индивидуального развития, Вентцель пришел к идее космического воспитания. Он понимал личность как неотъем­лемую часть всеобъемлющего целостного Космоса, исходил из нерас­торжимости и органического единства Человека, Человечества и Вселенной. Вентцель стал в один ряд с теми русскими мыслителями — В. И. Вернадским, В. В. Докучаевым, Н. Ф. Федоровым, К. Э. Циолковским, А. А. Чижевским, — в концепциях которых человек рассматривался как существо, неотделимое от Природы, активно и непосредственно участвующее в жизни Космоса.

Первый шаг к разработке идей космической педагогики Вентцель сделал в конце 10-х — начале 20-х годов, что нашло свое отражение в его главном, к сожалению, до сих пор не опубликованном труде «Религия Творческой Жизни» (1923 г.). Не понимая и не принимая насилия одних личностей над другими, Вентцель пришел к выводу о необходимости создания новой религии, которую он называл Рели­гией Живого Творческого Развивающегося Бога — Единой Целостной Жизни и Вселенной. Трактуя новую философию религии как творчес­кое жизнепонимание, жизнечувствование и жизнеустремление духов­но освобожденного человека, которое допускает бесконечное разно­образие индивидуальных форм своего выражения, он подчеркивал, что это религия отрицает какой бы то ни был догматизм. По замыслу Вентцеля, она должна была строиться на цельном, едином, гармони­ческом сознании свободной творческой личности, расширяющемся во все стороны, достигающем наибольшего своего выражения и глубины. Эта религия не требовала установления какой-либо церкви как особой формы общественного соединения лиц, исповедующих ее. Она должна была носить антицерковный характер, потому что церковь и все, что по духу похоже на нее, по мнению мыслителя-гуманиста, есть не что иное, как вид организованного духовного насилия над человеческими душами, в связи с этим он развивал идеи Культа Единой Целостной Вселенной с происходящей в ней творческой эволюцией жизни, Культа Единого Творческого Человечества или Истории, ведущих к прогрессивному ос/щегтапению высших ирс.э-СТ&&ННЫХ и общечеловеческих идеалов. По ?смь;с"у Вентцеля, культ должен был дь^ггься тем оформлением, в котором получит свое символическое выражение новое творческое жизнепонимание. Фор­мулирую психолого-педагогические оа-юьы ;-ювой рег.игии/ он утверж-д(1л, что в Культе творческой личности БсзжнеЙ!ь'ую роль буде1 и.^хпь Культ ребенка, потому что Ребенок является тем, через что жизнь человечества постоянно сохраняет хсрОг-тер свежести и ^ро.^<!т молодости В Культе Ребенка Вентцель в^дег: ту субстанцию, которсж не дает человечеству стариться, придает е<"о существованию характер длящейся и никогда не кончающейся весны. Вместе с том, мыспюель постоянно подчеркивал, что эти формь." Культа не будут иметь {^ичепэ общего с культами старых религий, они будут служить только самым чисгым, естестве! !ным и свободным ьь.рох.сиием любвя, уверения »' благоговения, которое вызывает у :-юс Вселенная и Ребенок,- кок снежный ростог той личности, из котор-ой должно ьырости Творческой Личность при заботливом уходе и нцдпежощем воспитании» (Ниучный ор^в РАО^ Ф. 23, оп. 1, ел хр. 1, п. 468-469).

Вэнтцель был одновременно и прозорпиз!:^ и в достаточной степени наивным челоаеком. Он совершенно отчетливо представлял, что происходит в строне после Октябрьской революции. Так, он писал в неопубликованной статье «Религия и нравственносты»: йИстория последнего времени явила ном в сфере политической деятельности образ людей, одержимых манией спасения людей для земного цсрсг&а и для достижения этой цели, подобно фанатикам регшгиозной веры. не останавливающихся ни перед чем, перед совершением даже ужасиых праступлений, которые только загипнотизирован ны?»« людям могут казаться не преступлениями, а геройскими поступками» ^Научный архив РАО, ф. 23, оп. }, ед. хр. М, л. ] ]2^.

И, вместе с тем, Вентцель зимой ^922 г. начал читать курс лекций по Релипчи Творческой Жизни в Воронежском университете. Разуме­ется, долго этого «безобразия» терпеть не могли. Последовали доносы и в партийном официозе «Воронежская ко.^муна» в начале февраля 1922 г. было опубликовано выступление «коммуниста-атеиста тов. Божко-Божинскси о».. который говорил о том, что бентцель «находится в резком противоречии с революционной практикой. Само собой разумеется, — продолжал он, — мы не должны принять его теорию, а отбросить как негодную, вредную и реакционную утопию, не способ­ную помочь организации наших сил, которая направлена на то, чтобы переделать мир. Теория Вентцеля содействует контрреволюции, она организует ее силы. Она собирает силы в интересах буржуазии и направлена на распыление сил пролетариата. Это убаюкивающие сказки для взрослых людей, которые не успевают шагать вместе с историей и безнадежно от нее отстают. Скажите, что это такое, как не бредни. Как не вера предков, которая давно должна быть сдана в архив. Поскольку Вентцель убежден в правильности и осуществимос­ти своей теории и вместе с тем искренне желает свободы всему человечеству, мы ему лосозй^свели бы отправиться дня ее проповеди. на «на другой берег»/' в лагерь буржуазии».

Хотя намек звучал довольно прозрачно, 65-летний философ не уехал за границу, а вернулся обратно в Москву/ где сумел переиздать несколько своих ранних дореволюционных книг. С 1924 г. Вентг.ель прекратил все попытки открытых публикаций и целиком отдайся научной работе «в сгол».

Во второй половине 20-х и в ЗО-о годы в обстановке .все более усиливающегося тоталитаризма Вентцель пишет ряд работ — «Про­блемы космического воспитания» (1925 г.), «Философия творческой воли» (1937 г.), «Лучи света на пути творчества» (1937 г.) и др., — в которых развивает теорию нового направления в воспитании — космическую педагогику.

Вентцель был убехзден, что поскольку человек представляет часть вселенной, космоса/ постольку совершенно правомерным является вопрос о воспитании человека е качестве члена Космоса/ как гражданина Вселенной. Он пришел к выводу/ что должно осуще­ствляться специальное космическое воспитание и должна существо­вать специальной отрасль антропологии — космическая педагогика в рамках которой проблема соспитания трактуется с совершенно особой точки зрения. Космическая педагогика имеет свои специфич ные цели и требует особых приемов и методоз для их достижения. Пс его мнению, новую культуру можно строить только на косу,ичэа<и^ базисе. При этом он подчеркивал примат социальной педагогики над индивидуальной, а космической — над социальной, поскольку космос/ по мнению педагога-философа, это целое, а человеческое общесгво — его часть. Вентцель трактовал космос кок целостное единство вселенской жизни. Составными частями космосе я&ляются человечес­кие индивиды. По его замыслу, высшей задачей космического воспи­тания является развитие в ребенке космического самосознания, то есть сознания самого себя как нераздельной части космоса/ поэтому цель космического воспитания состоит в том/ чтобы довести до осознания общность с?.оей жизни с жизнью космической, до понима­ния того, что он представляет единое, нераздельное целое со всем космосом Эта субстанция развивается в определенном направлении, и творческая личность принимает участие в процессе развития космической жизни. Основой космического воспитания Вентцель считал естественное единство жизни воспитываемой личности с жизнью всего беспредельного космоса. В связи с эт»;м важнейшей задачей ставилось довести до сознания воспитанника единство своей личной жизни, с жизнью социума, с жизнью всего космоса. Реализация этой задачи означала бы сделать для ребенка возможным поставить себе в качестве важнейшей нравственной цели утверждение, расши­рение и углубление своей личности. Перед педагогами ставилась задача обеспечить полное и совершенное слияние воспитанника с творческим космосом и наиболее полное его участие в-возвышении космоса на все более и более высокой ступени развития.

Говоря о воспитании свободной творческой личности как гражда­нина Космоса, Вентцель исключительное значение уделял нравствен­ному воспитанию ребенка. При этом он последовательно проводил

16

мысль о том, что с/щность нравственного воспитание должна сос< о?.ть не в привитии подрастающему поколению неких этических идеалов, выработанных вне его, а в создании условий для накопления личного положительного опыта, для самостоятельного формирования нрав­ственных максим и императивов, которые должны кик бы «произрос тать» изнутри каждого ребенка. Сходных &зглядое Ве-тцель проезжи­вался и относительно религиозного воспитания. Он был убежден/ что ни одна религия, никакие религиозные воззрения в принципе не могут извне навязываться ребенку, что религиозны?, убеждения могут и должны формироваться исключительно ни основе литого ог.ьто.

Идеи космизма сформировались и стали пог./лярны " ту э.юху, когда великие цивилизации Зопада и Востока во многом ис^ерпал^ себя и вступили в полосу кризиса, когда апокалипсис XX века разразился первой мировой войной, когда небывало обострил»,сь ^^.лссорые и национально колониальные противоречия, вылившиеся е золну социол^:ых рооолюгий и освободительных движений. Это было зрел.я, когда лучшие умы челове-чесгва поставили в повестку дня вопро-:ы о необходи.- хти синтеза многообразных форм культурной жизни, Т1юд^и«'-й различ.чъ»х народов и цивилизаций, о создании единого духоа"ого пространства, г со/лом человечестве как планетарном явлении, должном осозисео-ъ себя 4:

масштабе Космоса. Именно в этом направлении развив-т свей иде^ один из наиболее интересных и оригинальных мыслителей той зпох,-., -о^патель антропософии и всемирно известной вападорфской гюдагогмки Рудольф Штейнер. Вальдорфская педагогика, опироб^с-яся нс онтропосо-Ьию, про­возгласила своей целью воспитание человека ': новой телео-юстыо, душев­ностью и духовностью. Она явило собой своеобра^ньж эзотерический вариант модели свободного воспитания. Вальдорфскоя педогсх-ик-о з ксчетгве своего глазного принципа провозгласила свободу, стремясь чр .аести ученн-ка, который сом и является главным источником для формирования ноли, содержания и способов образования, к сг.ободному самоопределению. Прл этом и ребенок, и его развитие, и педагогическое руководство эти/л процессом воспринимались в контексте многообразных конкретных метаморфоз (тран­сформаций) различных жизненных и духовно-душевных сил, социальных и природных процессов, рассматриваемых в космическом единстве. Все эго лишь подтверждает тот факт, что Вентцель развивал свои идс-я, двигаясь в русле поиска мировой педагогической мысли.

Вентцель в явной форме органически и последовательно соединил идею воспитания свободной творческой личности с идеей космическо­го воспитания, заложив основы космической педагогики. Этот идеал он пронес до конца своей долгой и трудной жизни, возвращаясь к нему в своем творчестве.

А действительность так отличалась от его мечты! В 1936 г. он записал в своем дневнике: «Уж слишком меня удручает окружающая действительность, являющая собой не жизнь, а какие-то сумерки жизни, это всеобщее идолопоклонство, всеобщее затмение умов, эта стадность, раболепие и беспредельная, развившаяся широким пото­ком ложь и лицемерие. На наших глазах разыгрывается какой-то фарс, чтобы ослепить, поразить, вызвать изумление, и даже умные люди это не замечают и принимают его за что-то серьезное»

Последний есп.песк надежды что-то изменить в окружающей -эго общественной жизни 80-летний мечтатель пережил в связи с публика­цией проекта Конституции 1936 г. Он пишет письмо в редакцию «Известий», в котором предлагает построить систему образования в духе идеи азто-омии и свободы, организации самоуправления школы на всех ее ступенях во избежание всякого давления на нее государ­ственных структур. Чрезвычайно ^актуальными» в то время, конечно же, были и предложения Вентцеля, связанные с предоставлением «права свободной критики высших законодательных и правительствен­ных учреждений и лиц», не опасаясь быть объявленными врагами народа, и также соображения о целесообразности «безусловной отмены смертной казни и замены тюрем и мест заключения преступ­ников такими учреждениям, которые задавались бы целью не столько мстить и карать, сколько перевоспитывать. Необходима, — утверждал он, — амнис^я всем политическим преступникам, находящимся в настоящее время б местах заключений и ссылке» (Научный архив РАО, ф. 23, оп. 1, ед. хр. 1 б, л. 32-34). Только чудом можно объяснить/ что после такого письма Вентцель остался на свободе.

Как крик души, кок попытка ответить на вопрос/ каким же образом » эреодолеть окружающий его ужас/ звучат слова Вентцеля/ записанные им в страшном ! 937 г.: «Человек/ обладающий Космическим Созна­нием/ необходимо будет нравственны/л Невозможно совершить злое, порочное, преступное тому/ кто слился всецело и безраздельно с творческим Космосом, кто преодолел свою отдельность и обособлен­ность, кто не противополагает больше себя Творческому Космосу/ Человечеству и составляющим его людям/ а рассматривает себя как составляющего с н«1м одно целое. У такого человека исчезли всякие поводы и мотивы для совершения зла» (Научный архив РАО, ф. 22^ оп. 1..д. 16, л. ^9].

Каким же утопичным может показаться это утверждение!

Однако продуктивность идей космического воспитания/ быть мо­жет/ неожиданно для многих сегодня обнаружится не только в рамках интенсивно развивающейся вальдорфской педагогики. Эти идеи и в нашей стране приобретают в современных условиях новое звучание/ обогащаются/ находят все больше сторонников.

Вот/ например/ строки из недавно опубликованной статьи Т. Строгановой «Идеи космизма в воспитании»: «Воспитание косми­ческого сознания человека является ныне/ в период обострения экологической/ термоядерной/ демографической/ производственной и других глобальных проблем современности, первоочередным услови­ем выживаемости человечества/ требующим своего безотлагательно­го решения прежде всего в нашей стране» (Магистр. 1991. Сентябрь. - с 50). Очень интересной и перспективной представляется позиция педагога и философа/ руководителя ВНИК «Образование Беларуси» М. Гусаковского.»0н последовательно стремится синтезировать идеи «гуманистической педагогики» американского психолога К. Роджерса и концепцию воспитания «самореализующейся личности» немецкого философа-экзистенциалиста О. Больнова, которые по сути являются современными попытками модификации многих ключевых идей свобод­ного воспитания конца XIX — начала XX веков, в том числе и

18

развиваемые Вентцелем. Вместе с тем М. Гусажовский >юстоивоет на необходимости воспитания человека, обладающего плонетсрным сознанием. По его мнению, в нашем динамично меняющ&--»^ся мире самоидентификаций личности возможна только через слияние челове­ка и с нацией, и с человечеством и со вселенной, и только токая личность сможет обрести и сохранить свою '«самость?», самоопреде­литься и реализовать себя.

Сегодня, на пороге XXI века проблема космического воспитания становится одной из клю*»евых проблем отечественной и мировой педагогики. Научное наследие К. Н. Вентцеля может и должно помочь в ее решении, в ее дальнейшей разработке в контексте гуманистичес­ких педагогических традиций свободного воспитания.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий