Словотворчество как закономерность развития речи ребенка в дошкольном возрасте

Основы теории детского словотворчества: формирование у ребенка грамматического строя русского языка, словотворчество в словообразовании. Экспериментальное исследование единиц процесса словотворчества путем бесед с молодыми родителями и собственного опыта.

Федеральное агентство по образованию РФ

ГОУ ВПО

«Новосибирский Государственный Педагогический Университет»

Факультет иностранных языков

Кафедра английского языка

Курсовая работа

Словотворчество как закономерность развития речи ребенка в дошкольном возрасте

Выполнила:

студентка английского

отделения ФИЯ гр. 312

Бутакова А.В.

Новосибирск 2009


Содержание

Введение

ГЛАВА I. Основы теории детского словотворчества

1.1 Развитие лексики в онтогенезе

1.2 Формирование у ребенка грамматического строя русского языка

1.3 Словотворчество в словообразовании. Классификация Т.Н. Ушаковой

1.4 Выводы по главе I

ГЛАВА II. Практическое подтверждение наличия словотворчества, рассмотрение его механизмов на конкретных примерах

2.1 Систематизация и классификация единиц процесса словотворчества на основе бесед с молодыми родителями и собственного опыта

2.2 Методика с вербальной опорой «Что это такое?»

2.3 Методика «Дайте название картинке»

2.4 Выводы по главе II

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Речь – сложная и специально организованная форма психической деятельности. Речь принимает участие в мыслительных процессах и является регулятором человеческого поведения.

Овладение родным языком как средством и способом общения и познания является одним из самых важных приобретений ребенка в дошкольном детстве. Именно дошкольное детство особенно сенситивно к усвоению речи: если определенный уровень овладения родным языком не достигнут к 5-6 годам, то этот путь, как правило, не может быть успешно пройден на более поздних возрастных этапах.

В настоящее время наука, занимающаяся изучением детской речи, называется онтолингвистикой или лингвистикой детской речи. Она рассматривает такие аспекты детского языка, как его функционирование в детской речи, его роль в формировании полноценной взрослой речи, механизмы его создания. Лингвистике детской речи посвящен ряд работ Цейтлин С.Н., Чуковского К.И., Гвоздева А.Н., Ушаковой Т.Н., Кольцовой М., Штерна В. на которые мы будем ссылаться и опираться.

Специфика детского языка заключается в том, что он частично состоит из единиц, отсутствующих в языке, но созданных ребенком на основе общих правил родного языка, копируя язык взрослых. «...начиная с двух лет всякий ребенок становится на короткое время гениальным лингвистом, а потом, к пяти-шести годам, эту гениальность утрачивает. В восьмилетних детях ее уже нет и в помине, так как надобность в ней миновала: к этому возрасту, ребенок уже полностью овладел основными принципами родного языка» (Чуковский К.И., 2005, c.15). Процесс создания ребенком новых слов на основе лексического, грамматического и фонетического материала родного носит название словотворчества.

По нашему мнению проблема детского словотворчества является актуальной, так как представляет интерес для современной психолингвистики и методики развития детской речи. Словотворчество является нормой развития детской речи - «появление особых, не зафиксированных в речи взрослых форм, а тем более появление слов, самостоятельно сконструированных ребенком в возрасте от двух до трех и далее, это как раз свидетельство того, что он осваивает язык успешно, что он самостоятельно конструирует формы, что в его сознании складывается, уже сложилась система определенных правил, которые он использует самостоятельно» (Цейтлин С.Н. http://subscribe.ru/archive/linguistics.fortuna7/ thread/314942). И если словотворчество отсутствует на определенном этапе, это может послужить родителям и воспитателям сигналом о том, что развитие речи ребенка происходит с отклонениями. Именно в связи с этим важна осведомленность родителей о словотворчестве и о его закономерных механизмах. Мы ставим перед собой цель изучить детское словотворчество, как закономерность развития речи ребенка в дошкольном детстве. Для достижения данной цели, нам необходимо выполнить ряд задач, две из которых направлении на теоретическое изучение материала, а две другие носят практический характер:

1.Изучить развитие лексики в онтогенезе.

2.Проследить усвоение ребенком различных элементов родного языка на разных уровнях (лексическом, грамматическом)

3.Классифицировать единицы словотворчества.

4.Исследовать единицы словотворчества, полученные экспериментальным путем и определить степень их сходства и различия у разных детей.

В данной работе мы предлагаем рассмотреть специфику развития речи в дошкольном возрасте, это и будет являться объектом нашего исследования. Предметом выступает словотворчество как необходимый элемент развития.

Мы предполагаем, что процесс словотворчества наблюдается у всех, без исключения детей дошкольного возраста, без отклонений в развитии. Так же мы выдвигаем гипотезу, согласно которой есть определенные механизмы словотворчества, которые будут наблюдаться у разных детей, не контактирующих друг с другом, то есть в результате экспериментов мы ожидаем увидеть одинаковые единицы словотворчества у разных детей.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что она может быть использована молодыми родителями и педагогами раннего развития в качестве справочного материала.

Экспериментальная база город Новосибирск, Ленинский район, детский сад №415, старшая и средняя группа.


ГЛАВА I. Основы теории детского словотворчества

1.1 Развитие лексики в онтогенезе

Овладение речью – одна из самых сложных и таинственных проблем детской психологии. Остается непонятным, как маленький ребенок, не умеющий ни на чем сосредоточиться, не владеющий интеллектуальными операциями, всего за 1-2 года практически в совершенстве овладевает столь сложной знаковой системой, как язык. Словотворчество на определенном этапе развития детской речи представляет собой закономерное явление и выражает недостаточное овладение разнообразием грамматических форм родного языка; в основе его лежат те же принципы работы мозга, что и в основе прямого усвоения того словесного материала, который сознательно дается детям в процессе обучения. В процессе развития лексической составляющей речи ребенка на разных этапах ребенок владеет разным количеством лексических единиц, которых ему не достаточно для осуществления полноценной коммуникации. Опираясь на известные слова, ребенок придумывает новые, свои, отсутствующие во взрослом языке. Именно недостаток лексики дает толчок словотворчеству, поэтому развитие лексики в онтогенезе поможет лучше понять механизмы этого интереснейшего явления.

Смирнова Е.О. считает, что развитие словаря ребёнка тесно связано, с одной стороны, с развитием мышления и других психических процессов, а с другой стороны, с развитием всех компонентов речи: фонетико-фонематического и грамматического строя речи (Смирнова Е.О., 2003) В словаре ребёнка рано появляются слова конкретного значения, позднее – слова обобщающего характера. Развитие лексики в онтогенезе обусловлено развитием представлений ребёнка об окружающей действительности. Важным фактором развития речи, в том числе и обогащения словаря, выступает речевая деятельность взрослых и их общение с ребёнком. В конце первого и начале второго года жизни ребёнка постепенно всё большую силу начинает приобретать словесный раздражитель. На начальной стадии реакция на словесный раздражитель проявляется в виде ориентировочного рефлекса (поворот головы, фиксация взгляда). В дальнейшем на основе ориентировочного рефлекса формируется рефлекс второго порядка на словесный раздражитель. В этот период развития речи ребёнка появляются первые нерасчленённые слова, так называемые лепетные слова, представляющие собой фрагмент услышанного ребёнком слова, состоящие в основном из ударных слогов (молоко – «мокко», собака – «бака»). На этом этапе слово не обладает ещё грамматическим значением. Слова-представления на этом этапе выражают либо повеление (дай, на). Либо указание (там), либо называют предмет (киса), или действие (бай).

В дальнейшем, в возрасте от 1,5 до 2 лет, у ребёнка происходит расчленение комплексов на части, которые вступают между собой в различные комбинации (Катя бай). В этот период у ребёнка быстро начинает расти запас слов, который к концу 2 года жизни составляет около 300 слов различных частей речи. Первая стадия развития детских слов протекает по типу условных рефлексов. В возрасте от 1,5 до 2 лет ребёнок переходит от пассивного приобретения слов к активному расширению своего словаря.

В процессе формирования лексики происходит уточнение значения слова. Вначале значение слова полисемантично, его значение расплывчато. Одно и то же слово может означать и предмет, и признак, и действие. Параллельно с этим происходит развитие структуры значения слова. Слово приобретает различное значение и в зависимости от интонации. В качестве основных выделяются следующие компоненты значения слова:

1. денотативный компонент, т.е. отражение в значении слова особенностей денотата (стол – это конкретный предмет);

2. понятийный, или концептуальный, или лексико-семантический, компонент, отражающий формирование понятий, отражение связей слов по семантике;

3. коннотативный компонент – отражение эмоционального отношения говорящего к слову;

4. контекстуальный компонент значения слова (холодный зимний день, холодный летний день).

В процессе онтогенеза значение слова не остаётся неизменным, оно развивается. «В тот момент, когда ребёнок впервые усвоил новое слово, развитие слова не закончилось, оно только началось; оно вначале является обобщением самого элементарного типа и только по мере своего развития переходит от обобщения элементарного типа к все высшим типам обобщения, завершая этот процесс образованием подлинных и настоящих понятий» (Лурия А.Р., 1998, с.73). Исследования показывают, что ребёнок, прежде всего, овладевает денотативным компонентом значения слова, т.е. устанавливает связь между конкретным предметом (денотатом) и его обозначением. Понятийный концептуальный компонент значения слова усваивается ребёнком позднее по мере развития операций анализа, синтеза, сравнения, обобщения. Постепенно ребёнок овладевает и контекстуальным значением слова.

По мнению А.Р. Лурии (Лурия А.Р., 1998) первоначально при формировании предметной соотнесённости слова оказывают большое влияние побочные, ситуационные факторы, которые в дальнейшем перестают играть роль в этом процессе. Развитие связи между языковыми знаками и действительностью является центральным процессом при формировании речевой деятельности в онтогенезе. На первых стадиях знакомства ребёнка со словом ребёнок ещё не может усвоить слово в его «взрослом» значении. Отмечается при этом феномен неполного овладения значением слова. Так как первоначально ребёнок воспринимает слово как название конкретного предмета, а не как название класса предметов. На раннем этапе развития речи на предметную отнесённость слова оказывают влияние ситуация, жест, мимика, интонация, слово имеет диффузное, расширенное значение. Например, словом «мишка» ребёнок может назвать и плюшевую перчатку, так как по внешнему виду она напоминает мишку («растяжение» значения слова).

По мере развития словаря «растяжение» значения слова постепенно сужается, так как при общении со взрослыми дети усваивают новые слова, уточняя их значения и корректируя употребление старых. Л.П. Федоренко (Федоренко Л.П., 1984, с.76-77) выделяет несколько степеней обобщения слов по смыслу.

0 степень – собственные имена и названия единичного предмета (Маша, Витя, мячик, машина). В возрасте от 1 года до 2 лет дети усваивают слова, соотнося их только с конкретным предметом. Названия предметов, таким образом, являются для них такими же именами собственными, как и имена людей.

1 степень – к концу 2-ого года жизни ребёнок начинает понимать обобщающее наименование однородных предметов, действий, качеств – имён нарицательных (обозначает словом «идет» соответствующее действие, независимо от того, кто это действие производит).

2 степень – в возрасте 3 лет дети начинают усваивать слова, обозначающие родовые понятия (одежда, посуда), передающие обобщённо названия предметов, признаков, действий в форме имени существительного (полёт, краснота).

3 степень – к 5-6 годам дети усваивают слова, обозначающие родовые понятия (растения: деревья, травы, цветы), которые являются более высоким уровнем обобщения для слов второй степени обобщения.

4 степень – к подростковому возрасту, дети усваивают и осмысливают такие слова, как предметность, признак, состояние и т.д. Усваивая слова, находящиеся в родо-видовых отношениях (мебель – стол, стул, кровать), дети должны отличать их от слов, находящихся в отношениях целого и части: стул – ножка, спинка, сиденье; лицо – лоб, щеки, нос, рот, глаза и т.д.

В литературе отмечаются значительные расхождения в отношении объёма словаря и его прироста, так как существуют индивидуальные особенности развития словаря у детей в зависимости от условий жизни и воспитания.

По данным Е.А. Аркина: (http://revolution./psychology/00020649_0)

Возраст Количество слов
1 год 9 слов
1 год 6 мес. 39 слов
2 года 300 слов
3 года 6 мес. 1110 слов
4 года 1926 слов

По данным А. Штерна: (http://philology.ru/linguistics1/laguna-00)

Возраст Количество слов
1,5 года 100 слов
2 года 200 - 400 слов
3 года 1000 – 1100 слов
4 года 1600 слов
5 лет 2200 слов

По данным А.Н. Гвоздёва: (Гвоздев А.Н. 1990, с. 30)

Словарь четырёхлетнего ребёнка:

Часть речи Количество % в словаре
существительные 50,2 %
глаголы 27,4 %
прилагательные 11,8 %
наречия 5,8 %
числительные 1,9 %
союзы 1,2 %
предлоги 0,9 %
междометия и частицы 0,9 %

По данным К. Чуковского: (Чуковский К.И. 2005, с.15)

Возраст Количество слов
1 год 10-15 слов
1,5 год 50 слов
конец второго года 250-300 слов
конец третьего года 1000 слов

По мере развития мышления ребёнка, его речи, лексика ребёнка не только обогащается, но и систематизируется, то есть упорядочивается. Слова как бы группируются в семантические поля. Семантическое поле – это функциональное образование, группировка слов на основе общности семантических признаков. При этом происходит не только объединение слов в семантические поля, но и распределение лексики внутри семантического поля: выделяются ядро и периферия. Ядро семантического поля составляют наиболее частотные слова, обладающие выраженными семантическими признаками. Формирование лексики у ребёнка тесно связано с процессами словообразования. Лексический уровень языка представляет собой совокупность лексических единиц, которые являются результатом действия и механизмов словообразования. Механизм детского словотворчества связывается с формированием языковых обобщений, явлением генерализации, становлением системы словообразования. Если ребёнок не владеет готовым словом, он «изобретает» его по определённым, уже усвоенным ранее правилам, что и проявляется в детском словотворчестве. «Постепенное освоение ребенком взрослого языка есть, в сущности, не присвоение этого языка, но его самостоятельное конструирование» (Цейтлин С.Н. http://subscribe.ru/archive/linguistics.fortuna7/thread/314942). Суть генерализации состоит в том, что аналогичные явления могут быть названы аналогичным образом (заячий – лисячий, слонячий, белячий). Это явление оказывается возможным в связи с тем, что ребёнок, анализируя речь окружающих, вычленяет из слов определённые морфемы и соотносит их с определённым значением. Так, выделив морфему «– ниц», из слова мыльница, сахарница, конфетница, ребёнок соотносит эту морфему со значением посуды, вместилища чего-либо. И в соответствии с этим значением ребёнок образует слова типа «сольница».

Другой механизм словообразования лежит в основе неологизмов по типу «народной этимологии» (копать – лопать, лопатка – копатка, вазелин - мазелин). Это свидетельствует о функционировании в сознании ребёнка системы межсловесных связей, о начале установления словообразовательной парадигмы. Как мы уже говорили, начинается собственно процесс конструирования слов, лексических единиц.

Вывод: итак, в данном параграфе мы рассмотрели развитие лексики в онтогенезе ребенка, мы увидели как количественно и качественно меняется его словарный состав. Что касается количества – мы выделили несколько точек зрения, которые во многом похожи, но имеют, однако, свои особенности. Говоря о качественных характеристиках, мы рассмотрели компоненты слова, которые выделяют лингвисты, так же мы, опираясь на работы Федоренко, представили степени обобщения слов по смыслу. Также мы подчеркнули, что формирование лексики у ребёнка тесно связано с процессами словообразования. В следующем параграфе мы рассмотрим эти процессы.

1.2 Формирование у ребенка грамматического строя русского языка

На протяжении детства словарный запас ребенка постоянно растет. При этом рост словарного запаса непосредственно зависит от условий жизни и воспитания. Словарь ребенка увеличивается не только за счет существительных, но и за счет глаголов, местоимений, прилагательных числительных и соединительных слов. Само по себе увеличение словарного состава не имело бы большого значения, если бы ребенок параллельно не овладевал умением сочетать слова в предложении по законам грамматики. Усваивается морфологическая система родного языка, ребенок практически осваивает в основных чертах особенности склонений и спряжений. В то же время дети овладевают сложными предложениями, соединительными союзами между частями такого предложения, а также большим количеством разнообразных аффиксов.

В усвоении грамматического строя русского языка ребенка выделяются два периода (Гвоздев А.Н., 2007, с.162-165).

· Первый период – период предложений, состоящих из аморфных слов - корней, которые во всех случаях употребляются в одном неизменном виде. В этом периоде существуют две стадии.

1. Стадия однословного предложения. Например, в высказываниях «Киса» ребенок обозначает словом только главный для него член предложения (подлежащее в данном случае или сказуемое), остальные члены того же предложения только предполагаются и могут выводиться только из ситуации и выражаться невербальными средствами ребенка (жесты, мимика).

2. Стадия предложений, состоящих из нескольких слов, главным образом двухсловных предложений, включающих подлежащее и сказуемое. Примером данного предложения может служить «Киса ушла».

· Второй период – интенсивное усвоение грамматической структуры предложения, связанное с формированием грамматических категорий и их внешним выражением. Слова связываются в предложения с помощью различных грамматических средств. В пределах этого периода отмечаются три стадии.

1. Стадия формирования первых форм связи слов в предложения: рода, числа, некоторых падежей.

2. стадия использования системы флексий русского языка для выражения синтаксических связей: изменение окончаний существительных и глаголов, устанавливающее связь слов в предложении.

3. Стадия усвоения служебных слов для выражения синтаксических отношений – союзов, предлогов, наречий.

Стоит заметить, что раньше всего, по словам Гвоздева (там же, с.162-165) усваиваются речевые формы, обозначающие отношения орудия и цели действия (творительный падеж). Тот факт, что именно падежные окончания, в которых находят свое выражение межпредметные отношения, усваиваются раньше других категорий, показывает ведущее значение предметной деятельности ребенка для усвоения языка.

Цейтлин в своей работе говорит (Цейтлин С. Н. http://www.granik.net/soul/index.php?task=material&id=47&menu_id=45&parent_id=23) , что процесс освоения морфологических категорий можно подразделить на несколько стадий.

· доморфологическая

· допродуктивная

· словообразовательная

Первую стадию можно условно назвать доморфологической. На этой стадии морфология как таковая вообще отсутствует, и существительные, которые имеются в словаре ребенка, еще не делятся сознанием на какие-либо элементы. То есть основа не противополагается флексии, хотя флексия в каждом из употребляемых ребенком слов присутствует.

Особенность русского языка, по сравнению, скажем, с английским языком, заключается в том, что в русском языке невозможно безфлексийное употребление существительного. Ребенок будет говорить, например, «мама» или «книжка», «девочка», и в конце словоформы имеется окончание. Английский ребенок проходит стадию такого безфлексийного употребления, то есть ребенок произносит все слова без флексий множественного числа -s. И поэтому исследователям английского языка очень легко заметить момент, когда ребенок начинает передавать значение множественного числа, у существительных появляется флексия –s (boy - boys). В русском языке такой переход невозможен, ибо отсутствует стадия, невозможна стадия употребления существительного без окончания. Для исследователя возникает довольно трудная проблема - понять, когда в языковом сознании ребенка словоформа как бы «размораживается». Флексия размораживается, когда ребенок уже начинает осознавать эти числовые противопоставления, задача русского исследователя оказывается гораздо более сложной. До этого момента используемая ребенком форма является, если так можно назвать, семантически пустой. Цейтлин приводит ряд конкретных примеров. «Маленькая девочка, которую зовут Маня, показывая на картинку, на которой изображен белый гриб, произносила: «Грибы» Когда мать поправила ее и сказала: «Это не грибы, это гриб», Маня повторила: «Гиб» и стала говорить «гриб», но точно так же, совершенно безотносительно к числу предметов» (там же). Просто еще не было предпосылок, необходимых для того, чтобы девочка могла разграничивать один и не один предмет. И видно, что окончание, флексия в конце данной словоформы является здесь совершенно условной, неотделяемой от основы для ребенка.

На следующей допродуктивной стадии формы числа могут употребляться уже семантически уместно, когда ребенок не говорит, «грибы» об одном грибе, или «гриб» о многих грибах. Однако на этой стадии еще нет никаких свидетельств того, что ребенок в состоянии самостоятельно сконструировать формы числа. Стадия эта, достаточно непродолжительная, но все-таки ее проходит каждый ребенок. Важным ее свойством является отсутствие инноваций, то есть неправильно образованных числовых форм. Она может занимать несколько месяцев, и формы, которые используются ребенком, как числовые, так и падежные, совершенно соответствуют тем формам, которые используем мы, ошибок нет. Но это не значит, что он в состоянии самостоятельно сконструировать. В практическом отношении из этого следует очень важный вывод для логопедов и для родителей: появление инноваций или ошибок, как их большинство называет, в речи ребенка на этапе до двух лет нисколько не следует рассматривать как недостаток его речи.

В рамках второй стадии, когда формы еще не конструируются, но используются весьма уместно, хочется сказать про такие слова, как «очки», «ножницы» и так далее. Эти существительные называются в русском языке, используются только во множественном числе, независимо от количества предметов. «Ножницы» - говорим мы, показывая на несколько ножниц и на один предмет. Так вот, на этой стадии ребенок может совершенно спокойно использовать слова типа «очки» или «часы», он не замечает противоречия между формой слова и количеством обозначаемых предметов.

Третья стадия, это стадия, когда уже возникает парадигма как таковая, но при этом она еще не совсем соответствует взрослой парадигме. У существительного нет трех четко разделенных типов склонений, а есть некая единая обобщенная схема изменения существительных. Это очень важная стадия, но это еще не система взрослого языка. Вот на этой стадии и возникают инновации, в том числе и словообразовательные. Появление инноваций - это радостный факт, а так же свидетельство того, что форма образована самостоятельно. Именно эта стадия когда ребенок начинает самостоятельно образовывать формы, очень важна для исследователей детской речи, потому что позволяет выявить те правила, которыми пользуется ребенок на данном этапе. Важно установить какую-то классификацию, этапность освоения языка, поскольку все эти временные языковые системы формируют в совокупности некоторые этапы освоения языка. Над разработкой этой этапности уже давно бьются лингвисты: система Гвоздева очень популярна во всем мире, существуют западные концепции, они во многом близки. Эта этапность подробно рассмотрена нами выше, здесь бы хотелось еще раз кратко обобщить. Гвоздев разграничивает дословесный этап (до появления первых слов), период однословных высказываний (который называется периодом голофраз, от первого слова до первого двухсловного высказывания), очень краткий, но очень интересный период двухсловных высказываний (когда еще нет фраз, включающих три слова), а также период начальных многословных высказываний (до возникновения сложных предложений). Вся эта периодизация охватывает не очень большой период, примерно три первые года жизни ребенка.

Она страдает рядом очень существенных недостатков. Самый важный недостаток заключается в том, что опора в этой классификации осуществляется только на один из параметров развития речи ребенка, преимущественно на синтаксический, на подсчет слов, на конструирование сложного предложения. А для подробной и работающей классификации необходимо учитывать еще и построение лексической системы, систем морфологической, фонетической и так далее.

Многочисленные примеры детского словотворчества на этапе развития и усвоения грамматических навыков родного языка свидетельствуют о том, что ребенок понимает смысл употребляемых грамматических форм, но еще не запомнил, как их нужно употреблять в речи – не усвоил речевой нормы. Словотворчество может проявляться в

а) словообразовании;

б) словоизменении.

а) дети образуют свои слова по аналогии с теми, которые уже усвоили, например:

по аналогии с течь (сущ.): «копь», «капь», «тепь»

по аналогии с бег: «прыг», «сид»

по аналогии с певун: «чистун», «светлун»

по аналогии с краснота: «грязнота», «голубота»

по аналогии с воспитатель: «думатель», «говоритель», «вставитель»

па аналогии с храбрость: «умность», «плохость», «худость», «сладкость»

по аналогии с сидение: «спание», «звонение», «устание», «боление»

по аналогии с прибить: «примолоточить», «прилаять»

(примеры взяты из Федоренко Л.П., 1984)

И эти примеры можно продолжать без конца – нет нормально развивающегося ребенка, который не «творил» бы свои слова. Взрослые понимают смысл этих новообразований по той простой причине, что собственно смысловых грамматических ошибок тут и нет: приставки, суффиксы употреблены совершенно осмысленно, у них правильные значения; просто дети еще не помнят с какими корневыми морфемами употребляются в литературной речи те или иные суффиксы и приставки.

б) Дети изменяют слова в речи обычно по продуктивному типу склонения или спряжения, продуктивно образуют форму множественного числа. К непродуктивным типам словоизменения относятся, как известно, небольшие группы слов, такие, как есть, ехать, расти (каждый из них составляет особую группу спряжения) разносклоняемые существительные и др. Но эти слова весьма часто встречаются в речи, поэтому словотворчество, связанное с ними, всегда заметно.

Вывод: данном параграфе мы рассмотрели процессы формирования грамматических навыков у детей, изучили этапность и основные стадии усвоения морфологических категорий, также мы сделали вывод о том, что ошибки на этапе усвоения грамматики родного языка, не есть ошибки, а норма, так как показывают, что ребенок осмысленно употребляет какую-то форму, но еще не усвоил, что она, например, является исключением. Здесь мы уже также упоминали о словотворчестве, которое проявляется в процессе словообразования. В следующем параграфе мы предлагаем рассмотреть их более подробно, опираясь на классификацию по Т.Н. Ушаковой.

1.3 Словотворчество в словообразовании. Классификация Т.Н. Ушаковой

Очень интересно привести некоторые наблюдения психолога Т.Н. Ушаковой, которая внесла большой вклад для изучения словотворчества детей. Т.Н. Ушакова выделяет три основных принципа, по которым дети образуют новые слова (Ушакова Т.Н., 1970):

· часть какого-нибудь слова используется как целое слово («слова-осколки»)

· к корню одного слова прибавляется окончание другого (слова с «чужими» окончаниями)

· одно слово составляется из двух («синтетические слова»)

Ниже представлены примеры, взятые из работы Т.Н. Ушаковой:

«Слова–осколки»: 1. Лепь (то, что слеплено): «Мы лепили-лепили, и получилась лепь» (3 года 6 месяцев). 2. Пах (запах): «Бабушка, чем это пахнет, какой здесь пах?» (3 года 6 месяцев). 3. Прыг (прыжок): «Собака прыгнула большим прыгом.» (3 года 10 месяцев). 4. Дыб (существительное от наречия «дыбом»): «Твои волосики стоят дыбом».- «Это дыб?» (4 года 11 месяцев).

Слова с «чужим» окончанием:

1. Пургинки (снежинки): «Пурга кончилась, остались только пургинки» (3 года) 2. Рваность (дырка): «Я не вижу, где на кофточке рваность» (3 года 8 месяцев). 3. Светло (свет): «На полу кусочек светла» (3 года 8 месяцев). 4. Помогание (помощь): «Самому одеваться, без помогания?» (3 года 8 месяцев). 5. Правдун (говорящий правду): «Я - правдун!» (4 года). 6. Пахнота (запах): «Зачем меня водите в эту пахноту?» (4 года 7 месяцев). 7. Сухота (сухость): «Вы знаете, что бегемоты могут умереть от сухоты?» (5 лет). 8. Бурота (существительное от прилагательного «бурый»): «Это бурый медведь - смотри, какая бурота» (5 лет 10 месяцев). 9. Иметель (тот, кто имеет): «Я иметель сала» (6 лет). 10. Страшность (страшное): «Не рассказывайте про ваши страшности» (6 лет).

«Синтетические слова»: 1.Ворунишка - вор и врунишка (3 года 6 месяцев). 2.Бананас - банан и ананас (3 года 9 месяцев). 3.Вкуски - вкусные куски (4 года). 4. Бабезьяна - бабушка обезьяны (4 года).

В наблюдениях Ушаковой (там же) отмечено много «синтетических» глаголов и прилагательных: ледоколить («ледокол, он лед ледоколит»), почайпить («мы уже почайпили»), «огромадный» (огромный и громадный – «дом такой большой, просто огромадный!»), мапин («я - мапина дочка», т. е. я мамина и папина), всехлюдная («это не твоя воспитательница, она всехлюдная!» - т. е. общая). Как получаются «слова-осколки», понять нетрудно. А.Н. Гвоздев (Гвоздев А.Н., 2007) - обратил внимание на то, что, начиная говорить, ребенок сначала как бы вырывает из слова ударный слог. Так, вместо слова «молоко» он произносит только «ко», позднее «моко» и, наконец, «молоко». Отсюда «осколки слов» в речи детей раннего возраста. Взять хотя бы слово «лепь» (то, что слеплено). Мы говорим: лепим, слеплено и т. д. - ребенок же выделяет ударный слог «леп». Второй способ создания ребенком новых слов - присоединение к корню слова «чужого» окончания - также очень распространен. Эти слова звучат особенно своеобразно: пургинки, добрость, умность, пахнючий, радованье и т. д. Мы, взрослые, не говорим таких слов. И все же если присмотреться внимательно, то именно от нас дети получают образцы для создания таких словообразований, поэтому и здесь, в конечном счете, действует механизм подражания. Ведь «пургинку» ребенок создал по образцу слова «снежинка». А разве мало в русском языке слов, похожих на «горькоту» и «буроту»? Достаточно вспомнить «глухоту», «дурноту», «тесноту» и множество аналогичных слов. Ребенок придумал слово «умность» («Коты первые по умности») - а разве он не слышал слов «глупость», «слабость», «робость» и т. д.? Интересно добавить, что новые глаголы дети образуют обычно с помощью присоединения «чужих» приставок. Налить, набрать, накидать - это наши взрослые, обычные слова, а вот новые детские глаголы: набулькать, напирожить («Вот набулькаю полную бутылку и уйду», «Спасибо, я уже полный живот напирожила»). В некоторых случаях малыш, услышав какую-то словесную форму, сейчас же подражательно создает новую. «Какое это наказанье, что из-за кашля ты не можешь идти в садик»,- говорит мама. «А для меня это не наказанье, а вовсе радованье», - отвечает пятилетняя дочка. В подобных случаях подражательное происхождение нового слова для нас очевидно. В большинстве же случаев образец, по которому создается новое слово, был усвоен ребенком когда-то ранее, и поэтому для окружающих людей «новое» слово ребенка является откровением. Интересно также посмотреть, как создаются «синтетические слова». В таких словах, как «ворунишка», «бананас», «огромадный», происходит сцепление тех частей слова, которые звучат сходно: вор - врунишка, банан - ананас, огромный - громадный и т. п. Иначе соединяются те слова, которые звучат различно, но постоянно применяются вместе, например, слова «чай» и «пить» (получается глагол «чайпить»), «вынь» и «возьми» («выньми мне занозу»), «все люди», «всех людей» (всехлюдная), «в самом деле» (всамделишный). Эти слова строятся по тому же принципу, что и «синтетические слова» взрослых: колхоз, совхоз, самолет, всеобщее и множество подобных им. В такой форме словотворчества тоже проявляется значение речевых шаблонов, которые ребенок постоянно слышит. Словотворчество, как и усвоение обычных слов родного языка, имеет в своей основе подражание тем речевым стереотипам, которые дают детям окружающие люди. Ни одно «новое» детское слово нельзя считать абсолютно оригинальным - в словаре ребенка обязательно есть образец, по которому это слово и построено.

Рассмотрев классификацию единиц словотворчества по Ушаковой, мы пришли к выводу, что усвоение речевых шаблонов является основой. Использование приставок, суффиксов, окончаний в новых словах детей всегда строго соответствует законам языка и грамматически всегда правильно - только сочетания неожиданны. В этом отношении совершенно правы те, кто подчеркивает тонкое чувство языка у детей.

Но это же тонкое чувство языка отличает весь ход формирования детской речи, оно не проявляется только в словотворчестве. Более того, если рассматривать детское словотворчество не как отдельное явление, а в связи с общим развитием речи ребенка, то напрашивается вывод о том, что в основе его лежат не особые творческие силы ребенка, а, напротив, ярко выраженная стереотипия работы его мозга. Главный механизм здесь - выработка речевых шаблонов (шаблоны наиболее затверженных глагольных форм, склонения имен существительных, изменения имен прилагательных по степеням сравнения и т. д.) и широкое использование этих шаблонов. Образец для «создания» нового слова может быть дан сейчас, а может быть усвоен ранее, но он всегда есть.

1.4 Выводы по главе I

Итак, в данной теоретической главе мы рассмотрели механизмы формирования единиц словотворчества у детей. В рассмотрении данного вопроса нам помогло, в первую очередь исследование общих закономерностей развития лексики ребенка в онтогенезе. Здесь мы изучили компоненты значения слова (денотативный, понятийный, коннотативный, контекстуальный), рассмотрели несколько степеней обобщения слов по смыслу, опираясь на Федоренко.

Также мы обратили свое внимание на овладение такой стороной родного языка как грамматика. В результате описания и рассмотрения данной темы, мы пришли к выводу, что на этапе развития речи грамматические ошибки, возникающее у ребенка не являются ошибками как таковыми, а показывают, что ребенок усваивает язык, усваивает процессы, происходящие в нем, учиться строить свой язык, но еще недостаточно овладел нормами и запомнил, например, с какими основами какие аффиксы используются. Так же ребенок не берет во внимание наличие в языке, в общем, и его грамматике в частности наличие исключений.

И, наконец, в последнем параграфе мы рассмотрели классификацию единиц словотворчества, предложенную Ушаковой. Она выделяет три основных группы – «слова-осколки», слова с «чужим окончанием» и «синтетические слова». В практической главе нам представляется необходимым подтвердить ее точку зрения на собственном опыте и классифицировать известные нам единицы, согласно ей. В целом данный практический параграф подтверждает наши предположения о том, что словотворчество присуще всем детям от 2 до примерно 6 лет и о том, что механизмы словотворчества универсальны для всех детей. Еще раз отметить, что по нашему мнению в основе его лежат не особые творческие силы ребенка, а, напротив, ярко выраженная стереотипия работы его мозга. Теперь представляется целесообразным попытка доказать нашу гипотезу на практике.


ГЛАВА II. Практическое подтверждение наличия словотворчества, рассмотрение его механизмов на конкретных примерах

Эксперимент представлен такими методиками как «Что это такое?», «Дай название картинке», а также систематизацией единиц словотворчества полученных в результате наблюдения и бесед с родителями

Целью данного эксперимента является приведение доказательств того, что словотворчество присуще всем детям без отклонений в физическом и умственном развитии,а также доказательство того, что механизмы формирования единиц словотворчества схожи, в своей основе опираются на образцы.

Для успешного достижения данной цели мы ставим перед собой ряд задач:

1. Охарактеризовать и систематизировать единицы словотворчества, полученные путем наблюдения, из бесед с молодыми родителями и из личного предшествующего опыта.

2. Выявить общие механизмы формирования единиц словотворчества у детей дошкольного возраста.

3. Определить процент одинаковых, схожих единиц словотворчества, полученных экспериментальным путем у детей одной возрастной группы и разных возрастов.

4. Выявить причины появления единиц словотворчества.

5. Проанализировать полученные результаты, сделать вывод о подтверждении или не подтверждении выдвинутой нами гипотезы.

Начать считается целесообразным с описания и систематизации единиц, полученных в результате бесед с родителями и известных из личного опыта.

2.1 Систематизация и классификация единиц процесса словотворчества на основе бесед с молодыми родителями и собственного опыта

В рамках данного практического параграфа нам бы хотелось представить описание единиц словотворчества, имеющихся в личном опыте, рассмотреть эти единицы согласно предложенной Ушаковой Т.И. классификации, попытаться выявить причины появления того или иного слова в детском языке. Будут рассмотрены следующие слова:

· рубелька

· взям

· грёбла

· котика

· заходилка

· пубочка

· попус

· возьмирай

· лисапед

· лафэло

· тубубодик

· басёсь

· нупидугиди

· копет

· нопти

· катита

· най

· чичи

· люля

· чань

· аиии

· ади-ади

Рубелька (Настя 3,5 года) – называет так монетку, копеечку. По классификации Ушаковой это слово относится к группе слов с «чужим» окончанием. На основе таких слов как «копеечКА», «монетКА», сформированных от слов «копейка», «монета» девочка из слова «рубль» составляет уменьшительно-ласкательное «рубелька», причем меняет мужской род первого слова, на женский род своего.

Взям (Катя 3 года 3 мес.) – использует слово, чтобы сказать в будущем времени, что она что-то хочет взять или возьмет. В русском языке есть ряд глаголов, будущее время которых формируется путем добавления окончания «-м», например «съесть - съем». Девочка добавляет окончание «-м» и к глаголу «взять» так же как в слове «съесть». По классификации Ушаковой это слово относится к группе слов с «чужим» окончанием.

Грёбла (Вова 5 лет 2 мес.) – увидел в магазине лодку с веслами, и попросил купить ему лодку с «греблами». Очевидно, что мальчик уже где-то слышал раньше слово «весла», но забыл его. Мальчик не растерялся, и не долго думая, путем осознания предназначения весел – чтобы грести, назвал их «гребла». По классификации Ушаковой это слово относится к группе «синтетических слов». Гребла = грести + весла.

Котика (Катя 3года 4 мес.) – ласковое прозвище для кошки, приговаривает «котика, ты моя котика», когда гладит кошку. В словаре девочки появилось такое слово, очевидно от прибавления окончания «-а» женского рода к уменьшительно-ласкательному «котик». По классификации Ушаковой это слово относится к группе слов с «чужим» окончанием.

Заходилка (Антон 4 года) – называет так остановку. По классификации Ушаковой это слово относится к группе слов с «чужим» окончанием. Возможно, слово появилось на основе осознания предназначения остановки – место, с которого заходят в автобус. Слова «Заходилка» в русском языке нет, но зато есть такие слова, как например «вешалка» - чтобы вешать. Срабатывает механизм формирования новых слов по образцу уже известных.

Пубочка (Настя 3года 4 мес.) – называет так пуговицу. Скорее даже не пуговицу, а пуговичку. Вероятно, для Насти представляется сложным произнести такое длинное слово, как «пуговичка», поэтому, она это слово сокращает, убирает два слога из центра, вместо них вставляет слог «бо». По классификации Ушаковой мы бы отнесли данное слово к «словам-осколкам».

Попус (Катя 4года 3 мес.) – придумала такое слово, чтобы назвать так глобус. Девочке подарили копилку в виде коровы, вместо попы которой находится глобус (см. фото в приложении). По классификации Ушаковой это слово относится к группе «синтетических слов». Попус = попа + глобус.

Возьмирай (Катя 3года 8 мес.) - говорит это слово вместо слова «возьми». Срабатывает механизм формирования новых слов по образцу уже известных. Слова «возьмирай» в русском языке нет, повелительное наклонение формируется нерегулярно - «возьми», когда у большинства глаголов русского языка оно формируется путем добавления окончания «-ай», например: выбирай, вытирай, собирай. По классификации Ушаковой это слово относится к группе слов с «чужим» окончанием.

Лисапед (Алеша 4года) – называет так велосипед. Вероятно, Алеша не может четко произнести полное слово «велосипед», состоящее из четырех слогов, и просто обрезает слово, причем меняет местами гласные звуки во втором и третьем слогах – звук [и] из третьего слога попадает во второй, звук [а] второго слога оказывается в третьем. Ребенок делает это, очевидно чтобы облегчить произношение данного слова - проще произнести «ласапед», чем «ласипед» по лингвистическим причинам (звук [и] переднего ряда, звук [а] заднего ряда, согласный звук [л] также переднеязычный). По классификации Ушаковой данное слово принадлежит категории «слов-осколков».

Лафэло (Катя 3года) – слово для названия конфет «Рафаэлло». Очевидно данное слово слишком длинное и сложное для произнесения, девочка убирает сложное «зияние» двух гласных звуков и заменяет звук [р] звуком [л]. По классификации Ушаковой мы бы отнесли данное слово к «словам-осколкам».

