регистрация / вход

О книге Хомелевой Р.А «Природа политической власти»

Современная власть представляет собой целостную и многогранную систему, в которой взаимодействуют различные компоненты материальной, политической и духовной культуры общества.

П.И. Шлемин

Современная власть представляет собой целостную и многогранную систему, в которой взаимодействуют различные компоненты материальной, политической и духовной культуры общества, Материальная компонента власти обусловлена не только отношениями собственности, но и системой "особых отношений процесса политического производства" (с. 7), Чрезвычайно важно "состояние умов", сознания и психики участников политического процесса, ибо "именно в конкретных особенностях психологического состояния личности и общества заключается все многообразие,., порой совершенно непредсказуемых реакций на власть,,." (с, 7). Марксистский подход к проблеме власти предполагает ее "как необходимый результат непримиримости общественных противоречий... имеющих экономические причины", либеральный -рассматривает политическую власть "с позиций авторитета добровольно принимаемых общественных установлений" (с. 10). Следует различать сущность власти как "единство ее основных отношений, обусловливающих необходимость данного явления" и природу власти - понятие более широкое, включающее помимо сущностных отношений и некоторые биологические, культурно-исторические, психологические и духовные особенности, "сумма которых высвечивает конкретное бытие власти во всей ее сложности" (с. 11).

Отношения реальной власти включают понятия господства к подчинения. При тоталитаризме субъект власти осуществляет свое безраздельное господство и значение подвластной стороны сводится к минимуму при абсолютном их неравенстве. При авторитаризме более характерна ситуация относительного неравенства, "когда стороны отношений власти воздействуют друг на друга, представляя право определяющих решений и действий субъекту власти" (с. 16). И лишь при демократии наблюдается относительно равное участие в реализации властных функций с доверительным, партнерским отношением к субъекту власти. Гипертрофия господства возникает обычно из дефицита авторитетного влияния. Легитимность власти предполагает наличие способности к влиянию, побуждению и добровольному принятию действий власти. Даже в самом цивилизованном обществе "власть" принимают" не столько из соображений высших идеалов и ценностей, отражающих некоторую весьма отдаленную перспективу жизни, сколько из... потребностей сегодняшнего дня — материальных, психологических..." и т.д. (с. 20). Мотивации подчинения власти могут быть: ценностными, поскольку "любая власть лучше безвластия"; основанными на уважении к традиции и закону; моральными; религиозными и даже классовыми. Политический процесс состоит из различных стадий политического развития; подготовительной, производственной и новационной. По мнению автора, это прежде всего процесс производства и воспроизводства сложившейся системы политической власти, детерминированный и экономически, и со стороны общественных идей, идеалов, ценностей.

Несомненна взаимосвязь между собственностью и властью. Собственность же — основание подлинной свободы человека: "Личность есть свободная воля и именно в собственности она обретает себе внешнюю сферу или средство своей действительной свободы, свободу деятельности и той творческой инициативы, которая является основным фактором общественного прогресса. В собственности, особенно частной, свобода человека обладает для других и для него самого наличным бытием" (с. 54). Именно из отношений собственности возникает потребность влиять и управлять материальным миром, сохранять его, изменять, распоряжаться. "Вне отношений собственности власть утрачивает свое основное содержание и функциональные свойства" (с. 55). Власть в политическом производстве выполняет те же функции, что и собственность в экономическом. Но при этом в отношении "собственность - власть" доминирует организация труда. Последняя во многом определяет модель политического господства и подчинения. История свидетельствует, что капиталистическая организация труда, основанная на принципах экономического индивидуализма и свободы стала фактором демократизации всех сторон жизнедеятельности общества. Она, как никакая из предыдущих, стимулировала предпринимательскую инициативу, свободу индивидуальных решений, творчество, личную заинтересованность и т.п. Исключение прямого насилия над личностью, как следствие договорных отношений, переключает внимание работодателя "на поиск новых форм заинтересованного отношения к труду, а, соответственно, и к самой системе власти" (с. 74).

"Рыночная демократия" требует от власти постоянной адаптации, изменения программных установок, средств, методов, возможностей легкой замены конкретных должностных лиц и правительств. Основной критерий оценки власти — ее "полезность". Власть должна быть не только социально ориентированной, но и социально "заказанной", Ее "полезность" в конкретных практических решениях и действиях, ориентированных на узкопрактические, утилитарные потребности граждан.

Демократия возникает через преодоление деспотизма и полицейщины. В своей развитой форме "она основывается на чувствах уважения к любому мнению, доверия к тем, кто представляет и поддерживает авторитет законно избранной власти" (с. 101). В то же время харизматическая власть, поскольку в ней присутствуют-иррациональные компоненты, слаба и неустойчива в отличие от власти, опирающейся на законы и здравый смысл. Сознание собственной исключительности власти приобретает конкретное выражение в акциях унижения, расправы за убеждения. Демократическая же власть в силу ее большей открытости, подконтрольности и сменяемости вырабатывает в себе способность самоконтроля, следования правопорядку и общепринятой морали, благодаря чему она формирует склонность к сдержанности, терпимости и компромиссам. Проблема соотношения рациональных и иррациональных психологических оснований власти должна решаться и в контексте духовных, культурно-исторических традиций. Более того, для человека, к какой бы системе культурных ценностей он не склонялся, первичная рефлексия на власть осуществляется на чувственно-эмоциональном, стихийном и сложнопредсказуемом уровне. Для большинства "их убеждения, вера и интуиция оказываются более важными критериями восприятия и оценки действительности, чем... доводы холодного рассудка..." (с. 103). Вера - источник иррационального в убеждениях. Не только религиозная, но и политическая вера часто вступают в конфликт со здравым смыслом. Тем не менее о политической воле, невозможной без веры в правоту своего дела, можно говорить и как о необходимой компоненте управления. Убежденный политик всегда обладает притягательной силой, концентрирует энергию масс.

"Общий интерес" при демократии приобретает значение "согласованного", а не "тождественного" интереса. Различие интересов подкрепляется конституционными правами граждан и их объединений. "Общий интерес" в современных демократиях - это интерес всей нации, превращающий популяцию в народ. Важнейшая черта демократии — информированность объектов и субъектов власти, открытость общества. Родовой признак тоталитаризма — жестокое цензурирование информации, манипуляция общественным мнением, отсутствие равноправного диалога. Объективность в сфере политики — синоним законности и справедливости, основанной на адекватном понимании и оценке властью общественных процессов. "Добродетель власти есть объективное и разумное в ее политической воле" (с, 111). Таким образом важнейшим психологическим свойством политической власти является ее способность воспринимать, правильно понимать и адекватно реагировать на поведение объекта управления. Далее — способность убеждать, способность к самовозвышению и самовозвеличиванию, превосходству, наконец — способность нравиться.

Разделение на властвующее меньшинство и подчиняющееся большинство характер для любого общества и обусловливает "скрытое или явное недоверие, подозрительность гражданского населения ко всякой власти вообще именно как правящему меньшинству" (с. 124). Психология большинства ассоциируется с психологией толпы - "дикого" большинства, возникающего в периоды общих кризисов, угасания традиций и ценностей, утраты авторитетов и т.п. Поведение толпы может быть уподоблено психологии слепого, иррационального подчинения или безрассудного сопротивления законным требованиям властей в самых деструктивных формах. Толпа не мыслит, а лишь чувствует и аффектирует, представляя собой безликую массу, легко управляемую извне. В действии толпы " нет сознания внутреннего единства, нет никакой перспективы... Она побеждает количеством.,, здесь и сейчас, но при этом всегда проигрывает в качестве действия" (с. 126).

В политике, более, чем в материальном производстве, должен действовать принцип "не для себя, а для всех". "Принцип общего блага должен составлять содержание всякой разумной политики", заключая "в себе не только удовлетворение всякого частного интереса в его разумных пределах, но и высокое духовно-нравственное начало" (с, 139-140). Игнорирование нравственных принципов в политике неоправданно и безответственно. Точно так же стремление к достижению политических целей любыми средствами не только аморально, но и преступно. Вместе с тем сомнительно абсолютное требование соответствия средств цели. Разумный политик достигает поставленных целей не любыми средствами, а лишь наличными, хотя последние и не обязательно наилучшие. Обычны случаи привнесения в политику патологических свойств личности как проявления самоутверждения, самовозвеличивания, нарциссизма.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий