регистрация / вход

Современные вооруженные конфликты

Объективный анализ текущего состояния и перспективы развития мировых локальных вооруженных конфликтов. Описание причин, течения и последствий вооруженных конфликтов в Югославии (операция ОВС НАТО "Решительная сила") и в Ираке (операция "Свобода Ирака").

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

ВОЕННАЯ АКАДЕМИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

КАФЕДРА СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Реферат

на тему: «Современные вооруженные конфликты»

Дисциплина «Политология»

Исполнители:

Руководитель:

Минск

2005


Содержание

Введение к статье

1. Операция ОВС НАТО в Югославии «Решительная сила»

1.1 Концептуально-исторический анализ современных вооруженных конфликтов

1.2 Исторический экскурс проблемы

1.3 История Югославии

1.4 Косовская проблема в контексте югославской трагедии

1.5 Выводы по военно-политической обстановке в Косово

1.6 Ход военной кампании ОВС НАТО «Решительная сила»

2. Операция ОВС НАТО в Ираке «Свобода Ирака»

2.1 Введение

2.2 История развития событий вокруг Ирака. Военно-политические аспекты конфликта

2.3 Подготовка наступательной операции

Выводы

Заключение

Литература


Введение к статье

В условиях глобализации всех сфер общественного развития, ведущихся войн и вооруженных конфликтов, борьбы с международным терроризмом, революционных изменений в военном деле, особую остроту для теории военной практики приобретает проблема соотношения и рационального сочетания политики и военной стратегии.

Война, как и ранее, является продолжением политики иными, насильственными средствами. Война – подлинное оружие политики, политика – цель, война – всего лишь средство, поэтому политика имеет все же примат над военной стратегией.

Политика определяет как общий характер военной стратегии, так и многие ее конкретные вопросы. Политическое руководство совместно со стратегическим военным командованием вырабатывает единую военную идеологию и военную доктрину государства. Политика определяет функции, задачи, численность и структуру вооруженных сил, политические цели войны, ее социально-политический характер. На основе политической цели военно-политическое руководство государства определяет стратегические цели.

Несмотря на примат политики, военная стратегия, в свою очередь, оказывает на нее обратное воздействие. В войне действуют определенные закономерности вооруженной борьбы, которые политическое руководство не может игнорировать. Игнорирование политиками закономерностей и принципов военной стратегии может привести к ошибкам в строительстве вооруженных сил, к проигрышу военных стратегических операций, наконец, к возможному поражению в войне в целом. Чтобы этого не случилось, политикам необходимо знать военную стратегию, ее возможности и современное состояние. Военные стратеги, в свою очередь, должны быть осведомлены о положении государственных дел, относящихся как к внутриполитическим, так и к внешнеполитическим вопросам, в первую очередь касающихся сферы обороноспособности; уметь трезво и оперативно оценивать складывающуюся оперативную обстановку как в регионах мира, так и в мире в целом.

Актуальность рассматриваемой темы реферата достаточно велика вследствие того, что, как ни парадоксально, но последствия применения ОВС НАТО в целях урегулирования югославского кризиса, вовсе не исключают дальнейшее развитие событий, возможно, уже и за пределами территории бывшей СФРЮ.

Получившая практику в последнее десятилетие развязывание и последующее решение региональных и локальных противоречий силами блока стран североатлантического альянса должна подробно изучаться, основательно анализироваться, и в конечном итоге выводы должны обобщаться. Из – за наличия в мировом сообществе государств с политическими, экономическими, идеологическими, религиозными, этническими и другими противоречиями велика вероятность того, что наступивший ХХ1 век будет более сложным и опасным в военном отношении, чем прошлый ХХ век.

Освещаемые проблемные вопросы реферата в последнее время достаточно часто встречаются в публикациях многих периодических изданий, в том числе и на страницах всемирной сети Интернет. Приведенные в этих источниках сведения носят, зачастую, отрывочный, а часто, и вовсе противоречивый характер, и не отличаются полнотой и глубиной анализа рассматриваемой проблематики. Это в ряде случаев способствует формированию ошибочных представлений об истинных причинах и последствиях протекания локальных конфликтов.

Целью данной работы является объективный анализ текущего состояния, систематизация и обобщение перспектив развития мировых локальных вооруженных конфликтов с учетом имеющихся сведений о планах и целеполаганиии военно-политических командований ряда армий иностранных государств на основании обобщенных сведений о ходе и исходе конфликтов в Югославии (операция ОВС НАТО «Решительная сила») и в Ираке (операция «Свобода Ирака»), потому как, без глубокого и четкого понимания всего того, что стало причиной развязывания рассматриваемых в работе локальных военных конфликтов, нельзя строго своевременно и адекватно реагировать на динамичные изменения внешнеполитической ситуации в мире, принимать обоснованные военно-политические решения следуя четко сформированной концепции национальной безопасности государства.


1.Операция ОВС НАТО в Югославии «Решительная сила»

1.1 Концептуально-исторический анализ современных вооруженных конфликтов

На протяжении длительной истории политика враждующих государств, как правило, строилась и проводилась на основе симметричного военного противостояния, которое часто переходило в вооруженный конфликт, войну. Это всегда обуславливало необходимость иметь и содержать в высокой готовности войска. И вполне естественно, что в течение длительного исторического периода цивилизации на Земле происходили эволюционные изменения не только общественно-политического строя, но и поколений войн. Изменялось человеческое общество, менялись его экономические возможности, политическое мировоззрение, появилось новое оружие, развивались формы и способы ведения вооруженной борьбы, менялись поколения самих войн.

Во все времена, вооруженные конфликты разрешались их главным специфическим методом – вооруженной борьбой. В основном, к применению военной силы прибегала политическая элита, и в тех случаях, когда ею были допущены непоправимые ошибки, а другие невоенные формы и способы урегулирования назревшего конфликта не приводили к мирному разрешению противоречий.

Аналитически-прогностическая функция во все времена должна была являться одной из важнейших сторон военной политики любого государства. Для того чтобы практические мероприятия в области военного и оборонного строительства и подготовки вооруженных сил были реалистичными и соответствовали своему времени, необходимо обосновывать их заранее, со значительным упреждением в сроках их подготовки. Только так можно было не допустить застоя в развитии ВВТ, нерационального расходования ресурсов.

Научное предвидение связано с потребностями подготовки любого государства и его вооруженных сил к будущим войнам, планированием политических, экономических и чисто военных мероприятий. В его предвидении должны участвовать правительство, все министерства и ведомства, вся наука и в первую очередь – военная наука. Основными заинтересованными и действующими лицами при решении этой проблемы должны выступать правительственные структуры государства. Только они способны охватить вест комплекс проблем экономического, политического и социального характера, которые относятся к сфере военного предвидения. Необходимо вовремя увидеть начало процесса перехода к новым внешнеполитическим отношениям и принять все возможные меры, чтобы не отставать в военно-политическом развитии от других стран. Это связано с тем, что в новом поколении военных конфликтов решать все военные задачи, достигать поставленные политические задачи станет намного труднее и дороже.

Военный конфликт (войну) любого поколения следует рассматривать как сложное общественно-политическое явление, включающее совокупность различных видов борьбы: политической, дипломатической, идеологической и экономической и проч., которые ведут между собой государства или политические системы на международной арене. Война всегда сочетала в себе противоречивое единство политики и вооруженной борьбы. Для каждой воюющей стороны формула вооруженной борьбы во все времена представляла собой сумму двух симметричных векторов действий: действия по противнику своими силами и средствами поражения (вектор наступательной или ударной составляющей ); оборона (защита) своих войск и объектов от воздействий средств противника (вектор оборонительной составляющей).

Эти составляющие в комплексе являются содержанием вооруженной борьбы в войнах любого поколения и тесно связаны между собой.

Для познания зависимости форм и способов ведения войн, военных и вооруженных конфликтов от имеющегося оружия нужно исходить из достигнутого уровня всей науки, в том числе и военной, экономики, политологии, технологии и техники, которые всегда оказывали наибольшее влияние на развитие этого оружия, способов применения и защиты от него. Вскрытию этих зависимостей способствует также познание взаимосвязей между политикой и войной, которые оставались практически неизменными во всех войнах и военных конфликтах всех поколений, имевших место в истории.

Наиболее важной проблемой взаимосвязью является политика, порождающая войну: политика всегда является непосредственной причиной, а война – следствием: политика, как было сказано, формирует цели войны, которые зачастую маскируются, а сама война выступает как средство их достижения. Поскольку любая война включает в себя одновременно много других различных составляющих, то оказывается, что применение оружия не всегда является единственным признаком войны.

1.2 Исторический экскурс проблемы

Прекращение холодной войны, проходившей под знаком идеологического противостояния двух разнополярных систем с его проекцией на все без исключения сферы международных отношений, заложило предпосылки для конструктивного сотрудничества государств как на региональном, так и на глобальном уровне и позволило разблокировать переговоры по ряду острых геополитических проблем – международных конфликтов. Своего рода символом наступивших перемен стали эффективные совместные действия мирового сообщества по отражению агрессии Ирака, осуществившего в 1990 г. вторжение в Кувейт и его аннексию. Однако мир не стал спокойнее: с 1990 года в нем произошло не менее 45 вооруженных конфликтов различной степени интенсивности.

Окончание холодной войны вывело на первый план проблемы развивающихся стран, не принадлежавших ни к одному из блоков, а потому и не входивших в число приоритетов в международной политике. Дело в том, что с «гибелью двухполярного мира» была прекращена практика периода биполярного мира, когда урегулирование конфликтов проводилось в рамках соответствующих блоков и действовали выработанные за десятилетия холодной войны механизмы, направленные на недопущение прямого столкновения сверхдержав. Это привело к выходу ряда стран из-под жесткого контроля и их эскалации до уровня вооруженной борьбы (междоусобный конфликт в Афганистане например). Были реанимированы так называемые «второстепенные» конфликты, десятилетиями тлевшие на периферии глобального противостояния сверхдержав и не привлекавшие особого внимания мировой общественности (курдская проблема, пограничный конфликт между Перу и Эквадором, религиозно-этнические междоусобицы в Югославии, Боснии и Герцеговине, Руанде и Сомали).

1.3 История Югославии

В переводе "Югославия" значит "земля южных славян". Название стране дали племена южных славян — сербы, словенцы и хорваты, которые захватили Балканский полуостров в VI веке н.э. В X веке Сербия стала одним из самых могущественных балканских государств, но в 1459 году эти территории были завоеваны Оттоманской империей турок. Сербия обрела независимость лишь в 1878 году, после русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Соседние с Сербией Словения, Хорватия и Босния и Герцеговина в XIX веке находились под властью Австро-Венгерской империи. В этот период набрало силу движение за объединение южных славян. В 1914 году, после покушения боснийского серба Гаврилы Принципа на австрийского принца Франца Фердинанда, началась первая мировая война. Австро-Венгрия объявила войну Сербии, на которую возложила вину за убийство принца. В конце войны в 1918 году Австро-Венгрия распалась, и было образовано Королевство сербов, хорватов и словенцев, в 1929 году переименованное в Югославию. До начала 90-х годов современная Югославия входила в состав более крупного федеративного государства, которое тоже называлось Югославией и занимало значительную часть Балканского полуострова. Во время Второй мировой войны Югославия распалась, однако в 1945 году была объединена под властью коммунистического правительства во главе с президентом Иосифом Броз Тито.

Представители разных этнических и религиозных групп не могли сосуществовать мирно, и в начале 90-х годов Югославия распалась на отдельные государства. Из состава федерации Югославия вышли 4 республики из 6: Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония. Сербия и Черногория образовали новое, меньшее но площади, государство, сохранившее прежнее название "Югославия". В 1992 году сербское население, проживающее в Югославии, и в соседней Боснии, стали притязать на часть боснийских территорий. Сербы на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины при поддержке соседней Сербии (Белграда) попыталось создать еще две республики. Это и привело к гражданской войне, которая продолжалась около четырех лет. В конфликт в Боснии и Герцеговине вмешалась Югославия. Война унесла около 170 тысяч человеческих жизней, подорвала экономику. Дополнительную остроту ей придавала различная религиозная принадлежность воевавшего в ней населения: сербы и черногорцы – православные, хорваты – католики, а боснийцы, в основном, - мусульмане. По мирному соглашению, подписанному в г. Дейтон (США) в конце 1995 г., Босния и Герцеговина преобразованы в государство, состоящее из двух автономных республик: Сербской Республики и мусульмано-хорватской федерации. Созданы для них органы управления.

Тысячи невинных мирных жителей, женщин и детей были убиты, ранены или лишены крова. Миротворческие силы Организации Объединенных Наций не смогли остановить войну, которая продолжалась до середины 1996 года. Международные торговые санкции, примененные к Югославии за вмешательство в боснийский конфликт, подорвали экономику страны.

Сегодня две трети населения современной Югославии (бывшей Сербии и Черногории) состоит из сербов и черногорцев. Исключение представляет провинция Косово, расположенная на границе с Албанией. Ее населяют в основном люди албанского происхождения. Большинство югославов говорит на сербохорватском языке, и многие сербы и черногорцы являются последователями Сербской ортодоксальной церкви.

1.4 Косовская проблема в контексте югославской трагедии

В многонациональных государствах одной из причин кризиса и крушения коммунистических режимов была их неспособность обеспечить фактическое национальное равноправие и возраставшие на этой почве национальные противоречия. Этот процесс продолжался и в 90-е годы, приведя к распаду Чехословакии и Югославии. Но если Чешская и Словацкая республики «разошлись» мирно в начале 1993 г., то в Югославии события развивались поистине драматически.

Косово - часть Республики Сербия Союзной Республики Югославия. Территория -10887 кв.км. Административный центр - г. Приштина (население - около 200 тыс. чел.). Население - около 2 млн. чел. (на 1997 г.), около 90% - этнические албанцы, менее 10% - сербы

Конфликт в исторической области Косово и Метохия (в дальнейшем Косово) является производной от этноисторических, политических и экономических составляющих. Они определяют особенности и сегодняшнего его протекания.

Причины конфликта

К этноисторическим причинам косовского конфликта следует отнести следующие:

— во-первых, Косово находится в центре непосредственного соприкосновения двух главных суперэтнических целостностей (христианской и мусульманской) современного мира, что предопределяет, как было сказано выше, особую остроту национальных конфликтов в данном регионе;

— во-вторых, этнический конфликт носит ярко выраженный религиозный характер, имеющий глубокие исторические корни. Завоевание Балканского полуострова Оттоманской империей в XIX—XX вв. сопровождалось насильственной исламизацией части коренного славянского местного населения, обращенного к тому моменту в своем большинстве в православие. В то же время борьба Германской империи по пресечению мусульманской агрессии также носила характер религиозной войны и сопровождалась насильственным введением католицизма;

— в-третьих, 500-летняя исламская оккупация сопровождалась активной национально-освободительной борьбой (особо активной с XVII в.) и характеризовалась ведением партизанских войн и наличием большого числа тайных организаций террористического направления;

- в-четвертых, национально-освободительная борьба велась при постоянном иностранном политико-военном вмешательстве, причем великие державы преследовали узконациональные политико-экономические цели;

— в-пятых, резко изменилась этнодемографическая ситуация в регионе. Если до начала 70-х этнические албанцы составляли до 60% населения края, то к середине 90-х ввиду расширенного естественного прироста их доля в населении края превысила 90% (т.е. население стало этнически однородным).

К политическим причинам косовского конфликта следует отнести:

— заинтересованность ведущих стран Запада, прежде всего США, в окончательном развале и подчинении своему влиянию Союзной Республики Югославия (СРЮ);

— неспособность руководства СРЮ и Сербии своевременно определить политическую линию в отношении Косово, реализовать на практике политику национально-культурной автономии, спрогнозировать основные направления обострения обстановки и оказать воздействие на лидеров оппозиции;

— приверженность руководства СРЮ силовым методам разрешения конфликта, крайне непродуктивным ввиду его этнорелигиозной окраски;

- скрытую и открытую поддержку сепаратистских настроений местного населения извне как со стороны мусульманских государств, так и со стороны довольно сильной албанской диаспоры. Наличие исторической национальной идеи этнических албанцев - создание так называемой Великой Албании.

К экономическим причинам конфликта следует отнести:

— низкое промышленное развитие региона, высокий уровень безработицы (по некоторым данным, до 40—60%), что наряду с этнической непримиримостью провоцирует активное недовольство дееспособного населения;

— наличие на территории края запасов полезных ископаемых, в том числе редкоземельных (до 50% запасов бывшей Югославии по лигнитам, цинку, олову и серебру, 98% - по хрому и 36% -по магнезитам), что позволяет руководству сепаратистов надеяться на возможность получения достаточных средств для автономного существования;

- финансовая поддержка сепаратистских настроений со стороны иностранных государств (Албания, Турция, исламские государства Азии и Африки).

ФАЗЫ РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА

В ходе развития косовского конфликта после второй мировой войны можно условно выделить три фазы. Первая фаза началась с освобождением территории бывшего Югославского королевства, образованного в 1923 г., партизанскими армиями под руководством Иосифа Броз Тито при активном участии войск Красной Армии. Основным содержанием данного этапа являлась борьба за создание административной автономии в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). Цели данного этапа в основном были достигнуты к 1974 г. когда в составе Сербии данному региону были предоставлены права автономного края.

Вторая фаза развития конфликта — 1974—1990 гг. — характеризовалась борьбой за расширение автономии и созданием автономной республики в составе СФРЮ,

Третья фаза — с 1991 г. — характеризуется стремлением косовских албанцев создать полноправное независимое государство. Эта борьба особенно обострилась с распадом СФРЮ и победой так называемых националистически-демократических сил в Албании. Характерными особенностями данной фазы являются формирование параллельных органов власти, поляризация основных политических сил этнического большинства и создание ими своих незаконных воинских формирований («Освободительной армии Косово» — ОАК).

Этап открытой вооруженной борьбы начался 28 февраля 1998 г., когда в столице края (город Приштина) сербской полицией были разогнаны массовые демонстрации, при этом имелись человеческие жертвы. С самого начала косовский конфликт имеет тенденцию к интернационализации и расценивается странами Запада как угроза безопасности на всем Балканском полуострове.

Анализ последних событий в Косово позволяет определить следующие аспекты развития текущей обстановки. Мировое сообщество под руководством США оказывает силовое политико-экономическое давление на руководство СРЮ. В течение марта-апреля США удалось добиться консолидации своих союзников, несмотря на незначительные разногласия с Францией и Италией по вопросу о необходимости добиться принятия ряда мер по изоляции СРЮ на международной арене.

Наряду с акциями политико-экономического характера по урегулированию конфликта международное сообщество (прежде всего страны — участницы НАТО) предусматривает возможность военно-силового давления на участников конфликта, вплоть до прямого вооруженного вмешательства с нанесением превентивных ударов.

Резолюция № 1199 Совета Безопасности ООН от 23 сентября 1998 г. призвала к порядку президента Югославии Слободана Милошевича, но не дала санкции НАТО на применение силы. Они пригрозили самостоятельно принять политическое решение о военной акции, если Милошевич не выполнит требований ООН. На Совете НАТО 7 октября 1998 г. было объявлено, что альянс готов нанести удары по целям в Югославии, потому что ее президент игнорирует резолюцию ООН.

Суть резолюции СБ ООН № 1199 заключается в следующем: прекратить все действия югославских сил безопасности, распространяющиеся на гражданское население; вывести силы безопасности из района Косово; обеспечить постоянный и эффективный мониторинг в районе конфликта; дать возможность возвратиться беженцам; обеспечить свободный доступ на косовскую территорию международным организациям, предоставить гуманитарную помощь; найти меры доверия и политическое решение проблемы. 24 октября 1998 г. по настоянию России было принято дополнение к резолюции: о неприменении военной силы даже в случае нападения на представителей международной миссии.

Обстановка несколько разрядилась с подписанием договоренности президента СРЮ Слободана Милошевича и специального посланника НАТО Ричарда Холбрука. Вместе с тем штаб-квартира НАТО поддерживает в полной боевой готовности силы, которые могут нанести бомбовые удары по сербским силам в Косово, а возможно, и по объектам в других частях Югославии.

Контроль за выполнением условий соглашения возложен на международную миссию в составе 2000 человек из 54 государств - членов ОБСЕ, включая Россию, страны ЕС и США. Воздушную проверку реализации соглашения будут осуществлять в основном ВВС США. Хотя Россия и заявила о своей готовности принять участие в воздушных проверках, но в НАТО не испытывают радости от такой перспективы.

Альянс планирует подписать отдельное соглашение с ОБСЕ, чтобы обе системы проверки — наземная и воздушная - были взаимоувязаны. Между инспекционными мероприятиями планируется организовать полную координацию.

Как показывает анализ, реализация мирных инициатив в Косово может растянуться на длительное время. К такой перспективе, вроде бы, на Западе готовы, но с одной оговоркой — Слободан Милошевич должен полностью подчиниться резолюциям Совета Безопасности ООН по Косово.

Руководство СРЮ, находясь в цейтноте под угрозой введения полномасштабных экономико-дипломатических и военных санкций со стороны международного сообщества, вынуждено под международным давлением несколько ограничить усилия по силовому разрешению конфликта в Косово.

Несмотря на наличие серьезных расхождений в руководстве албанского большинства (группировки Ибрагима Руговы и Буяра Букоши) по поводу будущего края (полная независимость или федеральная автономия в составе СРЮ), они едины во мнении относительно необходимости международного арбитража при разрешении косовской проблемы и отвергает возможность проведения прямых переговоров с представителями Сербии.

Лидеры албанских сепаратистов не имеют контроля над освободительной армией Косово (ОАК), в которой преобладают крайне националистические настроения. Их действия носят характер партизанских с упором на террористические операции как против сербских военизированных сил, так и против своих политических противников. Руководство ОАК заявляет, что не приемлет достигнутых договоренностей между мировым сообществом и СРЮ по стабилизации обстановки в Косово. Это означает непосредственную угрозу жизни военных и наблюдателей, направляемых в Косово для мониторинга достигнутых договоренностей.

Анализируя обстановку, следует отметить, что Запад впервые за последние годы предпринял попытку поставить под сомнение сложившийся в Европе баланс сил. Политика НАТО (в первую очередь США) в данной ситуации красноречиво свидетельствует о том, что альянс всерьез рассматривает перспективу навязывания нового миропорядка, используя для этого грубое военное вмешательство, при котором действующие ныне основные международные институты будут упразднены, или их роль в значительной степени снизится. Как считает заместитель генерального секретаря НАТО по политическим вопросам Клаус Петер Клайбер, не только НАТО, но и все государства и международные организации должны адаптироваться к новым вызовам безопасности. Поэтому и международное право должно адаптироваться к новым условиям.

Этот ключевой вывод играет важную роль в понимании того, почему НАТО может предпринять военные действия без разрешающего мандата СБ ООН. Решение Совета НАТО о нанесении ударов по территории Югославии в обход Совета Безопасности ООН создает опасный прецедент безнаказанного нарушения международного законодательства. Мандат на применение военной силы, как известно, может дать только СБ ООН. НАТО по своему уставу может действовать только на территории стран — членов альянса и выходить за эти пределы исключительно с санкции ООН, как, например, в Боснии. Или же по просьбе страны, которая хочет найти защиту у НАТО. Все остальные варианты могут расцениваться не иначе, как военная агрессия со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С другой стороны, данным решением НАТО впервые вышла за рамки Вашингтонского договора, предусматривающего, что альянс является сугубо оборонительным блоком с соответствующей зоной ответственности. Это служит прямым подтверждением намерения руководства НАТО, где главную роль играют США, более широко использовать военные возможности своей организации, придав ей значительные карательные функции.

При этом не исключена вероятность того, что НАТО может использовать или даже инспирировать подобные косовскому кризисы в других частях земного шара для создания предлога для военного вмешательства, поскольку характерным для действий альянса является «политика двойных стандартов», когда интересы блока диктуют направленность политики (возможность применения военной силы в Косово против югославской армии и одновременное игнорирование проблемы геноцида курдов в Турции, проявление «озабоченности» применения военной силы в Приднестровье, Чечне, Нагорном Карабахе).

Усугубляют ситуацию попытки альянса манипулировать как решениями международных организаций в лице ООН, так и мировым общественным мнением, самовольно присвоив себе функции и статус «мирового сообщества». В этих попытках просматривается долгосрочное стремление навязать миру новый международно-правовой порядок, в котором центральная роль будет отведена не ООН, а НАТО.

Косовский кризис в полной мере подтвердил негативную тенденцию формирования в Европе новой системы безопасности с опорой на НАТО. В отличие от ОБСЕ, разнопланово представляющей интересы всей Европы, НАТО является военно-политическим механизмом группы западноевропейских стран.

1.5 Выводы по военно-политической обстановке в Косово

Исходя из развития военно-политической обстановки в Косово можно сделать следующие выводы:

— косовский конфликт имеет глубокие этно-исторические корни и грозит серьезным обострением обстановки в районе Балканского полуострова. Существовавшая потенциальная опасность его перерастания в вооруженный конфликт с активным участием СРЮ и Албании произошла;

— Милошевич не дал ввергнуть страну в катастрофу войны, но подавляющее большинство — и сербы, и наблюдатели, и даже албанцы — соглашаются с тем, что Югославия теряет Косово. И западные страны активно содействуют процессу отделения края, хотя на словах и призывают решать вопрос на основе территориальной целостности Югославии. А с выводом сербских сил из района конфликта Белград постепенно может утратить контроль над большей частью косовской территории;

— возможность непосредственного военного вовлечения группировки ОВС НАТО в конфликт следует оценивать как низкую. Наиболее вероятным является укрепление военного присутствия НАТО (прежде всего США) в прилегающей к конфликту зоне и давление на Югославию угрозой применения военной силы как можно дольше;

— Российская Федерация оказала влияние на ход и исход конфликта прежде всего политическими средствами (активной позицией в ООН и международной «Контактной группе»). Именно по ее предложению были задействованы силы ОБСЕ в разрешении косовского конфликта;

— косовский кризис дает возможность проследить проецирование применения военной силы и на саму Республику Беларусь. Это подтверждается уже не раз высказанной мыслью, что расширение НАТО на восток предпринимается с главной целью — ослабить влияние России в Европе и мире. В результате возможен такой вариант развития событий: когда наша страна справится со своими трудностями, вокруг нее уже будет прочное кольцо НАТО, которое позволит Западу оказывать эффективное экономическое, политическое и, возможно, военное воздействие и на Минск, и на Москву.

Считаем необходимым рассмотреть вкратце последовательность ведения боевых действий в ходе решения югославского конфликта, т.к. адекватная оценка происходившего может и должна помочь отечественным военным специалистам при решении ряда военно-стратегических задач, в частности построения концепции национальной безопасности в свете последних мировых событий.

1.6 Ход военной кампании ОВС НАТО «Решительная сила»

Первая, под громким названием «Освобожденная сила», была проведена в конце августа — начале сентября 1995 г. Ее основой целью являлось уничтожение военно-экономического потенциала сербских районов Боснии и Герцеговины (БиГ).

На этот раз, как следует из заявлений представителей НАТО, в качестве целей ракетно-бомбовых ударов выбрано до 600 объектов. Это собственно военные объекты (пункты управления, узлы связи, радиолокационные станции, позиции ПВО, аэродромы, военные городки, базы), предприятия военно-промышленного комплекса, транспортные коммуникации, теле- и радиолокационные центры. Просчитаны слабые места ПВО югославской армии; определены необходимые наряды авиации для гарантированного уничтожения целей, построения воздушных эшелонов, а также последовательность нанесения ракетных и авиационных ударов.

Группировка натовских войск в операции будет включать воздушный, морской и сухопутный компоненты. По словам г-на Соланы, в воздушную группировку войдут до 200 боевых самолетов. Ее основу составят авиация ВВС и ВМС США, ВВС Великобритании и Франции.

Морская авиация будет действовать с атомного авианосца ВМС США «Дуайт Эйзенхауэр».

Боевые позиции в Адриатическом море уже заняли четыре атомные многоцелевые подводные лодки ВМС США «Ньюпорт Ньюс», «Сан Хуан» «Атланта» и «Нарвал», с которых планируется осуществлять пуски крылатых ракет «Томагавк». Не исключено участие в боевых действиях крейсера УРО ВМС США типа «Тикондерога» из состава 6-го флота США.

Основу сухопутной группировки, скорее всего, составят 22-я экспедиционная бригада морской пехоты США (2200 человек), силы быстрого реагирования Великобритании и Франции. Остальные страны альянса могут быть представлены отдельными тактическими подразделениями.

Операция НАТО проведена в три этапа. Цель первого — уничтожение системы ПВО и дезорганизация системы управления югославской армии. Второго — уничтожение военно-экономического потенциала СРЮ и принуждение официального Белграда к миру на условиях НАТО.

Как и предпологалось, действия ударной авиации будут обеспечивать самолеты радиоэлектронной борьбы ВВС США ЕР-111А «Рэйвен» и ЕА-6В «Проулер». Их главная задача - радиоэлектронное подавление станций обнаружения, управления и наведения ПВО югославской армии. Управление действиями ударной авиации возложат на самолеты ЕС-130. Задачи воздушной разведки выполняли и выполняют самолеты-разведчики ВВС США RС-135, базирующиеся в Милденхолле (Великобритания), ІІ-2К. (Олконбери, Великобритания) и Р-ЗЕ ВМС США (Суда, остров Крит); космическую же осуществляли американские разведывательные спутники. Функции контроля воздушного пространства над СРЮ возьмут на себя самолеты АВАКС-НАТО Е-ЗА системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией.

В качестве основных средств поражения будут применяться высокоточные авиационные ракеты и управляемые авиационные бомбы (УАБ) с лазерными и телевизионными системами наведения. Подсветку целей могут осуществлять как самолеты из состава ударных групп, так и передовые авианаводчики, последние уже находятся вблизи объектов ударов и ждут установленного сигнала. Для исключения потерь пуски ракет и сброс УАБ будут осуществляться без захода авиации в зону поражения югославских ПВО.

На третьем этапе операции, если не удастся ракетно-бомбовыми ударами вразумить Белград, в действие может вступить сухопутная группировка. Этого натовцы боятся больше всего. Технически более слабая армия СРЮ в воздушной операции, скорее всего, потерпит поражение. Но в противоборстве сухопутных группировок сербы могут дать достойный бой войскам альянса. Этого боятся и в Пентагоне, и в Брюсселе. Югославия, если НАТО все-таки решится на нанесение ударов, может стать вторым Вьетнамом или Афганистаном, только теперь уже в Европе. Боевые действия затронут не только территорию собственно СРЮ. По поступающей из БиГ информации, в случае существенного ослабления югославской армии готовы перейти в наступление войска мусульман и хорватов с целью захвата новых территорий. А это значительно расширит зону боевых действий, поставит под угрозу безопасность международных миротворческих сил в Боснии и Герцеговине, сведет на нет все предыдущие усилия мирового сообщества по стабилизации обстановки на Балканах. Организация Объединенных Наций высказалась однозначно против применения военной силы НАТО против Югославии. [4]

Если удары по Ираку в феврале-марте 1991 г. и в декабре 1998 г. были своего рода прообразом бесконтактной войны, то атаки Сербии и Косово в марте-июне 1999 г. явились тщательной отработкой уже образа бесконтактной войны. Эта экспериментальная война использовалась военным руководством США и НАТО для натурных испытаний новейших вооружений и подготовки своих вооруженных сил в ходе реальных боевых действий.

По времени всю операцию можно разделить на два самостоятельных периода: первые шесть недель – бесконтактные боевые действия, последующие пять недель - контактные боевые действия.

Главная цель - военный и экономический потенциал

В течение первого периода (с 24 марта по 9 мая 1999 г.) удары по военным объектам и объектам экономики Сербии и Косово в ходе новой в военном искусстве воздушно-космическо-морской операции наносились не группировками ВВС и ВМС, которые там формально существовали, а специально созданными на их базе разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Основой РУБС были космические системы различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия.

Воздушно-космическо-морская ударная операция проведена полностью бесконтактным способом на континентально-удаленном от США горно-лесистом Балканском театре с достаточно развитыми экономикой, экономической и военной инфраструктурой и созданной системой обороны Югославии.

Самолеты носители ВВС и многочисленные носители ВМС США и других стран НАТО действовали в составе разведывательно-ударных боевых систем и были лишь «подносчиками боеприпасов». Воздушные носители взлетали с авиабаз на территории США, стран НАТО в Европе. с авианосцев в Адриатическом море, доставляли до рубежей пуска за пределами досягаемости системы ПВО (а точнее - противосамолетной обороны) Югославии заранее нацеленные на конкретные критические точки военных объектов, объектов экономики и инфраструктуры высокоточные крылатые ракеты. Эти ракеты запускались с высот 8-9 тыс. м, и самолеты-носители снова уходили за новыми боекомплектами или возвращались на авиабазы США.

Крылатые ракеты морского базирования запускались с многочисленных кораблей и подводных лодок ВМС США, которые находились в Адриатическом море и также входили в разведывательно-ударные боевые системы.

Высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 200-800 км от рубежей пусков. В течение первых шести недель операции были испытаны новейшие типы крылатых ракет воздушного базирования, хотя они, видимо, в целях дезинформации шли в основном под известным старым шифром AGM-86 с добавлением определенных индексов. В этот же период были испытаны также практически новые крылатые ракеты морского базирования AGM-109, носителями которых были корабли и подводные лодки ВМС США. Эти ракеты наводились на объекты экономики с помощью космической навигационной системы GPS, и весь их полет к целям осуществлялся в режиме полного радиомолчания, то есть без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. На конечном участке полета непосредственно в районе цели на головной части включалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Были испытаны также новые модификации управляемой крылатой ракеты AGM-130 с телевизионной командной системой наведения (носитель - самолет F-15E). В конце первого периода войны были отмечены испытания и кассетных авиабомб GBU-97 с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетанковой техники (носитель - стратегический бомбардировщик В-1В).

В ходе шестинедельной воздушно-космическо-морской ударной операции главные усилия войск союза НАТО были направлены на поражение ключевых объектов военного и экономического потенциала, инфраструктуры и коммуникаций Сербии и Косово. На территории Югославии боевые действия сухопутных группировок войск союзом НАТО заранее не планировались и не велись. Основные координаты операции и войны в целом были перенесены в воздушно-космическое пространство, которое и стало театром войны. Односторонние ударные действия сил союза НАТО по объектам экономики Югославии осуществлялись в основном высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Вооруженные силы Югославии, основой которых были сухопутные войска, оказались практически не способны противодействовать противнику в такой войне, и поэтому вместо театра военных действий сторон фактически здесь был театр войны, на котором доминировала лишь одна сторона.

Космический "Зонт"

Роль космоса и космических средств военного назначения в этой операции и войне в целом была не просто чрезвычайно большой и важной, но и системообразующей. Заранее силами союза НАТО была создана мощная группировка космических средств различного назначения в количестве 50 спутников. Одновременно над театром войны находилось 8-12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями являлись основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велась непрерывная разведка спутниками оптической разведки КН-11 (США), «Гелиос-1А» (Франция), радиолокационной разведки «Лакросс» (США), осуществлялись управление, навигация, связь, метеообеспечение (ряд спутников США и Европы). Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты «Спот» (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали все экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косово. Эти картинки могли видеть многие телезрители в информационных выпусках, однако главная цель этой информации была другой - определить реальную эффективность высокоточных крылатых ракет и документально подтвердить сертификат их качества или непригодности.

По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов примерно по 900 объектам экономики были использованы 1,2-1,5 тыс. высокоточных крылатых ракет. Но поскольку большинство из ракет были экспериментальными, то, очевидно, и профинансированы они были не Министерством обороны США, а военно-промышленным комплексом государства.

В ходе первого периода операции только высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования была полностью (100%) разрушена нефтеперерабатывающая промышленность, 50% индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 80 автомобильных и железнодорожных мостов, включая и все три моста через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поражались во второй период операции главным образом пилотируемыми самолетами, когда система ПВО Косово и Сербии была полностью выведена из строя.

Конец традиционной ПВО

Противосамолетная система ПВО Югославии была создана, как и во многих странах, на базе системообразующей активной радиолокации для борьбы именно с пилотируемой авиацией противника над ее территорией в войнах прошлого поколения и для этих целей была достаточно эффективной. Но эта ПВО оказалась совершенно беспомощной в борьбе с массированным применением высокоточных крылатых ракет противника, действовавших на предельно малых высотах в условиях географически сложной местности с горными хребтами, вершинами, ущельями и оврагами с большим количеством лесной растительности. К тому же ПВО Югославии была полностью подавлена средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО в порядке эксперимента уничтожался практически каждый источник любого радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип излучения электромагнитной энергии, обрекался на поражение, не зависимо от того, был он после этого включен или выключен. Каждая РЛС и даже средство РЭБ, кратковременно излучившие электромагнитную энергию, непременно поражались либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателей транспортных средств комплексов, их силовых агрегатов при выключенном состоянии самих комплексов.

Это привело к тому, что в течение первых двух - трех суток войны были выведены из строя 70% дивизионов подвижных ЗРК С-125, С-75. По демаскирующему излучению маломощных радиолокационных прицелов (дальность обнаружения до 60 км) и тепловому излучению двигателей были обнаружены на дальностях до 160 км и уничтожены высокоточными ракетами «воздух - воздух» 86% истребителей МиГ-29, которые считались самыми современными самолетами и были почти все с началом агрессии немедленно подняты в воздух. Также были уничтожены 35% истребителей МиГ-21, 10% батарей мобильных ЗРК «Квадрат». Зенитная артиллерия Югославии своим заградительным огнем не оказала практически никакого влияния на ход и исход массированного применения высокоточных ракет противника, и по ней в первый период войны даже не наносились удары средствами НАТО, хотя следует считать, что несколько десятков крылатых ракет из более чем тысячи применявшихся, вполне вероятно, все же были сбиты этим огнем.

Важный вывод, который следует сделать из результатов подавления ПВО Ирака (декабрь 1998 г.) и Югославии (1999 г.). а также из продолжающихся экспериментов в Ираке, состоит в том, что в бесконтактных войнах наступает конец не только противосамолетной обороне в нынешнем ее понимании, но и конец любой ПВО, системообразующей которой является классическая активная радиолокация. В таких войнах активная радиолокация сил и средств ПВО и практически все другие радиоизлучения, в том числе и РЭБ, становятся системоразрушающими.

Высокоточное подавление

В ходе воздушно-космическо-морской ударной операции силами союза НАТО одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, поражались радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции РЭБ, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, ретрансляторы, компьютерные центры. Специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей поражались трансформаторные подстанции и релейная автоматика электростанций.

Здесь, на Балканах впервые в этой войне Соединенные Штаты применили и проверили на практике глобальную систему управления непосредственно из Пентагона действиями на удаленном театре войны, и думается, что скорее всего именно эта цель была также одной из главных при «обосновании» необходимости акции против Югославии. До этого в зоне Персидского залива США дважды (1991 и 1998 гг.) испытали и проверили в боевых условиях системы управления оружием, войсками и боевыми системами. В войне на Балканах, вполне понятно, воюющими оказались Пентагон в США и штаб союза НАТО в Брюсселе. По их данным, в порядке эксперимента наносились удары также и по некоторым наиболее важным объектам на территории Сербии и Косово.

Важнейшей (если не самой главной) целью войны в Югославии для США и союзников по НАТО были дальнейшие всесторонние испытания в реальных боевых условиях новых, высокоточных систем оружия, систем разведки, управления, связи, навигации, РЭБ, всех видов обеспечения, вопросов взаимодействия и др. Следует особо подчеркнуть уникальную точность поражения объектов высокоточными крылатыми ракетами США. Например, наносился удар по Министерству внутренних дел в Белграде и разрушено именно это здание, а соседние не пострадали.

Стажировка и утилизация

Во второй период Соединенными Штатами впервые были испытаны на точность поражения практически новые модификации управляемых авиабомб JDAM, JSOW и управляемой ракеты JASSM. Бомбы JDAM сбрасывались с расстояния более 23 км от цели (носитель - стратегический бомбардировщик В-2А, который специально для этих испытаний прилетал из США и совершил несколько десятков боевых вылетов) с наведением по сигналам космической навигационной системы «НАВСТАР». Испытания подтвердили высокую эффективность управляемых авиационных бомб JDAM. Весьма успешными были испытания и другой управляемой авиационной бомбы - JSOW.

Возврат в войну прошлого поколения оказался возможным не только после завоевания полного господства в воздухе. но и, вероятнее всего, после "создания" специальных погодных условий. В порядке натурного эксперимента в течение мая США, похоже, создавали искусственную погоду на театре войны.

Во второй период, видимо, началась плановая боевая стажировка практически всего основного и резервного летного состава ВВС США, а также других стран НАТО, участвовавших в операции.

В ходе второго периода операции продолжались эксперименты по применению управляемых авиабомб различных типов с лазерным наведением, а также по утилизации применяемых в снарядах авиационных пушек, головных частях крылатых ракет специальных бронебойных сердечников из обедненного урана. Такой уран практически полностью состоит из изотопа урана-238 и не содержит энергетически ценного изотопа урана-235, применяемого для изготовления ядерных боеприпасов. Кстати, еще в 1987 г. во время Женевских переговоров о запрещении ядерных вооружений США и СССР совместными усилиями добились того, что оружие, содержащее слабообогащенный уран-238, было отнесено в разряд обычных вооружений. Утилизация таких боеприпасов технологическим способом - достаточно дорогой и продолжительный процесс, а здесь представилась возможность избавиться от них быстро, да к тому же дать боевую практику летчикам.

Однако как ни парадоксально, главным оружием операции в этот период стали обычные неуправляемые авиабомбы. Это было, видимо, связано с тем, что США и другие страны союза НАТО использовали второй период операции для своего широкомасштабного избавления и от излишков бомбового оружия прошлого поколения войн, что также привело к значительному затягиванию окончания войны в целом.

Ждите новых войн

Результаты натурных экспериментов, полученные в ходе ударов по Ираку (1991, 1996, 1998 гг.) и Югославии (1999 г.), активизировали в США и других странах скрытую гонку вооружений для войн будущего. Высокоточные системы оружия, испытанные в реальных боевых условиях и получившие высокие оценки экспертов и сертификат качества, сейчас уже являются основной и длительной по времени статьей дохода многих корпораций и фирм военно-промышленных комплексов. Однако конкурентная борьба между ними не закончилась, а, наоборот, резко обострилась. Те, кто не сумел получить в этой войне сертификат качества для своего высокоточного оружия, не остановятся на этом. Военно-промышленные корпорации и комплексы экономически развитых стран будут стремиться создавать самые современные высокоточные крылатые ракеты морского и воздушного базирования. Но для получения документа, подтверждающего их качество, потребуется проводить все новые и новые натурные эксперименты. Значит, в ближайшем будущем следует ожидать проведения подобных натурных экспериментов и в других геостратегических условиях. Раз есть необходимость, то повод всегда найдется.

Это не заставило себя долго ждать и вскоре такой повод нашелся…


2. Операция ОВС НАТО в Ираке «Свобода Ирака»

2.1 Введение

Современные международные отношения все чаще характеризуются тем, что решение политических и экономических вопросов происходит путем ведения локальных войн. Инициаторами чаще всего выступают Соединенные Штаты Америки и их союзники. При этом в качестве объекта нападения выбираются государства, политика руководства которых не устраивает США и их союзников, в которых наиболее "ярко выражены внутриполитические противостояния, а также страны, имеющие большие запасы стратегически важных ресурсов и относительно слабые вооруженные силы.

Истинные цели американской внешней политики достаточно откровенно изложил в своей знаменитой книге "Великая шахматная доска" Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности американского президента Дж. Картера в годы "холодной войны", а ныне консультант Центра стратегических и международных исследований. В своей книге он пишет "Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом в мировых делах" И далее "...Евразия, тем не менее, сохраняет своё геополитическое значение".

По Бжезинскому, Евразия является «шахматной доской» на которой продолжается борьба за мировое господство. Кто господствует в Евразии, тот господствует и в мире. Однако Ирак не является фигурой на этой "шахматной доске". Поэтому захват Ирака - это не эндшпиль великой «шахматной партии» а лишь небольшой ее эпизод или, скорее, подготовка более крупной комбинации. Хотя, разумеется, Ирак имеет важное геостратегическое, экономическое (крупнейшие запасы энергоресурсов) и политическое (достаточно крупное государство арабского мира) значение. Кроме того, руководство США до сих пор не может доказать своему населению, и мировому сообществу, что оно достойно ответило на вызов 11 сентября и может эффективно противостоять международному терроризму.

Началом возникновения кризисной ситуации вокруг Ирака следует считать июнь 1967 года, когда из-за арабо-израильского конфликта США, оказывая поддержку Израилю, разорвали дипломатические отношения с Ираком. Однако начавшийся в западных странах Европы и США в 70-х годах прошлого века экономический кризис показал стратегическую значимость стран Персидского залива с их богатыми нефтяными запасами. В этих условиях Вашингтон начал оказывать активную политическую и военную помощь Ираку в его противостоянии с Ираном, руководство которого после совершенной в 1979 году исламской революции и прихода к власти А. Хосейни-Хаменси начало проводить антиамериканскую политику.

В этот период руководство США исключило Ирак из списка "террористических режимов" как единственное государство в регионе, способное противостоять распространению иранского влияния, и восстановило с ним в 1984 году дипломатические отношения. В свою очередь Багдад, пользуясь ослаблением военно-экономического потенциала Ирана и рассчитывая на дальнейшую политическую поддержку со стороны США, стал претендовать на роль регионального лидера. Однако это не входило в планы Белого дома, который сам стремился играть ключевую роль в ближневосточном регионе. Так началось противостояние США и Ирака, в ходе которого Вашингтон прибегнул к решению своих геополитических целей в зоне Персидского залива с помощью силы.

2.2 История развития событий вокруг Ирака. Военно-политические аспекты конфликта

Вступление мирового сообщества в 2003 год характеризовалось трансформацией всей системы международных отношений, обусловленных с одной стороны - стремлением США закрепить за собой положение единственной сверхдержавы, а с другой - началом реализации Европейским Союзом стратегических планов по превращению этой организации в один из мировых центров. Стремление Соединенных Штатов Америки замедлить процесс воссоздания многополярного мира подталкивали администрацию Дж. Буша к активизации политики, направленной на формирование новой системы глобального управления. В качестве инструмента своей внешней политики Вашингтон выбрал НАТО, рассчитывая путем глобализации его функций за счет расширения альянса и зоны его ответственности, вытеснить из сферы обеспечения международной безопасности такие организации как ОБСЕ и ООН. К 2003 году США стали обладать достаточными военно-политическими и экономическими возможностями для осуществления «глобальных проектов» в области внешней политики, которые позволяют Вашингтону проводить ее без оглядки на другие страны. Январское послание Дж. Буша конгрессу «О положении в стране» обозначило контуры новой внешней политики и военной стратегии Соединенных Штатов Америки, приоритетной основой которых определялись активные действия за рубежом. Первоочередным ориентиром в этом направлении он назвал Ирак, Иран и Северную Корею, как «Новую ось зла», прямо указав, что эти страны могут вскоре стать целью военной акции США в рамках антитеррористической компании. Определяя первоочередной объект воздействия из списка государств «Новой оси зла» Дж. Буш отметил, что США не отказываются от перспектив налаживания диалога с Ираном и Северной Кореей, а отношения Вашингтона с Ираком по-прежнему остаются враждебными. Таким образом, косвенно объект для нанесения первого удара был определен - Ирак. Просматривается и цель выбора Ирака, как первоочередного объекта -это стремление США получить контроль над одним из крупнейших в мире нефтеносных районов, где добывается 10 % и содержится до 60 % разведанных мировых запасов нефти. Определив иракский вектор своей внешней политики основным на ближайшую перспективу, Вашингтон предусматривал решить ряд политических и стратегических задач:

Во-первых, свергнуть режим С. Хусейна и привести к власти в Ираке лояльные США и их союзникам политические силы, превратить Ирак в свой форпост на Ближнем Востоке;

Во-вторых, разрушить военно-экономический и военно-технический потенциал Ирака, разгромить его вооруженные силы и тем самым допустить превращения его в сильного регионального лидера арабского мира, способного создать оружие массового поражения;

В-третьих, продемонстрировать всему миру, и, прежде всего политическим режимам, которые вызывают у Вашингтона явное раздражение, готовность отстаивать интересы США и американские «ценности» любой ценой, в любой точке мира;

В-четвертых, опробовать на поле боя новые и модернизированные виды боевой техники и вооружения, элементы современных систем управления войсками и, при возможности, новые взгляды на тактику применения войск;

В-пятых, создать условия для вывода экономики США из экономического и финансового кризиса;

Определив цель и задачи, руководство Соединенных Штатов Америки приступило к их реализации.

Прежде всего, сосредоточение усилий администрации Вашингтона было направлено на:

-подготовку мирового общественного мнения к положительному восприятию возможной силовой акции для смены режима С. Хусейна;

-определение союзников в проведении данной акции, как из числа международных организаций, так и отдельных государств;

-подготовку правовой базы, узаконивающей военную акцию, против Ирака.

Уже в марте 2002 года президентом США Дж. Бушем было принято окончательное решение о подготовке силовой акции против Ирака. Именно с этого момента руководством министерства обороны начата непосредственная разработка плана операции, который, по замыслу администрации Вашингтона, должен был учитывать: внешние факторы, касающиеся возможностей использования военной инфраструктуры стран региона; участие союзников в боевых действиях; привлечение формирований иракской оппозиции; последующее политическое устройство Ирака, после свержения режима С. Хусейна. 4 марта 2002 года, премьер-министр Великобритании Т. Блэр, выступая в эфире австралийского телеканала «Наин Нетуорк» заявил, что мировое сообщество должно принять меры, чтобы помешать накопить Ираку арсенал оружия массового уничтожения. Именно этим выступлением Великобритания объявила себя союзницей США по жесткому решению иракского вопроса. Осуществляя поиск союзников среди других стран, и в частности европейских, советник президента США по вопросам обороны Ричард Перл призвал европейские страны поддержать Вашингтон в его борьбе против режима иракского президента С. Хусейна. Данный призыв аргументировался элементами «скрытого шантажа». Р. Перл в частности, что в период, когда угроза для европейских держав исходила с территории Советского Союза, США в рамках НАТО делали все для того, чтобы обезопасить Европу. Сегодня, по его словам, когда угроза нависла над США, Вашингтон «оценил бы взаимность» со стороны европейских партнеров. Данный призыв не нашел единодушного и быстрого ответа европейцев на предложение Вашингтона. Начался период взвешивания «плюсов» и «минусов» политического решения почти всеми ведущими европейскими государствами. Длительность этого периода определилась еще и заявлением министра иностранных дел РФ И. Иванова, высказавшим мнение России по призывам из Вашингтона к силовому решению иракского вопроса. В частности он заявил, что Россия не намерена выходить из международной антитеррористической коалиции, если США в одностороннем порядке начнут военную операцию против Ирака. В то же время Россия выступает против решения иракского вопроса силовыми методами. По всей видимости, твердая позиция российского руководства с одной стороны, и стремление ведущих европейских стран вести независимую внешнюю политику с другой стороны, обусловили на начальном этапе иракского кризиса осторожное и взвешенное отношение европейских стран к принятию решения по иракскому вопросу. Стремление Соединенных Штатов Америки, одновременно с поиском союзников, заручиться поддержкой мировой общественности весной 2002 года привели к широкомасштабной публицистической «интервенции» ведущих политологов, социологов в средствах массовой информации. Подводя общественное мнение к пониманию и одобрению силового решения иракского вопроса, в средствах массовой информации западных стран и США комментировались те социологические исследования, которые в большинстве своем одобряли военную операцию против Ирака. Поляризация общественного мнения усиливалась или уменьшалась в зависимости от аргументации своих доводов в ту или иную сторону решения иракского вопроса ведущими международными организациями и государствами. Несмотря на колебания общественного мнения, администрации США удалось, в общем, сформировать общественное мнение граждан своей страны в пользу силового решения иракского вопроса. 83 процента американцев в тот период считали свержение С. Хусейна - приоритетом внешней политики государства.

Мировое же общественное мнение продолжало колебаться, тем более, что в этот период в ведущих международных организациях, таких как ООН, ЕС, АСЕАН не было единого взгляда на меры решения иракского вопроса.

Активная фаза подготовки к проведению военной операции против Ирака началась осенью 2002 года. Именно в этот период большинство государств осознают, что принципиальное решение о вторжении в Ирак Соединенные Штаты Америки уже приняли, и поэтому каждая страна стремилась, по возможности минимизировать тот ущерб, который может быть нанесен ее национальным интересам. Вашингтон начинает наращивать усилия по информационно-психологическому давлению, как на своих союзников, так и на противников проведения военной операции в Ираке. 12 сентября 2002 года на 57 сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент США Дж. Буш заявил, что режим С. Хусейна представляет собой угрозу для всего человечества и следовательно ООН должна решить проблему как можно быстрее. Вместе с тем, он оставил за Соединенными Штатами Америки право действовать любыми методами, в том числе и с применением военной силы. Великобритания и Испания поддержали США, заявив при этом, что останутся с ними даже в том случае если не будет одобрения со стороны ООН. Одновременно Франция и Германия выступили с резкой критикой силовых методов решения иракского вопроса. В конце сентября Соединенные Штаты Америки направили свои усилия на поиск союзников непосредственно в районе будущей военной акции - Персидском заливе. Интенсивной дипломатической обработке подверглись правительства Турции, Кувейта, Иордании, Египта, Саудовской Аравии. При этом использовались методы экономического и финансового давления. Стремясь как-то разрядить складывающуюся вокруг Ирака международную обстановку, его руководство объявляет о готовности допустить в страну инспекторов ООН. Такой ход событий не устраивал США. Государственный секретарь К. Пауэлл заявил, что предложение Ирака о возобновлении инспекций на самом деле «является попыткой выиграть время». 24 сентября президент Соединенных Штатов Америки Дж. Буш вновь призвал ООН принять жесткую резолюцию по Ираку и, если этого сделано не будет, то Вашингтон и его союзники возьмут инициативу в свои руки. Твердая позиция администрации Дж. Буша не нашла поддержки у трех из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН: России, Франции и Китая. Только Великобритания полностью приняла точку зрения Вашингтона. В середине октября обеими палатами конгресса США была принята резолюция, предоставляющая право президенту применить в отношении Ирака военную силу. Получив одобрение конгресса Дж. Буш заявил, что «Никаких переговоров теперь быть не может. Дни Ирака подходят к концу».

Однако, мировое сообщество продолжало искать пути решения иракского вопроса несмотря на полярность точек зрения. 8 ноября 2002 года. казалось, что согласие достигнуто. Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1441 по Ираку. И хотя резолюция не давала однозначного ответа на вопрос, что будет в случае срыва работы инспекторов, и не определяла какими дипломатическими или военными методами международное сообщество намерено решать проблему Ирака. Она явилась основой для решения существующей проблемы. 27 ноября 2002 года 200 специально обученных инспекторов из 44 стран мира приступили к работе в Ираке с правом проверки любого объекта, включая военные базы и личные апартаменты С. Хусейна. 7 декабря Ирак передал в Совет Безопасности ООН отчет о наличии в стране обычных вооружений и программах по их разработке. Кроме того, в представленном отчете содержалась информация о частных компаниях и организациях из различных стран мира, поставляющих Ираку вооружение. Однако, начиная с января 2003 года, Вашингтон усиливает свое давление на Совет Безопасности ООН, обвиняя Ирак в нарушении резолюции № 1441, а представленный им отчет Дж. Буш назвал 12 тысячами страниц лжи и обмана. Мировое сообщество с нетерпением ожидало отчетов руководителей группы инспекторов, который по их мнению должен был прояснить складывающуюся обстановку и на основании выводов которого можно было бы сделать выбор в принятии решения по Ираку. 27 января руководитель инспекторов комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК) X. Блике и генеральный директор Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) М.-Эль Барадей представили в Совет Безопасности свои отчеты по итогам первых шестидесяти дней работы миссии инспекторов в Ираке. Оба руководителя однозначно не сделали выводов ни в пользу начала силовой операции, ни в пользу оправдания позиции руководства Ирака.

Неоднозначное отношение к иракской проблеме сложилось и внутри Европейского Союза. Политику США поддержали: Великобритания, Италия, Испания, Португалия, Дания, Нидерланды, Польша, Венгрия и Чехия. Более сдержанную позицию высказали Германия, Франция, Бельгия, Швеция и Люксембург. Очередной попыткой склонить международное сообщество к силовому решению иракского вопроса явился доклад государственного секретаря США К. Пауэлла 5 февраля на заседании Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. В своем докладе он обозначил в общей сложности более десяти доказательств прямого нарушения Ираком резолюции № 1441 и призвал к принятию решительных мер. После доклада госсекретаря США К. Пауэлла ряд стран из так называемой «Вильнюсской группы», кандидатов на вступление в НАТО: Албания, Болгария, Латвия, Литва, Македония, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия и Эстония, заявили о готовности «внести свой вклад в международную коалицию по разоружению Ирака».

Несмотря на резолюцию ООН и непосредственную работу инспекторов в Ираке, США продолжали активные действия по вовлечению в антииракскую коалицию новых сторонников. Руководство Вашингтона обратилось в общей сложности более чем к 50 странам с запросом о возможности оказания поддержки в случае проведения военной операции против Ирака. В ответ на расширение числа сторонников силового решения иракского вопроса 10 февраля Франция, Германия и Россия обнародовали подготовленную к заседанию Совета Безопасности ООН совместную декларацию с призывом к международному сообществу воспрепятствовать необоснованному применению силы и расширить деятельность инспекций в Ираке. К дипломатической инициативе трех государств 11 февраля присоединился Китай. В качестве ключевого условия было предложено ввести в Ирак воинский контингент ООН и приступить к наблюдению за всей территорией страны с воздуха. В рамках этих предложений Франция выразила готовность направить в Ирак несколько разведывательных самолётов и подразделение ВС для охраны международных инспекторов, Россия заявила о возможности предоставить в их распоряжение самолёт Ан-30, оборудованный аппаратурой наблюдения.

Положительные тенденции в изменении позиции руководства Ирака по отношению к миссии ООН отметил в своем докладе на внеочередном заседании Совета Безопасности ООН (14.02.03 г., Нью-Йорк) руководитель ЮНМОВИК Х.Бликс, заявив, что инспекторы беспрепятственно осмотрели в Ираке 400 объектов, провели ряд конфиденциальных встреч со специалистами в области разработки вооружений. Тем самым Х.Бликс в очередной раз не подтвердил американские данные о наличии в Ираке оружия массового поражения. В свою очередь директор МАГАТЭ М.-Эль Барадей отметил, что до настоящего времени в Ираке никаких следов производства ядерного оружия не обнаружено, но обратил особое внимание на то, что Багдад пытался закупить уран и оборудование для его обогащения.

Заслушав итоговый отчет международных инспекторов по ситуации в Ираке, Франция, Германия, Россия и Китай не изменили своих прежних позиций относительно путей разоружения Ирака, считая, что позиция Багдада способствует развитию сотрудничества с ЮНМОВИК и МАГАТЭ. Великобритания и США заявили, что Ирак вводит мировое сообщество в заблуждение, скрывая или искажая информацию о наличии оружия массового поражения.

Тем временем Багдад продолжал демонстрировать готовность к сотрудничеству с инспекторами ООН. Так, представитель Ирака в ООН М.Аль-Доури, поддерживая инициативу Франции, Германии, России и Китая, заявил, что иракская сторона разрешит полеты над своей территорией американских и западноевропейских разведывательных самолетов, а также одобрит использование экспертами ООН российских самолетов взамен прекращения патрулирования юга и севера страны американскими и британскими боевыми самолетами. В-то же время в соответствии с требованиями ООН президент Ирака С.Хусейн издал указ, запрещающий ввоз в страну и производство ядерного, химического и биологического оружия, а чрезвычайная сессия парламента страны утвердила соответствующий закон. Кроме того, С. Хусейн принял решение об уничтожении ракет "Аль-Самуд-2"; дальность полета которых, по мнению специалистов, превышает разрешенные ООН 150 км. Вице-премьер Ирака Т. Азиз на встрече в Ватикане с Папой Римским Иоанном Павлом II заявил, что Багдад готов сотрудничать с международными экспертами по разоружению, а в случае начала вооруженного вторжения ВС США Ирак не будет наносить ракетные удары по Израилю и нарушать территориальную целостность Турции.

Вместе с тем отсутствие единой позиции по вопросу применения силы против Ирака среди 19 государств-членов Североатлантического альянса вызвало серьезный внутренний кризис в самой организации. Так, обращение премьер-министра Турции А.Гюля с ходатайством о применении четвертой статьи Североатлантического договора, предусматривающей оказание военной помощи государству, находящемуся под угрозой агрессии, на совещании представителей 19 стран альянса (11-12.02.03 г., Брюссель) было заблокировано Францией, Германией и Бельгией в связи с тем, что, по мнению этих стран, иракский кризис еще можно разрешить мирным путем. Только после длительных дебатов представители 18 стран-участниц альянса на заседании Комитета военного планирования НАТО (16.02.03 г., Брюссель) проголосовали за проект решения, предусматривающий оказание Турции помощи в соответствии со статьей 4 Вашингтонского договора о помощи в обеспечении ее безопасности. В документе оговорено размещение на территории Турции дополнительных средств ПВО, подразделений химической защиты, элементов системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией "АВАКС". Решение было принято в отсутствие представителя Франции, которая с 1966 года не является членом военной организации НАТО.

Раскол по иракской проблеме стал очевиден и в Европейском союзе. Лидеры стран ЕС 17 02.03 г. провели внеочередной саммит по вопросу выработки единой позиции по отношению к кризису вокруг Ирака Франция, Германия и Греция настаивали на продолжении инспекций иракских объектов. Перед началом заседания президент Франции Ж Ширак вновь заявил, что Париж не видит необходимости в принятии СБ ООН новой резолюции, разрешающей применение силы для разоружения Ирака. Кроме того, Ж.Ширак обвинил в безответственности руководителей стран кандидатов в ЕС за поддержку позиции США, заявив, что "при первом трудном испытании они отказались от совместных действий с Евросоюзом" Тем самым он дал понять Польше, Венгрии, Чехии, Болгарии и Румынии, что их прием в ЕС может оказаться под угрозой.

Однако несмотря на достигнутые в рамках НАТО и ЕС компромиссные варианты по дальнейшему разоружению Багдада посол Великобритании в ООН Дж. Гринсток 24.02.03 г. официально представил на рассмотрение Совета Безопасности проект новой революции ООН по Ираку, подготовленный США, Великобританией, Испанией и легализующий военную операцию против Багдада.

Кроме того, после отчета 7 марта на Совете Безопасности ООН руководителя комиссии ООН по разоружению Ирака Х.Бликса, в котором было отмечено, что Багдад "постепенно идет на более конструктивное сотрудничество с инспекторами и для решения вопросов его разоружения потребуются еще несколько месяцев", Великобританией при поддержке США, Испании и Болгарии были внесены поправки в предложенную ранее резолюцию, в которых содержатся ультимативные требования к правительству Ирака по выполнению всех требований предыдущей резолюции Совета Безопасности ООН №1441 до 17 марта. Главы внешнеполитических ведомств России, Франции, Китая высказались против нового предложения, санкционирующего проведение военной операции против Ирака. По их мнению, мирное разоружение Ирака на сегодняшний день является оптимальной альтернативой военной операции.

На этом фоне Ирак прибег к беспрецедентным действиям, стремясь убедить мировое сообщество в том, что он готов к безоговорочному сотрудничеству с международными инспекторами. Подтверждением этому стало начало процесса уничтожения ракет "Аль-Самуд-2" (по состоянию на 13.03.03 г. из 120 ракет было ликвидировано 58 и 19 боеголовок к ним). Кроме того, после заявлений о том, что все химические и боевые биологические препараты были уничтожены почти десять лет назад, иракская сторона представила инспекторам места недавних захоронений авиабомб, снаряженных спорами сибирской язвы, афлотоксина и ботулизма. Ирак также полностью отверг выдвинутые в его адрес обвинения о наличии у него беспилотных летательных аппаратов с дальностью полета свыше 150 километров. По мнению иракской стороны, инспекторы ООН обнаружили опытный образец радиоуправляемого самолета, предназначенного для проведения аэрофотосъемок местности, дальность полета которого не превышает 10 километров.

Первая половина марта месяца характеризовалась активными шагами, как сторонников мирного решения иракского вопроса, так и выступающими за силовые методы, а также привлечением в свои лагеря новых союзников. 12 марта Великобритания официально распространила в Совете Безопасности ООН шесть требований к С. Хусейну, по которым будет делаться вывод о выполнении Ираком резолюции № 1441. В соответствии с документом С.Хусейн должен был:

сделать заявление на арабском языке, в котором обязан признать, что больше не собирается производить или хранить ОМП;

обеспечить выезд за рубеж минимум 30 иракских ученых с семьями для интервью с международными инспекторами;

заявить о том, что все имеющиеся запасы возбудителей сибирской язвы уничтожены, и предоставить надежные доказательства;

полностью уничтожить все ракеты "Аль-Самуд-2";

предъявить все имеющиеся беспилотные летательные аппараты, а так же сообщить обо всех деталях проведенных испытаний специальных устройств для этих аппаратов, которые могут распылять химическое и бактериологическое оружие;

предъявить и передать международным инспекторам ООН все мобильные мощности по производству биологического и химического оружия.

Отмечается, что в случае согласия официального Багдада с данными требованиями Лондон был готов перенести крайний срок разоружения с 17 марта до конца текущего месяца.

Официальный Ирак отказался от выполнения новых требований, мотивировав свой отказ тем, что они не имеют под собой реальной почвы, так как он полностью выполняет все рекомендации международных инспекторов ООН по разоружению в строгом соответствии с резолюцией. Ответ Ирака послужил толчком к принятию сторонниками силовых методов конкретных действий.18 марта руководители США, Великобритании и Испании собрались на экстренное совещание на Азорских островах. По результатам этой встречи Дж. Буш предъявил руководству Ирака ультиматум, в котором С. Хусейну предлагалось в течение 48 часов покинуть страну вместе со своими сыновьями. Срок ультиматума истекал 20 марта к 4 часам утра.

Реальность начала военных действий стала неотвратимой и в этих условиях США и Великобритания развязали агрессию без санкции Совета Безопасности ООН.

2.3 Подготовка наступательной операции

К непосредственной подготовке военной операции, получившей на стадии подготовки название "Шок и трепет", а впоследствии "Свобода Ирака", министерство обороны США приступило в сентябре 2002 года Основное планирование операции было осуществлено в течение 10-14 дней.

Объявленными целями военной операции "Свобода Ирака" стали свержение президента страны С Хусейна, насильственное разоружение Ирака, а также поиск и нейтрализация оружия массового поражения. Однако, скорее всего, Вашингтон проведением данной операции намеревался обеспечить экономическую безопасность США и установить полный контроль над основным нефтедобывающим регионом мира, где сосредоточено более 60 процентов мировых запасов нефти. В отличие от операции 1991 г, в этой войне высшее военное командование США сделало ставку на проведение молниеносной воздушно-наземной кампании, так как понимало, что вследствие эмбарго на поставку в Ирак военной техники из других стран, осуществлявшуюся с 1991 г., состоящие на вооружении авиационная техника и средства ПВО не обновлялись и не ремонтировались, поэтому ВВС и ПВО Ирака не смогли оказать адекватного противодействия в воздухе.

Замыслом операции "Шок и трепет" предполагалось нанесением воздушных ударов обеспечить полное господство в воздухе, нарушить систему военного и государственного управления Ирака и деморализовать его вооруженные силы, одновременно рассекающими ударами сухопутных войск с нескольких направлений расчленить основную группировку ВС Ирака и, не ввязываясь в бои тактического значения и блокируя войска Ирака в обороняемых ими районах (населенных пунктах), в кратчайшие сроки по обходным маршрутам выйти в глубь страны и овладеть важными стратегическими объектами - мостами, железнодорожными узлами, портами и плотинами, которые подготовлены к разрушению. К исходу третьих-пятых суток операции выйти к Багдаду и блокировать его. В последующем овладеть столицей Ирака, подавить отдельные очаги сопротивления и до конца марта установить полный контроль над всей территорией Ирака. Таким образом, на проведение всей операции отводилось до 10 суток.

В дальнейшем мы «опустим» ход проведения операции, так как перед нами не стоит цель раскрыть её сущность, а лишь подведем военно-политические итоги кампании и сделаем выводы.


Выводы

Военная операция коалиционной группировки вооруженных сил США и Великобритании против Ирака в марте - апреле 2003 года в значительной степени ускоряет формирование новой по сути системы международных отношений. Американо-британская коалиция, далеко не исчерпав всех возможностей политического урегулирования, в том числе потенциала ООН, начала войну против Ирак-, под предлогом сокрытия С. Хусейном оружия массового поражения, но с самого начала всем было ясно, что главными целями были нефть, разрешение возникших в последнее время экономических проблем и дальнейшее укрепление геополитических позиций США в мире. В частности, ставится задача ликвидировать все неугодные режимы, «навести порядок во всем мире» и установить новую систему мироустройства под эгидой США. Практически происходит новый передел мира после «холодной войны» и, прежде всего, энергетических ресурсов. Не только отдельные политические деятели, политологи, журналисты, но и ответственные государственные лица заявляют, что после Ирака на очереди теперь Сирия, Иран, КНДР, Куба, Беларусия.

Становится очевидным, что значительная часть мирового сообщества уступает напору Вашингтона, предпринимающего активные меры по радикальному перекраиванию мира по своему образцу. На повестку дня уже вынесены вопросы о формах глобального доминирования США, в первую очередь об установлении американского контроля над основными ресурсами мира. Анализ преданных гласности в последнее время официальных документов администрации Дж. Буша и заявлений членов американского истеблишмента дает основание выделить основное направление внешнеполитического курса США как следствие успешно завершаемой военной операции против Ирака. Это форсированное закрепление системы однополярного мира с формальным признанием за США роли единственного и арбитра, и жандарма. В данных условиях международным организациям, таким, как ООН, видимо, будет отводиться функция статистов в разыгрываемой на «мировой шахматной доске» партии с одним активным игроком. И даже НАТО предстоит выполнение лишь «миссии по поддержанию мира» на территориях, «освобожденных» американцами от «международных террористов».

Однако не все государства на политической карте мира спокойно реагируют на такое положение дел. Так известно, Президент Российской Федерации В. В. Путин по поводу иракской войны занял принципиальную позицию. Он совершенно обоснованно говорил: «Если мы допустим, чтобы на смену международному праву пришло кулачное право, согласно которому сильный всегда прав, имеет право на все, а при выборе средств для достижения своих целей ничем не ограничен, тогда под вопрос будет поставлен один из базовых принципов международного права: принцип незыблемости суверенитета государства. И тогда никто, ни одна страна мира не будет чувствовать себя в безопасности» . Такая позиция способствует повышению международного авторитета России, сплочению тех сил мирового сообщества, которые выступают за равноправные отношения суверенных государств и решение возникающих в мире противоречий мирными политическими средствами. Но на такую здравую политику идут нападки. Все громче раздаются голоса о том, что, не поддержав американо-английскую агрессию против Ирака, Россия совершила ошибку, полагая, что независимо ни от чего надо присоединяться к тем, кто наверняка окажется победителем. Можно не сомневаться, что оппозиция такой политике будет нарастать. Например, сейчас третируют Францию за отказ от поддержки войны с Ираком.

На современном этапе у России и США есть две области, которые объективно предопределяют потенциальную необходимость тесного сотрудничества и партнерства безопасность и энергетические ресурсы. В целом в интересах международного сообщества необходимо возрождать и укреплять роль ООН, уважать провозглашенные ею принципы. ООН — не абстрактная международная организация. Она состоит из конкретных стран, и именно от них и прежде всего от политики постоянных членов Совета безопасности зависит, какую роль данная организация будет играть в жизни международного сообщества. Тогда и Россия, и Франция и Китай смогут полнее участвовать в борьбе с терроризмом, в миротворческих операциях и других акциях по обеспечению международной безопасности.

Таким образом, военную акцию против Ирака следует рассматривать, с одной стороны, как наиболее четкое за последние годы проявление военно-политического курса США, выражающееся в силовом с нарушением всех норм международного права подчинении «взбунтовавшегося» регионального центра силы, так и в качестве одного из начальных шагов на пути обеспечения безусловной гегемонии Вашингтона в мире.


Заключение

Эту войну в Ираке, как и все предшествующие, нельзя рассматривать в отрыве от общей тенденции развития военно-политической обстановки в мире, которая резко обозначилась в последние 10--12 лет после крушения Советского Союза. Уход мощной сверхдержавы с политической и экономической арены нарушил силовой баланс в мире, что обострило и проблему эффективности международного права и тех институтов, которые призваны его проводить в жизнь.

Как известно, ООН тоже была создана в результате силового передела мира в годы второй мировой войны, причем в пользу стран антигитлеровской коалиции. В последние годы произошел новый передел мира после "холодной войны". Старые правила уже не отвечают требованиям тех, кто "заказывает музыку". Поэтому огнем, мечом и подкупом претенденты на господство пытаются утвердить такие нормы жизни, которые отвечают исключительно их эгоистическим интересам.

Суровая правда такова, что отсутствие достойного противника, способного сдерживать военную экспансию США и их союзников, создает благоприятные условия для военного авантюризма тех политических сил внутри Америки, которые, с одной стороны, используя служебное положение, стремятся заработать на войне, а с другой - используя право кулака, утвердить господство США в мире.

Сегодня пока нет реальной силы, которая могла бы остановить американскую военную машину, для испытания которой политики этой страны готовы выбрать в качестве полигона практически любую страну мира.

Что касается эффективности военных испытаний, проведенных США и, их союзниками в Ираке, то их результаты воспринимаются неоднозначно. Собственно говоря, полномасштабной проверки военной машины США не было, так как не было организованного военного сопротивления. Авианосцы находились в полной безопасности. Сухопутные группировки не подвергались ударам с воздуха. ПРО и ПВО Ирака бездействовали. Системы управления были подвержены исключительно собственным помехам, что приводило к небоевым потерям. Прежде чем осуществить военную агрессию, США в течение десятка лет ослабляли Ирак в экономическом, политическом и военном отношениях. В результате наблюдалось тотальное давление огромной военной мощи на страну, заблаговременно ослабленную разного рола эмбарго.

В этом, пожалуй, заключается главный урок, который преподнесли США всему миру. Они показали технологию подготовки и ведения современной войны. Варианты ее могут быть различными, но любое государство должно извлечь этот урок для своей безопасности.


Литература

1. Боевые действия в Персидском заливе («Буря в пустыне»)- Минск: ВАРБ, 1998г., Инв. 165/98

2. «Свобода Ирака»: хроника, уроки, выводы. Сборник статей. Составители: Бучурина Н.И., Демидова А.К. и др. УО ВАРБ, 2003г.

3. Операция «Свобода Ирака» (20 марта – 11 апреля 2003г.) Под редакцией начальника академии генерал-майора Мисурагина И.А. Минск: Издание академии, 2003г.

4. Хроники Иракской войны- 2003 года. Выступления участников расширенного научного совета Академии военных наук Российской Федерации. ГШ ВС РБ, Минск, 2004г.

5. Операция «Свобода Ирака» (подготовка и ход боевых действий). Под руководством начальника НИИ ВС РБ Кендюхова М.Г., МО РБ: Минск, 2003г.

6. Независимое Военное Обозрение №6/1997; 3,38,42/1998; 14,24/1999; 21/2001; 10/ 2003; 45/2004.

7. Бжезинский З., Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы – М. Международные отношения, 2002г.

8. Зарубежное военное обозрение. - 2002 - № 9; 2003 - № 4

9. Слипченко В.И. Войны шестого поколения, Вече, М. 2002г.

10. Политология, методические рекомендации, УО ВАРБ, Минск, 2005г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий