Кадеты (Конституционно-демократическая партия) (стр. 1 из 3)

Степанов С.А.

Статья представляет собой сокращенную версию лекции спецкурса «Политические партии России: 1905–1917 гг.» Автор рассматривает историю возникновения партии кадетов, являвшейся наиболее авторитетной политической партией либерального направления в дореволюционной России. В статье акцентируется внимание на периоде с октября 1905 г., когда была создана партия кадетов, до июня 1907 г., когда правительство распустило II Государственную думу. Анализ кадетской программы и тактических лозунгов позволяет прийти к выводу, что кадеты разделяли реформаторские взгляды. Партия кадетов выступала за постепенную эволюцию самодержавного строя и легальные методы политической борьбы. В отличие от партий радикального толка, кадеты не пользовались большим влияниям в массах.

* * *

Конституционно-демократическая партия, или Партия народной свободы (второе название) представляла левый фланг российского либерализма. Кадетов еще уважительно называли «профессорской партией», имея в виду высокий образовательный и культурный уровень рядовых членов и созвездие имен в руководстве партии. Конституционные демократы предложили России проверенные конституционные решения и либеральные ценности, давно привившиеся в парламентских государствах. Однако эти ценности и идеалы оказались невостребованными, что явилось трагедией российского либерализма.

Основные этапы создания партии кадетов

Ядром будущей партии кадетов стали две полулегальные организации: Союз земцев-конституционалистов и Союз Освобождения. Обе организации появились в 1903 г. «Союз земцев-конституционалистов» был создан либеральными земскими деятелями для подготовки согласованных выступлений сторонников конституции на земских съездах. Показательно, что главную роль в [c. 75] этом нелегальном и явно оппозиционном союзе играли люди, принадлежавшие к высшей аристократии – князь Д.И. Шаховской и два брата князья Петр и Павел Долгоруковы, рюриковичи по происхождению, одни из самых богатых землевладельцев России.

«Союз Освобождение» получил название по журналу «Освобождение», издававшемуся в Штутгарде под редакцией П.Б. Струве. Учредителями союза стали два десятка земских деятелей и либеральных интеллигентов, собравшихся под видом туристической группы, осматривавшей красоты Боденского озера в Швейцарии. Среди руководителей союза был цвет дворянского либерализма: камер-юнкера и камергеры с прогрессивными взглядами. Но наряду с ними в Союзе был представлен демократический элемент, чьи убеждения отдавали левизной. Недаром при создании «Союза Освобождение» его председатель И.И. Петрункевич произнес характерную фразу: «У нас нет врагов слева». Это были люди, прошедшие подполье, тюрьмы и ссылку. Заместителем председателя Союза стал Н.Ф. Анненский, шурин русского бланкиста П.Н. Ткачева, свидетель на процессе нечаевцев и подозреваемый по делу о покушении на цареубийство. Еще одним освобожденцем был С.Н. Булгаков, сын священника, под влиянием материалистических идей бросивший духовную семинарию и порвавший с православием, чтобы ровно через тридцать лет принять сан священника.

Благодаря левым элементам «Союз Освобождение» действовал решительно и напористо. На втором съезде Союза в ноябре 1904 года было решено начать банкетную кампанию. Формальным поводом стала юбилейная дата: празднование сорокалетия судебной реформы, самой либеральной и последовательной из всех реформ 60-х гг. XIX в. На деле банкетная кампания должна была сыграть роль катализатора оппозиционных настроений. По решению «Союза Освобождение» также велась также агитация за создание союзов либеральных профессий, что позволяло обойти запрет на существование политических партий. В короткое время в России возникло более десятка союзов: академический, писателей, инженеров, адвокатов, учителей, врачей, агрономов, статистиков. В канун Кровавого воскресенья 9 января 1905 г. освобожденцы в спешном порядке сформировали единый координирующий центр – Союз Союзов. События, последовавшие за расстрелом мирной демонстрации в Петербурге, поставили на повестку дня вопрос о создании политической партии, которая сплотила бы либералов.

Павел Милюков

Создание такой партии было неразрывно связано с именем Павла Николаевича Милюкова. Он родился в 1859 г. в семье архитектора. Еще в гимназии Павел Милюков проявил склонность к изучению языков, а всего он за свою жизнь овладел восемнадцатью языками. Он проявил себя блестящим студентом и был оставлен на кафедре русской истории. Милюкова часто называют учеником В.О. Ключевского, но он был слишком самостоятельной фигурой, чтобы склониться даже перед его авторитетом. В своем исследовании «Государственное хозяйство России и реформы Петра Великого» Милюков пришел к выводу, что петровские реформы являлись непрерывной цепью ошибок и реформ и привели к вымиранию пятой части населения страны. Ключевский дал отрицательный отзыв и на публичном диспуте выступил с резкой критикой. Милюкову была присуждена не докторская степень, а только магистерская. [c. 76]

За смелые публичные лекции Милюков подвергся репрессиям. Директор департамента полиции с карандашом в руках штудировал литографированные лекции Милюкова, досье на подозрительного доцента лежало на столе министра внутренних дел. Лишенный права преподавать в России, Милюков был вынужден уехать в Болгарию, где он стал профессором Высшей школы. Через несколько лет Милюков вернулся в Россию и вскоре оказался в тюрьме за речь на одном из собраний. Однажды прямо из «Крестов» его доставили в кабинет всесильного министра внутренних дел В.К. Плеве, который предложил арестованному… пост министра народного просвещения. Милюков ответил шутливо, что от министерства просвещения отказывается как от незначительного: «Вот если бы ваше превосходительство предложили мне занять ваше место, тогда я бы еще подумал». Реакцию министра можно было предвидеть: «Я сделал вывод из нашей беседы. Вы с нами не примиритесь. По крайней мере не вступайте с нами в открытую борьбу. Иначе – мы вас сметем!» Милюкова поставили перед выбором: либо ссылка, либо эмиграция. Он выбрал эмиграцию.

Милюков был знаком с лидерами всех революционных партий. По его словам: «Даже Ленин, "сам" Ленин присматривался тогда ко мне, как к возможному временному (скорее "кратковременному") попутчику – по пути от "буржуазной" революции к социалистической. По его вызову я виделся с ним в 1903 г. в Лондоне в его убогой келье. Наша беседа перешла в спор об осуществимости его темпа предстоящих событий, и спор оказался бесполезным. Ленин все долбил свое, тяжело шагая по аргументам противника».

В апреле 1905 г. Милюков возвратился и полностью погрузился в дело создания либеральной партии. Процесс объединения земцев-конституционалистов и освобожденцев протекал трудно, так как между земцами-помещиками и левыми элементами была стена отчуждения. Роль Милюкова в преодолении разногласий была огромной. По складу своего характера он был идеально приспособлен для такой работы. Хорошо знавшие Милюкова единомышленники вспоминали, что «Милюков умел внимательно слушать, умел от каждого собеседника подбирать сведения, черточки, суждения, из которых слагается общественное настроение или мнение». Он умел находить компромисс, а при случае убеждать и понукать сомневающихся.

Программа конституционно-демократической партии

Учредительный съезд кадетов, проходивший с 12 по 18 октября 1905 г., был малочисленным по своему составу. В стране началась всеобщая забастовка и две трети делегатов не смогли добраться до Москвы. Тем не менее съезд провозгласил создание конституционно-демократической партии. Она была позиционирована как «внеклассовая». Были приняты программа и устав партии.

Выступая перед делегатами учредительного съезда, Милюков утверждал, что «наша программа – наиболее левая из всех, какие предъявляются аналогичными нам политическими группами западной Европы». С такой оценкой можно согласиться, если лидер партии подразумевал первый раздел программы, посвященный основным правам граждан. В данный раздел были внесены пункты о равноправии всех российских граждан, без различия пола, вероисповедания и национальности. В программе фигурировало положение об отмене всяких ограничений по сословному или национальному признаку. Программа провозглашала неприкосновенность личности и жилища. Право на [c. 77] свободу передвижения также нашло свое место в кадетской программе. Каждый гражданин также должен был иметь право выезда за границу. «Паспортная система упраздняется», – в этой короткой фразе выразилось отношение либеральной интеллигенции к столь привычному для российского сердца «паспорту, полицейскому участку и принудительному попечению со стороны старшего дворника». В государстве, где православие являлось государственной религией, кадеты выступили с проповедью свободы совести и вероисповедания. Кадетская программа провозглашала права на свободу мысли и слова. Не будет преувеличением сказать, что первый раздел кадетской программы являлся квинтэссенцией либеральных идей, своего рода сводом тех надежд и мечтаний, которыми жили несколько поколений русских либералов.

Если раздел о гражданских правах содержал четкие и оточенные формулировки, то раздел о государственном строе производил совсем иное впечатлеие. Милюков откровенно признавал, что при утверждении этого раздела все важнейшие принципиальные вопросы намеренно «были обойдены или затушеваны в программных формулировках». Программа не давала ответа на вопрос, выступают ли кадеты за монархию или за республику. Первый пункт раздела о государственном строе гласил: «Конституционное устройство Российского государства определяется Основным законом». Не предрешая вопроса о монархическом или республиканском строе, лидеры кадетов рассчитывали сохранить в своих рядах сторонников и того и другого направления. Однако рядовые члены партии сравнивали этот пункт программы с цилиндром иллюзиониста: мановение руки – и пред почтеннейшей публикой появляется монархия, еще одна манипуляция – и на сцену является республика. Не прошло и нескольких месяцев, как местные комитеты решительно высказались за монархию. На II съезде партии прораммный пункт о государственном устройстве был сформулирован более определенно: «Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией». В таком виде данный пункт оставался неизменным до марта 1917 г., когда VII съезд конституционно-демократической партии принял решение о необходимости введения в России республиканского строя.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.