регистрация / вход

Проблемы ядерного разоружения в 60-е - 80-е годы

Министерство образования Российской Федерации ВЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет исторический Кафедра Всеобщей истории

Министерство образования Российской Федерации

ВЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет исторический

Кафедра Всеобщей истории

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему

«Проблемы ядерного разоружения в 60-е – 80-е годы»

Выполнил Мошкин А.Ф.

Научный руководитель Кузьмин Ю.М.

Рецензент Коршунков В.А

Выпускная квалификационная работа рассмотрена на заседании кафедры и рекомендована для защиты в ГАК

Зав. кафедрой___________________________________ Юнгблюд В.Т.

(подпись)

«____»___________________2000г.

Допущена к защите

Декан факультета _______________________________ Балыбердин Ю.А.

(подпись)

«____»__________________ 2000г.

Киров 2000


ПЛАН

Введение , Историография, ........................................................................... 3

Глава 1. Проблема ядерного разоружения в 60-е годы................................ 9

1.1. Договор о запрещении испытания ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой................................................... 9

1.2. Договор о нераспространении ядерного оружия............................ 16

Глава 2. Проблема ядерного разоружения в 70-е – 80-е гг........................ 23

2.1. Договор ОСВ-1.Договор об ограничении систем ПРО................... 23

2.2. Договор ОСВ-2.................................................................................. 35

2.3. Проблема РСД в Европе................................................................ 41

Глава 3. Ядерное противостояние во 2 половине 80-х годов..................... 51

3.1.Договор междуСССР и США о ликвидации РМСД..................... 51

3.2 Договор Снв-1................................................................................. 57

Заключение.................................................................................................... 64

Приложение................................................................................................... 70

Список литературы....................................................................................... 72

ВВЕДЕНИЕ

В последнее время мировое сообщество стоит перед дилеммой – нужно ему ядерное оружие или нет. Одни считают, что да. К ним можно отнести представителей тоталитарных режимов в Ираке, Северной Корее. Кроме того, имеется ядерное оружие в Индии и Пакистане. Здесь остро стоит проблема вокруг Кашмирского кризиса. С другой стороны, сторонниками частичного сохранения ядерных арсеналов являются США и Россия. Но здесь вопрос поставлен иначе. В отличие от вышеуказанных государств, в основание угла ставящих принцип агрессии, Россия и США пытаются остаться в числе «арбитров».

Есть и сторонники абсолютного уничтожения всех ядерных ракет. Это прежде всего узкие социальные группы, выступающие против угрозы «ядерной зимы» и вообще против всякого насилия. Они устраивают демонстрации и акции протеста.

Ядерное оружие с момента своего появления на земле представляло и представляет угрозу для существования человечества. Поэтому мировой общественности необходимо полностью уничтожить оставшиеся боеголовки, пока какой-нибудь авторитарный правитель не нажал в критическую минуту на ядерную кнопку. Чем это может обернуться, всем известно.

Вспомнить хотя бы Карибский кризис, аварию на Чернобыльской АЭС, Хиросиму и Нагасаки.

Огромную опасность представляют ядерные захоронения. Поэтому ученые многих стран пришли к выводу о целесообразности использования для этого Космоса. Имеется ввиду космический мусор. Это понятие вошло в обиход в последнее время. Но это дорогостоящее мероприятие. Поэтому к нему прибегают не часто. К тому же неизвестно, чем операция обернется в будущем.

Ядерное оружие, которое имеется у России и США, несмотря на сокращение последних лет, способно уничтожить не только 2 государства, но и все человечество. Это придает особый характер их взаимодействию, так как несмотря на прекращение «холодной войны», модель взаимного ядерного сдерживания в российско-американских отношениях продолжает действовать.

Объектом исследования данной дипломной работы являются 2 державы – СССР и США, предметом исследования – ядерное разоружение в 60-е – 80-е гг.

Цель исследования – это прежде всего рассмотрение эволюции проблемы разоружения, которая приобрела после Карибского кризиса огромный масштаб.

Угроза ядерного уничтожения планеты оправдывает и объясняет тот факт, что государства замыкаются в своих территориях. Она также объясняет всемогущество понятия государственных интересов.

С моральной точки зрения, порядок, который устанавливался в мире, а также практика государств, узаконивавшая его, в корне были неприемлемы. Но и с теоретической точки зрения с ними нельзя было мириться:было бы безумием согласиться с существованием такого порядка в мире. Ибо ничего хорошего он не сулил, поскольку эскалация конфликта постоянно горячила почву. Единственное, что этот порядок мог породить, - это отчаяние, насилие и смерть.

В джунглях нельзя долго оставаться спокойным за свою жизнь.

Изучение ядерного противостояния США и СССР в период с 1963 по 1991 год весьма актуально для освещения истинных причин исторических событий того времени.

Однако изучение этого противостояния стало возможным лишь с опубликованием Меморандума о договоренности об установлении исходных данных, в связи с Договором 1991 г. между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1).

Этот Меморандум, рассекретивший количество, тиры, дислокацию и тактико-технические характеристики советских ракет, стратегических бомбардировщиков, подводных лодок – носителей баллистических ракет, стал надгробным памятником советским стратегическим ядерным силам.

При написании работы использовались такие журналы как «Международная жизнь», «Новое время», «Новая и новейшая история», «Мировая экономика и международные отношения», «США – экономика, политика, идеология», «Эхо планеты».

Использовались также документы и материалы «Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за разоружение» справочник «Разоружение»[1] .

Нами была также использована книга авторского коллектива[2] , в которой он ставил перед собой задачу проанализировать различные стороны и аспекты международной безопасности и разоружения, показать взаимоотношения и связи между ними. Особое внимание авторов привлекли вопросы предотвращения мировой термоядерной войны, угроза которой становилась все более ощутимой.

Вопросы войны и мира всегда привлекали к себе внимание ученых. Большую роль сыграли ученые в деле становления движения сторонников мира после 2 мировой войны. Борцы за мир вечно будут помнить выдающихся деятелей науки, чьи имена связаны с первыми конгрессами мира, со Стокгольмским воззванием, с другими акциями против военной угрозы. Это Ф.Жолио-Кюри, Дж.Бернал, Л.Инфельд и многие другие выдающиеся деятели науки.

В середине 80-ых гг. задача научного исследования проблем мира была особенно значимой. Проблема международной безопасности, мира и разоружения в большинстве своем носила комплексный характер, они являлись результатом совместного действия взаимосвязанных процессов экономического, социального, политического характера. Комплексный подход к исследованию проблем международной безопасности и разоружения предопределил во многом структуру монографии. В первом ее разделе анализируется совокупность вопросов разоружения и ограничения гонки вооружения. 2 раздел посвящен некоторым региональным проблемам международной безопасности. В 3 разделе рассматриваются вопросы развития антивоенного движения и борьбы против идеологии и политики милитаризма. Последний, 4 раздел монографии содержит в себе анализ социально-экономических последствий гонки вооружения и разоружения.

Не была оставлена без внимания и монография1 , изданная в 1983 г., в октябре, за 2 месяца до декабря, когда в Европе, согласно планам США и их союзников, должно начаться размещение новых американских ядерных ракет средней дальности. Однако то, что сказано в брошюре, имеет отнюдь не краткосрочное значение. Декабрь 1983 г. может стать не только символом холодной зимы, но и символом резкого и длительного похолодания политического климата – и не только в Европе, но и во всем мире . Развертывание «евроракет» чревато и еще более грозными последствиями: вероятность ядерной катастрофы значительно усилится. Начнется новый виток гонки ядерных вооружений, настолько опасный, что на весах истории чаша войны может перевесить чашу мира.

Следующий труд был написан А.Н. Яковлевым2 . Данная работа представляет собой исследование послевоенной Американской политической литературы по проблемам войны, мира и международных отношений В книге рассматриваются важнейшие внешнеполитические доктрины и концепции американского империализма, их особенности, основное содержание, взаимосвязи, даются социально-политические характеристики этих доктрин и концепций, прослеживается роль буржуазной политической науки в формировании и формулировании как теоретических основ международной политики, так и внешней политики США самой по себе. Речь идет в сущности о том, что в США активно конструировалась внешнеполитическая идеология, которой отводилась все возрастающая роль в борьбе двух противоположных социальных миров. С одной стороны, эта идеология имела внешне самостоятельное назначение с точки зрения задач, которые выдвигались перед ней в процессе борьбы с внешнеполитическими концепциями социалистической формации; с другой – она призвана психологически готовить американский народ к войне, к созданию «единого мирового порядка» под эгидой США .

Проблеме ракет средней дальности в Европе посвящена монография В.И.Кузнецова2 . Автор рассказывает о двух противоположных подходах к ядерным вооружениям в Европе. США и их партнеры по НАТО стремятся превратить Европу в сверхарсенал своих новейших ядерных средств средней дальности. Политика СССР и его союзников направлена на то, чтобы вообще освободить континент от ядерного оружия – как средней дальности, так и тактического.

Разрядке напряженности посвящена книга Богомолова и Вахрамеева2 . Приведенные в данной публикации факты показывают, что социалистическое содружество ведет настойчивую борьбу за мир и разоружение.

Конкретные инициативы и предложения, с которыми СССР, братские страны социализма выступают на международной арене, деятельность социалистических государств, направленная на претворение этих предложений в жизнь, служат убедительным доказательством несостоятельности мифа о так называемой «советской угрозе» несоциалистической части мира.

На Востоке и на Западе государственные интересы подавляют в каждом из нас инстинкт выживания. Причем делается это самым извращенным способом: противник предстает в обличии абсолютного зла, а в нас самих пробуждается чувство дремотной обеспокоенности. Вместо того, чтобы побуждать к взаимопониманию, медленному и терпеливому изучению чужого опыта проповедники понятия государственных интересов неизбежно толкают человека к самому дурному, к самому неоправданному, к тому, что полностью подавляет в нем желание бороться, - к смятению и невежеству, а в результате существования постоянной угрозы – к отчаянию.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ЯДЕРНОГО РАЗОРУЖЕНИЯ В 60-Е ГОДЫ

1.1. ДОГОВОР О ЗАПРЕЩЕНИИ ИСПЫТАНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В АТМОСФЕРЕ, В КОСМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ И ПОД ВОДОЙ

История богата примерами того, что политика упрямого отстаивания старого, отжившего, которую американские профессора вежливо называют «неспособностью приноровиться к быстроизменяющемуся миру», в конечном счете всегда кончались банкротством, а политика диктата, как правило, - войной. Более того, отчет мировых и локальных войн показал, что силы агрессии и в современных условиях не могут одержать устойчивую победу. Их ждет поражение. По словам одного из американских публицистов, нет оснований полагать, что история сделает для США хоть малейшее исключение.

Соглашения в области разоружения затрагивают важнейшие факторы обеспечения безопасности большинства государств. Поэтому нарушение условий соглашения каким-либо государством-участником неизбежно поставит под угрозу безопасность других участников. Кроме того в области разоружения нельзя исключить и возможность скрытых нарушений особенно если учитывать стремление империалистических кругов к достижению военного превосходства и навязыванию своей гегемонистской воли народам с помощью военной силы. Отсюда вытекает необходимость разработки в ходе переговоров по вопросам разоружения системы таких положений, которые обеспечивали бы в каждом конкретном случае эффективное выполнение соответствующих соглашений.

Задача эта может быть решена лишь комплексно – при соблюдении целого ряда условий. Первоочередное значение с точки зрения обеспечения действительности того или иного соглашения имеет то, в какой мере его положение – не только на момент заключения, но и в дальнейшем – соответствует основополагающему принципу разоружения, предусматривающему нанесение ущерба безопасности сторон.

Контроль в процессе разоружения, т.е. предоставление и получение соответствующей информации о ВС, вооружениях, экономической деятельности и т.д., не является самоцелью. Его назначение состоит в том, чтобы содействовать обеспечению уверенности государств в соблюдении того или иного соглашения всеми его участниками. Контроль является лишь одним средством, хотя и весьма важным, обеспечения действенности соглашений. Более того, контроль не является абсолютно необходимым элементом любого соглашения об ограничении вооружения. Для некоторых мер в этой области создание системы контроля не обязательно. Трудно представить себе контроль за выполнением соглашения о неприменении ядерного оружия.

Кроме того, участники переговоров, договорившись о тех или иных контрольных мероприятиях, могут не фиксировать их в соглашении.[3] Так обстоит дело с Московским договором 1963 г. о Запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой.

Но для начала предыстория вопроса. Летом 1962 г. правительство Кубы обратилось к Советскому Союзу с просьбой оказать этой стране, свободе и независимости которой все время грозила интервенция со стороны США и кубинской контрреволюции, дополнительную помощь. В полном согласии с международным правом СССР и Республика Куба договорились о ряде мер, направленных на укрепление обороноспособности суверенной Кубы. Меры эти, в частности, предусматривали доставку туда советского ракетного оружия. С советской стороны решение это представлялось куда более оправданным, что США к тому времени обложили СССР по всему периметру его границ авиационными и ракетными базами.

К сожалению доставив на Кубу свои первые ракеты, советские официальные представители в соответствующих международных организациях не сделали об этом официального заявления, более того отрицали, в частности, на Генеральной Ассамблее ООН данный факт.

Этим воспользовались военные круги США. Была развязана антисоветская и антикубинская кампания. К кампании этой подключились военные американские руководители. 11 сентября 1962 года СССР обратился к правительству США с призывом «проявить благоразумие, не терять самообладания и трезво оценить, к чему могут привести его действия, если оно развяжет войну[4] . Война стояла у порога.

Советское предложение было проигнорировано Вашингтоном. 22 октября президент Кеннеди официально объявил об установлении морской блокады

Кубы, или как он предпочел уклончиво выразиться, «карантина». 24 октября по просьбе СССР срочно собрался Совет Безопасности ООН. Советский Союз продолжал упорно отрицать наличие на Кубе ядерных ракет. Обстановка в Карибском море все более накалялась. К Кубе двигалось 2 десятка советских кораблей. Американские суда получили приказ остановить их, если потребуется – огнем. Правда, до морских сражений дело не дошло. Хрущев приказал нескольким советским кораблям остановиться на линии блокады.

С 23 октября между Москвой и Вашингтоном начался обмен официальными письмами. В первых посланиях Хрущев Н. с негодованием называл действия США «чистейшим бандитизмом» и «безумием выродившегося империализма»[5] .

Через несколько дней стало ясно, что США полны решимости любой ценой убрать ракеты. 26 октября Хрущев направил Кеннеди более примирительное послание. Он признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие. В то же время Никита Сергеевич убеждал президента, что СССР не собирается нападать на Америку. По его выражению, «только сумасшедшие могут так поступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть и весь мир перед тем уничтожить».[6] Хрущев предлагал Кеннеди дать обязательство не нападать на Кубу, тогда СССР сможет вывезти с острова свое оружие. Президент США ответил, что США готовы принять на себя джентльменское обязательство не вторгаться на Кубу, если СССР заберет свое наступательное оружие. Т.о., первые шаги к миру были сделаны.

Но 27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса, когда лишь чудом не вспыхнула новая мировая война. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов. И вот 27 октября советские войска на Кубе сбили зенитной ракетой один из самолетов – разведчиков США. Его пилот Андерсон погиб. Ситуация накалилась до предела, президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров.

Однако в воскресение, 28 октября, Советское руководство решило принять американские условия. Решение убрать с Кубы ракеты было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет.

Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября. СССР вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Кубинский кризис мирно завершился.

В те тревожные дни, когда казалось, что вот-вот грянет военный конфликт, у обеих сторон хватило мудрости и мужества пойти на взаимные уступки. Начались интенсивные дипломатические контакты. Обмен посланиями между советским и американским руководствами, а также переговоры в рамках ООН дали возможность выйти из смертельно опасного кризиса.

Таким образом, уже тогда, в начале 60-х, стало ясно, что только компромисс, понимание интересов друг друга и глобальных интересов всего человечества, дипломатические переговоры, обмен правдивой информацией, любые спасательные меры против возникновения непосредственной угрозы ядерной войны являются действенными средствами регулирования конфликта в наше время. Таков главный урок Карибского кризиса. Он наглядно показал необходимость отбросить старое мышление и встать на путь мышления адекватного угрозам ядерного века, интересами выживания и всеобщей безопасности.

Карибский кризис привел к осознанию ответственности , которую несут лидеры великих держав за международную безопасность[7] . В результате переговоры продолжались и, с точки зрения сторон, постепенно сближались. Было решено отказаться от всех испытаний ядерного оружия, кроме подземных. В июле 1963 года был парафирован, а 5 августа подписан в Москве «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой». От СССР договор подписал А.А. Громыко – член ЦК КПСС, депутат верховного совета СССР 2-го, 5-го, 8-го созывов, от США – Дин Раск – государственный секретарь США, от Великобритании – лорд Хьюм – английский государственный деятель, консерватор, министр иностранных дел с 1960 по 1963 года, член палаты лордов и палаты общин. При его подписании присутствовали Генсек ООН У.Тан, Н.С. Хрущев и послы многих стран, аккредитованные в Москву. В тот же день Договор подписали от имени своих стран 10 послов. Через неделю под его текстом появилось еще 27 подписей. К 14 сентября стало уже 77 подписей. В октябре Договор ратифицировали СССР, США, Великобритании, и он вступил в законную силу 10 октября[8] .

Договор являлся первым международным соглашением, которое поставило определенные барьеры на пути военного использования космоса.

«Договор состоит из преамбулы и 6 статей.

В соответствии со статьей 1 каждый участник Договора обязуется запретить, предотвращать и не производить любые испытательные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем .

Договором предусмотрено запрещение испытания ядерного оружия в атмосфере, за ее пределами, включая космическое пространство, под водой, включая подводные воды и закрытое море.

Договор запрещает ядерные взрывы также в любой другой среде, если такой взрыв вызывает выпадение радиоактивных осадков за пределами территориальных границ государства, под юрисдикцией или контролем которого он проводится. Участники договора не должны побуждать, поощрять кого-либо в проведении указанных взрывов или принимать в них какое-либо участие.

Договор является бессрочным. Однако в статье IV отмечается , что каждый его участник «имеет право выйти из Договора, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он должен уведомить за три месяца всех других участников Договора».

Однако Московский Договор не исключил возможности размещения в космосе ядерного оружия. Учитывая это обстоятельство советское правительство в тот же 1963 год предложило правительству США договориться о запрещении вывода на орбиту объектов с оружием массового поражения на борту.

В ходе последующих переговоров был выработан проект резолюции, одобренной 17 октября 1963 года XVIII сессией Генеральной Ассамблеи ООН. Важное значение имело закрепление положений этой резолюции в Договоре 1967 года о космосе. Договор 1967 года придал положениям резолюции Генеральной Ассамблеи ООН юридически обязательную силу и распространил ее положения на всех участников договора.

До середины 60-х годов в условиях значительного американского военного превосходства преобладание стратегического нападения над обороной было, видимо, весьма велико. Это обуславливало значительную неустойчивость военного баланса, а значит, высокую политическую напряженность тех лет и большую вероятность развития ядерной войны. При этом нестабильность ставила под угрозу и собственные интересы США, несмотря на их военное превосходство. Наиболее дальновидные американские политики и специалисты уже тогда начали понимать, что американский потенциал обезоруживающего первого удара создавал для другой стороны сильный стимул к упреждающему шагу, который стал бы для США катастрофой, несмотря на их стратегическое превосходство[9] .

Перед ратификацией Московского Договора 1963 года президент Кеннеди заверил сенаторов, а в их лице деятелей ВПК, что американское правительство и впредь будет поддерживать проведение лабораторных исследований и их экспериментальных взрывов. Как показало будущее, не только он, но и все последующие президенты США крепко держали слово своего предшественника.

После заключения Московского Договора увеличилась интенсивность подземных ядерных взрывов. В среднем она составила около 30 испытаний в год. Стоимость таких испытаний еще более возросла[10] .

1.2. ДОГОВОР О НЕРАСПРОСТРАНЕНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

1 июля 1968 года одновременно в Москве, в Вашингтоне и Лондоне началось подписание Договора о нераспространении ядерного оружия.

Проект Договора был одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12.06.68. Договор вступил в силу 5.03.70.

К настоящему времени его участниками являются 135 государств, еще 2 страны подписали, но пока не ратифицировали Договор. Из ядерных держав в Договоре не участвовали Франция и Китай.

Договор состоит их преамбулы и 11 статей. Статья I содержит обязательство ядерных государств: не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или контроль над ним ни прямо, ни косвенно; не помогать неядерным государствам в производстве или приобретении ядерного оружия, не поощрять и не побуждать их к этому, а также к контролю над ними. В соответствии со статьей II Договора государства, не обладающие ядерным оружием, обязуются не принимать от кого бы то ни было ядерное оружие или контроль над ним, а также не производить и не приобретать его каким-либо иным способом; не добиваться и не принимать какой-либо помощи в производстве ядерного оружия. Эти положения распространяются и на ядерные взрывные устройства, предназначенные для мирных взрывов, поскольку любое такое устройство может быть использовано в качестве ядерного оружия[11] .

Договором устанавливается международный контроль за выполнением обязательств, принятый государствами – участниками данного соглашения. Для этих целей предусматривается использование уже имеющегося контрольного механизма – международное агентство по атомной энергии.

Договор обязал неядерные государства принять гарантии МАГАТЕ, которые представляют собой совокупность средств наблюдения за тем, чтобы расщепляющиеся материалы и специальное оборудование использовались исключительно в мирных целях.

Каждый из участвующих в Договоре государств, не обладающих ядерным оружием должно заключить с агентством в соответствии с уставом МАГАТЕ соглашение относительно проверки выполнения данным государством своих договорных обязательств (статья III).

В Договоре закрепляется право любого государства – его участника развивать исследования производства и использования ядерной энергии в мирных целях, участвовать в широком международном обмене оборудованием, материалами и научно-технической информацией в мирном использовании ядерной энергии. Предусматривается, что государство, достигшее высокого уровня развития в области мирного применения ядерной энергии, будет сотрудничать с неядерными государствами в деле содействия дальнейшему развитию применения ядерной энергии в мирных целях с должным учетом нужд развивающихся районов мира (статья IV).

Согласно статье V Договора, неядерным государствам – его участникам предусматривается оказание помощи со стороны ядерных держав в проведении мирных ядерных взрывов.

Статья VI Договора обязывает его участников «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерного вооружения в ближайшем будущем и ядерного разоружения, а также о Договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем».

Договор является бессрочным. В нем предусматривается право любого государства – участника на выход из договора.

Неядерные государства – участники Договора получили гарантии безопасности на случай возможного применения против них ядерного оружия или возможной угрозы применения такового оружия. В резолюции Совета Безопасности ООН от 19 июня 1968 года предусматривается принятие эффективных мер в случае агрессии с применением ядерного оружия против неядерного государства со стороны государства, располагающего ядерным оружием, или в случае угрозы такой агрессии.

В ходе рассмотрения вопроса о гарантиях безопасности СССР, США и Великобритании сделали в ООН заявление о намерении обеспечить поддержку в соответствии с уставом ООН неядерному государству – участнику Договора, которое станет жертвой акта агрессии с применением ядерного оружия или объектом угрозы такой агрессии[12] .

Реальная угроза распространения ядерного оружия создала принципи­ально новую проблему в международных отношениях- проблему добровольного ограничения числа государств, располагающих таким оружием. Концепция не­распространения определенного вида оружия, согласно которой государс­тва, обладающие им, обязуются не передавать его кому бы то ни было, а го­сударства, не имеющие такого оружия, не приобретать его, явилась беспре­цедентным явлением в практике международных отношений, поскольку такая идея в прошлом никогда не выдвигалась. Появление и внедрение концепции нераспространения применительно к ядерному оружию связаны с двумя крупнейшими процессами мирового значения, характерными для современной эпохи, НТР и перестройкой международных отношений на принципах мирного сосуществования, эффективной безопасности и равноправного сотрудничест­ва[13] . По мере усиления угрозы широкого распространения ядерного оружия среди реалистически мыслящих деятелей западного мира росло понимание того, что увеличение числа стран, обладающих ядерным оружием, внесло бы новые дестабилизирующие элементы в систему международных отноше­ний, увеличило бы вероятность возникновения ядерной войны. Поэтому пона­добились согласованные действия государств для предупреждения столь опасного хода событий[14] .

В определении позиции крупнейших западных держав, прежде всего США, по вопросам нераспространения ядерного оружия сыграли свою роль и чисто империалистические интересы. США, Великобритания, Франция, став об­ладателями ядерного оружия, явно стремились не допустить заведения та­ким оружием их главных конкурентов в борьбе за экономическое и полити­ческое лидерство в капиталистическом мире, в первую очередь Японию и ФРГ[15] .

При этом учитывалось и то обстоятельство, что бурное развитие во­енной атомной промышленности позволяло добиться более продвинутой ста­дии в мирном применении ядерной энергии, что давало США, Великобритании и Франции неоспоримые преимущества, а подчас и монопольное положение на международном капиталистическом рынке атомных материалов, оборудования и технологии по сравнению со странами, не обладающими ядерным оружи­ем.

Крупнейшие западные державы, обладающие им, исходили, видимо, из то­го, что если такое оружие станет достоянием широкого круга их полити­ческих и военных союзников, включая страны с нестабильными реакционными режимами, которые были склонны ради сохранения своей власти прибегать к крайним средствам, то это увеличит опасность вовлечения США, Великобри­тании и Франции в возможный ядерный конфликт.

СССР и США немало балансировали на грани ядерной войны : прежде,чем после Карибского кризиса пришли к выводу о необходимости выработки правил ядерного соперничества . Американо-советская гонка ядерных вооружений стабилизировалась лишь тогда, когда стороны достигли таких количественных и качественных показателей в этой области , при которых ядерная эскалация ни по горизонтали , ни по вертикали не могла дать каких-либо рациональных выгод.

Нам теперь необходимо остановиться на последствиях развала режима нераспространения, а именно взять во внимание сферу влияния ядерного оружия в многополярном мире. Всем известен конфликт между Индией и Пакистаном. Ядерные испытания, проведенные ими, стали самым важным событием в мировой истории со времени окончания холодной войны. Вероятно, приход в ядерный клуб этих государств стал уже событием XXI века , которое позволяет получить первое представление о конфигурации мировой политики и конфликтах будущего. Пакистан и Индия, еще в период холодной войны создавшие самостоятельный ядерный потенциал, сохранили «бомбу в подвале». В этих условиях под вопросом оказалась устойчивость режима нераспространения ядерного оружия. Индо-пакистанский прецедент показывает, что «торговые» ядерные государства в любой момент могут попытаться изменить свой статус, не считаясь с последствиями. Угроза ядерной войны из-за неспособности решить затянувшийся в этом регионе клубок противоречий похоже, может оказаться весьма серьезной[16] .

Для Индии неприемлема сама идея паритета с Пакистаном в чем бы то ни было, тем более – в ядерной сфере. Похоже, что острота противоречий между Дели и Исламабадом куда серьезнее, чем была между Москвой и Вашингтоном в самый разгар холодной войны. Военное противоборство в Кашмире в любой момент может привести к эскалации конфликта. И не случайно Билл Клинтон в марте 2000 года посетил с официальным визитом Индию. И до нее добралась рука могущественной военной державы. Но визит этот встретили жители Дели с крайним неодобрением, сжигая чучело американского президента. Тем самым

они дают понять, что не желают претворения в жизнь политики неоколониализма . Руководителей Индии и Пакистана не смущает высокая цена неизбежной теперь гонки ядерных вооружений между ними в условиях безболезненных экономических санкций со стороны США, Японии, международных финансовых организаций. Риторические угрозы, которыми обменивается Дели с Исламабадом, свидетельствуют, что их лидеры плохо представляют себе, какую гигантскую ответственность налагает на них обладание ядерным потенциалом.

Можно констатировать, что американская ядерная стратегия с конца 60-х годов, т.е. еще до официального признания стратегического паритета СССР, свелась к использованию ядерной угрозы исключительно в варианте сдерживания тотальной войны.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМА ЯДЕРНОГО РАЗОРУЖЕНИЯ В 70-Е – 80-Е ГГ

2.1. ДОГОВОР ОСВ-1. ДОГОВОР ОБ ОГРАНИЧЕНИИ СИСТЕМ ПРО

Достижения на рубеже 60-70-х годов военно-стратегического паритета между лидерами двух диаметрально-противоположных социально-экономических систем, договорно-правовое закрепление принципа равенства и одинаковой безопасности в ряде советско-американских соглашений создали объективные предпосылки для смягчения международной напряженности, решения в интересах всего человечества ряда актуальных проблем политической, военно-стратегической, экономической, научно-технической и других областях. В течение 70-х годов между СССР и США была заключена серия соглашений, направленных на ограничение стратегических наступательных и оборонительных вооружений, подземных испытаний ядерного оружия[17] .

Ситуация «ядерного пата» не остановила процесс технического совершенствования ядерного оружия, наиболее значительной вехой которого стало появление в первой половине 70-х годов ракет с разделяющимися головными частями индивидуального поведения (РГЧ ИН) и повышения точности доставки ядерных боеприпасов к цели. Резко возросшие в этой связи военно-технические возможности ядерного оружия дали толчок еще одному раунду развития американской стратегической мысли.

На этот раз у истоков новой доктрины стоял бывший аналитик РЭНД Дж. Шлезинджер, занявший в середине 70-х годов пост министра обороны США.

Почему в середине 70-х годов гонка сверхвооружений вдруг возобновилась? Причин много, и причины эти весьма сложны. Прежде всего, разведывательные спутники каждой из двух сверхдержав обнаруживали на территории противника новые виды оружия, новую технику. Обе стороны стали обвинять друг друга в подготовке внезапного нападения, несмотря на подписанное соглашение. Но самое главное то, что в США производители оружия и торговцы оружием, исследовательские лаборатории и генералы, а в СССР военные приходили в ужас при мысли о том, что ядерные вооружения могут быть «заморожены», хуже того, что может начаться процесс подменного и окончательного разоружения. Такая позиция понятна: под угрозой находились их особое положение, их привилегии и огромные прибыли, полученные ими в обеих странах. Начиная с 1975 года самым рьяным сторонником и теоретиком изменения стратегического курса сделался министр обороны США Джеймс Шлезинджер .

Прежде всего он верил в то, что превентивная ядерная война возможна и даже, быть может, необходима. Такая война, по его мнению, могла вспыхнуть в любой момент в Европе.

Каким образом? В 1975 году в национальных вооруженных силах стран Варшавского Договора насчитывалось 788 тысяч человек. Шлезинджер, этот американский Франкенштейн, в любой момент ожидал от московских генералов самого худшего, а именно броска танков и удара бомбардировщиков СССР по противникам : ФРГ, Франции, Норвегии, Италии и др. Если, как полагал Шлезинджер советская империя нападет на Западную Европу, т.е. на подопечных американской империи, у Франкенштейнов из Вашингтона будет один выход – сорвать советское наступление путем нанесения превентивного ядерного удара по советским городам и шахтам межконтинентальных баллистических ракет. К их сожалению ,ни один превентивный удар не может полностью уничтожить потенциал ответного удара противника, причем это не зависит ни от ударной силы, ни от средств наблюдения и обнаружения, которыми располагает агрессор. Следовательно московские генералы нанесут ответный удар, уничтожив многие американские города с помощью оставшихся межконтинентальных ракет, подводных лодок и бомбардировщиков. Тогда перед частично разрушенной американской империей встанет вопрос о ее способности нанести ответный удар по противнику, который еще дышит, несмотря на раны, нанесенные первым ударом. На основании данных аргументированных высказываний можно утверждать, что в американских военных кругах созревала идея оптимального превентивного ответного удара в случае начала советской агрессии. Кроме того, одной из важных задач гарантированного ответного удара должно было стать существенное замедление способности СССР к восстановлению после обмена ядерными ударами, чтобы его возвращение на уровень военной и индустриальной державы XX века не происходило быстрее, чем в США1 .

Таким образом, мы видим, что, по мнению американских военных кругов, советская сторона является агрессором.

Тогда между двумя важными державами и сложился военно-стратегический паритет. Отныне сторона, подвергшаяся нападению, могла нанести агрессору ответный удар, последствия которого сделали бы невозможным ведение им боевых действий.

1Попов Ю. Н. Год 2000: гибель человечества?Диалог Восток-Запад. М.,1986, с.34-36.

[18]

Спохватившись, американские стратеги решили любыми способами избежать подобного возмездия и выдвинули концепцию «ограниченной ядерной войны» в любом регионе, лишь бы он был подальше от США. И размещенные в Западной Европе войска США стали получать баллистические ракеты наземного базирования ГЛСМ, а авиационного АЛСМ-Б.1

В ходе переговоров об ОСВ представители СССР и США констатировали органическую взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями и пришли к выводу о необходимости разработки двух соглашений – бессрочного договора по ПРО и временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения СНВ. 26 мая 1972 года оба соглашения были торжественно подписаны в Москве руководителями обеих стран.

Ниже приведем статьи договора ОСВ-1. «СССР и США, ниже именуемые сторонами, будучи убежденными, что Договор об ограничении систем противоракетной обороны и настоящие временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений будут способствовать созданию только благоприятных условий для проведения активных переговоров об ограничении стратегических вооружений, а также содействовать смягчению международной напряженности и укреплению доверия между государствами,

учитывая взаимосвязь между стратегиями наступательными и оборонительными вооружениями, принимая во внимание свои обязательства по статье VI Договора о нераспространении ядерного оружия, согласились о нижеследующем:

Ст.1

Стороны обязуются не начинать строительство дополнительный стационарных установок международных баллистических ракет (МБР) наземного базирования с 1 июля 1972 года.

Статья II.

Стороны обязуются не переоборудовать пусковые установки легких МБР наземного базирования, а также МБР наземного базирования старых типов, развернутых до 1964 года, в пусковые установки тяжелых МБР наземного базирования типов, развернутых после этого времени.

Статья III.

Стороны обязуются ограничить пусковые установки баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и современные подводные лодки с баллистическими ракетами числом, находящемся в боевом составе и в стадии строительства на дату подписания настоящего Временного соглашения, а также дополнительно построенными пусковыми установками и подводными лодками в определенном для Сторон порядке в качестве замены равного числа пусковых установок МБР старых типов, развернутых до 1964 года, или пусковых установок старых подводных лодок.

Статья IV.

С соблюдением положений настоящего Временного соглашения может производится модернизация и замена стратегических наступательных баллистических ракет и пусковых установок, на которые распространяется настоящее Временное соглашение.

Статья V.

1. В целях обеспечения уверенности в соблюдении положений настоящего Временного соглашения каждая из Сторон использует в ее распоряжении национальные технические средства контроля таком образом, чтобы это соответствовало общепризнанным принципам международного права.

2. Каждая из Сторон обязуется не чинить помех национальным техническим средствам контроля другой Стороны, выполняющей свои функции в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

3. Каждая из Сторон обязуется не применять предназначенные меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля национальными техническими средствами за соблюдением положений настоящего Временного соглашения. Это обязательство не требует внесения изменений в существующий порядок строительных, монтажных и ремонтных работ и работ по переоборудованию.

Статья VI.

Для содействия осуществлению целей и положений настоящего Временного соглашения Стороны будут использовать Постоянную консультативную комиссию, создаваемую согласно статьи XIII Договора об ограничении систем противоракетной обороны, в соответствии с положениями этой статьи.

Статья VII.

Стороны обязуются продолжать активные переговоры об ограничении СНВ. Предусмотренные настоящим Временным соглашением обязательства не предопределяют объем или условия ограничений СНВ, которые могут быть выработаны в ходе последующих переговоров.

Статья VIII.

1. Настоящее Временное соглашение вступает в силу по обмену письменными уведомлениями о его принятии каждой из Сторон, причем такой обмен будет иметь место одновременно с обменом ратификационными грамотами Договора об ограничении систем противоракетной обороны.

2. Настоящее Временное соглашение будет оставаться в силе в течении 5 лет, если оно не будет заменено ранее этого срока соглашением о более полных мерах по ограничению СНВ. Стороны ставят своей задачей проведение активных последующих переговоров с целью заключения такого соглашения так скоро, как это возможно.

3. Каждая из Сторон в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из настоящего Временного соглашения если она решит, что связанные с содержанием настоящего Временного соглашения исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы. Она уведомляет другую Сторону о принятии его решения за 6 месяцев до выхода из настоящего Временного соглашения. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые уведомляющая Сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы.

Совершено 26 мая 1972 года в г. Москве в двух экземплярах, каждый на русском и английском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу»[19] .

За СССР

Л. Брежнев

Генсек ЦК КПСС

За США

Р. Никсон

Президент США

Приведем следующий документ и впоследствии попытаемся преподнести сравнительный анализ. Это договор об ограничении систем ПРО.

«СССР и США, ниже именуемые Сторонами, исходя из того, что ядерная война имела бы для всего человечества опустошительные последствия, учитывая, что эффективные меры по ограничению систем ПРО явились бы существенным фактором в деле сдерживания гонки СНВ и привели бы к уменьшению опасности возникновения войны с применением ядерного оружия,

исходя из того, что ограничение систем ПРО, а также некоторые согласованные меры в области ограничения СНВ способствовали бы созданию более благоприятных условий для последующих переговоров по ограничению стратегических вооружений,

учитывая свои обязательства по статье IV Договора о нераспространении ядерного оружия,

заявляя о своем намерении по возможности скорее достигнуть прекращения гонки ядерных вооружения и принять эффективные меры в направлении сокращения стратегических вооружений, ядерного разоружения и всеобщего и полного разоружения,

желая содействовать смягчению международной напряженности и укрепления доверия между государствами,

согласились о нижеследующем :

Статья I.

1. Каждая из Сторон обязуется ограничить системы ПРО и принять другие меры в соответствии с положениями настоящего Договора.

2. Каждая из сторон обязуется не развертывать системы ПРО на территории своей страны и не создавать основу для такой обороны, а также не развертывать системы ПРО отдельного района, кроме как предусмотрено в статье III настоящего Договора.

Статья II.

1. Для целей настоящего Договора системой ПРО является система для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами или их элементами на траекториях полета, состоящая в настоящее время из:

а) противоракет, являющихся ракетами-перехватчиками, созданными и развернутыми для выполнения функции в системе ПРО, или того типа, который испытан в целях ПРО;

b) пусковых установок противоракет, являющихся пусковыми установками, созданными и развернутыми для пуска противоракет;

с) радиолокационных станций ПРО (РЛС ПРО), являющихся РЛС, созданными и развернутыми для выполнения функций в системе ПРО, или того типа, который испытан в целях ПРО.

2. К компонентам системы ПРО, перечисленным в пункте 1 настоящей статьи, относятся:

а) находящиеся в боевом составе;

b) находящиеся в стадии строительства;

с) находящиеся в стадии испытаний;

d) находящиеся в стадии капитального или текущего ремонта либо переоборудования;

e) законсервированные.

Статья III.

Каждая из Сторон обязуется не размещать системы ПРО или их компоненты, за исключением того, что:

а) в пределах одного района размещения системы ПРО радиусом 150 км с центром, находящимся в столице данной страны, Сторона может развертывать: 1) не более 100 пусковых установок противоракет и не более 100 противоракет на стартовых позициях и 2) радиолокационные станции ПРО в пределах не более 6 комплексов РЛС ПРО, причем площадь каждого комплекса имеет форму круга диаметром не более 3 км.

Статья V.

1. Каждая из Сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования.

2. Каждая из Сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать пусковые установки противорокет для пуска с каждой пусковой установки более одной противорокеты одновременно, не модифицировать развернутые пусковые установки для придания им такой способности, а также не создавать, не испытывать и не развертывать автоматические или полуавтоматические или иные аналогичные средства скоростного перезаряжания пусковых установок противоракет»[20] .

Целесообразно было бы привести документ.

«Договор подписан в Москве 26 мая 1972 года. Вступил в силу 3 ок­тября 1972 года.

Договор содержит конкретные ограничения систем ПРО СССР и США. В соответствии с договором (ст.3) каждой из сторон разрешается размещать системы ПРО только в 2-х районах: а) в пределах одного района радиусом 150 км с центром, находящимся в столице данной стороны; б) в пределах одного района ПРО радиусом 150 км от места, в котором расположены шахтные пусковые установки МБР. В каждом из этих районов предусматривается ограничение отдельных компонентов систем ПРО (числа пусковых установок противоракет и самих противоракет, числа и потенциала радиолокационных станций)

Участники договора обязуются не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования, а также пусковые установки для пуска более одной противоракеты одновременно и устройства для автомати­ческого перезаряжения пусковых установок противоракет (ст.5).

Системы ПРО или их компоненты сверх количеств или вне зон, определенных договором, а также системы, запрещенные им, должны быть уничтожены либо демонтированы в течение возможно короткого согласования периода времени (ст.8).

СССР и США обязуются не передавать другим государствам и не размещать вне своей национальной территории системы ПРО или ша компонен­ты, ограничиваемые договором (ст.9).

Выполнение договорных обязательств должно контролироваться нацио­нальными техническими средствами с соблюдением общепризнанных норм международного права.

Для содействия осуществлению положений договора предусмотрено создание Постоянной консультативной комиссии (ст.13).

В соответствии со статьей 11 договора СССР и США обязуются про­должить активные переговоры об ограничении СНВ»[21]

Договор является бессрочным, однако содержит положение о праве каждой из сторон выйти из него, если она решит, что связанные с содержа­нием договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы.

Таким образом, СССР и США в соответствии с Договором об ограничении систем ПРО обязались не развертывать системы ПРО на своей территории и ограничиться двумя комплексами ПРО и согласованным количеством пусковых установок ПРО. По протоколу к договору, подписанному СССР и США 3 июня 1974 года, Стороны согласились ограничиться наличием у них по одному такому комплексу. Договор по ПРО сопровождают согласованные и односторонние заявления, касающиеся понимания некоторых его положений.

2 комплекса ПРО в СССР располагались в районе Москвы и Ленинграда, в США – в Вашингтоне и Дакоте (база «Гранд Фокс»).

Договор ОСВ-1 обязывал стороны не увеличивать выше фиксированных пределов число стационарных установок пусковых и баллистических ракет на подводных лодках.

Эти документы тесно связаны между собой: СССР и США отказались от принципа «Щит и меч» когда против создания наступательных вооружений неизменно изобреталась система защиты.

При разработке указанных соглашений был успешно решен вопрос о контроле. Стороны согласились, что контроль за соблюдением положений соглашений будет осуществляться с помощью национальных технических средств, находящихся в их распоряжении. При этом они обязались не чинить помех и не применять преднамеренных мер маскировки, которые могли бы затруднить выполнение национальными техническими средствами их проверочных функций. Для содействия осуществлению целей и положений Договора по ПРО Стороны создали Постоянную консультативную комиссию, функции которой впоследствии были расширены.

2.2. ДОГОВОР ОСВ-2

После долгих и трудных переговоров Договор ОСВ-2 был подписан Джеймсом Картером и Л.И. Брежневым. Это произошло 18 июня 1979 года в Вене.

Статья 3, самая важная статья Договора, гласит:

«1....Каждая из сторон обязуется ограничить пусковые установки

МБР, пусковые установки БРПЛ, тяжелые бомбардировщики, а также БРВЗ сум­марным количеством не превышающим 2400 единиц.

2. Каждая из Сторон обязуется ограничить с 1 января 1981 года СНВ, упомянутые в пункте 1 настоящей статьи, суммарным количеством, не превышающим 2250 единиц, и приступить к сокращениям тех вооружений, ко­торые были бы на эту дату сверх этого суммарного количества.

3. В пределах суммарных количеств, предусматриваемых в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, и с соблюдением положений настоящего Договора каж­дая из Сторон имеет право определять состав этих суммарных количеств»[22] .

Ниже приводятся ограничения, установленные Договором ОСВ-2:

- пус­ковые установки МБР, оснащенных РГЧ ИН, - не более 820 единиц;

- пусковые установки МБР и БРПЛ, оснащенные РГЧ индивидуального наведения, а также БРВЗ, оснащенные РГЧ ИН,- не более 1200 единиц;

- пусковые установки МБР,БРПЛ и БРВЗ, оснащенных РГЧ ИН, а также тяжелые бомбардировщики, оснащенные для крылатых ракет с дальностью свыше 600 км, - не более1320 единиц.

Договор ОСВ-2 устанавливал общие качественные и количественные ограничения, оставляя при этом за двумя сверхкрупными державами право выбирать рамки этих ограничений и состав сил, наилучшим образом отвеча­ющих их геостратегическим «нуждам».

Согласно оценочным данным министра обороны США в январе 1979 го­да, то есть практически в момент подписания Договора ОСВ-2,у США было 9200 ядерных головных частей, у СССР-5000[23] .

Договор ОСВ-2 был важной вехой на пути ограничения стратегических вооружений, при этом он представлял двум державам некоторую свободу ма­неврирования в том, что касается выбора элементов наземного базирова­ния, морского базирования или размещения в шахтах, причем этот выбор осуществлялся в рамках устанавливаемого для стратегических сил суммар­ного количества. Оно является равным для обеих стран. Таким образом, учитывалась разница в геостратегическом поло[24] жении двух стран. Договор также определял максимальное число РГЧ индивидуального наведения для каждого вида стратегических вооружений, иными словами, он был крупным шагом на пути реального сокращения ядерных вооружений, сокращения, которое должно было обсуждаться в ходе переговоров ОСВ-3.

«… Придавая особое значение ОСВ и преисполненные решениями продолжать свои усилия, начало которым было положено Договором об ограничении систем ПРО и Временным соглашением о некоторых мерах в области ограничения СНВ от 26 мая 1972 года, будучи убежденными, что предусмотренные настоящим Договором дополнительные меры по ограничению СНВ явятся вкладом в дело улучшения отношений между Сторонами, будет способствовать уменьшению опасности возникновения ядерной войны и упрочению между народами мира и безопасности …»

Кроме самого Договора к нему был составлен протокол, документ «Согласованное заявление, общие понимания…», совместное заявление о принципах и основных направлениях последующих переговоров об ОСВ и ряда других. Стороны обменялись данными о численности своих СНВ и подписали согласованный меморандум, зафиксировавший общее понимание, касающееся численности этих вооружений у обеих Сторон по состоянию на 1 ноября 1978 года, от которой должны были осуществляться сокращения.

Договор ОСВ-2 предусматривал ограничения на все компоненты стратегических сил обеих Сторон, которым Стороны договорились отнести, в частности, МБР с дальностью свыше 5500 км. Каждая Сторона обязалась ограничить пусковые установки БРНЛ, тяжелые бомбардировщики, а также баллистические ракеты класса «воздух-земля» (БРВЗ) с суммарным количеством, не превышающим 2400 единиц.

С 1 января 1981 года каждая из Сторон обязалась довести это суммарное количество до 2250 единиц[25] . Договор предусматривал также ряд качественных ограничений. Так, Стороны обязались не создавать и не развертывать баллистические ракеты с дальностью свыше 600 км для установки на плавучих средствах, не являющихся подводными лодками, а также пусковые установки таких средств; средства для вывода на околоземную орбиту ядерного оружия или новых других видов оружия массового уничтожения или любых других видов оружия массового уничтожения, включая частично орбитальные ракеты, мобильные пусковые установки тяжелых МБР и др.

СНВ сверх суммарных количеств, предусмотренных Договором ОСВ-2, подлежали демонтажу со дня вступления его в силу в течение 4 месяцев – для ПУ МБР, 6 месяцев – для ПУ БРПЛ и 3 месяцев – для тяжелых бомбардировщиков.

Демонтаж или уничтожение должны были начаться не позднее 1 января 1981 года и завершиться не позднее 31 декабря 1981 года.

Демонтаж или уничтожение запрещенных Договором СНВ должен был завершиться не позднее чем через 6 месяцев после его вступления в силу[26] .

Стороны обязались не обходить положений Договора через любое другое государство или государства или каким-либо другим образом. Они не только обязались после вступления в силу Договора ОСВ-2 незамедлительно начать активные переговоры о «дальнейших мерах по ограничению и сокращению стратегических вооружений», но и поставили перед собой задачу заблаговременно, до 1985 года, заключить новое соглашение.

Проверка выполнения Договора должна была осуществляться на основе использования национальных средств контроля, причем обе Стороны обязались не чинить помех и не применять преднамеренных мер маскировки. Важная роль для содействия осуществлению целей и положений Договора ОСВ-2 отводилась Постоянной Консультационной Комиссии.

Неотъемлемой частью Договора ОСВ-2 явился Протокол к нему, который оставался в силе до 31 декабря 1981 года, начиная со дня вступления в силу самого Договора. В нем Стороны на временной основе решали ряд вопросов, которые не удалось решить при заключении Договора и его рамках.

Важной составной частью Договора было также совместное заявление о принципах и основных направлениях последующих переговоров об ОСВ. В нем стороны заявили, что в ходе переговоров они будут стремиться на основе принципа равенства и одинаковой безопасности к достижению, в частности, следующих целей:

1) значимых и существенных сокращений количеств СНВ;

2) качественных ограничений СНВ, включая ограничения на создания, испытания и развертывания новых видов СНВ и модернизацию существующих СНВ[27] .

Стороны заявили о своем стремлении к решению вопросов, включенных в протокол к Договору. Наконец, они договорились о том, что «будут рассматривать другие меры по обеспечению и укреплению стратегической стабильности, обеспечению равенства и одинаковой безопасности». Важное значение имел также тот факт, что в этом документе Стороны подчеркнули, что по мере необходимости они будут рассматривать «дальнейшие совместные меры по укреплению международного мира и безопасности и уменьшению опасности возникновения ядерной войны».

Построенный на принципе равенства и одинаковой безопасности, Договор учитывал интересы СССР и США. Полное претворение его в жизнь было призвано открыть дорогу к существенному сокращению вооружений и реализации высшей цели – полному прекращению производства и ликвидации запасов ядерного оружия.

Венская встреча и ее итоги вызвали широкие положительные отклики во всем мире. Она показала, что советско-американские соглашения, способствующие ограничению гонки вооружений, упрочению разрядки международной напряженности и укреплению мира, соответствуют интересам всего человечества.

Но администрация США отложила ратификацию Договора под предлогом ввода ограниченного количества советских войск в Афганистан. Истинная причина состояла в том, что правые силы в Д. США были категорически против принятия Договора. Они обратились с критикой на него, пытаясь доказать, что он не отвечает национальным интересам США. К тому же борьба США вокруг Договора была использована и как предлог для пересмотра всей политики США в отношении СССР. Пришедшая к власти в 1981 году администрация президента Р. Рейгана отказалась от ратификации Договора, приступив к осуществлению планов модернизации и резкого наращивания всех компонентов стратегических сил США.

Приняв решение о завершении переговоров по ОСВ-2 подписанием соглашения в СССР, администрация Картера с началом 1979 года усилила работу в пользу сдержанности в области стратегических вооружений и продолжения переговоров по ОСВ со стороны США. Иногда ей приходилось одерживать тех, кого считал Договор чуть ли не односторонней уступкой США СССР. Так, сенатору Джавитсу, жаловавшемуся на то, что советская Сторона «не хочет ни чего отдавать за ОСВ», Картер вынужден был объяснить, что новый Договор об ОСВ нужен и самим США.

2.3. ПРОБЛЕМА РСД В ЕВРОПЕ

Разрядка в противостоянии произошла в 70-е годы. Венцом ее стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Страны-участницы беседовали 2 года, и в 1975 году в Хельсинки они подписали Заключительный акт совещания. Со стороны СССР его укрепил Леонид Брежнев. Этот документ узаконил послевоенный раздел Европы, чего и добивался СССР. В обмен на эту уступку Запада СССР обязался уважать права человека[28] .

Одновременно с Конференцией в Хельсинки, но вне прямой связи с ней, начиная с 1973 года возобновились переговоры между представителями стран Варшавского Договора и НАТО о сокращении вооруженных сил в Европе. В скором времени эти переговоры зашли в тупик из-за жесткой позиции представителей Варшавского Договора, имевших превосходство в обычных вооружениях в Европе. Дисбаланс еще больше увеличился в середине 70-х годов в связи с установкой в Восточной Европе новых советских ракет средней дальности СС-20 (не подпадавших под соглашение по ОСВ)[29] .

12 декабря 1979 года… Эта дата, несомненно, войдет в список тех исторических дат, когда принимались опрометчивые, зловещие, а порой и роковые решения, которые повлекли за собой или способны повлечь тягчайшие последствия для международного мира и безопасности, для судеб миллионов людей.

В этот день в Брюсселе, где находится штаб-квартира созданного в 1949 году под эгидой Вашингтона Северо-Атлантического военно-политического блока (НАТО), руководители этого союза приняли так называемое «двойное решение». Нарекли его так потому, что одна из его частей – главная – предусматривала размещение начиная с конца 1983 года на натовских плацдармах в Западной Европе новых американских ядерных систем средней дальности – баллистических ракет «Першинг-2» и крылатых ракет общим числом около 600. Другая - второстепенная часть имела в виду проведение переговоров США и СССР об ограничении ядерных вооружений в Европе. На эти переговоры Вашингтон пошел дабы попытаться обеспечить политическое прикрытие плану изменения в свою пользу регионального и глобального ядерного баланса.

Для СССР с самого начала было ясно, что в Белом доме не стремятся к достижению честного соглашения о возможном ослаблении ядерного противостояния на континенте. Но это намерение администрации США было далеко не очевидно как для некоторых западноевропейских участников НАТО, так и для части общественного мнения. Учитывая все обстоятельства, СССР вступил в Женеве в переговоры с США с целью испытать все возможные достижения взаимоприемлемого соглашения, а если оно оказалось бы недостижимым, то не дать военной группировке в Вашингтоне и тем, кто ее поддерживает, уйти от ответственности за последствия принятого ими враждебного интересам Европы и всего мира решения.

Ракеты «Першинг-2» и крылатые ракеты по своим боевым характеристикам – потенциал внезапного, первого удара. Ракеты «Першинг-2» способны оказаться у цели менее чем через 10 минут, сокращая до минимума время для оценки ситуации и принятия решения другой стороной. Крылатые ракеты обладают свойством подкрадываться к цели почти незаметно, поскольку летят на малой высоте, прячась в складках местности, и поэтому их трудно обнаружить радаром. Вывод очевиден: новые американские системы задуманы как детонатор так называемой «ограниченной» ядерной войны на континенте[30] .

Согласно «двойному решению» НАТО от 12 декабря 1979 года, в Западной Европе в случае «неуспеха переговоров» намечена развернуть 572 ракеты – 108 ракет «Першинг-2» и 464 крылатые ракеты «Томагавк».

Руководители США и НАТО утверждают, что развертывание «евроракет» крайне необходимо, чтобы «восстановить равновесие» ядерных сил в Европе. В противном случае положение США и НАТО будет-де прямо-таки тяжелым. Но если обратиться к фактам, то легко убедиться, что это неверный довод. Равновесие сил между НАТО и СССР в ядерных вооружениях средней дальности существовало на протяжении многих лет. На 1 сентября 1983 года у СССР имелось 938 носителей ядерного оружия средней дальности – 473 баллистические ракеты и 465 самолетов. В распоряжении стран НАТО имелось 857 носителей – 162 баллистические ракеты и 695 самолетов. Значит, налицо примерное равенство в ядерных средствах средней дальности, хотя очевидно различие в структуре: у СССР больше ракет, а у НАТО больше самолетов, а также полуторное превосходство в ядерных зарядах[31] .

За время, прошедшее с момента возникновения проблемы «евроракет», СССР делал все возможное, чтобы решить ее честно и справедливо для обеих сторон.

В 1979 году усилия СССР были направлены на то, чтобы незамедлительно провести соответствующие переговоры. Вот факты:

- 2.03.79. СССР заявил о своей готовности к ограничению ядерного оружия средней дальности в Европе путем соглашения сторон на основе полной взаимности;

- 6.10.79. СССР заявил, что «в рамках переговоров по ОСВ-3 СССР согласен обсудить возможность ограничения не только межконтинентальных, но и других видов вооружения – разумеется, с учетом всех относящихся сюда факторов и при строгом соблюдении принципа равенства и одинаковой безопасности»[32] ;

- 6.11.79. СССР заявил, что приступить к переговорам о ядерных средствах средней дальности надо незамедлительно. Эта идея была вновь повторена 23 ноября: немедленно начать переговоры, не дожидаясь ОСВ-3, при том положении, которое сложилось к тому времени.

В этот период СССР объявил о своей принципиальной позиции: если в Западной Европе не будет дополнительного размещения ядерных средств средней дальности, то в качестве жеста доброй воли СССР готов в одностороннем порядке сократить определенное количество ядерных средств средней дальности, развернутых в западных районах СССР.

Итак, еще до объявления «двойного решения» НАТО СССР открывал возможности не только для диалога, но и для взаимоприемлемого решения проблемы с тем, чтобы не допустить нового витка гонки вооружений. Однако советско-американские переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе начались лишь год спустя (в октябре 1980 года) и вскоре были прерваны США.

Для яркости картины происходящего в конце 1983 года, обратимся к фактам.

«Руководство США ведет реальную подготовку к ядерной войне, провозглашает различные стратегические «доктрины» и «концепции», оправдывающие использование ядерного оружия, лихорадочно реализует программы расширения и совершенствования существующих и создания новых видов вооружения. Так, американская администрация выработала программу форсированного наращивания стратегических ядерных вооружений. Важным компонентом наступательных ядерных сил США должны, по замыслу Пентагона, стать американские средства средней дальности в Западной Европе, размещение которых началось в конце 1983 года. Оружие предназначено для поражения целей на территории СССР, для осуществления «первого обезоруживающего удара», как его называют американские генералы. Военщина США планирует разместить оружие, в том числе лазерное в космическом пространстве. Большое внимание уделяется в Вашингтоне совершенствованию и обычных вооруженных сил. О беспрецедентном размахе военных приготовлений США свидетельствуют ассигнования на военные цели: 2 триллиона долларов в ближайшее пятилетие. Это выброшенные на ветер колоссальные денежные средства, это подчинение целям войны сырьевых и энергетических ресурсов, огромных производственных мощностей[33] … Американская сторона завела в тупик переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе, приступив к размещению таких ракет на территории ряда стран Западной Европы. Это сделало невозможным продолжение переговоров… Сегодня фокус борьбы за сохранение мира сосредоточен в Европе. Здесь, в Европе, вспыхнули две мировые войны, но именно Европу нынешние правители США сделали своим ядерным заложником и намереваются сделать первой жертвой новой мировой войны. Поэтому советская внешняя политика. Прежде всего, нацеленная на освобождение Европы от ядерного оружия, встречает столь яростное сопротивление со стороны американских апостолов ядерной войны. Поиск взаимоприемлемых решений не входит в планы вашингтонской администрации, которая сегодня рискует всем ради войны и ничем – ради мира».

Безусловно, общественное мнение большинства государств было категорически против размещения «Першингов» на территории Европы. Об этом также свидетельствуют факты. «Оппозиция ядерным планам США и НАТО, милитаристским акциям Вашингтона в различных районах земного шара уже давно нарастала в рядах социалистических и социал-демократических партий. Но в последний период указанная тенденция проявилась особенно ярко. Примечательно в этом плане эволюция позиция руководства СДПГ. На съезде партии Германии Шмидт, который продолжал выпускать в поддержку натовского «довооружения», оказался в изоляции – преобладающая часть делегатов высказалась против размещения в Западной Германии «Першинга-2». В своем большинстве выступает за отказ от ядерного оружия лейбористская партия Великобритании. Всегреческое социалистическое движение (АСОК) протестует против развертывания американских ракет, призывает к созданию безъядерной зоны на Балканах»[34] .

Еще один пример. В Западной Германии в один из дней Недели действий за разоружение манифестанты образовали живую цепь, растянувшуюся на 108 км от Штутгарта до Ней-Ульма, где должны быть развернуты «Першинги».

В Англии группа женщин, несмотря на репрессии полиции, разбила «лагерь мира» у базы «Гринэм-коммон», предназначенной для размещения американских крылатых ракет. Число отважных сторонниц мира заметно увеличилось, когда началась переброска ракет из-за океана. В районах расположения американских военных баз на английской земле выросли уде 102 «лагеря мира».

По многим странам Европы прошли многотысячные «марши мира». Активисты антивоенного движения собирают миллионы подписей в парламенты, в ООН, ядерным державам с требованием принять меры реального разоружения. Они проводят диспуты, встречаются со своими депутатами, демонстрируют антивоенные фильмы. Ученые–физики, врачи, военные выступают перед многочисленными аудиториями, разъясняя катастрофические последствия ядерной войны[35] .

Таким образом, народы Европы все более сознавали, что гонка вооружений не обеспечит безопасности ни американцам, ни русским, ни им самим. Американский «ядерный зонтик», утяжеленный «во имя безопасности» «Першингами» и крылатыми ракетами, превратился бы в могильную плиту для западноевропейских и других народов.

Проследим динамику развития советской позиции, которая включала в себя несколько основных этапов.

Первый. В ноябре 1981 года СССР предложил вариант «абсолютного нуля» - полностью освободить Европу – и на Западе, и на Востоке – от ядерного оружия – и средней дальности, и тактического.

Второй. Позднее, в ходе переговоров СССР внес компромиссное предложение – произвести сокращение имеющихся ядерных вооружений средней дальности до 300 единиц у каждой стороны. Речь шла о вооружениях, размещенных на территории Европы и в прилагаемых акваториях или предназначенных для использования в Европе.

Третий. 21 декабря 1982 года СССР внес новое компромиссное предложение: в рамках суммарного уровня 300 единиц СССР и НАТО могли бы иметь равные подуровни – как для ракет, так и для самолетов. СССР готов сократить в Европе лишь столько ракет, сколько их имеют Англия и Франция, и не одной больше.

Четвертый. 3 мая 1983 года СССР заявил, что он готов иметь примерно равное с НАТО количество как по носителям оружия средней дальности – ракетам и самолетам – так и по числу боезарядов на них.

Пятый. В случае достижения взаимоприемлемого соглашения, включая отказ США от развертывания в Европе новых ракет, СССР при сокращении своих ракет средней дальности в европейской части страны до уровня, равного чи[36] слу ракет у Англии и Франции, ликвидировал бы все сокращаемые ракеты1 .

В конце сентября 1983 года, выступая на 38 сессии Генеральной Ассамблеи ООН, американский президент возвестил о «новой позиции США». Однако, на самом деле нового в ней ничего не было, поскольку не было изменения по двум коренным вопросам – относительно неразмещения американских ракет и засчета английских и французских ядерных средств. Разрекламированная «гибкость» на деле обернулась прежней жесткостью.

США, согласно заявлению, намерены развернуть не все свои 572 ракеты средней дальности, а определенную их часть, оставляя за собой право установить остальные «где-то еще», но тоже поблизости от территории СССР.

В целом, предложения Рейгана в ООН призвано дезориентировать общественное мнение, создать ложное впечатление эволюции американской позиции в сторону большей реалистичности[37] .

Разместить в Европе новые ракеты – и никаких гвоздей. Такова, по сути дела, была позиция Вашингтона с первого до последнего дня Женевских переговоров. На первоначальный негодный нулевой проект лишь нанесли легкий грим.

Либо ликвидация советских ракет, либо завоз в Европу ракет американских, кроме такой дилеммы, смахивающей на шантаж и ультиматум, Вашингтон в Женеве ничего путного не предложил.

Итак, согласно советским историческим трудам, США исходили из своих милитаристских воззрений при размещении ракет средней дальности в Европе. С тех пор прошло 17 лет. И новые обстоятельства требуют новых взглядов. Судя по всему, вина за размещение ракет в Европе отчасти лежит и на СССР. Конфронтация между двумя лагерями к тому времени еще имела место, поэтому все компромиссные решения обеих сторон были утрированы СМИ обоих государств. СССР в глазах Запада был «империей зла», поскольку вмешивался в дела целого ряда стран, СССР – это экспансионистская держава, такая разрядка Западу была не нужна. Поэтому ему понадобилось вооружаться. Запад, и США в частности, пытался превратить разрядку в инструмент давления на страны социализма. Парадокс ситуации к 70-м годам в том, что ни Запад, ни Восток не были заинтересованы в подрыве ситуации разрядки. Большинство специалистов полагали, что ликвидация разрядки и отход от нее были предопределены, так как сохранялась биполярная модель. Кроме того, как уже было отмечено, важным фактором в общественной жизни Западной Европы в конце 70-х начале 80-х стало движение «за мир и разоружение».

ГЛАВА 3. ЯДЕРНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВО 2 ПОЛОВИНЕ 80-Х ГОДОВ

3.1. ДОГОВОР МЕЖДУ СССР И США О ЛИКВИДАЦИИ РМСД

На сессии группы ядерного планирования НАТО, состоявшейся в США в начале ноября 1987 года министр обороны Бельгии объявил, что его страна прекратит дальнейшее размещение на своей территории американских крылатых ракет сразу же после подписания советско-американского договора по ракетам средней и меньшей дальности в Европе. По мнению Бельгии, ратификация договора должна последовать немедленно за его подписанием. Малейшее изменение позиции администрации США по советско-американскому договору может привести к расколу в НАТО, предупредил бельгийский министр. По мнению Нидерландов, было бы смешно продолжать строительство базы для американских крылатых ракет в их стране после того, как СССР и США подпишут соглашение о РСД и ОТР.

Крупный прорыв на советско-американских переговорах по ядерным и космическим вооружениям был сделан в ходе визита М.С. Горбачева в Вашингтон в декабре 1987 года. 8 декабря были подписаны Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности (Договор по РСД и РМД), а также Меморандум о договоренности об установлении исходных данных в связи с этим договором, протокол о процедурах, регулирующих ликвидацию ракетных средств, подпадающих под действие Договора и Протокола об инспекциях в связи с Договором.

Во время остановки в Великобритании по пути в Вашингтон состоялась беседа между М.С. Горбачевым и Премьер-министром Великобритании М. Тэтчер.

Встреча явилась как бы продолжением диалога, который давно начался между руководителями двух стран, и проходила в привычно-откровенной, дружественной, открытой манере. Уделено было внимание перспективам соглашения о 50%-ных сокращениях СНВ. М. Тэтчер подчеркнула крайнее беспокойство союзников США и свое собственное в отношении проблемы проверки и контроля. М.С. Горбачев подтвердил, что эта проблема беспокоит и СССР. Здесь он также будет строго следить за соблюдением собственной безопасности[38] .

8 декабря за долго до церемонии официальной встречи у Белого дома на Пенсильвания-авеню – главной улице американской столицы, связывающей Капитолийский холм, где расположен конгресс США, и резиденцию президента начали собираться американцы. Были здесь жители не только Вашингтона, но и других городов страны…

М.С. Горбачев и Р. Рейган поднимаются на трибуну. В церемониальной машине величественно звучат государственные гимны СССР и США. Над столицей раскатывается многократное эхо артиллерийского салюта – 21 залп. Перед трибуной торжественным маршем проходит оркестр почетного караула. С приветственным словом к М.С. Горбачеву обращается Р. Рейган:

«… Господин Генеральный Секретарь, в вашей стране есть поговорка: «худой мир лучше доброй ссоры». Именно мы, благодаря напряженной работе, приверженности этой цели и большой дозе реализма, может перейти от худого мира, который существовал между нашими странами, к доброму миру.

Сегодня мы совершаем гигантский шаг в этом направлении, благодаря подписанию исторического договора, который избавит мир от целого класса американских и советских ядерных вооружений. Господин Горбачев, мир на нас смотрит и следит за нами. И у нас есть что показать ему. Я надеюсь, что в течении следующих нескольких дней мы добьемся прогресса в деле достижения другого соглашения, которое приведет к сокращению наполовину наших стратегических ядерных арсеналов… Историю делаем мы, и изменить ее направление в нашей власти. Однако, совершить подобное изменение не легко и это может быть достигнуть только тогда, когда у руководителей обеих стран нет иллюзий, когда они беседую друг с другом откровенно. Смело подходят к тем вопросам, которые их разделяют. Я надеюсь, что именно в таком духе пройдет предстоящая встреча…

Как и народы вашей страны, мы считаем, что наша страна должна быть сильной, но мы стремимся к миру, в этом нет ни каких сомнений. Стремление к миру глубоко утвердилось в нашем народе и уступает только нашему горячему желанию сохранить свою свободу.

Американцы считают, что люди должны иметь возможность расходиться во мнениях, сохраняя при этом уважение друг к другу, живя в мире друг с другом – таков дух, демократический дух, которым я буду руководствоваться на наших встречах…»[39] .

К микрофону подходит М.С. Горбачев.

«… Мы в Советском Союзе выбор сделали. Мы понимаем – нас разделяют не только океаны, но и глубокие различия исторического, идеологического, социально-экономического, культурного порядка. Но мудрость современной политики – не использовать эти различия, как предлог для конфронтации, вражды, гонки вооружений…

Господин президент, господа! Позвольте выразить надежду, что СССР и США, сотрудничая со всеми народами, займут свое место в истории уходящего ХХ столетия не только как союзники в борьбе против фашизма, но и как государства, открывающие человечеству выход в безопасный, свободный от угрозы ядерного уничтожения мир…»[40] .

Обратимся к документу.

«Каждая из сторон ликвидирует все свои ракеты средней дальности и пусковые установки таких ракет, а также связанные с такими ракетами и пусковыми установками все вспомогательные сооружения и все вспомогательное оборудование категорий, которые приведены в Меморандуме о договоренности таким образом, чтобы не позднее, чем через 3 года после вступления в силу настоящего Договора и в дальнейшем ни у одной из сторон не имелось таких ракет, пусковых установок, вспомогательных сооружений и вспомогательного оборудования»[41] .

«… Обе Стороны … приступают к сокращению всех типов своих развернутых и неразвернутых ракет средней дальности…»[42] .

«Каждая из Сторон ликвидирует все свои ракеты меньшей дальности и пусковые установки таких ракет, а также связанное с такими ракетами и пусковыми установками вспомогательное оборудование категорий, которые приведены в Меморандуме о договоренности, таким образом, чтобы не позднее, чем через 18 месяцев после вступления в силу настоящего договора и в дальнейшем ни у одной из Сторон не имелось таких ракет, пусковых установок и вспомогательного оборудования…»[43] .

«… По вступлении в силу настоящего Договора и в дальнейшем ни одна из Сторон:

а) не производит ни каких ракет средней дальности…;

b) … ракет меньшей дальности, не проводит летные испытания и не осуществляет пуски таких ракет и не производит ни каких ступеней таких ракет и ни каких пусковых установок таких ракет…»[44] .

Что касается РМД, то с советской стороны будут ликвидированы 926 развернутых и неразвернутых ракет, со стороны США 170 таких ракет.

Указаны советские и американские заводы – изготовители РСД и РМД и пусковых установок, точное географическое местонахождение этих предприятий. В СССР имеется 4 таких завода, в США – 5 заводов. Постоянному наблюдению подлежат заводы по производству баллистических РСД в г. Воткинске (СССР) и в г. Магна (США), а контроль на периодической основе в рамках квотных инспекций за непроизводством пусковых установок баллистических ракет и крылатых ракет наземного базирования будет осуществляться в СССР на заводах в г. Вологораде, г. Петропавловске и Г. Свердловске, в США – на заводах в Г. Миддл Ривер и в г. Сан-Диего[45] .

В соответствии с Договором с советской стороны ликвидации подлежат 826 развернутых и неразвернутых РСД, в том числе 470 развернутых РСД (РСД-10, Р-12, Р-14, известные в США соответственно как СС-20, СС-4, СС-5), и со стороны США – 689 РСД, в том числе 429 развернутых РСД («Першинг-2» и BGM-109G) .

Ликвидация РСД осуществлялась в 2 этапа: 1 – не позднее 29 месяцев после вступления Договора в силу, 2 – не позднее чем через 3 года после вступления Договора в силу.

Вместе с ракетами подлежат ликвидации и 72 американские боеголовки, предназначенные для западногерманских ракет «Першинг-1А».

Советско-американская встреча в Вашингтоне явилась важным началом и к 50%-му сокращению стратегических арсеналов СССР и США. Стороны поручили своим представителям на переговорах в Женеве стремиться к завершению выработки Договора о сокращении и ограничении СНВ и всех связанных с этим документов желательно так, чтобы он мог быть подписан во время следующей советско-американской встречи на высшем уровне в первой половине 1988 года.

3.2 ДОГОВОР СНВ-1

Ведущая роль стратегических ядерных сил в обеспечении безопасности России на современном этапе признается сегодня всеми, кто участвует в решении или просто интересуется этой проблемой. Особенно значимым является то обстоятельство, что стратегические ядерные силы дают возможность под своим «зонтиком» реформировать и поднять на новый качественный уровень Вооруженные силы России, ослабленные в условиях тяжелой экономической ситуации в стране. Не теряет своей актуальности и ядерное сдерживание, которое является неотъемлемым фактором современной глобальной стратегической стабильности. При всей неоспоримости потенциальной опасности, вытекающей из самой природы ядерного оружия, сдерживание остается способом предотвращения агрессии любого масштаба военными средствами.

В основе современной концепции ядерного сдерживания лежит поддержание баланса ядерных вооружений по совокупности количественных и качественных показателей. Такой баланс наглядно подчеркивает тот факт, что как в исходном состоянии, так и при оценке последствий применения ядерного оружия для каждой из сторон боевые потенциалы примерно одинаковы. В отношении России и США примерный ядерный баланс необходим, помимо прочего, для демонстрации и напоминая о бессмысленности возврата к холодной войне и безудержной гонке вооружений. Созданный в течение десятилетий холодной войны арсенал стратегических наступательных вооружений (СНВ) явно превысил необходимые для сдерживания пределы и нуждался в сокращении. Исходя из этого, СССР и США в июне 1990 года согласились, что будущие договоренности должны обеспечить устойчивость стратегического ядерного равенства путем стабилизирующих сокращений СНВ. Для этого сокращения должны были базироваться на уменьшении концентрации боезарядов на стратегических носителях и на предпочтении средствам, обладающим повышенной выживаемостью, к которым прежде всего относятся высокоживучие мобильные комплексы с моноблочными ракетами.

Улучшение военно-политической обстановки в мире и, прежде всего, российско-американских отношений , позволило успешно провести переговоры и 1 июля 1991 года заключить соглашения о кардинальных сокращениях (в 2 раза).

Согласно Договору США могли бы законно развернуть примерно 8500 ядерных боеголовок – на несколько тысяч единиц больше, чем Россия. Вполне возможно, что так они и сделали бы. Это способность получить количественное преимущество над Россией объясняется двумя факторами: большое «снижение цен» ядерных бомб и ракет малой дальности на тяжелых бомбардировщиках по Договору СНВ-1 и потеря Россией Стратегических сил и объектов, базировавшихся на Украине и в Казахстане[46] .

Договор учитывал не все вооружения, находящиеся на тяжелых бомбардировщиках. Таким образом, эти правила засчета были выгоднее США в силу традиционно сложившего их перевеса в тяжелых бомбардировщиках. Этим Договором было предусмотрено в течении 7 лет после его вступления в силу сократить группировки СНВ до уровня не более 6000 боезарядов[47] . При этом характерно, что на момент заключения Договора эти уровни стратегических вооружений обеими сторонами расценивались как избыточные, а следовательно – промежуточные. Еще в конце 1991 года бывший президент СССР Горбачев заявил, что из экономических соображений СССР будет развертывать только 5000 из 6000 боеголовок, подпадающих под засчет согласно Договору СНВ-1. Для поддержания сил на уровнях Договора СНВ-1 России пришлось бы воспроизвести стратегические силы и инфраструктуру, развернутые ранее на Украине и в Казахстане. Это имеет особое значение в виду того, что два вида МБР, подлежащие ликвидации по Договору СНВ-2, ракеты РС-20 и РС-22 производились на Украине.

Стратегические наступательные вооружения включают в себя МБР, БРПЛ, тяжелые бомбардировщики.

Летом 1991 года в СССР прилетает Джордж Буш. В результате переговоров был подписан Договор о сокращении и ограничении СНВ. Это произошло 3 июля 1991 года. Договор включает в себя 3 документа:

- сам Договор с приложением;

- Меморандум о договоренности об установлении исходных данных в связи с Договором;

- Протоколы договоров.

Общее количество всех СНВ должно было сократиться до 16000 штук, количество боезарядов – до 6000 (ликвидировано это должно быть к 1998 году).

Подготовка Договора по СНВ была длительной и сложной. Ручеек переговоров долго пробивался сквозь завалы, оставшиеся от «холодной войны» и конфронтации, пока не превратился в поток, вынесший Договор к подписанию. Да и на последней стадии переговоров было немало сложностей, когда судьба Договора висела на волоске.

Споры в связи с Договором велись не только на переговорах, но и вне их – в политических сферах на страницах печати.

Критика Договора по СНВ началась – и в США, и у нас – задолго до того. Как этот документ стал приобретать реальные очертания. Затрагивая важнейшую, чувствительнейшую часть вооружений обеих стран, он привлекал самое пристальное внимание. «Не раз в связи с Договором возникали соблазны прибегнуть к его критике по чисто политическим и даже политиканским мотивам. Достаточно вспомнить хотя бы «15 вопросов к министру, уходящему в отставку» и другие выступления В. Алксниса, Е. Когана и Н. Петрушенко в рамках той неблаговидной компании, которую они в свое время развернули против Э.А. Шеварднадзе. С близких к ним позиций выступил и бывший секретарь ЦК КПСС О.Д. Бакланов, объяснивший, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке»[48] .

Итак, что же произошло 30 июля 1991 года? 30 июля утром в Георгиевском зале Большого Кремлевского Дворца состоялось официальная церемония встречи президента США Дж. Буша, прибывшего накануне в советскую столицу с официальным визитом.

Президента США и его супругу тепло приветствовали президент СССР М.С. Горбачев также с супругой. Президенты обменялись речами.

«Уважаемый господин президент!

Уважаемая госпожа Буш!

Искренне и сердечно приветствую вас на советской земле, в стенах древнего Кремля»[49] . Михаил Сергеевич вначале заявил, что начинается новый период истории, что СССР и США конструктивно работают в условиях критического, переходного процесса. Он отметил, что необходимо выдержать труднейший экзамен в начале новой эпохи. Затем выступил Дж. Буш. В его фразах была заложена мысль о перспективах развития советско-американских отношений, построенных не на военной конфронтации, а на экономическом сотрудничестве и сотрудничестве в области безопасности. 31 июля президент США Дж. Буш возложил венок к могиле Неизвестного Солдата у Кремлевской стены. Затем, в подмосковной резиденции Ново-Огарево была продолжена советско-американская встреча на высшем уровне. Здесь, в откровенной и неформальной атмосфере Горбачев и Буш возобновили начавшийся накануне в Кремле диалог.

Кульминационный момент официального визита президента США в СССР – подписание Договора об ограничении и сокращении СНВ. Эта церемония, состоявшаяся 31 июля во Владимирском зале Большого Кремлевского Дворца, завершает девятилетний период многоэтапных сложных переговоров на разных уровнях. Документ был парафирован в Женеве в день прибытия Дж. Буша в СССР, а затем доставлен в Москву.

Договор скрепили подписями президенты СССР и США. Символично, что для завершения этой процедуры они использовали авторучки, специально изготовленные из металла советских и американских ракет, ликвидированных в соответствии с достигнутыми ранее договоренностями о сокращении вооружений[50] .

Таким образом, впервые в мировой истории заключен Договор, предусматривающий не только ограничение роста вооружений, но и реальное сокращение уже накопленных арсеналов самого разрушительного оружия массового уничтожения.

Договор по СНВ будет оставаться в силе 15 лет и может продлеваться на очередные пятилетние сроки, если не будет заменен новым соглашением.

Президенты СССР и США предварили процедуру подписания договора краткими речами.

Вот что сказал Горбачев:

«… Я убежден, мы сделали то, что оптимально сейчас возможно и что необходимо для дальнейшего движения вперед. Проделана колоссальная работа, накоплен уникальный опыт сотрудничества в этой сложной сфере.

Важно, что растет понимание абсурдности свервооружения, когда мир двинулся к эпохе экономической взаимозависимости, когда информационная революция делает все более явной целостность мира. Однако политикам приходится учитывать, что на пути к этой эпохе потребуются огромные усилия по устранению опасностей, унаследованных от прошлого и возникающих вновь…»[51]

Речь Дж. Буша не отличалась сильным контрастом от предшествующей, но акцент был направлен на окончательное прекращение конфронтации. Договор по СНВ стал крупнейшим вкладом в проведение отношений между СССР и США в военной области в соответствие с их уровнем и качеством в других областях. Он расширил и упрочил тот позитивный поворот в международных отношениях, который происходил в мире.

Заключение Договора по СНВ – это не только существенный шаг в снижении военного противостояния и уменьшении угрозы ядерного конфликта, но и крупный прорыв в мышлении и поведении обеих сторон.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги о проделанной работе, следовало бы для начала остановиться на проблеме ратификации Договора СНВ-2.

16 апреля 2000 года в Государственной Думе РФ проходило голосование по этой проблеме . Большинство проголосовало за ратификацию в силу гаранта стабильности на планете. Против ратификации выступают коммунисты, ЛДПР не могут сказать по этому поводу ничего определенного. Коммунистов поддерживают аграрии. За ратификацию голосовали ОВР, СПС, «Яблоко», Единство.

Но не будет уничтожен ядерный арсенал на российских подлодках. Впрочем, и США не собираются этим заниматься, так как американские подлодки – элита флота.

Что же касается ракет СС-18 («Сатана»), то они также не будут сокращены, поскольку работают на топливе, которое постоянно в них содержится. Кроме того ракеты постоянно находятся в боевом режиме, т.е. в любую минуту могут взлететь. А иначе и нельзя. Согласно законам логики, все время находясь в таком виде, металл подвергается деформации, становится тоньше.

США стремятся пренебречь Договором об ограничении систем ПРО, поскольку скептически относятся к разработке ядерных арсеналов в Северной Корее и Ираке. В этой связи вынашивается план создания систем ПРО на Аляске.

В настоящее время создается перспектива дальнейшего сокращения СНВ, в частности Договор СНВ-3, который теперь, по мнению США, может быть подписан.

В складывающейся ситуации российской стороне необходимо было бы добиться полной ясности в вопросе об отношении США к соблюдению Договора по ПРО, активизировав его обсуждение не только в созданной в связи с этим договором Постоянной консультативной комиссии, но и на более высоком уровне, а именно – на уровне президентов. В своем стремлении обеспечить условия, необходимые для развертывания национальной ПРО территории страны, руководство США перенесло решение этой проблемы на высший политический уровень, надеясь (как это уже не раз бывало) «переиграть» именно там российскую сторону.

20 июня 1999 г. во время встречи лидеров «восьмерки» в Кельне было подписано российско-американское «Совместное заявление относительно стратегических наступательных и оборонительных вооружений и дальнейшего укрепления стабильности». В нем. В частности, констатируется: «...Обе стороны подтверждают свои существующие обязательства по статье Х111 Договора по ПРО рассматривать возможные изменения в стратегической ситуации, затрагивающие положения этого Договора, а также при необходимости, возможные предложения по дальнейшему повышению жизнеспособности Договора.»1

На практике это означает, что российская сторона дала принципиальное согласие на внесение изменений в Договор по ПРО. При этом не вызывает сомнений то, что американская сторона будет вести дело таким образом, чтобы расчистить себе пусть на юридическом поле, обеспечивающий возможность развертывания широкомасштабной ПРО «как только это будет технически осуществимым». Об этом довольно красноречиво свидетельствуют результаты голосования в обеих палатах американского конгресса по проблеме ПРО, означающие безоговорочную поддержку планов Вашингтона..

СНВ-2, ограничивающий к 2007 году количество стратегических ядерных боезарядов до 3000-3500 единиц, требует ликвидации всех российских МБР с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН), что составляет 50 % от общего числа боезарядов наших МБР. В то же время в США ликвидации подлежат лишь 50 МБР с РГУ ИН «МХ», то есть 19 % боезарядов. Фактически уменьшение количества боезарядов США до 3000-3500 единиц будет произведено за счет частичной «разгрузки» МБР и БРПЛ. Это дает возможность создать так называемый «возвратный потенциал», размеры которого могут составлять около 2700 боезарядов против 525 у России. Это приведет к слому исторически сложившейся структуры наших СЯС (с опорой на МБР) и переносу основы СЯС (по боезарядам) на морской компонент, что характерно для американских СЯС.

Такая перестройка СЯС является труднореализуемой задачей для России, особенно в условиях экономического кризиса.

Иными словами, Договор СНВ-2 для американской стороны означает получение реальных односторонних преимуществ, а для России – фактически одностороннее ядерное разоружение.

Итак, Администрация и Конгресс США определились в плане выхода из бессрочного Договора по ПРО 1972 года. Это означает, что эшелонированная стратегическая ПРО может быть развернута уже к 2007 – 2008 годам.

Итак, теперь о событиях последних дней.

Россия не пойдет ни на какие изменения Договора по ПРО – это подтверждение, сделанное 25 апреля 2000 г. российским министром иностранных дел Игорем Ивановым на проходившей в Нью-Йорке Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), вероятно, должно поставить точку в разговорах, которые в последнее время ведутся как в России, так и за рубежом. Если уж США и решатся на выход из ПРО, то это будет односторонний шаг, который приведет к негативным, в том числе и для США, последствиям.

Как сказал глава МИД РВ, «соблюдение Договора по ПРО в его нынешнем виде без каких-либо модификаций» является «необходимым условием продолжения переговоров по ядерному разоружению». Похоже, что нью-йоркская конференция оказалась хорошим поводом, чтобы продемонстрировать: та озабоченность, которую высказывает Москва по всему комплексу ядерных проблем, затрагивает интересы безопасности не только РФ, но и каждого государства и мирового сообщества в целом. И судя по тону выступлений других участников конференции, в том числе и Генсека ООН Кофи Аннана, у России немало союзников по данному вопросу.

Игорь Иванов напоминает, что Россия прошла свою часть пути, ратифицировав пакет документов по договорам СНВ-2 и ПРО: «теперь слово за США». Министр также отметил, что развал Договора по ПРО имел бы разрушительный эффект домино для существующей системы ключевых разоруженческих соглашений: «Менялись бы условия, на которых были согласованы договоры СНВ-1 и СНВ-2. Даже с формальной точки зрения, - напоминает министр, - после выхода США из договора по ПРО Россия оказалась бы не связанной своим обязательством по сокращению стратегических вооружений, неминуемо встал бы вопрос по дальнейшей судьбе Договора по РМСД. Наконец, была бы сорвана разработка Договора СНВ-3, мир был бы ввергнут в пучину стратегического хаоса и непредсказуемости, мы опять вернулись бы в эпоху подозрительности и конфронтации»1 .

Сделаем основные выводы.

Творцы каждого вида ядерного оружия начинали с того, что оно будет применяться против военных и военно-промышленных объектов, а заканчивали террористическими ударами по городам, по жилым кварталам, по мирному населению. Так было со стратегической авиацией, с ракетами, с атомной бомбой. Именно из-за варварских способов применения новых видов оружия характерной чертой войн ХХ века стало все возрастающее число жертв среди гражданского населения. Это зловещая тенденция – истребление людей, которая все время господствовала при изображении новых видов вооружения, а с появлением космического оружия означает угрозу уничтожения и всего человечества.

Но развитие военной технологии идет не по законам слепого рока. Это не безумная стихия, а результат деятельности человека. Техника может оказать глубокое воздействие на политику, но она не может отменить ее. Воля к миру миллиардов людей способна ограничить, остановить тех, кто делает ставку на «сверхоружие», на технику всеуничтожения.

Опыт истории, суровые реалии ядерного века диктуют необходимость мирного сосуществования, противопоставляют военно-техническому иррационализму идею безопасности, равной для всех. Если военная техника не может обеспечить безопасность , но не столько потому, что она неэффективна, а потому, что проблема безопасности – это по своей сути не техническая, а политическая проблема. Ныне в решении проблемы войны и мира на первый план выходят разум и политическая воля миллионов людей, не желающих сгореть в ядерном пожаре.

Сейчас при отсутствии конфронтации между государствами «ядерного клуба», установлении отношений, построенных на взаимном доверии, создается основа для плодотворных переговоров (исключение, конечно же, составляют Ирак и Северная Корея), ведущих к сокращению военных арсеналов до разумного уровня, адекватного существующей угрозе (несанкционированное применение ядерных ракет, возможность появления новых ядерных государств с экстремистскими режимами, международный терроризм и т.п.).

Характерной чертой последних лет является то, что теперь переговоры приобрели качественно новый характер: они ведутся не между противостоящими сторонами, как это было в годы холодной войны, а между государствами, совместно прокладывающими пути к взаимной и всеобщей безопасности. Это открывает реальные перспективы для решения одной из центральных проблем, доставшихся в наследство от «холодной войны», - прекращения гонки вооружения, ощутимого их сокращения и направления высвободившихся средств на насущные нужды людей.

ПРИЛОЖЕНИЕ

МБР

СССР США

1990 год – 1398 штук.

Дальность более 10 тысяч км.

– СС-18 («Сатана») – самая мощная. 10 ядерных боеголовок (308 штук).

СС-24 каждая имела 10 боеголовок (33 штуки).

СС-19 (по 6 ядерных боеголовок ) -300 штук.

СС-25 («Тополь») – 288 штук. Рассредоточена в 9 местах, в том числе в Юрье-2.

Производители:

-Павловский машиностроительный завод;

-Воткинский машиностроительный завод.

1990 год – 1000 штук (все в шахтах).

Минитмен-2 – 450 штук (7 боеголовок).

Минитмен-3 – 500 штук (по 3 ядерные головки).

Пишпикер («страж мира») МХ – 50 штук (по 10 ядерных боеголовок).

БРПЛ

Баллистические ракеты на подводных лодках:

а) Дельта-1;

б) Дельта-2;

в) Тайфун.

«Посейдон» - 16 ракетных установок;

«Огайо» ( самая мощная) – 24 ракетные установки

всего – 672 штуки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Первоисточники

1.1.Абаренков В.П., Красулин Б.П. Разоружение. Справочник. – М., 1998, 336 с.

1.2.Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за разоружение. Документы и материалы. Министерство иностранных дел СССР. – М., 1987, 559 с.

1.3.Визит Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в США 7-10 декабря 1987 года. Документы и материалы. – М., 1987, 175 с.

1.4.Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения СНВ от 26 мая 1972 года. //Правда, 1972, 27 мая.

1.5.Москва – Вашингтон: Наш выбор сделан. //Правда, 1991, 31 июля.

1.6.Итог многолетних усилий. // Правда, 1991, 2 августа.

1.7.Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года. //Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за разоружение. – М.: Политиздат, 1987, с. 357-361.

1.8.Договор между СССР и США об ограничении СНВ от 18 июня 1979 года. //Правда, 1979, 19 июня.

1.9.Договор между СССР и США о ликвидации РСМД от 8 декабря 1987 года. //Правда, 9 декабря.

1.10.Договор между СССР и США о сокращении и ограничении СНВ. – М., 1991, 240 с.

1.11.А.В. Карпенко. Российское ядерное оружие. 1949-1993 года. Справочник. – СПб.: ПиКа, 1993, 160 с.

1.12.С.Г. Колесников. Стратегическое ракетно-ядерное оружие. – Л., 1996, 128 с.

1.13.Меморандум о договоренности между СССР и США об установлении исходных данных о количестве СНВ от 18.06.79. //Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за разоружение. – М.: Политиздат, 1987, с. 409-410.

2.Научные труды

2.1.Канун декабря: Европа перед выбором. – М.: Прогресс, 1983, 30 с.

2.2.Кокошин А.А. Армия и политика: Советская военно-политическая и военно-стратегическая мысль, 1918-1991 года. – М.: Международные отношения, 1995, 285 с.

2.3.Кокошин А.А. В поисках выхода: Военно-политические аспекты международной безопасности. –М.: Промиздат, 1989, 269 с.

2.4.Кокошин А.А. О буржуазных прогнозах развития международных отношений. – М.: Международные отношения, 1978, 231 с.

2.5.Кокошин А.А. Прогнозирование и политика. Методология, организация и использование прогнозирования международных отношений во внешней политике США. /Под ред. Доктора ист. Наук Г.А. Трофименко. – М.: Международные отношения, 1975.

2.6.Кокошин А.А., Рогов С.М. Серые кардиналы Белого дома. – М.: Новости, 1986, 349 с.

2.7.Кокошин А.А. США: за фасадом глобальной политики. (Внутренние факторы формирования внешней политики американского империализма на пороге 80-х годов). – М.: Политиздат, 1981, 367 с.

2.8.Богданов Р.Г., Кокошин А.А. США: информация и внешняя политика. – М.: Наука. 1979, 310 с.

2.9.История дипломатии. /под ред. А.А. Громыко. – М.: Политиздат. 1974, т.5, 750 с.

2.10.Арбатов А.Г. Оборонительная достаточность и безопасность. – М.: Знание, 1990, 63 с.

2.11.Светлов Г.И.: США и Милитаристская политика вооружений. – М.: Знание, 1984, 63 с.

2.12.Трофименко Г.А. Военная доктрина США. – М.: Знание, 1982, 64 с.

2.13.Абрамов А.Г. Военно-политический паритет и политика США. – М., 1984, 318 с.

2.14.Белоус В.С. США: Бог на стороне больших батальонов. – М.. 1990, 366 с.

2.15.Галайда А.К. Вооруженные силы основных капиталистических государств. ч.I. – Ростов-на-Дону, 1970, 150 с.

2.16.Гонка вооружений: причина, тенденции и пути прекращения. /Ответ. ред. А.Д. Никонов. – М., 1986, 304 с.

2.17.Козенко Б.Д., Севостьянов Г.Н. История США. – Самара, 1994, 480 с.

2.18.Кокошин А.А., Ларионов В.В. Предотвращение войны: Доклады. Концепции, перспективы. – М., 1990, 184 с.

2.19.Мир и разоружение. Научные исследования. – М., 1980, 352 с.

2.20.Самойлов В.И., Васильев В.А. Год 2000-ый: станет ли ядерное оружие священной коровой человечества? часть I, II. – М., 1993.

2.21.Святов Г.И. Полторы войны или больше? – М., 1987, 222 с.

2.22.Советская внешняя политика в годы «холодной войны» 1945-1985 годов. – М., 1995, 580 с.

2.23.Томкинс Дж. Оружие III мировой войны. – М., 1969, 272 с.

2.24.Трофименко Г.А. США: политика, война, идеология. – М., 1976, 359 с.

2.25.Фуркало В.В. Программа «Звездные войны» - угроза миру. – Киев, 1988, 152 с.

2.26.Кузнецов В.И. Европа: безъядерная или сверхядерная. – М., 1984, 148 с.

2.27.Актуальные проблемы международной безопасности и разоружения. – М., 1984, 297 с.

2.28.Богомолов О.Т., Вахрамеев А.В. Социалистическое содружество в борьбе за мир и разоружение. – М., 1983, 179 с.

2.29.Владимиров С.А., Теплов Л.Б. Курсом Хельсинских договоренностей. – М., 1980, 321 с.

2.30.Генералы за мир. Интервью Г. Каде. – М., 1982, 171 с.

2.31.Емельянов В.С. О возможности «случайной» ядерной войны. – М., 1985, 193 с.

2.32.Кортунов В.В. Стратегия мира против ядерного безумия. – М., 1984, 247 с.

2.33.Ерофеев В.И. Шаг на пути к доверию. Стокгольмская конференция по мере укрепления доверия, безопасности и разоружения в Европе, 1984-1986. – М., 1987, 157 с.

2.34.Яковлев А.Н. Идеология американской империи. Проблемы войны, мира и международных отношений в послевоенной американской буржуазной политической литературе. – М., 1967, 392 с.

2.36.Озеров М.В. Это я видел. – М., 1990, 89 с.

2.37.Герасимов Г.И. Путь к безъядерному миру. – М., 1986, 224 с.

2.38.Попов Ю.Н. Год 2000: гибель человечества? Диалог Восток-Запад. – М., 1986, 219 с.

2.39.Шальнев А.А. Репортажи из Белого дома. – М., 1988, 117 с.

2.40.Грант Н. Конфликты ХХ века. – М., 1995, 398 с.

2.41.Медведев Р.А. Н.С. Хрущев: Политическая биография. – М.: Книга, 1990, 268 с.

2.42.Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. – М.: Молодая гвардия, 1983, 376 с.

2.43.Арцибасов И.Н. Международное право. – М., 1989, 233 с.

2.44.Подлесный П.Т.. СССР-США: 50 лет дипломатических отношений. – М., 1983, 98 с.

2.45.Н. Верт История советского государства, 1900-1991. Пер с фр., 2-е издание. – М., 1998, 528 с.

3Статьи

3.1.Л.А. Косичев. Тайны. Раскрытые три десятилетия спустя. //Латинская Америка, 1998, №7, с.100-113.

3.2.А. Дидуров. Время Ч. //Новое время, 1999, №40, с. 30-44.

3.3.Д. Крилык. Либерал в квадрате? Нет, диктатор в кубе. //Новое время, 1994, №7. с. 34-37.

3.4.Ю.А. Алексеев. Ядерные ракеты воздушного базирования ВВС США. //Зарубежное военное обозрение, 1991, №6, с. 31-33.

3.5.В.С. Белоус. США готовят полное ядерное разоружение. //Независимая газета, 1997, 16 августа.

3.6.А.Яковлев. Интервенционизм США – вызов принципам ООН. //Международная жизнь, 1984, №1, с.38-39.

3.7.В. Василенко. Договор СНВ-2 не без слабостей, но преимуществ больше. //Международная жизнь, 1998, №5, с. 38.

3.8.Батюк В.И., Ефстафьев Д.Т. Геополитический конспект начала «холодной войны»: Уроки для 90-х. //США – экономика, политика, идеология, 1994, № 8-9, с. 88-97.

3.9.Батюк В.И., Ефстафьев Д.Т. Геополитический конспект начала «холодной войны»: Уроки для 90-х. //США – экономика, политика, идеология, 1994, № 10, с. 95-104.

3.10.Бочаров Н.Ф. Россия, США и проблемы нераспространения ядерного оружия. //США – экономика, политика, идеология, 1998, №3, с. 67.

3.11.Герасев М.И. Эволюция взглядов на военную роль ядерного оружия. //США – экономика, политика, идеология, 1998, №3, с. 67.

3.12.Ильин А.П. Ракетное полстолетие. //Международная жизнь, 1993, №12, с. 49.

3.13.Кива А.И. Сверхдержава, разорившая сама себя. //Международная жизнь, 1992, №1, с. 15.

3.14.Колесников С.Г. Путь к паритету. //Политика молодежи, 1993, №5, с. 30.

3.15.Перов И.И. Пентагон: ставка на победу в ядерной войне. // Зарубежное военное обозрение, 1989, №5, с. 7.

3.16.Пушков А.К. Новый европейский порядок. //Международная жизнь, 1998, №2, с. 101.

3.17.Рогов С.М. Ядерное оружие в многополярном мире. //США – экономика, политика, идеология, 1998, №8, с. 3.

3.18.Рогов С.М. Российско-американские отношения: итоги и перспективы. //США – экономика, политика, идеология, 1996, №11, с. 6.


[1] Абаренков В.П., Красулин Б.П. Разоружение. Справочник. М.,1988, 336с.

[2] Актуальные проьлемы международной безопасности и разоружения. М., 1984, 297с.

1 Канун декабря: Европа перед выбором. М., 1983, 83с.

2 А.Н.Яковлев Идеология Американской «империи». Проблемы войны, мира и международных отношений в послевоенной американской буржуазной политической литературе. М., 1967, 342с.

2 В.И.Кузнецов Европа: безъядерная или сверхъядерная? М.,1984.148с.

2 Богомолов О.Т., Вахрамеев А.В. Социалистическое содружество в борьбе за мир и разоружение. М., 1983, 179с.

[3] Актуальные проблемы международной безопасности и разоружения. М, 1984, с.93-95.

[4] Н.Н.Яковлев ЦРУ против СССР. М., Молодая гвардия, 1983,с.71-79.

[5] Медведев Р. Н.С.Хрущев: политическая биография, М., 1990, с.207.

[6] Медведев Р. Н.С.Хрущев: политическая биография, М., 1990, с.210

1 Грант Н. Конфликты 20 века. – М., 1995, С. 197.

[8] Рой Медведев, Н.С. Хрущев: Политическая биография. – М., 1990, С. 215.

[9] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник, 1988, С. 309-310.

[10] В.С. Белоус. США. Ядерные когти «Ястребов». – М., 1986, С. 113.

[11] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник, 1988, С. 367-368.

[12] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник, 1987, С. 310.

[13] Ю.Попов,Ж.Зиглер Год 2000:гибель человечества?Диалог Восток-За­пад.М.1984,С.97.

[14] Ю.Попов,Ж.Зиглер Год 2000:гибель человечества?Диалог Восток-За­пад.М.1984,С. 101.

[15] Ю.Попов,Ж.Зиглер Год 2000:гибель человечества?Диалог Восток-За­пад.М.1984,С. 102.

[16] С.М. Рогов. Ядерное оружие в многополярном мире. //США: экономика, политика, идеология, 1998 - №8 – С.6

[17] В.В. Фуркало. Программа « звездные войны»-угроза миру. – Киев, 1988, С. 67.

[18] Грант Н. Конфликты 20 века.М., 1995, с. 114.

[19] Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения СНВ. /Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружения, разоружение; документы и материалы. – М., 1987, С. 363-365.

[20] Договор между СССР и США об ограничении систем ПРО. /Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за разоружение: документы и материалы. /Министерство иностранных дел СССР. – М., 1987, С. 357-359

[21] Договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений /Абаренков В.П., Красулин Б.П. Разоружение. Справочник. – М., 1988, С.305

[22] Договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений. /Абаренков В.П., Красулин Б.П. Разоружение. Справочник. – М., 1988, С.305.

[23] Там же, С. 306.

[24] Борьба СССР против ядерной опасности…Указ. соч.с.375.

[25] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник. – М., 1998, С. 69-70.

[26] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник. – М., 1998, С. 70-71.

[27] В.П. Абаренков, Б.П. Красулин. Разоружение. Справочник. – М., 1998, С. 71-72.

[28] И.Н. Арцибасов. Международное право. – М., 1989, С. 77-79.

[29] Разрядка напряженности и ее пределы./Н. Верт. История Советского государства. 1990-1991. Пер с фр. 2-е издание. – М., 1988, С.479.

[30] В.И. Кузнецов. Европа: безядерная или сверхядерная. – М., 1984, С. 3-4.

[31] Канун декабря: Европа перед выбором. – М., 1983, С. 6-7.

[32]

[33] А. Яковлев. Интервенционизм США – вызов принципам ООН. //Международная жизнь, 1984, №1,С.38-39.

[34] А. Яковлев. Интервенционизм США – вызов принципам ООН. //Ленинградская жизнь, 1984, №1,С.38-39.

[35] А. Лебедев, М. Ильин. Народы против ядерной угрозы, С. 47.

[36] Канун декабря: Европа перед выбором,М.,1983,с.,12-13.

[37] Капут декабря: Европа перед выбором. – М., 1983, С. 18-19.

[38] Визит Генерального Секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в США, 7-10 декабря 1987 года: документы и материалы. – М., 1987, С. 19-21.

[39] Выступление Р. Рейгана: Документы и материалы. – М., 1987, С. 27-29.

[40] Там же. Выступление М.С. Горбачева:, – М., 1987, С. 30-31.

[41] Там же. Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности, ст. IV. – М., 1987, С. 39.

[42] Там же, С. 39.

[43] Там же, ст. V. – М., 1987, С. 41.

[44] Там же, ст. VI. – М., 1987, С. 41.

[45] Документы и материалы. Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности, ст. VI. – М., 1987, С. 41.

[46] Зарубежное военное обозрение, 1997, № 11, С. 31.

[47] В. Василенко. Договор СНВ-2 не без слабостей, но преимуществ больше. //Международная жизнь, 1998, № 5, С. 38.

[48] Ю. Назаркин. Договор, нужный миру. /К ратификации Договора об ограничении и сокращении СНВ. //Международная жизнь, 1992, № 1, С. 25.

[49] Москва – Вашингтон: наш выбор сделан. //Правда, 1991, 31 июля, С.1.

[50] Итог многолетних усилий. //Правда, 1991, 2 августа, с. 4.

[51] Там же, С. 4.

1 А.Подберезкин, В.Макаров. Стратегия для будущего президента России: русский путь. М., 2000, с.125-126.

1 Россия против национального эгоизма США// Независимая газета, 25 апреля 2000 г., с.6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий