Чечня, как рассадник международного терроризма

Министерство образования Российской Федерации Белгородский Государственный Университет Кафедра отечественной истории и политологии Реферат ЧЕЧНЯ, КАК РАССАДНИК МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА

Министерство образования Российской Федерации

Белгородский Государственный Университет

Кафедра отечественной истории и политологии

Реферат

ЧЕЧНЯ, КАК РАССАДНИК МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА

Подготовил:

студент 1 курса экономического ф-та

группы 1012-А

Пуляев Р.С.

Проверил:

доцент

Чуркин В.П.

Белгород 2004

СОДЕРЖАНИЕ:

Вступление (Развязывание конфликта) 3

Глава 1 «Глобализация террора» 5

Глава 2 «Пособники террористов» 8

Глава 3 «Источники финансирования» 14

Заключение 18

Список использованной литературы 20

Вступление

(развязывание конфликта).

На сегодняшний день проблема борьбы с терроризмом занимает едва ли не первое место. Кому как не россиянам нужно задуматься о проблеме терроризма и о чеченской проблеме? За какие -то несколько лет мирная Чечня превратилась в настоящий рассадник международного терроризма. Как же так получилось, что обыкновенная российская республика стала больной темой для всей нашей страны? Многие связывают это с приходом к власти после распада СССР генерала ВВС Джохара Дудаева. Безусловно, при таком правители от республики можно было ожидать чего угодно, но не только же в Дудаеве дело. После распада советского союза на его территории сложилась очень напряженная обстановка, кроме того, свой вклад внесли и социально-экономические перемены. Особое влияние на ситуацию в Чечне сыграло резкое падение авторитета России на международной арене, а так же призыв первого президента России Бориса Ельцина брать суверенитета столько сколько унесете. В 1992-1993 годах на телевизионных экранах довольно часто мелькали ин формационные сюжете из Чечни , не мало говорилось о ситуации в республике и на страницах газет и журналов . О чем только не писали журналисты , политологи , экономисты , общественные и политические деятели. Здесь были рассуждения и о взаимоотношениях России и Чечни в новых условиях , и о возможной встрече Б .Ельцина с Джохаром Дудаевым , и о том , как новый лидер Ичкерии обустраивает социально-экономическую жизнь в республике , и о «трехсотлетней» войне русских с чеченцами . Но об истинном положении дел в Чечне говорилось мало или вообще не говорилось. Складывалось впечатление , что Чечня мало кого интересовала. Даже в официальных выступлениях руководителей Кремля эта тема затрагивалась как бы вскользь, в контексте общих событий на Северном Кавказе. А тем временем обстановка в республике постепенно накалялась. Очень частыми стали выступления чеченских «национал-патриотов» против русских. Но это было не официально. Из уст Президента Дудаева постоянно звучали слова о том ,что все жители Чечни , не зависимо от их национальности равны. На самом же деле дела обстояли гораздо хуже. Идя на повсеместный разбой, в 1992 году ,чеченцы еще ухитрялись предупреждать о нем свои жертвы. И даже обращались к ним на «вы» , и направляли записки с угрозами в адрес русских, например: «Мы за вами следим, знаем ваше расписание. Даем вам 20 дней. Если вы не уберетесь за этот срок, то вы покойники.» Это были еще мягкие угрозы, по сравнению с тем ,что началось позже. Летом же 1992 года, не уяснив до конца суть происходящего, люди еще по наивности обращались к тамошним властям , просили защиты от беспредела бандитов. По сведениям , собранным представителями русскоязычного населения Грозного, только в 1992-1993 годах Чечню по разным причинам, но в основном из-за шантажа и угроз покинули около 45 тысяч русских. На следующий год эта цифра увеличилась вдвое. А сколько погибло представителей разных национальностей за несколько лет кровавого бандитского режима, наверное, не подсчитает уже никто. В 1991-1994 годах Дудаев всячески подавлял любое восстание со стороны «оппозиции», как окрестили ее многие журналисты. На самом деле происходили межтейповые разборки, которые приобрели массовый характер. В республике фактически шла самая настоящая гражданская война. Мало кто знает, во всяком случае в средствах массовой информации об этом даже не упоминалось, что дудаевцы в 1992 году совершили крупномасштабный рейд в Урус-Мартан. В результате кровавой разборки погибло около 500 ни в чем не повинных людей, среди них были и русские. В 1993 году на одной из площадей Грозного из артиллерийских орудий расстреляли несколько сотен человек. Грозненские морги были завалены труппами. Воровство и грабеж стали нормой жизни в республике. Не зря же чеченцы как популярный афоризм произносили фразу своего первого президента: «Не хочешь воровать- терпи». Поэтому воровали много и охотно. У каждой банды была своя сфера влияния. К примеру, небезызвестный Салман Радуев (пойманный через несколько лет федеральными войсками) с помощью личной «гвардии» первым ввел моду на грабежи проходивших через Гудермес в Дагестан и Азербайджан железнодорожных составов. Бывший вор-рецидивист Руслан Гелаев, быстро сколотивший банду из отпущенных Дудаевым из тюрем на свободу уголовников, контролировал «левый» чеченский бензин и солярку. Дудаевцы умышленно уничтожали все, кроме нефтекомплекса. Им нужна была нефть, нужны были деньги, для того чтобы закупать оружие, вербовать наемников, которые начали прибывать в Чечню уже в начале 1994 года.

ГЛАВА 1 «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ТЕРРОРА»

Террористическая война — вой­на без правил — по своей природе оказалась иной. Это война без четкой линии фронта и тыла, жестокая и бесчеловечная, потому что главный удар противник наносит по мирному населению.

«Террор» в переводе с латинского языка означает страх, ужас. Его суть ясна — это мгновенное достижение определенной цели, чаще всего имеющей политический характер, путем устра­шения и деморализации противостоящей стороны. Для запугивания используются открытое насилие или угроза его применения. То есть ни этических, ни мо­ральных границ у терроризма нет. Будучи крайней формой выражения социального, этнического, рели­гиозного радикализма, он не склонен останавливать­ся ни перед чем для достижения своих целей. Наобо­рот, чтобы максимально привлечь к себе внимание, посеять панику среди населения, террористы нара­щивают масштабы и дерзость своих акций, стремятся увеличить количество жертв. При этом для них важна показательная, публичная сторона насилия. Вот по­чему современное международное право определяет терроризм как применение негосударственного наси­лия или угрозы насилия с целью посеять панику в об­ществе, ослабить или свергнуть должностных лиц и вызвать политические изменения.

10 ноября 1979 года в Европейской конвенции о борьбе с терроризмом впервые были названы пре­ступления, которые квалифицировались в уголовном

праве как «террористические». Сюда вошли: угоны самолетов, нападения на посольства, захват заложни­ков, похищение и все уголовно наказуемые деяния с применением автоматического стрелкового оружия, взрывных устройств. Все вышеперечисленное косну­лось и России. На сегодняшний день суще­ствуют десятки межгосударственных соглашений, призванных пресекать различные формы терроризма. Кроме того, прошел целый ряд международных кон­ференций по этой проблеме. Такая международно-правовая активность имеет веские основания. Ведь только за последние 10 лет в мире совершено около 7 тысяч актов международного терроризма, от кото­рых пострадало более 11 тысяч человек, а государст­вам, где эти акты были осуществлены, нанесен боль­шой материальный и моральный ущерб.

Сегодня с террористами ведутся уже войны, и Чеч­ня — лишь один из примеров такой войны. Терроризм наступает, его наступление нельзя назвать стихий­ным, оно идет организованно, сплоченно, интерна­ционально. Терактами в США 11 сентября 2001 года всемирное зло явило миру свое новое обличье: в жизнь планеты вошел супертерроризм , использую­щий главное достижение человечества — информати­зацию. Проведение же осенью 2002 года и весной-летом 2003 года целой серии акций в различных районах мира по единому замыслу и практически одновре­менно свидетельствует о появлении такой формы тер­рористических действий, как террористическая опе­рация глобального размаха.

Не секрет, что большинство нынешних террорис­тических сообществ были созданы в свое время спец­службами Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Франции. После окончания «холодной войны» эти организации, став самостоятельными, наладили свои каналы финансирова­ния, долгое время остававшиеся неконтролируемыми.

Нынешнее наступление терроризма в значитель­ной степени связано с происходящим в мире процес­сом глобализации и его последствиями — резкой диф­ференциацией государств на очень бедные и очень богатые, потоками неконтролируемой миграции, уве­личивающимся социальным расслоением, ростом на­ционального самосознания, религиозным экстремиз­мом. Сегодня в мире более 1 миллиарда человек живут в полной нищете, и их число продолжает увеличивать­ся. Среда обездоленных людей пополняется за счет мигрантов. В конечном счете в значительной мере из ее представителей и рекрутируются террористы.

Растет и число зон нестабильности, являющихся питательной средой международного терроризма. В них тесно переплетаются интересы транснацио­нальных криминальных структур и террористических группировок. Одной из них стал сегодня Кавказ.

Россия первой начала и, по сути, до сентябрьских собы­тий 2001 года в США в одиночку вела войну с междуна­родным терроризмом. Причем с проблемой терроризма мы столкнулись относительно недавно. Распад Совет­ского Союза и, как следствие, разрушение системы пра­воохранительных органов, обострение политических, социальных, национальных и религиозных противоре­чий (особенно на Кавказе), возникновение здесь неле­гального рынка оружия — все это привело к стремитель­ному росту преступности, а затем к разгулу терроризма. Надо сказать, что история России на Кавказе во все эпохи была насыщена вооруженными конфликтами,и пролитая здесь большая кровь была связана с пере­делом сфер влияния сильнейшими мира сего. Так бы­ло и в ходе Кавказской войны XIX века. Во время од­ного из важнейших сражений Великой Отечественной войны в XX веке — битвы за Кавказ — фашистская Германия стремилась решить не только военные зада­чи. Она всеми силами рвалась к каспийской нефти. Увы, в конце прошлого и начале нынешнего столетия история повторилась: влиятельные круги отдельных стран НАТО и сегодня преследуют ту же цель.

До 1991 года советские республики Каспийского бассейна — Азер­байджан, Казахстан, Туркмения и Россия — не имели права вести самостоятельную внешнеэкономическую деятельность. Распад СССР коренным образом изме­нил ситуацию. На образование в Каспийском регионе новых независимых государств быстро «среагирова­ли» многие страны Европы, США и Япония, не гово­ря о ближних соседях. Все они, каждая в меру возмож­ностей и в соответствии со своими внешнеполитичес­кими приоритетами, предприняли различные шаги, чтобы добиться политических преимуществ в регионе. Вот и стали скрыто отрабатывать здесь современные технологии управляемых пограничных вооруженных конфликтов, целью которых было как экономическое ослабление России, так и ослабление ее политическо­го влияния в регионе. Грубые политические скандалы и «тихие» провокации побуждали местных жителей вспомнить свои национальные и религиозные обиды. Происходившие в Закавказье еще в советские времена армяно-азербайджанские вооруженные столкновения дополнились военными конфликтами в Южной Осетии, Абхазии, кровопролитной борьбой за власть в Грузии. Активизировалась на Кавказе деятельность зарубежных экстремистских исламистских организа­ций, особенно ваххабитов, приверженцев крайне ре­акционного, агрессивного крыла мусульманского ра­дикализма. Как результат, на Северном Кавказе воз­никла реальная угроза начала гражданской войны и, как следствие, — кровавого распада России.

Наиболее нестабильная обстановка сложилась в Чечне. Создание фактически независимой от влия­ния России «республики Ичкерия» развязало руки че­ченским сепаратистам, усилилось их идеологическое воздействие и силовое давление не только на сопре­дельные республики, но и на весь регион в целом. По­хищения людей, захват заложников, угоны самолетов, взрывы на железных дорогах, в общественных местах, акты насилия в этноконфессиональных конфликтах, прямые угрозы расправы и их реализация в ходе поли­тической борьбы, физическое устранение политичес­ких соперников, покушения на представителей раз­личных ветвей власти на Северном Кавказе стали для россиян привычными явлениями. Чечня преврати­лась в главный источник конфликтов на националь­ной почве и рассадник международного терроризма.