Тубубодик (Полина 4,5года) – называет этим уменьшительно-ласкательным словом бутерброд (бутербродик). Выявление механизмов формирования данного слова представляется достаточно сложным. Следует отметить, что девочка не четко произносит звук [р], а в слове «бутербродик» очень сложное и неудобное сочетание этой согласной. Ребенок упрощает длинное слово.

Басёсь (Вова 2года 8мес.) – употребляет данное слово, называя так рыбу «лосось». Вове показали рыбу и объяснили: «Это лосось, это рыба». Мальчик совместил два слова и придумал свое – «басёсь». По классификации Ушаковой это слово относится к группе «синтетических слов». Басёсь = рыба (только не первый слог, а второй) + лосось.

Нупидуги (Полина 3 года) – называет так мультик «Ну, погоди!». Для девочки название мультфильма, очевидно, является не двумя словами, а одним длинным. 3 разных гласных звука вызывают у нее трудность, и она вообще убирает из слова гласный звук [а]. Слово формируется чередованием гласных звуков [и] и [у]. В согласных девочка тоже путается – согласные двух последних слогов поменяла местами.

Капет (Вова 3,5 года) – называет так пакет. Мальчик меняет местами два согласных звука [п] и [к]. В результате этого в первом слоге мы слышим звук [к], а во втором наоборот - звук [п]. Человеку со стороны трудно, и даже невозможно в «капете» узнать привычный уху «пакет».

Копти (Алеша 3 года) – играет в песочнице и называет так свои ногти. Очевидно, данное слово появилось в словаре мальчика путем слияния двух слов – «копать» и «ногти». По классификации Ушаковой это слово относится к группе «синтетических слов». Копти = копать + ногти.

Катита (Настя 2 года) – называет так котлету, когда кушает. Очевидно для девочки в этом возрасте достаточно сложно произнести слово, состоящее из трех слогов «котлета», тем более, что в середине слова встречается группа согласных. Девочка «выбрасывает» второй согласный звук, меняет гласный звук, в результате чего образуется новое слово.

Най (Катя 2 года 2 мес.) – таким словом просит что-то. По классификации Ушаковой мы бы отнесли это слово к группе «синтетических слов». Най = на + дай.

Чичи (Вика 2,5 года) - называет так часы. Девочка уподобляет второй слог первому – так легче произнести. К тому же было замечено, что для маленьких детей представляет сложность звук [ы], поэтому легко объяснить такую замену Вики.

Люля (Настя 4года) – этим словом называет луну. когда девочку просят объяснить, почему «люля», а не «луна», она не задумываясь отвечает, что маленьких деток качают в люлечке и светит луна, поэтому это уже не луна, а люля.

Чань (Катя 2,5 года) – в переводе с Катиного языка «чань» - это «чай». Представляется достаточно сложным выявить механизм формирования данного слова, можем предположить, что девочка не четко слышит в речи взрослых звук [j] и пытается подобрать звук, похожий на него. В результате образуется новое слово.

Аиии (Катя 2 года) – называет так яйцо (яичко). Мама очень плавно и протяжно читает Кате сказку о курочке Рябе, в этой сказке встречается слово «яичко». После этого, Катя пытается имитировать маму, но так как речевой аппарат развит еще не достаточно, получается только «аиии». Видя яйцо в холодильнике девочка называет его так же.

Ади-ади (Катя 2года) - называет так одеяло. Слышит песенку в передаче «Спокойной ночи, малыши», но не может пока повторить слово «одеяло», поэтому появляется новое слово, которое тем не менее используется не только для пения песенки, но так же для обозначения предмета одеяло. Данное слово надолго закрепилось в словаре девочки.

Комментарии:

Следует отметить, что в некоторых случаях возраст указан точно, так как родители вели дневник и записывали за своим ребенком новые интересные слова. В некоторых случаях указан возраст примерный, со слов родителей.

Выводы:

Качественный анализ единиц детского словотворчества, взятых из собственного опыта или полученных в результате бесед с родителями показал, что словотворчество, во-первых, является закономерностью развития детской речи, наблюдается у детей, начиная с двух лет и заканчивая пятью с половиной годами и, во-вторых, позволил судить о том, что в младшем возрасте словотворчество носит скорее фонетический характер, а в старшем дошкольном возрасте грамматический и лексический характер. Также мы на собственном опыте убеждаемся в том, что все единицы словотворчества, связанные с усвоением грамматики попадают под классификацию Ушаковой, и появление каждого слова можно объяснить, опираясь именно на ее работу. Ниже предложена сводная таблица исследованных единиц словотворчества, в которой мы подводим итог данного практического исследования.

Единицы словотворчества, связанные с усвоением грамматики

связанные с усвоением

лексики

связанные с усвоением

фонетики

«Слова-осколки» «Слова с чужим окончанием» «Синтетические слова»

Пубочка

Лисапед

Лафэло

Рубелька

Взям

Котика

Заходилка

Возьмирай

Гребла

Попус

Басёсь

Копти

Най

Люля

Тубубодик

Нупидуги

Капет

Катита

Чичи

Чань

Аиии

Ади-ади


2.2 Методика с вербальной опорой «Что это такое?»

В данном практическом параграфе представлена методика под названием «Что это такое?». Суть данной методики состоит в том, что экспериментатор, давая вербальную основу, будет провоцировать испытуемых к акту словотворчества. Похожая методика была встречена нами в работах Ушаковой, она была видоизменена, вербальные основы были разработаны нами.

Целью данной конкретной методики является доказать наличие сходных механизмов словотворчества у разных, не контактирующих между собой детей, опирающихся на некие стереотипы.

В числе задач, которые мы ставим перед собой, присутствуют следующие:

1. Провести опрос испытуемых, обращая внимание на вербальное и невербальное поведение.

2. Дать качественный и количественный анализ результатов эксперимента.

Представлено 12 вербальных основ, которые вы можете увидеть в таблице ниже в графе, имеющей соответствующее название. Они подобраны таким образом, что испытуемому дается некий образец, подталкивающий, стимулирующий словотворчество. Мы сделали некоторые предположения о том, каким будет ответ ребенка, опираясь на теоретическую часть данной работы, и ожидаем найти частичное подтверждение в экспериментах. Предполагаемые ответы можно также найти в представленной ниже таблице во второй колонке. Тем не менее, отметим, что мы предложили ответы несколько преувеличенные, и эти ответы будут зависеть также от уровня осведомленности испытуемого (например, если ребенок знает слово «теленок» он, вероятно, не будет изобретать новое слово для третьей вербальной основы).



Вербальная основа Предполагаемый ответ испытуемого
1 Сахар лежит в сахарнице, а где лежит соль? сольница
2 В магазине продает продавец, а покупает... покупец
3 Детки лисы – это лисята, детки коровы - ... коровята
4 Муж козы – козёл, а муж овцы- ... овцол
5 Мышка – это маленькая мышь, а кошка – это маленькая... кошь
6 Сам летит - самолет, сам сваливает - самосвал, сам катится - самокат, а сам едет... самоед
7 Помадой мама мажет, подводкой мама подводит, духами мама душится, а что мама делает тушью? тушит
8 Чем мы гребем в лодке? греблами
9 Учит – учитель, строит – строитель, а лечит - ... лечитель
10 У зайца – хвостик заячий, у волка хвостик волчий, а у змеи? змеичий
11 Детеныш лисы – лисенок, детеныш крысы – крысенок, а детеныш червяка? червячонок
12 Мы ласково называем кошку – кисонька, рыбку – рыбонька, а как ласково назвать муху? мухонька

Исследование проводилось на базе детей из средней и старшей группы детского сада №415, а так же на детях, не посещающих детский сад (мы провели эксперимент на пяти детях старшей группы, на пяти детях средней группы и на пяти детях не посещающих детский сад). Возраст детей варьировался от 2,5 до 6,5 лет. Более подробная информация об испытуемых, некоторые индивидуальные особенности отражены в протоколе исследования в приложениях к данной работе.

Испытуемым была дана инструкция: «Я буду задавать тебе вопросы или читать предложения, тебе нужно отвечать на вопросы или продолжать мое предложение одним словом. Если ты не знаешь, слово можно придумать». Эта инструкция предназначена для детей более старшего возраста (5-6 лет), для детей более младшего возраста инструкция не давалась вовсе.

Время, данное испытуемому на обдумывание ответа неограниченно. Оно также заносится в протокол, особенно если то или иное задание вызывает у испытуемого либо мгновенную реакцию, либо заставляет его задуматься.

Кроме того, в протокол исследования заносятся замечания, возникающие у экспериментатора во время проведения данной методики – вербальные и невербальные реакции ребенка, настроение, заинтересованность, двигательные реакции и т.д.

Нам кажется необходимым заметить, что при работе с маленькими детьми крайне важно установление контакта, так как ребенок должен привыкнуть к «новому» человеку (экспериментатору). При работе с маленькими детьми (2,5 – 3,5года) мы посчитали целесообразным обратиться к помощи воспитателей и родителей в проведении эксперимента и являлись сторонними слушателями и наблюдателями. Опрос каждого испытуемого проходил в отдельной комнате, без контакта с другими детьми, в то время, когда ребенок сыт, спокоен, доволен, не хочет спать.

Результаты исследования

Эксперимент проходил спокойно. Дети более старшего возраста были очень заинтересованы и активны, некоторые намеренно вели себя очень серьезно. Дети младшего возраста относились к данным заданиям с подозрением, тем не менее, охотно сотрудничали. Работа с детьми оказалась очень приятной и интересной, и время от времени – забавной.

Двигательные реакции, вербальные реакции детей можно найти в приложении к данной работе в протоколе проведения методики «Что это такое?» в графе «Замечания». Ниже представлены наиболее яркие.

Вербальные реакции:

· «Как же у овечки может быть муж?..»

· «Червяк один ползает, у него нет деток!»

· «Муху не хочется ласково называть, летает, мешает, ну ладно...»

· «Муха-муха, Цокотуха, позолоченное брюхо...»

· «Простые вопросы, нет, не трудные.»

· «Я приду у мамы дома спрошу, интересно, она знает?»

· «А у вас дома есть сольница?»

· «А большая кошка – кошь! У меня толстая кошь!!! Она – Листик (имя)»

· «Насколько я знаю...»

· «Я знаю, вылетело из головы.»

Двигательные реакции:

· хмурили брови (наблюдалась у многих детей)

· Почесывали затылок (дети старшего возраста, специально, показывая тем самым степень серьезности отношения к эксперименту).

· Девочка хлопала в ладоши, когда отвечала, придумывала новое слова и получала одобрение.

· Девочка, которая носит очки, поправляла их.

· Смотрели на потолок.

· Ходили, вставали.

Ответы испытуемых на предложенные вербальные основы можно найти в протоколе исследования в приложении к данной работе. Ниже мы представляем сводную таблицу ответов – указываем количество совпадений с нашими предположениями, также отдельной графой таблицы мы выносим наиболее необычные и интересные ответы на данную вербальную основу.

Кол-во полных совпадений

Кол-во частичных

совпадений

Наиболее интересные необычные ответы
1 9 10 салон, сольнц
2 4 1 покупателец, мы, мама
3 4 5 му, маленькие коровки
4 8 3 овц, муж
5 7 4 коша, киса
6 2 2 самовелик, ездун, дядя
7 10 10 мажет брови
8 2 1 палками, плавниками, руками, лопаткой
9 2 2 укол, доктор Айболит
10 12 9 змейкин, змеючий
11 9 8 червяк-сынок, нет деток, червик
12 11 7 мууша, жужжалка

Комментарии :

Очень часто на вербальную основу дети давали ответ словом, существующим в языке. С одной стороны это обуславливается тем, что ребенок знает о чем идет речь и называет предмет своим именем («весла», «телята», «доктор»). С другой стороны, нам кажется, что в некоторых случаях детям был непонятен или близко незнаком сам предмет, и они пытались найти похожий предмет и с него переносили название на вербальную основу («лопатка», «вазочка», «грузовик»»). Время, как мы уже писали, не ограничивается, но, тем не менее, хочется отметить, что на некоторые вербальные основы следовала незамедлительная реакция (1, 7, 10), а некоторые вызывали у детей трудность (4, 6, 8).

Выводы по данной методике:

По нашему мнению, результаты данного эксперимента подтверждает, во-первых, наличие такого феномена детской речи, как словотворчество у разных детей, в разном возрасте, не контактирующих между собой, посещающих детский сад и нет. Во-вторых, подтверждает, что механизмы словотворчества у разных детей очень схожи. А также, в-третьих, показывает, что в основе детского словотворчества лежит механизм стереотипизации и подражания языку взрослых.


2.3 Методика «Дайте название картинке»

В данном практическом параграфе представлении методика «Дай название картинке». Суть данной методики состоит в том, что экспериментатор показывает испытуемым картинки, которые те должны назвать одним словом.

Целью данной методики, в частности, является доказательство наличия словотворчества, как закономерного компонента развития речи ребенка в возрасте от 2,5 до 6 лет.

К задачам относятся:

1. Разработка картинок, с учетом того, что они должны наталкивать ребенка на создание новых слов,

2. Собственно опрос испытуемых.

3. Количественные и качественный анализ результатов эксперимента.

В рамках данной методики представлено 12 картинок, которые вы можете найти в приложениях к данной работе. Картинки подобраны таким образом, чтобы ребенок, не знал, как называется представленный предмет:

1. коромысла

2. контактная линза

3. животное (жираф + кенгуру)

4. утконос

5. счеты

6. дуршлаг

7. гладильная доска

8. параплан

9. стетоскоп

10. кролик, с окраской тигра

11. лейка

12. пульверизатор

Для исследования были приглашены те же дети, что и в предыдущей методике, Более подробная информация об испытуемых также может быть найдена в приложении.

Испытуемым была дана инструкция: «Сейчас ты увидишь картинки, на которых изображены странные, может быть незнакомые, а может быть и знакомые тебе предметы. Твоя задача дать название этим предметам одним словом». Следует также отметить, что данная инструкция давалась детям старшей и частично средней группы детского сада. Детям же более младшего возрасты инструкция не давалась вовсе, экспериментатор спрашивал «Что это такое нарисовано на картинке?». Также, в ходе эксперимента, при возникновении трудностей экспериментатор беседовал с испытуемыми, объясняя, зачем данный предмет нужен.

Время, данное испытуемому на обдумывание ответа неограниченно. Оно также заносится в протокол, особенно если то или иное задание вызывает у испытуемого либо мгновенную реакцию, либо заставляет его задуматься.

Кроме того, в протокол исследования заносятся замечания, возникающие у экспериментатора во время проведения данной методики – вербальные и невербальные реакции ребенка, настроение, заинтересованность, двигательные реакции и т.д.

Нам кажется необходимым заметить, что при работе с маленькими детьми крайне важно установление контакта, так как ребенок должен привыкнуть к «новому» человеку (экспериментатору). При работе с маленькими детьми (2,5 – 3,5года) мы посчитали целесообразным обратиться к помощи воспитателей и родителей в проведении эксперимента и являлись сторонними слушателями и наблюдателями. Опрос каждого испытуемого проходил в отдельной комнате, без контакта с другими детьми, в то время, когда ребенок сыт, спокоен, доволен, не хочет спать.


Результаты исследования

Эксперимент проходил спокойно. Дети более старшего возраста были очень заинтересованы и активны, некоторые намеренно вели себя очень серьезно. Дети младшего возраста относились к данным заданиям с подозрением, тем не менее, охотно сотрудничали. Работа с детьми оказалась очень приятной и интересной, и время от времени – забавной.

Двигательные реакции, вербальные реакции детей можно найти в приложении к данной работе в протоколе проведения методики «Что это такое?» в графе «Замечания». Ниже представлены наиболее яркие.

Вербальные реакции:

· «Ух ты какой Жирафчик с руками! Я видела, далеко в зоопарк мы ездили, только без рук. А где такой живет?»

· «Это очки, только маленькие, мама говорит – это линза, я думаю, что это очки»

· «Какой кйолик!»

· «Тетя-врач говорит, дыши, потом не дыши»

· «Такое только в мультике бывает»

· «Бедный морж, зачем на него одели такой нос?»

· «А вот это больно одевать такой глаз?»

· «Здесь черные, здесь коричневые... здесь много, здесь мало...» (рассматривая счеты)

Двигательные реакции (совпадают с двигательными реакциями предыдущей методики):

· хмурили брови (наблюдалась у многих детей)

· Почесывали затылок (дети старшего возраста, специально, показывая тем самым степень серьезности отношения к эксперименту).

· Девочка, которая носит очки, поправляла их.

· Смотрели на потолок.

· Ходили, вставали.

· Некоторые дети, увидев жирафа с кенгуру после беседы пытались изобразить данное животное.

Ответы испытуемых на предложенные вербальные основы можно найти в протоколе исследования в приложении к данной работе. Ниже мы представляем сводную таблицу ответов - в ней найдут отражение наиболее интересные ответы детей, а также количество новых слов, придуманных детьми в ходе эксперимента по данной конкретной картинке (так как были случаи, что дети просто выбирали слово, уже имеющееся в языке).

Количество новых придуманных слов Наиболее интересные ответы
1 4 плечник, ведрышки, носитель
2 9 наглазник, зрачкун
3 1 кенжир, жирафик с руками
4 2 носатик, кисутка
5 10 считание. считалка
6 1 дырокол, проливайка
7 12 гладилка, утюжница
8 1 самолет, вертолет, летчик, летатель
9 8 слушалка, трубочка, палочка
10 0 кролик, тигр, кролик в тигриной шкуре, переоделся
11 11 поливайка, поливалка, цветочник
12 11 водяной пистолет, брызгалка

Комментарии:

Дети более младшего возраста не могли отвечать в рамках данной методики, испытывали трудности, называли предметы сочетаниями звуков, или приносили свои игрушки, показывали, что они похожи. Дети старшего возраста с легкостью придумывали новые слова или, говорили уже известные им слова, относящиеся к другим, но похожим предметам. Время не ограничивалось, но, тем не менее, хочется отметить, что данная методика проходила несколько дольше предыдущей.

Выводы по данной методике: результаты данного эксперимента подтверждают наше предположение о том, что феномен словотворчества является закономерностью развития детской речи. Дети, рассматривая изображения забавных предметов, сочетающих в себе определенные известные характеристики повседневных предметов и странные неизвестные характеристики, имеют выбор или придумать новое слово, для обозначения предмета, или выбрать уже имеющееся в словаре и лишь дополнить его деталями. Эксперимент показал, что большинство детей выбирают первое.

2.4 Выводы по главе II

В рамках данного практического параграфа мы описали ход эксперимента, состоящего из анализа и классификации единиц словотворчества, приведенных на основе личного опыта и бесед с родителями, а так же из методик «Что это такое?» и «Дай название картинке». Идея представленных методик взята у других авторов (Ушакова), но вербальные и визуальные опоры разработаны нами. Первая из двух названных методик направлена на доказательство наличия сходных механизмов словотворчества у детей, вторая имеет своей целью доказательство наличия словотворчества у детей разных возрастных групп.

Классификация единиц словотворчества показала, что действительно в этом вопросе можно опираться на точку зрения Ушаковой, которая предлагает три группы слов («слова-осколки», слова с «чужим окончанием» и «синтетические слова»). Только следует отметить, по данной классификации можно разделять лишь единицы словотворчества, имеющие грамматическое «происхождении». Конечно, лексическое значение слова тоже будет играть немаловажную роль, но все же чтобы выразить слово в речи придется обратиться за помощью к грамматике. Лексика, как бы дает толчок, грамматика – реализует словотворчество как процесс.

Две представленные в практической главе методики - «Что это такое?» и «Дай название картинке» еще раз подтверждают нашу гипотезу – словотворчество есть закономерный процесс развитья детской речи и носит шаблонный характер. Ребенок в своем словотворчестве опирается на уже известные слова, используя их как стереотипы. Также данные методики подтверждают, что механизмы словотворчества достаточно универсальны.

Еще хочется отметить, что процесс образования новых слов доставляет немало удовольствия, как взрослым, так и детям, так как единицы порой очень забавны.

В процессе исследования нам очень понравилось работать с детьми, результатами экспериментов мы довольны.


Заключение

Овладевая родной речью, ребенок очень часто разными способами придумывает новые слова. Процесс создания ребенком новых слов на основе лексического, грамматического и фонетического материала родного языка носит название словотворчества. Для создания собственных языковых единиц ребенок проделывает большую аналитико-синтетическую работу: он наблюдает, анализирует, сравнивает, делает выводы, что, в конечном счете, приводит к первичному элементарному осознанию языка и его функциональных возможностей в речи. Оно обнаруживает себя у многих детей всего мира и позволяет тем самым предполагать за ним существенную роль в речевом развитии.

Словотворчество рассматривалось многими авторами и в своей работе мы делали ссылки на этих авторов. Исследования детской речи давно находятся в центре внимания лингвистов. Не так давно появилась такая наука, которую мы уже упоминали - онтолингвистика. Идут споры по поводу определения этой науки как самостоятельной или как лингвистической отрасли. Итак, в начале исследования мы поставили перед собой цель изучить детское словотворчество, как закономерность развития речи ребенка в дошкольном детстве. Чтобы цель была успешно выполнена, мы представили ряд задач практического и теоретического характера. В ходе исследования мы: изучили развитие лексики в онтогенезе, проследили усвоение ребенком различных элементов родного языка на разных уровнях (лексическом, грамматическом), классифицировали единицы словотворчества, исследовали единицы словотворчества, полученные экспериментальным путем и определить степень их сходства и различия у разных детей.

В результате практического и теоретического исследования мы доказали, что процесс словотворчества наблюдается у всех, без исключения детей дошкольного возраста, без отклонений в развитии. Также мы нашли определенные механизмы словотворчества, присущие все детям. Мы сделали вывод, что любое словотворчество имеет под собой «базу» - стереотипы, шаблоны. И уже опираясь на эти шаблоны, ребенок придумывает новые слова.

Тем самым, с уверенностью можем сказать, что наша гипотеза полностью подтвердилась в результате теоретического анализа имеющейся литературы и практического эксперимента.

Тем не менее, вопросов для исследования в этой области еще очень много. Среди них, например – рассмотрение и классификация единиц словотворчества, носящих фонетический характер, более детальная разработка этапности развития грамматических навыков речи, с опорой не только на синтаксис, а также на морфологию.


Список использованной литературы

Печатные издания

1. Гвоздев, А.Н. Вопросы изучения детской речи/А.Н. Гвоздев. - СПб.: «ДЕТСТВО-ПРЕСС», 2007.- 472с.

2. Лурия, А.Р. Язык и сознание/А.Р. Лурия. – Ростов н/Д.: «Феникс», 1998.- 416 с.

3. Смирнова, Е.О. Детская психология: учебник для вузов/Е.О. Смирнова – М.:ВЛАДОС, 2003. – 368с.

4. Ушакова, Т.Н. О причинах детского словотворчества/Т.Н. Ушакова// Вопросы психологии. - 1970. - № 6. - С. 114-127.

5. Федоренко, Л.П. Методика развития речи детей дошкольного возраста/Л.П. Федоренко. – М.: Просвещение, 1984.-240с.

6. Чуковский, К.И. От двух до пяти/К.И. Чуковский.- М.: КДУ, 2005.- 400с.

Интернет-ресурсы

1. http://ourkids.info

2. http://det.org.ru

3. http://kuking.net - Форум: Наши дети и детское питание.

4. Цейтлин С.Н. Лингвистика детской речи: некоторые размышления. Ч.1: текст лекции

(http://subscribe.ru/archive/linguistics.fortuna7/thread/314942)

5. Цейтлин С.Н. Лингвистика детской речи: некоторые размышления. Ч.2: текст лекции

(http://www.granik.net/soul/index.php?task=material&id=47&menu_id=45&parent_id=23)

6. Аркин Е.А. (http://revolution./psychology/00020649_0)

7. Штерн А. (http://philology.ru/linguistics1/laguna-00)