регистрация / вход

Национализм и этнополитическая мобилизация

Трактовки, источники национализма, его виды, формы. Этнический национализм (этнонационализм), нация как этническая общность. Этническая исключительность или ее разновидность. Агрессивный (радикальный) этнический национализм. Миграция и диаспорные группы.

Реферат на тему

Национализм и этнополитическая мобилизация


Содержание

1. Трактовки и источники национализма.

2. Формы и виды национализма.

3. Этническая деструктивность

4. Библиография


Трактовки и источники национализма

Продуктом политизации этнического самосознания, с одной стороны, и фактором, задающим характер этнополитической мобилизации и нациестроительства с другой, является национализм.

Первоначально понятие "национализм" обозначало приверженность людей ценностям своей нации (этноса), идеологию и групповое поведение, основанные на представлении о примате национальных интересов своего этноса. Термин "национализм" возник в эпоху Великой французской революции как обозначение чувства приверженности своей нации в отличие от прежней приверженности королю. Позднее содержание этого понятия стало значительно шире. С ним связывают борьбу народов за независимость, национальное самоопределение (создание собственной государственности или как минимум автономии), ложную идею национальной исключительности, такие крайние ее проявления, как расизм и шовинизм, и др.

В настоящее время не существует теории, с помощью которой можно было бы объяснить возникновение всех форм национализма. В советской науке и общественно-политической практике понятие "национализм" всегда имело негативный смысл. Его рассматривали как идеологию, психологию, социальную практику и политику подчинения одних наций другим, как проповедь национальной исключительности и превосходства, разжигания национальной вражды. При всем при этом отношение к национализму было двойственным. Национализм угнетенных народов поощрялся, поскольку он, по словам В.И. Ленина, имел «историческое оправдание». Проявления национализма в СССР преследовались, что вполне объективно обосновывалось несоответствующими идее и практике формирования полиэтничного, но единого советского народа. Характерно то обстоятельство, что в соответствии с принципами национализма политическая организация общества должна быть этнической по своему характеру и выражать интересы определенной этнической группы. Национализм — это не только идеи и соответствующая им политика, но и система ориентации, чувств. Национализм использует глубоко коренящиеся в социальной психологии людей предрассудки, настроения и чувства. Психология национализма проявляется преимущественно в целом комплексе негативных эмоций по отношению к другим нациям и этническим группам, связана с некритическим отношением к собственной нации, чрезмерной идеализацией ее успехов и достижений.

В зарубежных концепциях национализм рассматривается как нейтральное явление. В них нет откровенно негативного отношения, хотя его сущность и оценки различны. Можно выделить следующие подходы к сущности национализма:

- идеология, которая делает национальное самоуправление критерием политической легитимности;

- организационный принцип, в соответствии с которым национальные и политические границы должны совпадать;

- политическое движение, стремящееся к совпадению национальных и государственных границ, т.е. к образованию суверенного государства;

- форма современного коллективного самосознания, пришедшая на смену другим формам — религиозным, этническим и т.п.

Широкое понятие национализма дано Э. Киссом: национализм является формой политического сознания, основанного на самоидентификации с нацией и лояльности к ней.

При всем многообразии подходов к трактовке национализма его можно определить следующим образом: национализм - коллективистская идея, основанная на признании приоритетности общих интересов нации по отношению к правам человека и другим ценностям, задачам и интересам социального бытия. Это своеобразная политическая программа для мобилизации членов общества на достижение определенной цели.

Источником национализма в государствах имперского типа является протест против национального неравноправия, стремление народов к большей самостоятельности. Именно эти тенденции, как мы уже видели, имели место в Австро-Венгрии, Оттоманской империи, среди недоминирующих народов России. Среди других источников исследователи называют закон возвышающихся социальных ожиданий. По мере того как народы втягиваются в процесс модернизации и добиваются на этом пути определенных результатов (растет образовательный уровень, формируется интеллигенция, улучшаются материальные условия жизни), расширяется и диапазон их потребностей, а это не может не вести к желанию большей самостоятельности. Именно с такой ситуацией и столкнулись СССР и Россия в своих республиках в конце 80-х годов.

Источниками национализма могут быть также конкуренция за рабочие места, высокий экономический статус этнических меньшинств и диаспорных групп по сравнению с доминирующим этносом (китайцы в Малайзии, русские и евреи в бизнесе Эстонии и Латвии); осознание ущерба, который наносят народу в сфере экономики, культуры, использования ресурсов метрополия или другие государства; ситуация депривации — поиск виновника осложнившегося экономического положения (погром турок-месхетинцев в Узбекистане, антисемитские настроения); психология маргинальных групп населения и т.д.

Формы и виды национализма

В зависимости от того или иного понимания нации различают две формы национализма: гражданский (государственный) и культурный (этнический). Гражданский национализм основан на признании нации как политической и территориальной общности. Его иногда отождествляют с патриотизмом, но в своих крайних формах он может приобрести черты агрессивности, изоляции и шовинизма. Гражданский национализм считается нормой современной жизни. Из такой посылки исходит и международная правовая практика, признающая субъектом самоопределения "демос", а не этнос, т.е. власть, осуществляется в интересах всех народов, принадлежащих к одному государственному образованию.

Этнический национализм (этнонационализм) опирается на нацию как этническую общность, рассматривает её как этнокультурную категорию, основанную на единстве происхождения, общей истории и культуре, и может быть политическим или культурным. В первом случае он стремится реализовать принцип государственности лишь в ее интересах, ставит своей целью достижение или удержание государственности, включая институты, ресурсы, культурную систему. Политический этнический национализм - это движение, целью которого является борьба за то, чтобы этнические и политические границы сообществ совпадали и чтобы этническое сообщество было политически независимым. Культурный этнонационализм направлен на сохранение целостности народа, на развитие его языка, культуры, исторического наследия и в этом смысле играет положительную роль. Наиболее активно отстаивают идею огосударствления этничности представители этнических элит, стоящих у власти или рвущихся во власть, ибо в государстве, построенном на этническом принципе, меньше конкуренция, больше шансов сохранить или получить власть. Эта идея становится мощной мобилизующей силой, основным средством борьбы соперничающих между собой политических коалиций. Главный лозунг такой мобилизации – национальное возрождение. Абсолютное большинство людей, на которых направлена такая агитация, не понимает, что он означает на самом деле, но звучит это красиво, вселяет необъяснимую надежду на добрые перемены в жизни, и этого оказывается вполне достаточно, чтобы купить товар- символ вместе с его продавцом. Стремление к огосударствлению этничности может происходить по разным причинам. Попав однажды под гипноз высокопарных слов, от него трудно избавиться. Ослепление «высшими интересами нации» при отсутствии сильных межэтнических коалиций и общегражданских ценностей превращает этничность в средство власти, а самой власти придает форму этнократии - безраздельного господства в органах власти и управления представителей одной нации или этнической группы.

Таким образом, этнонационализм, становясь политической программой, служит для этнической элиты средством обеспечения доступа к власти и ресурсам, порождает попытки реализовать принцип этнической государственности через подавление национальных меньшинств, пусть даже это «меньшинство» в численном отношении ничуть не уступает титульному народу.

Кроме деления национализма на гражданский и этнический существуют и другие его классификации. По отношению к государству национализм может быть сепаратистским, ставящим своей задачей отделение от существующего государства; реформаторским, стремящимся придать уже существующему государству более национальный характер; ирредентистским, направленным на объединение нескольких государств или присоединение части одного государства к другому.

Национализм классический с ярко выраженным стремлением к полной независимости. В СССР этот тип был реализован в союзных республиках не в результате борьбы за политическую независимость, а вследствие распада.

Национализм паритетный. Его характеризует ограниченный суверенитет, поскольку часть прав и полномочий в соответствии с договором передается федеральному центру. Наиболее ярко такой тип национализма (его называют еще либеральным) проявился в Татарстане, Башкыртастане, Туве. В рамках такого национализма предпочтение отдается плюрализму культур, сохранению гражданских прав личности при отсутствии враждебного восприятия других наций.

Национализм экономический. В его основе лежат две господствующие идеи: приоритетное право республики на природные ресурсы территории и развитие межгосударственных внешнеполитических отношений. Главное требование политической элиты в этом случае — максимально полный экономический суверенитет, который обеспечивается собственным законодательством по всем вопросам социально-экономического развития (собственность, формы хозяйствования, налоговая политика и т.п.), а также приоритетностью аборигенных форм природопользования. С требований этого суверенитета начиналось во второй половине 80-х годов движение к полной независимости в республиках Прибалтики. В настоящее время такой национализм наиболее полно реализовался в Республике Саха (Якутия).

Национализм защитный. Его доминирующими идеями являются защита культуры, языка, территории, демографического воспроизводства этноса. К такому типу национализма исследователи относят осетинский, ингушский национализм, национализм в Карелии, Коми, этнокультурный национализм коренных малочисленных народов Севера.

Этническая деструктивность

Этническая исключительность или ее разновидность - «этнический фаворитизм» (требование приоритетов для одной этнической группы в ущерб другим) есть та сила, которая способствует выходу на арену политической жизни такого феномена, как этническая деструктивность.

Деструктивностъ, как отмечают исследователи, не присуща этносу изначально. Она генерируется посредством противоречия между этническими и политическими структурами территориальных сообществ. Они особенно усиливаются или становятся наиболее очевидными по мере становления и развития евроатлантической либерально-демократической модели общественного устройства. Эта модель предполагает гомогенизацию общества в процессе нациестроительства и включение всех этнических компоненттов в единое гражданское сообщество. Такой принцип строительства национального государства влечет за собой нарастание конфликта идентичностей, когда индивиды вынуждены выбирать между принадлежностью к своему этносу и принадлежностью к нации, между этнической лояльностью и государственным патриотизмом. В этом случае возникает масса переходных, пограничных состояний и групп, сознание и политические ориентации которых неустойчивы и подвижны.

Данная ситуация создает благоприятную почву для мобилизации этничности и использования ее в политических интересах определенных лидеров или политических организаций. Тем самым этничностъ приобретает политическую функцию, что делает мобилизованную этничность политическим, а точнее сказать, этнополитическим явлением.

Среди политически мобилизованной этничности можно выделить радикальный национализм, а точнее — агрессивный этнический на­ционализм, этнический сепаратизм и этнический ирредентизм.

Агрессивный (радикальный) этнический национализм — это идеологический курс, которым руководствуются борцы за создание собственного «национального государства», границы которого должны совпадать с границами этнической общности. Эта борьба, как правило, ведется насильственными средствами: средствами террора, вооруженной борьбы. Примерами такого рода движений является организация басков ЕТА, корсиканские националисты, ИРА в Северной Ирландии, «Тигры освобождения Тамил Илама» в Шри-Ланке, турецкое движение на Кипре и т.д.

Другой разновидностью радикального национализма является этнический сепаратизм. Его сторонники добиваются либо предоставления отдельным этническим общностям широкой политической автономии, либо прямо ратуют за отделение этнических анклавов от основной территории государства, населенной представителями другого или других этносов, и создание независимого государства.

Этносепаратизм может проявляться и в форме этнического унионизма. Суть этого движения состоит в стремлении к объединению в одном государстве разрозненных этнических анклавов. Наиболее ярким современным примером такого движения является движение курдов в Турции, на севере Ирака и западе Ирана за воссоединение в единое государство Курдистан. Эта борьба ведется уже много лет, нередко приобретает формы партизанской войны и национально-освободительного движения, но она не имеет широкой поддержки в международном сообществе.

Самостоятельной формой этнического унионизма можно считать ирредентизм. Он проявляется тогда, когда часть этноса уже имеет собственное государственное образование, а другие его части находятся вне пределов данного государства или политической автономии. Так, к примеру, многочисленное венгерское население румынской Трансильвании в течение многих десятилетий рассматривалось властями этой страны как потенциальный источник ирредентизма. Это было идеологическим основанием для попыток форсировать ассимиляцию венгров румынами и для многочисленных ограничений культурных и политических прав венгерского меньшинства, которое насчитывало от 2 до 3 млн. человек. Отчасти схожая ситуация имела место и в Словакии в отношении соблюдения прав венгерского меньшинства.

Принимающее государство также с опаской относится к ирредентизму и по причине того, что нарушения баланса могут происходить и внутри самовоссоединяющегося народа.

В Европе одним из наиболее вероятных сценариев, связанных с ирредентизмом, является воссоединение албанцев Косово и Албании в рамках единого государства, особенно в свете того, что Косово, где этнополитический конфликт пытались решить посредством международного вмешательства, уже в ближайшее время станет этнически однородной албанской территорией, ибо остатки сербского населения будут выдавлены за пределы косовских границ. Албанцы же разделены на две субэтнические группы: геги и тоски. В настоящее время тоски преобладают в Албании, а геги — в Косово. Упразднение границы между Албанией и Косово приведет к серьезному нарушению баланса власти в самой Албании.

Не менее показателен и пример с попытками сконструировать некую новую румынскую идентичность, а точнее — включить в состав румынского этноса молдавский этнический компонент. В понимании идеологов румынизации молдавского этноса как такового не существует, и он составляет с румынами единый этнос. Такой подход логически предполагает, что разделенные некогда две части единого народа должны воссоединиться. У идеи довольно много сторонников и с молдавской, и с румынской стороны, которые к тому же имели значительное влияние в правящих кругах и среди интеллектуальной элиты двух стран. С целью конструирования «нового румынского этноса» они осуществили целый ряд мер административного, культурного и политического плана, призванных создать прочный фундамент для реального подтверждения идеодогического конструкта. Был введен безвизовый режим на румынско-молдавской границе, молдавский алфавит переведен с кириллицы на латиницу (сами румыны сделали это в середине XIX в.), практически был отвергнут лингвоним «молдавский язык», введено преподавание истории румын в молдавских школах, в Яссах румынские политики предприняли меры по ослаблению влияния действующей здесь молдавской партии.

Но молдавская идентичность оказалась отнюдь не мифом, и попытка отказа от нее привела к серьезным политическим и экономическим последствиям. Во-первых, в Молдавии, которая в советские годы приобрела статус союзной республики и заметно изменялась территориально, сформировался совершенно новый состав населения, который качественно отличался и в этническом, и в социальном отношении от исторической Молдовы. Во-вторых,население республики стало представлять собой некую социальную целостность, которая не могла безболезненно принять идеи румынизации и которую, для внедрения в жизнь нового этнического конструкта, необходимо было разрушить. В-третьих, культурная близость молдаван и румын оказалась не настолько существенной, чтобы сформировалось единое этническое самосознание.

Иноэтничное население Молдавии, а особенно население Приднестровья и Гагаузии, приняло румынизацию в штыки, и дело дошло до гражданской войны и фактического раскола страны. Молдавское население в свою очередь оказалось также не готово принять идею единого румынского этноса, что привело уже к расколу внутри титульного населения и его элиты. Подавляющая часть простых молдаван продолжает считать себя молдаванами, так как молдавская идентичность прочно укоренилась в их сознании. Элита расколота примерно пополам, и одна часть продолжает считать, что есть лишь румыны и нет молдаван, а вторая, аппелируя к многовековой истории Молдавского княжества и его нередко непростым отношениям с Валахией, указывает на глубокие исторические корни молдовенизма. В. Стати в своей нашумевшей «Истории Молдовы» по этому поводу указал: «Этническое сознание молдаван, их молдовенизм сохранялись много веков подряд, до наших дней. Определенное сходство с другими восточнороманцами: с влахами (в Болгарии), валахами (мунтянами, сегодня румынами) — не помешало им (молдаванам между Прутом и Карпатами) веками называть себя молдаванами, а не румынами».

В современном мире известны и другие потенциальные очаги ирредентизма. Это и Нагорный Карабах в Азербайджане, и Кашмир в Индии, на который претендует Пакистан, и Огаден в Эфиопии, который силой оружия пыталась присоединить к своей территории Сомали (только кубинский экспедиционный корпус смог отстоять целостность Эфиопии).

Однако в большинстве случаев отделение и создание собственного государства считается шагом более предпочтительным, чем борьба за воссоединение с «этнически родственным» государством. Поэтому сепаратизм гораздо более распространен, чем ирредентизм. В большинстве случаев сепаратизм возникает в этнических группах, которые считаются отсталыми в данной стране и убеждены в том, что у них нет шансов на конкуренцию с доминирующими группами в рамках неразделенного государства.

Когда ни ирредентизм, ни сепаратизм не имеют шансов на успех, представители этнической группы для сохранения своего этнического своеобразия, языка и статусных характеристик могут избрать в качестве защитной меры массовую миграцию на так называемую «историческую родину». Обычно эта миграция поощряется и поддерживается специальными мерами принимающим государством, то есть такая миграция чаще всего носит характер «спровоцированной миграции». Ярким примером такого рода миграции является миграция евреев в Израиль, миграция немцев из России и стран Восточной Европы в Германию, миграция греков в Грецию, миграция финнов в Финляндию.

Диаспорные группы нередко отличаются от материнского этноса своими культурными особенностями, которые сформировались в местах традиционного проживания этих групп. Поэтому когда эта миграция приобретает массовый характер, она может создавать серьезные проблемы, как для принимающей стороны, так и для страны, которую покидают мигранты.


Библиография

1. Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. — М, 1999.

2. Рыбаков СЕ. Анатомия этнической деструктивности. Этнический радикализм // Вестник Московского университета. — Серия 18. Социология и политология. — 2001. — № 417.

3. Тишков В.А. Национальности и национализм в постсоветском пространстве //Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., - 1994.

4. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. — СПб., 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий