регистрация / вход

Десятилетие после смерти Сталина

Содержание Введение Основная часть Глава 1. Конец эпохи сталинизма. Дипломатия мирного сосуществования Наследство Женевская конференция Ситуация в Европе

Содержание

I Введение 3
II

Основная часть

Глава 1. Конец эпохи сталинизма. Дипломатия мирного сосуществования

4

1.1 Наследство 4
1.2 Женевская конференция 5
1.3 Ситуация в Европе 7
1.4 Борьба за власть: март 1953 - февраль 1955 г. 9
1.5 Багдадский пакт 11
1.6 Коммунистический ответ НАТО. Варшавский пакт 11
1.7 Восстановление советско-югославских отношений 12
1.8 Женевская конференция 12
1.9 Мост к «Третьему миру» 13
Глава 2. ХХ съезд КПСС 15
2.1 Отчетный доклад Хрущева 15
2.2 Секретный доклад Хрущева 16
Глава 3. Кровавые лето-осень пятьдесят шестого 17
3.1 События в Польше (Познань) 17
3.2 Восстание в Венгрии 19
Глава 4. Смещение Хрущевым своих соперников 25
Глава 5. Советско-китайские отношения 27
5.1 Советско-китайская гегемония 27
5.2 Совещание 64 коммунистических и рабочих партий 29
5.3 Конфликт между СССР и Китаем. Его причины 30
5.4 Последствия разрыва советско-китайских отношений 34
Глава 6. Европа и разоружение 35
6.1 Берлинская стена 35
6.2 Разоружение 36
Глава 7. Советско-американские отношения 37
7.1 Диалог с Америкой 37
7.2 Кубинский кризис. Его последствия 39
Глава 8. Смещение Хрущева. Значение хрущевского десятилетия 42
III Заключение 43
Библиография 45

I. Введение

Безусловно, выбор данной темы обусловлен моим огромным интересом к периоду, о котором рассказывается в реферате. Это было десятилетие после смерти Сталина, с именем которого неразрывно связаны понятия кровь, террор, обман, доносительство и другие.

Данная работа раскрывает внешнеполитический аспект жизни государства в период 1954 -1964 гг. В течение 30 лет во всей жизни страны доминировала личность Сталина, в мире же она ассоциировалась с понятием «холодная война». Можно ли было ждать разрядки в международном положении после смерти Сталина? На этот и многие другие вопросы вы сможете найти ответы в представленной работе, в которой немало места уделено Никите Сергеевичу Хрущеву. Именно ему историей было определено стоять во главе Советского Союза в течение целого десятилетия, необычного, полного метаморфоз, названного в мире «десятилетием оттепели».

Главная цель работы - попытаться на основе фактического материала, его сопоставления, разобраться в важном историческом периоде жизни моей Родины. Правильная оценка прошлого способствует принятию верных решений в настоящем.

Таким образом, работа над рефератом помогла мне не только в овладении фактическим материалом, но и позволила дать его оценку на основе анализа происходящего в описываемый период.


II . Конец эпохи Сталинизма.

1. Дипломатия мирного сосуществования

1.1 Наследство

3 марта 1953 года закончилась более чем тридцатилетнее правление И.В. Сталина. С жизнью этого человека была связана целая эпоха в жизни Советского союза. Со смертью Сталина окончился период неограниченной террористической диктатуры в истории советского режима. В то же время то был период роста, созревания и оформления современного (для того времени) советского общества. Диктатура Сталина воплотила в жизнь мечту тираний всех эпох - абсолютного господства над человеком, над его телом и душой. Система социализма, установившаяся в Советском Союзе, была более современной и более прочной, чем германский нацизм или фашизм в любой его разновидности.

Позднесталинское общество носило все основные черты раннего одряхления. Этим черты - распад идеологии, произвол власти и господство органов государственной безопасности над всеми областями жизни страны, массовая система доносительства, грубое вторжение партии-государства в сферу семейных отношений граждан, усиление экспансионистских тенденций вовне, ксенофобия, разжигание шовинизма и антисемитизма внутри страны, обострение межнациональных отношений.

Как справиться с таким наследием эпохи? Таков был вопрос поставленный Историей в марте 1953 года.

Советские руководители после смерти Сталина подошли к сложным проблемам международного положения, опираясь на концепцию разрядки. То, что они хотели перемирия с внешним миром в момент, когда резко возросли внутренние трудности, было естественно, но недостаточно: противники не уступили бы. Заслугой преемников Сталина, которые почти не расходились в этом пункте, было то, что они начали кровопролитную работу по обезвреживанию механизма «холодной войны». Это было их первым нововведением во внешней политике. Сталин не отвергал «холодной войны». Его преемники пытались выйти из нее, расширяя международные связи, прибегая к более гибкой дипломатии, меньше ориентированной на оборону, чем сталинская. Однако американская сторона не сочувствовала новому направлению. Творцом американской внешней политики был Джон Ф. Даллес - ярый противник разрядки. Он провозгласил своей целью «освобождение стран», «в которых господствует коммунизм». Он стремился ослабить позиции советской стороны, заставить ее уступать на переговорах. Если необходимо, говорил Даллес, нужно толкать их до «грани войны»[1] . Тем более важной стала для СССР политика, способная предотвратить угрозу фронтального столкновения.

Москва приветствовала большие изменения, происходившие в мире. 27 июля 1953 года было подписано перемирие в Корее (Корейская война, 1950 - 1953 гг.), которое стало первой ласточкой оттепели в отношениях сверхдержав - СССР и США.

Первые шаги в направлении разрядки были сделаны Москвой сразу же после смерти Сталина. 25 апреля 1953 г. новое правительство воспользовалось речью американского президента Эйзенхауэра, чтобы ответить программной декларацией в виде редакционной статьи на всю первую полосу в «Правде» и «Известиях». Смысл статьи состоял в заверении, что можно решить все нерешенные проблемы путем серьезных переговоров как в рамках ООН, так и напрямую. Статья спорила с американцами, но спокойно и аргументировано, без тех выпадов, которые были так часты в полемике предыдущих лет. Это еще раз доказывает то, что СССР перешел к более гибкой дипломатии. Наконец, Маленков в своей речи на заседании Верховного Совета в августе провозгласил то, что должно было стать постоянным мотивом советской внешней политики: «Мы - за мирное сосуществование»[2] .

В то же время Советский Союз не собирался терять контроль над странами Восточной Европы и режимами в этих странах. Подтверждением тому - восстание в Восточном Берлине, которое произошло 16 июня 1953 года. Восставшие ( в основном рабочие) размахивали старыми немецкими национальными флагами и обращались к советским солдатам с требованиями : «Иван, убирайся домой!». Недовольство в Восточном Берлине усиливалось полуголодным существованием, что способствовало увеличению числа беженцев в Западный Берлин. Несвоевременный призыв к повышению производительности труда вызвал стихийную забастовку; к бастующим вскоре присоединились тысячи людей. После двухдневных демонстраций, которые охватили и другие города, советские власти направили танки для восстановления порядка. Несколько человек было убито, сотни ранены...

1.2 Женевская конференция

Международными отношениями нового правительства занимались Маленков и Молотов. Наиболее новаторские заявления делал Маленков в соответствии со своей программой расширения внутреннего потребления. По разным причинам стремление к новым переговорам с Советским Союзом пробивало себе дорогу и в странах Западной Европы, где проявлялись первые признаки усталости от «холодной войны». Запад надеялся получить у СССР односторонние уступки в обмен на разрядку. У Москвы были другие намерения: возобновление переговоров рассматривалось как новая передышка для внутренней и внешней политики СССР. Переплетение противоречивых интересов вызвало возобновление дипломатической активности. Результатом явилась встреча в Берлине в начале 1954 года четырех министров иностранных дел: Франции, Англии, США и СССР, - первая после пятилетнего перерыва.

Берлинская конференция не привела ни к каким соглашениям по основным обсуждавшимся темам - европейским. Она стала прологом второй встречи, поддержанной советской стороной, по азиатским проблемам. Она открылась в Женеве в конце апреля 1954 года (Женевская конференция 26.04.21.07 1954 г.).Безрезультатно обсуждалось воссоединение Кореи, но для Индокитая встреча былаболее успешной. Состоялись переговоры о прекращении огня. Соглашение было подписано Францией (новый премьер-министр которой Пьер Мендес - Франс стремился покончить с дорогостоящими колониальными обязательствами), Англией, коммунистическим Китаем, Советским Союзом и США,. а также представителями четырех государств Индокитая. Конференция завершилась принятием соглашения о прекращении огня и разделом по 17-ой параллели северной широты Тонкина и Аннама но Северный (коммунистический) и Южный (антикоммунистический ) Вьетнам, то есть на два независимых государства. Намечалось также проведение выборов под международным контролем для решения вопроса о том, на каких условиях будет восстановлено единство Вьетнама. Камбоджа и Лаос были признаны нейтральными независимыми государствами. США соглашение приняли, но подписать отказались, оставив за собой право предпринимать все необходимые действия против нарушения соглашения одной из сторон. Франция вывела свои войска из Индокитая, но продолжала военное управление и инструктаж войск в Южном Вьетнаме, Камбодже и Лаосе, пока к этому не приступили США, как и к оказанию экономической помощи. И лишь 29 декабря 1954 г. Индокитай добился независимости.

Это был первый успех новой политики Москвы. Героем дня в Женеве стал Китай, союзник СССР. Советские руководители по этой причине играли там более важную роль. Будучи сопредседателями совещания с англичанами и посредниками в трудные моменты, советские представители совместно с английскими стали гарантами соглашений. Противниками соглашений остались только американцы: они осудили конференцию как «катастрофу» и начали выполнение своих военных обязательств в Индокитае, что сделало невозможным затем намечаемое объединение Вьетнама и открыло дорогу злосчастной войне, в которую они оказались втянутыми спустя десятилетие.

1.3 Ситуация в Европе

В то время как развивалась ситуация в Азии, в Европе оставалась замороженной немецкая проблема. Преемники Сталина постепенно стали ориентироваться на стабилизацию европейского положения по старому проекту разделенной Германии.

Москва все еще питала надежду, что соглашением на объединение Германии сумеет добиться ее нейтралитета. Уже в Берлине в январе 1954 г. Молотов сделал это с большей, чем Сталин, осмотрительностью: он потребовал нейтрализации обоих немецких государств, оставив объединение лишь на отдаленную перспективу. Он натолкнулся на другое препятствие: западные собеседники требовали единой, свободной и союзной с ними Германии.

Позднее Молотов опять начал говорить о стремлении СССР к переговорам, но, в отличие от Маленкова, снова рассматривал их в рамках самой классической из сталинских схем: резкое противопоставление двух линий в мировой политике, двух неизбежно враждебных лагерей. Не было и реальных возможностей соглашения между ними. Сама идея разрядки была представлена Молотовым как намерение прежде всего «разоблачать агрессивные планы» противников, которые состояли в»подготовке третьей мировой войны».

Таким образом, Молотов стал представителем иной ориентации во внешней политике: он продолжал линию, проводившуюся в прошлом Сталиным.

По одному конкретному вопросу - решению австрийской проблемы - Молотов был в меньшинстве. Хотя уже с 1945 г. в Вене было сформировано единое правительство всей страны, Австрия, еще оккупированная победителями, не имела полной независимости. СССР постоянно ставил заключение договора, который должен был определить ее международный статус, в зависимости от удовлетворительного решения немецкого вопроса. В своей речи на заседании Верховного Совета Молотов говорил о связи между этими двумя проблемами. Только несколько недель спустя, в конце марта, Советское правительство изменило свою позицию, разделив эти два вопроса и дав понять, что согласно заключить договор в обмен на австрийское обязательство постоянного нейтралитета, аналогичного швейцарскому. С этого момента переговоры значительно ускорились. Представительная делегация венского правительства прибыла в Москву и приняла советское предложение. После этого соглашение СССР, США, Великобритания и Франция за несколько недель закончили текст договора, который был подписан 15 мая 1955 года и назван Венским. Договор восстанавливал Австрию в территориальных границах на 1 января 1938 г.; ей разрешалось иметь небольшую армию и ВВС (всего 60 тыс. человек) но было рекомендовано поддерживать нейтралитет (что она и делала, сделав официальное заявление о постоянном нейтралитете (акт от 26 октября 1995 г.).

Позднее Москва указывала, что Молотов «затормозил» соглашение с Австрией: это утверждение означает, что он противился принятому решению, тому, которое сделало возможным соглашение с Веной и западными правительствами, разделяя немецкую и австрийскую проблемы[3] . Но это усложнило принятие второго решения: окончательный отказ о единстве Германии.

Наиболее резкое столкновение с Молотовым состоялось немного позже в Президиуме ЦК по поводу знаменитого примирения с Югославией. Это был один из важнейших моментов послесталинского периода в истории СССР, я вернусь к нему чуть позже...

1.4 Борьба за власть: март 1953 - февраль 1955 гг.

Несколькими месяцам ранее до окончания оккупации Австрии союзниками, а именно, 8 февраля 1955 г. произошла перестановка сил в руководстве аппарата: Булганин и Хрущев заняли высшие советские посты Что же произошло? Почему Маленкова и Молотова сместили?

Нужно отметить, что борьба за власть началась уже у постели умирающего Сталина, когда члены Политбюро распределяли дежурства у одра умирающего. Н.С. Хрущев открывал траурный митинг на Красной площади на похоронах Сталина 9 марта 1953 года. Но речи произносили члены первого послесталинского триумвирата: Маленков Георгий, Лаврентий Берия, Молотов. Последнего в «упряжку» взяли в качестве соединительного звена: после Сталина Молотов был наиболее известной народу фигурой. Маленков стал первым секретарем ЦК и председателем Совета Министров, Берия - министром внутренних дел, Молотов - министром иностранных дел. Хрущев остался секретарем ЦК; он сосредоточил в своих руках всю видимую и невидимую власть партийного аппарата и начал готовиться к быстро назревавшей схватке за власть.

10 июля 1953 г. в газетах было опубликовано сообщение об аресте Берия. Устранение Берия было подготовлено Хрущевым в сговоре с другими членами Президиума ЦК КПСС. Арест Берия был произведен с помощью военных во главе с маршалом Г.К. Жуковым и с помощью И.А. Серова (он был поставлен во главе КГБ). Почему в заговоре против Берия воспользовались помощью военных? Ответ на этот вопос я нашла в книге Н.С. Хрущева «Воспоминания»: «Почему мы привлекли к этому делу военных? Высказывались соображения, что если мы решили задержат Берия и провести следствие, то не вызовет ли Берия чекистов, нашу охрану, которая была подчинена ему, не прикажет ли нас самих изолировать. Мы совершенно были бы бессильны. Потому, что в Кремле находилось довольно большое количество вооруженных и подготовленных людей. Поэтому и решено было привлечь военных.». Берия был расстрелян после процесса.

Падение Берия было концом первого триумвирата. Престиж и влияние Хрущева, организатора антибериевского заговора, значительно усилились. Маленков утратил свою опору и теперь все более зависел от Хрущева.

В декабре 1953 г. состоялся официальный суд над Берия и его сподручными. После устранения Берия органы госбезопасности были реорганизованы в КГБ при Совете Министров. Сохранение органов госбезопасности подтверждало, что основа системы, созданной Лениным и усовершенствованная Сталиным, осталась без изменений.

Все это время Хрущев неуклонно шел вверх. На сентябрьском пленуме ЦК 1953 г., где Хрущев сделал основной доклад о положении в с/х, он был формально выбран первым секретарем ЦК, тем самым его ведущее положение в партии было подтверждено.

К этому моменту вопрос об уходе Маленкова с поста председателя Совета Министров СССР был решен, так как «ленинградское дело» было спровоцировано Маленковым и Берия. Впервые за многие годы советской власти высшему чиновнику государства была дана возможность покинуть свой пост не только добровольно, но и с почетом. В феврале 1955 г. Маленков подал формальное заявление об отставке с поста премьера. Новым главой Совета Министров СССР стал стародавний приятель Хрущева Н.А. Булганин. Маленков же был одним из заместителей Булганина, сохранив положение члена Президиума ЦК. Некоторые бывшие министры были посланы послами в разные страны. Это было нововведением. Отныне пост посла становился политическим, а не просто дипломатическим. Роль министра иностранных дел снизилась, а им в то время был Молотов.

Молотов был достаточно уязвим для любого обвинения, начиная от участия в терроре, заключении пактов о ненападении и дружбе с гитлеровской Германией в 1939 г. и кончая разрывом с Югославией. Так Хрущев избавился от прямых наследников сталинской эпохи; они сыграли немаловажную роль в вопросах внешней политики. Уже даже первые шаги Маленкова свидетельствовали о намерении руководства погасить очаги военной опасности и смягчить отношения с капиталистическими странами.

Таким образом, в 1953-55 годах Советский Союз осуществлял политику замирения. После ликвидации войны в Корее в 1953 г. было достигнуто пр поддержке СССР прекращение войны между странами Индокитая и Францией. В 1955 году был, наконец, подписан мирный договор с Австрией, чему Советский Союз препятствовал в течение многих лет. Позднее вина за это была персонально возложена ЦК КПСС на Молотова, равно как и вина за ухудшение советско-югославских отношений.

1.5 Багдадский пакт

Но некоторые страны не могли доверять СССР и его политике «мирного сосуществования». Именно поэтому 24 февраля 1955 года Турция и Ирак подписали созданный по инициативе Англии Багдадский пакт. До конца года его подписали Пакистан и Иран. Целью Багдадского пакта являлось обеспечение безопасности в связи с угрозой советского экспансионизма. Все участники договора (кроме Англии) имели общие граница с Советским Союзом и опасались распространения коммунизма. Хотя Ирак вынужден был выйти из пакта в 1958 году, его границы расширились в 1959 г., когда пакт был преобразован из Средневосточного военного (оборонительного) союза (МЕТО) в организацию Центрального договора, к которому в качестве ассоциированного члена присоединились США, и он стал частью общей системы оборонительных договорных организаций.

1.6 Коммунистический ответ НАТО. Варшавский пакт

В этом же, 1955, году, 23 октября, совет НАТО принял Германию в свой Союз, а 5 мая того же года ФРГ стала суверенным государством. Эти события нашли свой отклик в Варшавском пакте, который стал своеобразным ответом НАТО. Этот пакт был подписан 14 мая 1955 года. Это был оборонительный союз СССР и семи европейских коммунистических стран; по существу это был ответ на приобретение суверенитета ФРГ, за которым последовало восстановление германской армии и включение страны в в антисоветский блок НАТО.

1.7 Восстановление советско-югославских отношений

Позднее в этом же месяце был сделан другой. Менее значительный шаг по укреплению безопасности Советского Союза, когда новые советские лидеры Булганин и Хрущев во время своего визита в Югославию восстановили отношения с Тито, президентом и главой Коммунистической партии Югославии. Хрущев в Белграде принес Иосипу Броз Тито официальные извинения за антиюгославскую политику, проводившуюся после Второй мировой войны. Ответственность за нее Хрущев возложил на Берию, но это объяснение было встречено югославскими руководителями иронически. Советской делегации был оказан не слишком теплый прием. Югославы рассчитывали на честное признание советскими руководителями совершенной несправедливости, особенно утверждений, что Югославия является не социалистической, а капиталистической страной. Поэтому в резолюцию XV съезда КПСС была вставлена фраза: «Серьезные достижения в социалистическом строительстве имеются также в Югославии».

Советские делегаты не были подготовлены к встрече психологически, признавал позднее Хрущев. «Мы все еще не были свободны от рабской зависимости от Сталина»[4] . Тито был готов улучшить межгосударственные отношения, но отклонил предложение о восстановлении тесных отношений между КПЮ и КПСС, правильно предполагая, что претензии КПСС на руководящую роль среди коммунистических партий мира отнюдь не отброшены. По этой причине КПЮ позднее отказалась принять участие в совещании коммунистических партий в Москве в 1957 и 1960 годах.

1.8 Женевская конференция

Сближение с Югославией и заключение договора с Австрией благоприятствовали советской политике мирного сосуществования: два самых опасных очага напряженности в Европе были погашены. Последствием этих событий было первое проявление обновленной дипломатии переговоров. Идея новых прямых контактов между главами правительств, а не министрами иностранных дел завоевала популярность в мире. В июле (18 числа) 1955 г. в Женеве состоялась четырехсторонняя встреча на высшем уровне, спустя 10 лет после аналогичной встречи в Потсдаме. От США прибыл Эйзенхауэр, от Великобритании - Иден, от Франции - Фор; Советский Союз направил большую делегацию в составе Булганина, Хрущева, Молотова и маршала Жукова. После многих лет «холодной войны» два враждебных лагеря снова стали встречаться, дискутировать, вести переговоры без победителей и побежденных (для СССР, чья позиция была наиболее слабой. Это уже был успех).

По конкретным проблемам - немецкий вопрос, Европейская безопасность, разоружение и развитие отношений между Востоком и Западом - особых успехов не было.

Таким образом, встреча «Большой четверки» в Женеве никак не повлияла на положение дел в Европе, где по-прежнему главным вопросом оставался германский.

В сентябре 1955 г. советские руководители пригласили в Москву главу западногерманского правительства Аденауэра. Отвергая, конечно, его стремление говорить от имени всей Германии, они официально признали его государство и освободили последних пленных, которых держали как военных преступников. Так СССР со своей стороны признал раздел Германии на два самостоятельных государства, разных по социальной системе, но равных по международным правам.

В результате окончательного раздела Германии в 1955 г. завершилась организация новой стабильной, послевоенной Европы, состоящей из двух противоборствующих блоков, отделенных только на севере и на юге узкой полосой нейтральных стран (среди них была и Финляндия, которая в этот период самостоятельно продлила на 20 лет свой договор о дружбе с СССР, а Советский Союз отказался от своей военной базы Паркалла-Уду на Финской территории).

1.9 Мост к «Третьему миру»

В то же время был отмечен успех советской дипломатии в ООН, который заключался в том, что в конце 1955 г. под сильным международным давлением США вынуждены были возобновить прием новых членов в организацию, многие из которых были союзниками СССР. В ООН начались большие перемены: во-первых СССР насчитывал большое число союзников в организации с этого момента, во-вторых, постоянный приток новых независимых государств Азии и Африки усиливал блок стран, которые сделали своей политикой борьбу против колониализма, что заставляло их враждебно относиться к державам НАТО и симпатизировать СССР и его союзникам.

Самым важным результатом новой советской дипломатии стали связи со странами, сбросившими иго колониализма. Жемчужиной этой политики были отношения с Индией. В июне 1955 г. премьер-министр Неру посетил СССР. В ноябре-декабре Булганин и Хрущев совершили официальный визит в Индию, Бирму и Афганистан. Поездка в Азию явилась началом политики помощи и кредитов недавно освободившимся странам, которые после Бандунгской конференции стали называть «третьим миром».

В Египте, руководимом революционным правительством Насера, репрессиями задушили слабую местную компартию. В то же время Египет требовал ввывода последних английских войск из страны. Он обратился к СССР с просьбой о приобретении оружия для усиления национальной армии и получил его через коммунистическую Чехословакию. Это было первое соглашение с широкими кругами националистического арабского движения, которое парализовало попытки американцев и англичан создать на Ближнем Востоке новый антисоветский блок.

Таким образом, советская дипломатия вышла на более широкую международную арену, но которая изменила свою политику «мирного сосуществования» после ХХ съезда КПСС...


2. ХХ съезд КПСС

2.1 Отчетный доклад Хрущева

ХХ съезд КПСС проходил в Москве в Большом Кремлевском дворце с 14 по 25 февраля 1956 г. Он должен был стать решающим этапом в истории СССР и коммунистического движения. Это был момент, когда можно было легко избавиться от наследия Сталина, и решающий жест был сделан в конце дебатов.

Началось обсуждение анализа нового международного положения и места в нем СССР. В Отчетном докладе Хрущева максимально, насколько возможно был объявлен конец ужасной эре «капиталистического окружения» и «социализма в одной единственной стране», благодаря созданию «мировой социалистической системы», включающей различные государства. Вся вторая часть была посвящена распаду старой колониальной системы. Говорилось, что капитализм не может выйти из своего «общего кризиса». В докладе провозглашался отказ от представления о мире, разделенном только на два открыто враждебных лагеря. Отмечалось, что вне «противостоящих союзов создается «обширная зона мира», в которую входят, кроме социалистических стран, страны Европы и Азии, которые выбрали позицию «неприсоединения». Кроме того, между двумя системами укрепились отношения мирного сосуществования.

Эта формула не была новой: она появилась в конце сталинского периода и стала программным принципом советской внешней политики. Однако в речи Хрущева на нее был сделан особый упор: во-первых, четко подразделялись межгосударственные отношения и революционная борьба, которая считалась «внутренним делом» каждой страны, во-вторых, и главное - сосуществование выдвигалось в качестве единственно возможной альтернативы «самой разрушительной в истории войне». «Третьего не дано»[5] , - сказал Хрущев. Он развил свою мысль, заявив, что войны больше не являются «фатально неизбежными».

2.2 Секретный доклад Хрущева

25 февраля на секретном заседании Хрущев прочел свой доклад «О культе личности и его последствиях», позднее известный как «секретный доклад». Фактически Хрущев показал, что вся история партии с того времени, как Сталин стал во главе ее, была историей преступлений, беззаконий, массовых убийств, некомпетентности руководства. Хрущев рассказал, хотя и кратко, о систематической фальсификации истории, проводившейся самим Сталиным и по его указанию. Тем не менее он с одобрением отозвался о борьбе Сталина с оппозицией. И это было понятно, что-то ведь должно было остаться в арсенале заслуг Сталина и руководимой им партии, каждый шаг которой был кровавым.

Хрущев совершил великое историческое дело - он открыл дорогу к пониманию сущности советской социалистической системы, как самой антигуманной системы, которая когда-либо существовала в истории человечества.

В какой мере доклад оставался секретным? - Было решено довести его до сведения всех членов партии, использовав уже испытанную форму письма. Это означало ввести в курс дела миллионы людей. Через неделю доклад зачитывался на открытых собраниях, на предприятиях, в учреждениях и в вузах.

В тоже время, текст доклада без особых трудностей попал в руки американских спецслужб, которые поторопились опубликовать его, и это потрясло весь мир. Особенная растерянность царила в наиболее консервативных, сталинских коммунистических партиях, таких как компартия США, Великобритании, Франции.

В восточноевропейских странах, находившихся во время войны либо под фашистским господством, либо под фашистской оккупацией, а затем превращенных в советских сателлитов, реакция также была различной. У руководства партии стояли в то время стопроцентные сталинисты, проводившие под контролем советских советников ту же самую политику террора, что и в СССР.

Лидеры компартий, особенно Китая и Албании, были встревожены и оскорблены манерой Хрущева, который не счел нужным предупредить их заранее о секретной речи и поставил их в тяжелое положение перед своими партиями. Начались требования смены своего руководства.

Несмотря на то, что 30 июня 1956 г. была принята резолюция «О преодолении культа личности и его последствий», которая фактически подменяла решения ХХ съезда, волны недовольства и тревог от «секретного доклада» Хрущева уже докатились до социалистических стран , союзников СССР.

3. Кровавые лето-осень пятьдесят шестого

Повсюду коммунистическое движение отклоняло модель сталинского социализма, требуя независимости и демократии. Однако тяжелее всего кризис проявился в двух странах - Польше и Венгрии, где национальная неприязнь к СССР была более глубокой. Советское правительство стояло перед сходными проблемами в своих странах и было вынуждено принять нелегкие решения. Как в Польше, так и в Венгрии оно оказалось перед лицом широких народных движений, в основе которых лежала враждебность к политике и вмешательству СССР. В обоих случаях советские руководители, не имевшие общего мнения, реагировали нервно и с запозданием.

3.1 События в Польше (Познань)

В Польше первыми признаками кризиса стали рабочие волнения на автомобильном заводе ЦИСТО в Познани. К рабочим присоединились трудящиеся других заводов. Движение началось с мирной демонстрации. Но затем произошли столкновения. Полицейские участки были атакованы рабочими и захваченное там оружие распределено между ними. Требования рабочих были : «Хлеб!» и «Советские войска убирайтесь из Польши».

Солдаты регулярных частей, вызванных для разгона рабочих , не только отказались стрелять в них, но и братались с рабочими. Правительство объявило военное положение, ввело танковые части войск министерства внутренних дел и подавило восстание. Согласно официальным польским данным, было убито 38 человек и 270 ранено. Согласно другому источнику, 28-29 июня в Познани 50 человек было убито, около 100 ранено, 1 тысяча заключена в тюрьму[6] .

Волнения проявились в глубоких разногласиях и в партии, где течение, выступавшее за политический поворот, идейно опиралось на Владислава Гомулку, пострадавшего от сталинских репрессий, и на его старые концепции польского пути к социализму. Однако часть Политбюро, так называемая наболинская группа, противилась этому и начала готовить переворот. Он был приурочен к пленуму ЦК ПОРП, который должен был избрать новое Политбюро. Гомулке предложили пост Первого секретаря. Однако именно из-за его обостренного чувства патриотизма на него смотрели с недоверием в Москве, где никто не знал его намерений. Перед пленумом ЦК, который должен был поставить Гомулку во главе партии, передвижение советских войск у границы и в самой стране создало угрозу военного вмешательства.

Когда уже работал пленум ЦК польской компартии, 19 октября в Варшаву без приглашения прилетела важная советская делегация, состоящая из представителей двух групп, столкнувшихся в Москве. Это были Хрущев и Микоян, с одной стороны, Молотов и Каганович с другой. В состав делегации был включен также командующий войсками стран Варшавского пакта маршал Конев. Это означало, что советское руководство готово, в случае необходимости, прибегнуть к силе. Такой совет дал, в частности, военный министр Польши маршал Рокоссовский, посланный в Польшу Сталиным после войны (Рокоссовский - поляк по происхождению). Согласно Хрущеву, маршал сказал, что «антисоветские, националистические и реакционные силы выросли, и что если необходимо предотвратить рост этих контрреволюционных элементов силой оружия, то он [Рокоссовский] в нашем распоряжении.

Подавить движение в Польше польскими же руками было заманчиво, но, при более тщательном подсчете, оказалось, что на польскую армию вряд ли можно положиться. Перспектива была иная и достаточно мрачная - использовать советские войска против традиционно антирусской Польши, да еще в момент назревания политического кризиса. Тем не менее советские лидеры были готовы прибегнуть к силе. Коневу был дан приказ начать движение войск в направлении Варшавы. Гомулка, избранный новым Первым секретарем ЦК ПОРП, потребовал от Хрущева немедленно остановить движение советских войск на Варшаву и приказать им возвратиться на свои базы. Разыгралась такая сцена: Хрущев начал лгать, что будто Гомулка получил неправильную информацию о движении советских войск, но Гомулка настаивал на своем. Хрущев приказал советским танкам остановиться, но на базы не возвращаться и ждать. Варшавский городской комитет партии распорядился раздать рабочим Варшавы оружие. Они были готовы оказать сопротивление советским войскам, если бы те вошли в Варшаву. Но только после заверений Гомулки, что он не только не будет проводить антисоветскую политику, а наоборот, культивировать дружбу с СССР, Хрущев и компания возвратились в Москву, а советские дивизии на место расквартирования.

Волнения в Польше не превратились во всеобщее восстание по многим причинам. Одна из них заключалась в том, что в сталинское время репрессии в Польше против сторонников более умеренного курса не приняли характера расправы, расстрелов и массовой чистки партийного и государственного аппарата. Когда 21 октября 1956 г. Гомулка пришел к власти, то большинство партийного аппарата его поддержало. Из Политбюро были удалены наиболее просоветские элементы - Зенон Новак и маршал Рокоссовский (был снят с поста министра обороны и возвратился в Советский Союз).

3.2 Восстание в Венгрии

То, чего удалось избежать в Польше, произошло в Венгрии, где накал страстей был куда большим. В Венгрии внутренняя борьба между коммунистами оказалась острее. чем где либо, и Советский Союз оказался втянутым в нее больше, чем в Польше или в других странах. Из всех лидеров, которые в 1956 г. еще оставались у власти в Восточной Европе, Ракоши был больше других причастен к экспорту сталинизма. Возвратившись в Будапешт из Москвы после ХХ съезда КПСС, Ракоши заявил своим друзьям: «Через несколько месяцев Хрущев будет объявлен предателем и все войдет в норму».

Внутриполитическая борьба в Венгрии продолжала обостряться. Ракоши не оставалось ничего другого, как обещать расследование процессов Райка и других казненных им лидеров компартии. На всех уровнях власти даже в органах госбезопасности, наиболее ненавидимого народом учреждения в Венгрии, от Ракоши требовали отставки. Его почти открыто называли «убийцей». В середине июля 1956 г. в Будапешт, чтобы добиться отставки Ракоши, прилетел Микоян. Ракоши был вынужден подчиниться и уехать в СССР, где он в конце концов и окончил свои дни, проклятый и забытый своим народом и презираемый советскими руководителями. Уход Ракоши не вызвал действительных изменений ни в политике правительства, ни в его составе.

В Венгрии последовали аресты бывших руководителей госбезопасности, ответственных за процессы и казни. Перезахоронение 6 октября 1956 г. жертв режима - Ласло Райка и других - вылилось в мощную манифестацию, в которой участвовало 300 тысяч жителей венгерской столицы.

В этих условиях советское руководство решило вновь призвать Имре Надя к власти. В Будапешт был послан новый посол СССР Ю. Андропов (будущий член Политбюро ЦК КПСС и председатель Комитета госбезопасности).

Ненависть народа была обращена против тех, кто был известен своим мучительством: сотрудников госбезопасности. Они олицетворяли все самое отвратительное в режиме Ракоши; их ловили и убивали. События в Венгрии приняли характер подлинной народной революции и именно это обстоятельство и напугало советских руководителей. СССР должен был учитывать в тот момент, что происходит антисоветское и антисоциалистическое восстание. Было очевидно, что это далеко идущий политический замысел, а не просто желание разрушить существующий режим.

В орбиту событий втянулась не только интеллигенция, но и промышленные рабочие. Участие в движении значительной части молодежи наложило определенный отпечаток на его характер. Политическое руководство оказалось в хвосте движения, а не возглавило его, как то произошло в Польше.

Коренным вопросом было пребывание советских войск на территории восточноевропейских стран, то есть фактическая оккупация их.

Новое советское правительство предпочитало избегать кровопролития, но было готово и на него, если бы речь пошла об отпадении сателлитов от СССР даже в форме объявления нейтралитета и неучастия в блоках.

22 октября в Будапеште начались демонстрации с требованием образования нового руководства во главе с Имре Надем. 23 октября Имре Надь стал премьером и обратился с призывом сложить оружие. Однако в Будапеште стояли советские танки и это вызвало возбуждение народа.

Возникла грандиозная демонстрация, участниками которой были студенты, школьники старших классов, молодые рабочие. Демонстранты направились к статуе героя революции 1848 г. генерала Белла. У здания парламента собралось до 200 тысяч. Демонстранты низвергли статую Сталина. Сформировались вооруженные отряды, назвавшие себя «Борцами за свободу». Они насчитывали до 20 тысяч человек. Среди них были бывшие политические заключенные, освобожденные народом из тюрем. «Борцы за свободу» заняли разные районы столицы, учредили главное командование во главе с Палом Малетером и переименовали себя в Национальную гвардию.

На предприятиях венгерской столицы образовались ячейки новой власти - рабочие советы. Они выставляли свои социальные и политические требования и среди этих требований было одно, которое вызывало ярость советского руководства: вывести советские войска из Будапешта, убрать их с венгерской территории.

Вторым обстоятельством, напугавшим советское правительство, было восстановление в Венгрии социал-демократической партии, а затем и образование многопартийного правительства.

Хотя Надь и был сделан премьером, но новое, сталинское руководство во главе с Гере пыталось изолировать его и тем самым еще больше ухудшило обстановку.

24 октября в Будапешт прибыли Микоян и Суслов. Они рекомендовали немедленно заменить Гере на посту первого секретаря Яношом Кадаром. Между тем 25 октября у здания парламента произошло вооруженное столкновение с советскими войсками. Восставший народ требовал ухода советских войск и образования нового правительства национального единства, в котором были бы представлены различные партии.

26 октября, после назначения Кадара первым секретарем ЦК и отставки Гере, Микоян и Суслов возвратились в Москву. На аэродром они следовали в танке.

28 октября, когда бои в Будапеште еще продолжались, венгерское правительство издало приказ о прекращении огня и возвращении вооруженных отрядов в свои кварталы в ожидании инструкций. Имре Надь в обращении по радио объявил, что венгерское правительство пришло к соглашению с советским о немедленном выводе советских войск из Будапешта и включении вооруженных отрядов венгерских рабочих и молодежи в состав регулярной венгерской армии. Это было расценено как прекращение советской оккупации. Рабочие бросали работу вплоть до прекращения боев в Будапеште и вывода советских войск. Делегация рабочего совета промышленного района Миклош представила Имре Надю требования вывода советских войск из Венгрии до конца года.

Доклад Микояна и Суслова о положении в Венгрии, сделанный ими немедленно после возвращения из Будапешта 26 октября Президиуму ЦК КПСС, отражал, ка это видно из передовой статьи газеты «Правда» от 28 октября, якобы готовность согласиться с программой демократизации при условии, что эта программа сохраняет господство коммунистической партии и удерживает Венгрию в системе Варшавского пакта. Статья была лишь маскировкой. Той же цели служил и приказ советским войскам покинуть Будапешт. Советское правительство стремилось выиграть время для подготовки расправы, которая должна была последовать не только от имени остальных участников пакта, но и Югославии, Китая.

Таким образом ответственность распределялась бы между всеми.

Советские войска были выведены из Будапешта, но сосредоточены в района Будапештского аэродрома.

30 октября, когда Микоян и Суслов были в Будапеште, Президиум ЦК КПСС принял, как свидетельствует Хрущев, единодушную резолюцию о вооруженном подавлении венгерской революции, которая гласила, что было бы непростительным для СССР оставаться нейтральным и «не оказать помощи рабочему классу Венгрии в его борьбе против контрреволюции».

По просьбе Президиума ЦК КПСС в Москву для совета прибыла китайская делегация во главе с Лю Шаоци. Лю Шаоци заявил, что советские войска должны уйти из Венгрии и дать рабочему классу «Венгрии м»самому подавить контрреволюцию Так как это полностью противоречило решению о вмешательстве, Хрущев, сообщив 31 октября Президиуму об ответе китайцев, настаивал на немедленном использовании войск. Маршал Конев, вызванный на заседание президиума, заявил, что его войскам потребуется 3 дня, чтобы подавить «контрреволюцию» (на самом деле - революцию, и получил приказ привести войска в боевую готовность. Приказ был отдан за спиной Лю Шаоци, который в тот же день возвращался в Пекин в полной уверенности, что советской интервенции не будет. Решено было сообщить Лю Шаоци об интервенции в момент проводов на Внуковском аэродроме. Чтобы произвести большее впечатление на Лю Шаоци, Президиум ЦК КПСС появился во Внуково в полном составе. Снова начались разговоры о «благе венгерского народа». В конце концов Лю Шаоци сдался Так была обеспечена поддержка Китая.

Затем Хрущев, Маленков и Молотов - уполномоченные Президиума ЦК - отправились последовательно в Варшаву и Бухарест, где довольно легко получили согласие на интервенцию. Последним этапом их поездки была Югославия. Они прибыли к Тито, ожидая от него серьезных возражений. С его стороны никаких возражений не поступило; как сообщает Хрущев, «мы были приятно удивлены... Тито сказал, что мы абсолютно правы, и мы должны двинуть наших солдат в бой как можно скорее. Мы были готовы к сопротивлению, но вместо этого получили его чистосердечную поддержку. Я бы сказал даже, что Тито пошел даже дальше и убеждал нас как можно скорее решить эту проблему», - заключает Хрущев свой рассказ.

Так была решена судьба венгерской революции.

1 ноября началось массовое вторжение советских войск в Венгрию. На протест Имре Надя советский посол Андропов ответил, что советские дивизии, вступившие в Венгрию, прибыли лишь для замены ужу находившихся там войск.

3000 советских танков пересекли границу со стороны Закарпатской Украины и Румынии. Вновь вызванный к Надю советский посол был предупрежден, что Венгрия в знак протеста против нарушения Варшавского договора (вступление войск требовало согласия соответствующего правительства) выйдет из пакта. Венгерское правительство объявило вечером того же дня о выходе из варшавского пакта, объявлении нейтралитета и обращении в Объединенные нации в знак протеста против советского вторжения.

Но все это уже мало беспокоило советское правительство. Англо-франко-израильское вторжение (23 октября - 22 декабря) в Египет отвлекло внимание мировой общественности от событий в Венгрии. Американское правительство осудило действия Англии, Франции и Израиля. Тем самым раскол в стане западных союзников был налицо. Не было никаких признаков того, что западные державы придут на помощь Венгрии. Таким образом конфликт из-за Суэцкого канала в 1956 г. и последовавшая за тем война Англии, Франции и Израиля против Египта отвлекли западные державы от событий в Венгрии. Международная обстановка складывалась исключительно благоприятно для интервенции Советского Союза.

Что же происходило на улицах Будапешта? Советские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением подразделений венгерской армии, а также гражданского населения. Улицы Будапешта стали свидетелями страшной драмы, во время которой простые люди атаковали танки с помощью бутылок с зажигательной смесью. Ключевые пункты, в том числе здание министерства обороны и парламента, были взяты в течение нескольких часов. Венгерское радио замолчало, не окончив обращение с призывом к международной помощи, но драматические сведения об уличных боях поступили от венгерского репортера, который попеременно обращался то к телетайпу, то к винтовке, из которой он стрелял из окна своего офиса.

Президиум ЦК КПСС начал готовить новое венгерское правительство; Первый секретарь Венгерской компартии Янош Кадар согласился на роль премьера будущего правительства.

3 ноября новое правительство было сформировано, но о том, что оно было сформировано на территории СССР стало известно только спустя два года. Официально новое правительство было объявлено на рассвете 4 ноября, когда советские войска ворвались в венгерскую столицу., где накануне было образовано коалиционное правительство во главе с Имре Надем; в правительство также вошел беспартийный генерал Пал Малетер.

К исходу дня 3 ноября венгерская военная делегация во главе с министром обороны Палом Малетером явилась для продолжения переговоров о выводе советских войск в штаб-квартиру, где была арестована председателем КГБ генералом Серовым. Только когда Надь не смог соединиться со своей военной делегацией, он понял, что советское руководство обмануло его.

4 ноября в 5 часов утра советская артиллерия обрушила огонь на венгерскую столицу, спустя пол часа Надь уведомил об этом венгерский народ. Три дня советские танки громили венгерскую столицу; вооруженное сопротивление в провинции продолжалось до 14 ноября. Приблизительно 25 тысяч венгров и 7 тысяч русских было убито.

После подавления восстания-революции советская военная администрация вместе с органами госбезопасности учинила расправу над венгерскими гражданами: начались массовые аресты и депортации в Советский Союз.

Имре Надь и его сотрудники нашли убежище в югославском посольстве. После двухнедельных переговоров Кадар дал письменную гарантию, что Надь и его сотрудники не будут преследоваться за их деятельность, что они могут покинуть югославское посольство и вернуться с семьями домой. Однако автобус, в котором ехал Надь был перехвачен советскими офицерами, которые арестовали Надя и увезли его в Румынию. Позднее Надь, не пожелавший принести покаяние, был судим закрытым судом и расстрелян. Сообщение об этом было опубликовано 16 июня 1958 года. Та же участь постигла генерала Пала Малетера. Таким образом, подавление венгерского восстания было не первым примером жестокого разгрома политической оппозиции в Восточной Европе - аналогичные акции в меньших масштабах проводились в Польше всего несколькими днями ранее. Но это был наиболее чудовищный пример, в связи в связи с чем навсегда поблек образ Хрущева-либерала, который, казалось, он обещал оставить в истории. Эти события, возможно, были первой вехой на пути, приведшему спустя поколение к разрушению коммунистической системы в Европе, поскольку они вызвали “кризис сознания” среди истинных сторонников марксизма-ленинизма. Многие ветераны партии в Западной Европе и США лишились иллюзий, потому что уже нельзя было больше закрывать глаза на решимость советских руководителей сохранить власть в странах-сателлитах, полностью игнорируя устремления их народов.

4. Смещение Хрущевым своих соперников

XX съезд КПСС и последующие события в Восточной Европе повлияли на события внутри Советского Союза. Образовалась широкая оппозиция Хрущеву. Ее формирование началось после отставки Маленкова с поста председателя Совета Министров и особенно после ХХ съезда КПСС. События лета-осени 1956 года в Восточной и Юго-Восточной Европе укрепили ряды оппозиции, которая начала упрекать Хрущева в авантюризме. Сигналом для выступления против Хрущева послужила его речь на митинге в Ленинграде, в мае 1957 года, в которой он выдвинул свой фантастический план догнать и перегнать Америку в короткий срок в производстве мяса, молока и шерсти.

В июне 1957 г на пленуме ЦК Хрущев столкнулся с организованной оппозицией; против Хрущева открыто выступили Молотов, Маленков, Каганович, Первухин и Сабуров. Их поддержал секретарь ЦК Шепилов. При голосовании за освобождение Хрущева от обязанностей первого секретаря вместе с оппозицией голосовали Булганин и Ворошилов. 7 голосами против 4 это решение было принято.

Но Хрущев решил бороться. При помощи преданного партаппаратчика Капитонова, сделанного позже секретарем ЦК, министра обороны маршала Г.К. Жукова и председателя КГБ И.Серова на военных самолетах в Москву были срочно доставлены члены ЦК КПСС с мест. Они потребовали открыть пленум ЦК. Недельная дискуссия на пленуме (22-29 июня 1957 г) принесла Хрущеву победу. Молотов, Маленков, Каганович, а также Шепилов были объявлены антипартийной оппозицией. Молотов был направлен послом в Монголию, а Маленков получил назначение директором электростанции в Казахстане.

Теперь Хрущев спешил избавится от своего наиболее могущественного союзника, им был маршал Г.К. Жуков. Хотя он в награду за свое участие в разгроме оппозиции и был сделан полным членом Президиума ЦК КПСС, но популярность Жукова среди народа, считавшего, что он спас Россию от немцев, не давала Хрущеву покоя. Он не мог забыть, что во время перепалки на заседании пленума ЦК Жуков, в ответ на гневную реплику Маленкова: “Может быть, вы танки двинете против нас?!”, ответил уверенно: “Танки двинутся только по моему приказу”. Это были весьма необдуманные слова, если бы Жуков был более искушен в политике, то он несомненно сказал бы: “Танки двинутся только по приказу ЦК”. Хрущев знал, что маршал далек от мысли стать диктатором. Но Хрущев не мог перенести популярности маршала, она заслоняла его собственную.

В октябре 1957 года, в то время как Жуков находился с визитом за границей, Хрущев собрал заседание Президиума ЦК для обсуждения опасности бонапартизма со стороны маршала Жукова. На резонно высказанное сомнение, не следует ли подождать возвращения Жукова в Москву, Хрущев ответил цинично: “Семеро одного не ждут”. Жуков был не только выведен из ЦК, но и смещен с поста министра обороны и уволен в отставку.

Итог борьбы Хрущева за должность Вождя был вскоре подведен: 27 марта 1958 г Булганин был освобожден от обязанностей председателя Совета Министров СССР. На его место был назначен сам Хрущев, объединивший в своих руках, как до него это сделал Сталин, а затем на короткий период Маленков, два ключевых поста в государстве: первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР.

Таким образом, Хрущев победил в борьбе, во время которой его противники напоминали о промахах в политике в странах Восточной Европы (Польши и Венгрии). Венгерская трагедия вызвала грозные отклики в коммунистическом движении, социалистических странах и Советском Союзе.

Во время событий 1956 г внутри социалистической системы обрисовались три полюса: Москва, Пекин, Белград. Хрущев пытался действовать вместе с обеими другими столицами. Весной того года советско-югославские отношения переживали свой лучший период. После долгого перерыва возобновилось экономическое сотрудничество. В июне 1956 г. Тито совершил визит в СССР. Было опубликовано совместное заявление двух партий, в котором говорилось, что принципы, провозглашенные год назад в Белграде, универсальны для всех социалистических стран, а не только для СССР и Югославии. Но между Москвой и Белградом появились разногласия по поводу оценки внутреннего положения в Венгрии (это вынудило Тито сказать, что, если бы к нему прислушались вовремя и удалили Ракоши, трагедии можно было бы избежать).

5. Советско-китайские отношения

5.1 Советско-китайская гегемония

Сотрудничество Москвы и Пекина складывалось лучше. Китайцы оказывали давление в пользу вмешательства в Венгрии. До этого их влияние в польских событиях было сдерживающим. Они рекомендовали СССР осторожность, а польским коммунистам советовали умерить свои требования, не доводя до разрыва или столкновения с СССР. В обоих случаях они проявили известную уверенность в суждениях и достаточную сбалансированность в высказываниях по поводу восточноевропейского кризиса. Их предусмотрительность оказалась важной, когда в январе 1957 г Чжой Эньлай посетил Москву, Варшаву и Будапешт в качестве посредника. Китайцы присоединились к новому туру советской критики Югославии и утверждали, что СССР остается «центром» всей системы.

Первые годы после образования Китайской Народной Республики (КНР с 21.09.49 г) были временем расцвета советско-китайских отношений, ставших особенно тесными во время корейской войны, когда СССР снабжал китайские дивизии в Корее вооружением.

С 1950 по 1962 год Советский Союз предоставил Китаю долгосрочные кредиты на сумму 1.82 млрд. рублей. Они были использованы Китаем для оплаты закупленного в СССР вооружения и оказания помощи Корее. Но советская помощь не была столь уж значительна. В 1962 году Китай получил только 13% от всей помощи, оказанной Советским Союзом социалистическим странам и только 8% от суммы всех кредитов, предоставленных СССР другим странам в порядке экономической помощи. Согласно официальным советским данным с помощью СССР было построено в Китае 256 предприятий разного рода. Советский Союз оказывал помощь технической документацией, строительством железных дорог, посылкой экспертов. Все это делалось не безвозмездно. За 12 лет в Китае побывало около 11 тысяч советских экспертов, советников и прочего. Им было выплачено около 30 тысяч годовых заработных плат. Китай оплачивал все услуги, оказываемые СССР: фрахт, строительство железных дорог, расходы по обучению и содержанию китайских студентов в Союзе и прочего. Со своей стороны, Китай поставил в СССР до конца 1962 г товаров, продовольствия и сырья на сумму 2.1 млрд. рублей. В октябре 1957 года было подписано секретное соглашение о военном сотрудничестве. Целью его было усиление китайской военной промышленности, строившейся по советским проектам и на советском оборудовании, передача Китаю атомной бомбы и технологии ее производства. Это был первый договор, в котором великая держава делилась с союзником атомными секретами. В соглашении предусматривалось укрепление сотрудничества не только в экономике, но и в других сферах. Китайцы разработали десятилетний план развития, который должен был вывести китайскую экономику и науку на мировой уровень.

5.2 Совещание 64 коммунистических и рабочих партий

Такое «взаимопонимание», «взаимопомощь» и сотрудничество продолжалось до 1957 года, когда в Москве состоялось международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Поводом для сбора стала торжественная церемония 40-й годовщины Октябрьской революции.

Совещание, проводившееся спустя более 20 лет после последнего Конгресса Коминтерна 1935 г, стало важнейшим событием для коммунистического движения. Оно было созвано, чтобы найти общий путь выхода из кризиса,последовавшего за ХХ съездом.

Совещание проходило в обстановке секретности и состояло из двух этапов. 14-16 ноября состоялось совещание 12 правящих партий - советской, китайской, албанской, болгарской, чехословацкой, корейской, немецкой, монгольской, польской, румынской, венгерской и вьетнамской. Югославы не захотели участвовать в совещании, ни подписать его заключительную Декларацию, так как не одобряли ее содержание и боялись снова оказаться втянутыми в международный блок. Они участвовали во втором совещании, где были все партии (16-19 ноября). На нем был принят только Манифест мира. Главная роль на совещании принадлежала советским и китайским представителям.

На совещании не было создано никакого международного органа. Партии ограничились соглашением издавать в Праге коллективный ежемесячный журнал. Итальянцы были против этого; они предложили открыть прессу каждой партии для иностранных публикаций. Совещание оказалось попыткой заменить старые международные организации общим форумом, на котором можно было бы давать политические указания, имеющие ценность для каждой партии. Как показал опыт, эта затея не имела успеха.

Таким образом, совещание 1957 г в Москве стало второй после роспуска Коминтерна попыткой создать единый центр коммунистического движения. Прошло немного времени, и эта попытка, как и первая, оказалась неудачной. Идея совместной гегемонии советско-китайской, сделавшая ее возможной, оказалась эфемерной, как и гегемония советско-югославская, определившая рождение Коминформа. Она также стала прелюдией непреодолимого конфликта. Соглашение

между двумя странами базировалось скорее на определенном совпадении интересов, чем на общей вере в одни и те же политические идейные концепции. Но это совпадение сохранялось недолго. Китайские коммунисты давали понять, что не хотят играть подчиненную роль в руководстве движением.

5.3 Конфликт между СССР и Китаем. Его причины

Разногласия между советскими и китайскими коммунистами назревали в связи со второй ссорой с Югославией. Но были и другие факторы. Возник новый политический фактор - стремление людей к миру, поскольку альтернативой этому выбору могла быть только атомная война.

Конфликт двух стран был неизбежным, учитывая большое количество общих проблем. Однако, поскольку не было свободной дискуссии, родилось взаимное недоверие. До тех пор пока оригинальные решения правящей коммунистической партии в одной стране вызывали беспокойство в другой, это беспокоило и являлось само по себе причиной внутренних и международных дискуссий.

Китай 50-х еще не был великой державой, но имел все, чтобы стать ею на равных правах с СССР. Национальный вопрос оказался одинаково важным в обеих революциях. Несмотря на взаимные связи, две социалистические страны развивались по-своему, каждая в своих границах, каждую представляло и защищало свое государство. Итак, Китай стремился стать великой державой. Однако именно в этом обнаружились противоречия с интересами СССР. Страна, которая уже была великой державой, вступила в конфликт с другой, которая стремилась стать великой, причем именно из-за диалога с США, ставшего основой советской дипломатии. У СССР было много способов заставить США себя слушать, а у Китая - нет. К тому же он не был еще членом ООН. Американцы продолжали поддерживать Чан Кайши на Тайване и отказывались признавать пекинское правительство. Также поступали и их союзники.

Разлад между двумя державами касался весьма конкретных вопросов. СССР неосторожно обещал поделится атомными секретами с Китаем, но Москва быстро передумала. Недовольство в кругах китайских коммунистов назревало и из-за осуждения в СССР культа Сталина. В Китае был свой собственный «культ» - Мао Цзедуна. Иначе и быть не могло, ибо «культ личности» или вождизм является непременной принадлежностью любого тоталитарного режима. Маоистов беспокоило не сколько развенчание Сталина, сколько последствия этого для Китая и международного коммунистического движения, на руководство которым КПК претендовала наряду с КПСС. Практическая позиция китайского руководства ярко проявилась в 1956 и 1957 годах, когда КПК поддержала кровавое подавление венгерской революции советскими войсками, а в 1958 году оказалась единственной коммунистической партией в мире, открыто приветствовавшей казнь Имре Надя.

Уже в августе 1958 г Хрущев с Малиновским направились в Пекин, чтобы предъявить Мао требования, касающиеся, насколько известно, сохранения в руках советской стороны определенного контроля над китайскими вооружениями или по крайней мере над их использованием в момент обострения отношений между Китаем и США по поводу островов в Тайваньском проливе. По мнению китайцев, речь шла о «несправедливых требованиях, направленных на то, чтобы поставить Китай под советский военный контроль»[7] . Мао добавлял, что русские «хотели создать смешанный флот, чтобы контролировать и блокировать нашу береговую линию.»8

Предложения, которые выдвинул Хрущев на встрече в Пекине о создании «зоны, свободной от ядерного оружия»9 на Дальнем Востоке и в Тихом океане, были отвергнуты. Эти предложения и отказ от них китайцев были способом не выполнять обязательств, взятых перед Пекином. Наконец, в июне 1959 года, когда начали распространяться слухи, будто Китай скоро получит свою атомную бомбу, СССР, по китайским данным, решил отложить свое решение о передаче Китаю атомных секретов.

Другой причиной разногласий в этот период стал китайско-индийский пограничный конфликт. (29 августа 1959 г китайские войска нарушили индийскую границу в районах Лонгджу и Ладакх. Об этом объявил премьер-министр Индии Джавахарлал Неру.) Разногласия по поводу границы переросли в военные столкновения. Причиной их стал вопрос о Тибете, где происходили антикитайские,

открыто проиндийские выступления. В Москве дружба с Индией считалась не менее важной, чем с Китаем, потому что она открывала для СССР путь ко многим странам

«третьего мира». Конфликт с Китаем мог толкнуть индийцев в объятия американцев, поэтому советское правительство заняло позицию нейтралитета, рассчитывая на дружеское разрешение конфликта.10 Ни на что иное Индия не могла рассчитывать в условиях союза Москвы и Пекина. Китайцы почувствовали себя обманутыми. В свою очередь советские руководители начали подозревать, что китайцы чинят препятствия их дипломатии. Отныне разногласия между двумя правительствами больше не прекращались.

Советско-китайские отношения были осложнены общностью идеологии. Взаимные обвинения в уклонении от «истинного» учения - марксизма-ленинизма, а также в ревизионизме, догматизме, стремлении к гегемонии, подрывной деятельности, прислужничестве перед американским империализмом и так далее и тому подобное стали на многие годы как бы фоном советско-китайских отношений и международного коммунистического движения.

Политика Китая и СССР, или, вернее, КПСС и КПК по отношению друг к другу отличалась негибкостью, подозрительностью и враждой. В полемике с советскими руководителями китайцы выдвигали те предложения, которые Мао в образной форме высказал в Москве в 1957 г: всем вместе противостоять Америке, а не просить у нее мира. Эти тезисы, воскрешавшие старые концепции Молотова, не означали, что китайцы смирились с войной. Тем не менее они призывали к более решительному и рискованному фронтальному противостоянию США и их союзникам. СССР проводил такую политику в первые послевоенные годы и теперь хотел бы ее избежать, так как был убежден, что есть другие средства сдерживания американцев. Китайские требования неизбежно ставили Москву перед дилеммой: остаться с Китаем и заплатить за это или рискнуть сделать ставку на проблематичное соглашение с США?

Выступая против линии КПСС, что война перестала быть фатальной неизбежностью, Мао Цзедун не только предрекал всемирную атомную войну, но приветствовал ее как возможность «покончить с империализмом». В одной из своих

10 Правда, 10 сентября 1959 г.

бесед Мао, назвав атомную бомбу «бумажным тигром», говорил, что даже если в будущей войне погибнет треть человечества (т. е. 900 млн.) или даже половина (1.350 млн.), то другая половина выживет, империализм будет сметен, повсюду воцарится социализм. Через 50-100 лет человечество вырастет вновь больше чем на половину. В одном из сборников, опубликованных в Китае в 1960 г, говорилось: «Победившие народы кране быстрыми темпами создадут на развалинах погибшего империализма в тысячу раз более высокую цивилизацию, чем при капиталистическом строе, построят свое подлинное прекрасное будущее».

Откровения Мао Цзедуна имели прямо противоположный эффект тому, на что он рассчитывал: подавляющее большинство коммунистических партий поддержали советский тезис об отсутствии фатальной неизбежности войн.

В 1958-1960 годах и особенно в связи с войной во Вьетнаме Китай усилил поддержку революционных движений на азиатском материке, стараясь подчинить эти движения и распространить свое влияние. Началось столкновение интересов с СССР. Борьба за гегемонию между СССР и Китаем распространилась затем на Африку и бассейн Индийского океана.

Итак, в рамках коммунистического движения произошел разлад, и постепенно он обострился. Китайцев поддерживало албанское правительство, которое так и не простило примирение Хрущева с Белградом. Казалось, что исправить положение в этот момент может созыв второго международного Совещания коммунистических и рабочих партий, призванного примирить противоречивые тенденции. Обмен мнениями об этом должен был состояться на съезде Румынской рабочей партии в Бухаресте в июне 1960 г. Разрыв связей между двумя коммунистическими гигантами - СССР и маоистским Китаем публично был подтвержден 22 июня 1960 г. в Бухаресте. Хрущев объявил Мао Цзедуна сталинистом; китайцы рассматривали Хрущева как опасного ревизиониста. Из Китая были отозваны советские специалисты и советники.

Совещание все-таки состоялось; оно проходило в Москве с 11 по 25 ноября 1960 г. В результате был составлен документ, который скрыл очевидный конфликт между СССР и Китаем. После московского Совещания больше уже не было мира между двумя гигантами коммунизма, были лишь временные перемирия. Также ухудшились отношения между СССР и Албанией (официально разрыв дипломатических отношений произошел 19 декабря 1961 г. в знак протеста албанского руководства против десталинизации).

5.4 Последствия разрыва советско-китайских отношений

Последствия этого гигантского разрыва не заставили себя долго ждать. В период между осенью 1962 и весной 1963 гг., когда Хрущев испытывал все большие трудности и в самой Москве, непримиримая острота борьбы стала очевидной для всех. Карибский кризис, о котором я расскажу далее, дал китайцам повод публично критиковать советскую политику, осудить как авантюристическое решение о размещении ракет на Кубе и как капитулянтское решение об их выводе под американским давлением.11

Наконец 5 июля 1963 года в Москве состоялась встреча делегаций двух партий. Атмосфера встречи была отравлена оскорбительными выпадами, взаимным недоверием. Через две недели они расстались, ничего не решив.

В 1963-65 гг. Китайцы поддерживали агрессию Северного Вьетнама. Это способствовало ухудшению и без того натянутых отношений между СССР и коммунистическим Китаем.

25 июля 1963 г. в Москве был подписан договор между СССР, США и Великобританией о запрещении испытаний ядерного оружия. Год спустя китайцы испытали свою атомную бомбу (16 октября 1964 г.). В результате этого Китай стал пятой ядерной державой. Китайцы назвали договор 1963 года «большим обманом», попыткой Советского Союза, американцев и англичан «укрепить свою монополию и связать руки мирным народам, над которыми нависла атомная угроза».

Таким образом, в мире началась новая жестокая игра втроем со всеми присущими ей опасностями. США, Китай и СССР действовали каждый сам по себе; каждое из трех правительств боялось, как бы два других не объединились против него. Годы с 1957 по 1965 обозначились разрывом советско-китайских отношений. Возрастающие идеологические разногласия и взаимные амбиции к концу этого периода увеличили трещину в «монолитной» структуре мирового коммунизма.

_________________________________________________________________________

11 Peking Review, 1963, № 63, p 14-15

6. Европа и разоружение

6.1 Берлинская стена

Помимо столкновений с Китаем, у СССР не был решен вопрос о ГДР. Известно, что основной целью советской дипломатии была стабилизация ситуации в Европе; нужно было решить немецкую проблему.

Отсутствие юридического признания ГДР имело для СССР и его союзников серьезные последствия, так как можно было постоянно оспаривать законность самого существования второго немецкого государства.

Чтобы сломить сопротивление своих западных партнеров, Хрущев использовал единственное орудие давление, которое война оставила Советскому Союзу в Германии, - Берлин. Бывшая немецкая столица была для СССР двойной проблемой. Раздел города, то есть присутствие в столице неподконтрольного ГДР западного сектора, являлся фактором постоянной нестабильности для восточно-германского государства. Существовала открытая дверь, через которую происходила утечка людей и средств в Западную Германию, где благодаря производственному подъему существовала более солидная экономика и лучшие условия жизни. Кроме того, Берлин оставался для СССР уязвимым местом для бывших союзников, непрочное положение в котором могло вынудить их к переговорам. В конце 1958 г. Хрущев предложил сделать Западный Берлин «свободным городом» с гарантией ему независимости конец его оккупации победителями 1945 года. Если страны НАТО, добавил Хрущев, не согласятся на заключение мирного договора с обеими Германиями, СССР заключит его только с ГДР. Она получит контроль над путями сообщения с Западным Берлином, и американцы, англичане и французы, чтобы попасть в город, будут вынуждены обращаться к восточно-немецким властям, неизбежно признавая их существование. Но признания ГДР не состоялось...В период с 1958 по 1961 гг. Берлин оставался самой горячей точкой мира.

13 августа 1961 г. Хрущев решился на постройку знаменитой стены вокруг Западного Берлина. Эта часть города была изолирована от остальной территории ГДР настоящим барьером из бетонных плит, возведенным за одну ночь и тщательно охраняемым. Таким образом Восточно-германское правительство закрыло закрыло границы между Восточным и Западным Берлином для восточных немцев, что дало возможность остановить отток людей и средств в другую Германию, восстановить контроль над своей территорией, своим населением и экономикой, укрепить свое положение и создать основы для самостоятельного развития своей республики.12

Таким îáðàçîì, áûë ñäåëàí ïîñëåäíèé øàã â ðàçäåëå Ãåðìàíèè. ÑØÀ è ÍÀÒÎ ïðîòåñòîâàëè,íî не ìîãëèèñïîëüçîâàòü ñèëó. Îäíàêî è Õðóùåâ íå ìîã ïðèáåãíóòü ê êðàéíèì ñðåäñòâàì; áîëüøå åìó íè÷åãî äîñòè÷ü íå óäàëîñü...

6.2 Разоружение

Другой проблемой переговоров и разногласий с Западом, и особенно с США, было разоружение. Советский Союз имел конкретные интересы. В гонке современных вооружений, начатой взрывом над Хиросимой (6 августа 1945 года), он достиг удивительных результатов.

СССР выдвинул много предложений по разоружению. Уже во время относительной разрядки 1955 г. его дипломатия сделала важный шаг, приняв проекты сокращения вооруженных сил, предложенные НАТО. Однако в этот момент его недоверчивые собеседники взяли их назад. События 1956 г. отсрочили переговоры. В сентябре 1959 г. Хрущев на Ассамблее ООН выдвинул программу «всеобщего и полного разоружения» всех стран. Другие предложения были более ограниченными и практическими. Самое известное принадлежало польскому министру иностранных дел Рапацкому, и его поддержали другие страны Варшавского Договора. Это предложение предусматривало создание зоны, свободной от нового оружия, в Центральной Европе - обе Германии, Польша и Чехословакия. Москва была более всего заинтересована и озабочена тем, чтобы не дать втянуть Западную Германию в гонку вооружений.

31 марта 1958 г. СССР в одностороннем порядке приостановил ядерные испытания. Они были возобновлены 30 сентября. С 1958 г. Советский Союз уменьшил свою армию, которая за годы «холодной войны» выросла до 5,8 млн. человек - тяжелое бремя для мирного времени. В 1958г она была доведена до 3,6 млн.

_________________________________________________________________________

12 John Dorndergs La Germania dietro il muro. Anatomia della Republica democratica tedesca. Milano, 1968,p. 3-23

На международном уровне разоружение не имело успеха, несмотря на ряд действий по разоружению, предпринимаемые США и другими странами.

31 октября 1958г - США объявили о приостановке ядерных испытаний. Президент Эйзенхауэр информировал, что запрет будет действовать в течение года. После завершения испытаний СССР также поддержал инициативу США (в декабре).

26 августа 1959г - США в одностороннем порядке прекратили испытания ядерного оружия, объявили о своем намерении продлить срок на запрет испытаний еще на 2 месяца. Однако когда на американо-британо-советской встрече в Женеве не было достигнуто договоренности, США отказались от своего решения, но испытания не возобновляли до тех пор, пока СССР не начал испытывать свое оружие в атмосфере.

Сокращение Советской Армии было признаком скорее изменения стратегических доктрин, чем разрядки. Вооружение стало опорой военной мощи стран. Экономия была незначительной, учитывая высокую стоимость атомного и ракетного оружия.

7. Советско-американские отношения.

7.1. Диалог с Америкой

Изменение Советской стратегии было следствием обращения к Америке как к главному собеседнику, поскольку она была единственным противником, способным поразить СССР. Как бы ни были важны переговоры со странами Европы и их результаты, они всегда были подчинены интересам диалога с США. Этот принцип был четко выражен новым министром иностранных дел Громыко в 1961 г.: “Ведь если бы эти две державы объединили свои усилия в деле обеспечения мира, то кто посмел бы... нарушить его? Никто. В мире нет больше подобной силы.²13

Наиболее известным эпизодом преференциальных отношений между Москвой и Вашингтоном стал визит Хрущева в США в сентябре 1959 г. Он был первым главой не только Советского, но и русского правительства, который наносил такой визит. Хрущев встретил корректный, но не сердечный прием. Две недели он путешествовал

_________________________________________________________________________

13 XXI съезд КПСС.., б.2, с343

по Америке. Визит закончился переговорами с Эйзенхауэром в Кэнн-Дэвиде; никаких соглашений не последовало. Однако в этой встрече были заложены основы прямого диалога между двумя странами, получившие развитие в дальнейшем.

Находясь в США, Хрущев условился с президентом США о встрече глав правительств в верхах 1960 г. для обсуждения германской проблемы и других вопросов. Предстоящая встреча глав правительств была встречена в Китае с опасением и недовольством. Мао с большим подозрением относился к самой идее советско-американского соглашения по вопросу об атомном оружии. Китайцы заявили, что не будут связаны соглашением о разоружении, в котором бы Китай не принимал формального участия. Полезность совещания с Эйзенхауэром становилась проблематичной. Оставалось найти предлог, чтобы обложить встречу. И тут произошел один инцидент.

В конце апреля Фрэнсис Гари Пауэрс, американский пилот, базировавшийся Инчирли в Турции, отправился в обычный полет, он должен был лететь в Боде в Норвегии. Его полет пролегал над территорией Советского Союза. Самолет У-2 был оснащен самым новым фотооборудованием. Полет Пауэрса носил разведовательный характер.

По данным ЦРУ, русские не обладали оружием, способным достигать той большой высоты, на которой совершал полет У-2. Самолеты этого типа совершали полеты над территорией Советского Союза в течение 4 лет, пользуясь полной безнаказанностью.

Через 4 часа после начала полета, где-то в районе Свердловска самолет упал. Проще говоря, 1 мая 1960 г. самолет У-2 был сбит советской ракетой “земля-воздух”. Информация ЦРУ устарела.

Пауэрс катапультировался и приземлился на парашюте. Над ним состоялся судебный процесс, как над шпионом. Эйзенхауэр отказался принести извинения, потребованные Хрущевым, утверждая, что полеты самолетов У-2 необходимы для выполнения миротворческих операций.

Этот инцидент произошел всего за 3 недели до запланированной встречи на высшем уровне «Большой четверки» (США, Советский Союз, Англия, Франция) в Париже, запланированной на 16 мая. В ней должны были участвовать Хрущев, Эйзенхауэр, Де Голь и Макмиллан. На этой встрече не произошло никакой дискуссии. Выступая в роли специалиста по негодованию, Хрущев выкрикивал обвинения. В атмосфере, близкой к фарсу, отношения между Востоком и Западом достигли самой низкой точки. В Москве Гари Пауэрс был осужден на 10 лет, но был освобожден через два года в обмен на советского шпиона, известного как полковник Абель.

Однако, даже после этих столкновений диалог не был прерван, потому что стояла угроза начала атомной войны.

Осенью 1960 г. после провала переговоров в Париже, Хрущев попытался расквитаться, направившись во второй раз в США во главе советской делегации в на Генеральную Ассамблею ООН. Он предложил поставить вопрос о «полной и окончательной ликвидации колониального режима управления», который не был поддержан в ООН. Тогда Хрущев осудил Генерального секретаря ОНН Дага Хаммершельда и предложил учредить «тройку» вместо поста одного Генерального секретаря. В этом Хрущева не поддержали, и свое деланное возмущение он излил тем, что во время выступления британского премьер-министра Макмиллана снял башмак и начал стучать им о пюпитр на потеху делегатов и журналистов.

Самым заметным моментом этого визита Хрущева в Нью-Йорк была его встреча с Фиделем Кастро, главой партизанского движения, победившего на Кубе 1 января 1959 года при поддержке СССР.

Берлин и Куба стали районами прямого столкновения между СССР и США. Столкновения обусловили и возможность двусторонних переговоров, которые вновь завязались между двумя правительствами, потому что старый Эйзенхауэр уступил место молодому Кеннеди, который предложил встретиться Хрущеву в Вене в июне 1963 г. Эта взаимная беседа не имела конкретных результатов, но положила начало регулярному обмену посланиями.

7.2 Кубинский кризис. Его последствия

Хрущев и Кеннеди стали героями самого драматического кризиса, когда-либо возникавшего между СССР и США. Это был знаменитый карибский кризис октября 1962 г. Он и сегодня оценивается авторами обеих стран как самый тяжелый за все послевоенные годы.

Его начало относится к весне 1961 г., когда США попытались свергнуть правительство Кастро на Кубе путем бесславно закончившегося вторжения. 17 апреля 1961 г., после предварительного налета американских бомбардировщиков, пестрое сборище около 150 солдат (плохо подготовленных кубинцев) вторглось на Кубу. Они высадились в заливе Кочинос (залив Свиней - Плая - Хирон), однако ожидаемого выступления внутри Кубы против Кастро не последовало, и вторжение было подавлено в течение трех дней.

Поражение в заливе Свиней явилось плохим началом для новой администрации президента Джона Ф. Кеннеди. Помимо разработки планов вторжения и военной подготовки, а также первоначальной бомбардировки кубинских аэродромов, оказавшейся неэффективной, США не оказывали больше помощи кубинским мятежникам, что привело к неизбежному результату - поражению.

Отрицание США своей ответственности за вторжение на Кубу в заливе Свиней никто не воспринял всерьез, в результате чего США понесли тяжелое дипломатическое поражение в международном плане, в то время как режим Кастро резко укрепился.

Сотрудничество между СССР и Кубой до этого времени оставалось политическим и экономическим. Теперь оно стало и военным. Летом 1962 г. СССР решил разместить на острове ракетные базы, нацеленные на американскую территорию. Когда это оружие было обнаружено американской разведкой, США сочли, что это угрожает их безопасности. Они объявили морскую блокаду острова и потребовали, чтобы ракеты и пусковые установки были эвакуированы, иначе они будут разрушены. Вооруженные силы обеих стран были готовы к столкновению. СССР уступил, согласившись демонстрировать свои базы под строгим американским контролем. В обмен Кеннеди обязался не организовывать и не поддерживать вторжение на Кубу.

С конца июля 1962 г. значительно увеличились поставки вооружения Кубе. 4 сентября 1962 г. президент Кеннеди объявил, что военная мощь Кубы возросла из-за поставок советского оборудования; 12 сентября он предостерег СССР и Кубу от наращивания наступательной силы.

Советское правительство во время кубинского кризиса старалось ввести в заблуждение американское правительство относительно своих действительных намерений. Так 18 октября 1962 г. советский министр иностранных дел Громыко по поручению Хрущева заверил Кеннеди, что единственная помощь, которая оказывается Советским Союзом Кубе - это помощь в области сельского хозяйства и освоения земель плюс поставки незначительного количества оборонительного оружия.

Но Кеннеди уже располагал доказательствами установления советских наступательных ракет на Кубе. Советский Союз сам внезапно оказался под угрозой собственного уничтожения.

22 октября 1962 г. Кеннеди по ТВ информировал население страны об установлении США факта, что наступательные ракетные площадки находятся в стадии подготовки на Кубе, представляя угрозу городам в западном полушарии. Он заявил, что отдал приказ о морском и воздушном карантине Кубы, который не будет снят до тех пор пока все наступательное вооружение под надзором США не будет размонтировано и убрано с Кубы. Он также предупредил о том, что запуск ядерной бомбы с Кубы будет рассматриваться как прямая атака США, требующая ответного удара по СССР, а силы США будут приведены в боевую готовность для захвата Кубы.

Положение осложнилось, так как над Кубой советской ракетой был сбит американский разведывательный самолет У-2, пилот погиб. Военные использовали это, чтобы потребовать немедленного нанесения ответного удара. Мир подошел к грани войны как никогда прежде...

24-29 октября проходили советско-американские переговоры. Премьер-министр Хрущев после обмена письмами с президентом Кеннеди пошел на уступки и согласился приостановить строительство баз на Кубе, размонтировать и убрать там советские ракеты под контролем США. В ответ американский президент пообещал снять блокаду (когда ООН принял необходимые меры), не вторгаться на Кубу и убрать свои ракеты из Турции.

2 ноября 1962 г. была снята морская блокада. Президент Кеннеди сообщил населению, что демонтаж советских ракетных баз - это прогресс в деле восстановления мира в Карибском бассейне.

Действия Кеннеди получили широкую поддержку со стороны некоммунистического мира, что способствовало серьезному повышению его международного авторитета, в то время как Советский Союз, и в частности Хрущев, потерпел явное поражение.

Успех породил в США эйфорию, что повлияло на решение Америки впоследствии идти до конца во вьетнамской войне.

Таким образом, кризис вокруг Кубы разрешился мирно. Для США и СССР атомная война была неприемлемым средством продолжения политики. Две державы могли вступать в острые конфликты, но они были вынуждены сосуществовать на одной планете.

Поэтому не удивительно, что после кубинского кризиса возобновился диалог двух столиц. 30 августа между Москвой и Вашингтоном была введена в действие специальная телефонная связь. Вслед за кубинским ракетным кризисом представлялось желательным установление надежного способа быстрой и прямой связи между руководителями правительств сверхдержав. В результате стало возможным установление постоянного контакта между Белым домом и Кремлем.

5 августа в Москве было заключено первое достаточно скромное соглашение, направленное на сдерживание гонки вооружений. США, СССР и Великобритания подписали договор, который положил конец всем экспериментальным атомным взрывам, за исключением подземных. Премьер-министр Англии (Макмиллан) рассматривал этот договор как свое величайшее достижение. Позднее к договору присоединилось большинство других стран.

Хрущев и Кеннеди уже установили определенную степень сотрудничества, но в конце года американский президент был убит. Начались новые тяжелые переговоры между двумя странами.

Последние годы пребывания Хрущева у власти не привели ни к каким позитивным сдвигам в отношении между СССР и США. Хрущев обладал удивительной способностью утрачивать преимущества, завоеванные в борьбе на международной арене. Вместо спокойной взвешенной дипломатии он предпочитал тактику «бури и натиска», рассчитывая на испуг и растерянность своих партнеров-противников. Неудачи заставляли его не пересматривать тактику, а наоборот, доводить ее до абсурда...

8. Смещение Хрущева. Значение хрущевского десятилетия

Отстранение Хрущева от власти было концом «славного десятилетия». В истории советского общества. К осени 1964 г. психологическая почва для удаления Хрущева была тщательно подготовлена. Партийная иерархия в своем подавляющем большинстве пришла к соглашению о необходимости отставки Хрущева. Итак, 14-15 октября 1964 г. Хрущев был смещен со своего поста Л.И. Брежневым и А.Н. Косыгиным и отправлен на пенсию в полной изоляции. Хотя это удивило весь мир, но его падение было лишь финалом длительного процесса. Хрущев так и не оправился от поражений конца 1962 - первой половины 1963 гг.: карибский кризис, неудачи в сельском хозяйстве, идеологическое контрнаступление и разрыв с Китаем. С каждым днем имя Хрущева исчезало из советской общественной жизни, осужденное на политическую смерть.

Десятилетие Хрущева Н.С. по праву называют десятилетием «оттепели», но только в определенных аспектах. Во внешней политике «оттепель» сменялась «похолоданием». Несмотря на грозное бряцание оружием и возникавшие время от времени кризисы во взаимоотношениях с западными державами, внешняя политика Хрущева в целом была ориентирована на расширение контактов и сотрудничества с западными государствами и, прежде всего, с Соединенными Штатами Америки.

III . Заключение

Таким образом, на протяжении хрущевского десятилетия характер внешней политики СССР изменился. Пытаясь отказаться от жесткого сталинского курса внутри страны, Хрущев не сумел целиком отказаться от авторитарно-экспансионистского осуществления внешней политики. После смерти Сталина были сделаны первые шаги погашения очагов военной опасности с капиталистическими странами. Был выбран курс мирного сосуществования. На ХХ съезде КПСС этот тезис был развит подробнее, также была сформулирована внешнеполитическая программа, которая содержала в себе многие утопические коммунистические догмы. Она исходила из неизбежности победы СССР (социалистического лагеря) во всем мире. Выставляя эту программу, КПСС отнюдь не отказывалась от другой части своей политики. Во-первых, от усиления развития идеологической борьбы против стран капитализма. Во-вторых, сохранялся тезис о невозможности сохранения статус-кво, о неизбежности перемен в мире. В-третьих, советская доктрина продолжала помогать национально-освободительному движению во всем мире; это положение вскоре привело к тому, что Советский Союз стал оказывать огромную и часто безвозмездную военную и финансовую помощь любому диктатору, будь то в Азии или в Африке, который после захвата власти публично выступал с антиимпериалистической риторикой.

Эти три тезиса фактически формулировали право СССР и других соцстран на постоянную экспансию.

Из всего выше сказанного следует, что внешняя политика СССР основывалась на сосуществовании путем экспансии. Хрущев прорубил окна в Железном Занавесе, но выстроил Берлинскую стену. Он провозгласил мирное сосуществование, но установкой ракет на Кубе чуть было не спровоцировал термоядерную мировую войну. Тем не менее, он был единственным советским лидером, пытавшимся поладить со временем.

Половинчатая, сочетающая достижения и глубокие провалы внешняя политика СССР при «реформаторе» Хрущеве служит наглядным подтверждением того, что при любом словесном пропагандистском обрамлении дипломатия коммунистического тоталитаризма всегда подчинена одной цели - усилению собственной гегемонии в мире.


БИБЛИОГРАФИЯ

1. Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 2. От отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941-1964 гг. - М.: Международные отношения, 1994. - 632 с.

2. История войн, т. 3. Вторая мировая война и начало ядерной эры. - Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1997. - 672 с.

3. Грант Нейл. Конфликты ХХ в. Иллюстрированная история: Альбом/ Пер. с англ. - М.: Физкультура и спорт, 1995. - 390 с., ил.

4. Хрущев Н.С. Пенсионер союзного значения. - М.: изд-во «Новости», 1991. - 416с., ил.

5. История внешней политики СССР. Т. 2. 1945-1970. - М., 1976 .

6. Коммунист, 1953 № 12.

7. . . . Утопия у власти Т. 2.

8. Хрущев Н.С. Воспоминания., ж-л «Огонек».

9. Кредер . . .

10. ХХ съезд КПСС. Стенографический отчет. Т. 1. - М., 1956.

11. ХХII съезд КПСС. Стенографический отчет. Т. 2. - М., 1962.

12. Âíåî÷åðåäíîé ХХI съезд КПСС. Стенографический отчет. Т. 1. - М., 1959 .

13. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1955-1959 гг.). Т. 7. - М., 1971.

14. КПСС – «» -- (1959-1965 гг.). Т. 8. - М., 1972.

15. 15 Комплекты газет «Правда», «Известия» за 1953, 1955, 1956, 1959 гг.


[1] D.F.Fleming. The cold War and its Origins. 1917-1962/ New York, 1961, v.2, p. 771-772.

[2] Коммунист, 1953 № 12; с. 24-31.

[3] КПСС в резолюциях.., т. 7, с. 270.

[4] Хрущев Н.С. Воспоминания.

[5] ХХ съезд КПСС...,т. 1, с. 34-36, 22-23.

[6] История войн, т. 3, с. 380.

[7] Peking Review, 1963, №37, p. 12.

8 Мао Tse-tung. Discorsi inediti, p.151

9 XXI създ КПСС.., т.1, с.77-78

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий