регистрация / вход

Антиглобализм: истоки, сущность, политическое лицо, перспективы

Глобализация – это синтетическая категория, претендующая на обобщение эволюционных и революционных изменений в объективно-предметной и интеллектуально-инновационной деятельности человека.

Реферат по предмету «Геополитика» вполнил: студент группы ГМУ-11 Цайтлер П. В.

Министерство образования РФ

Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова

Кафедра правоведения и политологии

Барнаул 2003

1. Введение.

В последнее десятилетие мир столкнулся с таким явлением как глобализация.

Глобализация – это синтетическая категория, претендующая на обобщение эволюционных и революционных изменений в объективно-предметной и интеллектуально-инновационной деятельности человека.[1] Она, по сути своей, призвана предложить отдельным государствам концепцию основных контуров их развития в рамках всеобщей модели цивилизационных преобразований.

Современный рынок преодолел национальные границы и стал в буквальном смысле слова всеобъемлющим. В условиях развития автоматизации производства, удешевления транспортных перевозок, не говоря уже о практически молниеносном обмене информацией, возможность производства продукции по мере продвижения от полуфабриката к товару в различных странах мира стала обыденным явлением. Особенность нынешнего этапа состоит в том, что под контроль наднационального капитала подпадают не только товары, но и природные ресурсы, сфера услуг, культура, а национальные правительства способствуют динамичному ускорению этого процесса.

Глобализация как процесс стирания препятствий к перемещению капитала во всём мире унифицирует не только таможенные тарифы, но и уровни заработной платы, социальной обеспеченности, национального пенсионного законодательства, разумеется, по нижней планке.

Исследователи обращают внимание на несколько принципиальных форм проявления глобализации:

Технический прогресс привёл к изменению коммуникационных возможностей в пространстве и времени.

Резкое возрастание масштабов взаимосвязей и степени взаимозависимости в современном обществе.

Неуклонно крепнущий процесс взаимодействия различных культур.

Ускоренное формирование системы глобальных социальных взаимодействий как основы становящегося планетарного социума оказалось возможным в силу «разгосударствления» системы международных отношений.

Глобализация вызвала также рост международных правительственных организаций, реализующих её политику и стратегию: МВФ, ВТО, Всемирный банк и т.д. Также усилились мощные транснациональные корпорации (ТНК), роль которых в мировом экономическом процессе возрастает.

Но, как и у медали есть обратная сторона, так и у глобализации оказалось немало негативных последствий.

Процесс глобализации особенно ускорился в 90-е годы XX-го века, то есть после распада СССР и резкого сужения сферы социалистического развития (впрочем, нельзя забывать про Китай, который успешно идёт по пути рыночного социализма).

В общих чертах, негативные процессы глобализации заключаются в усилении власти международных финансовых организаций на фоне кризиса профсоюзного и рабочего движения. Одной из приоритетных целей ВТО, МВФ, Мирового банка и т.п. является сокращение заработной платы, урезание всех трудовых прав и гарантий. Определились эти приоритеты под прямым воздействием деятельности транснациональных корпораций.[2] Приход ТНК в бедные страны обусловлен дешёвой рабочей силой и возможностью прямой эксплуатации сырьевых ресурсов этих стран.

Грубо говоря, глобализация является выражением национальных ресурсов «золотого миллиарда» в целом и США в частности.

По закону физики: любое действие рождает противодействие, и возникло движение противников глобализации, названное Альтернативным движением, а его сторонники – антиглобалистами.

В представлении рядовых граждан антиглобалистское движение сегодня чаще всего ассоциируется с группой молодых людей, которые, вооружившись дубинками, путешествуют из одной страны в другую, срывают работу важных мировых форумов, бьют витрины, переворачивают и поджигают машины. Антиглобалистами пугают мирных обывателей, выставляют их в качестве прямой угрозы спокойной жизни. Сегодня их всё чаще сравнивают с луддистами, которые в конце XVIII – начале XIX вв. выступали против применения машин, ломали эти машины, чтобы те не вытесняли рабочих с фабрик и заводов. Однако, несмотря на их сопротивление, аргументируют свою позицию сторонники нынешнего курса глобализации, тогда общественный прогресс не удалось повернуть вспять, и промышленная революция в Англии стала реальностью. И на этом основании создаётся общественное мнение, что у движения антиглобалистов нет социальной перспективы.[3] Но так ли это?

Вот на этот вопрос я и попробую ответить в своём реферате. Для этого придётся обратиться к истокам антиглобализма и к истории альтернативного движения. А также попробую наметить перспективы развития антиглобализма, если таковые имеются.

2. Основная часть.

Глава 1: Истоки антиглобализма.

Не вызывает сомнения тот факт, что антиглобализм в цивилизованном плане – это прежде всего «негативная» реакция западной цивилизации на глобальную историческую ситуацию и очевидные тенденции её развития.

В последующие годы, которые отделяют первый из финансовых кризисов, порождённых глобализацией (Мексика), от второго (Юго-Восточная Азия), эти настроения развёртывались вглубь и вширь. В разных секторах населения и регионах мира ощущалась «некая общая озабоченность происходящим, созревание потребности в каких-то глубоких изменениях доминирующей тенденции. В том, чтобы противопоставить «нечто»:

культу рынка, экономической и прежде всего финансовой рациональности и эффективности,… превращающихся из средства в самоцель, в новую религию;

процессу… социетальной фрагментации – в национальном и глобальном масштабах; «новой поляризации», сопряжённой с перспективой социального апартеида;

безусловности и безграничности консьюмеристско-конформистского комплекса – со всеми его негативными последствиями: от дегуманизации до экологической катастрофы;

ощущению и проповеди «конца истории», конца «свободы воли или выбора» человечества, народов, индивидов; полной обусловленности будущего (точнее – вечного настоящего) комплексом «трёх М» - микропроцессоров, мирового рынка, масс-медиа, а в случае особой нужды – вполне видимой (и сверхвооружённой) «рукой» единственной сверхдержавы;

неизбежности (и вечности) раскола человечества на «золотой миллиард» - и «всех остальных».[4]

Иоанн Павел II и Вацлав Гавел, социал-либералы и социал-демократы, антирасистские и экологические движения, партизаны Чьяпаса и тысячи неправительственных организаций современного мира – каждый по-своему выражает эту тревогу. Тем большую, что на большой части планеты комплекс новых негативных тенденций развивается не вместо традиционных, а вместе с ними…[5]

Некоторые считают предшественниками антиглобалистского движения Сапатистскую армию национального освобождения (Мексика), которая выступила против договора о свободной торговле, подписанного США, Канадой и Мексикой (НАФТА) и вступившего в силу 1 января 1994 г. Летом 1996 года в штате Чиапас (Chiapas) в Мексике прошла первая международная встреча организаций, выступающих против реализации договора о свободной торговле и присоединения к нему в будущем других, кроме Мексики, стран Латинской Америки. Но основные события в конце 90-х годов разворачивались в Европе – во Франции.

Прежде чем описать эти события, хочется добавить, что в составе участников антиглобалистского движения преобладают отнюдь не жертвы глобализации, если иметь в виду те 20% беднейшего населения планеты, материальное положение которых за последние десятилетия ухудшилось в два с лишним раза в сравнении с 20% богатейших слоёв. Наоборот, активную часть движения представляют средние городские слои стран так называемого «золотого миллиарда».[6]

В декабре 1997 года французская газета «LeMondDiplomatique» опубликовала статью Игнасио Рамона «Обезоружить рынок», которая имела эффект разорвавшейся бомбы. В ней дан анализ противоречий, накапливавшихся в течение последних десяти лет и ставших очевидными к концу 90-х годов прошлого века. Пренебречь изложенными в ней фактами, а тем более закрыть на них глаза, было нельзя. Речь, в первую очередь, шла о стремительном росте в условиях глобализации финансовых рынков (валютных, кредитных, фондовых), которые всё более приобретали самостоятельное и самодовлеющее значение, отрываясь от собственно сферы производства и торговли.

Это привело к резкому возрастанию числа и объёма финансовых спекуляций. По мере усиления процессов глобализации у финансового капитала появилось много новых возможностей для самовозрастания, минуя сферу производства. Это и наличие офшорных зон, так называемых «налоговых оазисов», где капиталы надёжно защищены извне и могут многократно прокручиваться, и втягивание в сферу финансовых спекуляций средств социальных фондов (пенсионных, фонда социального страхования и др.). Это, наконец, широкое распространение новых финансовых инструментов и операций (деривативов, опционов и т.п.), дающих прекрасную возможность для безграничных финансовых манипуляций.[7]

Финансовый кризис, начавшийся в странах Юго-Восточной Азии осенью 1997 года – закономерный результат происходящих процессов и печальный итог развития мировой экономики в 90-х гг. XX в. Он-то и стал толчком, всколыхнувшим весь мир. Здравомыслящая часть международной общественности вдруг осознала, что финансовая глобализация зашла настолько далеко и в распоряжении крупных международных фондов сегодня сосредоточены столь крупные финансовые ресурсы, что их хватит для того, чтобы в одночасье обрушить экономику любой, даже самой развитой страны.

Опасность мирового диктата, исходящая со стороны усиливающейся власти международных финансовых организаций на фоне кризиса профсоюзного и международного рабочего движения и привела в июне 1998 г. во Франции к объединению целого ряда прогрессивных французских изданий, общественных ассоциаций и профсоюзов в организацию «ATTAC-France» («АТТАК-Франция») – будущей «головной» организации АД в Западной Европе.

Необходимость борьбы с отрицательными последствиями глобализации составила основу платформы «АТТАК-Франция», которая была принята в Париже, на международной встрече в декабре 1998 года.

На эту встречу были приглашены делегации других стран, цели деятельности которых близки целям «АТТАК-Франция». И таких организаций оказалось немало. В частности, «Движение безземельных» (Бразилия), «Политический и информационный центр международной солидарности» (Южная Корея), «Женское движение» (Канада, Квебек), «Ассоциация государственных фермеров Karnathaka» (Индия), «Международный форум альтернатив – FMA» (Бельгия, Канада, Сенегал) и др.[8] Большинство этих организаций приняли участие в парижской международной встрече 11-12 декабря 1998 г. и высказали готовность участвовать или содействовать движению «АТТАК-Франция» как движению за демократический контроль над финансовыми рынками и их учреждениями.

Вокруг «АТТАК-Франция» стали собираться экологические организации, выступающие против загрязнения окружающей среды, женские организации, действующие против усиливающейся дискриминации женщин, профсоюзы, борющиеся с ущемлением трудовых прав граждан и т.п. Каждая из общественных организаций обращала внимание на какую-то одну проблему, которая либо явилась порождением глобализации, либо существенно обострилась под влиянием происходящих глобальных процессов. Это и стало, на мой взгляд, причиной того, что за организациями, сплотившимися вокруг «АТТАК-Франция», прочно закрепилось слово «против», что, в конечном счёте, и вылилось в общее название – «антиглобализм».

Большинство организаторов движения считают это название не совсем удачным, поскольку оно искажает истинный смысл движения. В самом названии «антиглобализм» заложен некий аспект отрицания, не видно позитива, что, наверное, не совсем правильно, поскольку дезориентирует граждан. Создаётся впечатление, особенно у непосвящённых, что все участники движения выступают против глобализации как таковой. Однако это далеко не так. Участники движения борются не против глобализации, а с её негативными последствиями.

24-26 июня 1999 г. в Париже состоялась вторая крупная международная встреча, на которой в общей сложности присутствовало около тысячи человек из 70 стран мира. Она называлась: «Рыночная диктатура? Другой мир возможен». На этой встрече участники не только обменивались информацией, проводили совместные обсуждения быстро меняющейся ситуации в мире, но и разработали план конкретных действий на ближайшее время.

Также в 1999 г. по-настоящему массовые манифестации в Кёльне (июнь) и, особенно, Сиэтле (ноябрь) констатируют де-факто антиглобалистское движение, закрепляют те характерные черты, которые продолжают оставаться его атрибутами и сегодня.

На данный момент число сторонников «АТТАК-Франция» возросло многократно. Во многих странах возникли аналогичные организации с аналогичным названием, например «АТТАК-Бразилия», «АТТАК-Аргентина», «АТТАК-Германия»… В августе 2000 г. в России некоторые свободные профсоюзы, часть женских организаций, а также прогрессивные учёные учредили организацию «Демократический контроль» («АТТАК-Россия»). В целом сегодня такие организации существуют более чем в 30 странах. Антиглобалистские структуры успешно проникают в развивающиеся страны, особенно в те, где для этого имеется как идеологическая основа, так и социальная база, представленная в основном неправительственными организациями левого направления, уже накопившими солидный опыт работы на глобальном уровне. Тем не менее даже там антиглобалистские структуры создаются по инициативе и при непосредственном участии западных стран.

Международное движение «АТТАК» организовано как сеть, без каких-либо иерархических структур и географического «центра». Общение между его участниками осуществляется с помощью Интернета, способствующего обмену информацией о деятельности.

Большое значение для антиглобалистского движения имел Всемирный социальный форум в Порту-Алегри в Бразилии в январе 2001 г. Он был задуман как альтернатива форуму в Давосе, противоположная ему в нескольких отношениях.

Прежде всего – географически. Всемирный экономический форум ежегодно проводился на известном зимнем курорте в Швейцарии. Всемирный социальный форум проходил летом в Бразилии. Если в Давосе собрались члены правительства, высокопоставленные чиновники и крупные бизнесмены, то в Порту-Алегри были представлены делегаты от многочисленных общественных организаций и движений, а также профсоюзы разных стран. В Давосе большое внимание уделялось вопросам создания благоприятных экономических условий для свободного движения капитала в условиях глобализации, а в Порту-Алегри обсуждались возможные негативные последствия этого процесса.

Участники Всемирного социального форума в первую очередь заострили внимание на негативных социальных последствиях глобализации, на которые мало внимания обращают озадаченные созданием единого экономического пространства официальные лица. И, наконец, что тоже символично, Всемирный социальный форум – в Порту-Алегри, в котором в течение последних 8 лет вполне успешно внедряется система общественного самоуправления городом.

Всемирный социальный форум собрал в Порту-Алегри более 10 тысяч делегатов из 122 стран мира. А это уже впечатляет.

Таким образом, к осени 2001 года можно уже было и о первых итогах мобилизации антиглобалистов. Их «негативная» программа («чего мы не хотим») была сформулирована достаточно полно и чётко. Неолиберализм явно переходил к обороне.

На сегодняшний день участники антиглобалистского движения достаточно чётко декларируют один из своих главных лозунгов: «Дать возможность людям самим определять, как им жить». Не стоит навязывать народам представления о том, что такое хорошо, только исходя из интересов участников Давосского форума. Люди сами разберутся и определят, что для них хорошо, а что плохо. Что им подходит, а что нет. И не надо им в этом мешать. Именно этого, по большому счёту, сегодня и добиваются антиглобалистское движение, укрепляя тем самым, а не разрушая демократические принципы организации современного общества.[9]

Глава 2: «Политическое лицо антиглобалистов»

В большинстве случаев об антиглобалистах говорят как о новом социальном феномене. Но на самом деле ни по идеологии, ни по составу участников это социальное движение не представляет собой ничего нового в сравнении с тем, что уже существует в мировом социальном пространстве на протяжении десяти и более лет. Несомненно, что определённую идеологическую путаницу вносит определение «антиглобалистический», данное этому движению.

Но пафос средств, намечаемых – и реализуемых – для достижения своих целей, резко отличает антиглобалистское движение от альтернативных движений XIX и XX веков. Наиболее очевидные из них:

В прошлом «движения коренного обновления» предполагали наличие единой позитивной идеологии, гегемонии одного класса, единой объединяющей во всемирном масштабе организации, единого руководства (сугубо централизованного или демократического), чётко очерченных границ. В разной мере это относилось ко всем трём Интернационалам, к международному коммунистическому (и троцкистскому) да и социал-демократическому движению второй половины XX века; в несколько иной форме – к наднациональным освободительным движением Третьего мира. Антиглобалистскому же движению, напротив, свойственны принципиальная размытость границ, «девертикализация» и децентрализация, отсутствие руководящих органов, иерархии, обязательности, унификации. Место пирамиды (или конуса) занимает сеть: множество разнотипных движений, созданных на различных «основаниях» и не связанных никакой дисциплиной – ни идеологической, ни политической, ни организационной. Единственное, что их объединяет постоянно – это неприятие нынешнего положения вещей, принципы примата действия и внутренней демократии, а также Интернет; спорадически – акции протеста; изредка – Форумы.

Такое сочетание и контраст преемственности/отрицания прямо и тесно связаны с двумя коренными отличиями антиглобалистского движения от «альтернативоносцев» XIX и XX вв. Одно из них – принципиальное отношение к Государству, бывшему для абсолютного большинства антисистемных сил прошлого сначала главным орудием, средством построения «нового мира», а затем реальной целью их борьбы и существования (исключением из этой нормы были (и остаются) анархисты). В самом деле, именно завоевания и действия централизованной политической власти (или участие в ней) всегда были для носителей альтернативы/иновариантности развития магистральным путём действия, raisond’etre их существования. У коммунистов, революционных националистов и антиимпериалистов обладание государственной властью, по сути, заменяло программные цели, у социал-демократов – оправдывало постоянную ревизию или отказ от них. Напротив, объявленной или стратегической целью антиглобалистского движения (но пока ни в коем разе не самоцелью) является «завоевание общества», завоевание гегемонии в этом обществе. [10]

Антиглобалисты сами неоднократно заявляли, что они не против глобализации, и в первую очередь её благ, связанных с развитием систем коммуникации. Однако они – «за другую глобализацию», такую, которая обеспечивает свободный доступ на рынки товаров и услуг, но отрицает принцип рыночной конкуренции.

Вообще, с распространением антиглобализма связывают надежды на возрождение левого радикального движения во многих странах Запада. Оно объединяет тех, кто является противником неолиберальной модели развития, корпоративного капитализма, американского империализма независимо от того, принадлежат ли они организационно к анархистам, коммунистам, радикалам, экологам, правозащитникам или даже к церкви. Несмотря на преобладание в антиглобалистском движении анархических групп молодёжи, оно адаптивно к восприятию иных левых технологий и открыто для широкого социального контакта.

А потому можно говорить, что это движение вобрало в себя значительную часть левого спектра развитого общества – именно развитого, поскольку оно является продуктом преимущественно западной цивилизации, а также постиндустриализации и постмодерна. Развитые индустриальные страны демонстрируют разную степень активности в антиглобалистском движении, что, вероятно, можно объяснить уровнем распространения в обществе ценностей постмодерна. По данному показателю Нидерланды (28% в возрастной группе 16-29 лет) опережают США (17%), Германию (15%), Великобританию (13%).[11] Неудивительно, что Нидерланды имеют широкое представительство общественных организаций, выступающих с радикальными социальными требованиями.

Но, как уже говорилось в предыдущей главе, основоположницей современного антиглобализма стала организация «АТТАК-Франция».

Первоначально эта организация в качестве своей главной цели провозгласила объединение усилий демократических сил за введение так называемого налога Тобина. Отсюда и название ассоциации: «ActionpourunetaxeTobind’aideauxcitoyens» (АТТАС), что в переводе на русский язык означает: «За введение налога Тобина в помощь гражданам».

Джеймс Тобин – известный американский экономист, лауреат Нобелевской премии, ещё в 1972 году подсчитал, что если обложить налогом в 0,1% все проведённые финансовые операции, то ежегодно можно получать 166 млрд. долларов дополнительного дохода. Эту сумму Дж. Тобин предлагал передать международным организациям, альтернативным ныне действующим крупным международным финансовым институтам (МВФ, Всемирный банк и др.) для борьбы с неравенством и бедностью, для развития образования и подъёма экономики отсталых стран.

По мнению организаций, вошедших в ассоциацию «АТТАК-Франция», реализация предложений Дж. Тобина позволила бы значительно уменьшить объём финансовых спекуляций, высвободить средства для развития реального сектора экономики и решения социальных проблем.

Борьба за введение налога Тобина, по мнению учредителей организации «АТТАК», могла бы объединить самые различные общественные организации и политические партии. Так и случилось. Простой, понятный большинству граждан лозунг объединил их.

После создания организации «АТТАК-Франция» стало очевидным, что налог Тобина – это вполне осязаемая конкретная цель, достижение которой неизбежно выводит на решение широкого круга проблем, среди которых:

контроль деятельности международных финансовых организаций;

погашение долгов стран третьего мира;

защита прав и свобод граждан, в том числе права на достойную жизнь, бесплатное образование, медицинскую помощь;

реализация права на жизнь для восьми миллиардов людей Земли, а не только одного «золотого миллиарда» и др.

Этот достаточно широкий взгляд, опирающийся на идею необходимости борьбы с отрицательными последствиями глобализации, составил основу платформы «АТТАК-Франция». Её суть в том, что участники антиглобалистского движения борются не против глобализации, а против её негативных последствий, против неолиберальной модели глобализации, осуществляемой только в интересах транснациональных компаний и международного финансового капитала, глобализации, которая игнорирует интересы большинства граждан.

К сожалению, само название «антиглобализм» этого не содержит. В названии заложен лишь некоторый аспект отрицательности, не видно позитива, что и дезориентирует большинство граждан, и создаёт негативный имидж всего движения.

Вообще в левой прессе встречаются очень критические заметки относительно идеологии «АТТАК»: «…господа антиглобалисты от АТТАК на самом деле не являются врагами империализма. Они лишь хотят, чтобы империализм выделял одну двухсотую часть своего оборота на сглаживание того вреда, который приносит людям планеты. Сечете фишку: вредят на 100%, а возмещать будут 0,5%. Иначе говоря, просят налогово оформленной глобальной благотворительности».[12] Но, как бы то не было, а именно «АТТАК» предпринимали и предпринимают реальные шаги по консолидации всех антиглобалистских организаций.

На парижской конференции, которая прошла 24-26 июня 1999 года, был разработан план конкретных действий на ближайшее время, и также была принята резолюция, в которой отмечается необходимость усилить давление на национальные правительства, вынудить их отказаться от участия в дискуссиях представителей стран-членов ВТО по проекту «Многосторонних инвестиционных соглашений» (AMI). По мнению участников конференции, проекты, обсуждаемые сегодня ВТО, направлены на то, чтобы подчинить политическую власть транснациональному капиталу, что ведёт к неэффективному, неравномерному и несправедливому распределению мировых ресурсов, к присвоению узкой группой людей основной части мирового богатства и разрушению экологической системы планеты. Деятельность международных финансовых институтов, отмечали они, привела к ухудшению экономической ситуации в Азии, России[13] и Бразилии. Поэтому международная финансовая система и её институты должны быть коренным образом изменены. Парижская конференция призвала к активной борьбе за введение налога на финансовые операции, за отмену офшорных зон и долгов стран третьего мира. Перечисленный требования неотделимы от гарантий прав – гражданских, политических, объединяться в ассоциации и организовывать профсоюзы. Они неотделимы также от конкретизации права на равенство мужчин и женщин.

На конференции подчёркивалось, что «всемирность», прославляемая как альянс «рынка и демократии», как единственно возможный в таком виде выбор для человечества, в действительности есть не что иное, как диктатура рынка, освобождённого от всяких ограничений. Приватизация СМИ и контроль за ними со стороны наиболее богатых и могущественных корпораций способствует тому, что такое понимание «всемирности» становится господствующим. На самом же деле неолиберальная политика означает расшатывание и деградацию систем занятости, общественного благосостояния, образования, здравоохранения, управления ресурсами, унаследованных от предыдущих поколений. Поэтому современная глобализация разрушительна для основополагающего права на жизнь и для самой жизни. Она несёт кризисы и разрушения и подталкивает мир к катастрофе. Вот почему её необходимо остановить.

Сегодня организации «АТТАК» существуют более чем в 30 странах. Создана «парламентская сеть» движения «АТТАК», в которую входят парламентарии разных стран, разделяющие цели движения и проводящие координацию своих действий.

Международное движение «АТТАК» организовано как сеть, без каких-либо иерархических структур и географического «центра». Общение между его участниками осуществляется с помощью Интернета, способствующего обмену информацией о деятельности.

Непосредственно во Франции «АТТАК» организована как сеть местных комитетов в городах и кварталах. Национальный орган координирует во Франции планы действий и вырабатывает приоритетные направления деятельности движения на будущее время, но местные комитеты сами определяют, как они буду действовать. Финансируется деятельность организации за счёт членских взносов.

Социальная база антиглобалистского движения весьма широка. Помимо профсоюзных, женских, экологических организаций очень много молодёжных организаций, которые активно участвуют в демонстрациях и акциях протеста. Молодёжные организации очень отличаются от других организаций своей неформальностью и радикальностью проводимых акций.

Группировка антиглобалистских организаций по их непосредственным заявленным целям, то есть по основному направлению их деятельности, даёт следующую картину:

Это во-первых, организации тотальной контестации, выступающие против устоев общества в целом, будь то группы «Чёрного блока» (сторонники использования «насилия против роскоши»), анархисты или испанское «Движение глобального сопротивления», ультралевые из «DirectActionNetwork» в США, «ReclaimtheStreets» и «GlobalizeResistance» в Великобритании, «Итальянские социальные центры» - главная сила, стоявшая за манифестациями в Генуе.

Во-вторых, организации, провозглашённая цель которых – аннулирование внешнего долга развивающихся стран, - прежде всего движение «JubileeSud», объединяющее 80 организаций в 40 странах Третьего мира. В этом секторе антиглобалистского движения есть как весьма радикальные, так и более умеренные группы.

Промежуточное положение на шкале радикальности/умеренности занимает сектор Движения, где действую самые известные и влиятельные неправительственные организации гуманитарной и правозащитной ориентации. Достаточно назвать такие из них, как «AmnestyInternational», - «Международная Федерация прав человека», «Врачи без границ», «Oxfam» и др. Возникшие задолго до самого антиглобалистского движения, они примкнули к нему в последние годы, приобретая всё более чётко выраженную социальную направленность.

Более умеренная, системно-реформистская ориентация отличает многочисленные движения, противостоящие глобальной финансовой спекуляции, явлениям «налогового рая» и т.д.; движения, самым непосредственным образом направленные именно против негативных последствий глобализации, такие, как «50-ти лет достаточно» (США), «BrettonWoodsProject» (Великобритания), «HalifaxInitiative» (Канада). Некоторые из этих движений, включая и наиболее влиятельное из них – франко-европейское «АТТАК», в последние годы стремительно переходят на позиции, близкие к тотальной контестации.

Относительно ограниченный характер носит и альтернативизм экологических организаций, образующих один из наиболее широких, традиционный сектор антиглобалистского движения, который включает такие разветвлённые политико-экологические движения как «Друзья Земли» (объединяет неправительственные организации почти 70 стран), «Гринпис» (США) и десятки (стони?тысячи?) других.

Наибольшей разнородностью в его отношениях с господствующей системой отличается, по-видимому, «социальный сектор» антиглобалистского движения, включающий профсоюзные и радикальные социальные организации, интегрированные движением или поддерживающие некоторые из его целей. Это и крупнейшие профцентры и профсоюзы мира социал-реформистской ориентации, и радикальные (альтернативные, базовые) организации профсоюзов, безработных, бедняков, и несколько левых национальных профцентров Латинской Америки.

Особо следует сказать о созвездии крестьянских организаций, активность которых, бесспорно, - один из фирменных знаков движения. Здесь и самая мощная в традиционном смысле слова организация движения: бразильская MST и крестьянская организация Индии (Navdanya); исследовательские центры Азии и США; международное объединение «Крестьянский путь», провозгласившее в 60 странах «право народов самим определять свою продовольственную политику».

Разумеется, этот эскиз «туманности тысяч организаций» (излюбленный образ пишущих об антиглобалистах) условен и неполон. При иной группировке особое «созвездие» могло бы сложиться вокруг организаций защиты прав потребителей или движений в защиту культурной самобытности и вообще права на существование коренных народов, вокруг борьбы за права молодёжи, женщин, сексуальных или иных меньшинств. Кроме того, подвижны и «внешние» границы движения - в связи с возникновением новых организаций и эволюцией старых.

В антиглобалистское движение не входят (не допускаются?) организации откровенно политического толка, особенно традиционно левого толка. Напротив, исключительно широк социальный спектр антиглобалистского движения, социальные и возрастные группы, в нём представленные.

Сегодня, после «Форума консолидации и проекта» (Порту-Алегри – II) можно уже не только дифференцировать организации антиглобалистского движения, но и «интегрировать» их в рамках некоторых устойчивых характеристик (позитивных и отрицающих), свойственных движению как целостности.[14]

Таким образом, мы видим, что антиглобалистское движение – это, в основном, не кучка анархически настроенных молодых людей, которые крушат «Макдональдсы», протестуя против глобализации. Антиглобалистское движение – это новая сила на международной арене, вобравшая в себя почти весь спектр общественных неправительственных организаций разного толка. И борются они не с глобализацией, как таковой, а с её отрицательными последствиями. Методы борьбы различны: от демонстраций и акций протеста до форумов.

Глава 3: Перспективы антиглобализма.

Сдвиги последних лет поставили ряд новых задач перед антиглобалистским движением. Их суть – в переходе от утверждения альтернативности к разработке альтернативы и началу её частичной реализации. Антиглобалисты поняли, что на одной критике дорогу в светлое и справедливое будущее не проложить. Чтобы воззвать к общественной поддержке, нужны более сильные доводы и аргументы. Тем более, что рецессия американской экономики явно не способствует притоку в движение новых сил. И антиглобалисты отвечают на брошенный им вызов своим – «другой мир возможен». Смогут ли таким образом антиглобалисты утвердиться в общественном мнении, покажет время.[15] В массовом сознании антиглобалисты, к сожалению, по-прежнему предстают как погромщики и демонстранты. Но вопрос сейчас в том, каковы сегодня их альтернативы? Пока никакого чёткого ответа нет, но уже сейчас к ним стали прислушиваться «глобалисты».

Несмотря на это, сейчас у антиглобалистского движения перспективы несомненно есть. Их несколько. Но все они получаются довольно-таки мрачными, и возникает мысль, что, подобно большинству альтернативных движений прошлого, антиглобалисты, добившись своего, «успокоятся» и сущность всего движения может коренным образом поменяться.

Вообще, возможные варианты развития антиглобалистского движения рисуются следующим образом.

1. Движение, развёртывая в полной мере свой альтернативный по отношению к существующему порядку вещей потенциал и базируясь на нём, становится в глобальном масштабе осью сил, систематически и фронтально противостоящих господствующему варианту транзита – противостоящих, прежде всего, изнутри системы, в стратегическом союзе со значительной частью её противников; в тактическом – со сторонниками «проигравших» вариантов системообразующей тенденции.

2. Оно развивается в подсистему глобального гражданского общества, сосуществующего с глобальным политическим обществом и ведущего в рамках единой системы борьбу за максимальную широту, демократичность и эффективность своего «надзора» над этим последним, за его эволюцию к установкам «иного мира», скорейшего удовлетворения требований большинства и т.д.

3. Включение антиглобалистского движения (или некоторых его секторов) в институты глобальной политической власти при одновременном завоевании им гегемонии в гражданском обществе – глобальном или «цивилизованного мира».[16] Вот на этом варианте остановимся поподробнее, так как мне он кажется весьма вероятным из указанных выше.

Встреча руководителей стран «Большой восьмерки» привлекла внимание не столько к переговорам лидеров, сколько к выступлениям активистов антиглобалистского движения, которые переросли в настоящую войну с полицией на улицах небольшого итальянского города. Так происходит теперь практически во время каждого серьезного международного мероприятия. И все же, Генуя стала определенным этапом в истории антиглобализма – она продемонстрировала, что существует достаточно сильное, крепнущее день ото дня движение, способное собирать своих сторонников в различных городах Запада. Она продемонстрировала, что это движение нуждается в консолидации и символике – и находит их в уличных битвах с полицейскими. Не случайно и, спустя несколько недель после генуэзской, встречи демонстранты с портретами погибшего от руки карабинера генуэзского юноши выходят на улицы европейских и американских городов, но практически никто не вспоминает о соратнице, попавшей под колеса автомобиля одного из антиглобалистов.

Именно этот цинизм – вполне естественный для профессиональных политиков, но всегда отталкивающий от наивных романтиков – и демонстрирует, что мы имеем дело с возникающим политическим движением. Движением, которое не могло не возникнуть. Раздражение по поводу антиглобалистских акций также вполне естественно – они носят откровенно революционный характер, совершенно не вписываются в рамки парламентской демократии, лидеры антиглобалистов пренебрегают жизнями своих сторонников и ни в чем не повинных полицейских. Но – с политической точки зрения – как иначе могло бы войти в общественную жизнь, приобрести известность и даже популярность движение, о котором еще вчера никто ничего не знал?

Для примера можно обратиться к истории многочисленных партий зеленых на Западе, которые в 70-80 годы буквально терроризировали Запад своими уличными выступлениями, конфликтами с полицией, полным пренебрежением к парламентским нормам поведения… Дальнейшее известно: когда западные правительства отреагировали на появление экологических партий мерами по защите окружающей среды, эти организации немедленно стали вполне добропорядочными участниками обычного политического процесса, сформировали фракции в парламентах, вошли в правительства… Когда к власти в ФРГ пришла коалиция СДПГ и местных зеленых, а один из лидеров этой партии Йошка Фишер занял пост вице-канцлера и министра иностранных дел, традиционно предназначавшийся в предыдущих правительствах для представителя респектабельной Партии свободных демократов (ПСД). Это продемонстрировало попросту, что и зеленые стали такой же респектабельной организацией. Сегодня быть зеленым на Западе – это практически то же самое, что быть либералом или социал-демократом. Это участие в политической жизни, парламентская карьера, правительственные должности. Еще одним признаком респектабельности зеленого движения является то, что эколого-политические проекты успешно воплощаются в жизнь не только на Западе, но и в Восточной Европе, где западные политические идеи нередко становятся исключительно ширмой, подразумевающей возможность создания новых организаций, обозначающих общественный пейзаж. Для примера приведу Партию зеленых Украины, имеющую и собственную политическую историю, и опыт участия в парламентских и президентских выборах, и свою роль в правительственных структурах. Или российское экологическое движение «Кедр» - возможно, менее удачливое, но вполне функционировавшее как политическая организация.

Когда Йошка Фишер говорит, что он хотел бы сегодня быть вместе с антиглобалистами, но мешает должность, он не лукавит: зеленые приобретали политический вес и возможность равноправного – с традиционными политическими партиями – участия в политической жизни своих стран теми же методами, что и нынешние антиглобалисты. И дело здесь не в идейном сходстве, а именно в методике, методике воздействия на общественную жизнь нетрадиционным путем, в ситуации, когда традиционные политические силы не способны осознать, что у общества появились новые проблемы и страхи. Я привел пример зеленых прежде всего потому, что их деятельность ближе всего по времени к сегодняшнему читателю. Но легко вспомнить, что в конце ХІХ - начале ХХ века таким же образом приходили на политическую арену социал-демократы: многочисленные рабочие манифестации, нередко имевшие революционный характер, столкновения с властью, аресты и тюрьмы. Все это продолжалось до того момента, когда лозунги и требования социал-демократов оказалось просто невозможно игнорировать. Вот тогда-то и стали появляться социал-демократические фракции в западных парламентах, министры-социалисты, тогда-то социал-демократы стали превращаться в респектабельных буржуазных политиков.

Конечно, можно привести и другие примеры, когда популистское движение – а антиглобализм, вне всякого сомнения, именно популистское движение – использовало недовольство масс для уничтожения демократии и установления собственной диктатуры, уже не позволявшей одураченному населению проявлять ничего, кроме дозированной радости. Достаточно вспомнить фашизм, большевизм, национал-социализм, начинавшие, в общем-то, примерно как социал-демократы или зеленые, а заканчивавшие тоталитарными режимами. Но антиглобалистскому движению не удастся пойти по этому пути. Во-первых потому, что это – движение, возникающее из разнородных и плохо управляемых групп: вряд ли кто-то из его активистов может рассчитывать на осуществление принципа «демократического централизма» и превращение движения в боевую криминальную организацию, которыми были в момент осуществления своих революций партии Ленина, Муссолини и Гитлера. Во-вторых, для победы и функционирования подобных режимов необходим всеобъемлющий политический и экономический кризис хотя бы в странах, где они устанавливаются – а это вряд ли возможно ввиду отсутствия такого кризиса в западной экономике. В-третьих, история вряд ли допускает повторение одних и тех же социальных экспериментов в одних и тех же формах: вспомним, что тоталитарные режимы начала и середины ХХ века устанавливались в условиях, когда власть имела возможность тотального контроля над информацией – возможность, уменьшающуюся в наши дни с каждым часом…

Итак, антиглобализм – прежде всего движение, которое явилось ответом на недовольство достаточно большой части западного общества нынешней интеграцией. То, что кажется великолепным и удачным с Востока, нередко выглядит уродливым и бессмысленным с Запада. Страны Центральной Европы стремятся в НАТО и Евросоюз, «Макдональдс» кажется в провинциальном украинском городе признаком цивилизованности, а переговоры с МВФ – спасением для нереформируемых экономик… Но в любой западной газете вы прочтете статьи о забюрократизованности европейских и евроатлантических структур, о том, что транснациональные корпорации нередко не считаются с интересами своих работников так, как это делается на национальных предприятиях, используют свой громадный вес в экономике для игнорирования не только требований профсоюзов, но даже элементарных прав потребителей, о том, что на престижных курортах Запада проводят референдумы о недопущении строительства «Макдональдса», присутствие которого разрушит респектабельный образ города, о бессмысленности деятельности МВФ, кредиты которого только поддерживают на плаву криминальные элиты и позволяют им и далее откладывать реформы в своих странах, обманывая западных кредиторов и налогоплательщиков… Эти статьи пишут отнюдь не антиглобалисты, но они явно указывают на недостатки глобализации. Традиционным политическим партиям явно не удалось до сих пор отреагировать на общественное недовольство этими недостатками. И вот на арену выходит антиглобалистское движение.

Это движение исключительно разнородно, в него входят различные организации, от «чисто» антиглобалистских до радикально-экологических и маоистских. Как это нередко бывает, новое движение пытаются использовать в целях собственной рекламы маргиналы всех мастей – именно поэтому выступления антиглобалистов приобретают нередко неуправляемый характер и походят на революцию.

Но это все временно. Уже в Генуе лидеры «Большой восьмерки» встретились с представителями антиглобалистского движения. Через какое-то время традиционные политические силы начнут отвечать на лозунги движения – потребуют дебюрократизации евроструктур, более серьезного парламентского контроля над деятельностью НАТО, начнут принимать социальные законы, которые ограничат возможности транснациональных корпораций… В общем, будут делать все то, к чему сегодня призывают антиглобалисты – только в более цивилизованном виде… Антиглобалисты засуетятся, увидев, как почва уходит у них из-под ног, а массовые акции не собирают большого числа сторонников. Но имидж борцов за справедливость, новых Робин Гудов все еще будет работать на них – поэтому Антиглобалистские партии пройдут в парламенты ряда стран Европы, а в некоторых из них займут места зеленых… Когда представитель антиглобалистов станет вице-канцлером Германии, журналисты обязательно отправятся за комментарием к Йошке Фишеру – бывшему лидеру партии, чьи представители еще недавно занимали места в бундестаге и даже участвовали в правительственной коалиции…[17]

4. И ещё один, инволюционный, вариант будущего антиглобализма предполагает утрату движением своего нынешнего единства и импульса (это может быть вызвано резкими сдвигами объективного развития или изъянами в самом движении). Раскол или раздробленность антиглобалистского движения может при этом принять самые различные формы и масштабы. Либо сохранившее единство ядро движения становится «одним из» глобальных течений антисистемного или реформистского толка, либо движение многократно дробится по основным направлениям деятельности, идеологической окраске, в региональном или даже национальном масштабах.[18]

Список «возможных будущих» антиглобалистского движения можно, конечно, продолжить. Вероятно и то, что реальное развитие движения уже в первые десятилетия XXI в. будет отличаться от каждого из намеченных вариантов. Но так или иначе, развитие и судьба антиглобалистского движения могут стать одним из решающих векторов равнодействующей человеческой истории начала нового века. Равнодействующей, рождённой взаимодействием борьбы внутри «современной цивилизации» с иными конфликтами современного мира.

3. Заключение.

Сегодня такое понятие как антиглобализм знакомо, наверняка, каждому.

Их выступления и демонстрации сопровождаю каждую встречу «Большой восьмёрки», различные экономические форумы, посвящённые проблемам и перспективам глобализации и т.д. Зачастую, эти выступления бывают далеко не мирными, и даже есть человеческие жертвы. Поэтому в представлении рядового обывателя антиглобалисты выступают как группа анархически настроенных молодых людей, которые напрочь отвергают глобализацию и громят «Макдональдсы».

Но деятельность движения не ограничивается одними демонстрациями, участники собираются на конференции и проводят форумы, посвящённые разработке тактики и стратегии борьбы с негативными процессами глобализации, так как большинство участников не выступает против глобализации как таковой.

Основу движения составляет население не беднейшей части планеты, по которым глобальные процессы ударяют больнее всего, а жители Северной Америки и Западной Европы.

Состав антиглобалистского движения очень пестрый. Здесь и левые, и правые. И радикалы и реформисты. И партофициоз, и неформалы. Есть, например, анархистский "Черный блок", который специализируется на агрессивных действиях, погромах дорогих магазинов и офисов, на столкновениях с полицией. Промежуточное положение между "Черным блоком" и мирными группировками занимают такие образования (тоже более или менее анархистского толка), как "Ya Basta" и "Tutti Bianchi", к погромам имущества не склонные, но постоянно идущие на столкновения со стражами порядка. Кроме того, в движении антиглобалистов принимают участие более мирные официальные коммунистические партии, профсоюзы, различные левые группировки. Именно они дают основную массу демонстрантов на антиглобалистских акциях. Но одним из наиболее ярких, идеологически оформленных собственно антиглобалистских движений, претендующих на лидерство в этом направлении, является, несомненно, АТТАК. АТТАК (по-французски ATTAC), что переводится как "Ассоциация (вариант - не "ассоциация", а "действие") за налогообложение трансакций (вариант - не "налогообложение трансакций", а "налог Тобина") в интересах граждан". Основное требование АТТАК - обложение 0,1%-ным налогом всех финансовых трансакций на планете. Именно «АТТАК-Франция» является главным инициатором различных антиглобалистских конференций и форумов.

Сейчас деятельность антиглобалистов несколько поутихла, впрочем как и «глобалистов» тоже. Виной этому Ирак. Но когда иракская проблема разрешится, то колесо глобализации снова покатится по миру, а антиглобалисты будут всеми силами пытаться «вставить ей палки в колёса».

Вариантов будущего у антиглобалистского движения несколько. В основном можно выделить следующие:

по-прежнему будет находиться в оппозиции, являя собой альтернативу, но не выдвигая никаких конкретных альтернатив.

станет подсистемой гражданского общества, и будет осуществлять «надзор» за всеми последствиями глобализации, и будет двигать общество к «иному миру».

станет вполне респектабельной политической партией, и представители движения войдут в составы национальных правительств.

распад антиглобалистского движения на отдельные течения по основным направлениям их деятельности.

Как бы то ни было, покуда глобализация не будет проходить «нормально», то есть без негативных последствий для стран, не входящих в «золотой миллиард», антиглобализм будет существовать. По мнению министра финансов РФ Кудрина, антиглобализм связан именно с проблемами, возникающими в ходе глобализации. Выступления антиглобалистов - "это спонтанная, хаотическая, непродуманная реакция", считает вице-премьер. Он уверен, что необходимо тщательно и серьезно просчитывать последствия глобализации и предотвращать негативные последствия.[19]

В прочем, движение ещё достаточно молодое, как говорится, поживём – увидим.

Список литературы

Клеман К., Шеин О.В. «Антиглобалистское движение и его перспективы в России»//ЭКО, 2002, №12, с. 41-53

Левашов В.К. «Глобализация и социальная безопасность»//Социс, 2002, №3, с. 19-27

Лешан Е. «Антиглобализм: попытка непопулярного анализа»//Новая волна, 2001, №12

Майданик К. «Альтернативное движение: Фаза консолидации? Часть 1: Историческое место и генезис движения»//МЭМО, 2002, №11, с.23-30

Майданик К. «Альтернативное движение: Фаза консолидации? Часть 2: Пути в будущее»//МЭМО,2002, №12, с.3-10

Мысляева И.Н. «Глобализация и антиглобализм»//ЭКО, 2002, №12, с. 31-40

Паршев А.В. Почему Россия не Америка? – М.: Крымский мост-9Д, Форум, - 2002 – 411c.

Перегудов С. «Неолиберальная глобализация: есть ли альтернатива?»//МЭМО, 2002, №4, с. 22-28

Рогожина Н. «Политическое лицо антиглобалистов»//МЭМО,2002, №11, с.31-38

Сенчагов В.К. «Глобализация: позиция России»//ЭКО, 2002, №2, с. 21-29

Чешков М. «Смысл противостояния: не альтернативность, но вариабельность»//МЭМО, 2002, №6, с. 24-30

http://antiglobalizm.net

http://www.zaistinu.ru/news/global/kudrin.shtml

http://www.wdi.ru


[1] Сенчаuов В.К. «Глобализация: позиция России»//ЭКО, №2, 2002, с.23

[2] К. Клеман, О.В. Шеин «Антиглобалистское движение и его перспективы в России»//ЭКО, №12, 2002, с.47

[3] Мысляева И.Н. «Глобализация и антиглобализм»//ЭКО, №12, 2002, с.32

[4] К. Майданик «Альтернативное движение: фаза консолидации? Часть 1: Историческое место и генезис движения»//МЭМО, №11, 2002, с.28

[5] Свободная мысль. 1998.№9-12. с.92.

[6] Н. Рогожина «Политическое лицо антиглобалистов»//МЭМО, №6, 2002, с.31

[7] Мысляева И.Н. «Глобализация и антиглобализм»//ЭКО, №12, 2002, с.32

[8] Мысляева И.Н. «Глобализация и антиглобализм»//ЭКО, №12, 2002, с.35

[9] Мысляева И.Н. «Глобализация и антиглобализм»//ЭКО, №12, 2002, с.40

[10] К. Майданик «Альтернативное движение: фаза консолидации? Часть 2»//МЭМО, №12, 2002, с.4

[11] Н. Рогожина «Политическое лицо антиглобалистов»//МЭМО, №6, 2002, с.31

[12] Е. Лешан «Антиглобализм. Попытка непопулярного анализа»//Новая волна, №12, 2001 http://www.communist.ru

[13] В книге А.Паршева «Почему Россия не Америка» расписано, почему для России вступление в ВТО губительно.

[14] К. Майданик «Альтернативное движение: фаза консолидации? Часть 2»//МЭМО, №12, 2002, с.4

[15] Н. Рогожина «Политическое лицо антиглобалистов»//МЭМО, №6, 2002, с.38

[16] К. Майданик «Альтернативное движение: фаза консолидации? Часть 2»//МЭМО, №12, 2002, с.9

[17] В. Портиков «Антиглобализм: блестящее будущее»//Мировые дискуссии http://www.wdi.ru

[18] К. Майданик «Альтернативное движение: фаза консолидации? Часть 2»//МЭМО, №12, 2002, с.10

[19] http://www.zaistinu.ru/news/global/kudrin.shtml

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий