Альтернативные социалистические течения, радикальные и национальные идеологии

Идейно-политическая жизнь. Функционирование и взаимодеятельность основных идеологий. Спектр современных левых социально-политических течений. Концепции социализма национального типа. Экосоциализм, анархизм, национализм, фашизм. Национальные идеологии.

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра гуманитарных наук

РЕФЕРАТ

на тему:

«Альтернативные социалистические течения, радикальные и национальные идеологии»

Минск, 2008


Идейно-политическая жизнь не сводится к функционированию и взаимодеятельности основных идеологий. В обществе существуют и более «мелкие» явления: различные традиционные течения внутри или на стыке идеологий, новоявленные теоретические веяния не похожие ни на одну из классических идеологий.

Рассмотрим некоторые более влиятельные из них.

Спектр современных левых социально-политических течений не ограничивается коммунистическим движением и социал-демократией. В него входят троцкизм, движение «новых левых», движение «экосоциализма», сторонники идей социализма национального типа в развивающихся странах. Традиционно к левым относят также анархистов. Разумеется, этот перечень не исчерпывает все оттенки современных политических течений левой ориентации.

Одновременно во всех этих разновидностях социалистических концепций национального типа прослеживается сходство с социал-демократической концепцией «демократического социализма». Их объединяет и терпимое отношение к различным формам собственности, и приверженность идее плюралистической демократии, и стремление к социальной справедливости. Не случайно, поэтому в рядах Социнтерна находятся многие политические партии Азии, Африки, Латинской Америки.

Концепции социализма национального типа широкое распространение получили в афро-азиатских странах. Их общей особенностью является поиск «третьего пути» к социализму, лежащего между капитализмом и большевизмом, который бы больше соответствовал национальным традициям развивающихся стран. Вследствие этого в концепциях национального социализма переплетаются элементы других политических теорий, религиозных источников, родоплеменных порядков и нравов. Таковы «индийский социализм», «африканский социализм». «автохтонный социализм» (от греч. «автохтоне», что значит аборигены, коренные жители) в Латинской Америке и др.

Движение «новых левых» родилось в период бурных студенческих выступлений в западных странах в 60-е годы нашего столетия. Ныне это разнородные по своей политической ориентации группы, главным образом среди интеллигенции и студенчества, претендующие на роль наиболее радикальных противников современного капитализма. Они отвергают ценности буржуазного общества, выступают против бюрократии, современных властных структур.

Экосоциализм – это левое течение движения «зеленых». Его идеологи считают, что альтернативное по отношению к капитализму «экосоциалистическое общество» должно характеризоваться широкой децентрализацией власти, новыми связями с природой и господством новых социальных и этических ценностей. Основной целью политики в этом обществе станет сохранение и улучшение природной и социальной среды, субъектами же политической жизни будут не традиционные партии, а альтернативные движения. Отношения собственности теоретики экосоциализма не считают главными. По их мнению, в экосоциалистическом обществе должно быть рациональное распоряжение природными ресурсами, поэтому в программах экологических движений ставится вопрос не о национализации, а о широкой децентрализации и строгом соблюдении каждым предприятием экологического законодательства.

Анархизм сформировался в России как общественно-политическое течение в середине XIX в., поставившего задачу создания истинно свободного общества и представляло одно из направлений утопического социализма. Решение этой проблемы анархисты связывали с ликвидацией такой формы организации общества, как государство.

В обыденном сознании слова «анархизм», «анархия» прочно ассоциируются с хаосом, произволом, разрушением. Привычными для слуха стали сочетания «разнузданный анархизм», «примитивный анархизм».

Анархия как течение общественной мысли объединяет весьма разнородные концепции по единственному, и в конечном счете формальному критерию: отрицанию власти. Архия – власть. Ан-архия – безвластие. Поэтому так называемые анархические элементы можно найти во многих, особенно социалистических теориях. Однако анархизм и социализм в истории общественной мысли оказались противоположными и враждующими течениями.

Источник негативного отношения к анархизму следует искать в долголетней традиции борьбы – и не только теоретической, но в первую очередь политической – между марксистским, социал-демократическим течением социализма, которое анархисты называют «государственным», «авторитарным», социализмом с одной стороны, и, с другой, течением анархическим.

Анархизм как направление – это общественно-политическое течение, проповедавшее освобождение личности от всех разновидностей политической, экономической и духовной власти.

Анархизм – идейно-теоретическое течение, выражавшее интересы и воззрения определенных слоев буржуазного общества. Спектр этих взглядов широк – от крайнего индивидуализма до коллективизма, от религиозного мистицизма, самосозерцания и стремления к самоусовершенствованию до крайней революционности.

Из всей истории анархизма можно выделить два основных направления:

– анархо-индивидуализм, отвергает любые формы коллективизма;

– анархо-синдикализм и анархо-коммунизм, отличительные черты которых – революционность и допущение некоторых форм капитализма в общественной жизни, признание рабочих синдикатов (профсоюзов) высшей формой классовой организации пролетариата.

Безгосударственный общественный идеал – это исходный пункт и конечная цель всех теоретических рассуждений анархизма. На выработку коренного положения анархизма – отмену государства – повлияли такие обстоятельства:

– идеи утопического социализма по вопросам о будущем устройстве общества или «казарменный коммунизм», или возврат назад в «золотой век», первобытнообщинный строй;

– опыт Парижской Коммуны и революции 1848 г.;

– взгляды на государство, его функции и исторические перспективы, разработанные К. Марксом и Ф. Энгельсом;

– исторические особенности социально-экономического и политического развития России в XIX в.: самодержавие (ненавистное), с одной стороны и крестьянская община с другой (в ней сторонники видели задаток будущего общества).

Главными идеологами учения анархистов в России являются М.А.Бакунин (1814 – 1876) и П.А.Кропоткин (1842 – 1921).

В теоретических взглядах Бакунина переплетаются традиции антирелигиозного просветительства и мелкобуржуазной революционности с идеями крестьянского социализма, которые уже широко были распространены в России в то время.

Социализм по Бакунину – это общество социальной справедливости, воплощающее народный идеал: все земли принадлежат народу, право пользования средствами производства принадлежит общине, абсолютная автономия. Общинное самоуправление враждебное отношение к государству. Воплощение этого народного идеала в жизни требует искоренения четырех общинных пороков:

– патриархальности;

– поглощения свободы личности общиной;

– веры в царя;

– религиозности.

Бакунин указал два возможных средства достижения народного идеала:

1) Кооперативный социализм как средство преобразования социально-экономического быта крестьян и рабочих.

2) Революционный – непосредственная организация всенародного бунта.

Сам Бакунин отдал предпочтение второму средству. Он считал, что революция никогда не делается личностями или политическими подпольными организациями. А происходит сами по себе. Исходя из этого, он считал индивидуальный террор эффективным средством политической борьбы.

Второй фигурой в идеологии анархизма является П.А. Кропоткин. У него идея будущего общества выглядела как вольный союз самоуправляющих общин; обязательный всеобщий труд; коллективная собственность на орудие и средства производства, предметы быта; отказ от высшего образования, приводящего к умственному неравенству. Царскую монархию в России Кропоткин считал государственным строем ему буржуазном обществе общественные организации, коллективы, которые должны были подготовить почву для исчезновения государства.

Необходимо отметить, что марксизм обосновал необходимость государства для защиты революции и проведения социально-экономических реформ.

Анархизм доказывал несовместимость государства и революции, так как государство согласно анархизму – консервативная сила, таящая в себе угрозу возникновения личной диктатуры.

В период первой русской революции возросло число анархистских групп, например: Анархисты-коммунисты – требовали немедленной организации безвластного общества, основанного на общественной собственности на средства производства и предметы потребления.

Анархисты-террористы – проповедовали саботаж в области экономики. Они первыми в истории ввели в практику немотивированный террор как средство дезорганизации государства.

Анархисты-синдикалисты – выступали за уничтожение политической власти, захват предприятий, призванной организовывать производство и распределение.

Пан анархисты – выступали за отказ от любого вида деятельности, ведущей к укреплению государства, в том числе и от труда.

Мистические анархисты – концентрировали свое внимание только на личной жизни.

В годы первой мировой войны представители анархо-синдикализма и анархо-коммунизма выступали с лозунгами: «война до победного конца», надеясь, что она спровоцирует мировую революцию. Направление анархистов на мировую революцию как средство, приближающее ликвидацию европейских государств, определили и их тактику в февральской буржуазной революции.

Идейная и организационная разобщенность анархистов разных направлений ярко проявилась в России во время Октябрьской революции. Некоторые анархистские группы сразу же заняли враждебные позиции по отношению к большевикам, другие относились к ним вполне лояльно.

С 1918 г. часть анархистов начала сотрудничать с Советской властью, признавая, что политика большевиков соответствует требованиям народных масс. Но как только Советская власть начала устанавливать революционный порядок, дисциплину, требовать выполнения издаваемых ею декретов, большая часть анархистов выступила против политики Советского государства. В ряде городов группа анархистов создали вооруженные отряды, и, сомкнувшись с уголовными элементами, стали осуществлять разбой, ограбления, убийства. Они занимались экспроприацией банков и касс предприятий. Провоцировали рабочих на забастовки и мятежи.

Задачей анархистов была организация нового безвластного общества; стереть с лица земли строй комиссародержавия и чрезвычайной охраны; организация массового движения.

Родоначальником анархистов по праву считается англичанин Вильям Годвин (1756 – 1836). С выхода в свет в 1793 г. его «Исследования о справедливости в области политики и ее влияние на добродетель и благополучие» и начинается история анархизма. Годвин исследовал противоречие между обществом и государством, в котором общество представляло хорошую сторону, а государство – дурную. С последним необходимо было бороться. Обоснование «высшего социального принципа» – справедливости – приводит Годвина к идее о необходимости уничтожения частной собственности.

Имя анархизму дал Пьер-Жозеф Прудон. Вышедшая в 1840 г. его книга «Что такое собственность» наделала много шума. В ней он подвергает критике исследуемые формы общества: «собственность» и «общность» (коммунизм). Причем последний возможен лишь в государственной, уравнительной форме.

Истинным основоположником индивидуалистического анархизма признан Макс Штирнер. Его работа «Единственный и его собственность» была опубликована в 1845 г. Теория Штирнера – пример доведенного до конца индивидуализма – отрицания внешней власти, не признающего ничего кроме личного «я».

Следует отметить, что позиция всех анархистов – уничтожение государства. А равно и политической организации общества как таковой – предполагает осуществление определенных преобразований в неполитических сферах общества. Так как нельзя решить проблему свободы личности исключительно упразднением государства.

Политическая реакция кануна XX века в России не давала возможости существовавшим анархическим идеям образовываться в учение, способное дать жизнь новому течению в революционном движении. Анархизм был крайне радикален. Он требовал не просто преобразования государства, но его уничтожения. Поэтому-то анархизм как крайнее «левацкое» течение виделся царизму как одна из опасностей.

Анархизм являет собой довольно пестрое собрание различных концепций. Вследствие этой разности социальная база анархизма представляет собой нечто аморфное, ее невозможно четко очертить.

Многие считают, что анархизм неизбежно ведет к коммунизму. А коммунизм – к анархизму. Причем и тот и другой представляют собой не что иное, как выражение одного и того же стремления преобладающего в современных обществах, – стремление к равенству.

Анархистов чаще всего упрекают в том, что они не признают организации. Основан, однако, этот упрек на совершенно ложном представлении о том, что такое анархизм и что такое организация. Дело представляется так, что анархизм – это хаос, беспорядок, вражда каждого против всех, тогда как организация – это гармония, поддерживаемая строгой дисциплиной, подчиняющей волю массы воле немногих избранных. В итоге, особенно у нас в обществе, создалась масса предрассудков.

Анархизм делает последний шаг по пути к освобождению личности: он добивается уничтожения власти во всех ее видах, уничтожения государства, хотя бы в виде демократии. Его идеал не жандарм, охраняющий рабочего, а полное уничтожение самого института жандармерии, уничтожение всех организаций насилия, превращение буржуазного государства не в социальную республику, а в рабочее общество, в свободный союз свободных рабочих ассоциаций.

Важную часть политических идеологий современности составляют идеологии, развивающиеся в русле радикальных традиций. Радикальные идеологии находят необходимые изменения политического и общественного строя коренным образом. Различают правый и левый радикализм. Праворадикальная идеология проявила себя в различных формах и главным образом в виде фашистского движения.

В настоящее время сложилось двойственное восприятие фашизма. Одни понимают под ним конкретную форму политической идеологии, сформировавшуюся в Германии, Италии, Испании в 20-е годы XX в. и сложившие средством выхода этих стран из послевоенного кризиса. Другие считают, что фашизм – это идеология, не имеющая определенного содержания и возникающая там, где политические силы ставят цель подавления демократии, захвата и использования власти.

Политическая основа фашизма везде выражала интересы кругов общества, оказывавших финансовую и политическую поддержку и стремившихся подавить демократию.

Исторической родиной фашизма считается Италия и Германия, а родоначальником фашизма является лидер итальянских социалистов Бенито Муссолини.

В центре фашистской идеологии находятся идеи военной экспансии воинствующего антикоммунизма, расизма, шовинизма, а также применение крайних форм насилия против рабочего класса и всех трудящихся, широкое распространение государственно-монополистических методов регулирования политики и экономики, демагогия с целью создания массовой базы для фашистских партий и организаций.

Классической формой фашизма являлся национал-социализм А. Гитлера. Немецкая версия фашизма отличалась особым реакционным иррационализмом, высоким уровнем тоталитарной организации власти и крайним расизмом. В концепции германского фашизма основным являлось сохранение чистоты крови и расы. Теоретики германского национал-социализма выстроили свою идеологию, отдав приоритетное место в ней некоему выдуманному народу – «арии». Следовательно, к настоящим «ариям» были отнесены немцы, англичане и ряд североевропейских народов. Государству отводилась второстепенная роль, первостепенным же стояло сохранение чистоты расы.

Фашизм сыграл решающую роль в развязывании Второй мировой войны, но потерпел военное и моральное поражение. Однако вскоре он возродился в форме неофашизма. Неофашистские силы применяют т.н. «стратегию напряженности», организуя террористические и другие акции, чтобы создать у политически неустойчивой части населения мнение о неспособности действующего правительства обеспечить общественный порядок, таким образом, толкая группы избирателей в «объятия» неофашистов. Действия «неофашистских» групп и движений ставили под угрозу демократические институты в различных странах, служили и служат возбудителем политических кризисов и напряженности.

Таким образом, наиболее предпочтительной идейной основой фашизма (правого радикализма) явились доктрины, содержащие признание превосходства тех или иных расовых, социальных, классовых, этнических групп общества. Поэтому от фашистского перерождения не застрахованы ни национальные, ни коммунистическая, ни социалистическая идеология, основанные на принципе социального переустройства общества, сохраняя привилегированное положение для какой-либо социальной группы, слоя и предлагающие радикальные методы и средства для обеспечения этим группам соответствующего социального статуса.

Вместе с вышеуказанными идеологиями в мире большую роль играют национальные идеологии, особенно в странах, где идет процесс становления национальных общностей. Национализм трактует «нацию» как высшую внеисторическую и надклассовую форму общественного единства. Для национализма характерны идеи национального единства и исключительности, получающие развитие в зависимости от исторической обстановки и межнационального общения.

В целом, идеологии этого типа выражают политические требования граждан, чьи интересы в повышении своего социального статуса связаны с национальной принадлежностью. В соответствии с внешними условиями и уровнем национального самосознания населения политические силы могут выдвигать требования защиты культурной самобытности, увеличения геополитического пространства или защиты собственных территорий суверенитета от внешних посягательств.

В постсоветских республиках в настоящее время национализм часто трактуется как принцип, требующий, чтобы совпадали политические и этнические единицы, а также, чтобы управляющие и управляемые силы внутри этих политических единиц принадлежали к одному этносу. При таком подходе национализм может выступать как поле творческого раскрытия нации, средство ее очищения и саморазвития. В этом качестве национализм выступает не только на постсоветских территориях, но и в Беларуси.

Национальная идеология – политическая идеология, которая ориентируется на общественно-политическую и духовную значимость этноса, народа, нации и реализацию их интересов в социально-политической жизни. Вырастая из этнического, национальное мышление сохраняет его структуру: представления народа об истории, о национальной территории – Родине; чувство национальной принадлежности к нации, этносу, чувство национальной гордости; национальные идеи, лозунги, программы и т.д.

Сила и притягательность национальной идеологии состоит в том, что она:

– обращается к глубинным, природным началам человека, его стремлению разделить мир на «своих» и «чужих»;

– имеет выраженный комплексный чувственно-рациональный характер, выступает и духовным, и культурным, и эмоциональным феноменом;

– тесно связана с религиозными чувствами и идеологией.

Национальное сознание возникает в недрах этнического, когда в обществе преодолеваются сословные, кастовые, племенные барьеры. В Европе это время приходится на XVII – XVIII в. Национальная идеология начинает формироваться с переходом от Божьей милости к воле народа, от династического к народному суверенитету. Причем идея народного суверенитета лежит в основе двух истолкований понятия «нации»» «вертикального» и «горизонтального». В первом случае третье сословие предстает в качестве «отдельной нации», противостоящей господствующему меньшинству (первому и второму сословиям). Отсюда идет гражданская составляющая национального самосознания. Во втором случае народные массы как бы провозглашают: мы – отдельная, особая нация, народ среди других народов и государств. Здесь – корни государственного определения национальности.

Национальные идеологии, опираясь на свою значительную мобилизующую силу, играют большую роль в современной общественно-политической жизни многих стран, причем эта роль достаточно часто бывает и отрицательной, питающей агрессивный национализм и сепаратизм.

Привлекательность национально-патриотических идей в последнее время заметно усилилась. На них устойчиво ориентируется значительная часть населения. Вместе с тем патриотические ценности не стали и вряд ли будут исключительной монополией национал-патриотической идеологии. Они нашли отражение в идейно-политических платформах коммунистов, либералов, других объединений и движений.

На рубеже XX – XXI вв. активно и крупномасштабно начала развиваться и интенсивно функционировать еще одна идеологическая доктрина всемирного масштаба – идеология глобализма. Объективные предпосылки и реальные возможности возникновения такого идеологического феномена созданы всемирным процессом глобализации, охватившим экономическую, политическую, социальную, психологическую, социокультурную и иные сферы современного, преимущественно постиндустриального общества (либо общества, быстро продвигающегося по пути к постиндустриальной, информационной цивилизации). Глобализация представляет собой постепенное преобразование разнородного мирового социального пространства в единую глобальную систему, в которой беспрепятственно перемещаются информационные потоки, идеи, ценности и их носители, капиталы, товары и услуги, стандарты поведения и моды, видоизменяя миропредставление, деятельность социальных институтов, общностей и индивидов, механизмы их взаимодействия.

Мощными двигателями и ускорителями развертывания глобализации стали: а) создание и стремительное усиление экономической и политической мощи транснациональных корпораций (ТНК), осуществляющих более 1/5 общемирового промышленного и сельскохозяйственного производства; б) быстрое развитие и баснословное обогащение международных банков, страховых и других финансовых организаций; в) формирование и активная деятельность глобальных торговых сетей, проникающих сквозь всякие межгосударственные, таможенные и иные границы; г) компьютерная революция, вызвавшая возникновение новейших коммуникационных технологий и мощных информационных потоков, охватывающих все регионы мира и видоизменяющих образ жизни людей.

В таких условиях сильнейшим ускорителем общемировых трансформаций становится глобальная переориентация культуры, а процессе которой становятся все более распространенными понятия «мировая культура», «глобальная культура», «трансформационные культурные потоки», за которыми нередко скрываются претензии на создание новоявленной культуры «транснационального структурного капитализма», ориентированной на формирование американоподобной среды в мировом масштабе для бизнеса и продуктов массовой культуры, тиражируемой миллионами и миллиардами копий при помощи кинематографа, телевидения, видеопроката, Интернета.

Большинство западных социологов и политологов трактуют процесс глобализации однозначно позитивно и оптимистически, полагая, что этот процесс приведет к консолидации мира и преодолению конфликтов, подъему уровня жизни народов, социальной стабильности, всеобщему равноправию. Однако социальная реальность оказывается гораздо более сложной, чем теоретические построения, более противоречивой и непредсказуемой. Нельзя не замечать, что интенсификация транснациональных отношений, неизбежно снижающая статус национальных государств, их социально-политическую значимость, оборачивается противоположной тенденций – усилением националистических ориентаций, подчеркнутым регионализмом многих слаборазвитых стран и возмущенных своим бедственным положением народов.

Столь подавляющее превосходство мирового гегемона позволяет США навязывать многим регионам планеты свою систему ценностей, брать на себя претензии защищать демократию «без границ», выраженные в доктринах «ограниченного суверенитета и регионального права». Причем эти обязательства США берут на себя от имени евроатлантической военно-политической организации НАТО, расширение которой на Восток (вместе со стремлением действовать в любой точке мира) следует рассматривать как целенаправленную стратегию навязывания политических и культурных ценностей одного государства всему миру.

Глобализация информационных процессов создает новые угрозы сохранению, воспроизводству и развитию культуры многих народов, особенно в слаборазвитых странах.

Становящийся все более масштабным новый «культурный интервенционизм», основанный на информационных новинках и стремящийся к насаждению во всех регионах мира американизированных вариантов культуры и потребительской системы ценностей, наталкивается на возрастающее неприятие, а нередко и сопротивление национальных и региональных культурных элит и не только в развивающихся странах Азии и Африки, но и в такой высококультурной и преуспевающей стране, как Франция. Именно Франция, бережно сохраняющая и преумножающая традиции своей национальной культуры, стала первой в мире страной, специальным законом квотирующей количество транслируемых американских фильмов, радио- и телепрограмм. А это означает, что усиливающаяся глобализация, вопреки ее самым активным приверженцам и собирателям ее плодов, не ведет к исчезновению национальных интересов ни в экономике, ни в политике, ни тем более в культуре. Глобально взаимосвязанный мир отнюдь не является безнациональным, а широко распространяемые в нем стандарты вестернизированной, преимущественно американизированной, культуры не в состоянии стать эталоном единой, скроенной по одному образцу «мировой культуры».

Разумеется, следует иметь в виду, что распространяемые через средства массовой информации, включая Интернет, программы американизированных радио- и телепередач, видеороликов т.п. всеми возможными способами декларируют свою идеологическую нейтральность, отрекаясь как от правых (за излишний консерватизм), так и от левых (за чрезмерный либерализм или даже социал-демократизм). И все-таки во всех случаях их «центристская», «объективная» позиция оказывается скроенной по модифицированным и умело лакированным образцом пресловутой «американской мечты».

Итак, круг замыкается: объективно необходимые продукты глобализации современного мирового сообщества порождают стремление сконструировать глобальную идеологию, преимущественно проамериканской направленности, а видимые или умело законспирированные в кино-, теле-, радио-, Интернет-продукции идеологические клише подталкивают потребляющих эти товары людей в разных странах к ощущению того, что мы становимся единым миром.

В многогранной и многообразной по средствам воздействиям на людей системе идеологии глобализма особенно важное значение в начале XXI в. придается Интернету. Его специфическая особенность, отличающая эту «мировую паутину» от других интерактивных кибернетических средств, заключается в том, что пользователь сайтов психологически уверен в свободе своего информационного выбора в гораздо большей степени, чем телезритель, радиослушатель или читатель газеты. К тому же Интернет включает в орбиту воздействия на пользователя сети более широкий спектр информационной стимуляции сознания индивида, его чувств, эмоций, воображения и других психологических компонентов личности, чем печать, радио или телевидение. В его распоряжении не только звук, текстовый материал, набор быстро меняющихся видовых картинок, но и многообразие красок, геометрических фигур, разнообразнейших схем, причем меняющих свои конфигурации прямо на глазах потребителя этой информации, что создает у последнего чувство сопричастности избирательной, активной, сопровождаемой обратной связью реципиента с источником информации.

Таким образом, Интернет как кибернетическая информационная система может выступать (как показатели события последних лет в Ираке, Грузии и ряде других регионов мира) в качестве мощного информационного психологического оружия, используемого в определенных идеологических целях. В качестве объекта для использования такого оружия выступают национальное самосознание, социально-политические настроения, ценностные и мировоззренческие установки различных социальных групп и общностей. А основной целью его применения становятся достижение успеха в идеологическом противоборстве, дезинформация, расшатывание политической и оборонной устойчивости соперничающего государства.


ЛИТЕРАТУРА

1.Мельник В.А. Государственная идеология Республики Беларусь: концептуальные основы / В.А.Мельник; науч. ред. П.Г.Никитенко. – 4-е изд., испр. и доп. – Минск: Тесей, 2007

2.Основы идеологии белорусского государства: Учебное пособие / Под общ. ред. Г.А. Василевича, Я.С. Яскевич. – Мн.: РИВШ, 2004.

3.Основы идеологии белорусского государства: История и теория: учеб пос. для студентов учреждений, обеспечивающих получение высшего образования. Под общ. ред. С.Н. Князева, В.И. Чуешова.–Мн.: ИВУ Минфина, 2005.–312с.