Детская и юношеская субкультуры

Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания. Сущность понятия "подростковая субкультура". Основные подходы к исследованию проблемы молодежной субкультуры. Диагностика влияния субкультуры на социальное воспитание личности.

Содержание

Введение

Глава 1.Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания

1.1. Сущность понятия «подростковая субкультура»

1.2. Основные подходы к исследованию проблемы молодежной субкультуры

1.3. Влияние субкультуры на социальное воспитание личности

Глава 2.Исследование влияния субкультуры на социальное воспитание подростков

2.1. Диагностический этап исследования

2.2. Педагогические рекомендации

Заключение

Список литературы


Введение.

Актуальность темы исследования – заключается в том, что внимание многих современных исследователей привлекает проблема социального развития и социального воспитания нового поколения. Особенный интерес вызывает проблемы влияния общества и окружения на адаптацию и развитие личности.

Цель работы – выявление характера влияние субкультуры на социализацию подростков.

задачи :

1. Провести анализ проблем социального воспитания подростков;

2. Раскрыть сущность понятий социальное воспитание и субкультура;

3. Раскрыть психологические особенности возрастной субкультуры;

4. Показать влияние субкультуры на социальное воспитание подростков.

Объект исследования : особенности процесса социального воспитания подростков.

Предмет исследования : характер влияния детской и юношеской субкультур на процесс социального воспитания.

Гипотеза исследования :

Процесс социального воспитания подростков будет в достаточной мере эффективным, если будет учитываться характер влияния детской и юношеской субкультуры на социализацию подростков :

Методы исследования - теоретический анализ источников и документов, наблюдение.

Практическая значимость – на основе изученного материала выявить степень влияния социальной группы и общества на развитие подростка как отдельной личности и определить возможность предотвращения и исправления негативных последствий такого влияния.

Степень разработанности проблемы .

Проблема развития в юношеском возрасте изучается такими науками, как педагогика, психология, социология, досуговедение, правоведение.

В этом плане значительную ценность представляют работы В.А. Крутецкого[14], А.С. Макаренко[16],Д.Б. Эльконина[32], М.Г.Ярошевского[34].

Проблемами социального воспитания детей занималась знаменитый американский антрополог Маргарет Мид. По результатам своей первой экспедиции в 1925 - 1926 гг. На о. Тау (Самоа) М.Мид опубликовала материал, ставший научной сенсацией, - вывод об отсутствии в архаичной культуре специфических конфликтов подросткового возраста, из чего следовало, что проблемы молодёжи на Западе (это в полной мере относится и к современной России) имеют чисто социальные источники.[19]

Перу Д. Б. Эльконина принадлежит несколько монографий и много научных статей, посвященных проблемам социализации, ее периодизации, психического развития детей разных возрастов, психологии игровой и учебной деятельности, психодиагностики, а также вопросам развития речи ребенка и обучения детей чтению. Он посвятил несколько статей научным взглядам Л. С. Выготского и неоднократно выступал с докладами о нем в различных аудиториях, но самым большим вкладом в развитие не только отечественной, но и мировой педагогики было разработка и внедрение новой системы обучения, так называемого «Развивающего обучения»[32]

В трудах Макаренко разработаны важнейшие вопросы семейного воспитания, в том числе структуры семьи, её культуры, методов воспитания в семье. Макаренко утверждал, что воспитать ребёнка правильно легче, чем потом его перевоспитывать. Семья как коллектив, поведение родителей, в конечном счете, определяют успех воспитания детей [16].

В нашей стране изучением процесса социализации личности занимался основатель Ленинградской школы социологии молодёжи В.Т. Лисовский. Немалый вклад в изучение проблем молодёжи внесли учёные Свердловской школы (Л.Я. Рубина [22], М.Н. Руткевич [22], В.И. Чупров [31] и др.) Несомненно, проблемы социализации связаны с другими направлениями в социологии молодёжи: социологией образования, семьи, изучением жизненных ценностей молодёжи. Поэтому проблемы исследуются как в контексте всего общества, его основных характеристик, структурных сдвигов и изменений, так и дифференцировано — как особой социальной группы, с присущими ей признаками и свойствами, которая развивается обособленно.

Методологической базой исследования послужили идеи А.С. Макаренко о роли коллектива в формировании личности подростка, Б.А. Титова о роли культурно-досуговой деятельности в социализации подростков, Г.И. Фроловой о значении клуба в клубной деятельности коллектива в формировании личности, идеи А.С. Беличевой о значении организации полноценного общения с окружающими для коррекции отклоняющегося поведения.


Глава 1.Детская и подростковая субкультура как фактор социального воспитания.

1.1 Сущность понятия «подростковая субкультура»

Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для определённой группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации-усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурой. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Молодежные субкультуры – феномен городской культуры западного типа. В нем отразились разнообразные процессы, протекающие в религиозной, идеологической, политической сферах, сфере экономики и моды.

Основной фактор, привлекающий молодежь в субкультуры – стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей обезличенной массы населения мегаполиса. Поэтому, несмотря на декларирование представителями субкультуры своей приверженности каким-либо идеологическим, религиозным, политическим концепциям, обычно они не особо вникают в них и в основном объединяются по внешним характеристикам – одежда, прически, музыка, места общения и т.д.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры - хиппи 60-х годов или "система" в России 80-х годов.

Элементы, как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодёжи в России. Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной "размытости", неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга.

Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, образно говоря, в позиции "стороннего наблюдателя". На уровне самоидентификации проявление каких-либо определенных политических установок минимально. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в борьбе за власть. "Участие в политической жизни" в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса среди учащихся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что "в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде". "Политикой" интересуется лишь 16,7% опрошенных, отсюда закономерно проистекают и неопределенные политические позиции старшеклассников: лишь треть из них (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%).[12]

Существует мнение, что аполитичность молодежи закономерный результат чрезмерной идеологизации воспитания прошлых лет, а активная политизированность граничит с социологией. Вряд ли можно согласиться с подобной позицией: если в стабильном обществе приоритеты частной жизни закономерны и естественны, то в ситуации системного кризиса социальная индифферентность молодых чревата необратимыми последствиями для будущего страны. Не менее тревожно и то, что политизация отдельных групп молодежи приобретает черты политического и национального экстремизма.

Противопоставление образа "мы" и "они" традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И. С. Тургенева "Отцы и дети". Однако сегодня у молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех "папиных" ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только для себе. Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть "наша" мода, "наша" музыка, "наше" общение, а есть - "папино", которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий аспект отчуждения молодежной субкультуры – это культурное отчуждение.

Именно на этом уровне субкультура молодого поколения приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических ("зарабатывать деньги") и досуговых ("интересно провести свободное время") потребностей.

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге -"ничего неделание"), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно.

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, вытесняются схематизированными стереотипами-образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей "американского образа жизни" в его примитивном и облегченном воспроизведении. Любимыми героями и в определенной степени образцами для подражания становятся, по данным опросов, героини так называемых "мыльных опер" (для девушек) и видеотриллеров типа Рэмбо (для юношей). Индивидуального поведения молодых людей проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, стремление к материальному благополучию в ущерб профессиональной самореализации. Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. Эти тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании.

Выбор тех или иных культурных ценностей чаще всего связан с групповыми стереотипами достаточно жесткого характера (не согласные с ними легко попадают в разряд "отверженных"), а также с престижной иерархией ценностей в неформальной группе общения.

Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлены половой принадлежностью, уровнем образования, местожительством и национальностью реципиента. Культурный конформизм в рамках неформальной группы проявляется от более мягкого в среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые "команды" с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов.

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит прежде всего в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть “любовью к Отечеству”. Возникновение такой, а не иной, с указанными особенностями молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие.

1. Молодежь, живет в общем социальном и культурном пространстве, поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Каково общество - такова и молодежь, следовательно, и молодёжная субкультура.

2. Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей "взрослого" мира. Это приводит, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой - к прагматизму и социальной неадаптированности и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь.

3. Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный "образ" субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации - семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру.

Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей [9]. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается. Наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется, прежде всего, в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в нарастании сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, рок-музыка, литература, изобразительное искусство), что противоречит народной нравственности и оказывает негативное воздействие на молодежную аудиторию. Отрицательное влияние на аудиторию эскалации сцен насилия и секса в кино, на телевидении и видео доказывается многочисленными исследованиями.


1.2 Основные подходы к исследованию проблемы молодежной субкультуры .

Субкультура неразрывно связана и производна от общей культуры. Культура общества выступает здесь как единство в многообразии, подчеркивается ее принципиально плюралистический, вариативный характер. Социологи делают акцент на связь субкультуры с определенной социальной группой людей, например, "субкультура - это социальная, этническая или экономическая группа с особым собственным характером в пределах общей культуры общества"[20] . В таком контексте это понятие используется для определения образцов поведения и ценностей у различных меньшинств. Предметом исследования при таком подходе может выступить субкультура мормонов в США или субкультура старообрядцев в России, субкультура китайской диаспоры в Великобритании или субкультура криминального сообщества (мафии) в Италии. В таком подходе решаются проблема отношений и взаимодействий субкультуры с обществом, проблема сосуществования субкультур. Важно отметить, что в любом определении понятия субкультура подчеркивается принципиально немассовый, в известном смысле эзотеричный ее характер, явное или скрытое противопоставление общей культуре. Вектор становления субкультуры противоположен вектору установления культурного господства.

«Молодежная субкультура» не сразу стала описываться и анализироваться именно как субкультура (в данной модели). Ей, можно сказать, отказывали в равноправии с иными субкультурами (этническими, религиозными). Ее феномены длительное время рассматривались как «девиации» (отклонения от норм) и как таковые привлекали внимание в большей степени криминологов, чем культурологов. (Собственно начало исследовательских разработок молодежных субкультур связывается с традициями городской этнографии. Оформление собственно научного подхода со своей методологией включенного наблюдения относится к 1920-м годам, когда группа социологов и криминологов из Чикаго начала собирать данные о подростковых уличных бандах и различных девиантных группах. Акцент на исследовании субкультуры девиантных групп молодежи доминировал в течении нескольких десятилетий). Это связано, по-видимому, с природой основного критерия, определяющего специфику молодежи как группы – возрастом. Как показано в работах

В.И.Слободчикова, категория возраста не имеет отражательного статуса и смысла, эта категория складывалась и функционировала стихийно и поэтому включала в себя многие культурно-ситуативные смыслы. Каждый конкретный возраст всегда имеет историю (социокультурные ориентиры) своего возникновения. Возраст специально конструируется в рамках определенной общественной практики и в целях управления этой практикой. Анализ возрастной, поколенческой группы и ее субкультуры, таким образом, должен отличаться от анализа этнических или религиозных общностей (субкультур), прежде всего в отношении механизмов возникновения субкультуры и ее функций.

Существует целый ряд концепций, объясняющих сущность и причины вовлечения молодежи в ту или иную субкультуру. Социопсихологический подход связывал склонность к девиантному поведению в коллективной форме с особенностями подросткового возраста. Во многих направлениях формирование молодежных субкультур и механизмы включения в них рассматривались в контексте социализации. На раннем этапе исследований акцент делался, главным образом, (используя термин А.В.Мудрика) на молодежь как жертву социализации и формирование субкультур виделось скорее как нарушение механизмов социализации. В исследованиях криминальных молодежных группировок социологами Чикагской школы причину складывания группировок и включения в них подростков видели в неблагополучии среды, социального окружения, не оставляющей возможности для нормальной социализации. Роберт Мертон интерпретировал криминальное поведение как следствия разрыва между притязаниями личности и возможностями их реализации в том социальном пространстве, в котором живут молодые люди. А. Коен в своих исследованиях показал, что преступления группировок были по существу неутилитарными, они были деструктивными - как по отношению к отдельным людям, так и нормам и совершались из соображений престижа и для подтверждения идентификации с группой. Ведущая идея Коена заключается в том, что молодые люди не становятся антисоциальными после включения в группировку: в группировку приходят именно антисоциально ориентированные подростки для поддержания (институциализации) своих антисоциальных норм и ценностей. А.Коен утверждал, что у групп подростков одного и того же возраста, но по-разному ориентированных, существуют значительные отличия в представлении о статусе и критериях его достижения. Для «послушных учеников из среднего класса» – это «образование, квалификация, уважение, замужество, признание заслуг со стороны значимых взрослых, а в их лице - общества в целом». Для «мальчишек из подворотни» - «моментальное удовольствие, грубость, жестокость, высокий уровень риска и волнения, ценности, которые не сулят каких-либо похвал со стороны взрослых и общественно значимого признания». Уолтер Миллер, применив для объяснения позиции подростков понятие «маргинальность», напротив, попытался доказать, что дело не в стремлении к идентификации с нормами среднего класса, а в желании подростков приспособиться к ценностям "более низкого" класса. Маргинальная позиция складывается, когда подростки начинают чувствовать свою незначительность, поскольку у них отсутствуют возможности для реализации своих потребностей в самоуважении и самоидентификации. Таким образом, подростки не специально выбирают девиантный путь, они просто выбирают некий путь, позволяющий им самореализоваться, добиться хотя бы какого-то признания и этим путем часто оказывается девиантная ассоциация. Работы школы социологического мышления ("интеракционизма" или "теории наклеивания ярлыков") опровергали тезис о том, что девиантное поведение есть некая психологическая предрасположенность отдельных индивидов. Молодые люди и их сообщества становятся девиантными, когда им приклеивают ярлык преступника (преступного). Вербализация и артикуляция именно такого обозначения данной группы людей оказывается решающим для завершения процесса их идентификации с этой "девиантной" группой. Исследования показали, что из нескольких столкновений между группировками на юге Англии широко «разрекламированных» СМИ, возник социокультурный феномен огромного масштаба. Весьма интересные результаты дал функциональный подход. В отличие от тех, кто видел в молодежи социальную проблему, его представители - Т. Парсонс и Ш. Айзенштадт считали, что все молодежные субкультуры, несмотря на поведение, стиль или сленг, были, в конечном счете, некоторыми адаптивными формами, их существование помогало обществу в целом достигать стабильности, и с этой точки зрения они были социально значимыми и положительными. Культурно-исторический анализ, проведенный в рамках данного подхода выявил различия в процессах перехода детей во взрослый статус. В доиндустриальных обществах подростковость перемещалась во взрослость через принимаемое всеми и достаточно очевидное окончание детства и начало взрослой жизни. Поскольку большой разницы между ценностями, передающимися от поколения к поколению, не существовало, период взросления был «естественным» и безпроблемным, и самой молодости (в нашем понимании) не было. Но в индустриальных обществах все эти процессы намного усложнились. Молодежь индустриальной эпохи уже не могла, как прежде, воспользоваться прежним молодежным опытом поколения взрослых, поскольку традиционные роли, которые они могли воспринять в семье, уже не могли им помочь в приобретении новых взрослых статусов и ролей. В традиционном обществе окончание детства отмечалось ритуалом или празднованием, что, по сути, означало, что подросток занял аутентичное место во взрослом обществе. В современных индустриальных обществах, наоборот, роли, представленные в пределах семьи, перестали гармонировать с более широкой социальной системой. Таким образом, идентификация с членами семьи не гарантировала и не обеспечивала достижения полной социальной зрелости и статуса взрослого в социальной системе. Т. Парсонс видел основную функцию молодежной культуры в положительной помощи, которую оказывали молодежные субкультуры процессу тяжелого перехода детей во взрослый статус. По мнению Ш. Айзенштадта, молодежные субкультуры - это период подготовки молодых людей к миру вне семьи. Он считал, что они играли столь важную роль в социализации молодых людей, потому что именно молодежные субкультуры создавали набор ценностей, позиций и поведенческих норм, которые возвращали чувство власти, потерянное молодыми людьми в результате их маргинальной социо-экономической и культурной позиции в современном обществе.[3]

Молодежная культура создает пространство, в котором молодые люди могут себя чувствовать полномочными представителями, в то время как, в семье или в школе они чувствовали себя чужими и не имеющими никаких реальных полномочий. Молодежная субкультура обеспечивает чувство стабильности для молодых людей, предоставляя ясный набор ценностей и ролей. По представлениям функционалистов, молодежная культура имеет общую социально-психологическую основу, поэтому как бы вовсе не обязательно выделять внутри этой целостности различные субкультуры - выделять какие-то стили, интересы или мировоззрения. Возрастные группы могли способствовать сохранности и поддержанию стабильности социальной системы. Однако, помимо этой интегративной функции они могли иметь и "дезинтегративную функцию", которая демонстрируется в девиантных группах сверстников. Для социологов-функционалистов понятие "субкультура" было не более чем определением некоей группы сверстников, предоставлявшей подросткам способ обретения себя в мире. Далее они утверждали, что по мере перехода молодежи во взрослый мир существование и поддержание функционирования таких групп становятся лишними. С идеями социологов-функционалистов перекликаются идеи американского психолога Э.Эриксона. Для обозначения интервала между подростковостью и взрослостью он ввел понятие «психосоциальный мораторий» - период, когда молодым людям дается отсрочка принятия ролей и норм взрослых и предоставляется возможность экспериментировать со своей идентичностью, пробовать альтернативные роли и способы жизни. Поиск идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми себя идентифицируют молодые люди. Эриксон считал, что чрезмерная идентификация с представителями контркультуры или криминальной культуры вырывает «расцветающую личность» из ее социального окружения, тем самым подавляя ее и ограничивая развитие идентичности. Формирование субкультуры, различные формы социального протеста молодых Эриксон интерпретировал как попытки молодежи построить собственную систему ценностей, обрести принципы, которые придадут смысл и направленность жизни их поколения. Эриксон показал, что в культуре с жесткими социальными нормами (например. в странах ислама) проблемы идентичности минимизированы, поскольку невелик выбор возможностей. Американское общество, наоборот, предоставляет молодежи широкий спектр возможностей, в результате чего молодежь становится более уязвимой в отношении проблем идентичности. Анализируя всплеск контркультурной активности и мятежности молодежи в современные ему 60-е, Эриксон отмечал, что значительную роль в это сыграли политики и ответственные лица, чья недобросовестная деятельность стимулировала девальвацию традиционных ценностей общества. Заметим, что одним из ярких проявлений кризиса идентичности Эриксон считал употребление наркотиков.[33] Определяя субкультуру как совокупность специфических социально-психологических признаков, влияющих на стиль жизни и мышление определённых номинальных и реальных групп людей и позволяющих им осознать и утвердить себя в качестве «мы», отличного от «они» (остальных представителей социума), А.В.Мудрик рассматривает влияние субкультуры на социализацию детей как специфический механизм социализации, называемый им «стилизованный механизм». Среди признаков субкультуры им выделяются: ценностные ориентации, нормы поведения, взаимодействия и взаимоотношений, предпочитаемые источники информации, мода, жаргон, фольклор.[20]

М. Брейк выделяет следующие функции субкультур для молодежи:

1. Они предлагают решение некоторых структурных проблем молодежи на "магическом" уровне, особенно проблем, созданных внешними противоречиями социоэкономической структуры, которые коллективно переживаются молодежными поколениями. Часто эти проблемы являются частью классовых переживаний - эффектом осознания классовой принадлежности и сопротивления молодежи социально-экономической заданности их будущего.

2. Они предлагают некую новую культуру, из которой можно отобрать значимые культурные элементы, такие как: стиль (моду), досуговые ценности, повседневные идеологии и жизненные стили. Эти элементы способствуют формированию идентичности вне той солидарности, которая предписывается им "соответствующей" (их уровню) работой, семьей и школой.

3. Они есть некая альтернативная форма социальной реальности, которая, конечно же, апробируется в классовой культуре, но опосредуется ближним окружением (соседством) или несуществующей - символической общиной, воспринятой через масс-медиа.

4. Субкультуры предлагают осмысленный, значимый путь жизни в рамках "свободного" времени - в течение досуга, который вынесен за рамки инструментального и скучного мира работы.

5. Субкультуры предлагают новые экзистенциальные дилеммы для принятия индивидуальных решений. В частности, они могут включать использование бриколлажа молодежного стиля для конструирования своей идентичности вне школы или работы.

В ряде исследований (Марк Абрамс и др.) молодежная субкультура рассматривалась с позиций молодежного потребительства и интерпретировалась как форма массовой культуры. Было зафиксировапно возникновение в конце 50-х гг. новой потребительской группы, которая возникла и стала необычайно важной для многих компаний, производящих молодежную продукцию. Как новая потребительская группа молодежь отличалась не своим "неправильным" поведением, а особенностями поведения и выбора на рынке, и именно этот новый спектр молодежных выборов открывал новые горизонты "подростковой культуры". Потребительство молодежи концентрировалось в тех сферах, в которых происходило наиболее бурное послевоенное развитие: подростки покупали больше всего одежды, обуви, спиртных напитков и табачных изделий, конфет и шоколада, закусок, тратили много денег на кино, театр, журналы, газеты, пластинки и книги. При этом потребляемые товары с точки зрения молодежи были специфичны по отношению к товарам для «взрослых», что позволяло посредством потребления утверждать молодым людям свою идентичность. Определение молодежной культуры как формы массовой культуры представило молодежь как объект контроля и манипуляции со стороны капиталистического медиа-рынка, а субкультуры - как продукт, конструируемый и создаваемый не молодежью, а для нее (Р.Хоггарт, Т. Адорно).[2],[29]. Данная традиция доминировала вплоть до 80-х гг. Постмодернистские теоретики 80-х и 90-х подвергли ее резкой критике, отвергнув тезис о существовании однонаправленного процесса: с одной стороны которого, - активные производители культурных товаров и ценностей, научившиеся прекрасно манипулировать сознанием и поведением молодежи, с другой стороны, - молодежь как пассивный потребитель, который или недостаточно образован, или сильно подавлены строем, чтобы осознавать то, что их бессознательно "оглупляют". Постмодернисты обращали внимание на культурные явления, создаваемые самой молодежью для себя «фанзины» (журналы, посвященные особым течениям в музыке или отдельным музыкальным группам и издаваемые самими «фанами», молодежные передачи и веб-сайты), и, в известной степени, противопоставляемые «продукции», предлагаемой молодым со стороны взрослых. Подчеркивалось характерное для современной культуры смешение производства, исполнения и потребления (использования). Постмодернистские тенденции в изучении молодежной субкультуры выразились в интерпретации субкультуры как пространства игры, экспериментирования с иерархией взрослого мира. Общество «разрешает» выражать молодежи себя в этой сфере. Молодежь, в свою очередь, не утрачивает своей связи с общей культурой, разделяя ее фундаментальные нормы и ценности. Современные исследования ориентируются на изучение новых форм культурных активностей современной молодежи. Особенное внимание уделяется формам телесного ухода и наслаждения. Эксперименты со своей внешностью осуществляются уже не только через одежду, а через тело: бритье головы, татуировки, нанесение шрамов. Даже употребление наркотиков, рассматривается как своеобразный способом экспериментирования, манипуляции со своей телесностью и чувственностью. Постмодернизм выступил с критикой представления о существовании некоей господствующей (репрезентативной) культуры и противостоящих ей субкультур. Влияние идей постмодернизма привело к тому, что на определенном этапе на Западе практически перестали говорить о субкультурах.


1.3 Влияние субкультуры на социальное воспитание личности.

Социализация – непрерывный и многогранный процесс, который продолжается на протяжении всей жизни человека. Однако наиболее интенсивно он протекает в детстве и юности, когда закладываются все базовые ценностные ориентации, усваиваются основные социальные нормы и отклонения, формируется мотивация социального поведения.

Процесс социализации человека, его формирования и развития, становления как личности происходит во взаимодействии с окружающей средой, которая оказывает на этот процесс решающее влияние посредством самых разных социальных факторов.

Наиболее важное значение для социализации подростка имеет социум. Эту ближайшую социальную среду подросток осваивает постепенно. Если при рождении ребенок развивается в основном в семье, в дальнейшем он осваивает все новые и новые среды – дошкольные учреждения, компании друзей, дискотеки и т.д. С возрастом освоенная ребенком «территория» социальной среды все больше и больше расширяется.

При этом подросток как бы постоянно ищет и находит ту среду, которая для него в наибольшей степени комфортна, где подростка лучше понимают, относятся к нему с уважением и т.д. Для процесса социализации важное значение имеет, какие установки формирует та или иная среда, в которой находится подросток, какой социальный опыт может накапливаться у него в этой среде – положительный или негативный.

Подростковый возраст, особенно с 13-15 лет – это возраст формирования нравственных убеждений, принципов, которыми подросток начинает руководствоваться в своём поведении. В этом возрасте появляется интерес к мировоззренческим вопросам, таким, как возникновение жизни на Земле, происхождение человека, смысл жизни. Формированию у подростка правильного отношения к действительности, устойчивых убеждений необходимо придавать первостепенное значение, т.к. именно в этом возрасте закладываются основы сознательного, принципиального поведения в обществе, которые дают о себе знать и в будущем. Нравственные убеждения подростка складываются под влиянием окружающей действительности. Они могут быть ошибочными, неправильными, искаженными. Это имеет место в тех случаях, когда они складываются под влиянием случайных обстоятельств, дурного влияния улицы, неблаговидных поступков.

В тесной связи с формированием нравственных убеждений молодых людей складываются их нравственные идеалы. Этим они существенно отличаются от младших школьников. Как показали исследования, идеалы у подростков проявляются в двух основных формах. У подростка младшего возраста в качестве идеала выступает образ какого-либо конкретного человека, в котором он видит воплощение высоко ценимых им качеств. С возрастом у молодого человека наблюдается заметное «движение» от образов близких людей к образам лиц, с которыми он непосредственно не общается. Старшие подростки начинают предъявлять более высокие требования к своему идеалу. В связи с этим они начинают осознавать, что окружающие, даже очень любимые и уважаемые ими, в большинстве своем самые обыкновенные люди, хорошие и достойные уважения, но не являются идеальным воплощением человеческой личности. Поэтому в 13-14 летнем возрасте особенное развитие приобретают поиски идеала за пределами близких родственных отношений.

В развитии познания молодёжи окружающей действительности наступает такой момент, когда объектом познания становится человек, его внутренний мир. Именно в подростковом возрасте возникает направленность на познание и оценку морально-психологических качеств окружающих.

Наряду с ростом такого интереса к другим людям у подростков начинают формироваться и развиваться самосознание, потребность в осознании и оценке своих личностных качеств.

Формирование самосознания – один из важнейших моментов в развитии личности подростка. Факт формирования и роста самосознания накладывает отпечаток на всю психическую жизнь подростка, на характер его учебной и трудовой деятельности, на формирование его отношения к действительности. Потребность самосознания возникает из потребностей жизни и деятельности. Под влиянием растущих требований со стороны окружающих у подростка возникает потребность оценить свои возможности, осознать, какие же особенности его личности помогают им, наоборот, мешают быть на высоте предъявляемых ему требований.

Большую роль в развитии самосознания молодого человека играют суждения других. Усложнение требований, которые предъявляются подростку в процессе его деятельности, развитие его самосознания, общий рост сознательного отношения к действительности приводит к качественно новому этапу в его развитии. У подростка появляется и приобретает довольно заметное значение стремление к самовоспитанию – стремление сознательно воздействовать на себя, формировать такие качества личности, которые он рассматривает как положительные, и преодолевать у себя отрицательные черты, бороться со своими недостатками. В подростковом возрасте начинают складываться и закрепляются черты характера. Одной из наиболее характерных особенностей подростка, связанные с ростом его самосознания, является стремление показать свою «взрослость». Молодой человек отстаивает свои взгляды и суждения, добиваясь того, чтобы взрослые считались с его мнением. Он считает себя достаточно взрослым, хочет иметь одинаковые с ними права.

Переоценивая возможность своих возрастных способностей, подростки приходят к убеждению, что они ничем не отличаются от взрослых людей. Отсюда их стремление к самостоятельности и известной «независимости», отсюда – болезненное самолюбие и обидчивость, острая реакция на попытки взрослых, недооценивающих их права и интересы. Следует отметить характерную для подросткового возраста повышенную возбудимость, некоторую неудовлетворенность характера, сравнительно частые, быстрые и резкие смены настроения.[14]

Значительное развитие в подростковом возрасте приобретают волевые черты характера. Под влиянием повышенных требований, предъявляемых подростку, у него развивается способность длительно преследовать сознательно поставленные цели, уметь преодолевать препятствия и трудности на этом пути.

Анализируя всё выше сказанное можно обобщить и выявить следующие возрастные особенности характерные для подросткового периода:

1. Потребность в энергетической разрядке;

2. Потребность в самовоспитании; активный поиск идеала;

3. Отсутствие эмоциональной адаптации;

4. Подверженность эмоциональному заражению;

5. Критичность;

6. Бескомпромиссность;

7. Потребность в автономии;

8. Отвращение к опеке;

9. Значимость независимости как таковой;

10. Резкие колебания характера и уровня самооценки;

11. Интерес к качествам личности;

12. Потребность быть;

13. Потребность что-то значить;

14. Потребность в популярности;

15. Гипертрофия потребности в информации

У подростков появляется желание изучать свое «Я», понять, на что они способны. В этот период они стремятся себя утвердить, особенно в глазах сверстников, уйти от всего детского. Все меньше ориентируются на семью и обращаются к ней. Но зато возрастает роль и значение референтных групп, появляются новые образы для подражания. Подростки, потерявшие ориентир, не имеющие поддержки среди взрослых, стараются найти идеал или образец для подражания.[31] Таким образом они примыкают к той или иной неформальной организации. Особенностью неформальных объединений является добровольность вступления в них и устойчивый интерес к определенной цели, идее. Вторая особенность этих групп – соперничество, в основе которого лежит потребность самоутверждения. Молодой человек стремиться сделать что-то лучше, чем другие, опередить в чем-то даже самых близких ему людей. Это приводит к тому, что внутри молодежные группы неоднородны, состоят из большого числа микрогруппировок, объединяющихся на основе симпатий и антипатий. Именно в пространстве неформального общения возможен первичный, самостоятельный выбор подростком своего социального окружения и партнёра. А привитие культуры этого выбора возможно лишь в условиях терпимости взрослых. Нетерпимость, склонность к разоблачениям и морализаторство примитивизируют молодёжную среду, провоцируют подростков к протестным реакциям, часто с непрогнозируемыми последствиями.

Важнейшая функция молодёжного движения – “стимулирование прорастания социальной ткани на окраинах общественного организма”.[7] Молодёжные инициативы становятся проводником общественной энергии между местными, региональными, поколенческими и т.п. зонами общественной жизни и её центром – основными социально- экономическими и политическими структурами.

Многие из неформалов – люди весьма неординарные, талантливые. Они проводят на улице дни и ночи напролет, не зная, зачем. Этих молодых людей никто не организовывает, не заставляет приезжать сюда. Они стекаются сами – все очень разные, и в тоже время чем-то неуловимо похожие. Многим из них, молодым и полным сил, часто хочется выть по ночам от тоски и одиночества. Многие из них лишены веры, во что бы то ни было и оттого мучаются собственной ненужностью. И, пытаясь разобраться в себе, отправляются на поиски смысла жизни и приключений в неформальные молодежные объединения.

Ради чего они стали неформалами?

73% - т.к. деятельность официальных организаций в сфере досуга неинтересна. 20% – т.к. официальные учреждения не помогают в их интересах. 7% - т.к. их увлечения не одобряются обществом.

Принято считать, что главное для подростков в неформальных группировках – возможность отдохнуть, провести свободное время. С социологической точки зрения это неправильно: «балдежь» стоит на одном из последних мест в перечне того, что привлекает молодежь в неформальные объединения, - об этом говорит лишь чуть более 7%. Около 5% находят в неформальной среде возможность общаться с близкими себе по духу людьми. Для 11% самое главное – условия для развития своих способностей, возникающие в неформальных группировках.


Глава 2. Исследование влияния субкультуры на социальное воспитание подростков.

В субкультуре реализуется одна из основополагающих потребностей учащихся — выстраивание образа «Я». Влияние субкультуры связано с трансляцией определенного привлекательного для подростков и молодежи субкультурного образа, присвоение только внешней формы подменяет зачастую ценностное самоопределение старшеклассника. Анализ социологической, культурологической и психологической литературы дает основание в качестве важного элемента неофициальных субкультур выделить социокультурные контексты: «радикально-силовой» (скинхеды, футбольные фанаты), «либеральный» (хиппи, ролевики), «радикально-протестный» (панки) и другие. Здесь можно говорить о наличии резонанса между состоянием человека и социокультурным контекстом субкультуры, который помогает человеку справиться с внутренним конфликтом или найти объяснение своего состояния. Так эмоциональная неуравновешенность, склонность к агрессии резонируют с радикально-силовым контекстом субкультур.

Как показывает анализ научной литературы, влияние неофициальной юношеской субкультуры обеспечивает компенсацию негативного отношения к себе, низкого уровня самоуважения, непринятия образа собственного тела (несоответствия внешнего вида эталонам маскулинности и феминимности). Компенсация происходит благодаря крайнему преувеличению и мифологизации своей непохожести, исключительности. Субкультура выступает также как форма самопредъявления человека на культурно-эстетическом уровне, когда человеку нравится, прежде всего, музыка, одежда и т.д.

Эмоциональная привлекательность «неформального» (иного, отличного от насаждаемого взрослыми) стиля жизни нередко снижает значимость целенаправленной деятельности (учеба, хобби), способствует размыванию жизненных перспектив. Предпосылками к таким обстоятельствам является академическая неуспешность в школе. Данная проблема возникает также в связи с отсутствием у воспитанника опыта самопонимания и самоопределения.

Кроме этого, у старшеклассников — представителей неофициальных юношеских субкультур возникают осложнения во взаимоотношениях с взрослыми и сверстниками, вызываемые как провоцирующим имиджем, так и некомпетентностью в общении. Рассогласования в сфере общения, усиливаются после того, как школьник начинает предъявлять себя как представитель субкультуры.

Субкультура чаще всего определяется через группу, являющуюся носителем данной локальной культуры, Нахождение в субкультуре способно блокировать самостоятельность человека, вызывать поведение «ведомого» и таким образом выступать для молодого человека или девушки психологической защитой.

Наряду с источником влияния юношеской субкультуры можно условно выделить три вероятностных последствия для социализации:

— позитивная тенденция (освоение социальных ролей в группе сверстников, социальное и культурное самоопределение на основе социальных проб и экспериментирования),

— социально-негативная (наркотизация, принятие идеологии национализма, экстремизма, приобщение к криминальному образу жизни),

— индивидуально-негативная (мораторий на социальное и культурное самоопределение, самооправдание инфантилизма и эскапизма — «бегства» от социальной реальности).

Актуальность исследования социально-педагогической помощи старшим школьникам — представителям юношеских субкультур обусловлена рядом взаимодополняющих обстоятельств.

Во-первых, юношеские субкультуры стали одним из существенных факторов социализации городских школьников. Данные социологических исследований подтверждают, что значительная часть учащихся старших классов идентифицирует себя с той или иной субкультурой, и определенное количество старших школьников испытывает на себе ее ощутимое влияние.

В то же время воздействие на учащихся ряда неофициальных юношеских культур таит в себе социальные опасности, так как одни субкультуры транслируют идеи экстремизма, расовой и национальной дискриминации, другие — проповедуют криминальный образ жизни, третьи — пропагандируют употребление психоактивных веществ и т.д. Данные субкультуры создают риск для социализации учащейся молодежи. Представители таких субкультур достаточно часто выходят за рамки установленных правил, совершают эксцентричные поступки.

В связи с этим реакция официальных органов власти, общественности, педагогов даже на безобидные проявления юношеской субкультуры зачастую бывает крайне жесткой. Нередко у воспитателей, учителей возникают сильные негативные эмоции, препятствующие самоопределению и построению конструктивного взаимодействия с представителями юношеских субкультур. Кроме того, педагоги, вынужденные ежедневно иметь дело с учащимися, которые ярко демонстрируют субкультурную принадлежность, в большинстве случаев лишены четких ориентиров при конструировании профессиональной деятельности.

Из выше приведенных доводов следует, что современная социально-педагогическая практика нуждается в воспитательных технологиях, обеспечивающих свободу выбора школьника в пространстве влияния разнообразных культур, позволяющих осуществлять нравственную поддержку в ситуациях многочисленных культурных интервенций, направленных на личность со стороны как агентов субкультур, так и субъектов социального, семейного и конфессионального воспитания.

Во-вторых, необходимость помощи школьникам представителям юношеских субкультур осознается достаточно давно. Достаточно широко распространены в нашей стране различные по масштабу рок-фестивали («Прорыв», «Окна Открой!», «НАШЕствие», «Крылья» и другие), являющиеся для юношей и девушек площадками самовыражения в сфере субкультуры. В деятельности Костромского клуба старшеклассников несколько лет назад появилась такая новая форма работы, как фестиваль молодёжной культуры «Стрит-Вей», где подростки имеют возможность танцевать брейк-данс официально, «на большой сцене», кататься на роликах и рисовать граффити. В частности, работа с представителями неофициальных юношеских субкультур осуществляется в таких формах, как формирование «уличных площадок» для предъявления подростками себя как представителей субкультур в г. Одессе (опыт работы М.Б. Кордонского). В то же время, целостного осмысления отечественной практики социального воспитания старшеклассников в данном контексте не производилось, несмотря на наличие соответствующего опыта.

В-третьих, изучение субкультур — относительно новое, но активно развивающееся направление в отечественных гуманитарных науках. За последние два десятка лет по этой тематике было защищено около сорока диссертаций, наиболее многочисленными являются исследования молодежной субкультуры, раскрывающие социально-философские, эстетические, социологические, лингвокультурологические, социально-управленческие, социально-психологические аспекты данного феномена. Изучены также отдельные разновидности молодежных субкультур, взаимодействие молодежных субкультур с социальными институтами и формами общественного сознания, региональные характеристики субкультурной дифференциации молодежи.

Одним из отправных моментов теоретического обоснования социально-педагогического взаимодействия субъектов воспитания с представителями юношеских субкультур является концепция педагогики социальной работы (В.Г. Бочарова, Б.П. Битинас), где социальное воспитание трактуется как педагогически ориентированная и целесообразная система общественной помощи, необходимая подрастающему поколению в период его включения в социальную жизнь.

2.1. Диагностический этап исследования.

Исследование проводилось в 11, 21 и 25 школах г. Таганрога в 10 «б», в 11 «а» и в 10 «а» классах, среди 87 старшеклассников.

Методы использованные в проведении исследования - анкетирование, наблюдение, беседы, метод обобщения независимых характеристик, метод свободных описаний, метод изучения результатов деятельности, опытно-экспериментальная работа, методы статистической обработки информации.

Исследования, проведенные мной включали в себя изучение проблем и противоречий социализации представителей субкультур. На основе анализа социологических и культурологических исследований были уточнены описания семи юношеских субкультур: рокеров, панков, хиппи, футбольных фанатов, пацанов (гопников), скинхедов, реперов. Описания признаков этих субкультур были предъявлены студентам младших курсов Таганрогского государственного педагогического института как экспертам; на основании обобщения результатов экспертизы мной были разработаны опросные материалы для школьников. Следующий блок исследований предполагал изучение субкультурных предпочтений старшеклассников (10-11 классы школ г. Таганрога). В результате двух опросов более 127 старшеклассников из трех городских школ были получены следующие данные.

Количество учащихся старших классов, идентифицирующих себя с представителями той или иной неофициальной юношеской субкультуры, колеблется в разных образовательных учреждениях от 11 до 59%, примерно столько же (от 12 до 52%) тех, кто сознательно не относит себя ни к одной из неофициальных юношеских субкультур. Число учащихся, не в полной мере определившихся с ответом, составляет от 6 до 42%. При этом желание идентифицировать себя с определенной субкультурой заявили 56,6%, не высказали такого стремления 30,2 % опрошенных, неопределенную позицию в выборе субкультуры продемонстрировали- 13,2 %.

Сравнение результатов изучения старшеклассников — представителей юношеских субкультур с остальными сверстниками позволяет констатировать, что у представителей субкультур в 2,68 раза ниже уровень направленности на социально приемлемую деятельность в 1,7 раз меньше претензий на лидерство в группе, в 2 раза слабее, чем у сверстников представлена субъективная значимость занятий по интересам.

При изучении юношей и девушек — представителей субкультуры рокеров (16,7% от общего числа опрошенных), явная угроза негативных тенденций социализации не проявилась. Также весьма благополучной группой могут считаться реперы (13,5%). Среди футбольных фанатов , составляющих от общего числа респондентов 11,9%, проблемы в социализации могут быть зафиксированы в основном у девушек. Явно обозначившейся проблемой у представителей субкультуры скинхедов (5% всех участвующих в опросе) является склонность к неконтролируемой агрессии и эмоциональная неуравновешенность (юноши — 44%, девушки — 20%). Обобщение полученных результатов позволяет назвать среди наиболее типичных проблем социализации для девушек — представителей неофициальных юношеских субкультур: непринятие образа собственного тела, низкая мотивация учебной деятельности (скинхеды, футбольные фанаты). Еще одной общей чертой является то, что образ отношений с юношами лишен романтизма (футбольные фанаты). Специфичной характеристикой может быть названа слабая ориентированность на сферу деловой активности у девушек-скинхедов. Среди респондентов — учащихся старших классов г. Таганрога наименее массовыми являются такие субкультуры, как «панки» и «хиппи» — по 1,7%.

2.2 Педагогические рекомендации.

Исходя из социально-педагогической концепции А.В. Мудрика, социально-педагогическую помощь можно трактовать как внешнее действие, которое придает личности ресурс, недостающий в какой-либо конкретной социальной ситуации. Помощь становится движущей силой процесса активизации ресурсов, управления его использованием .

Социально-педагогическая помощь старшеклассникам — представителям неофициальных юношеских субкультур возникает на границах стихийной, относительно управляемой и относительно социально-контролируемой социализации, и более или менее сознательного самоизменения человека; имеет характер диалектического компромисса:

— при безусловном принятии воспитанника, какие бы идеи он ни разделял, информирование его о возможных социальных санкциях,

— при выстраивании диалога между культурой и субкультурой, предъявление общепринятых образцов,

— при организации движения мысли в диалоге от субъективных смыслов школьника к социокультурным значениям, оснащение воспитанника недостающими средствами понимания и самовыражения.

На основе идей педагогической герменевтики И.Д. Демаковой [10] представляется возможным сформулировать еще одно условие социально-педагогической помощи старшеклассникам — представителям неофициальных юношеских субкультур — адекватность имиджа педагога — субъекта помощи юношеской субкультуре , владение педагогом референтной для старшеклассников деятельностью.

Внешний вид педагога должен соответствовать основным тенденциям моды, чтобы привлечь и расположить к себе учащихся, однако, элементы одежды не должны выражать предпочтительного отношения к какой-либо из субкультур. Умение словом и действиями настроить человека на себя — является важными составляющими имиджа. В нашем случае необходимо говорить о так называемой стилизованной коммуникации. Это умение педагога использовать адекватные для молодежной субкультуры способы передачи информации, получения ответов, налаживания взаимоотношений, обмена мнениями. Стиль поведения педагога не должен вступать в противоречия с основной целью оказания социально-педагогической помощи. Его манера действий должна внушать воспитанникам доверие, чувство безопасности, ощущение порядочности педагога, компетентности.

Социально-педагогическая помощь будет осуществляться эффективно, если педагог владеет каким-либо видом занятий значимым для представителей юношеской субкультуры (игра на гитаре, какой-либо вид спорта, брейк-дэнс, граффити, ролевые игры и т.д.). Кроме этого, педагог может владеть смежными с субкультурными видами деятельности, например: акробатический рок-н-ролл, художественная гимнастика, спортивная аэробика, дизайн и другое.

Необходимым условием успешности социально-педагогической помощи старшим школьникам — представителям неофициальных юношеских субкультур является характер взаимодействия педагога и старшеклассника — конструктивный диалог что предполагает:

— наличие договора как культурного механизма, регулирующего отношения между педагогом и старшеклассником,

— общение строится исходя из безусловного принятия воспитанника, какие бы идеи он не разделял и не пропагандировал,

— консультирование воспитанника о возможностях социальной среды, учреждений в разрешении проблем социализации;

— эмоциональная поддержка как самого акта, и так и принципа свободы выбора.

— оснащение воспитанниками недостающими средствами самопонимания.

Важным условием эффективности социально-педагогической помощи старшеклассникам — представителям юношеских субкультур является создание клубного сообщества на основе юношеских субкультурных практик, что содействует:

раскрепощению, принятию воспитанником себя,

— овладению школьником различными вариантами самопредъявления в социально приемлемых формах,

— освоению воспитанником способами решения коммуникативных задач (в том числе конструктивного диалога со взрослыми, с представителями других субкультур).

Организация экспериментирования и самовыражения в сфере юношеской субкультуры осуществляется посредством конструирования своеобразных «карнавальных» площадок, где в ходе различного рода забав, игр, конкурсов, шествий участники могут экспериментировать со своим внешним видом, примерять атрибуты представителей той или иной субкультуры. На карнавальных площадках важную роль играет социально-психологическая атмосфера раскованности, которая обеспечивается защитой школьников от санкций со стороны субъектов социального воспитания и агентов субкультур. Для полноценного экспериментирования, самовыражения воспитанников в сфере юношеской субкультуры воспитатель должен принимать стилистику субкультуры как модель самореализации учащихся .[24]

Как показало данное исследование, в значительной части общеобразовательных учреждений создание площадок для экспериментирования на материале юношеской субкультуры затруднено вследствие особенностей сложившегося быта воспитательной организации, поэтому данная составляющая может быть реализована во внешкольной среде (загородный детский центр, учреждение дополнительного образования, учреждение социального обслуживания молодежи).

Методика оказания социально-педагогической помощи старшеклассникам — представителям юношеских субкультур требует соединения групповой и индивидуальной форм работы. Это связано с тем перечнем задач, которые решаются в рамках каждой из форм и не могут быть решены лишь в одной из них. Так, организовать экспериментирование воспитанников в способах самовыражения можно лишь в групповой работе; обсуждение смысла значений, текстов субкультур наиболее эффективно осуществляется в полилоге. В то же время ситуация каждого из старшеклассников особенна, возникающее у него противоречие требует конфиденциальности обсуждения, что возможно в рамках индивидуальной работы педагога с воспитанником.

Деятельность педагога по оказанию социально-педагогической помощи в групповой работе может быть раскрыта через перечень педагогических задач, направленных на:

— создание в группе позитивного эмоционального климата;

— получение подростком опыта конструктивного взаимодействия с окружающими;

— расширение знаний о способах и вариантах выражения, представления себя другим;

— приобретения опыта самовыражения в этой группе;

— освоение способов обсуждения, осмысления и понимания значений символов и смыслов, присущих различным субкультурам, осознание своих индивидуальных особенностей.

Создание в группе позитивного эмоционального климата важно для того, чтобы школьники чувствовали себя комфортно, относились друг к другу терпимо, не боялись рассказывать о себе, не стеснялись экспериментировать.

Получение подростком опыта конструктивного взаимодействия с окружающими предполагает организацию общения с целью формирования готовности у воспитанников к осуществлению конструктивного диалога с представителями других субкультур, проявлению толерантности к культуре другого человека.

Расширение представлений о способах и вариантах самовыражения представляет собой консультирование учащихся с целью избежания воспитанником негативных реакций со стороны окружающих.

Приобретение учащимися опыта самовыражения в группе — здесь были сконструированы площадки для реализации фантазий, самовыражения воспитанников в сфере юношеской субкультуры. Проводились ролевые игры, инсценировки, демонстрации. Воспитанникам предоставлялась возможность в процессе освоения игры на гитаре разучивать и исполнять песни, выступать на концертах.

Освоение способов осмысления ценностных ориентиров субкультуры, а также понимания себя , соотношения представлений о себе с характеристикой субкультуры — в итоге получение подростком опыта понимания себя как представителя субкультуры. Здесь нами была организована работа с текстами песен с помощью таких процедур как: контент-анализ текстов, осмысление собственной позиции по отношению к тексту, написание рецензий и эссе, поиск единомышленников и оппонентов, установление взаимопонимания, обсуждение. В процессе работы этих площадок нами был организован ценностно-смысловой диалог.

Социально-педагогическая помощь в индивидуальной работе включает: содействие воспитаннику в самоопределении, посредничество в конфликтах с взрослыми и сверстниками, содействие в проявлении инициативы и осуществлении самостоятельных действий направленных на гармонизацию отношений с окружающими.

Индивидуальная работа с воспитанником осуществляется в такой последовательности:установление личностного контакта между педагогом и воспитанником; поиск и прояснение взаимных интересов; прояснение ситуации и намерений каждой стороны; заключение договора о взаимодействии в целях разрешения индивидуальной проблемы воспитанника; разработка соответствующего плана действий; реализация плана, текущий анализ и коррекция деятельности; рефлексия произошедших изменений; определение последствий и перспектив развития индивидуальной ситуации ребенка. После реализации договора возможен переход к новому договору и новому этапу работы по обоюдному желанию воспитанника и педагога.

Заключение.

В целом мое исследование подтверждает обоснованность выдвинутого в гипотезе предположения и позволяет сделать ряд выводов:

1. Специфическими проблемами, возникающими у старшеклассников — представителей юношеских субкультур являются: компенсация негативного отношения к себе крайним преувеличением и мифологизацией своей инаковости; выбор определенного внешнего субкультурного образа, который подменяет ценностное самоопределение при отсутствии у воспитанника соответствующего социального опыта; конфликтность взаимоотношений с взрослыми и сверстниками, вызываемое провоцирующим имиджем и некомпетентностью в общении.

2. Социально-педагогическая помощь обеспечит разрешение проблем социализации школьников — представителей неофициальных юношеских субкультур, если:

— педагог владеет референтным для воспитанников видом деятельности, его имидж адекватен юношеской субкультуре,

— старшеклассник участвует в клубном сообществе, созданном на основе юношеских субкультурных практик,

— взаимодействие педагога и старшеклассника представляет собой конструктивный диалог.

3. Деятельность педагога в процессе оказания социально-педагогической помощи школьникам — представителям неофициальных юношеских субкультур предполагает: создание в группе позитивного эмоционального климата; содействие учащимся в приобретение необходимого социального опыта (конструктивного межличностного взаимодействия, самовыражения в группе, обсуждения, осмысления и понимания идеологии субкультуры и понимания себя), расширение представлений о способах и вариантах самовыражения, помощь воспитаннику в самоопределении, осуществление посредничества в конфликтах со взрослыми и сверстниками.

4. Изложенные в исследовании выводы и рекомендации не претендуют на окончательное и исчерпывающее решение заявленной проблемы. В частности, в более детальном изучении нуждаются вопросы:

— дифференциации социально-педагогической помощи школьникам — представителям юношеских субкультур в зависимости от социокультурных особенностей (региона, типа поселения, образовательного учреждения и т.п.),

— подготовки и переподготовки кадров для осуществления социально-педагогической помощи школьникам — представителям юношеских субкультур.

Молодому человеку нужно определить границы своих реальных возможностей, узнать, на что он способен, утвердиться в обществе. Подтверждением этому может служить следующая цитата Эриксона: «Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением опустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен отпустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне».


Список использованной литературы

1. Абульханова-Славская К.А. «Стратегия жизни». М.,1996.
2. Адорно Т. Диалектика Просвещения: философские фрагменты / Авт. M.Horkheimer и др. Москва: Медиум, Ювента, 1997.

3. Айзенштадт Ш. «Модернизация, протест и перемены» 1966, «Традиция, перемены и современность» 1973.

4. Беличева С.А. «Основы превентивной психологии». М., 2003.

5. Венгер А. Л. , Слободчиков В. И. , Эльконин Б. Д. : Проблемы детской психологии и научное творчество Д. Б. Эльконина 88'3.
6. Вишневский Ю.Р., Рубина Л.Я. Социальный облик студенчества 90-х годов // Социологические исследования. 1997. № 10.
7. Гацкова Е. И. Молодежь и современность. М. «Инфра». 2001.
8. Гуревич П. С. Культурология. М. «Знание». 1996.
9. Гусейнов Н.Н. Этическая мысль. М. Издательство полит. литературы.1998.

10. Демакова И.Д. Воспитательная деятельность педагога в современных условиях . АСТ .2007

11. Демакова И.Д. С верою в ученика: особенности воспитательной работы классного руководителя. Просвещение - 1989г. Москва

12. Кон. И.С. «Психология ранней юности».
13. Краковский А.П. “О подростках”- М., 1970г.
14. Крутецкий В.А., Лукин Н.С. “Психология подростка”- М., 1965..
15. Лисовский В.Т «Социология молодежи» - СПб.,1996.
16. Макаренко А.С. “Принципы социального воспитания”. 1986.
17. Мастеров Б.М «Психология саморазвития» - Рига 1996.
18. Мертон Р. Социология сегодня: проблемы и перспективы .М., 1965
19. Мид М. «Культура и мир детства» (сб. пер. на рус. яз., 1988).
20. Мудрик. А.В. «Время поисков и решение». М. 1990.
21. Ольшанский Д.В. “Неформалы: групповой портрет в интерьере”- М: Педагогика, 1990.
22. Руткевич М.Н., Рубина Л.Я. Общественные потребности, система образования, молодежь. М.: Политиздат, 1988.
23. Семенов В.Е. “Искусство как межличностная коммуникация”- СПб,
24. Сенченко Н.А. Изучение влияния отечественной рок-культуры на сознание студенческой молодежи .Москва, 2000.
25. Сенченко Н.А. Социально-педагогическая помощь школьникам — представителям юношеских субкультур Сборник статей / Под ред. Б.В. Куприянова. — Кострома; 2004.
26. Смелзер. Н. Социология. М. «иск-инфо». 1994.
27. Сорокин П. “Человек. Цивилизация. Общество» - М. 1992.
28. Франкл В. «Человек в поисках смысла. М. 1995.
29. Хоггарт Р. Оксфордская иллюстрированная т 7 Народы и культуры Инфра-М . 2000г.
30. Чупров В.И. Историческое сознание молодежи: социологический аспект // Педагогика. 1992.
31. Чупров В.И., Черныш М.Ф. Мотивационная сфера сознания молодежи. Состояние и тенденции развития. М., 1993.
32. Эльконина Д. Б. “Развивающее обучение”. М. 1993.
33. Эрик Г. Эриксон Идентичность: юность и кризис // Пер. с англ./ Общ. ред. и предисл. Толстых А.В. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1996.
34. Ярошевский М.Г. “Социальное воспитание”. М. 1997.
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