регистрация / вход

Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету

Трансформация идейно-политических взглядов Бориса Николаевича Ельцина в 1989–1992 годах XX века. Основные этапы политики Б.Н. Ельцина внутри страны в эпоху первого и второго президентства. Важнейшие составляющие политического портрета Б.Н. Ельцина.

Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету


Содержание

Введение

1. Трансформация идейно-политических взглядов Бориса Николаевича Ельцина в 1989 – 1992 годах XX века

2. Политика Б.Н. Ельцина внутри страны в 1991-1999 годы

2.1 Россия в эпоху первого президентства Ельцина

2.2 Россия в эпоху второго президентства Ельцина

2.3 Финансовый кризис 1998 года: причины и следствия

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

В новейшей истории России большую роль играли и играют политические лидеры страны. От их компетентности, умения генерировать новые идеи, консолидировать общество во многом зависел и зависит ход реформационного процесса, успешная модернизация и построение истинно свободной и демократической России. Особую роль играет Президент РФ, определяющий в соответствии с конституцией РФ внутреннюю и внешнюю политику страны. В истории нашей страны Борис Николаевич Ельцин вошёл как первый Президент РФ, осуществивший радикально-демократические преобразования, но оставивший страну в состоянии социально-экономического кризиса.

Хронологические рамки

Нижняя граница – конец 80-х годов XX века – когда Ельцин будучи представителем партийной номенклатуры, являясь приверженцем марксистско-ленинской идеологии, участвовал в осуществлении перестройки на основе марксистского подхода к преобразованию страны, но сумел осуществить переход на радикально-демократические позиции возглавив межрегиональную депутатскую группу, образованную на I съезде народных депутатов в 1989 году.

Верхняя граница – 1999 год – завершающий этап деятельности Ельцина на посту президента РФ; добровольная отставка в декабре 1999 года.

Объектом изучения является личность первого президента РФ и его политическая деятельность в 90-е годы XX века.

Предметом изучения является процесс становления лидера-демократа и его роль в истории постсоветской России.

Историография

Несмотря на относительно короткий промежуток времени, отделяющий нас от изучаемых нами событий, проблемы политической деятельности Ельцина в качестве Президента РФ довольно широко освещены, в основном в виде мемуаров и воспоминаний помощников и приближённых Ельцина.

Первый период в историографии проблемы хронологически охватывает 1990 - 1999 годы. В этот период происходило выдвижение и утверждение Ельцина как политического лидера страны. Это наложило определенный отпечаток на исследования, появившиеся в этот период.

Особенно стоит отметить мемуары самого Ельцина, такие как «Исповедь на заданную тему», «Записки президента», «Президентский марафон».

Ведя диалоги с самим собой и описывая события прошлого, Ельцин конструктивно критикует себя, давая понять, что ему как президенту не оставляли выбора действий, и следовательно многие меры, на которые ему пришлось пойти, будь-то расстрел Белого дома, подписание указа №1400 были вынужденными.

Историографию это периода можно разделить на два основных направления: одна часть исследователей, в общем и целом, поддержала политику Б.Н. Ельцина, включая расстрел «Белого дома», другие считали действия Президента осени 1993 года преступлением и критически относились к осуществляемым под его эгидой политическим и экономическим преобразованиям. В качестве наиболее ярких иллюстраций можно рассмотреть книги «Реванш. Недоперевыворот: Версия центра «РФ-Политика»[1] и «Ельцин-Хасбулатов: Единство, компромисс, борьба»[2] . Первая является сборником аналитических и информационно-справочных материалов и посвящена системному анализу социально-политических процессов в России и вокруг нее, в том числе процессов во внутренних структурах. На страницах книги опубликованы аналитические и иные материалы, в которых в концентрированном виде излагается системная оценка экспертами Центра ситуации в России и вокруг неё. Центр «РФ-Политика» оценивал развитие России 1992-1993 гг. как широкомасштабный номенклатурный реванш. Авторы считали, что события августа 1991 года в России привели к спасению, возрождению и укреплению партгосноменклатуры. При этом авторы рассматривали в качестве партноменклатуры представителей и законодательной, и исполнительной ветвей власти в России. Однако анализируя эту книгу, можно сказать, что Президент РФ Б.Ельцин в глазах авторов книги пользовался большим доверием, особенно импонировали им его действия в октябре 1993 года. Они оценивали политику Президента как, безусловно, правильную, поскольку, по их мнению, Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ постепенно превратились в номенклатурно-иерархический аппарат для установления режима личной власти Р. Хасбулатова.

Книга «Ельцин-Хасбулатов: единство, компромисс, борьба» представляет собой сборник основных документов - выступлений, речей, заявлений и статьей, посвященных периоду драматического конфликта законодательной и исполнительной власти. Материалы подобраны в таком виде, который способствует характеризовать позицию каждого из соперничающих лидеров. Противостояние «Ельцин-Хасбулатов» показано в книге как борьба двух политических направлений. Причины катастрофического результата реформ видятся не в «неприемлемости государственно-политического устройства и вытекающего отсюда противодействия преобразованиям, а в ошибочно или сознательно принятом пагубном курсе экономических преобразований. Следовательно, актуальная задача не в изменении государственно-политического устройства, а в смене реформаторского курса»[3] . Стремление «команды Ельцина» к созданию президентской республики рассматривается как средство насильственной реализации обанкротившейся концепции «возрождения». Кроме того, в сборник включены материалы рубрики «Мнение политиков, политологов, публицистов».

Характеризуя монографические издания 1994 — 1999 гг., следует обратить внимание на книгу «Режим Бориса Ельцина»[4] , в которой автор книги - ведущий исследователь Фонда Карнеги за Международный мир, д. и. н., профессор Л.Ф. Шевцова анализирует характер, стиль правления Б.Ельцина, рассматривая при этом основные проблемы российского общества в 1990-х гг. Период противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти в России она характеризует как период «двоевластия», как период борьбы за монополию на власть двух демократически избранных институтов. Л. Шевцова - один из немногих авторов, не рассматривающих

Съезд народных депутатов как пережиток советской эпохи. Две главы ее работы — «Мир или война» и «Ельцин перекраивает режим» посвящены политическому развитию России 1992 - 1993 гг. В них автор анализирует причины борьбы ветвей российской власти, ход и результаты экономических реформ Е.Т. Гайдара, существенное внимание уделяется работе Съездов народных депутатов. В 1997 году Л.Шевцова выпустила в свет еще одно исследование - «Политические зигзаги посткоммунистической России»[5] . Интересны исследования Л.Я. Дадиани, рассматривающего феномен «красно-белой» оппозиции Б.Н. Ельцину[6] . Автор анализирует причины консолидации различных политических сил для борьбы с режимом Б.Н. Ельцина и показывает непростые взаимоотношения внутри оппозиции, однако автор в своей работе во многом вторит и мемуарам Коржакова «Борис Ельцин: От рассвета до заката» и мемуарам личного секретаря Ельцина Костикова «Роман с Президентом», работы которых различны в своей оценке Ельцина как политического лидера и как главы государства, в результате чего, политический портрет Ельцина складывается в нечто невообразимо-противоречивое.

Второй период в историографии проблемы начинается с 2000 года, когда Президент Б.Н. Ельцин сошел с политической сцены, и продолжается до сих пор. Коллективный труд «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории», написанный в основном спичрайтерами Б.Н. Ельцина. Авторы последнего издания оправдывают даже самые жестокие действия Б.Н. Ельцина, Съезды же народных депутатов РФ характеризуют как «опасный атавизм советской системы, тормоз политической эволюции». Крайне негативно в книге оценивается Спикер Парламента Р.И. Хасбулатов. По мнению авторов, он «не имел четких мировоззренческих позиций, ценность власти была для него неизмеримо выше каких-либо принципов». В значительной степени именно благодаря личности Р.Хасбулатова, - указывают авторы, - многие до сих пор считают столкновение Б.Ельцина с VI съездом народных депутатов РФ и ВС РФ результатом обид и оскорблений, нанесенных Президенту депутатским корпусом. Авторы указывают, что в 1992-1993 гг. Б.Ельцин боролся не со Съездом, а Съезд — не с Б.Ельциным. В схватку вступили тоталитарные и демократические системы. Динамику строительства новой России, по утверждению авторов, долго сдерживало то, что Б.Ельцин слишком долго верил, что с Верховным Советом можно договориться. «Мощная бюрократическая машина законодательного органа, вобравшая лучшие номенклатурные кадры бывшего ЦК КПСС, опережала команду Ельцина, переигрывала ее в аппаратных комбинациях и закулисных интригах», — отмечают авторы. Выводы книги «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории» принципиально расходятся с уже сформировавшимся в отечественной науке взглядом на сущность и перерождение партийной элиты в России начала 1990-х гг. и отражают скорее конъюнктурные интересы авторов, однако сама книга, содержащая богатый фактологический материал, является безусловно событием в историографии современной России.

В зарубежной историографии усиление и становление власти Ельцина отражено в работах Дж.Боффа, С.Коэна, П.Бонет[7] и других. Иностранные авторы рассматривают события в России более беспристрастно, чем отечественные. Они менее осторожны в своих высказываниях, раскованнее в выводах, стремясь связать внутренние процессы в России с развитием мировой истории. Так, С.Коэн в работе «Провал крестового похода: США и трагедия посткоммунистической России», рассматривая события в России последнего десятилетия XX века, акцентирует свое внимание на том, какую роль сыграла в этих событиях неоднозначная фигура Б.Н.Ельцина.

Цель работы – проанализировать политическую деятельность Б.Н.Ельцина в качестве президента РФ в 90-е годы XX века, выявить комплекс черт, характерных для политического новой России.

Задачи дипломной работы

1) Проследить эволюцию идейно-теоретических взглядов Бориса Ельцина в конце 80-х – 90-е годы XX века.

2) Проанализировать основные этапы политики Ельцина внутри страны

3) Выявить важнейшие составляющие политического портрета Б.Н.Ельцина.

При написании дипломной работы использованы:

1) исторический метод, который позволяет выяснить идейно – теоретические представления Б.Н.Ельцина, показать процесс переосмысления и перехода на иные политические позиции, реализацию политической деятельности Президента РФ.

2) психологический метод, который позволяет разобраться в трансформации идейных позиций Б.Н. Ельцина, через его личностные побудительные мотивы, черты, характеризующие неординарность мышления и личности.

3) историко-антропологический метод, использование которого позволило проследить, насколько идейно-политические взгляды Ельцина отразились в его публицистике и политической практике

При написании работы были использованы следующие термины и понятия:

1) Лидер политический - авторитетный член общественной организации или социальной группы, личностное влияние и воздействие которого позволяет ему играть существенную роль в социально-политических процессах и ситуациях, в регулировании взаимоотношений в коллективах, группах, обществах, нациях, государствах, международных отношениях.

2) Политическое лидерство – личностная способность влиять на политическое поведение и политическую деятельность людей, обусловленная системой социально-политических и психологических взаимоотношений и ориентации в группе, организации, обществе.[8]

3) Марксистко-ленинская идеология - система экономических, социально-политических и философских взглядов. Стержневая идея — утверждение исторической миссии пролетариата. На базе созданного в XIX в. учения К. Маркса развита В. И. Лениным и его последователями применительно к новым историческим условиям.[9]

4) Авторитет политический - (от лат. autoritas – власть, влияние и от нем. Autoritat – авторитет) – общественное признание возможности и права субъекта политики осуществлять власть, одно из фундаментальных качеств политического деятеля. Политический авторитет представляет собой оправданное доверие граждан к политику, вырастает как из личностных качеств политика, так из его умения и способности реализовать свой потенциал на практике, соединять слово и дело. В политическом авторитете находит выражение оценка обществом, социальной группой соответствия качеств политика потребностям политической, государственной или партийной деятельности на определенном этапе общественного развития. Используя политический авторитет, его носитель (субъект политики) может эффективно воздействовать на общество, социум, окружение.

5) Либерализм - (от лат. liberalis - касающийся свободы, присущий свободному человеку) - достаточно широкое идейное, социальное и политическое движение с определенной социальной базой, системой политических партий с программными стратегическими и тактическими установками. Сегодня не вызывает серьезных научных разногласий тезис о множественности проявлений либерализма для разных эпох (традиционный и новый), стадий (ранний и поздний), регионов (западноевропейский и восточноевропейский), идеологий социальных слоев (дворянский, буржуазный) или различных течений (христианский, национальный или даже социалистический). Здесь можно отметить такую черту либерализма, как недостаточность систематизирующего принципа и доктринальной строгости.[10]

При написании дипломной работы, использованы следующие виды исторических источников:

I. Документы государственных и управленческих структур.

К этой группе источников относится Конституция Российской Федерации, по которой Президент Российской Федерации является главой государства (ст. 80), назначает выборы Государственной Думы в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом; распускает Государственную Думу в случаях и порядке, предусмотренных Конституцией (ст.84), осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации (ст.86), издаёт указы и распоряжения (ст.90). В ней очерчены полномочия Президента РФ, его роль в политической системе.

II. Мемуары.

Для изучения темы, весьма важны мемуары Ельцина. Эти ёмкие и содержательно – наполненные источники, во-первых работы «Исповедь на заданную тему», «Записки президента», «Президентский марафон». Их особенность заключается в том, что они были написаны действующим Президентом, а значит, отражали процесс становления и развитие его взглядов, формирование оценок и позиций по важнейшим политическим, социальным и экономическим проблемам

III. Периодическая печать.

Печать подразделяется на две категории

1) Официальная пресса.

В эту категорию подпадают «Российская газета», «Аргументы и факты», «Южный Федеральный», журналы (Коммерсант-власть, Итоги, Новое Время).

2) Независимая пресса.

Под независимой прессой мы понимаем такую прессу, которая свободна от правительственного, политического или экономического контроля, а также контроля, выражающегося в зависимости от материалов и инфраструктуры, необходимых для выпуска и распространения газет, журналов и периодических изданий.

К этой группе относятся газеты «Дуэль», «Завтра», «Грани» в которых широко освещены факторы, повлиявшие на трансформацию взглядов Б.Н. Ельцина.

IV. Мемуары политических деятелей. В эту группу относятся работы А. Коржакова, В. Костикова, Л. Пихои, Е. Гайдара и других. Работы этой группы чрезвычайно насыщены фактологическим материалом, собственным видением проблемы становления Б.Н. Ельцина, как Президента РФ. Нося субъективный характер, эти работы позволяют рассмотреть факторы, влияющие на характер власти Ельцина.

V. Ресурсы Интернет. Это наиболее информативно насыщенные, но имеющие огромное количество ошибок и неточностей источники. Чаще всего в Интернете высказываются более свободные суждения, чем в газетах или на телевидении, поскольку Интернет, формально считается неподконтрольным. Для изучения тематики конца 80-х начала 90-х годов XX века – Интернет-ресурсы являются источниками первостепенной важности.

На основе анализа этих источников можно раскрыть цель дипломной работы.


1. Трансформация идейно-политических взглядов Бориса Николаевича Ельцина в 1989 – 1992 годах XX века

Приход к власти Горбачева ознаменовал начало перестройки не только страны, но и номенклатурной системы. Горбачев уже в первые годы своего правления нарушил незыблемые до него законы функционирования советской элиты. Он устроил кадровую «мясорубку». И прежние генсеки, приходя к власти, начинали с кадровых перестановок, дабы сколотить вокруг себя команду преданных людей. Такие перестановки проходили, как правило, в первые три года после прихода нового Генерального секретаря, после чего заметных кадровых перестановок больше не происходило, и новая команда работала почти в неизменном составе в течение последующих лет. При Горбачеве это правило было нарушено. Ни через три года, ни через пять лет он не прекратил поиски нужных людей. Замены на самом верху происходили постоянно. Этими кадровыми маневрами были ослаблены позиции подавляющего большинства могущественных ранее людей. Беспрецедентным в отношении чистки элиты стал 1989 год, когда на апрельском пленуме ЦК КПСС были отправлены в отставку 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС. Были проведены демократические выборы народных депутатов, в результате которых многие руководители не были включены в состав так называемой «партийной сотки» (от КПСС, как от общественной организации, было выбрано сто депутатов) и были вынуждены баллотироваться в территориальных округах.

Перестройка с самого начала была сориентирована не на ликвидацию социализма, а на его трансформацию. Но курс на демократизацию и гласность, лозунг перехода к рынку несли угрозу тоталитарной элите, подрывали устои власти этой элиты. Этот слой существовал только для того, чтобы проводить «установки сверху» и мог только скрыто противостоять перестройке, объявленной Генеральным секретарем. Противоречие перестройки заключалось в том, что «революцию сверху» должна была проводить та самая бюрократическая элита, которая всей душой ненавидела эти преобразования и боялась их. Решение горбачёвской администрации очень часто не опережали и направляли общественные процессы, а следовали за ними – с нулевой в таких случаях результативностью. В огромной степени это объяснялось запоздалостью реформ, глубиной тотального кризиса, успевшего охватить основные звенья системы.

Сыграло здесь свою роль и другое обстоятельство. В первые годы «перестройки» не было серьёзных социально-политических сил, способных оказывать давление на государственное руководство, побуждая его искать эффективные и адекватные в быстро менявшейся ситуации решения. В обществе имелось лишь довольно абстрактное желание перемен; до осознанной готовности широких масс к радикальным преобразованиям, к смене модели общественного развития ещё предстояло пройти большой и трудный путь. Экономические реформы в это время были направлены на ускорение социально-экономического развития страны. Но ставка на энтузиазм, не подкреплённая необходимой техникой и квалификацией работников, привела не к «ускорению», а к значительному росту аварий в различных отраслях народного хозяйства.

В середине 80-х годов по всей стране развёртываются две административные компании: борьба с алкоголизмом и с «нетрудовыми доходами». И опять всё погубило чиновничье рвение и азарт. Вырубка виноградников, резкое сокращение продажи спиртного, повышение цен на него, всё это привело к обвальному росту спекуляции спиртным, самогоноварению, к массовым отравлениям винными суррогатами населения. А борьба с доходами на деле свелась к очередному наступлению местных властей на личные подсобные хозяйства. Реально она задела слой людей, выращивавших и продававших на рынке свою продукцию, а воротилы «теневого бизнеса», связанные с коррумпированной частью госаппарата, по-прежнему процветали. В середине 1988 года принимаются законы, открывшие простор для частной деятельности в более чем 30 видах производства товаров и услуг. Побочным действием стала фактическая легализация «теневой экономики» и её капиталов, накопленных разными способами, включая коррупцию и казнокрадство чиновников. В целом экономическая политика горбачёвской администрации отличалась непоследовательностью и половинчатостью, что усиливало кризис народного хозяйства. К тому же большинство «правильных» законов не работало, ведь они выхолащивались и глушились бюрократическим аппаратом, усматривавшим в непривычных новациях опасность своему благополучию.

В политической жизни в это время идёт реформирование закостеневшей политической системы СССР. В соответствии с решениями XIX Всесоюзной конференции КПСС (июнь 1988 г.) учреждается новый высший орган законодательной власти – Съезд народных депутатов СССР и соответствующие республиканские съезд. Выборы депутатов проводились в 1989-1990 годов на альтернативной основе. Из числа народных депутатов были сформированы постоянно действующие Верховные Советы СССР и республик. Водится новый пост – председателя Совета (от Верховного до районного). Председателем Верховного Совета СССР стал генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв (март 1989 г.), председателем Верховного Совета РСФСР – стал Б. Н. Ельцин (май 1990 г.).

Ещё раньше (с середины 1987 г.) был провозглашён курс на «гласность», т.е. на контролируемое сверху смягчение цензуры над средствами массовой информации, ликвидацию «спецхранов» в библиотеках, публикацию ранее запрещённых книг и т.п. Однако вскоре выяснилось, что партаппарат, давно утративший свою гибкость и адаптационные возможности, не способен удержать поток свободного слова в русле официально подтверждённого «социалистического выбора». В этих небывалых с 1917 г. Условиях свободы и духовного раскрепощения резко усилился спонтанный процесс формирования новых политических партий (точнее, протопартий) с крайне узкой социальной базой, зато самого широкого спектра: от монархистских до анархистских с преобладанием центристских (либерально – демократических) группировок.

В результате «перестройки» некогда монолитная советская элита разделилась на два лагеря: политическую элиту и экономическую элиту. С приходом к власти Б.Н.Ельцина начался этап цементирования новой элиты, пришедшей на смену старой после августа 1991 года и которую поспешили назвать демократической[11] .

Ельцин, как правило, использует кадры, выдвинутые еще Горбачевым. Хотя приток новых людей наверх продолжается, можно утверждать, что революционный процесс трансформирования элиты завершился. Сложились структуры исполнительной власти - администрация Президента России и правительство - функционирует Федеральное собрание, избранное демократическим путем. Суд так и не успел сложиться в независимую ветвь власти. Центр власти все больше смещался в сторону исполнительных органов. Начавшееся при Горбачеве «пересаживание» - массовый переход номенклатурных кадров из партийных органов в советские - теперь принесло свои плоды. На местном уровне повсеместно шло формирование администраций за счет все того же источника - старой номенклатуры. Новая пирамида власти нарастала над старой.

Ельцинское руководство предприняло шаги по «закрытию» элиты. Первым шагом в этом направлении стало прекращение деятельности вышедшего из под контроля Верховного совета Российской федерации. Следующий шаг - принятие новой Конституции, в соответствии с которой парламент состоит наполовину из региональных глав администраций (Совет Федерации), которые только недавно стали занимать свои посты, победив на выборах, а раньше они назначались Президентом, и лидеров партий. Министры также в 1993 году получили депутатские мандаты, усиливая присутствие исполнительных органов внутри представительской власти.

Кризис охватывает и КПСС. В ней обозначилось, по меньшей мере, три течения: социал-демократическое, центристское и ортодоксально – традиционалистское. Происходит массовый отток из компартии (к середине 1991 г. Её численность сократилась с 21 до 15 млн. человек).

Страна – осталась без прошлого, но у нее еще не было будущего. И это напряженно искомое будущее стране дал Борис Николаевич Ельцин. Именно его государственная политика в кратчайшие сроки позволила перейти от застойного прошлого к бурно развивающейся современности России – нашему времени. Поэтому данный вопрос остается и, как мне кажется, останется в ближайшие годы, одним из самых значимых и открытых в истории страны.

Но все же надо признать, что Ельцин, будучи основоположником российской демократии, далеко не идеален в своих решениях. И у него были ошибки, причем весьма серьезные. Как любую историческую личность такого масштаба, Ельцина нельзя рассматривать лишь с одной стороны, поскольку он многогранен, как и любой другой политик такого масштаба, а особенно в масштабе такой неординарной страны, как Россия.

Но нельзя забывать, что человек, какие бы посты он не занимал, прежде всего, остается человеком. Огромную роль в политической жизни Ельцина сыграл его необыкновенный характер. Разобраться в хитросплетении его политического поведения поможет его биография.

Родился 1 февраля 1931 года в селе Бутка Талицкого района Свердловской области в семье раскулаченных крестьян. Отец — Ельцин Николай Игнатьевич (1901-7?), мать — Ельцина (Старыгина) Клавдия Васильевна. Во время крещения нетрезвый священник, крестивший Бориса, чуть не утопил его в купели, после чего его откачали и решили, как достаточно крепкого и живучего, назвать Борисом. Детство Ельцин провел в городе Березники Пермской области, там же закончил школу. Будучи старшеклассником, Борис похитил гранату РГД-33 с оружейного склада и, желая узнать, как она устроена, отнёс её в лес, положил на камень и ударил по ней молотком, забыв вытащить запал, в результате чего повредил руку и остался без двух пальцев.

19-летнему Борису Ельцину в 1950 году не удалось поступить в Уральский политехнический институт из-за того, что его дед, церковный староста, был раскулачен, а отец репрессирован. Клеймо сына и внука "врагов народа" стояло на Ельцине до самой перестройки и не позволяло ему в полной мере реализовать интеллект, силу воли и тягу к власти. Во время учёбы в институте осуществил двухмесячную поездку по стране, передвигаясь на крышах и подножках вагонов, попал в неприятную историю, играя с уголовниками в «буру».

В 1961 году вступил в КПСС. В 1963 году назначен главным инженером, а вскоре — начальником Свердловского домостроительного комбината. В 1963 на XXIV конференции партийной организации Кировского района города Свердловска единогласно избран делегатом на городскую конференцию КПСС. На XXV районной конференции избран членом Кировского райкома КПСС и делегатом на Свердловскую областную конференцию КПСС. В 1968 году переведён на партийную работу в Свердловский обком КПСС, где возглавил отдел строительства. В 1975 году избран секретарём Свердловского обкома КПСС, ответственным за промышленное развитие области. В 1976 году по рекомендации Политбюро ЦК КПСС избран первым секретарём Свердловского обкома КПСС (фактическим руководителем Свердловской области), занимал эту должность до 1985 года. Организовал строительство автодороги, соединяющей Свердловск с севером области, а также переселение жителей из бараков в новые дома. Организовал исполнение решения Политбюро о сносе дома Ипатьевых (место расстрела царской семьи в 1918 году), добился принятия решения Политбюро о строительстве метрополитена в Свердловске. 1978—89 — депутат Верховного Совета СССР (член Совета Союза). С 1984 по 1985 и с 1986 по 1988 являлся членом Президиума ВС СССР. Кроме того, в 1981 году на XXVI съезде КПСС был избран членом ЦК КПСС и занимал эту должность до выхода из партии в 1990 году. В декабре 1985 года после избрания М.Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС стал первым секретарем Московского городского комитета КПСС, а позднее - кандидатом в члены Политбюро ЦК партии, взялся за чистку райкомов партии, исполкомов Советов народных депутатов, в апреле возглавил отдел строительства ЦК КПСС, а в июне 1985 избран секретарём ЦК КПСС (по вопросам строительства).

В декабре 1985 года рекомендован Политбюро ЦК КПСС на должность первого секретаря Московского городского комитета КПСС. Придя на эту должность, уволил многих руководящих работников МГК КПСС и первых секретарей райкомов. Стал популярен благодаря многочисленным популистским шагам, таким как поездки в общественном транспорте, проверка магазинов и складов, допускал относительную свободу слова в городской прессе. Организовал в Москве продовольственные ярмарки. В последние месяцы начал публично критиковать руководство партии, в октябре 1987 года после ряда конфликтов с руководством Политбюро ЦК КПСС достаточно резко выступил на Пленуме ЦК КПСС и «добровольно» ушёл с должности первого секретаря МГК, попал в больницу. В ноябре 1987 года назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР — министром СССР.

В октябре 1987 года выступил с критикой в адрес Егора Лигачев на пленуме ЦК КПСС. В неявном виде в речи содержались выпады против Генерального секретаря Михаила Горбачева. Потребовал более решительных реформ. Пленум осудил это выступление. 26 марта 1989 года избран народным депутатом СССР по национально-территориальному округу № 1 (город Москва), получив 90 процентов голосов москвичей. Это были первые за многие десятилетия альтернативные выборы в Москве (Ельцину противостоял поддерживаемый властями генеральный директор ЗИЛ Евгений Браков). С июня 1989 по декабрь 1990 года — член Верховного Совета СССР. В 1989 произошёл ряд скандалов: летом 1989 Ельцин, приглашённый в США, выступал якобы в пьяном виде, а в 28 сентября 1989 года Ельцин упал в воду с моста недалеко от правительственной дачи. По рассказам его главного телохранителя Коржакова, Ельцин рассказал ему, что неизвестные надели ему на голову мешок и сбросили с моста. Что произошло на самом деле, до сих пор неизвестно. Долгое время ходили слухи о мести Ельцину со стороны партийной верхушки и попытке дискредитировать его. Что же касается выступлений с которыми в конце 1989 года Ельцин ездил по Соединённым Штатам Америки, то в советских газетах писали, что Ельцин выступал в нетрезвом виде, а по телевизору показали его плохо скоординированные движения (которые, впрочем, могли быть результатом киномонтажа). Сам Ельцин объяснил свое неадекватное состояние действием снотворного, которое он принимал, борясь с перенапряжением и бессонницей[12] . В марте 1990 года избран народным депутатом РСФСР от Свердловска, 29 мая 1990 избран Председателем Верховного Совета РСФСР. В июле 1990 года вышел из КПСС. В период парламентской деятельности резко критиковал политику Горбачёва и советского правительства, резко негативно отзывался о существующей системе распределения материальных благ. В 1990 году, несмотря на противодействие Михаила Горбачева и партноменклатуры, был избран председателем Верховного Совета РСФСР.

Все же в начале 1990 года, еще до августовского путча, старые связи с коммунистами не были полностью порваны, не было известно, как будут развиваться события. Кроме того, в умонастроениях людей старшего поколения оставалась, сильна вера в то, что коммунистический путь развития единственно верный, так как уровень жизни граждан России начал неумолимо снижаться. Поэтому не стоило терять голоса старшего поколения, не изменившего своим взглядам. Из тех же соображений он не забывает упомянуть на встречах с народом о том, как конспектировал в школьные годы ленинские произведения[13] .

12 июня 1991 года состоялись президентские выборы, победу на которых одержал Борис Николаевич Ельцин, собрав 57% голосов. Он стал первым всенародно избранным Президентом России. В этот день Россия, ее граждане сделали свой выбор, они выбрали новый путь развития. Россия проголосовала за более существенные демократические преобразование, за коренную перемену жизни. Ельцин был человеком, в которого верили и который действительно мог изменить Россию, т.к. поставив себе определенные цели он умел их добиваться. В этот день народ выбрал своим Президентом человека, который осуществит в стране великие по своим масштабам и значению реформы, который поведет Россию по демократическому пути развития.

Дни с 19 по 21 августа 1991 года запомнились всей стране как дни победы демократии в России. 19 августа высшими руководителями страны был организован Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) во главе с Г. Янаевым. Эта попытка повернуть вспять все реформы, попытка сделать шаг в прошлое заставила выйти на улицы в знак протеста тысячи москвичей. По приказу ГКЧП в столицу были введены танки и войска. 19 августа в 12 часов дня Борис Ельцин поднялся на один из вошедших в Москву танков. Стоя на броне, он зачитал обращение руководства России, в котором охарактеризовал ГКЧП, как «правый, реакционный, антиконституционный переворот»[14] . Вокруг «Белого дома» собралось свыше 160 тысяч человек. Они построили вокруг здания кольцо баррикад и оставались на площади более двух суток. Вечером Борис Ельцин подписал еще более суровый указ, в котором о членах ГКЧП говорилось: «Изменив народу, Отчизне и Конституции, они поставили себя вне закона». В ночь на 21 августа была пролита кровь трех человек. А ранним утром 21 августа был отдан приказ вывести войска из города.

Вся постперестроечная карьера первого российского президента – это череда локальных побед, ведущих к полномасштабному поражению. Сплошные тактические удачи с неизбежным стратегическим проигрышем в конце.

Так протекали все схватки Ельцина с его политическими конкурентами, с оппозицией, с врагами. С первого дня.

Победа над Горбачёвым, ради которой Борису Николаевичу пришлось распустить Советский Союз, сразу перевела Россию в ранг второразрядных мировых держав; эту простую истину Кремль до сих пор не в силах ни осознать, ни принять. Не жаль Империи, туда ей и дорога, но Ельцин, похоже, до самого последнего дня полагал, что сместив президента СССР, занял именно его пост. Болезненные выпады против Друга Билла и унизительные переговоры с МВФ впоследствии, бряцание ядерным оружием и тоска по кредитам – вся эта психология агрессивного нищего отрабатывалась ещё при Горбачёве и усилилась после того, как кремлёвским царём стал Ельцин[15] .

Как можно проследить по биографии, вся жизнь Бориса Николаевича представляет собой череду конфликтов с самим собой, проверку самого себя на «Слабо?». Будучи рискованным, но отнюдь не глупым человеком, Ельцин совершал все свои подвиги при зрителях, а ежели и без них, то в итоге эти поступки становились общеизвестными. Ежедневная борьба совмещённая с тончайшим политическим чутьём, позволила Ельцину вовремя переметнуться из консервативного лагеря в «демократический». Его судьба поистине необычная, может, даже пророческая: простой паренек из никому неведомой сибирской деревни Бутки, пройдя все испытания довоенного и послевоенного советского бытия в обычной среднестатистической семье, выбившись в местные партийные деятели, снеся Ипатьевский дом, в котором ленинцы томили перед расстрелом царскую семью, вдруг оказался в Кремле. Но вдруг ли? Звезда его судьбы какими-то таинственными нитями оказалась связана со звездой судьбы самой страны – России. Его судьба самым неожиданным образом вошла, можно сказать, ворвалась, в жизнь каждого человека. И не только в России, но во всем бывшем Союзе, а также – без преувеличения – во всем мире. Возможно, сегодня это еще трудно понять и осознать – слишком мало времени страна и мир прожили без Бориса Ельцина, который, по-видимому, так и останется в потоке времени и в истории для одних – гением, для других – злодеем. Впрочем, это участь почти всех реформаторов разных времен и народов. Сегодня его еще трудно поставить в один ряд с Петром Первым или Столыпиным, но масштаб его личности – при всех его недостатках и ошибках (или даже больше, чем ошибках) — не вызывает сомнения. В нем было главное — то, за что его так полюбили «дорогие россияне» — в нем был стержень, та особая русская, исконно сибирская сила (или удаль), которая, вырвавшись из цепких партийных объятий, уже никогда не могла быть загнанной обратно — в рамки политконцентрационных лагерей.

Бывшие соратники по партии упрекали Ельцина в том, что он «был неправ», выступив в Кремле на партийном съезде единственной руководящей и направляющей против системы лицемерия и подхалимажа. Такого там не прощали. И – точно не простили бы, да свет звезды его судьбы уже нащупывал путь, чтобы пересечься со звездой судьбы России.

На волнах всенародной любви он легко и быстро мог бы уничтожить эту партию, которая, как справедливо замечали его критики, «ему все дала». Но он почему-то не сделал этого, несмотря на то, что его такие же бывшие партийные соратники взывали «ату!», показывая пальцем вниз. Возможно, именно потому, что она и вправду «ему все дала».

В народе говорят: высоко подниматься – больно падать. Борис Ельцин не подстелил себе соломки – в политическом смысле. Но падать было больно с небес всенародной любви на грешную землю, скорее всего, не потому, что приложил руку к распаду империи СССР, что в свою очередь привело к социально-экономическим потрясениям народной жизни, о которых никто не задумывался в пылу борьбы за перемены. (Целились в КПСС, а выходит, вольно ли невольно — попали в страну.) Падать было больно потому, что свою избирательную программу первому президенту России Борису Ельцину удалось выполнить – увы! — только для узкого круга далеких от народа «революционеров», купающихся ныне в «Челси», многомиллиардных особняках, яхтах, бриллиантах и прочей «ерунде». У остальных, уходя от них совсем больным – с пятью инфарктами — и совсем непохожим на их прежнего любимца Ельцина, он попросил прощения, сказал «спасибо» и всех объявил свободными. Что, впрочем, тоже немало. Что, по большому счету, и есть, наверное, главное в жизни человека. Вспомним: свобода вообще и свобода выбора в частности – это был главный избирательский наказ и первый пункт всех демократически настроенных кандидатов в народные депутаты СССР, а также кандидата в президенты свободной России Бориса Ельцина. Но жизнь внесла свои коррективы: оказалось, что быть свободным и нищим так же плохо, как быть равным в бедности и жить за «железным занавесом». В общем, хотелось как лучше для всех, но хорошо получилось снова для избранных[16] .

Существует мнение, что Ельцин пошёл на борьбу с системой и Горбачёвым в частности лишь потому, что неустраивала его власть, которую нужно делить с кем бы то ни было. Добиваясь единоличной власти, Ельцин слабо представлял, что делать дальше и со страной и с властью. Получая наслаждение от самой политической борьбы, Ельцин не заметил. Как остался на верхушке один и вину уже валить было не на кого. Однако, как бы не отворачивался Ельцин от номенклатурных позиций, разнося демократию направо и налево, он оставался партократом до конца. Однако, это был человек, который, несмотря на то, что сформировался в советские годы и принадлежал к советской номенклатуре, понял необходимость развития России в сторону демократии, невзирая на колоссальные трудности, ведь его президентство пришлось на очень тяжелый период, когда экономика лежала в развалинах, и государственная, и социальная система тоже, когда был огромный госдолг и не было денег. В таких условиях очень легко было сказать, что обстоятельства требуют завинтить гайки и наводить порядок авторитарными средствами, но он на это не пошел, и в его президентство, когда условия были гораздо тяжелей, чем сейчас, мы были гораздо более демократичной страной. Стоит вспомнить его отношение к СМИ, которые не щадили его авторитет и делали порой такие вещи, которые бы не позволили себе журналисты в цивилизованной стране, но он ни разу не позволил себе не только наказать журналиста, газету или канал, но даже просто одернуть их. Просто невероятно, как мог советский номенклатурщик воспитать в себе такое отношение к свободе слова и так сдерживать себя в течение всего срока своего правления. Ельцина не любила боявшаяся его "непредсказуемости" бюрократия, его поливали грязью в "свободно-олигархических" средствах массовой информации, в нем непрерывно "разочаровывалась" интеллигенция, неспособная к политической деятельности, к пониманию реального положения дел в стране и в мире.

Для "ультрадемократов" Ельцин был недостаточно демократичен, для бюрократов он был недостаточно бюрократичен, для либералов-западников - недостаточно либерален, для националистов - недостаточно националистичен и т.д. Словом, Ельцин не угодил никому, но потому только он и смог что-то сделать. Борис Ельцин был настоящим, реальным политиком, а не политиканом, что для России большая редкость. Как настоящий политик, он умел чутко улавливать настроения людей, даже не высказанные вслух, а витающие в воздухе. Как настоящий политик, он умел принимать важные решения и претворять их в жизнь. Как настоящий политик, он умел не перекладывать ответственность на других, а брать ее на себя, в том числе ответственность за крупные ошибки и неудачи, которых было немало. Как настоящий политик, он был способен на решительные действия, но умел и лавировать, достигать компромисса, договариваться даже с не очень симпатичными ему лично и по-другому думающими людьми. Можно быть уверенным, что качества Ельцина-политика не скоро будут правильно оценены большинством людей. Зато припомнят ему многое, тем более что действительно есть что припоминать.

Припомнят ему развал Советского Союза, гайдаровскую шоковую терапию начала 1990-х, расстрел парламента в 1993-м и дефолт 1998-го. Но при этом забудут, что СССР необратимо распадался еще до Ельцина, что республики буквально бежали от союзного центра и не желали ему подчиняться. Забудут, что цены на нефть и газ во время всего президентства Ельцина были в несколько раз ниже, чем сейчас, и что деньги для выплат пенсий и зарплат часто было брать неоткуда. Забудут, что в 1991 году золотой запас, благодаря мудрой политике КПСС, был пуст, что вместо товаров в магазинах были талоны и очереди, что большая часть денег, лежавших на сберкнижках граждан, была ничем не обеспечена и потому эти деньги представляли собой пустые бумажки. Забудут, что парламента в России до 1993 года не было, а был съезд народных депутатов, выбранный в 1990 году не очень демократическим путем.

Этот съезд, согласно действовавшей до 1993 года Конституции, был высшим органом власти в стране и мог без серьезного обсуждения вносить бесконечные поправки в Конституцию, чем активно и занимался. Забудут, что в 1993 году, по существу, никакой Конституции в России - ни хорошей, ни плохой - не было, поскольку из-за многочисленных поправок одни ее положения противоречили другим и в целом она была неработоспособна. Забудут, что договориться со съездом народных депутатов о принятии новой Конституции было невозможно из-за нежелания съезда и руководства Верховного Совета поступиться своими властными полномочиями. Забудут, что дело было не в личных отношениях Ельцина и Хасбулатова с Руцким, а в системном противоречии, в двоевластии. Забудут, что США вместо реальной помощи демократической России (подобную той, которую они по плану Маршалла оказали всей Западной Европе) отделывались кредитами МВФ с грабительскими процентами и людоедскими требованиями снизить "неэффективные" расходы на социальные нужды - на пенсии, зарплату бюджетникам, медицину, образование, науку, экологию. Забудут обо всем, поскольку необычайно легко все проблемы и беды современной России объяснить ошибками и "преступлениями" одного человека и тем самым забыть о своей собственной ответственности за все, что происходило и происходит в стране. Значит ли это, что ошибок, провалов и нарушений закона не было вовсе? Нет, не значит, их было немало. Ельцин был настоящим русским мужиком со всеми присущими русскому мужику сильными и слабыми сторонами. Он был способен на решительные действия и на нечеловеческие усилия, но ненадолго: после коротких периодов усиленной работы у него, как и у большинства русских людей, наступали долгие периоды "расслабления".

Он был не прочь выпить, за что его с пеной у рта обличали и до сих пор обличают все алкоголики необъятной России. Он слишком доверял своим советникам-экономистам и обещаниям сначала Явлинского, затем Гайдара, потом других сделать все быстро, "за 500 дней", за год, за несколько месяцев. Подобная доверчивость, опять-таки свойственная всем русским людям, дорого обошлась стране. В результате за несколько месяцев возник класс богатых и сверхбогатых, но нормальный рынок, многочисленный средний класс и действительно современная экономика не созданы и по сию пору. Ельцин чрезмерно доверял американским политикам и натовским стратегам, озабоченным исключительно своими сиюминутными интересами и решением своих проблем за счет России.

Наконец, он оказался не в состоянии решить главную проблему, доставшуюся ему от Советского Союза, - ему не удалось обуздать номенклатурную бюрократию с ее ненасытными аппетитами, победить криминал и коррупцию, сформировать гражданское общество в России, пробудив в низших и средних слоях российского общества инициативу и ответственность. Беда заключалась в том, что реформировать пришлось совершенно растленное государство, прогнившее сверху донизу, державу смекалистых взяточников и воров. Других там, наверху, за исключением Гайдара не было, да и быть не могло: процесс быстрого перерождения редких демократических особей, долетевших до каких-нибудь мэрских кресел, россияне с грустью наблюдали в середине 90-х. Ворьё сидело в кремле и в провинции - да и почти в любом мало-мальски руководящем кресле. Это и был капитализм, построенный Ельциным, но винить его в этом бессмысленно: при любом президенте, при любом строе, вспомним хоть брежневский, вглядимся хоть в путинский, ничего иного не получалось[17] .

И все же первому российскому президенту удалось построить по-своему эффективную систему сдержек и противовесов, которая смогла даже выдержать испытание относительно демократическими президентскими выборами 1996 года. Правда, для этого пришлось в октябре 1993 года разогнать непокорный Верховный Совет с помощью танковых орудий, что обернулось сотнями трупов. Но иначе покончить с двоевластием тогда, наверное, было нельзя. В итоге с помощью либерализации цен Ельцину удалось покончить с извечной проблемой советских времен - тотальным дефицитом, однако основная масса народа жить лучше не стала, а социальное расслоение выросло в разы.

Ельцин сохранял основные элементы свободы слова, и этим он тоже навсегда запомнится соотечественникам, хотя многие из них эту свободу не одобряли, называя ее вседозволенностью. В первые годы ельцинского правления на демонстрациях оппозиции можно было видеть плакаты "Банду Ельцина под суд!", и никто эти демонстрации не разгонял. И он был довольно ловким политическим тактиком. Умел эффективно управлять страной в условиях, когда была дозволена всеобъемлющая критика власти, не исключая ее первых лиц. Более того, в течение многих лет Борис Николаевич терпел существование оппозиционного парламента, где доминировали коммунисты. Влияние парламента нейтрализовывалось судебной системой, тесно аффилированной с исполнительной властью.

Вот политическим стратегом Ельцин был никаким. У него не было ни сколько-нибудь продуманного плана реформ, ни ясной картины того, какой бы он хотел видеть Россию в будущем. Единственно, чего он точно не хотел, так это становиться авторитарным правителем, хотя порой и скатывался к авторитаризму, будь то во время расстрела парламента в 93-м, проведения президентской кампании 1996 года или во времена двух чеченских войн. Ельцин создал режим, очень напоминающий санационный режим, установленный Юзефом Пилсудским в Польше после переворота 1926 года. Тогда тоже сохранялись основные права и свободы, но фактически правил страной Пилсудский, а не парламент.

С точки зрения сохранения демократии и свободы заслуги Ельцина велики. Он окончательно рассчитался с советской системой. При Ельцине коммунистическое прошлое и Сталин были так дискредитированы, что возврат к этому прошлому в чистом виде стал уже невозможен. Но не менее велики и грехи Ельцина против демократии. Тут и расстрел парламента, и две чеченские войны. Спустя всего лишь несколько лет, Ельцин из всесильного хозяина, превратился в аутсайдера. И многое, на чём держался его авторитет кануло в лету вместе с авторитетом. Наиболее бьющим в глаза и разоблачающим Ельцина обстоятельством является его быстрая и безболезненная трансформация из борца против привилегий и за социальное равноправие в создателя и покровителя беспрецедентных даже по российским меркам льгот и привилегий для очень узкого слоя людей.

Ельцин завоевал популярность в годы горбачевской "перестройки" в качестве беспощадного критика привилегий советской бюрократии. "Вопросы социальной справедливости. Конечно, по-крупному, на социалистических принципах они у нас решены. Но остались некоторые вопросы, которые не решаются, вызывают возмущение людей, снижают авторитет партии, пагубно действуют и на темпы перестройки. Мое мнение. Должно быть так: если чего-то не хватает у нас, в социалистическом обществе, то нехватку должен ощущать в равной степени каждый без исключения"[18] .

В этом же речи Ельцин требовал "ликвидировать продовольственные "пайки" для, так сказать, "голодающей" номенклатуры" и настаивал на необходимости "исключить элитарность в обществе".

Ельцин описывает также свои впечатления от посещения дачи Горбачева, которая была передана ему. Описывая роскошь обстановки этой дачи, резко контрастировавшей с интерьером квартир рядовых советских граждан, Ельцин говорит, что он сам был поражен, "семья же была просто ошарашена и подавлена". "Больше всего убивала бессмысленность всего этого, я сейчас даже не говорю о социальной справедливости, расслоении общества, огромной разнице в уровнях жизни. Это само собой понятно. Но вот так-то зачем? Почему понадобилось так абсурдно реализовывать мечту об удовольствии и собственном партийно-номенклатурном величии?"[19] .

Если сегодня окинуть взглядом то гигантское расслоение общества по социальному и имущественному положению, которое произошло за десять лет ельцинского правления, то невольно напрашивается вывод, что все эти привилегии старой советской бюрократии не идут ни в какое сравнение с той роскошью, которой окружают себя сегодняшние "новые русские".

Еще в 1992 году, на заре либерализации экономики и в момент начала "шоковой терапии", Ельцин говорил: "Нам нужны не сотни миллионеров, а миллионы собственников"[20] . Эти слова хорошо запомнились миллионам российских граждан. Уходя со своего поста, Ельцин находился в эпицентре международного коррупционного скандала, связанного с отмыванием гигантских денежных сумм в западных банках при участии Кремля и "семьи" Ельцина.

Особо мифологизированным является вопрос о роли Ельцина в создании российской "демократии". Достаточно упомянуть лишь о том, что "отцом российской демократии" назвал Ельцина Билл Клинтон ("демократизм" которого отчетливо виден хотя бы из того, что именно он руководил массированными бомбардировками Югославии). Все обстоятельства ухода Ельцина были тщательно режиссированы таким образом, чтобы спасти его политический имидж именно в качестве "демократа". В этой связи уместно поставить вопрос: какова может быть политика, проникнутая действительно демократическим духом? Это должна быть, прежде всего, политика, которая исходит из интересов основной массы граждан, а также ориентирована на то, чтобы основные решения общественной жизни обсуждались и принимались при деятельном и реальном участии массы рядовых граждан.

В истории российской государственности 1992-1999 годов мы не находим и следа подобного подхода. Могло ли стремительное создание узкого слоя богатых нуворишей быть результатом реализации демократического решения большинства членов общества? Другой момент, который важно подчеркнуть, состоит в том, что в принятии всех важнейших решений ельцинского периода общество и народ не играли абсолютно никакой роли.

Что касается последнего периода правления Ельцина, то достаточно только лишь упомянуть о глубоко антидемократической чехарде премьер-министров на протяжении 1998-99 гг., а также обстоятельствах, связанных с началом и проведением новой войны на Северном Кавказа во второй половины 1999 года.

С другой стороны, сами формы ельцинского правления очень скоро стали напоминать монархию. В обращение была запущена фраза о "царе Борисе", которая стала общеупотребительной, а сам Ельцин завел привычку время от времени назначать себе "преемника", последним из которых стал нынешний исполняющий обязанности президента В. Путин. И если монархические тенденции не достигли в России такой степени, как в некоторых центральноазиатских республиках, как, например, в Туркменистане, где Сапармурад Ниязов недавно был провозглашен пожизненным президентом, то только потому, что в России до сих пор очень сильны чувства протеста против любой формы деспотизма и самодержавия[21] .

Если обозреть общий характер ельцинского периода правления и его собственных черт как политика, то мы увидим черты, прямо противоположные тем, которые ставятся ему в заслугу. Очень примечательны в этом отношении слова А. Коржакова, который был близок к президенту еще со времен его опалы и первых шагов становления нового режима в Кремле: "... Борис Николаевич поразительно быстро был сломлен всем тем, что сопутствует неограниченной власти: лестью, материальными благами, полной бесконтрольностью... И все обещанные народу перемены свелись, в сущности, к бесконечным перестановкам в высших эшелонах власти. Причем после очередной порции отставок и новых назначений во власть попадали люди, все меньше склонные следовать государственным интересам. Они лоббировали интересы кого угодно: коммерческих структур, иностранных инвесторов, бандитов, личные, наконец. Да и Ельцин все чаще при принятии решений исходил из потребностей семейного клана, а не государства"[22] .

К этому важно добавить только, что подобные перемены только отчасти могли быть объяснены личными особенностями Ельцина. Скорее, личные перемены Ельцина были выражением тех объективных тенденций, в направлении которых развивался созданный им режим. Ельцин менялся и эволюционировал по мере того и в соответствие с тем, какие приоритеты реально оказывались в центре государственной политики.

Поиски наследника – последний, заключительный этап политической карьеры Бориса Николаевича – свёл воедино все беды ельцинской эпохи. Болезнь президента, дефолт 98-го, провал экономической реформы, засилье олигархов, холод в отношениях с западом… Ельцин метался, справедливо полагая, что в таком виде такую невезучую страну надо отдавать в крепкие и надёжные руки. Помимо соображений личной безопасности и безопасности своих близких владели им и мысли более прозаические. Он мучительно размышлял о том, кто продолжит его дело, кому больше повезёт. О чём по-настоящему грустно думать, так это о том, что наследника славных дел выбирал больной Ельцин, человек, не вполне адекватно воспринимающий действительность. Всё, что происходит теперь,- в какой-то мере плод его политических и личных иллюзий. Нынешняя Россия живёт внутри этих галлюцинаций.

Впрочем, последний ход Ельцина стал по традиции его победой.

Блистательной тактической победой над оппозицией. Мощным ударом, повергших многочисленных противников кремля в состояние унылой растерянности. Июньские выборы 2000 года, к которым изготовились коммунисты и другие конкуренты ельцинского наследника, состоялись в марте. Выиграл их Путин, поскольку ни времени, ни сил, ни средств, ни политической воли у его оппонентов уже не было. Объявив о своей отставке, Борис Николаевич выстелил ковровую дорожку к трону своему приемнику. Опять всё сложилось так, как он желал. Опять он выиграл. И как всегда, плоды его победы общество будет расхлёбывать много лет подряд.

Таким образом, можно сказать, что Ельцин трансформируя общество - трансформировался сам, и наоборот, чем больше трансформаций шло в обществе, тем больше трансформировался и сам Борис Николаевич.

Объяснение здесь самое простое, поскольку Ельцин в 1989 – 1992 годах, являясь лидером надежд и чаяний простых обывателей, настолько в итоге врос в общество, окружающее его, что другое и помыслить трудно.

Следовательно, пропуская все изменения через себя, пробуя все реформы в первую очередь на себе, Ельцин не побоялся стать тем первопроходцем, которых редко поминают добрым словом, но которые на века остаются в истории.


2. Политика Б.Н. Ельцина внутри страны в 1991-1999 годы

2.1 Россия в эпоху первого президентства Ельцина

После августовских событий 1991 г., которые привели к полному падению авторитета союзных властей, а затем и к демонтажу СССР, Ельцин, избранный еще в июне 1991 г. президентом России, получил возможность самостоятельно определять стратегию развития России, не оглядываясь на президента и органы власти СССР.

К осени 1991 г. намерения Ельцина достаточно определились. Уже сразу после избрания президентом России в июне 1991 г. он перестал говорить что-либо позитивное о социализме и советском периоде развития страны. Напротив, этот период оценивался только как негативный, как «трагический эксперимент», уход с «цивилизованного пути» развития. Свою задачу президент РФ видел в том, чтобы вернуть страну на «цивилизованный путь», т. е. развиваться по пути ведущих капиталистических стран. Однако термин «капиталистический путь» Ельцин никогда публично не употреблял.

В октябре 1991 г. на 5 съезде народных депутатов РСФСР Ельцин обнародовал программу «крупного реформистского прорыва», суть которого состояла в разрушении плановой государственной экономики и переходе к рыночным частнокапиталистическим отношениям.

Программа предусматривала: «либерализацию» цен, т. е. освобождение их из-под контроля государства; отказ от монополии на внутреннюю и внешнюю торговлю; приватизацию и акционирование предприятий с целью создания класса собственников; реформирование банковской системы; земельную реформу с введением права купли-продажи земли.

Осуществлять эту программу планировалось методами «шоковой терапии», которые были разработаны группой американских экономистов и применялись в Польше и ряде других стран Восточной Европы с конца 1980-х гг. С учетом российских условий они были переработаны группой экономистов во главе с Е. Т. Гайдаром. Речь шла о том, чтобы максимально быстро создать рыночные механизмы, которые должны были сами обеспечить оптимальное развитие страны. Важнейшими элементами шоковой терапии были одномоментный отпуск цен и ликвидация госрегулирования экономики.

Ельцин признал, что предстоящие меры в начале будут болезненными, но заявил, что предлагаемый им путь – единственно возможный в сложившихся условиях. Президент обещал, что трудности и лишения будут ощущаться всего лишь несколько месяцев, и уже с осени 1992 г. начнется экономический рост и улучшение жизни россиян[23] .

Для проведения реформ Ельцин запросил и получил от съезда дополнительные полномочия сроком до декабря 1992 г. В их числе были право осуществлять реформы президентскими указами, не дожидаясь принятия парламентом соответствующих законов, а также право единолично формировать правительство без контроля со стороны парламента. Ельцин получил согласие съезда и на практику назначения президентом глав администраций в субъектах РФ.

В ноябре 1991 г. было сформировано правительство во главе с Б. Ельциным. В него вошли так называемые «младореформаторы», сторонники радикальных экономических реформ, большинству из которых было чуть более 30 лет: Е. Т. Гайдар, А. Н. Шохин, А. Б. Чубайс, А. И. Нечаев и др. Это было самое молодое правительство за всю историю России. Получив хорошее образование, будущие реформаторы занимались, как правило, научной деятельностью. Реального опыта управления экономикой никто из них не имел.

Большинство младореформаторов ориентировалось на зарубежный опыт. Правительство направило меморандум о вступлении России в МВФ, по которому в обмен на финансовую поддержку фактически соглашалось поставить свою политику под контроль МВФ, и пригласило 15 западных консультантов во главе с Д. Саксом помогать Е. Гайдару.

Было ли в обществе понимание сложности переходного периода, выдвигались ли альтернативные варианты реформирования экономики?

Для ответа на этот вопрос следует учесть, что в тот момент большая часть россиян оказывала Ельцину доверие. Его решительные заявления о необходимости устранения привилегий у руководящего слоя, демократизации общественной жизни, которые он делал в период 1987 – 1990 гг. порождали надежду на то, что радикальные экономические реформы будут проведены в интересах большинства. Действия Б. Ельцина в течение 1990 – 1991 гг. против союзного руководства и М. Горбачева, которых многие воспринимали к тому времени как консерваторов, мешавших поступательному движению вперед, вызывали общественную симпатию и поддержку. Авторитет Б. Ельцина после августа 1991 г. достиг своего пика. Борьба с «путчистами» создавала вокруг его имени ореол борца за свободную, независимую и демократическую Россию.

Авторитет Ельцина сыграл важную роль в том, что на первых порах новая политическая элита смогла добиться существенный общественной поддержки курса реформ. Так, согласно опросам общественного мнения, осенью 1991 года около 47 % опрошенных были готовы ради будущего процветания России и изобилия потребительских товаров терпеть на начальном этапе реформы безработицу, рост цен, «временное» снижение уровня жизни. Только 17,8 % были настроены решительно против реформ. Эти результаты говорили о том, что люди устали от массовых дефицитов предшествующих лет, от «топтания на месте» в перестроечные времена и готовы были дать кредит доверия новой власти во имя будущего процветания[24] .

К тому же средства массовой информации, особенно электронные СМИ, развернули хорошо спланированную, мощную, широкомасштабную кампанию с помощью новейших РR-технологий, ежедневно показывая обывателю «ужасы» социализма и преимущества западноевропейского и американского стандартов жизни.

На этом фоне общественного доверия Ельцин не рассматривал альтернативные варианты реформ, и критика противников «шоковой терапии» звучала глухо. Хотя многие ученые и хозяйственники предупреждали, что в условиях высокой степени монополизации советской экономики освобождение цен приведет не к росту конкуренции предприятий за потребителя, а к банкротству большинства предприятий, резкому падению производства, массовой безработице и обнищанию населения. Они обращали внимание на тот факт, что нигде в мире монетаристская модель не была реализована в чистом виде. Напротив, во всех развитых странах регулирующая роль государства велика, а в кризисные периоды она всегда усиливалась. Опасения вызывала и ускоренная приватизация, которая не могла быть социально справедливой.

Следует отметить, что применение методов «шоковой терапии» отнюдь не диктовалось экономической обстановкой, так как несмотря на все потрясения «перестроечных» лет, экономика страны в начале 1990-х гг. работала устойчиво. В 1990 г. объем продукции промышленности в СССР был ниже, чем в 1989 г., всего лишь на 1,2 %, а в 1991 г. – на 8 %. Сокращение произошло главным образом по причине уменьшения объемов капитальных вложений и начавшегося разрыва межреспубликанских связей. После провала ГКЧП в августе 1991 г. союзные и автономные республики стали много хуже выполнять свои обязательства по взаимным поставкам, что и привело к сокращению общего объема производства к концу 1991 г.

Единственной серьезной проблемой в этот период была проблема «лишних денег». В результате непродуманных шагов правительства Н. Рыжкова в 1986-90 гг. на руках у населения денег было гораздо больше, чем товаров на прилавках магазинов. Именно избыток денег порождал всеобщий дефицит товаров, который и создавал ощущение глубокого кризиса всей экономической системы. В принципе у правительства Ельцина-Гайдара было много возможностей «связать» эти лишние деньги, не прибегая к таким экстремальным средствам как разовый отпуск цен. Например, некоторые экономисты предлагали просто «заморозить» вклады населения в Сбербанке на определенный период. Политически в той ситуации Ельцин вполне мог это сделать. Предлагалось изъять лишние деньги и путем продажи мелких предприятий сферы обслуживания, торговли и питания. Такие меры ликвидировали бы товарный кризис и дали бы возможность не ломать, а постепенно замещать старые экономические формы и механизмы новыми: ломая старое только тогда, когда новое уже работает и работает лучше.

Однако этот реформистский путь не подходил для «младореформаторов» и их западных советников. Они не без оснований боялись, что, если упустить момент сейчас, то потом народ не согласится с решительной сменой старого строя. В условиях же осени 1991 г., после психологического шока от августовских событий, связанных с ГКЧП, в России новая правительственная команда могла делать все: от демонтажа СССР до демонтажа плановой экономики в РФ.

В декабре в связи с разрушением СССР правительство РФ упразднило союзные отраслевые министерства, которые до этого управляли всеми крупными промышленными предприятиями России. Контроль над экономикой России со стороны государства был сразу потерян. Началось тотальное разворовывание государственных ресурсов, на фоне которого воровство, осуществлявшееся через кооперативы в предыдущие два года, казалось просто детскими шалостями.

Такая ситуация породила конфликты в президентском окружении. В декабре вице-президент А. Руцкой публично назвал членов правительства «мальчиками в розовых штанишках». Президент подверг А. Руцкого опале.

2 января 1992 г. реформа стартовала. Вскоре стало ясно, что рост цен и падение объемов производства идут намного быстрее, чем ожидалось. Так за первый квартал производство по официальной статистике упало на 18 % (по оценкам экспертов – на 28 %). К апрелю цены выросли в 17 раз, а не в 3 – 5 раз, как обещал Гайдар. Сбережения населения, в том числе вклады в Сбербанке моментально обесценились и фактически оказались изъятыми у населения

У 90 % населения страны резко снизился уровень жизни. У 10 % он резко повысился. Реформы явно шли не в интересах народа.

Такие итоги вызвали критику действий правительства со стороны парламента. При этом председатель Верховного Совета Р. Хасбулатов всячески отделял президента от правительства. Критика велась по формуле: «хороший президент, но плохое, некомпетентное правительство».

Однако Ельцин твердо поддерживал правительство и все более резко отзывался о парламенте. В апреле накануне 6 съезда народных депутатов РФ Ельцин призвал покончить с «псевдодемократическими ритуалами» и перейти «на 2 – 3 года» к президентской республике. После этого проправительственные СМИ стали систематически создавать негативный образ парламента в глазах населения.

На самом съезде Ельцин жестко противостоял попыткам установить контроль со стороны парламента над действиями правительства. Эта была полная смена тех знамен, под которыми Ельцин пришел к власти. Ведь один из главных упреков, который с 1989 г. он бросал в адрес старого строя, состоял в том, что реальная власть в СССР была сосредоточена в руках партийно-чиновничьей бюрократии, а парламент и другие представительные органы власти играли декоративные функции[25] .

В мае Ельцин, выступая в Череповце, уже прямо заявил: «Этот съезд надо разогнать к чертовой матери». Все трудности реформы все чаще и чаще он объяснял происками «красно-коричневых» и видел выход в ведении президентской республики. Чтобы снять с себя обвинения в стремлении увековечить свою власть, Ельцин заявил, что не будет избираться на второй срок: «Абсолютно точно могу сказать, что на следующих выборах ... я не буду баллотироваться».

Летом ситуация в стране продолжала ухудшаться. Социологические замеры показывали, что в августе 1992 г. только 6 % опрошенных считало, что реформы дают положительные результаты. Опросы показывали и падение личной популярности президента минимум в 2 раза по сравнению с осенью 1991 г.

Осенью никакой стабилизации не наступило. Быстрый рост цен на сырье и энергоносители, обесценение денег привело к тому, что в стране стремительно нарастал кризис взаимных неплатежей промышленных предприятий, которые к осени 1992 года достигли астрономической цифры – 3,5 триллионов рублей. Многие предприятия, не получая денег за свою продукцию, оказались на грани краха. Начались хронические задержки заработной платы. Финансовые дыры латались за счет резкого сокращения капитального строительства, оборонного заказа, а также путем простого отказа государства оплатить предприятиям заказанную и произведенную продукцию. К октябрю и эти резервы были исчерпаны.

Тогда резко возросла эмиссия денег (в 1,8 раза за Ш квартал). Попросту говоря, государство печатало деньги, которые в виде кредитов были выданы Центральным банком убыточным предприятиям с тем, чтобы они смогли расплатиться со своими работниками. Однако эти деньги не были обеспечены товарами и только подстегнули инфляцию.

Ельцин стал колебаться. В начале октября он заявил о том, что нужна корректировка курса реформ, и раскритиковал работу многих министров. Однако в этот момент он столкнулся с четкой позицией западных стран, которые обусловили свою помощь Ельцину продолжением реформ, проводимых Гайдаром. Россия получала в этот период большую «гуманитарную помощь», а главное согласие Запада отсрочить выплаты по тем, долгам, которые остались после Советского Союза.

В конце октября Ельцин вновь выступил с поддержкой курса Гайдара и обрушился на парламент: «Пора заканчивать постоянно идти навстречу Верховному Совету, не получая от него взаимности. Пора власть употребить»[26] .

К концу года пришла пора подводить итоги политики шоковой терапии. За 1992 г. оптовые цены на продукцию топливно-энергетического комплекса (ТЭКа) выросли в 80 раз, в целом по промышленности – в 34 раза. В результате большинство предприятий оказались не способными платить за энергию и сырье и резко сократили производство. По официальным данным Госкомстата объем промышленного производства упал за 1992 год на 20 % .

Еще более значительным было падение производства на предприятиях военно-промышленного комплекса (ВПК). Государственный оборонный заказ был резко сокращен и не оплачен полностью. Начался развал сектора экономики, который обладал уникальными технологиями и первоклассными специалистами, и продукция которого успешно конкурировала на мировом рынке. Теперь же Россия стала сокращать экспорт вооружений и отдавать этот рынок своим конкурентам.

Сложная ситуация сложилась в агропромышленном комплексе. В условиях инфляции и быстрого роста цен на топливо, технику и удобрения крупные хозяйства стали сокращать производства продукции. Правительственная ставка на фермерские хозяйства не оправдалась. Фермеры не могли компенсировать спад в крупных колхозах и совхозов. Россия стала быстро терять продовольственную безопасность, увеличивая импорт сельскохозяйственной продукции. Положение в существенной ступени спасали усилия городского населения, которое в своей массе стало брать садово-огороднические участки и выращивать картофель и другие овощи, разводить мелкую птицу и т.п.

Огромные финансовые потери имели место в результате либерализации внешней торговли и установления завышенного курса доллара по отношению к рублю. Экспортеры за бесценок продавали российские ресурсы за рубеж и оставляли там большую часть выручки. По самым скромным оценкам за 1992 г. из страны незаконно было вывезено 20 млрд. долл.

В итоге по данным Госкомстата объем ВВП упал за 1992 год на 20 % .

Резко сократился уровень жизни населения. При росте средней зарплаты в 10 раз, уровень цен на товары народного потребления и услуги в среднем увеличился в 26 раз, а на основные продукты питания почти в 100 раз. Соотношение между доходами 10 % самых бедных и 10 % самых богатых россиян составило 1:11, что означало увеличение разрыва в доходах в 3 раза (в конце 80-х было 1:3,5). Реформы особенно сильно ударили по работникам бюджетной сферы. Резко ухудшилось положение ученых и преподавателей, работников здравоохранения и культуры. В 1992 году в коммерцию ушли 90 тыс. научных работников. Численность научно-педагогических работников сократилась на 27 %.

В России впервые за послевоенный период произошло абсолютное сокращение численности населения, и это несмотря на приезд сотен тысяч русских и русскоязычных из бывших союзных республик, где им стало плохо жить после демонтажа СССР. Повышенная смертность говорила о том, что людям трудно было приспособиться к новым условиям жизни.

В декабре 1992 г. состоялся 7 съезд народных депутатов РФ, где политика правительства была подвергнута резкой критике. Съезд потребовал, чтобы кандидатура главы правительства в соответствии с Конституцией была утверждена съездом. Тогда 10 декабря Ельцин обратился к гражданам России и сообщил им, что консервативные силы выступили против реформ, которые якобы «удерживали страну все последние месяцы от экономической катастрофы». Он предложил немедленно провести референдум с вопросом: кому народ доверяет проводить реформы президенту или нынешнему съезду.

После этого заявления президент покинул съезд, призвав своих сторонников последовать за ним. Помощники президента Г. Бурбулис и С. Шахрай, планировавшие эту акцию, полагали, что почти половина депутатов последует за президентом, после чего съезд не будет иметь кворума, и следовательно, его будет просто можно закрыть. Однако вопреки расчетам за президентом последовало только около 150 депутатов, причем некоторые потом вернулись назад. 715 депутатов остались в зале заседаний съезда. Ельцину не удалось прервать и прямую трансляцию заседаний съезда. После короткого перерыва она возобновилась. Вызванные на съезд силовые министры перед телекамерами заявили о своей верности Конституции. Стало ясно, что разогнать съезд не удастся.

Ельцин пошел на компромисс. Гайдара отправили в отставку. На пост премьера Ельцин предложил кандидатуру В. Черномырдина. Съезд согласился, поручив Черномырдину провести существенную коррекцию курса реформ. Многим казалось, что здравый смысл победил, период рискованных экспериментов и жесткой конфронтации закончен.

Смена главы российского правительства и общие итоги декабрьского съезда Советов вызвали тревогу у западных спонсоров российских «реформ». В Москве 3 января состоялась встреча президента США Дж. Буша и Б. Ельцина. Встреча проходила в узком кругу, но позднее ее материалы стали известны прессе. Они показывают характер отношений между президентами России и США. На вопрос Буша о том, «насколько новая правительственная команда готова продолжать дело реформ», Ельцин ответил, что из 40 членов кабинета заменено только 4 и эти люди «не дадут председателю правительства Черномырдину отклониться от реформаторского курса». Ельцин охарактеризовал Черномырдина как человека, который «верен президенту», хотя и «склонен допускать уклон в сторону производства в ущерб бюджетным вопросам, но у него есть противовес в лице Б. Федорова, который до этого работал в Лондонском банке реконструкции и развития».

Ельцин подчеркнул, что все силовые министры «твердо стоят на стороне президента». Особенно выделил министра обороны П. Грачева, охарактеризовав его как человека, который выступает «за сокращение нашего потенциала вооружений». Касаясь судьбы министра иностранных дел А. Козырева, Ельцин сказал следующее: «Вы просили оставить на месте Козырева, и я выполнил вашу просьбу»[27] . Буш выразил удовлетворение услышанным и обещал поддержку, при условии продолжения прежнего курса. Ельцин выполнил обещания, данные Бушу. Вскоре Черномырдин принял правила игры, установленные МВФ.

Парламентская оппозиция почувствовала себя обманутой и потребовала созыва нового съезда народных депутатов с тем, чтобы принять более адекватные меры для коррекции курса реформ. В принципе, это было возможно в рамках действующей Конституции РФ, согласно которой съезд народных депутатов был «высшим органом государственной власти РФ, ... способным решить любой вопрос, отнесенный к ведению РФ».

Ельцин это понимал и поэтому форсировал подготовку нового варианта конституции, который превращал Россию в жесткую президентскую республику. Одновременно он продолжил пропагандистскую войну, направленную на дискредитацию депутатского корпуса через электронные СМИ. Избавиться от депутатского контроля было необходимо и потому, что страна вступала в решающий этап приватизации.

Законы о приватизации были приняты Верховным Советом РФ еще 3 июля 1991 г.: «О приватизации государственных и муниципальных предприятий РФСР» и «О личных приватизационных счетах в РФСР»[28] . В соответствии с ними, предусматривалось, что приватизация должна быть равной для всех. Проведение приватизации осуществлялось бесплатно за счет выделения каждому гражданину России приватизационного чека в Сберегательном банке, который можно было использовать только на покупку различной государственной собственности. Чеки должны были быть именными.

Однако летом 1992 г. правительство изменило условия приватизации. Политику приватизации выработал глава Госкомимущества А. Чубайс. Ее суть состояла в том, чтобы на первом этапе получить согласие народа на массовую приватизацию, пообещав всем кусок государственной собственности, а затем передать эту собственность в руки немногих «эффективных собственников». По предложению А. Чубайса президент своим указом от 14 августа 1992 г. превратил именные приватизационные счета в обезличенные ваучеры, в «документы на предъявителя». Этот указ стал одним из важнейших экономических решений президента, и он создавал весьма противоречивую ситуацию. С одной стороны, открывал путь к концентрации собственности в руках немногих, с другой стороны, лишал законной почвы процесс приватизации, поскольку президент не вправе был изменить норму закона своим указом.

Ваучерная приватизация должна была составить первый этап приватизации. Она проходила с 1 октября 1992 г. по 1 июля 1994 г. Каждый получил приватизационный чек номинальной стоимостью 10 тыс. рублей. Стоимость ваучера определялась в конце 1991 г., путем деления стоимости приватизируемых предприятий на число жителей. Однако после либерализации цен в условиях галопирующий инфляции ваучер быстро обесценивался. Если в конце 1991 г. на 10 тыс. руб. теоретически можно было купить автомобиль «Жигули», то к осени 1992 г., когда началась выдача ваучера – только 5 бутылок водки.

Миллионы людей, лишившихся сбережений в результате инфляции 1992 г., стремились быстрее продать ваучеры, поскольку их реальная стоимость постоянно падала. Весной 1993 г., когда ваучеры получила основная масса населения, 10 тыс. рублей обладали покупательной способностью эквивалентной 30 рублям в ценах 1991 г. Скупили ваучеры те, кто имел значительный стартовый капитал, а также деловые связи для выгодного вложения приватизационных чеков. Те, кто не имели связей вкладывали их в инвестиционные (ваучерные) фонды (до 30 % ваучеров), ожидая обещанных стабильных дивидендов. Однако многие фонды обанкротились или просто обманули вкладчиков, скрывшись от их гнева.

В 1992 г. за ваучеры шла в основном приватизация сферы торговли и услуг (около 40 тыс. предприятий). Из почти 5 тыс. крупных промышленных предприятий в 1992 г. было приватизировано около 600. В 1993 г. стали продаваться и очень крупные предприятия. Так, гигантский «Уралмаш», на котором работало 100 тыс. работников был продан за ваучеры, эквивалентные по сумме 2 млн. долларов, что равнялось стоимости маленькой пекарни в американской провинции. Серьезные нарекания вызывала законность процедур ваучерной приватизации. По официальным данным Министерство внутренних дел за 1993 год в сфере приватизации было совершено 27 тысяч преступлений. Это означало, что из 107 ежедневно приватизируемых предприятий на 87 совершались преступления.

Характер идущей приватизации и политика правительства Черномырдина вновь обострили конфликт между президентом и парламентом. В марте 1993 г. состоялся внеочередной 8-й съезд народных депутатов РФ, который отменил все дополнительные права ранее предоставленные президенту. Президент сделал ответный ход 20 марта, когда в обращении к стране заявил о том, что подписал Указ о введении особого порядка управления страной (ОПУС): Россия должна управляться указами президента, а парламенту запрещалось принимать законы, противоречащие этим указам. Ельцин обещал провести через месяц референдум, на который выносил вопрос о доверии президенту, а также проект новой Конституции, подготовленной его командой. Однако Конституционный суд немедленно оценил указ об ОПУСЕ как попытку государственного переворота. В этих условиях силовые министры вновь уклонились от поддержки президента, а секретарь Совета Безопасности РФ Ю. Скоков вообще отказался завизировать указ.

Срочно собрался новый съезд народных депутатов РФ. Он имел все основания для низложения Ельцина, но глава парламента Р. Хасбулатов искал компромисс. Съезд и закончился компромиссом. Ельцин признал просчеты в проведении реформ. Съезд не принял решения об отрешении Ельцина от должности и перенес вопрос о доверии на референдум. По заявлению начальника президентской охраны А. Коржакова, уже тогда была готова операция силового разгона съезда, включавшая использование химических средств для «выкуривания» депутатов из Белого Дома, но компромиссные итоги съезда сделали ее ненужной.

Референдум был выгоден президенту, поскольку общественное мнение страны во многом определялась позицией электронных СМИ, которые были полностью ему подконтрольны. И в ходе подготовки к референдуму они действительно сыграли решающую роль.

Подготовка шла по плану, разработанному Г. Бурбулисом. Вот некоторые фрагменты из этого плана: «... Использовать на ТВ своих людей. Создать для них преимущество путем количественного перевеса. ... Действовать через подставных лиц. Готовить для них тексты. Использовать рабочих, фермеров, студентов. ... Показать, что реформы планировалось проводить с социальной направленностью, но в этом препятствовали народные депутаты. ...Подготовить ряд указов Президента с обещаниями людям улучшить жизнь в сентябре и раньше. ... Гайдару, Козыреву поддерживать связь с зарубежными коллегами, просить у них идеологической и материальной поддержки. ... Волкогонову поработать в воинских частях ... Провести социологический опрос. Использовать его в целях психологической обработки населения»[29] .

Важную роль сыграла тактика сведения проблемы выбора курса реформ к личному конфликту между «русским Ельциным» и «злым чеченом» Хасбулатовым.

Перед апрельским референдумом Ельцин подписал много указов, в которых раздал обещаний различным слоям населения и регионам на 13 триллионов рублей – огромную сумму, никак не предусмотренную в бюджете. Много говорилось и о том, что в случае победы Ельцина, Запад готов предоставить большую помощь для поддержки проводимых им реформ.

Референдум дал противоречивый результат. На первые два вопроса о доверии президенту и поддержке курса реформ положительно высказалось более половины пришедших на референдум (58,7 % и 53 %), но менее половины, имевших право голоса. Это означало, что решения имеют не конституционный, а информационный характер. На третий и четвертый вопросы (о досрочном переизбрании и президента и депутатов) также не было получено конституционно значимых результатов. За досрочные выборы президента и депутатов высказались соответственно 49,5 % и 67,2 %.

Для Ельцина такие итоги референдума были и проигрышем, и выигрышем. Проигрыш состоял в том, что конституционного основания для роспуска съезда президент не получил. Выигрыш в том, что большинство из числа голосовавших поддержали курс президента. Правда в региональном разрезе победа была менее убедительной: против президента проголосовали большинство жителей в 43 регионах России.

Тем не менее, Ельцин решил представить дело как свой безусловный выигрыш и проводить свою линию без оглядки на съезд. В этих целях в июне он созвал в обход парламента так называемое Конституционное совещание, где преобладали его сторонники, и согласовал на нем свой вариант президентской конституции. Этот вариант Ельцин планировал вынести на референдум.

Однако он боялся проводить второй референдум, не устранив съезд и парламент, поскольку депутаты подготовили свой вариант конституции. Кроме того, коммунисты собрали необходимое число голосов граждан для вынесения на референдум социалистического варианта конституции. В таких условиях президентский проект мог не собрать даже относительного большинства от числа голосовавших. А по закону было необходимо собрать не менее половины от общего числа граждан, имевших право голоса. Уже апрельский референдум показал, что Ельцин не сможет получить так много голосов в пользу своего проекта.

Ситуация осложнялась и тем, что после апрельского референдума правительство тихо предложило «корректировку» бюджета, по которой не только не финансировались апрельские обещания президента, но и ранее запланированные социальные расходы сокращались на 40 %, инвестиции на 60 %. Таким образом к концу года экономическая ситуация в стране должна была серьезно ухудшиться. Следовательно, Ельцин должен был успеть разогнать оппозиционный парламент до того, как люди сознают апрельский обман. И на этот раз президент уже должен был идти до конца, поскольку очередная неудачная попытка государственного переворота не могла не привести к его смещению.

21 сентября Ельцин издал новый указ о прекращении полномочий народных депутатов. В начале развитие событий напоминало мартовский кризис: президента не поддержали регионы, Конституционный суд оценил действия Ельцина как неконституционные и достаточные для его отстранения от должности президента, большинство народных депутатов стойко держались в Белом доме, который окружала большая толпа сторонников парламента.

Однако на этот раз президент был подготовлен лучше. Сторонников парламента удалось спровоцировать на резкие шаги, которые были использованы как предлог для вооруженного разгрома оппозиции при помощи специально подготовленных частей. Провокационный обстрел сторонников парламента снайперами из здания мэрии стал сигналом к штурму мэрии. Бескровный успех этого штурма создал эйфорию успеха и вызвал поход группы сторонников парламента к телецентру в Останкино, с целью получить прямой эфир. Там демонстрантов уже давно ждали... Вскоре хорошо режиссированные телекадры показали всей стране, что люди депутата генерала А. Макашева убили одного журналиста и одного солдата из подразделения «Витязь», охранявшего здание. Это было ложью, но Ельцин немедленно обвинил парламент в том, что тот давно подготовил и осуществляет теперь вооруженный «фашистско-коммунистический» мятеж силами «наемных бандитов», которые «сеют смерть». На следующий день танки расстреляли Белый дом, а затем специальные подразделения бойцов «зачистили» здание, расправившись его защитниками. Руководство парламента и депутаты были спасены бойцами специального подразделения «Альфа», которые вывели их из горящего здания. По приказу Ельцина Хазбулатов, Руцкой и другие видные участники событий были арестованы.

Проведенное впоследствии прокуратурой секретное расследование событий вокруг Белого дома показало, что ни один человек не был убит из оружия, принадлежавшего его защитникам. В то же время, по данным оппозиции, в событиях 3 – 4 октября президентские войска убили 2743 чел. Официальная цифра, сообщенная Генеральной прокуратурой, много меньше: 146 погибло, 598 ранено; потери президентских сил составили 13 чел. убитыми, из них 11 погибли от выстрелов своих снайперов, 2 – при невыясненных обстоятельствах.

Ельцин оценил октябрьские события 1993 г. как победу демократии.

После разгона российского парламента Ельцин принял все меры к тому, чтобы законодательно закрепить в своих руках максимум политической власти. Команда президента быстро подготовила соответствующий проект Конституции РФ и 12 декабря 1993 г. вынесла его на референдум в качестве безальтернативного варианта.

Референдум проходил в специфических условиях. В нарушение действующего законодательства Ельцин своим указом от 15 октября 1993 г. изменил порядок подведения итогов референдума: для одобрения конституции стало достаточным получение не большинства голосов от числа граждан, имеющих право голоса, а от числа явившихся на референдум.

Центральная избирательная комиссия была создана президентом из числа лиц, которые подтвердили свою лояльность в ходе октябрьского конфликта с парламентом. Ее возглавил Н. Рябов.

Полный текст проекта Конституции был опубликован ограниченным тиражом. Большинство граждан его просто не видели. Основным источником информации являлись электронные СМИ, которые напористо агитировали за президентский проект.

После референдума Центральная избирательная комиссия официально объявила о том, что на выборы явилось 54,8 % от числа граждан, имевших право голоса, и 58,4 % из них (32,9 млн.) проголосовали за Конституцию. Таким образом, она была одобрена менее чем одной третью граждан, имевших право голоса (106 млн. чел.) Потом стало известно, что в 24 субъектах РФ проект Основного закона не набрал необходимого числа голосов даже по квоте, установленной указом президента. Конституция не получила одобрения в 12 из 21 республик РФ. Последнее было особенно тревожно, поскольку затрагивало проблему единства РФ. Так, в Чечне, объявившей о своей независимости еще в 1991 г., референдум не проводился вообще. Против конституции РФ голосовали большинство избирателей Адыгеи, Башкортостана, Дагестана, Карачаево-Черкесии, Мордовии, Тувы, Чувашии. В Коми, Татарстане, Удмуртии и Хакасии в выборах участвовало менее половины избирателей, имевших право голоса

В 1997 г. бывший пресс-секретарь президента В. Костиков признал в своих мемуарах, что результаты референдума были «подправлены». Он рассказал о том, как встретил председателя Центризбиркома Н. Рябова у кабинета Ельцина сразу после голосования. Рябов показал ему бумагу, где было написано, что за конституцию голосовало «более 50 % избирателей, принявших участие в голосовании». Но после совещания с Ельциным в сводке Центризбиркома говорилось уже о том, что около 60 % избирателей поддержали Конституцию. Через четыре месяца после голосования избирательные комиссии уничтожили все избирательные бюллетени.

Тем не менее, Ельцин решил свою задачу. Конституция предоставила ему полномочия, которые превосходили полномочия президентов таких президентских республик, как США и Франция. Ельцин получил право определять «основные направления внутренней и внешней политики государства», издавать указы и распоряжения, «обязательные для исполнения на всей территории РФ», назначать всех министров. Хотя главу правительства он мог назначить лишь с согласия Госдумы, реальные возможности для депутатов проявить твердость в отклонении предлагаемых президентом кандидатур были ограничены: троекратное отклонение позволяло президенту распустить Думу.

Ельцин получил фактическую возможность формировать всю судебную ветвь власти, поскольку по Конституции именно президент предлагает кандидатуры на должности судей в высшие судебные инстанции, а также напрямую назначает судей во все другие федеральные суды. Он установил полный контроль над Вооруженными силами страны, получив право назначать высшее командование и т. п.

Процедура отстранения президента от должности была обставлена практически непреодолимыми препонами. С такой Конституцией Ельцин не боялся никакой оппозиции, в том числе и парламентской.

Парламентские выборы. Согласно новой Конституции российский парламент теперь назывался Федеральным Собранием, которое состояло из нижней палаты – Государственной Думы и верхней палаты – Совета Федерации. Главной функцией Думы было принятие законов. В Думу избиралось 450 депутатов, половина по спискам избирательных объединений (партийным спискам), половина по одномандатным округам. Главной функцией Совета Федерации было осуществление контроля за характером законов, принимаемых Думой.

Выводы депутатов в Государственную Думу и Совет Федерации проводились одновременно с референдумом по Конституции 12 декабря. Особенность выборов состояла в том, что эти органы не были предусмотрены действовавшей Конституцией, а новая только принималась в этот же день. Иными словами, если бы она не была принята, то депутаты были бы избраны в неконституционные органы. Поэтому Ельцин должен был любой ценой получить положительный результат по конституционному референдуму. День референдума и день парламентских выборов были совмещены потому, что власти боялись неявки на референдум большинства избирателей. А стремление проголосовать за свою партию приводила людей 12 декабря к избирательным урнам.

На выборах 1993 г. неожиданный успех выпал на долю Либерально-демократической партии (ЛДПР) – партии В. Жириновского, получившей 23 % голосов избирателей. ЛДПР не имела сильных и влиятельных организаций на местах, но имела харизматического лидера. Своими резкими заявлениями, показной решимостью быстро исправить ситуацию Жириновский привлекал многих людей. Они полагали, что сильная незаурядная личность сможет лучше защитить их интересы, чем политики из прежней «обоймы».

Коммунистическая партия (КПРФ), которая имела самую развитую общероссийскую структуру, получила по партийному списку всего 12,5 %.

Третьей по значению оппозиционной партией стала Аграрная партия России (АПР), которая получила 7, 99 % голосов по партийному списку.

Поскольку ЛДПР не стремилась к созданию единого оппозиционного блока с КПРФ и АПР, поэтому позиции левых в Думе данного состава были слабыми.

Президентская команда накануне выборов делала главную ставку на блок «Выбор России», возглавляемый Е. Гайдаром. Однако блок получил всего 15,5 % голосов. Для блока, который располагал огромными финансовыми и пропагандистскими ресурсами, такой результат был более чем скромным.

Кроме названых избирательных объединений необходимый 5 % барьер для избрания в Думу прошли еще ряд центристских блоков и партий, таких как Движение «Женщины России» (8,1 %), «Блок: Явлинский – Болдырев – Лукин» (7,8 %), Партия Российского единства и согласия (6,7 %), Демократическая партия России (5,5 %).

В соответствии с Конституцией выборы проводились также по так называемым одномандатным округам. Вся страна была разбита на 225 округов, примерно равных по численности населения. В каждом округе мог быть избран только один депутат. Борьба в большинстве округов была очень напряженная, так как в среднем на одно депутатское место претендовали по 8 кандидатов.

Выборы не проводились в Чечне (не выдвинуто кандидатов) и в округе N25 в Татарстане (выдвинут только 1 кандидат). Выборы провалились в остальных 4 округах Татарстана (явка менее 25 %). В итоге в Думу было избраны 219 депутатов от одномандатных округов. Примерно половина из них шли как беспартийные, а половина принадлежала к тем или иным партиям.

Партийные группировки в Думе были усилены за счет кандидатов, прошедших по одномандатным округам, но это не меняло общей картины.

Итоги выборов фактически явились поражением Гайдара и его команды, авторов и исполнителей радикальных экономических реформ. В то же время весьма ограниченные возможности были у левых партий (КПРФ и АПР). Большая часть депутатов занимало центристские позиции. Многое зависело от того, как поведет себя фракция Жириновского, набравшая больше всего голосов по партийным спискам.

Власть и общество в 1994 – 1995 гг.

В феврале 1994 г. в соответствие с положением новой Конституции Ельцин обратился к депутатам Федерального собрания с ежегодным Президентским посланием. В своем Послании он признал, что реформы идут с огромными издержками и пообещал, что в политику будут внесены существенные коррективы, связанные с усилением роли государственного регулирования. Подобные признания были вызваны тем, что итоги трех лет его президентства оказались катастрофическими. Национальный доход России за 1991 – 1993 гг. уменьшился на 40 %. Объем промышленного производства на 32 %. Уровень жизни населения сократился в 2 раза. Ельцин знал и о том, что его личный рейтинг упал до 15 %.

Падение популярности было особенно неприятно в связи с тем, что осенью 1993 г. накануне разгона парламента Ельцин дал публичное обещание провести досрочные президентские выборы в июне 1994 г. Хотя это обещание не имело юридической силы, но политической проблемой для президента оно оставалось, что побуждало его к определенным маневрам. Весной 1994 г. Ельцин подписал с группой лояльных к нему партий и общественных движений так называемый «Договор об общественном согласии», в которое включил положение о нецелесообразности досрочных президентских выборов. Мнение остальных значение не имело.

Первые месяцы работы парламента показали, что там преобладали депутаты, с которыми правительство могло договориться, что и обеспечивало возможность проведения правительственного курса в рамках парламентской демократии без какой-либо откровенно жесткой демонстрации силы президентской власти. Определенное представление о том, как правительство договаривалось с депутатами, дает помощник президента Г. Сатаров: «Отсутствие в Думе пропрезидентского (проправительственного) большинства заставляло исполнительную власть прибегать к «нестандартным» ходам для «продавливания» своих решений. Фактически это сводилось в той или иной мере к подкупу в виде раздачи льгот, преференций и т. п. для коммерческих структур, стоявших за депутатскими фракциями (группами)»[30] .

В результате таких маневров в 1994 г. никаких кардинальных изменений в социально-экономической политике президента не произошло.

Нельзя сказать, что Ельцин ничего не предпринимал. Он пытался сделать некоторые шаги по преодолению наиболее негативных последствий реформ, и судьба этих попыток весьма показательна. Так Ельцин, осознав губительность для России нарастающей утечки капиталов за рубеж, поручил Центробанку РФ и Государственному таможенному комитету провести мониторинг расчетов по экспорту. За 1994 г. было выявлено 8 тысяч случаев невозврата экспортной выручки, но заведено всего 200 уголовных дел, из которых до суда дошли единицы. В 1995-м при проверке экспортных контрактов на общую сумму 73 млрд. долларов, обнаружилось, что в Россию вернулся только 51 млрд. По данным западных экспертов из России в этот период по всем каналам уходило около 40 млрд. долл. ежегодно. Ельцин не покончил с такой ситуацией потому, что это означало поднять руку на интересы новой экономической элиты страны, которая поддерживала его все эти годы. Это означало пойти и против позиции Запада, деловым кругам которого была очень выгодна экономическая ситуация в России. Поддержка Запада была крайне важной для Ельцина.

В середине 1994 г. завершился этап чековой приватизации, в ходе которого было приватизировано 75,4 % предприятий торговли, 66,3 % – предприятий общественного питания, 76,4 % – предприятий бытового обслуживания. Крупные предприятия в основном превратились в акционерные общества. Их приватизация шла по схеме, когда трудовой коллектив сохранял за собой 51 % акций, а остальные ушли в свободную продажу за ваучеры. В большинстве случаев директора госпредприятий стали главами акционерных обществ и начали постепенно скупать акции рядовых работников, превращаясь в крупных собственников. В результате ваучерной приватизации 40 млн. граждан стали акционерами АО или чековых фондов. Однако доходы рядовых акционеров были весьма незначительными, или же их вообще не было.

С лета начался новый этап – денежной приватизации. Государственную собственность продолжали покупать те немногие, кто обладал информацией, связями и деньгами. Характерной особенностью второго этапа приватизации стало быстрое складывание нового типа собственников, под контроль которых переходили важнейшие предприятия и целые отрасли производства. Причем в силу различного рода махинаций эта собственность приобреталась по крайне низким ценам, что обогащало узкий слой собственников, но опустошало казну страны. Так 500 крупнейших приватизированных предприятий России стоимостью не менее 200 млрд. долл. были фактически проданы за 7,2 млрд. долл. США. Например, автомобильный завод им. Лихачева в Москве был продан за 4 млн. долл., в то время как стоимость его основных фондов составляла на момент продажи не менее 1 млрд. долл.

К концу 1994 г. по настоянию Думы были подведены общие итоги чековой приватизации и первого этапа денежной. Результаты оказались страшными. Государственная собственность была роздана за копейки. Доходы государства от продажи своего имущества составили 1 трлн. рублей, что было в 2 раза меньше, чем доходы от приватизации в маленькой Венгрии. Лакомые куски достались иностранцам, в том числе в жизненно важных отраслях промышленности. Депутаты Думы были возмущены. Ельцин переместил А. Чубайса с должности главы Госкомимущества на должность вице-премьера и назначил председателем ГКИ приглянувшегося ему главу администрации Амурской области В. Полеванова, поручив разобраться с итогами приватизации. Он стал разбираться и обнародовал массу неприятных фактов. «Партия власти» начала бешеную кампанию против В. Полеванова, и тот был уволен Ельциным с поста председателя ГКИ, пробыв на нем всего два месяца. Итоги приватизации остались неизменными.

Неизменным оставался и весь курс «реформ». Страна проедала ресурсы, накопленные в советский период. Левые фракции Думы пытались отправить правительство в отставку, но им не хватало голосов для этой акции.

Социально-экономические итоги 1994 г. были следующими: по сравнению с 1993 г. объем промышленного производства сократился еще на 20 %, объем сельскохозяйственного производства – на 12 %, объем ВВП – 13 % .

Однако никаких серьезных социальных протестов в стране не было. После расстрела парламента в октябре 1993 г., большинство людей не верили в возможность что-либо изменить в своей судьбе, не верили в это и лидеры оппозиции.

Чеченская война.

В конце 1994 г. ситуацию в стране резко осложнила начавшаяся война в Чечне. Чеченская война стала закономерным следствием развала СССР и явилась лишь одним из кровавых конфликтов, вспыхнувших на постсоветском пространстве. В этих конфликтах уже к началу 1994 г. погибло около 150 тыс. человек.

Чеченская война по своим масштабам превзошла все другие конфликты. Уже осенью 1991 г. к власти в Чечне пришел выдвинутый сепаратистскими силами генерал Дж. Дудаев, который объявил о независимости Чечни. Российский парламент не признал законность новой власти в Чечне и ее актов об отделении от России. Однако реально повлиять на ситуацию в республике Москва не могла.

Министерство обороны России не смогло даже вывести из Чечни оружие и боевую технику Советской Армии, находившиеся на территории республики. Чеченские власти беспрепятственно осуществили его захват. С тем, чтобы как-то сохранить лицо, в мае 1992 г. П. Грачев, министр обороны РФ, узаконил передачу Дудаеву 50 % вооружений, но на деле в руках Дудаева оказались все самолеты, танки, БМП, БТР, артсистемы, зенитно-ракетные комплексы, 90 % противотанковых средств и 80 % стрелкового оружия.

Чечня оставалась для России одним из субъектов РФ с прозрачными границами. Ситуация усугубилась быстрой криминализацией новой власти в Чечне, что также было следствием криминализации экономики в России. Чечня, не признающая центральную власть, стала удобной зоной для осуществления незаконных сделок чеченскими и российскими предпринимателями. Через Грозный шла незаконная торговля крупными партиями нефти и нефтепродуктов. Большие проблемы возникли и для железнодорожного сообщения с южными регионами России и ее южными соседями. По данным комиссии, созданной Думой, в 1994 г. в республике было совершено 405 нападений на поезда с целью грабежа грузов и пассажиров. Ситуация в Чечне была опасна тем, что создавала прецедент, которому хотели следовать сепаратистские силы в ряду других республик Российской федерации.

Москва пыталась свергнуть Дудаева силами внутренней оппозиции, но это не удалось. Тогда в декабре 1994 г. президент России отдал приказ ввести российские войска в Чечню.

Первой крупной акцией войны стал штурм Грозного, который начался 31 декабря. Операция проводилась силами, не достаточными для прорыва хорошо подготовленной обороны. В итоге главная цель – президентский дворец – был захвачен только к 19 января. Полный контроль над городом федеральные войска установили только в марте. По данным Генштаба в боях за чеченскую столицу и на подходах к ней федералы потеряли 1426 чел. убитыми, 4630 ранеными, 96 солдат и офицеров оказались в плену; противник потерял свыше 7 тыс. убитыми, 600 пленными. Дудаевцы отрицали последние цифры. В ходе боев в Грозном погибло несколько тысяч мирных жителей.

В течение марта федералы заняли крупные населенные пункты равнинной Чечни. Затем Ельцин дал добро на ликвидацию баз боевиков в горных районах. К середине июня федералы заняли главные центры сопротивления – Ведено, Шатой, Ножай-Юрт. Основные силы боевиков были разбиты. Их общие потери, по докладам федералов, с начала операции составили более 12 тыс. убитыми. В военном отношении операция близилась к завершению.

Однако 14 июня чеченский отряд Ш. Басаева захватил в городе Буденновске Ставропольского края около 1500 заложников в городской больнице. После неудачного штурма больницы спецподразделениями МВД и ФСБ глава правительства РФ В.С. Черномырдин вступил в контакт с Ш. Басаевым и договорился о прекращении боевых действий в Чечне и начале мирных переговоров. В итоге переговоров стороны пришли к соглашению об обмене пленными по схеме «всех на всех», разоружении боевиков при сохранении в селах небольших отрядов самообоороны, выводе федеральных войск и проведении свободных выборов.

Военные действия прекратились со 2 августа, но обе стороны не верили друг другу. Чеченцы выдали малую часть оружия и пленных. В горах готовились новые отряды боевиков. 6 октября в результате теракта был тяжело ранен командующий Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне генерал А. Романов. Войска возобновили локальные операций по силовому разоружению чеченских боевиков. Война продолжалась.

Она крайне негативно сказывалась на ситуации в российском обществе. Большинство граждан России, выросших в условиях межнационального мира, не понимало, как власти могли довести дело до такой страшной войны. Большие потери военнослужащих привели к тому, что многие российские матери были против того, чтобы отдавать своих детей на службу в армию. Общество сотрясали разговоры о страшной коррупции, сопровождавшей эту войну.

Война в Чечне ярко показала глубокий и всесторонний кризис Российского государства. Она оттолкнула от Ельцина и многих его бывших сторонников. В оппозиции к президенту по чеченскому вопросу оказалась и думская фракция Е. Гайдара, что вызвало раскол в ее рядах.

В результате в Думе в 1995 г. впервые возникло общее недовольство политикой Ельцина, хотя оно питалось разными мотивами. В этой обстановке левые поставили вопрос о необходимости отправить президента в досрочную отставку. Уже 25 января 1995 на фоне страшных событий в Грозном депутаты КПРФ предложили включить в повестку дня вопрос о соответствии Ельцина занимаемой должности Верховного Главнокомандующего. Предложение не прошло. Итоги голосования хорошо характеризуют расстановку партийно-политических сил в Думе. За это предложение проголосовали всего 99 депутатов, в том числе по фракциям: КПРФ – 42; АПР – 30; ВР – 10; РП – 6; НРП – 3; ЖР – 2; ЯБЛ – 2; ЛДПР – 1; ПРЕС – 1; ДПР – 0. Против проголосовал 31 депутат, в том числе 21 из фракции ЛДПР, ВР – 7; ДПР – 1; ПРЕС – 1). Воздержались – 4 (ВР – 2; НРП – 1; ЛДС – 1)[31] . Всего в голосовании участвовали 133 человека. Остальные депутаты просто в голосовании не участвовали, вообще не явившись в Думу, или не присутствуя на этом конкретном заседании.

Во второй раз вопрос об импичменте президента возник после захвата террористами заложников в г. Буденновске 14 июня 1995 г. и последующего вооруженного штурма больницы с заложниками, который был осуществлен с его санкции. Однако и на этот раз вопрос не был включен в повестку дня. Итак, на борьбу с президентом у оппозиционных партий явно не хватала сил.

Правительству они доставили несколько больше хлопот. 21 июня 1995 г. Дума 234 голосами выразила Правительству недоверие и приняла три поправки к Конституции, которые наделяли Думу контрольными функциями, правом утверждения силовых министров и правом выносить квалифицированным большинством решения о недоверии отдельным министрам, влекущие их отставку. Однако после работы правительственных лоббистов с депутатами Дума 1 июля вновь голосовала и не подтвердила свое решение о недоверии Правительству. Затем Совет Федерации отклонил поправки к Конституции. После этого эпизода думские партии и правительственные силы сосредоточились на подготовке новых парламентских выборов, назначенных на декабрь 1995 г.

Чеченская война легла тяжким бременем и на экономику России, требуя дополнительных огромных средств. В этой связи в стране создалась благоприятная обстановка для дальнейшего растаскивания государственной собственности. В 1995 г. правительство взяло крупные кредиты у частных банков под залог акций наиболее ценных государственных предприятий. Очень часто банки выдавали правительству кредиты… из так называемых временно свободных бюджетных (т. е. государственных) средств, размещенные различными государственными учреждениями в этих же частных банках. Затем правительство не смогло во время вернуть взятые кредиты, и залоговые акции госпредприятий стали собственностью частных банков.

Экономические итоги 1995 г. были следующими: объем промышленного производства сократился на 3,3 %, а продукции сельского хозяйства на 8 %, ВВП – на 6 %, реальные денежные доходы населения – на 16 %.

Выборы в Думу 2 созыва. В этих условиях в стране прошли очередные выборы депутатов в Государственную Думу, вызванные тем, что первая Дума была избрана только на два года (1994 – 1995).

Выборы состоялись 17 декабря 1995 г. Наибольшее число голосов по партийному списку получила Коммунистическая партия РФ – 15.4 млн. голосов избирателей (22.30 %) и 99 депутатских мандатов, а также коммунисты победили на выборах в 58 одномандатных округах. КПРФ резко расширила свой электорат по сравнению с выборами декабря 1993 г.

Второе место заняла партия Жириновского, получившая 7.7 млн. голосов или 11.18 % и 50 мандатов по партийному списку, и еще 1 мандат в одномандатном округе. Фактически это было поражением, поскольку процент голосов, поданных за ЛДПР, был в 2 раза меньше, чем в 1993 г. Тем не менее выборы показали, что в России существует большой процент «протестного» электората, которому была симпатична фигура В. Жириновского.

На третьем месте оказалось движение «Наш дом – Россия», возглавляемое главой правительства В. Черномырдиным. Это движение было создано накануне выборов и вобрало в себя многих представителей региональных властных структур и в ходе предвыборной кампании открыто использовало все рычаги центральной и местной исполнительной власти. Однако на выборах НДР получил лишь 7 млн. голосов или 10.13 % и 45 мандатов по партийному списку и провел лишь 10 депутатов по одномандатным округам (из 108 кандидатов от этого блока).

На четвертое место вышло движение «Яблоко» во главе с Г. Явлинским. Оно набрало 4,8 млн. голосов или 6,8 % и 31 мандат по партийному списку. Кроме того, 14 яблочников победили в одномандатных округах.

Полный провал потерпела главная партия «радикальных реформаторов» – партия «Демократический выбор России» во главе с Е. Гайдаром. Перед парламентскими выборами 17 декабря 1995 г. партия вместе с несколькими мелкими идейно близкими группировками (Крестьянская партия России, Российская партия социальной демократии и т. д.) сформировала единый блок кандидатов «Демократический выбор России – Объединенные демократы». На выборах список ДВР набрал лишь 3,86 % голосов, не сумев преодолеть пятипроцентный барьер, однако 10 членам партии удалось пройти по одномандатным округам. Неудача постигла Гайдара и его сторонников несмотря на то, что они существенно поменяли свои прежние лозунги. Если на парламентские выборы 1993 г. «демороссы» шли под лозунгом «Свобода, собственность, законность», то на выборах 1995 г. лозунг ДВР звучал как «Мир, благосостояние, справедливость». Однако избиратели не поверили в том, что Гайдар и его сторонники способны принести России мир, благосостояние и тем более справедливость.

АПР также не смогла преодолеть пятипроцентный барьер, получив всего 3,78 % голосов. Эксперты считают, что большинство избирателей, поддержавших АПР в 1993 г., на этот раз проголосовали за КПРФ. Тем не менее 20 представителей АПР прошли в Думу второго созыва по одномандатным округам. Вместе с присоединившимися к ним независимыми депутатами и «выходцами» из фракции КПРФ они образовали Аграрную депутатскую группу, руководителем которой стал заместитель председателя АПР Николай Харитонов.

В целом думские выборы показали нарастание оппозиционных настроений в стране и укрепление позиций оппозиционных партий. Виновниками за жесткие реформы избиратели сделали Гайдара и его партию.

В то же время вся политическая жизнь 1994 – 1995 гг. свидетельствовала о том, что огромные полномочия, данные Конституцией президенту, позволяли ему сохранять прежний курс «радикальных реформ», несмотря на растущий протест со стороны населения. Таким образом, главная политическая борьба ожидалась в следующем 1996 г. – году очередных президентских выборов.

2.2 Россия в эпоху второго президентства Ельцина

Летом 1996 г. истекал срок пребывания Б. Ельцина на посту президента России. Итоги его президентства были следующими. Объем промышленного производства сократился более чем в 2 раза. Наиболее глубоким был спад в машиностроении. Так, например, мощности по производству тракторов и зерноуборочных комбайнов были загружены в 1996 году лишь на 5 – 8 %, поэтому поставки тракторов сельскому хозяйству составили в этом году только 6,2 % уровня 1988 года, а зерновых комбайнов – 0,1 %. Такая ситуация с сельхозтехникой негативно сказалась на объеме продукции сельского хозяйства. Он сократился за годы реформ – на 35–40 %. Страна потеряла продовольственную независимость: 40 % продуктов питания поступали по импорту. Производство зерна за пять лет реформ уменьшилось на 45 %. В полтора раза снизилось поголовье крупного рогатого скота, вдвое – численность свиней, коз и овец. В результате этих процессов, несмотря на возросший в 3–4 раза импорт продовольствия, страна оказалась на 40-ом месте в мире по уровню потребления продуктов питания, позади ряда развивающихся стран.

Перераспределение общественной собственности привело к тому, что к середине 90-х годов (по разным методикам подсчета) богатые составляли лишь 3–5 % населения страны, средний класс – 7–15 %, остальные были бедными – 25–40 %, или жили за чертой бедности – 40–65 %.

Произошло резкое падение потенциала оборонной промышленности и боеспособности всех видов вооруженных сил.

Казалось бы, что с такими итогами первого президентства Ельцину нечего было и думать о борьбе за второе. Ельцин сам понимал сложность ситуации и впоследствии так описал ее в своих мемуарах: «...Я стоял перед жизнью, продуваемый всеми ветрами, сквозняками, стоял и почти падал от порывов ветра: крепкий организм подвел; «ближайшие друзья» – уже нашли себе замену, как стая, которая исподволь, постепенно намечает нового вожака; наконец, отвернулись от тебя и те, на кого ты всегда опирался, кто был твоим последним рубежом, резервом, – духовные лидеры нации. А народ... Народ не может простить ни «шоковой терапии», ни позора в Буденновске и Грозном»[32] .

В этих условиях Ельцин вновь продемонстрировал готовность любой ценой и любыми методами сохранить власть в своих руках. Он решил пойти на срыв президентских выборов, поскольку поражение на этих выборов для него во многих смыслах было «смерти подобно». Бывший начальник президентской охраны А. Коржаков, который вскоре после выборов издал свои мемуары, написал в них следующие строки: «Избежал ли я умышленно каких-то эпизодов, событий? Да, я так и не решился написать про ГКПЧ-3, созданное по указанию Ельцина весной 96-го»[33] .

Однако в появившихся уже после отставки Ельцина мемуарах тогдашнего министра внутренних дел РФ А. С. Куликов об этом эпизоде написано достаточно ясно. 17 марта 1996 года, в воскресенье, министра вызвали в Кремль для встречи с президентом: «Меня пригласили к президенту. Ельцин показался мне взбудораженным. Пожал руку и без лишних разговоров объявил: «Я решил распустить Государственную Думу. Она превысила свои полномочия. Я больше не намерен терпеть этого. Нужно запретить коммунистическую партию, перенести выборы». «Мне нужно два года, — он несколько раз, как заклинание, повторил эту фразу: «Мне нужно два года», — и я такое решение принял. Во второй половине дня вы получите указ»[34] ..

Силовые структуры принялись готовить государственный переворот. Однако даже ближайшие соратники президента испытывали большие сомнения в его успехе. О своих сомнениях написал А. С. Куликов, которому предстояло силовыми методами обеспечить переворот: «..Приказ мы выполним, но что станет со страной? Запрет компартии всколыхнет всю Россию, и на улицу выйдут сотни тысяч ее сторонников. Обязательно выйдут и те, кого доняли «сильные» ходы Бориса Ельцина.

Общество, уставшее от перманентного политического кризиса, от военных потерь, от ежедневного чувства безнадежности, уже не связывает своих надежд с первым российским президентом и не встанет на его защиту. В обстановке хаоса возникает кровавый облик братоубийственной гражданской войны. Впереди тысячи погибших и искалеченных соотечественников. Распад Федерации. Изоляция страны. Невосполнимые потери в экономике. Вывод один: этого делать нельзя! Нельзя ни в коем случае!

... С точки зрения законности здесь явное нарушение: президент по Конституции не имеет права разгонять Государственную Думу за полгода до президентских выборов.

Тут же прошу соединить меня со Скуратовым. Важно знать, что наедине с собой думает генеральный прокурор России, когда речь идет о прямом нарушении Конституции.

Спрашиваю: «Ну, как ты там себя чувствуешь?»

Он: «Вообще-то, неважно... Но я так понял, что все дали согласие?».

Возражаю: «Нет, лично я не согласен!»

«Вот что, — говорю, — ты пригласи к себе к 14.00 Владимира Александровича Туманова (Председатель Конституционного Суда), а я к вам подъеду. Подумаем вместе, посоветуемся».

Приехал. Оба подтверждают почти клятвенно, что президент им сказал, что Куликов — за это решение, министр обороны Грачев — «за», руководитель ФСБ Барсуков — «за». Ну, а коли все согласны, тогда и Скуратов с Тумановым начали склоняться в ту же сторону. Говорю им: «Хорошо, я — солдат, я — полицейский. Мне сказали — я сделал. Но вы — и один, и второй — надзираете за соблюдением законности в стране...»

Туманов: «Да, конечно, это не соответствует Конституции». Вечеров в Кремле Куликов доложил Ельцину, что он, генеральный прокурор Ю. Скуратов и председатель Конституционного суда А. Туманов считают принятое решение ошибочным, и мотивировал это следующим образом: «.. самая главная опасность заключается в том, что в стране возможен социальный взрыв, а вот сил, для того чтобы контролировать ситуацию, у нас нет и не предвидится… Они в Чечне. Они еще воюют».[35]

Проблема нехватки сил встала потому, что министр внутренних дел знал о настроениях в армии и был очень не уверен в том, что армия поддержит президента. Ночью Куликов узнал, что министр обороны Грачев вообще не в курсе плана президента. На следующее утро на новом совещании в Кремле Куликов задал ключевой вопрос: «А почему на этом совещании нет Грачева? Кто просчитал реакцию Вооруженных Сил? У меня нет уверенности, что они вас поддержат. … у военной контрразведки имеются данные о том, что в случае выступления некоторых частей Вооруженных Сил им обещана поддержка»[36] .

Столкнувшись с такой позицией силовых структур Ельцин не решился на переворот. Ставка была сделана на легальные средства удержания власти. Для этого Ельцину надо было добиться того, чтобы он был единым и единственным кандидатом от «партии власти». И это ему удалось сделать достаточно легко. Почему?

Дело было в том, что новая российская элита не имела сильной альтернативы Ельцину. Это показали парламентские выборы декабря 1995 г., ставшие своеобразной репетицией выборов президентских.

Как уже отмечалось, на выборах в парламент главная партия «радикальных реформаторов» – партия «Демократический выбор России» не смогла преодолеть 5 % барьер. Это говорило о том, что правые не смогут сделать реальным кандидатом в президенты одного из своих лидеров, а именно «правозащитника» С. А. Ковалева, которого активно пытались пропагандировать в течение всего 1995 г.

Движение «Яблоко» во главе с Г. Явлинским набрало 8,5 % голосов избирателей, что также говорило об отсутствии у Явлинского реальных шансов победить на президентских выборах.

Весьма скромный результат на выборах получило движение «Наш дом – Россия», возглавляемое премьером В. Черномырдиным (10 % голосов по партийному списку). Таким образом Черномырдин также не доказал своей способности привлечь голоса избирателей.

В этих условиях новая политическая и финансовая элита России решила объединиться вокруг Ельцина.

Необходимой предпосылкой для успеха на выборах было то или иное решение чеченской проблемы. Зима – весна 1996 г. прошла в постоянных локальных операциях федералов, направленных на уничтожение обнаруженных опорных пунктов банд формирований. Наиболее крупной операцией стало взятие в мае хорошо укрепленного Бамута. Военные полагали, что на этот раз им дадут до конца подавить все очаги сопротивления. Однако Ельцин решил прекратить войну хотя бы на период выборов. Дудаев не был готов помочь Ельцину сохранить лицо, но 21 апреля он был убит ракетой, выпущенной с российского самолета во время разговора по спутниковому телефону.

27 мая Б. Ельцин и новый чеченский лидер З. Яндарбиев подписали соглашение о прекращении боевых действий. 28 мая российский президент прилетел в Чечню и, выступая перед личным составом 205-й бригады, заявил: «Война окончилась. Победа за вами. Вы победили мятежный дудаевский режим».

Накануне и в период президентских выборов в Чечне было тихо. Шел поэтапный вывод российских войск.

Решив чеченскую проблему, Ельцин полностью сосредоточился на предвыборной кампании. Она строилась на широком использовании современных технологий формирования общественного мнения. Фактически речь шла об организации невиданной по интенсивности и размаху «психологической войны», которая шла под лозунгами «Голосуй сердцем», «Голосуй, а то проиграешь».

Эти лозунги имели большой смысл. Лозунг «Голосуй сердцем» был призван отвлечь избирателей от рационального анализа того, что обещал Ельцин при избрании на пост президента в 1991 г., и что он реально сделал за пять лет своего президентства. Теперь он снова обещал всем и все, в частности проводить преобразования «без подавления политических оппонентов, без навязывания заимствованных моделей, без монопольного диктата какой-либо одной идеологии или модели реформирования, с уважением к традициям, без насилия над будущим, принадлежащему новым поколениям, и не в ущерб поколению нынешнему».

Лозунг «Голосуй, а то проиграешь» был призван привлечь, прежде всего, голоса политически неопытной молодежи, которая была в наибольшей мере затронута пропагандой западного образа жизни и видела в Ельцине человека, который всем устроит жизнь, наподобие той, что вели красивые и богатые герои зарубежных телесериалов, заполонивших российские телеканалы.

Успех избирательной кампании зависел от тотального контроля над электронными СМИ и привлечения для агитации за Ельцина самых популярных и авторитетных деятелей из всех сфер общественной жизни. Задачи были решены. Сотни ведущих представителей шоубизнеса, режиссеров и артистов театра и кино, эстрадных звезд были ежедневно задействованы в огромном спектакле, призванным убедить россиян в том, что лучше, чем Ельцин, в России нет и не может быть президента.

Усилия этих людей очень хорошо оплачивались. Естественно, что официальных средств из фонда кандидата на это не хватало. Шел «черный нал», который открывал возможности для воровства. Директору ФСБ М. Барсукову и начальнику президентской охраны А. Коржакову показалось, что воруют уж слишком много. Вечером 19 июня сотрудники охраны Белого Дома арестовали двух членов предвыборного штаба Ельцина при попытке вынести коробку из-под ксерокса, в которой было полмиллиона нигде не учтенных долларов. Однако на следующий день Барсукова и Коржакова президент уволил. Арестованных отпустили. Председатель Центризбиркома Н. Рябов не стал интересоваться ни источником, ни судьбой задержанных денег. Финансирование избирательной кампании шло своим чередом...[37]

В первом туре президентских выборов, состоявшемся 16 июня 1996 г. из 108,5 млн. имевших право голоса приняли участие 75, 7 млн. За Ельцина проголосовало 26, 7 млн. избирателей или 35, 78 % лиц, принявших участие в голосовании. Он опередил всех своих соперников. На второе место вышел кандидат от КПРФ Г. Зюганов, за которого проголосовало 24, 2 млн. избирателей. Третий результат получил генерал Лебедь, который также резко критиковал прежний курс реформ (10, 9 млн. голосов).

Во второй тур вышли Ельцин и Зюганов. В этом туре Ельцин мог рассчитывать на 5,5 млн. голосов, поданных за Явлинского, а также на какую-то часть из 4,3 млн. голосов, поданных за Жириновского, но все равно ситуация оказалась сложной. Тогда была достигнута договоренность с Лебедем, который в обмен на пост секретаря Совета Безопасности, призвал своих сторонников голосовать за Ельцина.

Срочно была скорректирована и линия пропаганды. Население стали убеждать в том, что Ельцин – меньшее из двух зол: приход Зюганова в сложившейся ситуации ухудшит экономическое положение (Запад прекратит помощь), а то и приведет к гражданской войне, поскольку те, кто захватил собственность в предыдущие годы не остановятся ни перед чем, чтобы ее сохранить.

Значительная часть избирателей дрогнула. 3 июля во втором туре за Ельцина голосовали 40,2 млн. чел. или 50,8 % принявших участие в голосовании. Зюганов получил 30,1 млн. голосов. В итоге Ельцин сохранил свой президентский пост.

При этом страна не знала, что она выбрала очень больного человека, который не мог выполнять те огромные обязанности, которые сам себе записал при составлении Конституции в 1993 г.

Самой большой тайной в ходе избирательной кампании была информация о состоянии здоровья Ельцина. В июле 1995 г. президент перенес первый инфаркт, в октябре 1995 г. – второй. В начале предвыборной кампании 1996 г. его настиг третий, а затем 26 июня в Калининграде, т. е. за неделю до решающего тура голосования Ельцин перенес четвертый инфаркт.

После выборов первой задачей, которую предстояло решить Ельцину, была задача выжить. С середины августа его начали готовить к операции коронарного шунтирования.

Однако после выборов сразу же и крайне негативно обострилась обстановка в Чечне. 9 августа в день инаугурации российского президента в Москве, боевики вошли в Грозный и блокировали все правительственные учреждения и российские части. С чисто военной точки зрения это была авантюра, так как вскоре Грозный был полностью окружен войсками генерала К. Пуликовского, который предложил мирным жителям за 48 часов покинуть город по открытому для них коридору, а боевикам предъявил ультиматум: сдаться или быть уничтоженными авиацией и артиллерией. Однако боевики были почему-то уверены в том, что Пуликовскому не дадут выполнить его угрозу. И действительно, в Чечню прилетел представитель президента генерал А. Лебедь. Он договорился с А. Масхадовым (начальником Главного штаба вооруженных сил Ичкерии) о прекращении боевых действий и выводе российских войск. 31 августа Лебедь подписал с Масхадовым в Хасавюрте соглашение, которое напрямую не затрагивало вопрос о статусе Чечни, но предлагало строить взаимоотношения между Россией и Чечней в соответствии с принципами международного права. Поскольку Чечня признавалась субъектом международного права, чеченские командиры трактовали соглашение как признание независимости Чечни и как свою победу в войне.

К декабрю российские войска полностью покинули пределы Чечни. Чеченская война была трагедией и для русского и для чеченского народа. В итоге войны федеральная сторона не достигла никаких позитивных результатов, а цена ее была огромной. По приблизительным оценкам Госкомстата РФ в результате войны в Чечне погибло 30–40 тыс. чел., большинство из них – мирные жители.

Остановив войну в Чечне даже на таких неопределенных условиях, Лебедь серьезно укрепил свои политические позиции. Тяжелая болезнь Ельцина побуждала многих смотреть на Лебедя как на очередного фаворита скорых президентских выборов. Шли разговоры о возможности прихода Лебедя к власти и до выборов, с опорой на силовые структуры. Ельцин, не уверенный в том, как пройдет операция, и сколько времени он будет реабилитироваться после нее, в октябре отправил Лебедя в отставку. 6 ноября президенту сделали удачную операцию. 20 декабря 1996 г. он совершил первую самостоятельную прогулку...

Экономические итоги 1996 г. выглядели так: объемы ВВП и промышленного производства сократились соответственно еще на 6 % и 5 %, продукция сельского хозяйства – на 7 %, реальные денежные доходы населения – на 0,4 %. Эти итоги говорили о том, что экономического роста, который Ельцин обещал с осени 1992 г. опять не произошло. Хотя и более медленно, но экономика России продолжала падать. Замедление темпов падения было во многом связано с рекордно крупными кредитами, которые международные финансовые организации предоставили России в год президентских выборов. Еще один фактором стал существенный рост мировых цен на минеральное сырье.

Тем не менее, спад производства наблюдался практически во всех крупных отраслях промышленности, за исключением газовой. Спад производства в добывающей промышленности составил 4,7 %, а в обрабатывающей – 9,1 %. На предприятиях оборонной промышленности спад составил 30 % . Продолжалось прогрессирующее сокращение производства потребительских товаров, которые вытеснялись импортной продукцией. Резко ухудшилось и финансовое положение сельскохозяйственных предприятий. Если в 1995 году в отрасли убыточных предприятий всех форм собственности было 57 % от общего количества, то в 1996 году – 75 %. Инвестиционный спад 1996 года значительно превысил масштабы предыдущего года, что означало продолжение процесса «проедания» потенциала, созданного в советский период. В то же время основные производственные фонды уже находились за пределами государственного сектора. По оценкам Госкомимущества РФ, доля в ВВП государственного сектора в 1996 г. составила лишь 23 %, приватизированных предприятий (включая корпорации с долей государства) – 39 %, изначально частных предприятий 38%. Процесс приватизации в основном завершился.

2.3 Финансовый кризис 1998 года: причины и следствия

Социально-экономическая ситуация в России в 1997 г. складывалась противоречиво. С одной стороны, страна находилась в глубоком экономическом кризисе. С другой стороны, в 1997 г. произошло некоторое улучшение экономического положения. По официальным данным Госкомстата впервые за годы «радикальных реформ» ВВП в 1997 г. не сократился, а вырос на 0,9 %, объем промышленного производства вырост на 2 %, продукция сельского хозяйства – на 1,5 %, реальные денежные доходы населения – на 6,9 % по отношению к 1996 г.

Эти экономические результаты позволили правительству и президенту во многих официальных заявлениях назвать 1997 г. годом стабилизации и начала экономического роста. В Послании Президента РФ Федеральному собранию на 1998 год говорится: «1997 год положил начало преодолению глубинного социально-политического раскола в обществе ... Экономика стабилизирована, спад остановлен, появились первые признаки роста».[38]

Однако реальная картина была намного сложнее. Действительно часть предприятий приспособились к рынку, что вело к прекращению спада и даже некоторому росту производства. Однако большая часть предприятий едва выживала. Это было связано с рядом причин. Во-первых, многие новые собственники приватизированных предприятий не только не вкладывали деньги в их развитие и модернизацию, а стремились как можно быстрее выжать из этой собственности доход, продавая наиболее ликвидные ресурсы и вывозя деньги за рубеж. Предприятия, лишенные ресурсов для модернизации с 1991 г., не могли конкурировать с импортной продукцией, которая заполонила отечественный рынок после отмены государственной монополии внешней торговли в 1992 г. Конкурировать могли только те предприятия, которые производили и экспортировали нефть, газ, другое сырье.

Наполнение государственного бюджета во многом зависело от доходов, получаемых от экспорта энергоносителей и другого сырья. Но этих доходов было мало. Поэтому страна все больше и больше жила в долг. Так, стабильно рост внешний долг России, который складывался из новых долгов, взятых в постсоветский период, и долга, доставшегося в наследство от СССР. Уже в 1990 и 1991 гг. в условиях объявления всеми республиками своего суверенитета, правительство СССР не смогло выплатить необходимые суммы внешним кредиторам. Россия приняла на себя долги СССР, но с началом реформ тоже не могла их оплачивать, а напротив брала новые долги. В итоге долговое бремя выросло с 95 млрд. долл. до 127 млрд. к концу 1996 г.

Пирамида ГКО. Еще более быстро рос внутренний долг. В 1992 г. правительство Гайдара практически ликвидировала весь внутренний долг СССР, превратив в копейки сбережения населения, размещенные в сберегательных кассах Сбербанка СССР. Но с 1993 г. правительство стало продавать государственные краткосрочные обязательств – ГКО. Через короткий срок (от нескольких дней до 1 года) государство выкупало эти обязательства, и при этом держатели получали очень высокий процент прибыли. Выкуп или погашение ГКО прежних выпусков осуществлялся из суммы, вырученной за продажу очередной порции ГКО. Фактически государство строило «финансовую пирамиду».

Особенно быстро внутренний долг стал нарастать в 1996 г. – в год президентских выборов, когда ГКО размещали под 200 % годовых. К концу этого года внутренний долг составит около 250 трлн. руб., или 45 млрд. долл. по текущему валютному курсу. В 1997 г. ГКО стали продавать «нерезидентам», т. е. иностранным банкам. Вскоре они контролировали не менее 30 % рынка. Это поставило всю пирамиду в зависимое положение от иностранного капитала.

Несмотря на то, что государство так много брало в долг на внешнем и внутреннем рынках, эффективность использования получаемых средств была очень небольшой, поскольку эти средства в существенной степени разворовывались. По итогам изучения ситуации за 1995–97 гг., эксперты Главного управления МВД по экономическим преступлениям пришли к выводу о том, что «60-70 % российских коммерческих и государственных кредитов либо растаскиваются, либо растрачиваются впустую и не погашаются»[39] .

В феврале 1998 г. очень солидный и лояльный правительству Экспертный институт Союза промышленников и предпринимателей представил аналитический доклад, в котором говорилось следующее: «Сегодня трудно обвинять во всех неурядицах врагов Президента, ... а есть внутрисистемные трудности функционирования власти, которые наиболее концентрированно выражаются в массовом воровстве». Оценка подтверждалась обширным конкретным материалом.

После выборов президента Ельцина на второй срок реальные рычаги власти в стране стали принадлежать тем немногим крупным банкирам, которые вложили деньги в избирательную кампанию президента. Второе президентство Ельцина вошло в историю как «эра олигархов». О роли олигархов весьма жестко и откровенно высказался известный американский политик и политолог З. Бжезинский: «Я давно уже понял, что прямая финансовая помощь правящей в Москве элите дает два результата. Во-первых, та помощь, которая предназначается для всей России, присваивается и крадется исключительно внутри самой Москвы. Во-вторых, большая часть этой помощи оказывается в карманах нового элитарного класса олигархов, которые не заинтересованы в развитии России. И они направляют большую часть украденных средств на свои счета в западных банках».

На фоне массовой растраты бюджетных средств в 1997 г. резко обострилась проблема невыплаты заработной планы. Весь 1997 г. в стране вспыхивали локальные забастовки и другие акции протеста. Депутаты от левых фракций в Государственной Думе готовили почву для вынесения вотума недоверия правительству. Профсоюзы после долгих сборов наметили на апрель 1998 г. проведение всероссийской акции протеста, которая была направлена главным образом против невыплаты зарплаты.

Президент решил упредить такой ход событий. 23 марта 1998 г. Ельцин издал указ об отставке правительства Черномырдина. Этот жест сбил накал профсоюзной акции, но он не привел к улучшению ситуации в стране

Вскоре и. о. премьера был назначен С. Кириенко, весьма молодой человек, без серьезного опыта руководства страной. Дума дважды отклоняла кандидатуру Кириенко и утвердила ее лишь в третий раз, опасаясь роспуска, который в этом случае президент мог осуществить в соответствии с Конституцией. Сильные позиции левых партий в Думе вызывали у Ельцина опасения того, что Дума начнет процедуру импичмента в отношении президента. Поэтому многие обозреватели полагали, что Ельцин навязывал Думе кандидатуру Кириенко именно для того, чтобы спровоцировать ее роспуск.

В мае началась мощная акция шахтеров, перекрывших основные магистрали страны и требовавших отставки президента. Чтобы остановить шахтеров и не допустить цепной реакции в акциях протеста Шахтерам выплатили часть долгов по зарплате и пообещали вскоре выплатить все. Заодно пообещали всем другим.

Это сбило акции протеста, но не остановила планов оппозиции поднять за вопрос об импичменте президента Ельцина. В июне фракция КПРФ совместно с Аграрной депутатской группой и депутатской группой «Народовластие» выступила инициатором выдвижения обвинения против нынешнего Президента Российской Федерации для отрешения его от занимаемой должности.

Основанием для постановки данного вопроса явилось заключение группы авторитетных правоведов о совершении Б.Н. Ельциным в 1991–1998 гг. действий, которые могут квалифицироваться как тяжкие уголовные преступления против российского государства и его граждан. Речь шла о подготовке и заключении Беловежских соглашений, организации государственного переворота в сентябре – октябре 1993 года, превышении пределов властных полномочий при отдании распоряжения о применении военной силы в Чеченской Республике, нанесении ущерба обороноспособности и безопасности Российской Федерации, осуществлении политики геноцида народов России, что выражалось в резком увеличении смертности среди населения страны. Депутаты-коммунисты подготовили «Обоснование постановки вопроса об отрешении Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от должности в связи с совершением им тяжких преступлений», обеспечили его подписание 257 депутатами Государственной Думы и провели через Думу Постановление о формировании депутатской комиссии по импичменту.

А в августе разразился финансовый кризис. Та финансовая пирамида из ГКО, которая обеспечивала кажущееся улучшение экономической ситуации в 1997 г., к лету 1998 г. себя полностью изжила. По данным известного экономиста А. Илларионова, если в 1993 – 1994 гг. из каждых 100 рублей, вложенных в рынок ГКО, государство использовало на свои нужды 74 рубля, то в 1997 г. только 15 рублей, а в 1998 г. – 0 рублей, т. е. все те деньги, которые Минфин получал от размещения очередной партии ГКО, шли уже только на выкуп старых ГКО. Вкладчики осознали, что пирамида ГКО пришла в тупик и стали уходить с этого рынка. Первыми уходили иностранные инвесторы, которые контролировали до 30 % рынка ГКО. Чтобы остановить их, правительство поднимало уровень доходности ГКО, и долговая петля на шее России тем самым все более затягивалась.

14 августа премьер С. Кириенко, министр финансов Задорнов, председатель ЦБ С. Дубинин, А. Чубайс и Е. Гайдар собрались и приняли решение прекратить выплаты по ГКО, отпустить курс рубля по отношению к доллару и начать переговоры по реструктуризации внешнего и внутреннего долга. Для частных банков был установлен мораторий на выплату обязательств и долгов нерезидентам в течение 90 дней. Тем самым правительство фактически взяло на себе ответственность за долги этих банков. В результате таких действий курс рубля резко упал, цены стремительно понеслись вверх. Страна оказалась на грани социального взрыва.

Первой реакцией Ельцина на кризис 17 августа была отставка Кириенко и приглашение на пост премьера Черномырдина. Однако Дума большинством голосов дважды отклонила кандидатуру Черномырдина. И Ельцин уже не решился предлагать его в третий раз.

Тогда возникла компромиссная кандидатура Е. Примакова, известного политика, министра иностранных дел РФ с 1996 г. Кандидатура была приемлема для большинства депутатов Думы. Примаков пригласил в правительство в качестве вице-премьера представителя КПРФ Ю. Маслюкова, что говорило о его готовности внести существенные коллективы в экономический курс. Такие кадровые назначения стабилизировали политическую обстановку в стране.

Экономическая политика Примакова – Маслюкова дала неожиданный для их оппонентов успех. Он выражался в быстром росте отечественного товарного производства, который был стимулирован сокращением импорта. Слишком дорогой доллар делал импорт очень дорогим, и отечественные товары стали пользоваться спросом.

Деятельность правительства Примакова получила поддержку в Думе со стороны левых и центристских фракций. Эта поддержка позволила Примакову провести через Думу достаточно жесткий, по сути дела, чрезвычайный бюджет. Депутаты левых фракций в основном голосовали за бюджет и тем самым разделили ответственность с новым Правительством РФ за возможные политические, экономические и социальные последствия политики Примакова.

1998 г. заканчивался в ситуации, когда сформировалась новая расстановка политических сил. Президент и его администрация были отодвинуты от определения текущей экономической политики. Правительство впервые получило поддержку со стороны левой части Думы. Резко вырос личный рейтинг Примакова. Многие аналитики говорили фактически о конце «эпохи Ельцина».

В этих условиях московский мэр Ю. Лужков создал общественно-политическое движение «Отечество». 19 декабря 1998 г. состоялся учредительный съезд движения «Отечество», который принял «Программные тезисы». Они провозглашали отказ от политики вульгарного монетаризма как не отвечающей интересам и условиям России и требовали наказание по всей строгости закона авторов финансовых пирамид, ограбивших народ и государство.

Следует подчеркнуть, что с момента создания «Отечества» Лужков стал резко критиковать курс реформ, проводившийся под руководством Б. Ельцина. Эта критика воспринималась Кремлем как проявление президентских амбиций Лужкова. И действительно, в конце 1998 г. он рассматривался как лидер среди претендентов на пост президента в 2000 г. Новое движение и растущая популярность Ю. Лужкова вызвала серьезную озабоченность Кремля. Не меньшую озабоченность вызывал и высокий рейтинг Е. Примакова. Эти опасения кремлевской администрации и определили ход развития событий в следующем 1999 г.

Общую оценку ситуации в стране в начале 1999 г. позволяют выявить результаты опроса, проведенного ВЦИОМ в мае по аналогии с опросом, проведенном накануне выборов Государственную Думу в мае 1995 г.

Сравнение данных опросов показывает, что оценки положения изменились к худшему. «Плохим» и «очень плохим» положение в своем городе, районе в 1995 г. считали 50 %, а в 1999 г. – 68 %. Экономическое положение России оценивали как «плохое» и «очень плохое» 68 % респондентов в 1995 г. и 83 % в 1999 г.

На 13 мая в Думе было назначено рассмотрение вопроса об отрешении от должности президента Б. Ельцина. Накануне голосования Ельцин неожиданно отправил в отставку правительство Примакова. По мнению многих экспертов, Примаков был «наказан» за то, что не пригрозил депутатам уйти в отставку в случае начала процедуры импичмента. Этот шаг был направлен и на то, чтобы в случае неблагоприятного для президента итога голосования в Думе пост премьера занимал лояльный Ельцину человек. По Конституции, в случае ухода президента со своего поста, его обязанности исполнял премьер до проведения новых выборов.Новым премьером стал С. Степашин.

Правительственный кризис не помешал депутатам обсудить вопрос об импичменте в назначенный срок. В ходе выступлений лидеров думских фракций и групп никто из выступавших не решился позитивно оценить действия Ельцина и просто опровергнуть предъявленные ему обвинения. Те, кто выступал против импичмента (например, лидер НДР В. Рыжков) мотивировали свою позицию только интересами сохранения стабильности в стране.

Для положительного решения вопроса об импичменте на думском этапе необходимо было получить две трети голосов от числа депутатов Думы, хотя бы по одному из пяти обвинений. Утром в день решающего голосования большинство депутатов высказывали мнение о том, что импичмент состоится по крайней мере по вопросу, связанному с чеченской войной. Зарегистрировалось 386 человек, хотя по подсчетам работников аппарата в здании Думы находилось 400–410 депутатов из 440 имевших полномочия. Бюллетени взяли всего 348 чел. Жириновский запретил своей фракции брать бюллетени и строго контролировал это. В кулуарах депутаты утверждали, что Жириновский попросту продал голоса своей фракции администрации президента. Депутаты левых фракций (209 человек) явились на голосование практически в полном составе (один больной) и солидарно проголосовали за импичмент, дав 209 голосов.

Фракция «Наш дом Россия» объявила о решении солидарно голосовать против импичмента в любом виде, и 43 члена фракции из 60-ти так и сделали, но 21 депутат этой фракции на голосование не явился.

Фракция «Яблоко» приняла решение о солидарном голосовании за импичмент по вопросу о Чечне. Но на голосование пришили 43 из 46 «яблочников», «за» обвинение по Чечне голосовало только 37 человек.

Группа «Российские регионы» (44 чел) не принимала какого-либо солидарного решения по вопросу об импичменте. Но по Чечне «за» собирались голосовать очень многие. Президентская администрация активно работала с этими депутатами. И вот накануне голосования стало известно, что ряд членов этой группы намерен голосовать не по Чечне, а по другим пунктам обвинения, причем по таким, которые не имеют шансов пройти при голосовании.

Примерно так же действовали и ряд депутатов из других групп. В итоге произошел разброс голосов – за импичмент голосовало в целом более 300 депутатов, но по каждому конкретному пункту всегда менее 300: по пункту обвинения в развале СССР – 241 голос; за события 1993 года (расстрел Белого дома) – 263; за войну в Чечне – 247, за развал Вооруженных Сил – 240; за политику геноцида по отношению к народам РФ – 236 голосов. Импичмент не получился уже на первом, думском, этапе. Преодолев опасность импичмента президент и его окружение сосредоточились на подготовке к очередным думским выборам, намеченным на декабрь. При этом ставились следующие задачи: нанести КПРФ поражение на выборах в Думу в декабре 1999 г. и нанести поражение блоку «Отечество», чтобы ослабить его позиции на президентских выборах в 2000 г.

В ходе решения этих задач весной на первый план была выдвинута задача создания крупного пропрезидентского блока с опорой на губернаторов и с антилужковской направленностью. Кремль стремился столкнуть провинции с «московским кланом» Лужкова и тем самым лишить Лужкова региональной поддержки как на парламентских, так и на президентских выборах.

Для этого в апреле 1999 г. был создан блок «Вся Россия». Инициаторами создания «Всей России» были президенты нескольких национальных автономий, прежде всего М. Шаймиев (Татарстан), М. Рахимов (Башкирия) и Р. Аушев (Ингушетия). Из лидеров русских субъектов федерации ведущую роль в движении играл петербургский губернатор В. Яковлев. В движение вошли большинство депутатов Думы из группы «Российские регионы», а также 20 членов Совета Федерации.

Летом этот блок неожиданно преподнес Кремлю неприятный сюрприз. Его лидеры приняли решение сформировать единый избирательный блок с движением Лужкова. Это решение последовало потому, что Лужкову удалось достигнуть договоренность с Е. Примаковым, чья популярность только выросла после отставки. Оценивая потенциал такого союза весьма высоко, лидеры «Всей России», несмотря на противодействие Кремля, в августе официально создали общий блок с «Отечеством» под названием «Отечество – Вся Россия» (ОВР), и Е. Примаков его возглавил. К ОВР вскоре присоединилась часть Аграрной партии во главе с М. Лапшиным. Объективно создание ОВР означало, что влиятельная часть губернаторов не верит в силы прежнего президента.

В этой ситуации сменивший в мае Примакова новый премьер С. Степашин также отказался от активной борьбы против блока Примаков – Лужков.

В августе Ельцин отправил С. Степашина в отставку и назначил главой правительства В. Путина. Смена главы правительства оказалась очень удачным шагом. Назначение Путина совпало с обострением ситуации на Северном Кавказе. Напав на Дагестан, чеченский террорист Ш. Басаев переполнил чашу терпения в российском обществе. Ситуация в Чечне воспринималась болезненно всем русским народом. После Хасавьюртовских соглашений и вывода российских войск в Чечне не наступил мир и спокойствие. Напротив, продолжался беспредел по отношению к русскому населению (русских людей брали в заложники, годами держали в рабстве и т. п.). От разгула преступности страдали и мирные чеченцы и соседние регионы. Поэтому, когда новый глава правительства твердо сказал и делом стал доказывать свою решимость положить этому конец, он был обречен на то, чтобы стать популярной фигурой в России. Что и произошло за сентябрь – декабрь 1999 г.

Популярность Путина стала важным и самостоятельным фактором, который сказался на результатах думских выборов в декабре 1999 года и открыл перед Путиным перспективы успеха на выборах президентских.

Для победы на думских выборах Кремль создал Межрегиональное Движение «Единство», которое получило название «Медведь». Первую тройку избирательного списка движения составили министр МЧС С. Шойгу, известный борец А. Карелин, и отставной милицейский генерал А. Гуров, который получил известность как специалист по борьбе с мафией. Формально движение было создано по инициативе трех десятков губернаторов, однако организатором блока была кремлевская администрация, а подлинным автором проекта называли банкира Б. Березовского. Эту точку зрения подтвердил хорошо информированный В. Черномырдин, который сказал буквально следующее: «У «Единства» нет идеологии, а есть один Березовский Борис».

Однако Черномырдин был не прав. Движение «Единство» имело весьма выигрышную в тех условиях идеологию. Блок «раскручивался» в СМИ как некая «неполитическая» и «внеидеологическая» структура, во главе которой стоят «настоящие мужики», люди, которые на практических делах доказали свою способность добиваться позитивных результатов. Именно под эту идеологию и был выдвинут в лидеры С. Шойгу, который до этого сторонился активного участия в политике, хотя ранее и состоял в НДР. Политтехнологи Кремля решили сыграть на усталости масс от политики, недоверии ко всем политическим деятелям последних лет. Ставка делалась на то, что какая та часть народа проголосует за свежие «аполитичные» лица – хорошего С. Шойгу, популярного А. Карелина, и борца против мафии А. Гурова и отберет голоса у блока ОВР. Иными словами, задача «неполитического» блока была самой, что ни на есть политически актуальной.

Формально блок «Единство» не вел активной кампании против ОВР. Эту задачу решали электронные СМИ, находящиеся под контролем Администрации Президента РФ. Несколько откровенно враждебных передач, осуществленных в октябре на ОРТ журналистом С. Доренко, повлекли за собой заметное снижение рейтинга Лужкова и ОВР (с 29 % до 21 %). Это еще раз доказало факт сильного воздействия СМИ на позиции избирателей, хотя ничего нового о Лужкове россияне не узнали. Антилужковская кампания явно отнимала какую-то часть голосов у ОВР, однако не могла помешать блоку составить крупную фракцию в Думе. Этому способствовало и лидерство в блоке Е. Примакова

Парламентские выборы 1999 г. Итоги выборов в Думу третьего созыва показали определенные изменения в расстановке сил в стране. Эти изменения хорошо видны в представленной ниже таблице, где приведены основные результаты всех думских выборов постсоветского времени.

Какие основные тенденции прослеживаются на фоне этих данных?

Правые радикалы (сторонники Е. Гайдара), представленные в 1999 г. блоком «Союз правых сил» во главе с С. Кириенко, по сравнению с 1995 г. более чем удвоили свой результат, но по сравнению с 1993 г. их успех выглядел скромным. КПРФ не только сохранила, но и несколько укрепила свой успех, достигнутый в 1995 г. Очевидно устойчивое и существенное падение доли избирателей, голосующих за Жириновского и менее существенное падение доли сторонников Явлинского. На выборах 1999 г. появилась «партия власти» (ОВР, московско-региональный блок), оппозиционная Кремлю, но она набрала только 12 % голосов. А ее главный соперник – проправительственный блок «Единство» получил в 2 раза больше, лишь немного уступив КПРФ. Для команды Ельцина это был очень серьезный успех в борьбе против ОВР. Практически все политологи были согласны, что своим успехом «Единство» обязано не столько Шойгу и Карелину, сколько Путину, который имел очень высокий рейтинг популярности в стране в декабре 1999 г.


Таблица 1

Количество голосов (в %), поданных за партийные списки

Партии, блоки 1993 год 1995 год 1999 год
КПРФ 12,4 22,3 24,55
ЛДПР 22,9 11,18 6,18
Яблоко 7,86 6,89 5,94

Правые радикалы

15,5

(Выбор России, Гайдар)

3,86 (ДВР, Гайдар) 8,63 (СПС, Кириенко)
Проправительственные партии 6,7 (ПРЕС), 8,13 (Женщины России)

10,1 (НДР)

23,88 (Единство)
«Партия власти», оппозиционная Кремлю

-

-

11,98 (ОВР)

Успех блока «Единство» убедил Ельцина в том, что у Путина есть реальные шансы выиграть президентские выборы. Это означало, что преемником Ельцина станет человек, который обязан Ельцину своим выдвижением и который дал обещание не допускать преследования Ельцина после его отставки. Ельцин очень боялся такого преследования, тем более что материалы, собранные думской комиссией по импичменту, были весьма весомыми.

С тем чтобы использовать момент наивысшей популярности Путина и дать ему наибольшие шансы на победу в президентских выборах, Б. Ельцин накануне нового 2000 г. объявляет о своем решении досрочно уйти в отставку. Большинство населения страны с радостью встретили эту новость. По данным трех декабрьских (1999 г.) опросов, проведенных фондом «Общественное мнение» (ФОМ), ему доверяли 3–5 %, не доверяли 85–89 % населения России.

Такая отставка делала Путина исполняющим обязанности президента и вела к переносу президентских выборов с июня на март. В марте 2000 г. выборы состоялись. Победителем уже в первом туре стал В. Путин. Россия вступила в новую политическую эпоху.

Таким образом, можно провести своеобразную черту и выделить главные особенности и достижения президентства Ельцина:

1) В политическом плане страна далеко ушла от однопартийной системы, формальных безальтернативных выборов в органы власти, официальной идеологии. Россия стала страной открытой миру. Граждане России получили возможности свободно выезжать из страны и возвращаться, работать и учиться за границей.

2) В экономическом плане главным позитивным моментом для граждан страны было то, что товары со всего мира наполнили российские магазины, исчезли очереди и т. д. В то же время объективные социально-экономические результаты были просто удручающими. Если за советский период ценой огромных усилий Россия сделала огромный рывок вперед и в 2–3 раза сократила свое отставание от ведущих держав мира (США, Англии, Франции, Германии), то за 1991 – 1999 г. это отставание вновь резко увеличилось и вернулось к пропорциям начала 20 века. Так, если в 1913 г. душевой национальный продукт в России составлял 10 % от уровня США, а в 1986 г. – 56 %, то в 1999 г. он составил 15 %.

3) Наиболее представительным и емким показателем, который объективно характеризуют уровень социально-экономического развития любой страны, является Индекс развития человеческого потенциала, вычисляемый экспертами ООН в рамках специальной Программы развития (ПРООН). Этот индекс составляется на основе трех показателей: душевой ВВП (совокупность товаров и услуг), уровень образования, продолжительность жизни. За период 1913 – 1990 гг. этот индекс вырос в России в 4,5 раза, в Великобритании – в 2 раза, в США – в 2,3. В 1980-е гг. по индексу человеческого потенциала СССР уверенно входил в третью десятку стран мира (26–29 места). По докладу ПРООН за 1999 г. – Россия находилась на 71 месте в мире по этому показателю. Эти показатели говорили о том, что стратегия реформ, избранных Ельциным была далеко от оптимальной. Простой народ заплатил за нее большую цену.


Заключение

Подводя итог вышесказанному, хочется сказать, что в смутное время начала 90-х годов, Единственной альтернативой были идеи "демократов", "диссидентов", "правозащитников". Не было сформулированной программы, не было чёткого общего видения будущего, но были хотя бы вопросы к прошлому и настоящему. "Национальная" альтернатива, по сути, не была таковою, поскольку оказалась уже давно освоена властью. В отличие от других республик, российское демократическое движение не было национально-освободительным – и это была удача для России. Борис Ельцин шёл "по партийной линии" с 1968 года, при нём в Свердловской области сажали по антисоветской 70-й и клеветнической 190-й "прим" статьям, при нём снесли "Дом особого назначения". Но ведь и Александр Яковлев руководил в шестидесятых идеологическим отделом ЦК, курировал диссидентские процессы. Что не помешало ему стать "прорабом перестройки". Их сходные судьбы – свидетельство того, что человек может меняться.

Но дальше начинаются различия. Мало кто помнит, что зимой 1988-1989 годов Борис Николаевич поначалу отнюдь не посягал на лидерство в "демократическом движении". Да, он был готов выставить себя на выборах народных депутатов СССР – но в своём "медвежьем углу", в Раменском округе. Как это непохоже на решительного вождя верхом на танке... Мало кто помнит, что и в самом "демократическом движении" сомневались – а стоит ли ставить на бывшего партийного секретаря? А ведь в итоге именно московские академические интеллектуалы убедили тогда Ельцина: страна видит в нём лидера. Он может и должен выдвигаться по Москве, и он победит. Мало кто помнит обстановку в предвыборном штабе Ельцина в ночь с 26 на 27 марта 1989-го – ожидание... усталость... победа! Маятник российской истории качнулся к свободе, сметая на пути то, что казалось прочным и незыблемым. Трудно было почувствовать это движение. Куда труднее – войти в резонанс. Совсем нелегко – не утратить эту связь.

Прошло чуть более года, и в декабре 1992-го Борис Николаевич "сдал" Егора Гайдара новой оппозиции, своей вчерашней опоре – Съезду народных депутатов. Тогда же из Останкино убрали другого Егора – Яковлева. После того, как последний попытался объективно освещать кровавый осетино-ингушский конфликт, а первый остановил начавшееся под прикрытием этого конфликта выдвижение войск на Чечню. С той ли осени время поменяло направление или раньше? Стало ощутимо возвратное движение маятника: Москва-93, Грозный-94, Будённовск-95, Первомайское-96, далее везде… Чтобы подвести итог вышесказанному нужно попытаться структурировать эпоху правления Бориса Николаевича Ельцина.

До 1991 года Ельцин – лидер надежд. Он был единственной фигурой, которая противостояла консервативным веяниям в так называемом центре. Было и его покаяние 1987 года, но в целом он олицетворял реформы. Хотя этот термин неправильный, потому что речь шла о революции. Другое дело, что она была бескровной, не гражданской войной, но революцией в историческом смысле.

Лидером надежд Ельцин оставался до зимы 1992 года, когда началась либерализация, отпуск цен. Для граждан это было шоком, и он стал терять популярность; гиперинфляция, криминальные разборки – жизнь коренным образом изменилась. И хотя уже к маю в магазинах появились товары, это всё равно не могло компенсировать потерю вкладов, мгновенное обесценивание денег и прочее. Потом начинается этап длящейся неопределённости, когда нет уже Советского Союза и у Ельцина вместо Горбачёва появляются новые оппоненты: депутатский корпус вообще и «красная» оппозиция, которой удалось захватить новые посты. Вопрос стоял так: будет ли ход событий повёрнут назад, причём в довольно репрессивном виде? И этот период заканчивается декабрём 1992 года.

В моральном смысле у Ельцина было ещё меньше поддержки, всеобщее вдохновение почти ушло. И тут начинается третий этап – рутинного выстраивания новой государственности. Если судить по текстам посланий того времени, то всё что сегодня говорится об укреплении государства, тогда имело более чем прикладной смысл. Потому что все прекрасно видели, что слабое государство не может нормально выполнять все свои функции. Но тут происходит трагическая ошибка или недосмотр. Первую скрипку в государстве в этот период играют те, кто отвечает за экономику, и цели соответственно ставятся такие: мы должны провести экономические реформы, приватизацию, укрепить рубль, побороть инфляцию. Это всё правильные вещи, но в это время политической элите было не до государственности. С начала 1994 года и далее государственность всё более рыхлеет и мельчает, становится аморфной, отсюда появляется сепаратизм либо на словах, либо на деле, как в Чечне. И всё это от того, что государство не было сцементировано как общность, как целостность, а в этой ситуации даже экономические реформы оборачиваются своей злой и темной стороной.

Ельцин прекрасно понимал, что сам он не является специалистом в той или иной области, иначе бы не брал профессионалов и не ценил бы их, а он их ценил. В разные периоды Борис Николаевич доверялся какой-то фигуре, либо какой-нибудь группе фигур: Бурбулис, Гайдар и его команда, Чубайс, после 1996 года. Так называемая семья. Неизвестны психологические мотивы этого доверия, но они были. Его убедили в том, что главное в то время было провести экономические реформы, следовательно, в тот период он был наиболее близок с этой группой своего окружения – экономической. Причём, исповедовалась такая идеология: мы проведём эти реформы, и всё тут же встанет на свои места. Он искренне считал, что это главный фронт. А к тому, как милиция работает, прокуратура, спецслужбы, суды, интерес был скорее факультативный. Хотя он понимал мощь силовых структур, но в миссионерском ключе для него было важно провести экономические реформы. Можно ли считать 1996 год, как начало четвёртого этапа в историческом смысле. Но после 1996 года стало чувствоваться, что воля проистекает уже не президентская. По словам Михаила Краснова, первого помощника президента по правовым вопросам: «Начиная с 1998 года, незадолго до моей отставки, мы с группой помощников предложили проект «административной реформы», Чубайс, в руки которого попал этот проект, согласился, что вопрос важен. Однако опубликовать проект мы не смогли, даже за подписью рабочей группы. Это стало для меня сигналом, что там где вызревают решения, не до этого».[40] Для Михаила Краснова, этап заканчивается после выборов 1996 года, но в историческо - государственном ключе, этап, что начался в 1994 году, закончился 31 декабря 1999 года.


Список использованных источников и литературы

I. Документы государственных и управленческих структур.

1. Конституция Российской Федерации. М., 1994 год

2. Сборник актов Президента Российской Федерации, 27 сентября, №39, 1993 год.

II. Мемуары и воспоминания политических деятелей.

1. А. Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката. Изд. Интербук. Москва, 1997 г.

2. В.В. Костиков, Л.Г. Пихоя, А.Я. Лифшиц и др. Эпоха Ельцина Москва, 2001г.

3. В.В. Костиков Роман с президентом Москва, 2000 г.

4. Б. Ельцин. Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления. Москва: АСТ. 2000 г.

5. Б. Ельцин. Исповедь на заданную тему. Свердловск. 1990 г.

6. Попцов О. Хроника Царя Бориса: Россия, Кремль, 1991-1995. - М.: Совершенно секретно; Edition Q, 1995.

7. Грачев А. Кремлевская хроника. - М.: Эксмо, 1994.

8. Черняев А. Дневник помощника президента. - М.: Республика, 1997.

9. Попов Г. Снова в оппозиции. - М.: Галактика, 1994.

10. А. С. Куликов «Тяжелые звезды» СПб.: Нева-Пресс, 2001.

III. Периодическая печать.

1) Официальная пресса.

1. Сергей Пархоменко. «Президент всего кремля». Итоги, №49, 1998 г.

2. В. Клочков. «Президент на обочине». Коммерсант-власть, №26, 1998 г.

3. М. Волкова. «Борис Ельцин. Последнее интервью». Российская газета, №№86-88, 2007 г.

4. В. Костиков. «Прощание по новому стилю». Аргументы и Факты, №18, 2007г.

5. Черно-белый Ельцин - _Аргументы и факты_, № 05 (1058) от 31.01.2001

6. Реформатор, демократ и большой политик. Южный Федеральный, №15, 2007 г.

2) Независимая пресса

В.Р. Шурыгин. «Село Завидово и его обитатели».Дуэль. 12 июля 1997 г.

2. Илья Мильштейн. «75, понимаешь». Новое время, №4, 2006 г.

3. Бонет П. Невозможная Россия. Борис Ельцин, провинциал в Кремле // Урал. - 1994. - №4.

IV. Литература

1. Ф. Бурлацкий. Глоток свободы - в 2-х кн. книга вторая. Москва РИК: Культура. 1997 г.

2. Ф. Бурлацкий. Русские государи. 1990 г.

3. А. Щуплов. Кто есть ху. Энциклопедия политических кличек. Изд. ВАГРИУС. 1997 г.

4. Соловьев Вл., Клепикова Е. Борис Ельцин. - М.: Вагриус, 1992.

5. Кеворков В. Кремлевская оперетка, политический триллер. - М., 1997.

6. Волкогонов Д. Семь вождей. - М.: Новости, 1998.

7. Крючков В. Личное дело. - М.: Олимп, 1996.

8. Реванш. Недоперевыворот: Версия центра «РФ-Политика». - М., 1994

9. Ельцин-Хасбулатов: Единство, компромисс, борьба / Под ред. М.К. Горшкова, В.В. Журавлева. - М., 1994.

10. Шевцова Л.Ф. Политические зигзаги посткоммунистической России. - М., 1997.

11. Партийная система в России в 1989-1993 гг.: Опыт становления. - М., 1994;

12. Краснов В.Н. Система многопартийности в современной России (очерки истории). - М., 1995;

13. Рябов В.В. , Хаванов Е.И. Между народом и властью: Российская многопартийность: Проблемы становления. - М., 1995;

14. Авакьян С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в РФ: конституционно-правовые основы. - М., 1996;

15. Дадиани Л.Я. О попытках создания в России лево-правого блока оппозиционных сил (1989-1996 гг.). - М., 1997;

16. Борисов B.C. Политические партии и демократия в постсоветской России: Партии социал-демократической и социалистической ориентации. - М., 1998;

17. Ишин В.В., Батрашев Д.К. Политические партии и общественные движения в истории России. - Астрахань, 1999 и др.

18. Боффа Дж. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964-1994: Пер. с ит. Л.Я. Хаустовой. - М., 1996.

19. Коэн С. Провал крестового похода: США и трагедия посткоммунистической России. - М., 2001.

20. Кьеза Д. Прощай, Россия! - М.,1997.

IV. Ресурсы Интернет:

1. Материалы сайта «Национальная служба новостей» www.nns.ru 11 июня 1996г.

2. Polit.ru. «Он ушёл». 27 апреля 2007 г.

3. Polit.ru. Виталий Лейбин. «Борис Ельцин и свобода осмысленного высказывания», 27 апреля 2007 г.

4. russ.ru Русский журнал. «Эпоха была историческая, личность была историческая…», 2 мая 2007 г.

5. livejournal.com\Американист. «На смерть Ельцина», 27 апреля 2007 г.

6. Rossbalt.ru «Ельцин был страстью русского народа», «Умер Ельцин-первый президент России», «Не бог, не царь и не герой», «Звезда и смерть Бориса Ельцина», 27-30 апреля 2007 г.

7. Словарь-справочник по политологии.

Интернет-ресурс: http://psylive.ru/?mod=dictionaries&id=1124

8. Политология: Словарь-справочник – Интернет-ресурс:

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Dict/12.php


[1] Реванш. Недоперевыворот: Версия центра «РФ-Политика». - М., 1994

[2] Ельцин-Хасбулатов: Единство, компромисс, борьба / Под ред. М.К. Горшкова, В.В. Журавлева. - М., 1994.

[3] Там же. - С. 12.

[4] Шевцова Л. Режим Бориса Ельцина. - М, 1999.

[5] Шевцова Л.Ф. Политические зигзаги посткоммунистической России. - М., 1997.

[6] Партийная система в России в 1989-1993 гг.: Опыт становления. - М., 1994;

Краснов В.Н. Система многопартийности в современной России (очерки истории). - М., 1995;

Рябов В.В. , Хаванов Е.И. Между народом и властью: Российская многопартийность: Проблемы становления. - М., 1995;

АвакьянС.А. Политический плюрализм и общественные объединения в РФ:конституционно-правовые основы. - М., 1996;

Дадиани Л.Я. О попытках создания в России лево-правогоблока оппозиционных сил(1989-1996гг.). - М., 1997;

Борисов B.C. Политические партии и демократия в постсоветской России: Партии социал-демократической и социалистической ориентации. - М., 1998;

Ишин В.В., Батрашев Д.К. Политические партии и общественные движения в истории России. - Астрахань, 1999 и др.

[7] Боффа Дж. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964-1994: Пер. с ит. Л.Я. Хаустовой. - М., 1996.

Коэн С. Провал крестового похода: США и трагедия посткоммунистической России. - М., 2001. 33 Кьеза Д. Прощай, Россия! - М.,1997.

Бонет П. Невозможная Россия. Борис Ельцин, провинциал в Кремле // Урал. - 1994. - №4.

[8] Словарь-справочник по политологии. Интернет-ресурс: http://psylive.ru/?mod=dictionaries&id=1124

[9] Политология: Словарь-справочник – Интернет-ресурс: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Dict/12.php

[10] Краткий политологический словарь. Интернет-ресурс: http://www.33333.ru/teoriya/glossariy/glossariy.php?st=214

[11] Попцов О. Хроника Царя Бориса: Россия, Кремль, 1991-1995. - М.: Совершенно секретно; Edition Q, 1995., с. 114

[12] В.В. Костиков Роман с президентом Москва, 2000 г., с.67

[13] Б.Ельцин. Исповедь на Заданную тему., Свердл.- 90 г. С.65

[14] Ельцин-Хасбулатов: Единство, компромисс, борьба / Под ред. М.К. Горшкова, В.В. Журавлева. - М., 1994., с.217

[15] Биографические данные использованы с Интернет-сайта «Фонд Ельцина»: www.eltsyn.ru/biografy/read - ?

[16] В.В. Костиков, Л.Г. Пихоя, А.Я. Лифшиц и др. Эпоха Ельцина Москва, 2001г., с. 325

[17] Черно-белый Ельцин - _Аргументы и факты_, № 05 (1058) от 31.01.2001

[18] Б.Ельцин. Исповедь на Заданную тему., Свердл.- 90 г. Стр. 206

[19] Там же. Стр.152

[20] Б. Ельцин. Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления. Москва: АСТ. 2000 г., с. 262

[21] «Царь Борис» - медийный проект ВВС от 21 апреля 2001 года.

[22] А. Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката, М., 1997, стр. 359

[23] Шевцова Л.Ф. Политические зигзаги посткоммунистической России. - М., 1997., с. 125

[24] Данные «Левада-Центр»

[25] Б. Ельцин. Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления. Москва: АСТ. 2000 г., с. 185

[26] Б. Ельцин. Записки Президента. Москва: АСТ, 1999 год, с. 67

[27] А. Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката. Изд. Интербук. Москва, 1997 г., с. 170

[28] Сборник актов Президента РФ – 1993 - №39, с. 3147-3150

[29] А. Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката. Изд. Интербук. Москва, 1997 г., с. 312

[30] В.В. Костиков, Л.Г. Пихоя, А.Я. Лифшиц и др. Эпоха Ельцина Москва, 2001г., с. 193

[31] Данные ВЦИОМ от 26 августа 1995 года.

[32] Б. Ельцин «Президентский марафон» М, 2000, стр. 154

[33] А. Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката. Изд. Интербук. Москва, 1997 г. , с. 317

[34] А. С. Куликов «Тяжелые звезды» СПб, 2001, стр. 202

[35] А. С. Куликов «Тяжелые звезды» СПб, 2001, стр. 214

[36] А. С. Куликов «Тяжелые звезды» СПб, 2001, стр. 218

[37] . Коржаков. Борис Ельцин: От рассвета до заката. Изд. Интербук. Москва, 1997 г. , с. 112

[38] Послание Президента Федеральному Собранию на 1998 год, От 24 ноября 2007 год.

[39] В.В. Костиков, Л.Г. Пихоя, А.Я. Лифшиц и др. Эпоха Ельцина Москва, 2001г., с. 235

[40] Лившиц, Пихоя, Костиков. «Эпоха Ельцина». М.:2001г. с.378-386

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий