регистрация / вход

Философия и религия Апокалипсиса

Ужасы Третьей мировой войны превзойдут все, что знало до сих пор человечество. Людское ожесточение примет такие формы, какие не могли ожидать даже предвестники апокалипсиса.

Новиков В.П.

Ужасы Третьей мировой войны превзойдут все, что знало до сих пор человечество. Людское ожесточение примет такие формы, какие не могли ожидать даже предвестники апокалипсиса. Планетарный Армагеддон не будет знать границ и сотрет в пыль те духовные ценности, которым в течение тысячелетий поклонялись миллионы людей. Лучи смерти нейтринного оружия не только превратят в ничто миллиарды людей, но и породят новые философские и религиозные представления о мире и о месте человека в нем. Возникнет новое миропонимание и осознание того факта, что вселенная непрерывно изменяется во времени и в пространстве. Что во времени существуют разные по масштабу, но симметричные по соразмерности вселенные.

В пространстве одного такого цикла существует бесконечное множество вселенных, разделенных огромными расстояниями. При этом новое миропонимание неразрывно связано с главным вопросом бытия, о котором говорил еще Лейбниц. “Вопрос, имеющий полное право быть самым первым, — писал великий немецкий философ и математик Готфрид Вильгельм Лейбниц, — таков: почему существует что-то, а не существует ничто?”[1].

Поразмыслим об этом!

Почему вообще что-либо существует, вместо того, чтобы ничему не существовать? Почему существует Вселенная (и вообще что бы то ни было), вместо пустоты? Или если угодно, — почему существует материя? Ведь всегда более естественным выглядит отсутствие чего бы то ни было, чем его присутствие. В самом деле, вещество во Вселенной занимает ничтожный объем по сравнению с пустотой, то есть пустота более естественное состояние Вселенной, чем материя.

Об этом же австралийский философ Дж.Дж.К.Смарт говорит так: “У меня часто кружится голова от громадности того значения, которое имеет для меня этот вопрос. Тот факт, что вообще существует что бы то ни было, повергает меня в глубочайший трепет”[2].

И все-таки, почему же существует что-то, а не ничто? Если мы только не готовы предположить, что Вселенная просто беспричинно вынырнула однажды из небытия, напрашивается естественный ответ: материя существует благодаря вечному и ничем не вызванному бытию, для которого невозможно найти дальнейшее объяснение. То есть невозможно найти ту одну окончательную и исчерпывающую причину существования вечной материи, которая будет именно исчерпывающей и окончательной.

Собственно говоря, на самом деле объяснений может быть предостаточно как материалистических, так и теологических, но все они обязательно требуют в свою очередь дальнейших объяснений. Например, если физик-материалист утверждает, что материя в нашей Вселенной непрерывно возникает из так называемых “черных дыр”, то все равно остается абсолютно не ясным механизм этого чудесного возникновения материи из ничего, поскольку нарушаются фундаментальные законы сохранения вещества и энергии. Не спасает положение и обращение к богу.

Если Вселенная создана или непрерывно создается Создателем, то неясно, кто же создал его самого и почему он так усердно трудится. В любом случае мы вынуждены или вообще отказаться от поисков какой-либо причины существования вечной Вселенной, или признать логическую взаимосвязь между бесконечной и вечной Вселенной и наличием бесконечного количества причин ее существования. Это естественно значит, что каждому этапу вечной истории Вселенной соответствует своя причина возникновения данного состояния материи. Каждая причина вызвана в свою очередь предыдущей, и так происходит бесконечное число раз во времени и пространстве.

Это естественное и логическое утверждение, поскольку невозможно понять “бесконечность”, используя для этого какую-то одну простую законченную “конечную причину”. Необходима, по-видимому, бесконечная цепь взаимосвязанных причин, или, иначе говоря, механизм эволюции, растянутый в вечности и бесконечности. Сам поиск такого механизма означает, в сущности, естественное желание понять смысл существования Вселенной. В противном случае она кажется ошеломляюще враждебной и невыносимо бессмысленной. И тогда, как сказал один философ: “человеческая жизнь громоздится на бесчеловечном постаменте, и обречена в одиночку трепыхаться посреди безмолвной и безмозглой Вселенной”[3].

Можно быть материалистом или верить в Создателя, придерживаться или отрицать какое-либо вероучение, но в любом случае было бы верхом глупости отказываться вообще от попыток понять причины и движущие силы эволюции Вселенной.

Ведь не так уж и важно, как это называть: законами Природы или Божьим замыслом.

Необходимо понимание логических закономерностей бытия, а уж затем можно придавать им ту или иную эмоциональную окраску, верить или не верить, что за всем этим стоит нечто непознаваемое. Хуже всего полагать, как, например Жак Моно, что “чистый случай, исключительный случай, абсолютная, но слепая свобода — вот что лежит в корне чудесного здания эволюции…”[4].

Такое провозглашение исключительного случая движущей силой эволюции бессмысленно, как полагают многие материалисты, и аморально, как утверждают теологи. Так, теософ У.Крейг пишет: “Человек и Вселенная не плод слепого случая, но воплощают извечные цели Бога и отрицать это, значит отрицать существование абсолютного добра и зла”[5]. Так или иначе вера в случайность как основу механизма эволюции ведет в интеллектуальный тупик и поэтому неприемлема. Только попытка раскрыть наиболее общие законы эволюции материи, как живой, так и неживой, может привести нас к пониманию смысла существования Вселенной.

Вселенная как сущность наиболее общего характера (Универсум) существовала всегда и будет существовать вечно. Она неуклонно стремится к наиболее вероятному состоянию (возрастает энтропия), но никогда не достигнет его. Ее изменения — цикличны и соотношение характеристик вселенных соседних циклов всегда постоянны. Это дает надежду к более глубокому пониманию структуры и свойств материи, чем существует сейчас.

Новое миропонимание, которое возникнет после Третьей мировой войны, даст импульс как к изменению философских концепций, так и к появлению новых религиозных течений. Философы получат новый аргумент в пользу существования вечно изменяемой бесконечной вселенной, законы изменения которой, однако, поддаются пониманию и изучению методами науки. Невозможно создать единое абсолютно исчерпывающее уравнение взаимодействия вещества и поля. Однако можно понять закономерность строительства этого уравнения и бесконечно усложнять его и надстраивать.

Не существует статичной вселенной с раз и навсегда установившимися законами и тенденциями. Все имеет начало и конец, все непрерывно изменяется и эволюционирует к наиболее вероятному состоянию. Хотя возможна эволюция и к менее вероятному состоянию, но это явление носит частный характер и проистекает из-за определенной несогласованности с магистральным направлением эволюции и даже его опережением.

Так, например, рождение планет в результате взрыва протозвезды приводит к тому, что уже проэволюционировавшие холодные планеты получают световую энергию от центрального светила, которое еще далеко не закончило свою эволюцию. Когда солнце остынет и превратится в тусклый холодный комок, оно окажется на той же стадии эволюции, что и планеты и уже вместе с ними продолжит дальнейшую эволюцию бесконечных распадов вещества.

Однако самой большой загадкой вселенной является не то, что она эволюционирует в результате борьбы внутренних и внешних сил, а те конкретные пропорции, которые при этом соблюдаются. Поистине удивительно, например, то, а не иное соотношение масс, которое имеют протон и электрон, или соотношение гравитационной силы и электромагнитной. Естественное объяснение, которое можно предположить в этом случае, заключается в существовании каких-то неизвестных еще нам свойств полей вакуума и особенностей их взаимодействия с частицами. В любом случае новая картина мира, которая откроется перед нашими глазами после очистительной мировой войны, будет выглядеть еще более грандиозно и величественнее, чем казалась до сих пор. Новое миропонимание укрепит и духовные ценности человечества.

Теософы найдут в этом миропонимании новые аргументы существования единого плана всего сущего, а следовательно, и подтверждение присутствия великого Бога. Того Единого Бога, который присутствует во Вселенной вечно и главная черта которого — стремление к сбалансированной эволюции вселенной и населяющих ее живых существ.

В очистительном огне апокалипсиса канут в небытие не только культы поклонения многочисленным богам, но и монотеистические религии с их культом Творца всего сущего, согласно планам которого все в природе когда-то было запущено и теперь будет двигаться вечно. Третья мировая война станет неким духовным катарсисом, который откроет человечеству настоящие духовные ценности, тем Армагеддоном, в пламени которого исчезнут мифы и заблуждения современных религий и возникнет истинное духовное учение, адекватное новой эпохе.

Новое мощное религиозное течение объединит большинство самых различных религий и религиозных учений в один единый культ Бога хранителя вечной и бесконечной вселенной. Вселенная была всегда и всегда будет. Ее никто не создавал, и она будет вечно. В такой вечной вселенной есть место лишь одному Единому Богу, который тоже был всегда и будет вечно. Он не создавал и не создает вселенную, но Он — хранитель ее законов. В каком-то смысле Он является неотъемлемым свойством вселенной, ее стержнем, ее сутью. Ее законы — это Его законы.

Наука никогда не сможет до конца открыть законы вселенной, а значит, и Его законы. Можно лишь бесконечно приближаться ко все большему пониманию этих законов. Мир бесконечен, и число Его законов так же бесконечно. Все это сулит и печаль и радость. Печально то, что мы никогда не сможем до конца понять все Его законы. Однако радостно то, что сам процесс познания — бесконечен и открытий хватит на весь род людской.

Вселенная находится в бесконечном движении, одновременно находясь в гармоничном сочетании своих элементов. Это означает, что и Он бесконечно ведет наш мир среди подстерегающих его опасностей отклонения от магистрального пути эволюции. А главное — Он наблюдает за сохранением баланса добра и зла, любви и ненависти, счастья и ужаса. Мы никогда не поймем до конца взаимоотношений между Богом и вселенной. Скорее всего, это два неразрывных свойства Универсума.

Можно сказать, что Бог — это глас вселенной, а вселенная — это вместилище Бога.

Как выглядит Единый Бог? Как и предполагали многие религии до сих пор, Он не имеет постоянного обличья. Уже прошли те века, когда каждый народ считал, что Бог похож на их соплеменника. Смешно вообще думать, что человек — единственное богоизбранное существо во вселенной. Бог не похож ни на белого человека, ни на черного, ни на желтого, ни на зеленого, ни на синего и т.д. Он един для всех мыслящих и чувствующих существ. Он не похож ни на одного из них. И это положение не является чем-то новым, необычным. Ведь неприятие натуралистического изображения Бога вообще, например, было свойственно индоевропейцам.

Некогда хетты перешли в Анатолию через Кавказские горы, имея вместо изображения богов только боевые штандарты — условное символическое изображение Бога. Подобный символический смысл был широко распространен среди различных народов. У ассирийцев впереди войска несли штандарт с изображением крылатого солнца. Среди богов Урарту на первом месте всегда был бог Халди, символом которого служило просто копье. Бога также невозможно изобразить, как и Вселенную.

Однако иногда к различным племенам и народам приходят Его посланцы — мессии, которые проповедуют Его заветы. Особенно часто это случается, когда эволюция этого народа отклоняется от магистрального пути. В этом случае учение, провозглашаемое мессией, дает возможность этому народу прозреть и увидеть тот путь, по которому он должен идти. Для одних народов это путь всеобщей любви и всепрощения, так как они погрязли в междоусобицах и ненависти друг к другу. Для других — это призыв к консолидации всех сил для укрепления и распространения высоких моральных ценностей, заключенных во всеобщем братстве и борьбе с пороками, как своими, так и чужими.

Таким образом, происходит определенная коррекция этических норм и моральных установок каждого народа, что помогает ему противостоять невзгодам и сохранить в себе своеобразный нравственный стержень. К сожалению, любое религиозное учение хорошо в определенное время и в определенном месте, для конкретной исторической ситуации. Например, христианство зародилось как последняя надежда угнетаемых людей обрести душевное равновесие в мире повседневного ужаса, а мусульманство — как религия, способная объединить отдельные племена в единый народ и дать ему ясные жизненные ориентиры.

Во времена же стабильности или даже пресыщенности начинают процветать оргиастические культы, которые являются необходимым дополнением к той удобной и спокойной религиозной жизни, когда считается истинным и важным только то, что человек может понять и осмыслить без особого напряжения. Эти тайные религиозные обряды справлялись в честь некоторых богов, таких как Дионис-Вакх, Деметра или фригийская Кибела — Великая богиня-мать богов и людей.

Во втором тысячелетии до н.э. оргий еще не существовало. Впервые они появились во Фригии, в Малой Азии, и начали оттуда свое победное шествие. В Греции оргиастический культ Диониса был облагорожен трагедией, а культ Деметры углублен мистериями. Значение этих культов на Ближнем Востоке было несравненно большим, — служение им становилось содержанием жизни. Однако любое учение проходит юность, зрелость и этап умирания. Проходят века и становится ясно, что те духовные ценности, которые проповедовались в рамках этого учения, стали архаикой и уже не воспринимаются как духовные откровения.

Меняется народ, меняется историческая обстановка, меняется соотношение и взаимоотношение классов внутри народа, меняется, в конце концов, вся вселенная, и только служители культа продолжают настаивать на своем абсолютном праве нести народу духовные ценности. К сожалению, это — их беда и глубокое заблуждение. В определенном смысле это является проявлением бесконечной гордыни. Они противопоставляют себя не только остальному народу, но и Богу. Поскольку только Он может решать, что верно, а что нет.

Нет большой святости в том, чтобы изрекать как граммофонная пластинка бесконечно одни и те же прописные истины, даже не вдумываясь в их значение, а главное — в их применимость в сегодняшнем мире. Настоящая святость не во внешней красоте убранств храмов и богатстве одежд, а в способности всегда в любую минуту прийти на помощь страждущим.

Настоящие служители веры не должны закостеневать в своем самомнении и противопоставлении остальному народу. Их настоящая роль должна быть глубже и органичней. Они должны чутко прислушиваться к запросам времени и понимать, в чем нуждается их паства. И, обратясь к дошедшим до нас святым трудам, черпать в них духовные откровения, созвучные современной эпохе. Долг религии не отгораживаться от остального мира стенами монастырей, а творить добро в миру. Нет большой заслуги в том, чтобы изучить святое писание и считать себя готовым к встрече с Богом. Это проявление ужасающе огромной гордыни.

Главное предназначение служителей культа — в их самоотверженном стремлении нести духовные ценности к заблудшим душам. Стремиться бескорыстно облегчить страдания мирян, не чураясь при этом никакой работы. Только своим примером на ниве активной созидательной мирской деятельности служители веры смогут по-настоящему быть близкими к чаяниям и нуждам своего народа. Только тогда они смогут понять, в каких откровениях нуждается их паства, и, обратясь к святому писанию, найти ответ на вызов времени.

Однако, к сожалению, подавляющее большинство служителей религии пришли к Богу в связи со своими проблемами и поэтому они ищут, прежде всего, ответы только для самих себя. И, найдя их, уже больше ни о чем другом не думают, полагая, что постигли Божье откровение. В действительности их обуревает бесконечная гордыня и ложное чувство принадлежности к избранным. Тогда им, по сути дела, становятся глубоко безразличны духовные запросы мирян и даже нравственные проблемы всего народа. Их постоянной заботой становится лишь бесконечное пополнение богатств их храмов и монастырей.

К сожалению, современные божьи слуги слишком консервативны, и даже те немногочисленные из них, кто останется в живых после Третьей мировой войны, так и не смогут понять и принять новое учение о Едином Боге. Они даже и сейчас перед угрозой надвигающейся катастрофы ничем не смогут помочь своим мирянам, так как не учатся на своих ошибках и не поймут их, даже если выживут. Таким образом, спасение перед ожидающим нас катарсисом следует искать не в лоне традиционных религий, а в адекватной тактике и стратегии выживания.

Спасутся только те, кто поймут свое предназначение и направят все свои усилия для борьбы с хаосом и ужасом надвигающегося Апокалипсиса[6]. Лишь объединившись в лоне Церкви Апокалипсиса можно, нет не противостоять Апокалипсису, а внести в этот процесс разумное и этическое начало. Планетарная катастрофа неизбежна и каждый человек стоит перед выбором: стать жертвой Армагеддона или его орудием.

Этот выбор парадоксально свободен и неизбежен одновременно. Свободен в том смысле, что каждый делает его сознательно, и то же время неизбежен, так как встает перед любым из нас, хочет он того или нет. А его правильность обусловлена лишь внутренней готовностью человека или пережить Апокалипсис, или подобно миллиардам стать прахом, пылью, удобрением.

Список литературы

Leibniz G.W. The Principles of Nature and of Grace, Based on Reason. In Leibniz Selections, ed. Philip P Weiner, The Modern Student’s Library. New York: Charles Scribner’s Sons, 1951, 527 p..

Smart J.J.C. The Existence of God // Church Quaterly Review, 1955, № 156, p.194.

Hocking W.E. Types of Philosophy. New York: Scribner’s. 1959 ,p.27.

Jacques Monod in Newsweek, April 26, 1971, p.99.

Craig W.L. The Kalam Cosmological Argument. London: Macmillan, 1979; New York: Barnes & Noble, 1979.

Новиков В.П. Оружие Третьей мировой войны. СПб: Лань, 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий