Религиозный экстремизм: причины возникновения и способы преодоления

Понятие и специфика религиозного экстремизма, истоки и причины его возникновения в исторической перспективе. Религиозный экстремизм в современной России. Средства и методы борьбы с религиозным экстремизмом на государственном и на местном уровне.

Реферат

Тема: «Религиозный экстремизм: причины возникновения и способы преодоления»


Содержание

Введение

1 Понятие о религиозном экстремизме

2 Религиозный экстремизм в прошлом и настоящем

3 Как с этим бороться?

Заключение

Литература


Введение

Проблема религиозного экстремизма – одна из самых обсуждаемых в последние годы не только в СМИ, но и на заседаниях Государственной Думы. Проблема, безусловно, сложная и неоднозначная, с ходу не решаемая. Сложная, потому что нет до сих пор исчерпывающего определения, что же такое «экстремизм», а, следовательно, нет и не будет эффективных методов борьбы с ним на законодательном уровне. Сложная, потому что вопросы веры, религии – одни из самых болезненных и «интимных» как отдельного человека, так и для общества в целом. Трудность же заключается еще и в том, что религиозный экстремизм, как правило, напрямую связан с политическим экстремизмом, а религиозная идеология часто становится политической идеологией. В наши дни эти два негативных явления срослись настолько тесно, что некоторые исследователи предпочитают говорить о «религиозно-политическом экстремизме» [3]. Все это порождает целый комплекс взаимосвязанных проблем, в котором трудно, но необходимо разобраться учителю – преподавателю обществоведческих дисциплин, да и любому воспитателю подрастающего поколения.

Почему это актуально? Посмотрите, кто становится чаще всего жертвой сектантов и террористов? Дети, подростки, молодые люди и девушки, чьи неокрепшие души легко попадают в сети идеологического обмана. Почему именно сейчас эта проблема стала подниматься и активно обсуждаться? Да потому что наше правительство наконец-то стало задумываться о создании собственной государственной идеологии, без которой никакое сильное государство не может быть прочным и существовать достаточно долго. Потому что оказалось, что именно идеологический вакуум порождает эти чудовищные явления нашей общественной жизни.

Казалось бы, мы живем в глубинке, так какое нам дело до сектантов и террористов? Однако если приглядеться, окажется, что и здесь мы встретим тот же идеологический яд, окажется, что и мы вовсе не застрахованы от терактов, а сектанты спокойно ходят по нашему городу. Но главное, теперь религиозно-политическим экстремистам уже не нужно посылать к нам своих миссионеров и агитаторов-вербовщиков, не нужно ходить по домам, уговаривать и распространять соответствующую литературу. Благодаря глобальной сети он легко могут войти в каждый дом, не прибегая к большим усилиям. Мало того, к ним сами придут, привлеченные красочным дизайном веб-страниц или умело поданной псевдоинтеллектуальной информацией. Сегодня в России действует более 2500 тысяч религиозных организаций и сект. Почти все из них имеют свои сайты в сети Интернет, где до сих пор нет никакой цензуры и фактически не действуют никакие законы. Никогда прежде у религиозно-политических экстремистов не было столько возможностей для агитации и пропаганды своих идей.

Цель данной итоговой квалификационной работы – показать, что может сделать обычный учитель истории и обществознания с помощью современных педагогических технологий для борьбы с этими угрожающими явлениями социальной жизни.

Для этого необходимо выполнить ряд поставленных задач:

- выяснить, что понимается в настоящее время под понятием «религиозный экстремизм» и попытаться сформулировать его определение в максимально четкой и доступной для учащихся форме;

- проследить истоки и причины возникновения религиозного экстремизма в исторической перспективе, выявить его специфику в разные исторические эпохи;

- выяснить, что представляет сейчас религиозный экстремизм в современной России, в нашем крае, городе и районе, насколько эта проблема актуальна для данной местности и живущих здесь людей;

- выявить, какие средства используются для борьбы с религиозным экстремизмом на государственным и на местном уровне; как учитель на уроке истории и обществознания может внести вклад в решение этих проблем.

На наш взгляд, данная тема исследована пока мало и односторонне. Так, например, организации сектантской направленности на данный момент подвергаются в основном критическому анализу лишь только с точки зрения православных исследователей и публицистов. До сих не существует ни общепризнанной классификации религиозных организаций, ни четких критериев анализа и оценки их деятельности. Особенно это касается сектантских и псевдорелигиозных организаций. В стадии разработки находится на сегодняшний день и методика исторического и социокультурного анализа различных Интернет-ресурсов. Будем надеется, что данная работа поможет хотя бы немного восполнить этот пробел.


1 Понятие о религиозном экстремизме

Понятие «экстремизма» - одно из самых сложных и дискуссионных в настоящее время. Особенно трудно его истолкование в демократическом государстве, статус которого старается поддерживать наша исполнительная и законодательная власть. Сложность, прежде всего, в определении границ того, что может пониматься как проявление экстремизма. Времена меняются, а эти границы подвижны и относительны. Если в сталинские времена сожжение портрета вождя трактовалось как террористический акт, то сейчас и жестокое избиение скинхедами иностранца на темной улице часто рассматривается как обычное хулиганство. Сложность в том, что понятие экстремизма включает в себя массу разнородных явлений мало сопоставимых как с точки зрения морали, так и с точки зрения закона: от акта вандализма на еврейском кладбище до теракта. Именно поэтому в законодательстве наблюдается устойчивая тенденция к расширению этого понятия, хотя, по правде, его следовало бы сузить.

Федеральный закон РФ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» дает следующее определение экстремизма: «деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на…

1. возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию…

2. осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы…

3. пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности…

4. публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

5. финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств…» [10]

Уже здесь мы наблюдаем достаточно широкий круг явлений, который охватывает понятие экстремизма, а при желании как экстремизм можно интерпретировать любое выражение общественного протеста – от забастовки до несанкционированной демонстрации. Какая уж тут демократия.

Еще сложнее с понятием «религиозного экстремизма». Такого правового понятия, как "религиозный экстремизм", в действующем законодательстве РФ вовсе не существует. Тем не менее, связь религии и экстремизма прослеживается и здесь: в Федеральном законе "О противодействии экстремистской деятельности" от 25 июля 2002 года термин "религиозные объединения" упомянут 28 раз. Говоря о нем, наши политики и журналисты чаще всего оперируют терминами «секта» и «сектантство» в том устоявшемся смысле, которым наделил их американский исследователь Александр Дворкин в своей нашумевшей книге «Тоталитарные секты». Книга, безусловно, интересная и глубокая (особенно там, где дается теоретический анализ деятельности ряда действительно общественно опасных организаций), но и она не является истиной в последней инстанции. Многие, особенно православные журналисты, которые чаще всего и апеллируют к этой книге, явно «перегибают палку», относя к деструктивным культам практически все без исключения неоконфессиональные религиозные организации [2], оставляя место только для так называемых традиционных религий. Но нельзя забывать, что у нас светское демократическое государство, где еще пока действует принцип свободы совести, и любые проявления религиозной нетерпимости, даже со стороны православия, неприемлемы. Именно во многом благодаря СМИ понятие «секта» сегодня приобрело устойчивый негативный оттенок. Однако с точки зрения религиоведения в нем нет ничего ужасного. В Википедии секта определяется как «(от лат. secta — учение, направление, школа) — религиозная группа, община или другая подгруппа, отколовшаяся от господствующего религиозного направления». Словарь В.И. Даля дает несколько иное толкование: «братство, принявшее своё, отдельное ученье о вере; согласие, толк, раскол или ересь». [8] Неодобрительное звучание это слово приобретает в советские времена, когда любое отклонение от «господствующего направления» рассматривалось как преступление (см., например, словарь Д.Н. Ушакова). В короткие периоды демократизации нашего общества – будь то начало XX века или 90-е годы – интерес к сектам стремительно возрастает. Мало того, быть сектантом становится модным (об этом - прекрасная книга Александра Эткинда «Хлыст» - об увлечении сектантством интеллектуальной элитой Серебряного века). Возрастает и активность самих сект. В этом тоже нет ничего страшного. Разве единомыслие чем-то лучше? Мы это уже, кажется, проходили. В конце концов, все мировые религии начинались как секты.

Как быть учителю в этой неразберихе? Как объяснить детям, учащимся, что такое религиозный экстремизм и в чем его опасность для человека и общества, не путаясь в терминах и понятиях? Просто и доходчиво, но и тактично, не оскорбляя религиозных чувств, ведь в классе могут оказаться представители самых разных религиозных конфессий, в том числе и тех, которые средства массовой информации традиционно относят к сектантским. Для этого, конечно, учитель – историк и обществовед, должен смотреть гораздо шире журналистов и клерикалов – политиков от религии, решающих свои сиюминутные задачи, и обратиться к истории вопроса.

2 Религиозный экстремизм в прошлом и настоящем

Если мы посмотрим на сегодняшние проблемы с исторической точки зрения, то понять, что является экстремизмом, а что нет, будет еще сложнее. Например, придерживаясь современных критериев, в экстремисты вполне по формальным признакам можно записать деятелей Реформации. Томас Мюнцер, Иоганн Лейденский, Савонарола и даже Ж.Кальвин, безусловно, были экстремистами в своей деятельности. Марк Смирнов, ответственный редактор "НГ-религии" на одной из дискуссии о религиозном экстремизме приводил мнение известного американского исследователя Джеймса Вуда, который утверждает, что заверения религиозных лидеров о том, что все религии несут добро и мир, на самом деле ошибочны. Ни одна религиозная организация никогда не была терпимой по отношению к другим. Религия, как считает Вуд, всегда способствовала разделению, а не единству. И первопричина разделения состояла в различном понимании того, что есть истина. На наш взгляд, здесь есть доля правды. Религиозный экстремизм был всегда. Мало того, в прошлом его было намного больше, чем теперь. Религиозный экстремизм – наследие прошлого, пережиток традиционного общества.

Что ни говори, но мы живем сегодня в секуляризованном мире. Религии медленно, но верно умирают. Это почувствовал еще Ф. Ницше в середине XIX века, произнесший знаменитое «Бог умер». Это не значит, что верующих людей становится меньше. Просто верить человек стал по-другому. Человек всегда во что-то верит – в Бога, в себя, в науку, в партию, в светлое будущее и т.д. Так устроена психика. Но характер веры меняется. В эпоху релятивизма ценности перестают быть абсолютными, Бог единым, а догматы незыблемыми. Общество меняется в убыстряющемся темпе, и религии – традиционные и консервативные по своей сути, вынуждены приспосабливаться к этим изменениям. На наших глазах происходят вещи еще недавно немыслимые: иудеи, христиане и мусульмане садятся за стол переговоров, Папа Римский просит прощения за злодеяния инквизиции.

В эпоху господствующего капитализма все традиционные ценности отходят на второй план. Относится к ним стали проще. Для многих религиозные святыни – лишь объект манипуляции и воздействия на массовое сознание. Цель же проста – заработать побольше денег, прославиться. Появляется книга «Святая кровь и Святой Грааль». Потом эти паранаучные спекуляции проникают в массовую культуру. И вот уже выходит бестселлер, а потом и блокбастер - «Код да Винчи». Что мы видим? Само понятие религиозного кощунства отходит в прошлое, просто потому, что для секуляризованного сознания нет ничего святого. Но не все принимают эти изменения, не все верующие способны их понять и принять. Для очень многих это страшный психологический стресс, настоящий культурный шок. Именно это неприятие, стресс и порождают экстремистское поведение. Религиозный экстремизм - болезненная реакция на эти необратимые изменения, стремление повернуть время вспять. Речь здесь идет в первую очередь об исламском религиозном экстремизме.

Любой историк хорошо понимает, что истоки всех современных проблем коренятся в прошлом. Религиозный экстремизм – не преходящая сиюминутная проблема, возникшая внезапно только сейчас, на рубеже второго тысячелетия. Это не то явление, которое можно победить, немного подправив законодательство или повысив бдительность населения и органов госбезопасности. Все гораздо глубже, сложнее и страшнее. Если вдуматься, всю историю человечества можно представить как историю религиозных войн. Вспомним, какую роль играла религия в прошлом, когда человек ничего не делал без Божьего соизволения. Можно утверждать, что, например, в ветхозаветной истории религиозная составляющая войн была ведущей. Но войны наделялись священным смыслом не только в эпоху язычества и Средневековья. Вторая мировая война – не исключение. 22 июня 1941 года Митрополит Московский и Коломенский Сергий, тогдашний Первоиерарх Русской Православной Церкви, написал и разослал по всем приходам обращение «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». Он преподал свое архипастырское благословение «всем православным на защиту священных границ нашей Родины», настойчиво напоминая о долге следовать примеру святых вождей русского народа – Александра Невского и Дмитрия Донского. История России была, по мнению Владыки Сергия, постоянным противостоянием православного русского государства и иноверных захватчиков. «Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и цельностью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству… Господь нам дарует победу!»

Однако в XX в. становится «плохим тоном» говорить о религиозной составляющей войн. Сегодня стало уже обыкновением считать, что религия не должна быть причастна к так называемой светской сфере жизни человека. Вера должна остаться в пределах храмов и религиозных организаций. Война – удел светского государства, и религиозному фактору там места нет. Данная позиция очень удобна для политиков, так как позволяет решать ряд задач. Во-первых, отказ от религиозного фактора в военных компаниях дает возможность пренебрегать традиционными нормами морали и нравственности. Война из битвы за справедливость превратилась в форму решения финансовых и политических задач, где морали нет места, а главным является эффективность любыми средствами. Во-вторых, когда нет идеи Высшего правосудия, армии можно делать все что прикажут. О религиозных войнах теперь стараются забыть. О них говорят, как явлении далекого прошлого. Между тем сейчас на Ближнем Востоке идет настоящая религиозная война.

Нельзя забыть о том, что происходит на наших глазах. Все мы прекрасно знаем историю и помним и гонения на христиан, и пожар Александрийской библиотеки, запрещенные Олимпийские игры, крестовые походы и костры инквизиции, самосожжения раскольников и Индекс запрещенных книг. Религиозный экстремизм может проявляться по-разному, носить разные названия, но его можно всегда узнать безошибочно – уж слишком все похоже. Шахиды и камикадзе – разве нет между ними сходства? Лозунгом религиозного экстремизма могут стать слова основателя Ордена иезуитов Игнатия Лойолы: «цель оправдывает средства». Сначала идея, а потом уже человек. Самопожертвование во имя религиозной идеи, а потом и жертвование другими. Религиозный экстремизм был всегда.

Кто-то возразит, что в Советском Союзе не было религиозного экстремизма. Все это порождение демократии, постсоветского хаоса. Но в СССР религиозный экстремизм был! Только жертвой его была сама религия. Воинствующий атеизм здесь с лихвой заменял любую ортодоксию.

Нам кажется, что понятие экстремизма, и не только религиозного, наиболее тесно сплетается с близким и сопутствующим ему понятием фанатизма. Фанатизм – разрушительная основа любого экстремизма, и религиозного в первую очередь. Конечно, экстремистами бывают не только фанатики. Чаще всего, напротив, лидеры экстремистов – беспринципные прагматики, одержимые исключительно корыстными целями. Идеология здесь является только инструментом политики. Сами же экстремистские действия в массе своей совершают именно фанатики. Они являются главным орудием экстремизма, самым страшным, потому что эффективного противодействия ему до сих пор не придумали. Фанатик не боится никого и ничего, он не боится смерти, а убивает исключительно ради высшей цели. Попробуем разобраться, что же это такое религиозный фанатизм и как с ним можно бороться.

В Википедии мы читаем: «фанати́зм (греч. Φανατισμός, лат. Fanaticus, фр. fanatisme) — слепое и пламенное следование убеждениям, особенно в области религиозно-философской, национальной или политической. Крайняя степень приверженности к каким-либо идеям, верованиям или воззрениям (словарь Брокгауза). Обычно соединён с нетерпимостью к чужим взглядам и стремлениям». Фанатизм как эмоция характеризуется переполненным чрезмерным, некритическим рвением или отношением к инакомыслию, противоположности, религиозной, политической причины, или, с одержимым энтузиазмом, по поводу времяпрепровождения, хобби. Согласно философу Джорджу Сантаяне, "Фанатизм состоит в удвоении Вашего усилия, когда Вы забыли свою цель" Характеризуется очень строгими стандартами и малой терпимостью». [9] Очень сложно подчас отличить фанатика от поклонника. Грань здесь очень тонкая. Фанатик идет гораздо дальше, но начинается все с поклонения. Не случайно гласит же древняя мудрость: «не создай себе кумира». Но, с другой стороны, и без кумиров нельзя. Нам кажется, что ключевыми для определения фанатизма являются слова «нетерпимость» и «некритичность». Фанатики бывают везде: и в любой религии, и в политике, и даже в науке, где, казалось бы, сомнение должно быть на первом месте.

И все-таки корни фанатизма именно в религиозном мировоззрении. Дело в том, что в религии верующему нет места сомнению. Оно по определению невозможно. Любая религия опирается на догматы – положения, которые не оспариваются. Доводы разума здесь бессильны. «Верую, ибо нелепо» - сказал Тертуллиан, один из Отцов христианской церкви. Вера существует вопреки разуму. Догматизм – основа любой религии.

И все-таки верить можно по-разному. Один становится отшельником, идет в лес и, никому не мешая, предается общению с Богом. Другой несет свою истину в массы, становится проповедником и миссионером. И тот, и другой может стать фанатиком. И вот здесь мы подходим к самому главному. В чем корни любого фанатизма и экстремизма.

Чем мировые религии отличаются от национальных? Почему из крошечных сект они превратились в мощнейшие организации, обрели миллионы последователей, а другие так и остались сектами и канули в Лету? Почему, например, арабы-мусульмане в VII веке менее чем за 100 лет чуть было не завоевали всю Евразию, и до сих пор ислам – одна из самых популярных религий в мире? Там тоже были и остаются фанатики. Но в основе всех мировых религий терпимость к чужому мнению, к другому образу жизни и внешнему виду. Все равно как выглядит человек – он есть Образ и Подобие Божье, а перед Богом все равны. Из истории известно, что, несмотря на все завоевания и крестовые походы, все мировые религии в основном распространялись мирно и постепенно, достаточно легко встраиваясь в местные религиозные культы, приспосабливаясь к местным обычаям. Так было и есть в Латинской Америке, так было и у нас на Руси.

Таким образом, выделив сущностные черты религиозного экстремизма, вкратце проследив его историю, мы подходим к главному вопросу работы: как современный учитель может способствовать борьбе с этим пагубным социальным явлением.

3 Как с этим бороться?

Можно ли с этим бороться? Можно и нужно. Более того, учитель – один из тех, кто, как никто другой, способен проводить профилактику религиозного экстремизма, ведь к нему приходят дети, чья душа, как правило, еще не порабощена вредоносной идеологией, чье мировоззрение только формируется, и его еще можно как-то скорректировать. С другой стороны, подход к ученику в этих вопросах должен быть исключительно взвешенным и осторожным. Ведь учитель может и наоборот сделать из ребенка фанатика, что и происходит, как правило, в сектах, куда попадают дети-подростки. Ведь для рядовых сектантов их лидер тоже Учитель. Вот что самое страшное. Кто-то из писателей сказал, что сын за отца не отвечает, но учитель ответственен за своих учеников.

Как же вести себя учителю, когда тема коснулась подобных вопросов. Прежде всего, учитель должен быть мудрым. На наш взгляд, ни в коем случае нельзя судить с точки зрения какой-либо из мировых религий, в частности, традиционного православия, доказывая его превосходство. Это – одна из самых частых ошибок. Во-первых, у нас давно в классах сидят не одни православные, и говорить, что православие – национальная русская религия, по меньшей мере, глупо. Это лишь нагнетает и без того сложную межнациональную обстановку в нашем обществе. Нужно всегда помнить, что мы не в русской школе, а в российской, где рядом с русскими сейчас могут сидеть за одной партой и татары, и армяне, и таджики, и даже негры. У всех у них может быть разная вера.

Нельзя и оголтело критиковать сектантов, подразумевая под сектами все нетрадиционные конфессии, то есть, опять же, бездумно следуя за А. Дворкиным и некоторыми православными журналистами и исследователями. Нужно сначала разобраться самому. Нужно помнить еще и о том, что наши СМИ и политики, много говоря о религиозном экстремизме и борьбе с сектами, часто забывают сообщать своей аудитории, что жертвой религиозного экстремизма чаще всего становятся сами сектанты. Нагнетаемая в газетах и телевидении истерия приводит к тому, что толпа, не думая и не мешкая, начинает «бороться» сама как умеет, и начинаются погромы. [5] Все это уже было в российской истории. Просто, чем больше секты будут ругать и запрещать, тем более привлекательными будут секты для молодежи. Так уж устроена подростковая психология. Быть не таким, как все, очень тяжело, но некоторым, особенно молодым, это нравится. И это может заставить подростка пойти в секту.

К сектам, и вообще к нетрадиционным конфессиям, также нужно подходить осторожно и дифференцированно. Учитель-обществовед, без сомнения, должен хорошо разбираться в подобных вопросах. Информации сейчас предостаточно, однако, не всегда ее можно назвать непредвзятой. Особенно это касается православных источников (например, таких сайтов, как «Сектовед.ру» и др.) Поэтому к анализу ее нужно подойти достаточно серьезно. В принципе, учитель – не религиозный проповедник и не советский преподаватель научного атеизма, а урок обществознания – не богословский диспут. Он не должен ничего навязывать. Лучше оставаться умелым дирижером и постараться сделать так, чтобы ребята задумались и сами сделали выводы. Разводить же богословские дискуссии на уроке вообще не стоит. Ведь, как уже говорилось, среди учеников (особенно в старших классах) могут быть члены той или иной «сектантской» организации. Для верующего человека подобные дискуссии не имеют смысла, они могут вызвать только реакцию отторжения, подросток замкнется в себе, и тогда переубедить его уже будет гораздо сложнее.

Как же заставить человека задуматься, посеять сомнение (в данном случае полезное)? Прежде всего, не грести всех под одну гребенку. Это - секта, а это – нет. Пусть делают выводы сами для себя. Еще раз вспомнить, что такое секта. Побольше проблемных вопросов для размышления. Можно ли называть сектой мощнейшую международную организацию «Свидетелей Иеговы», имеющую филиалы во всех странах мира и миллионы последователей. Можно ли назвать ее «деструктивным культом»? На все эти вопросы должен ответить сам ученик. Только тогда он поймет, опасны они или нет.

Здесь учителю может помочь уже упоминавшаяся книга А. Дворкина «Тоталитарные секты», в которой выделены основные характерные признаки подобных опасных организаций:

1) Организационная замкнутость. Как правило, тоталитарные секты имеют внутри себя строгую иерархию, основанную на жестком вертикальном подчинении «младших старшему», «учеников учителям», «непосвященных посвященным или избранным». При этом рядовые члены зачастую ничего не знают ни об истинном руководствесекты, ни о ее стратегии и политике. Они лишь послушные исполнители чужой воли.

2) Наличие харизматического лидера. Он может быть как живой, так и уже умерший. Как правило, это основатель секты, ее лицо и персонификация. Внутри секты он воспринимается как живой бог, Учитель либо пророк, (выступающий от имени божества или передающий сокровенное знание), и пользуется безусловным авторитетом. Примеров можно привести множество: Виссарион Христос, Секу Асахара, Рон Хаббард для саентологов и т. д.

3) Ограничение личной свободы для членов организации. Жизнь адептов строго регламентируется и контролируется руководством секты. Они связаны массой запретов и предписаний, начиная от требований соблюдения различных постов и обетов, до ограничения видеться с родственниками (как было в случае Белого братства и Оум Сенрике).

4) Высокая степень социальной активности. Секта может существовать лишь постоянно пополняясь новыми членами, поэтому для вербовки адептов используются все возможные средства, иногда и противозаконные. Некоторые сектантские организации разрабатывают достаточно успешные методики психологической обработки потенциальных адептов, благодаря чему уже вышли на международный уровень: количество их последователей исчисляется сотнями тысяч и миллионами, в их ряды вступают известные политики, крупные предприниматели и звезды шоу-бизнеса. Самый типичный пример здесь – Свидетели Иеговы и Церковь Саентологии. Подобные им организации широко используют для своей рекламы как СМИ (по возможности), так и не менее эффективные методики индивидуального и коллективного общения (в том числе и виртуального - с помощью Интернета): личные беседы, форумы, собрания, конгрессы и т. д. В этом смысле они очень сильно напоминают такое социально-экономическое явление, как сетевой маркетинг или финансовые пирамиды. Еврошоп, Гербалайф, и печально знаменитая отечественная «МММ» действовали и действуют теми же технологиями, только главной целью является не власть над сознанием людей, а банальная нажива.

В связи с этим А. Дворкин выделяет среди тоталитарных сект псевдорелигиозные организации, которые, прикрываясь какой-либо религиозной идеологией, на самом деле преследуют совсем другие, более прагматичные цели. Если первыми руководят фанатики, то вторыми – мошенники (граница, впрочем, здесь весьма условна, так как одно вовсе не исключает другого). Так, например, к последним А. Дворкин относит Сан Се Муна и его организацию, Церковь Саентологии, из отечественных примеров сюда почти однозначно можно отнести скандально известного Г. Грабового и его объединение «ДРУГГ». [1]

А. Дворкин считает тоталитарные секты типичным порождением XX столетия, хотя и выделяет в отдельную категорию ранние тоталитарные секты, к которым относит мормонов и Свидетелей Иеговы, возникших еще в XIX веке.Данная классификация весьма удобна для анализа, но нужно учитывать, что она также условна и относительна, как и все предыдущие. Нетрудно заметить, что исследователю явно присуще излишне критическое отношение к изучаемому предмету. Тем не менее, критерии, выделенные исследователем позволяет выявить среди множества новых и старых религиозных и псевдорелигиозных организаций действительно опасные и помочь учащемуся психологического порабощения. В самом деле, следует различать степень опасности Белого Братства или Церкви Последнего Завета и небольшого подросткового сообщества неоязычников или «готов», которые где-то собираются, проводят вместе время, слушают музыку и попутно имитируют какие-то безобидные псевдообряды, больше похожие на игру. Главное дать понять ребятам, в чем отличие церкви от секты. Церковь – открытая для всех организация, в которую сейчас легко вступить и легко выйти. Секта – замкнутая группа, противопоставляющая себя всему остальному миру. Это и делает ее асоциальной и опасной.

В качестве учебного проекта, конечно, по согласованию с родителями, учащимся можно предложить проанализировать согласно указанным критериям местные неоконфессиональные религиозные организации. Сейчас их довольно много в каждом более или менее крупном провинциальном городе. Естественно, учитель должен хорошо разбираться и религиозной палитре родного края, хорошо знать его религиозную историю. Если взять как пример, наш родной Балашов, и то, и другое здесь чрезвычайно богаты. Балашов – один из первых центров молокан в Поволжье, баптисты появились здесь еще в XIX веке, а сейчас здесь обитают представители около десятка различных конфессий от вездесущих Свидетелей Иеговы (у которых здесь находится свой «Зал Царств») до экзотических неоязычников (у которых также есть свое капище – в городе действует целых две неоязыческих общины, которые являются официальными представителями Международного объединения славянских общин) и анастасиевцев. Есть свой молельный дом и у баптистов. И последнее. Мы уже говорили, какую опасность таит в себе глобальная сеть в свете указанной нами проблемы, но тот же самый Интернет может послужить и учителю и ученику неоспоримым помощником как в поисках информации о различных сектах, так и полем для исследования религиозных организаций. Нигде разнообразные религиозные группы не позиционируют себя так ярко, как в глобальной сети. Увы, на государственном и на местном уровне для борьбы с сектами практически ничего не делается, все остается пока на уровне обсуждений. В СМИ нагнетается антисектантская истерия, которая еще более опасна, чем сами секты. Пока же учитель одинок в борьбе с сектантами, им он может противопоставить только свои знания и красноречие. Но и это уже не мало. Фанатизм и догматизм возникает из неразвитости мышления, узости мысли и неспособности найти альтернативу ясной и красивой, но опасной идеологии. Если учитель заставит ребенка задуматься – в борьбе с религиозным экстремизмом будет достигнут первый успех.


Заключение

Мы считаем, что задачи, поставленные в работе, в целом выполнены. Было выяснено, что понимается в настоящее время под понятием «религиозный экстремизм», мы попытались выделить его сущностные черты, выявили связь экстремизма и фанатизма. Проследили истоки и причины возникновения религиозного экстремизма в исторической перспективе, выявили его специфику в разные исторические эпохи. Было показано, что религиозный экстремизм является одной из актуальных проблем в современной России, в том числе и для нашего края, города и района. Мы выявили, какие средства используются для борьбы с религиозным экстремизмом на государственным и на местном уровне, и главное - как учитель на уроке истории и обществознания может внести вклад в решение этой важной социальной проблемы.

Лучший способ борьбы с религиозным экстремизмом – эта профилактика, а для этого необходимо масштабное и планомерное его изучение. И Интернет здесь – лучший помощник для учителя и ученика, так как предоставляет массу разнообразной информации по этому вопросу. Интернет – уникальное социокультурное пространство, где секты (особенно подчеркнуто асоциального и деструктивного характера), обычно в реальной жизни старающиеся быть в тени и действовать незаметно, максимально раскрываются перед своей аудиторией, пока чувствуя себя здесь в безопасности.

Мы считаем, что людям, попавшим под влияние деструктивной секты, нужна незамедлительная помощь, ведь дошедший до этого этапа человек неподвластен себе. Сектантство сродни наркомании. Неслучайно известное высказывание К. Маркса - «религия – это опиум для народа». Духовный наркотик действует скрытно и не так быстро, а его симптомы могут появиться через много лет. Статистика показывает, что 32% людей, вовлеченных в секты, попадают в психиатрические больницы, 18% заканчивают жизнь суицидом, и только 5% людей с помощью своих близких выходят из этой зависимости, и не хотят об этом вспоминать. Учитель, как никто другой, может выявить эту болезнь на раннем этапе. Именно он может оказаться рядом в нужный момент, и в отличие от родителей, обладая необходимыми знаниями, дать полезную консультацию и помочь молодому человеку избежать роковой ошибки. Но самое главное оружие против религиозного экстремизма, и это зависит только от учителя – воспитание с самого девства толерантности и уважения к людям, независимо от национальных и религиозных различий. Это очень сложно, так как учитель должен сам стоять выше всех этих различий, то есть почти на сверхчеловеческой моральной высоте. Во всяком случае, должен стараться.

Материалы данной выпускной квалификационной работы могут быть использованы на уроках, лекциях и практических занятиях в курсах по истории, философии, культурологии, религиоведению, в качестве возможных докладов и рефератов для учащихся и студентов.


Литература

1. Дворкин А.Л. Сектоведение: Тоталитарные секты: Опыт систематического анализа / А.Л. Дворкин. – Н. Новгород, 2002.

2. Документы Екатеринбургской конференции «Тоталитарные секты – угроза религиозного экстремизма» // www.iriney.ru/document/018.htm

3. Нуруллаев А.А Религиозно-политический экстремизм / А.А. Нуруллаев, ., Ал. А. Нуруллаев // Вестник Российского университета дружбы народов. - Сер.: Политология. - 2003. - № 4 - С. 83-92.

4. Религии мира: учебное пособие / Под ред. М.М. Шахнович. - СПб.: Издательский Дом Санкт-Петербургского университета, 2003.

5. Религиозный экстремизм в России // Сайт юридической правозащитной организации Славянский Правовой Центр: www.rlinfo.ru

6. Религия и гражданское общество: проблема толерантности: Материалы Круглого стола (16 ноября 2002). - СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003.

7. Самсонов С.И. Россия – многоконфессиональное государство: учебно-методическое пособие / С.И. Самсонов. – Саратов, 2007.

8. Секта // Википедия — свободная энциклопедия: http://ru.wikipedia.org/wiki

9. Фанатизм // Википедия — свободная энциклопедия: http://ru.wikipedia.org/wiki

10. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // Российская газета: Официальный сайт: http://www.rg.ru/oficial/doc/federal_zak/114-fz.shtm

11. Религия и нравственность в секулярном мире: Материалы научной конференции. - СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского общества, 2002.

12. Бачинин В.А. Религиоведение: Энциклопедический словарь / В.А. Бачинин. – М.: Изд-во В. А. Михайлова, 2005. – 287 с.