ГЛАВА 2 «ПОСОБНИКИ ТЕРРОРИСТОВ»

За период ведения контртеррористической операции феде­ральные силы уничтожили в Чечне более 500 банди­тов, имеющих гражданство арабских государств. Они не любят, когда их характеризуют как наем­ников. Зачастую они прикрываются лозунгами о «всемирном джихаде», помощи братьям-мусульманам, борющимся «за неза­висимость Ичкерии», и т. п.

Как же оказались наемники на части территории суверенной России?

...После подписания предательских хасавюртских соглашений и вывода российских войск с территории Чеченской Республики к концу 1996 года рассчиты­вать на успехи в предпринимательской деятельности или какое-то политическое влияние в Чечне можно было, только имея за собой реальную военную силу. Поэтому некоторые зарубежные государства, стремя­щиеся реализовать свои политические и экономические интересы на Кавказе, оказались заинтересованы в «своих» лидерах местных незаконных вооруженных формирований. Денежные вливания из-за рубежа во многом обеспечили дальнейшее существование банд­формирований. Как известно, большинство из них создавалось на тейповой, реже — территориальной основе. Исключением стали лишь отряды ваххабитов, костяк которых составляли иностранцы, в основ­ном — арабы, проникнувшие в Чечню после развала бывшего СССР через не охраняемые тогда границы с Грузией и Азербайджаном. Наиболее известным от­рядом иностранных наемников, активно действовав­шим во время первой кампании, был батальон «Фахт», укомплектованный уроженцами Турции, Иордании, Ливана и других государств. Когда первая чеченская кампания завершилась, они не торопились вернуться в родные края, а вклю­чились в криминальную жизнь мятежной республи­ки. Ставший вожаком этих наемников Хаттаб в союзе с братьями Шамилем (за голову которого российские власти обещают не малое вознограждение) и Ширвани Басаевыми достиг наибольшего влияния в Чечне. Другие лидеры круп­ных НВФ, такие, как Р. Гелаев и А. Бараев, вынужде­ны были с ним считаться. Отряды Хаттаба — Басаева постоянно пополнялись новыми боевиками. По уровню своей подготовки и оснащению они были близки к армейским подразделениям, способным не только проводить террористические акты и вести партизанскую войну, но и захватывать и удерживать соседние территории. Профессиональных бойцов дляэтих отрядов готовила хорошо оснащенная и разветвленная сеть баз и лагерей, организованная на территории Ичке­рии в период между двумя военными кампаниями. По информации из различных источников, через учебные лагеря Хаттаба прошли не менее 7—8 тысяч «курсантов».

Справедливости ради надо отметить, что не только арабы оказывали поддержку чеченским НВФ. На тер­ритории Ичкерии в 1996—1998 годах были разверну­ты также пять центров радиоразведки, чей персонал состоял из граждан США и Великобритании. После начала второй чеченской кампании по мере продви­жения федеральных войск специалисты центров раз­бирали оборудование и переносили его в горы. Пере­водчики подразделений радиоэлектронной борьбы не раз слышали, как переговоры на стороне неприятеля велись на английском языке с чисто британским и американским произношениями. Лидеры боевиков имели доступ даже к данным космической разведки НАТО. Да и документы, найденные у бандитов, унич­тоженных федералами в ходе боевых действий во вре­мя второй чеченской кампании, свидетельствуют о том, что среди наемников встречались и поныне продолжают встречаться подданные западноевропей­ских государств. А в первой чеченской кампании при ведении бое­вых действий среди противостоящих федералам бое­виков были замечены славяне с Украины» из форми­рования украинских националистов УНА-УНСО. Наиболее крупным их боевым «свершением» стало участие в обороне Бамута .Однако сепаратисты относились к украинским наемникам с плохо скрываемым пре­зрением, считая их прожорливыми и ленивыми «ино­верцами». По «ичкерийской» шкале ценностей те на­ходились на предпоследней ступеньке, опережая лишь предателей-русских, принявших ислам и вое­вавших на стороне сепаратистов. Многие из украин­ских наемников погибли в боях или были ранены. Но нередко, вместо того чтобы расплатиться с «солда­тами удачи» из УНА-УНСО, их просто продавали в рабство. Так что вербовать новых наемников из Ук­раины вскоре стало сложно. Тем не менее встречались они там и во вторую кампанию.

Словом, при проведении контртеррористической операции на территории Чечни российские войска действительно столкнулись с терроризмом междуна­родной окраски. По оценкам командования Объеди­ненной группировки войск (ОГВ), среди активных чеченских бандформирований, чьей эмблемой стал волк («борз»), более 40 процентов составляют наем­ники.Но не только Чечня ,а многие страны мира стали сегодня ареной деятельно­сти вооруженных группировок, выступающих под воинствующими исламскими лозунгами. Анализ со­бытий, происходящих ныне повсеместно, свидетель­ствует о том, что исламский экстремизм интернационален. Например, когда вспыхнул военный конфликт в Республике Македония, министерство обороны этого государства распространило сообщение, что на стороне албанцев воюют иностранные наемники. Во время боев на высотах у селения Слупчане прави­тельственные войска действительно уничтожили бо­лее десятка боевиков, среди которых было несколько выходцев из Чечни. Об этом свидетельствовали лич­ные вещи, одежда и документы погибших. Да и само развитие событий в Македонии, по мнению экспер­тов, очень напоминало сценарий боевых действий в Дагестане и Чечне в 1999 году. А тактика и методы акций отрядов албанских боевиков были аналогичны акциям чеченских экстремистов.

Информация об участии чеченских экстремистов в боевых действиях на Балканах давно пестрит на страницах многих зарубежных газет. Боевики прохо­дили дополнительную подготовку по минно -взрывному делу и огневой подготовке в лагерях Панкисского ущелья в Грузии и переправлялись в Турцию. Уже оттуда «общественные» экстремистские мусульман­ские организации транзитом перебрасывали наемни­ков в Албанию, далее — в Косово и Македонию. Кстати, несколько лет назад в одном из горных райо­нов Боснии и Герцеговины были организованы два учебных лагеря, где подготовили несколько отрядов для помощи Ичкерии. Одним из первых в Россию от­правились 30 боевиков во главе с Абу Мали, команди­ром подразделения «Эль-Моджахед»... На Балканы перебрасывались отряды чеченских боевиков, а, в свою очередь, албанские боевики переправлялись на территорию Чечни.

Как известно, немало афганцев-наемников воева­ло на Северном Кавказе против российских феде­ральных войск, а чеченские наемники сражались в Афганистане с войсками Северного альянса и НАТО на стороне талибов. Среди документов, найденных в одном из бандитских тайников в Чечне, оказались бумаги, касающиеся нападения террористов на Ва­шингтон и Нью-Йорк 11 сентября 2001 года. Сегодня уже стало известно, что за цепью этих событий стоя­ли и стоят террористические объединения (в мире их насчитывается более 500) наподобие «Международ­ного исламского фронта джихад против иудеев и крестоносцев» и его военного крыла — организа­ции «Аль-Каида» под предводительством Усамы бен Ладена.В сентябре 2002 года Президент России В.В. Пу­тин предъявил грузинскому руководству серьезные обвинения. Он упрекнул власти соседней страны в потворстве бандам международных террористов и предупредил Эдуарда Шеварднадзе и Совет безо­пасности ООН о том, что Российская Федерация ос­тавляет за собой право на самооборону в случае угро­зы ее безопасности со стороны чеченских бандитов и иностранных наемников, базирующихся на грузин­ской территории — в Панкиси.

Решительное противодействие российских влас­тей бандам международных террористов в Чечне с применением регулярных войск и воинских форми­рований, прошедших специальную подготовку, заста­вили террористические организации перейти к стра­тегии использования террористами «дружественного государства» — Грузии в качестве тыла и базы для со­вершения рейдов на Россию. Есть немало докумен­тальных подтверждений того, что ряд чеченских по­левых командиров использовали Панкисское ущелье как базу для лечения, отдыха и переформирования боевиков, а также для переправки в Чечню оружия и боеприпасов. Например, недавно обнародовано об­ращение Ш. Басаева к членам чеченских незаконных вооруженных формирований, находящихся в Грузии, где содержатся инструкции по проведению подрыв­ной деятельности против России, задачи по подготов­ке боевиков и снабжению их оружием. В первую оче­редь ставится задача похищения людей с целью полу­чения финансовых средств для закупок оружия.В течение ряда лет грузинские руководители заяв­ляли, что в Грузию из Чечни переходили только ста­рики, женщины и дети. На основании многочислен­ных свидетельств ясно: грузинские власти с самого начала знали, что это не так. Одной из задач пропаганды грузинского руководства, особенно в первые полгода после нападения террористов на Дагестан и начала военных действий в Чечне, было обеспечить благожелательное отношение к боевикам. Судя по многим признакам, такую благожелательность гру­зинское руководство стремилось довести до Масхадо­ва, Хаттаба и Басаева. Примечательно, что Грузия не осудила нападение на Дагестан, несмотря на общую с ним границу. Очевидно, возобладала тенденция, оп­ределявшая Россию как «главного врага» Грузии, и посему предполагалось положительное отношение к любой выступившей против нее силе. В грузинских СМИ, включая официальные, симпатии были явно на стороне боевиков, а антипатии к России переходи­ли в откровенные.

Что же предопределило неблагоприятную для РФ и благожелательную для боевиков общую позицию грузинских властей, помимо изменений в политике Грузии, ее переориентации от Российской Федерации к Турции, США и НАТО? Есть немало признаков то­го, что грузинское руководство в начальный период боевых действий полагало вероятным поражение России: ведь проиграла же та, по мнению местных по­литиков, войну 1994—1996 годов. Когда же подобные предположения не оправдались, в Тбилиси не исклю­чили в дальнейшем возможность такого урегулирова­ния чеченской проблемы, которое, по сути, повтори­ло бы опыт хасавюртских соглашений. Поэтому в от­ношениях с «Ичкерией» грузинская политика была направлена на задабривание чеченских полевых ко­мандиров, заигрывание с ними, декларирование сво­его нейтралитета на словах и помощь им на деле.

В первые месяцы после нападения на Дагестан со­трудничество грузинских руководителей с полевыми командирами едва скрывалось. В Тбилиси, полностью или частично, на деньги боевиков начали изда­ваться газеты, возник чеченский информацион­ный центр, а главное, было создано так называемое представительство чеченских сепаратистов, насчиты­вавшее одно время до ста сотрудников — то есть несо­поставимо больше, чем посольство России. Несмотря на протесты из Москвы, официальные структуры Гру­зии, не говоря уже о частных СМИ, квалифицирова­ли его не иначе как «представительство Чечни» или «представительство Республики Ичкерия». Сам пред­ставитель, Хизри Алдамов, стал подлинной звездой телеэкрана, получил доступ к руководству Грузии, на­прямую встречался с министрами и руководителями ведомств.

На первый план все более стала выходить пробле­ма Панкисского ущелья, где проживают чеченцы-кистинцы и куда устремились из Чечни вооруженные боевики. Сегодня, например, несмотря на введенный со стороны РФ визовый режим, грузинам проще по­пасть в Россию, чем в это ущелье. Долгое время вход сюда им был практически запрещен, исключений не делалось даже для журналистов и полицейских. Были случаи, когда их обстреливали и брали в заложники.Позднее, бывший президент Грузии Э. Шевард­надзе признал, что в ущелье, возможно, есть сотня-другая вооруженных боевиков. Даже когда в Тбилиси чеченскими бандитами были похищены испанские граждане, Э. Шеварднадзе заявил, что похищение яв­ляется частью заговора, организованного... Россией. Будто бы та ищет возможность послать свои войска в Кахетию для уничтожения «чеченского анклава», а заодно хочет удержать Тбилиси от сотрудничества с НАТО.

Про вторжение чеченских боевиков и грузинских партизан в Абхазию в начале октября 2001 года уже сказано немало. Сегодня известно, что люди Гелаева, оказавшиеся на грузинской территории после разгро­ма банды в чеченском селении Комсомольское, на казенных полицейских грузовиках вывозились из Панкиси, а затем спокойно шли по Кодорскому уще­лью к Сухуми. Многие из них были переодеты в фор­му бойцов внутренних войск МВД Грузии. Выясни­лись подробности и того, как грузинские медики по личному указанию Эдуарда Амвросиевича Шевард­надзе нянчились с раненым Гелаевым. При попытке прорыва окружения в районе горы Сахарная Голова «дивизионный генерал» получил тяжелые осколоч­ные ранения в живот и бедро. Его выносили на но­силках к вертолету, берегли, как святыню. Гелаева пе­реправили в госпиталь города Зугдиди, где сделали срочную операцию по удалению осколков. Причем врачам (группа медиков специально прибыла из гру­зинской столицы) была поставлена задача — спасти жизнь пациента любой ценой, ни в коем случае не разглашая его личность. О здоровье Гелаева регулярно справлялись по телефону из Тбилиси. А когда кризис миновал, Шеварднадзе выделилвертолет республиканского МВД, перенес­ший раненого в ставшую ему родной Сванетию.

Во время лечения Гелаева в Зугдиди местные жите­ли были поражены наплывом большого количества вооруженных до зубов людей в камуфляже. Гелаева охраняли тройным кольцом совместные караулы из чеченцев и партизан — «лесных братьев». Плюс ко всему отдельно на посты выставили сотрудников МВД Грузии. Любовь грузинских партизан к террори­сту объясняется просто. Гелаев, направляясь в Абха­зию, любезно принял в свой отряд людей, имеющих судимости. По странному стечению обстоятельств в смешанном чечено-грузинском отряде оказались уголовники, совершившие побег из грузинской коло­нии строгого режима 21 сентября 2001 года. Кстати, по информации абхазских спецслужб, уголовникам просто пообещали свободу, если они свой криминальный позор смоют кровью в Абхазии. Неважно, чьей кровью. Но в «штрафных ротах» ока­зались никудышные бойцы: после первых же выстре­лов они разбегались, бросая автоматы.

В ходе визита Эдуарда Шеварднадзе в США в 2001 го­ду Вашингтон потребовал от Грузии активизации борьбы с террористами. И в канун 2002 года грузин­ский МИД сообщил о прекращении финансирования чеченских беженцев и подготовке их переселения на родину. Наконец, министр безопасности Грузии Вале­рий Хабурзания признал, что в высокогорной части Панкисского ущелья на севере Грузии окопались око­ло восьмисот вооруженных мятежников. Около ста из них — арабские наемники, среди которых есть «как граждане арабских стран, так и других государств... Некоторая часть арабов, находящихся в Панкисском ущелье, в прошлом поддерживала связь с Хаттабом», — отметил он. По словам Хабурзания, боль­шинство боевиков проникли в Панкиси из Чечни по труднодоступным горным тропам, другие приехали под видом представителей гуманитарных и религиоз­ных организаций, третьи — в качестве педагогов, яко­бы работающих в колледжах в ущелье. Власти Грузии, как отметил Хабурзания, оказывают давление на мя­тежников, требуя от них либо сложить оружие, либо покинуть страну. И все-таки министр считал, что для достижения этой цели «совсем не обязательно прово­дить специальную операцию».

Кстати, помимо Панкисского ущелья, чеченские, арабские и другие боевики находились также в Сване-тии, в Горийском районе, в приграничной полосе Южной Осетии — осетинских селах, занятых грузи­нами в ходе конфликта в начале 1990-х годов.

Тем временем обстановка в кистинских селениях Панкисского ущелья обострилась, виной чему стали продолжающиеся похищения людей. В конце 2001 го­да из плена удалось-таки освободить двух испанских бизнесменов. Их родственникам пришлось выпла­тить выкуп. И в Тбилиси запланировали наконец начать поли­цейскую операцию в криминальном регионе. В этом Грузию поддержали США. В феврале-марте 2002 года они предоставили материально-техническую помощь грузинским силовикам и прислали инструкторов из-за океана. В МВД Грузии даже разрабатывался план переноса блокпостов в глубь ущелья. Однако власти не спешили с началом активных действий. В Тбилиси прекрасно понимали, что при зачистке Панкисского ущелья придется столкнуться с чеченскими боевика­ми. «Ичкерийский представитель» в Грузии Хизри Алдамов даже предупредил, что любая акция по отправке беженцев в Чечню будет приравниваться к ге­ноциду и встретит отпор. Нежелание покидать гру­зинскую территорию выразили и боевики полевого командира Руслана Гелаева. Это подтвердил украин­ский наемник из банды Гелаева Сергей Гладкевич, который был задержан на КПП «Верхний Ларе». На­емник сообщил о секретном соглашении между де­партаментом внешней разведки Грузии и Гелаевым, согласно которому отряд этого полевого командира будет находиться в Панкисском ущелье, предоставляя грузинской стороне своих людей для секретных опе­раций.

...Таков фон, на котором Э. Шеварднадзе, назвав­ший Гелаева чуть ли не побратимом, неоднократно уверял Россию, что на территории Грузии принима­ются меры против боевиков. И в доказательство объ­явил-таки о проведении антикриминальной опера­ции, вылившейся в обыкновенное театрализованное шоу. Министр обороны РФ Сергей Иванов так оце­нил это действо грузинских силовиков в Панкиси: «За сценическое искусство, режиссуру и актерское мас­терство ставлю им оценку «отлично», а за эффектив­ность — «неудовлетворительно» (ближе к нулю!)».

Увы, ни после сентябрьского (2002 года) заявления Президента РФ, ни после его встречи в том же году с Э. Шеварднадзе на октябрьском саммите глав госу­дарств СНГ в Кишиневе террористы в Грузии так и не были разоружены. Ситуация медленно, но, кажется, начала меняться лишь после освобождения заложни­ков, удерживавшихся бандой Бараева в Театральном центре в Москве (кстати, по некоторым данным, от­ряд Мовсара Бараева прошел подготовку именно в Панкисском ущелье). Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе сразу понял, чем все может обернуться для его страны. Именно поэтому он раньше других позвонил Путину после штурма «Норд-Оста» и выразил свою солидарность. А буквально через несколько дней в Тбилиси было наконец закрыто «Чеченской Республики Ичкерия»…

ГЛАВА 3 «ИСТОЧНИКИ ФИНАНСИРОВАНИЯ»

Сепаратисты, противостоящие федеральным властям России на территории Чеченской Республики и око­павшиеся в Панкисском ущелье Ахметского района Грузии, никогда не испытывали недостатка в наемни­ках, оружии и деньгах. Каким же образом они получа­ли и продолжают получать материальную и финансо­вую помощь? До недавнего времени такую помощь осуществляли некоторые мусульманские организации (прежде всего находящиеся в США), неправительст­венные гуманитарные организации арабских стран Ближнего и Среднего Востока, спецслужбы некото­рых государств и, конечно, чеченская диаспора — как из-за рубежа, так и с территории самой России.

Например, в США создано и действует множество мусульманских организаций. Наиболее мощную их часть составляет так называемый «Верховный ислам­ский совет Америки». Под его началом находятся та­кие радикальные воинствующие организации, как «Исламский круг Северной Америки», «Исламская община Северной Америки», и многие другие. Он объединяет 15 миллионов мусульман, проживающих в США. По имеющимся данным, именно эта органи­зация являлась основным каналом переправки фи­нансов из США в Чечню, организовывала регулярные прочеченские выступления в СМИ.

В свое время «Верховный исламский совет Амери­ки» принял беспрецедентное решение об оказании финансовой помощи Чечне. Каждый американский мусульманин обязан был сдать в «черную кассу» бое­виков не меньше чем по 100 долларов. Таким образом, главари чеченских боевиков получили не менее 150 миллионов долларов.

Другая неправительственная благотворительная организация — Американская мусульманская по­мощь (АМА) — была зарегистрирована в Госдепарта­менте США. Ее основная задача — «оказание помощи мусульманским братьям во всем мире». АМА оказы­вала помощь мусульманским общинам Северного Кавказа, вела активную пропагандистскую кампанию по дискредитации действий российских властей в Чечне. В начале 2000 года представители АМА по приглашению А. Масхадова побывали в Чечне. Бла­готворительный исламский фонд, штаб-квартира ко­торого тоже находится в США, регулярно организо­вывал в СМИ выступления в поддержку сепаратистов в Чечне и проводил широкую пропагандистскую кам­панию в политологических и исследовательских цен­трах США, инициировал слушания в конгрессе. При этом активно привлекал в качестве консультан­тов и экспертов сотрудников администрации Соеди­ненных Штатов. И это далеко не полный перечень организаций США, занимавшихся сбором средств для чеченских боевиков.

Представители Аль-Харамейн Аш-Шарифейн, не­правительственной благотворительной организации Саудовской Аравии, открыто оказывали финансовую и материальную помощь чеченским сепаратистам. Осенью 1999 года эта организация объявила сбор по­жертвований в фонд помощи Чечни, а ее руководители выступили с призывами к объявлению «священной войны» России. Саудовские благотворительные орга­низации «Хаятуль-Игаса» и «Исламский конгресс» собрали в Саудовской Аравии, Кувейте и ОАЭ несколько миллионов долларов и также переправили их на Се­верный Кавказ. Иорданское отделение международ­ной террористической организации «Братья-мусуль­мане» в начале 1999 года собрало около 20 миллионов долларов для помощи чеченским экстремистам. Ку­вейтское «Общество социальных реформ» в свое время являлось одним из крупных поставщиков денег для че­ченских боевиков. Только в 1999 году в Чечню офици­ально было переведено около миллиона долларов. По неофициальным данным, эта цифра была раз в де­сять больше. Финансовую поддержку бандитам оказы­вали и йеменская «Международная благотворительная ассоциация» (руководитель — Исмаил Али Салех), «Международная исламская организация» (глава — йеменец Ахмад Ясни), «Лига исламского мира» (ОАЭ). Сбор средств для чеченских боевиков вели также турецкая «Рефах», известная на Ближнем Востоке «Хезбаллах», египетская «Аль-Гамаа аль-исламийя», марокканский «Авангард ислама» и даже киргизский «Джихад». В Великобритании и Ирландии этим зани­мались «Воюющая исламская группа» и сообщество «Мухаджиры», во Франции — «Комитет поддержки Чечни», в Германии — «Комитет кавказско-чечен­ской солидарности», в Польше — «Чеченский инфор­мационный центр». В числе жертвователей были афганское движение «Талибан» и саудовский милли­ардер-террорист Усама бен Ладен. В 2000 году из Пе­шавара в Чечню он направил, например, партию во­енной и финансовой помощи: 2 миллиона долларов, 4 переносных зенитных ракетных комплекса «Стин­гер», 700 упаковок взрывчатых веществ типа пластит общим весом 350 килограммов, комплексы дистанци­онного управления для подрыва зарядов, а также пар­тии медицинских препаратов. Российскими правоохранительными органами за­фиксировано более 130 крупных неправительствен­ных фондов, обществ и организаций, прямо или кос­венно поддерживающих чеченских террористов из стран дальнего зарубежья и государств СНГ, а также около сотни фирм и десяток банковских групп. Помимо материальной помощи извне, банды между­народных террористов существуют и за счет преступ­ного бизнеса. Например, похищение людей и торгов­ля ими с целью получения выкупа или обращения в рабов приобрели в «Ичкерии» такой размах, что этот промысел занял ведущие позиции в экономике республики. Только в 1997—1998 годах чеченскими груп­пировками были похищены 1094 человека. Этому во многом способствовало то, что в результате первой чеченской кампании в руках у боевиков оказалось не­мало российских военнопленных. Безнаказанно из­мываясь над ними, зарабатывая легкие деньги на освобождении, извлекая доходы от рабского труда, вскоре бандиты вошли во вкус такого прибыльного бизнеса. К тому же за все время, прошедшее после вывода фе­деральных войск из Чеченской Республики, ни один преступник, промышлявший работорговлей, в «Ич­керии» так и не был серьезно наказан.

В ходе контртеррористической операции в руки военных контрразведчиков попало немало докумен­тов, свидетельствующих о практике похищения лю­дей в Чечне с целью выкупа или обращения их в раб­ство. Вот, например, договор, заключенный между одним из сподвижников Хаттаба и неким иностран­цем — Ясиром Сирийским — о захвате кафира (не­верного) с целью получения денег между договарива­ющимися сторонами: «45 процентов для стороны, которая выкрадывает пленника, и 55 процентов — для чеченской стороны за перевозку, охрану и по­средничество». Документы свидетельствуют и о том, что за границу в качестве рабов вывозились не толь­ко взрослые люди, но и дети. На фотографиях, сде­ланных за рубежом, — лица детей, которым по виду не более 6—7 лет. А для беспрепятственного вывоза «живого товара» за пределы Российской Федерации к невольникам применялись сильнодействующие транквилизаторы (психотропные препараты), кото­рые не раз обнаруживались федералами в бандитских схронах.

Заботясь только о деньгах, бандиты нередко похи­щали даже своих земляков. Что же касается «соседей», то почти 50 тысяч человек чеченские бандиты похитили и обратили в рабство.

Еще одним источником финансирования боевиков был наркобизнес.

«Одной из причин грабежей в Чечне были и остаются наркотики, — свидетельствовал иорданец Халид аль-Хаяд, несколько месяцев находившийся среди чечен­ских боевиков, в банде все того же Гелаева. — Раньше они, так же как и оружие, продавались в центре Гроз­ного. После того как русские взяли город в плотное кольцо, зелье стало большим дефицитом, а цены на него — баснословными. Боевики даже под обстрелом федеральной авиации и артиллерии готовы были це­лый день таскать на рынок мешки с награбленным добром, чтобы к вечеру, продав все вещи, получить шприц с небольшой дозой и расслабиться. Нельзя сказать, чтобы все поголовно были наркоманами, но их хватало. Кололись, курили анашу — в общем, употребляли все, что угодно, лишь бы получить кайф. Некоторые боевики находили в брошенных кварти­рах таблетки и обращались ко мне с просьбой прочи­тать аннотацию — можно ли их принять, чтобы хоть немного полегчало».

Жизнь в безвластии дудаевско-масхадовского режима, годы войны, обагрившие руки бандитов кро­вью своих соотечественников, предчувствие немину­емой расплаты за совершенные преступления давали себя знать. Вот и пытались боевики найти спасение от непростых вопросов реальной действительности в ал­когольном или наркотическом опьянении. И не только боевики. Разрушенная чеченская экономика, безра­ботица, другие вопросы социально-бытового характе­ра не могли не сказаться на психике многих даже мирных чеченских граждан. К тому же далеко не сек­рет, что в «свободной Ичкерии» производство нарко­тиков, по существу, было легальным бизнесом. В свое время те же Басаев и Хаттаб достигли в этом деле немалых успехов. Принадлежавшие им плантации мака и конопли располагались в Курчалоевском, Гудермес­ском, Ножай-Юртовском, Веденском районах. А род­ной брат Шамиля Басаева — Ширвани прикупил по случаю по улице Тургенева в Грозном здание школы № 40, вскоре переоборудованное под завод по произ­водству наркотиков. Его огородили колючей прово­локой под электрическим током. Еще бы, оборудова­ние здесь было германским, а в роли консультантов выступали индийские профессора-фармакологи... За день чудо-завод «имени братьев Басаевых» выдавал на-гора три килограмма чистого героина. На черном рынке один грамм этого зелья стоил 200 долларов. Наркобароны Басаевы открыли тогда свои «предста­вительства» в Санкт-Петербурге, Волгограде, Крас­нодаре, Уфе, Калуге. И деньги потекли к ним рекой. «Ичкерийские» заводы по производству опия и пере­работке героина располагались также в санатории энергетиков в Веденском районе, в пионерском лаге­ре «Зорька» под Шали и других местах.

Идеология ваххабизма не препятствовала произ­водству наркотиков. Ведь в Коране , священной кни­ге мусульман, о них не упоминается ни слова. Даже самые ортодоксальные приверженцы Ислама — тали­бы — не только не считали производство наркотиков смертным грехом, а, наоборот, даже поставили его, как говорится, на широкую ногу. Например, по дан­ным ФСБ, в рекордном 1996 году в Афганистане бы­ло произведено 3 тысячи тонн опиума. Кстати, тали­бы и чеченским бандитам помогали все тем же дурма­нящим порошком — транспортировать его легче, а превратить «смерть белую» в «смерть стреляющую» много ума не надо. Так, крупную партию наркотиков для реализации на территории России поставил че­ченским сепаратистам все тот же террорист № 1 Усама бен Ладен. Есть также сведения об организации поставок героина из Пакистана через территории Гру­зии и Ингушетии.

Словом, к распространению наркотиков оказа­лись причастными многие полевые командиры. Не случайно военнослужащие федеральной группи­ровки войск на Северном Кавказе при каждой спецо­перации, когда обнаруживают базы или места стоя­нок боевиков, в изобилии находили и находят как ис­пользованные, так и готовые к употреблению запасы одноразовых шприцов, наркотические вещества или упаковки от них.

В ходе армейской фазы проведения контртеррори­стической операции «обколотые» и «обкуренные» бандиты бывало даже поднимались на «федералов» в открытую атаку и шли буквально цепями, не обра­щая внимания на шквал огня вокруг. Бывало, что захваченные в плен боевики оказывались законченными наркоманами. Через несколько часов у них начаналась страшная ломка. За щепотку зелья бандиты готовы были выдать любого из своих так называемых товарищей.

В Чечню международными экстремистскими организациями из-за рубежа были «закачаны» милли­арды долларов. Постоянным источником доходов криминально-террористического режима являлись работорговля и наркоторговля. На эти деньги была создана настоящая террористическая армия — при­мерно 26 тысяч «штыков». С жесткой организацион­но-штатной структурой, четкой командной иерархи­ей, с централизованной системой управления, разви­той инфраструктурой. Сотни, тысячи тонн бетона ушло на создание укреплений, бункеров на случайвойны. Сотни тонн материально-технических средств было складировано в горных пещерах...

После событий 11 сентября 2001 года президент США Дж. Буш издал приказ, вводящий финансовые санкции по отношению к террористам и лицам, сотрудничающим с ними. Его суть сводится к тому, что замораживаются все банковские счета так называемых воинов ислама на территории США и блокируется вся их собственность. Кроме того, Ва­шингтон предупредил, что будут заблокированы ак­тивы любой корпорации или частного лица, если те поддерживают связи с террористическими организа­циями, список которых к тому времени уже был опуб­ликован. Немедленно были блокированы 30 счетов в самих Соединенных Штатах, а также 20 за границей. Через неделю после вступления в действие приказа президента количество замороженных счетов достиг­ло 500.

Как известно, Президент России Владимир Путин также подписал указ, призванный ввести финансовые санкции по отношению к террористам и лицам, со­трудничающим с ними.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Борьба с терроризмом — дело достаточно сложное. Сильной его стороной является умение современных экстремистов конспиративно поддерживать контакты со своими единомышленниками как на региональ­ном, так и на международном уровне. Проблема за­ключается и в том, что у террористов нет стратегии — одна тактика. Практически невозможно предугадать — какое и, главное, где задумают совершить пре­ступление бандиты в следующий раз.

Однако бороться с этим явлением можно и нужно. Но для начала необходимо выполнить хотя бы два предельно конкретных условия. Во-пер­вых, выработать и принять единые критерии оценки терроризма и его проявлений, сблизить антитеррори­стические законодательства, принять единые для всех заинтересованных государств правила проведения контртеррористических операций. Это помогло бы, в частности, избежать тех самых «двойных стандар­тов», которые разрушают такой важный фактор в ми­ровой политике, как доверие. Во-вторых, как показы­вает практика, международный терроризм практически неуязвим для современных методов ведения войны. Единоличные действия даже «сверхдержавы» США не решают проблемы.

Необходим единый коллектив­ный орган, принципиально новый международный механизм, способный оперативно уничтожать базы террористов и лагеря их подготовки по всему миру. Уже высказывалась идея создания наднациональной системы, объединяющей антитеррористические силы многих государств, в состав которой могли бы вхо­дить управленческая, информационно-аналитичес­кая, разведывательная, контрольно-финансовая, контрольно-пропагандистская и силовая структу­ры — соответствующим образом подготовленные и экипированные контртеррористические подразде­ления, способные в кратчайшие сроки прибыть в лю­бой регион мира и эффективно выполнить задачу по ликвидации террористов. И, конечно же, все антитер­рористические действия предполагают в первую оче­редь теснейшее сотрудничество специальных служб — оперативное информирование, созданиеединого банка данных и информационного пространства. Причем, одной из главных задач спецслужб должно стать раннее предупреждение и профилакти­ка терроризма.

Вместе с тем, думается, нужна широкая межгосудар­ственная политика, включающая не только оператив­ные и специальные меры, но также политические, эко­номические, финансовые, социальные и воспитатель­ные. Увы, военная мощь в борьбе с терроризмом играет хоть и важную, но явно не первостепенную роль.

Что же касается России, тут вновь хотелось бы об­ратиться к московскому теракту банды Бараева в октябре 2002 года. Впервые тогда государственные власти не пошли на поводу у террористов. Для войск, занятых в антитеррористической борьбе, сам по себе этот факт имеет огромнейшее значение. Федеральные войска и спецслужбы приобрели наконец уверен­ность в своих действиях. Синдром Буденновска — когда политики бесцеремонно вмешивались в дейст­вия силовиков и лично вычерчивали пути эвакуации террористов — безусловно, преодолен. В октябре 2002 года в Москве президент и глава правительства страны лишь определили общую концепцию дейст­вий по ликвидации многочисленной банды захватчиков мирных людей, полностью доверившись профессио­налам. И тем удалось предотвратить самое страш­ное — гибель всех людей, находившихся в заминиро­ванном Театральном центре на Дубровке. В результате операции, проведенной российскими спецслужбами, появилась твердая уверенность, что «всем миром» можно-таки победить террористов.

Весьма показательна в этом плане первая реакция главы Российского государства на ликвидацию банды Бараева: им принято решение перенацелить Воору­женные силы РФ на антитеррористическую борьбу.

«Международный терроризм наглеет. Ведет себя все более жестоко. То там, то здесь в мире раздаются угрозы со стороны террористов по применению средств, сопоставимых со средствами массового уничтожения. Я с полной ответственностью хочу за­явить, — подчеркнул Владимир Владимирович Пу­тин, — что если кто-то хотя бы попытается использо­вать подобные средства в отношении нашей страны, то Россия будет отвечать мерами, адекватными угро­зе, по всем местам, где находятся сами террористы, организаторы преступлений, их идейные и финансо­вые вдохновители».

В заявлении Президента РФ прозвучали тогда сло­ва и о необходимости радикального перестроения всей системы внутренней и внешней безопасности, восстановления боеспособности собственно армии и флота, а также правоохранительных органов и спец­служб.

Думается, что прежде всего будет обращено самое серьезное внимание на перевооружение армейских частей и подразделений. В первую очередь Объеди­ненной группировке войск (сил) на Северном Кавка­зе, например, требуется техника для ведения боевых действий в условиях ограниченной видимости, совре­менные средства разведки и связи, высокоточное ору­жие и многое другое. Безусловно, важно внести серь­езные коррективы в оперативно-тактическую подго­товку войск к проведению антитеррористических действий. Хочется верить, что будут усилены спец-службы, прежде всего подразделения, нацеленные на борьбу с террором, агентурную работу.

Терроризму надо противопоставить силу государ­ства. На террор необходимо наступать, а не только обороняться от него. Борьбу с терроризмом нужно организовать так, чтобы боялись не добропорядочные граждане, а бандиты. Это они должны испытывать страх и ужас перед неотвратимостью наказания, перед законами, перед всей мощью государственной машины.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Трошев Г. «Моя война.Чеченский дневник окопного генерала»./ Вагриус2001г.

2. Трошев Г. «Чеченский рецидив. Записки командующего»./ Вагриус 2003 г.

3. Стасов Д. «Чеченский Паулюс: Титаник топит своих». Статья из газеты «Мир криминала». / Москва 2001г.

4. Нестерова С. «Басаеву не сносить головы?» Статья из газеты «Житье-Бытье» /

Белгород 2000 г.