Истоки и становление политической и правовой мысли (стр. 1 из 12)

Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В.

§ 1. Методология изучения истории политической и правовой мысли

Прежде чем перейти к изложению истории политических и правовых учении, представляется необходимым высказать несколько общих предварительных замечаний.

1. О способе изложения. К. Манхейм (1893–1947), видный мыслитель XX в., один из основателей социологии знания, отмечал, что существуют два основных способа изложения истории идей. Первый способ – “повествовательный”, на основе которого показывается “переход” идей от одного мыслителя к другому и ведется эпический рассказ об истории их развития. Второй способ рассматривает историю мысли через анализ различных стилей мышления, ключом к пониманию изменений мысли служит меняющийся "общественный фон", прежде всего классов и общественных групп2.

В этой связи обращает на себя внимание то обстоятельство, что название известного двухтомного труда Б. Рассела (1872—1970) переведенное в русском издании как “История западной философии” в английском оригинале имеет продолжение: “и ее связь с политическими и социальными условиями с древнейших времен до настоящего дня”. И действительно, историю философских идей и учений Запада Б. Рассел рассматривает в тесной взаимосвязи их с политическими и социальными условиями разных исторических эпох. Так. рассмотрение греческой философии он начинаете возникновения греческой цивилизации вообще.

Такой способ изложения истории идей тем более необходим при изложении истории политических и правовых идей и учений, ибо последние в гораздо большей степени, чем собственно философские как самые абстрактные, связаны с политическими и социальными условиями своего времени, с судьбами государств, классов и общественных групп. [c.30]

2. Две “осевых эпохи” в истории идей и учений. История развития любых идей и учений, в том числе политических и правовых, не равномерный прямолинейный процесс, предполагающий постепенное накапливание знаний. Как в истории вообще бывают свои взрывные, революционные эпохи, так и в истории идей и учений бывают периоды в несколько столетий, когда наблюдается удивительный феномен настоящего фейерверка человеческого духа, человеческого интеллекта. Это своего рода “духовные революции”, во многом определяющие дальнейший ход человеческой цивилизации.

К. Ясперс (1883–1969) в своей работе “Смысл и назначение истории” выделяет два “осевых времени”, две “осевых эпохи” в развитии идей и учений. Первая “осевая эпоха” – это период примерно между 800 и 200 г. до н.э. Именно тогда почти одновременно и независимо друг от друга на Востоке – в Китае, Индии, Персии, Палестине и на Западе – в Греции образовалось несколько, внутренне родственных друг другу, духовных центров. В Китае тогда жили мыслители Конфуций, Лао-цзы, Мо-цзы и другие философы. В Индии возникли Упанишады (санскр. – сокровенное знание) – основа всех ортодоксальных религиозно-философских систем, подчиненных практическим идеям достижения духовного “освобождения”. В Иране пророк Заратустра говорил о мире, в котором идет борьба добра со злом. В Греции – это время эпического поэта Гомера, автора “Илиады” и “Одиссеи”, великих философов Гераклита, Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля и многих других, историка Фукидида и ученого Архимеда.

Они не только осуществили прорыв мифологического мировоззрения. Они совершили нечто несравненно большее. В результате их деятельности появился человек рационально мыслящий, способный к самосознанию, т.е. к процессу, когда сознание, Мышление (человека) делает предметом исследования само сознание, само мышление. Появился человек такого типа, какой сохранился и по сей день. В эпоху первого “осевого времени” были разработаны основные философские и политические категории, которыми пользуются люди XX в., были заложены основы современных мировых религий.

Вторая “осевая эпоха” – 1500–1800 гг. – имела место в основном в Европе. Восток она затронула меньше, хотя еще около 1400 г. жизнь Европы, Индии и Китая протекала примерно на одном уровне цивилизации. Но в Европе зародился и получил развитие капитализм, произошли промышленная, научная, политические, религиозные революции. Все это вызвало новый могучий взлет человеческой мысли. [c.31] Характеризуя замечательные духовные творения европейцев этой эпохи, Ясперс называет имена Микеланджело, Рафаэля, Леонардо да Винчи, Шекспира, Рембрандта, Гете, Спинозы, Канта, Баха, Моцарта. И хотя в этом списке названы имена только двух философов, занимавшихся политическими, правовыми и морально-этическими проблемами – Спинозы и Канта, второе “осевое время” характеризуется взлетом политико-правовой мысли и деятельности, равно как мысли и деятельности художественно-творческой и музыкальной. Преимущество второй “осевой эпохи” Ясперс видел в том, что она, возвышаясь над тем, что уже было создано в период первой “осевой эпохи”, обладала большим горизонтом и достигала большей широты и глубины. Окончательно шаги, отделяющие все историческое прошлое от еще скрытого от нас будущего, были сделаны лишь в XIX в.3

3. О связи политических и правовых учений с философией. Политические и правовые идеи и учения долгое время развивались в лоне философии, которая, отделившись от мифологии и религии, включала в себя все знания и представления людей об окружающем их мире – Земле и Вселенной и о самом себе – о Человеке. Фактически вплоть до эпохи Возрождения и начала Нового времени, т.е. до XV–XVII вв., политическая и правовая мысль развивались главным образом благодаря усилиям философов. Великие философы Древней Греции Платон и Аристотель были и великими политическими мыслителями: их наследие содержит в себе важные положения относительно законов и правопорядка в обществе.

Даже когда политическая и правовая мысль обрела самостоятельный статус, ее связи с философией и прежде всего политической философией сохранились. Весьма показательно, что в России в начале XX столетия общая теория государства и права называлась “философией права”, а история политических и правовых учений была частью общей теории государства и права и называлась историей философии и права.

Теперь и понятие, и учебный курс “философии права” восстановлены в своих правах. В вышедших в последние годы учебниках и учебных пособиях по “философии права”4 содержится немало материала, представляющего интерес для политической науки.

4. О связи истории политических и правовых учений с современностью. Изучение политических и правовых учений прошлого (а каждый прожитый нами день с позиций наступающего дня становится прошлым) помогает лучше понять не только прошлое, но и настоящее. Связь прошлого и настоящего настолько велика, что и сегодня, в самом конце XX в., мы продолжаем анализировать тексты сочинений выдающихся мыслителей прошлого, даже ведем с ними полемику как с нашими современниками. [c.32]

Свидетельством тому может служить книга одного из самых видных современных западных философов К. Поппера (1902) “Открытое общество и его враги”, первый том которой “Чары Платона” целиком посвящен критическому анализу “политической программы” Платона. Автор подчеркивает, что, когда он обращается к прошлому, проблемы, рассматриваемые им, являются проблемами современности.

Бывает и так, что идеи, высказанные мыслителями, значительно опережают свою эпоху и потому не встречают особого понимания у современников. И только спустя века к новым поколениям людей приходит прозрение того, что эти идеи не просто из разряда великих, а действительно судьбоносные.

5. О “вечных” проблемах истории политической и правовой мысли. Четыре с лишним тысячелетия насчитывает история политической и правовой мысли людей. За это время сменяющие друг друга поколения людей многое пережили, многое осмыслили и переосмыслили. Изменились формы политической организации общества, представления людей о нормах их отношений с властью, о праве. И тем не менее есть социально-политические проблемы, которые люди пытались разрешить два с половиной тысячелетия тому назад и пути их решения которых ищут и сегодня.

Возьмем, к примеру, вопрос об “идеальном” государстве”. В древности его мысленно проектировали Конфуций в Китае и Платон в Греции. Поиски “идеального” государства идут через всю историю политических и правовых учений, вплоть до наших дней. И поиски не окончены, они будут продолжаться – может быть, до тех пор, пока будет существовать человеческое общество.

Нередко старые понятия или высказывания наполняются новым содержанием, соответствующим изменившимся условиям общественной жизни. Так, Аристотель говорил о существовании идеи, согласно которой все люди от природы равны. Эта идея значительно опередила свое время и пришлась явно не “ко двору” в рабовладельческой Греции. Великая идея о том, что все люди равны не только по природе, а в силу всеобщего правового равенства, получила признание лишь в эпоху буржуазно-демократических революций в Европе в период XVII–XIX вв., особенно в выступлениях теоретиков и политических лидеров, а также в документах Великой французской революции конца XIII в. Позже идея всеобщего правового равенства людей легла в основу понимания прав и свобод человека. [c.33]

6. О внутреннем содержании, смысле истории политических и правовых учений. Известно, что философы всегда стремились найти “причинную связь вещей”, найти истину всеобщего бытия и сознания. Что же ищут политологи в истории политических и правовых учений, какую истину они хотели бы найти или хотя бы определить подход к ней? Основное содержание истории политико-правовой идеологии следует видеть в возрастании гуманистических начал в самой идеологии и, особенно, в государственной политико-правовой практике. Взрыв Ренессанса в Европе (в Италии – в XIV–XVI вв., в других странах – в конце XV–XVI в.), называемого иначе Возрождением, принес обществу совершенно новое, необходимое для дальнейшего развития цивилизации понятие – гуманизм.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.