Современные демократические проблемы России

Демократии в России стало меньше. Судьба демократии в России. Проблемы российской демократии на современном этапе. Поражение юной демократии России. Социал-демократия в России - оппозиция "на вырост". Осуществление непосредственного народовластия.

Работа на тему:

Современные демократические проблемы России

План

План. 2

Введение. 3

1. Демократии в России стало меньше. 6

2. Судьба демократии в России.. 7

3. Проблемы российской демократии на современном этапе. 11

3.1. Поражение юной демократии России.. 15

3.2.Социал-демократия в России – оппозиция "на вырост". 17

Заключение. 19

Список литературы.. 21

Введение

Одной из первостепенных задач, которые в настоящее время стоят перед Россией, является выбор оптимального механизма власти, позволяющего наиболее полно учитывать интересы граждан и обеспечивающего подлинное народовластие. По Конституции России именно народ является носителем суверенитета и единственным источником власти. Народ осуществляет свою власть как непосредственно, так и через органы государственной власти, органы местного самоуправления. Соответственно различаются непосредственная и представительная демократия. Представительная демократия основывается на ряде принципов: во-первых, высшие органы государства формируются исходя из воли народа, определяемой результатами всеобщих выборов; во-вторых, предполагается, что решение наиважнейших вопросов государственной жизни отнесено к компетенции представительных органов власти; в-третьих, представительная демократия исходит из равного доступа граждан к государственной службе.

Таким образом, представительную демократию можно определить как форму организации участия народа в осуществлении государственной власти, то есть определенного общественного отношения, состоящего в политическом руководстве обществом через представительные органы власти.

Существует достаточно много взглядов по поводу приемлемости именно представительной демократии. Так, Ш. Монтескье считал, что народ непригоден для решения важнейших государственных дел.[1] Именно избираемые представители способны с наилучшим результатом обсуждать государственные вопросы. Безусловно, Монтескье был приверженцем народного представительства. Он полагал, что представительное собрание "следует избирать не для того, чтобы оно выносило какие-нибудь активные решения - задача, которую оно не в состоянии хорошо выполнить, - но для того, чтобы создавать законы или наблюдать за тем, хорошо ли соблюдаются законы, которые уже им созданы...".

Напротив, Ж.Ж. Руссо, по сути, отрицал представительную форму правления. Он придерживался точки зрения, что депутаты не могут быть представителями народа, они лишь уполномоченные, комиссары, которые просто не имеют права что-либо окончательно решать. Соответственно, закон не может становиться таковым, пока непосредственно народ не утвердит его. Тем не менее, саму идею существования определенного органа, избранного народом, Руссо не отвергал.[2]

Не отвергали идею создания представительного органа и марксисты. Полновластие представительных органов ими мыслилось как проявление полновластия народа. В этой связи представительные органы, по их мнению, не должны являться полновластными субъектами, так как их права всегда ограничены самими избирателями. Основоположники марксизма особо подчеркивали необходимость соединения законодательной деятельности и функции исполнения законов в одном органе - в выборном представительном учреждении. В этом - концентрации всей реальной власти у исполнительных органов - они видели единственную практическую возможность, чтобы уйти от традиционных недостатков парламентаризма и, прежде всего, избежать превращения представительных органов в "собрания пустых разговоров".

Конечно же, нельзя отрицать, что у представительной демократии есть свои негативные стороны: не всегда оперативен процесс создания законов, существуют сложности в соединении интересов различных социальных слоев и групп, не всегда квалификация депутатов (представителей народа) позволяет создавать качественные законы. Однако об отказе от представительной демократии не может быть и речи. Именно представительные органы (парламенты) при соответствующих политико-экономических и социальных условиях способны с высокой степенью точности выражать мнение и волю больших масс людей, крупных социальных общностей, уравновешивать и сдерживать исполнительную власть. В представительном органе призваны разрешаться и социальные конфликты, возникающие на базе столкновения разных социальных интересов - в этом условие стабильности общества. Можно согласиться с утверждением, что представительная система - это замечательное открытие в области управления делами общества.

В настоящее время практически в каждой стране функционирует свое представительное учреждение. И Россия - не исключение. В связи с этим хотелось бы остановиться на вопросах становления демократии в нашей стране, проанализировать состояние этого вопроса в современных условиях развития российского общества, рассмотреть проблемы демократии в России и ее перспективы развития, если таковы есть.

1. Демократии в России стало меньше

На прошедших выборах правящий режим получил те результаты, которые были запланированы, - 71% так называемой всенародной поддержки президента, что на 18% превышает показатель 2000 года.[3] Однако достигнутый результат обеспечен не авторитетом президента и не поддержкой его практической деятельности, а путем использования административного, информационного, властного и огромного финансового ресурсов. Все эти манипуляции и, прежде всего, уход президента от прямого разговора с оппонентами свидетельствуют о том, что сказать ему нечего. Все его аргументы заключаются в мощном пиаре, подмене понятий, подтасовке фактов, а главное - в дружной поддержке со стороны капитала. Сила президента - в деньгах, а не в правде.

При всем огромном давлении на массы электората политтехнологи президента так и не смогли обеспечить желаемого - поддержки более 50% всех избирателей России. Средняя явка по стране составила 64%. Таким образом, граждане России - 36% неявившихся и 29% проголосовавших против президента, показали свое понимание того, что разыгрывается фарс. Действительный рейтинг идей партии власти и ее гаранта Путина объективнее всего отражает результат кандидата Миронова (менее 1%), который не имел доступа к административному ресурсу и в своей пропагандистской кампании делал упор именно на необходимость продолжения курса реформ.

Нежелание российских граждан участвовать в спектакле с заранее известным результатом подтвердило правильность призыва левых сил к созданию общего фронта для бойкота этого фарса. К сожалению, в очередной раз эту тактику не поддержало руководство КПРФ, практически выполнив нужную режиму роль в обеспечении видимости демократичности и соперничества на публичной политической арене.

Таким образом, Путин обеспечил свой запланированный результат (71%) - на 18 больше, чем было. Но это свидетельствует только о том, что ровно настолько же в России стало меньше общедемократических свобод, ровно настолько политическая система России продвинулась к модели полицейского государства. А большинство народа, как бы ни хотелось Путину и его команде, этот курс не поддерживает.

2. Судьба демократии в России

Страдавший чрезмерным теоретическим упрощенчеством Ленин попытался, было помечтать в написанном летом 1917 г. сочинении «Государство и революция» о наступлении времени, когда «все будут участвовать в управлении государством». Но уже вскоре после прихода к власти он убедился в полной несостоятельности таких мечтаний, вынужденный начать абсолютно безнадежную борьбу с возникшей вместо всенародного самоуправления махровой бюрократией.

В реальной действительности то, что именуется демократией, представляет собой борьбу мнений, идей и концепций о конкретных способах обеспечения общественно-политического развития. Все эти разнообразные мнения выражают как отдельные люди, так чаще всего отдельные их группы и организации.[4]

Такая борьба ведется при любых общественных формациях, в том числе и при диктаторских режимах, когда, по выражению У.Черчилля, она принимает вид «грызни бульдогов под ковром». Ее ведут различные группировки во властных структурах и зачастую физически уничтожают соперников, что считается делом вполне обыденным.

При открытой или, если так можно выразиться, реальной демократии гибель настигает участников такой борьбы очень редко (как это случилось, например, с президентом США Дж.Кеннеди), и всегда является политической сенсацией .[5]

При демократии имеются наилучшие возможности решения проблем, стоящих перед отдельными гражданами и перед их коллективами, а, следовательно, и перед обществом в целом. Общество, как и вся природа, частью которой оно является, чрезвычайно многообразно, число проблем, с которыми сталкиваются люди в их повседневной жизни, громадно. Характер этих проблем отличается огромным разнообразием, сложности и противоречивостью, и постоянно в той или степени меняется.

А вот возможности людей ограничены, причем в гораздо большей степени, чем это принято считать. Мы не можем постичь полностью всей сложностей природы и общества, частью которой оно является.

Естественно, такие ограниченные возможности имеются и у представителей властных структур. “Ни человек, ни организация, направляющие действия других людей, не могут вместить в своем сознании того бесчисленного множества фактов, которые определяют конкретное содержание человеческой деятельности”- указывал один из классиков либерализма Фридрих Август Хайек.

Возможности такого постижения значительно увеличиваются в условиях демократии. В ходе политической борьбы, т.е. в атмосфере постоянных, никогда не стихающих дискуссий отдельно взятые люди, имеющие собственные ограниченные представления о состоянии общества, могут приобрести иные представления о нем, имеющиеся у других людей.

В результате в обществе под влиянием демократии в очень сильной степени возрастает мощь, если можно так выразиться, коллективного разума, состоящего из множества индивидуальных разумов, способного решать очень большое количество социально-экономических проблем. Чем больше в обществе политических свобод, тем вы степень эффективности их решения.

Однако и в условиях демократии решить все проблемы и преодолеть все трудности, с которыми сталкиваются люди, невозможно в силу, как указывалось выше, ограниченности их возможностей. Но для широких масс населения характерно желание избавиться от всех этих трудностей раз и навсегда, и поэтому они очень часто отвергают демократию как раз в силу невозможности это сделать. И надеются на т.н. «сильную власть», которая в большинстве случаев именно это и обещает. Все режимы, обладающие в той или иной степени диктаторскими замашками, либо выдвигают такое обещание, либо возбуждают массовые надежды на это. Разумеется, все это обусловлено массовыми иллюзиями, которые имеют обыкновение сохраняться долго, даже на протяжении столетий, как это было в России, где широкие массы населения верили в способность сначала царей, а потом генеральных секретарей обеспечить им избавление от своих жизненных тягот. Для одних такая вера основывалась на подсознательном представлении о царях и вождях, как о замечательных людях, а другие полагали, что их воля и необыкновенные интеллектуальные способности обеспечат прогресс России во всех областях.

Но при диктаторских формах правления степень решения общественных проблем как раз резко понижается в силу ограниченных возможностей правителей и резкого снижения эффективности «коллективного разума». В результате общественный прогресс резко замедляется и, в конце концов, сменяется упадком.

Это происходит, в частности, при отсутствии периодической смены у власти различных правящих группировок. Люди, принадлежащие к какой-либо одной группировке, имеющей при диктаторском режиме власть на протяжении очень длительного времени, в силу особенностей человеческой психики приобретают чрезмерную самоуверенность и гордыню и, соответственно, утрачивают здравый смысл. Следствием этого всегда являются различные экономические, политические и военные авантюры и злоупотребления.

«Подлинная ценность демократии состоит в том, что она должна защищать нас от злоупотреблений властью. Демократическая система позволяет нам избавиться от одного правительства и выбрать себе другое, которое, как мы надеемся, будет лучше» – подчеркивает Хайек.

Даже в условиях ограниченной демократии повышается способность власти на прогрессивные общественные преобразования. Земельная реформа П.Столыпина оказалась бы невозможной без развернувшихся в конце Х1Х в. острых общественных дискуссий о судьбе сельской общины и путях развития сельского хозяйства. Результатом этой реформы было значительное увеличение производства продовольствия. Объем производства зерна в 1909-1913 гг. на 28 % превышал соответствующий показатель в США, Аргентине и Канаде вместе взятых.

Введенный Лениным НЭП, ожививший экономику после ее грандиозного развала, вызванного «военным коммунизмом», сохранялся лишь до тех пор, пока в компартии существовала внутренняя демократия при наличии ожесточенных дебатов, в частности, на партийных съездах, по различным экономическим проблемам. Но когда Сталин ликвидировал эту демократию в конце 20-х годов, НЭП был ликвидирован, после чего на Украине начался голод, за которым последовали чудовищные политические репрессии.

Прекращение репрессий после смерти тирана в 1953 г. дало возможность Хрущеву ослабить убийственный бюрократический нажим на сельских производителей, в частности снизить налоги и расширить систему материального поощрения. В итоге в 1953-1959 гг. заготовки мяса в общественном аграрном секторе выросли на 162 %, зерна – на 189 и молока – на 205 %.[6]

Наконец, введение демократии М.Горбачевым позволило, в конце концов, России выползти из пропасти экономического кризиса, которым закончилось правление коммунистического режима.

Однако демократия в России была либо ограниченной, либо продолжалась недолго (февраль-октябрь 1917 г., 1987-2000 гг.). В конце концов, власть царей и генсеков признавалась незыблемой, что приводило к злоупотреблениям и авантюрам. Николай 11 ввязался в первую мировую войну, что привело к полному развалу экономики и гибели императора. Внутренние и внешние авантюры сталинского режима вызвали грандиозные людские потери, как в мирное время, так и в войне с нацистской Германией. Начавший было разумную политику в области сельского хозяйства Хрущев свалился в новые авантюры, вроде выращивания кукурузы за Полярным кругом и неистовой экономической погони за Соединенными Штатами, что кончилось сокращением производства продовольствия. А развернутая брежневским режимом гигантская и совершенно бессмысленная гонка вооружений в огромной степени привела к краху советской экономики.

Возникшая у нас сейчас т.н. «управляемая демократия», понятно, замедлила решение общественных проблем. Война в Чечне и сопутствующие ей террористические акты не прекращаются, малый и средний бизнес задавлен бюрократией, уровень жизни большинства населения остается удручающе низким, а коррупция не обнаруживает ни малейших признаков ослабления. А у большинства населения упорно сохраняется надежда на доброго и справедливого правителя – президента Путина. Российское общество в целом вновь совершает прежнюю ошибку, либо отвергая демократию, либо относясь к ней равнодушно. Негативные последствия этой ошибки неизбежно будут накапливаться.

3. Проблемы российской демократии на современном этапе

Уже почти пятнадцать лет минуло после краха тоталитарного режима в России. Внутри этого периода можно наметить несколько этапов. Первый этап, между 1989 и 1991 годами, был временем протодемократии, опиравшейся в основном на протестные настроения; эта демократическая волна и смыла коммунистический режим.[7] Но та же революционная волна в значительной степени породила в стране и обстановку хаоса, что создавало понятное стремление власти преодолеть его, добиться политической стабилизации. Между рыночными реформами и демократией, которая еще сохраняла многие советские черты, возникла определенное противоречие, которое разрешилось в 1991 году государственным переворотом. Здесь присутствуют видные юристы, которые, думаю, согласятся, что тогда имело место нарушение Конституции, а стало быть, мы можем квалифицировать это событие именно так.

Потом случилась попытка второго государственного переворота. Она была более опасна, – по той причине, что поступок рождает привычку, привычка рождает характер. Россия имела шанс попасть в разряд стран, где перевороты являются политической обыденностью. Этого не произошло. Мы получили режим «управляемой демократии». Не будем сейчас останавливаться на вопросе, как датировать начало этого явления, не будем и сравнивать его с советской демократией или какой-либо другой. Отметим лишь, что определенной спецификой оно обладает. Худо-бедно под флагом управляемой демократии была обеспечена победа Бориса Ельцина в 1996 году, затем победа умеренных или правоцентристских сил на парламентских выборах 1999 года и победа Владимира Путина на выборах 2000 года.

Далее мы вошли в полосу стабилизации, в ходе которой демократические права и свободы шаг за шагом ущемлялись. Режим «управляемой демократии» постоянно скользил в одну и ту же сторону, что демонстрировало его неустойчивость. Я полагаю, что эта конструкция вообще неустойчива, что рано или поздно она начинает стремиться к более стабильным формам. Такой формой может стать либо реальная демократия со всеми работающими институтами, пусть и с определенной российской спецификой, либо авторитарно-бюрократический режим, который уже не будет никак ограничен со стороны законов и Конституции, и провозглашаемая «диктатура закона» станет для власти необязательной.

Опасность второго варианта развития событий становится все сильнее. Не хочется думать, что все уже предрешено. У нас еще есть множество возможностей, однако они отнюдь не увеличиваются. Поэтому вопрос о защите демократических прав и свобод приобретает в настоящее время особое значение. Дело даже не в том, что нам хочется жить в демократической стране. Дело в том, что нам хочется жить в стране под названием Россия, а ее будущее зависит от того, станет ли она реально демократической или нет. Мы уже не раз убеждались на нашем печальном, к сожалению, опыте, что никакие авторитарные режимы Россию и ее народ к процветанию не приводят.

Вопрос сегодня заключается в том, сможем ли мы мобилизовать общественное мнение.[8] Поэтому дискуссии по проблемам защиты и развития демократических институтов, дискуссии, проводимые не с подачи властей, а, напротив, с целью установить демократический контроль над властью, представляются мне чрезвычайно важными.

Попытаемся сопоставить между собой разные периоды российской государственности, начиная с 1905 года, по степени демократичности. Для своего анализа воспользуемся критериями американского политолога Роберта Даля. Он выделяет шесть ключевых признаков демократии: выборы должностных лиц; свободные, честные, частые выборы; свобода выражения граждан; доступ к альтернативным источникам информации; автономия ассоциаций граждан; всеобщие гражданские права. По этим признакам, по десятибалльной шкале, были протестированы периоды Конституционной монархии (1906-1916 гг.), февральского режима (1917г.), советского режима (1918-1990 гг.), демократизации (1990-1999 гг.) и путинского режима (2000-2003 гг.).

Таблица №1

Индекс демократизации России(10-бальная система)
Ключевые институты демократии Конституционная монархия
(1906-1916 гг.)
Февральский режим
(1917 г.)
Советский режим(1918-1990) Демократи-зация (1990-1999 гг.) Путинский режим(2000-2003 гг.)
1. Выборы должностных лиц 0 6 0 8 8
2. Свободные, честные, частые выборы 2 2 0 6 3
3. Свобода выражения граждан 4 6 0 6 4
4. Альтернативные источники информации 6 8 0 8 4
5. Автономия ассоциаций 4 8 0 8 6
6. Всеобщие гражданские права 3 6 0 5 4
ИТОГО: 19 36 0 41 29

Что же получается? Демократизацию до 1917 года можно суммарно оценить в 19 баллов, февральский режим – в 36 баллов (это был наиболее демократический режим дореволюционной поры), советский – в 0 баллов, потому что в том тоталитарном государстве ни одного из этих шести институтов не было, демократизацию 1990-х годов – в 41 балл, но за последние четыре года Россия упала до 29 баллов, откатившись в сторону авторитаризма дальше того режима, что был установлен Временным правительством в 1917 году. Этот откат фиксируется и многими зарубежными наблюдателями и организациями, например, «Transparency International».

Итак, куда же мы шли и куда пришли? Состоявшейся демократии в России никогда не было. Было три попытки демократизации. Первая кончилась падением монархии. Вторая кончилась в 1917 году наступлением советского тоталитарного режима. Сегодня, после третьей попытки, Россия - страна угасающей демократизации.

В чем же мы больше всего потеряли за последние годы? Выборы стали менее свободными, менее честными, правда, пока не менее частыми, хотя об этом тоже идет речь. Мы существенно потеряли в свободе выражения мнений. К нам вернулся страх и люди начали бояться высказывать свою точку зрения не только в Москве, но и в регионах. Замечательную вещь сказал президент Татарстана Минтимер Шаймиев, когда Путин стал строить свою «вертикаль власти» весной 2000 года. Во время телемоста с Казанью его спросили, как он оценивает действия президент, и Шаймиев ответил: «Очень хорошо оцениваю, мы давно это сделали в Татарстане. Пора сделать это и в России».[9] Мне кажется, точнее не скажешь.

Не в полной мере совершенна и избирательная система, применяемая при формировании Государственной Думы. В настоящее время половина депутатов Думы избирается по мажоритарной системе относительного большинства (становится депутатом тот кандидат, который набирает простое большинство относительно других кандидатов - часто бывает, что против данного кандидата голосует значительное большинство избирателей). Другая половина депутатов избирается по пропорциональной избирательной системе (голосование происходит за партийные списки, к тому же избирательные объединения, не набравшие 5% минимума голосов, исключаются из распределения депутатских мандатов). Последние выборы в Государственную Думу показали, что в совокупности избирательные объединения, не набравшие 5% голосов, получили 49% голосов. Практически мнение 49% избирателей не было учтено в ходе выборов - этим принижается значимость парламента как представительного органа всего населения страны. Все это говорит о необходимости изменения избирательного закона. Нужно либо отказаться от избрания половины депутатов Государственной Думы по пропорциональной избирательной системе, либо значительно снизить ограничительный барьер для мелких партий - следует учитывать, что партийная система в России еще не сформировалась; практически отсутствуют крупные политические объединения, пользующиеся поддержкой значительного числа населения. Мажоритарную систему относительного большинства лучше заменить на мажоритарную систему абсолютного большинства - это несколько усложнит избирательный процесс, произойдет его удорожание, однако позволит более полно отразить мнение избирателей, повысить профессионализм Парламента.

Все это лишь некоторые проблемы, связанные с процессом становления представительной демократии в современной России. Сейчас мы имеем возможность наблюдать трансформацию данного института, попытаться направить этот процесс в нужную сторону. Безусловно, у представительной демократии в нашей стране есть будущее, так как ни у кого не вызывает сомнений, что она - необходимый элемент любого общества.

3.1. Поражение юной демократии России

Во-первых, власть постепенно отчуждалась от народа и вскоре стала для него чужой, т.е. произошло как бы зеркальное отображение по отношению к коммунистам, ранее стоящим у власти. Создалась ситуация, что те, кто искренне боролся за демократию и реформы, оказались обманутыми заложниками президентской команды. Народ же не сумел разобраться, что власть партноменклатуры просто сменилась псевдодемократической номенклатурой, что чиновники остались те же самые, просто пересели из кресел секретарей в кресла глав администрации, а небольшая группа подлинных демократов – реформаторов, людей с честью и совестью, не в силах оказалась радикально влиять на ситуацию. В свое время Наполеон любил повторять фразу: "Революцию задумывают герои, делают дураки, а плодами пользуются сволочи". Естественно, менял политическую и экономическую структуру в государстве, невозможно сразу все получить: и свободу, и изобилие товаров и нормальные цены. Такого в истории не бывает. Силы же реакции делали все для того, чтобы реформы захлебнулись и поэтому они, помогая развалу экономики, усилению коррупции и преступности, решили руками возмущенного и нетерпеливого народа сбросить ненавистное, демократическое правительство и установить снова коммунистический режим. И народ клюнул на этот обман. Таким образом, реформаторы, не сумев сочетать политику финансового оздоровления с необходимой социальной защитой основной массы населения, личной безопасности людей, защитой сельского хозяйства и промышленности, науки и культуры, получили в этом одну из главных причин своего поражения на выборах. Итак, "демократическое" правительство сознательно своими неумелыми мерами в экономике создало базу для Жириновского и ему подобных.

Во–вторых, Российский народ оказался не подготовлен к цивилизованному образу жизни, т.к. преступный коммунистический режим превратил его в биороботов. Поэтому он безошибочно выбирает всегда наихудший вариант. У нас зло – закономерность, а добро – исключение. Такой народ, конечно, будет голосовать за Зюганова, Невзорова, Стародубцева, Лукьянова, Жириновского и пр. Реформы ведь требуют напряжения, умение крутиться и развиваться, чтобы в конечном итоге получить культуру, обеспеченность, повышение интеллектуального уровня, но Россия выбрала нищету и уничтожение знаний и культуры. Неужели в 1993 г. россияне не могли знать, какие блага сулят им коммунисты и фашисты? Неужели им не надоело за 75 лет слушать коммунистический бред? Ведь по щучьему велению сразу ничего не бывает и придется еще долго выкарабкиваться из коммунистического омута. Выбирая Жириновского, народ выбрал войну, а не сказочки о прекрасной жизни. В основном к избирательным урнам пришло пожилое поколение, которое вместо рая получит трупы своих детей и внуков в цинковых гробах после обещанных Жириновским "победоносных" захватнических походов на Юг, Запад и Восток. Один уже в 1933 г. выполнил свои обещания. Надо же все-таки знать свою и чужую историю. Я напомню всем слова Гегеля: "Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно урокам, которые из нее можно было извлечь".

О чем думала молодежь? Она равнодушна к своей судьбе. Оказывается, свою судьбу она передоверила своим дедушкам и бабушкам, которые своим голосованием уготовили им войны, нищету и очередной большевистский обман.

В–третьих, юная демократия, получив свободу, породила множество политических лидеров, часть из которых заразилась вождизмом и оказалась неспособной объединить все реформаторские партии и движения.

В–четвертых, во время выборной кампании было произведено множество подтасовок и фальсификаций.

Таковы причины поражения юной демократии в России.[10]

До каких же пор наш народ будет находиться в таком оглупленном состоянии? Ведь умные люди учатся на ошибках чужих, а дураки – на своих. Теперь вся пресса трубит, что господа политики демократического толка доигрались. А что поделаешь, ведь наши интеллектуалы по большой части задним умом крепки. Наивные люди! – не учатся ничему и никогда!

Но свободные люди, к сожалению которых в нашем обществе мало, не продают свободу и свое человеческое достоинство за кусок дешевой колбасы и бутылку водки, а предпочитают борьбу сожительству красно–коричневому большинству. У нас нет больше времени на раскачку и права на ошибки. У нас остался последний шанс объединиться во имя спасения России.

3.2.Социал-демократия в России – оппозиция "на вырост"

Политическое поле социал-демократии уже долгое время и в основном безуспешно разрабатывается многими отечественными политиками от М. Горбачева до С. Глазьева.

Представляется, что главная причина относительной непопулярности названного политического вектора в современной России - его несвоевременность.

Основная масса населения и особенно его электорально активная часть – пенсионеры и люди предпенсионного возраста – не воспринимают идеи социально-ориентированного общества «по-европейски». Им более импонируют либо державная платформа президента с надеждой на скорое улучшение условий жизни, либо классические протестные настроения, которые традиционно аккумулируют коммунисты.

Вторая причина – слабая идеологическая и программная база всех прошлых и нынешних политических объединений социал-демократического толка.

Вместе с тем, для России, ориентированной в большей степени на западную модель развития, социал-демократия как форма политического самовыражения умеренного большинства представляется весьма перспективной в ближайшем будущем. Это направление катализируется одновременно с нарастанием предпенсионной политизации поколений среднего возраста, которым так и не удастся стать полноценным средним классом европейского типа. Неполная удовлетворенность жизненным итогом потребует идейной сатисфакции – но не агрессивно-деструктивной, а адекватной относительному личному благополучию. Иными словами, Россия сегодня еще недостаточно зажиточна для социал-демократии, но полное прекращение стачек очевидный признак положительной динамики.

В настоящее время, после полного идеологического краха и выборной «зачистки» правой оппозиции (СПС и «Яблоко»), на российском политическом поле остался всего один дееспособный конкурент власти – КПРФ. Такая ситуация явно не выгодна Кремлю.

Отсутствие полноценного политического спектра не способствует укреплению имиджа России как демократического государства в глазах мирового сообщества, со всеми вытекающими последствиями. Несмотря на державные заявления власти, сегодняшняя Россия – не СССР, а во многом уже компрадорская страна. Государственная элита во многом зависит от западных финансово-промышленных кругов. Поэтому в ближайшее время наверняка будет сделана попытка искусственно реанимировать правых и модернизировать левых, под негласным патронажем Кремля.

В тактическом плане – во время избирательных кампаний - Кремль уже использует социал-демократические идеи как способ «растаскивания» коммунистического электората (например, Глазьев). Однако, быстрое старение «непримиримых» понуждает власть форсировать организацию управляемой левой оппозиции нового типа.

Конечная цель российского истеблишмента – создание полностью подконтрольного политического спектра от правых до левых, сохраняя иллюзии самостоятельности политических объединений оппозиции.

Заключение

Сегодня российский народ не имеет возможности реализовать принадлежащее ему по Конституции право на осуществление непосредственного народовластия. Российская демократия выживет только в том случае, если к оставшимся островкам народовластия, парламентским и президентским выборам, мы сможем добавить пакет конституционных законов, которые подкрепят представительную демократию непосредственными формами осуществления народовластия. Пока что бюрократия не дает возможности развиться этим институтам.

В новой редакции Закона об общих принципах организации местного самоуправления плутовство нашей бюрократии дошло до настоящего совершенства

До сих пор не возможно найти в Конституции место, где описаны федеральные округа, а представители президента представлены как органы государственной власти. Фактически уже несколько лет вопреки Конституции мы закрепляем такую систему органов власти, которая ориентирована не на осуществление народовластия и построение гражданского общества, а исключительно на выстраивание «властной вертикали». Только этим объясняется фактическое упразднение верхней палаты парламента, полное подчинение президенту Государственной думы, правительства, всей экономической и политической жизни страны. Это означает абсолютную монополизацию власти.

Поэтому обществу и государству необходим пакет новых законов, базирующихся на положениях действующей Конституции.[11] Прежде всего, речь идет о Законе, о Федеральном Собрании – парламенте как представительном и законодательном органе власти в России. Наша страна достойна иметь сильный парламент, который будет наделен соответствующими полномочиями, в том числе правом парламентских расследований. В последние четыре года Дума исправно штамповала законы, поступающие из структур президентской власти и абсолютно не связанные с нуждами избирателей всей страны. Но ведь нет ничего плохого, когда депутаты пишут свои законы, хотя в свое время это достаточно сильно критиковалось. Скорее катастрофа в том, что если министерство не поставило свою закорючку на том или ином проекте закона, он не может выйти из правительства. Это пример сверхбюрократизации законотворческого процесса. России нужны альтернативные законопроекты, подобные проекту Владимира Рыжкова о гарантиях многопартийности в Российской Федерации, который поддержали демократические фракции. С бюрократией можно и нужно бороться, но бороться профессионально, а не уговорами. Поэтому следует принять конституционный закон о гарантиях народовластия в Российской Федерации, предусматривающий меры публично-правовой ответственности всех ветвей власти за осуществление своих полномочий и вмешательство в компетенцию друг друга. Именно такой закон мог бы гарантировать принадлежность власти народу Российской Федерации. Без этого механизм разделения властей как не работал, так и не будет работать. Пока исполнительная власть сама и пишет законы, и контролирует их исполнение, мы будем иметь монополию, как в политике, так и в экономике.

Список литературы

1. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955.

2. Руссо Ж. - Ж. Трактаты. М.: Наука, 1969.
3. Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практики советской и современной российской государственности.// Разделение властей: история и современность. М., 1996.
4. Глушко Е.К. О парламентаризме в дореволюционной России// Разделение властей и парламентаризм. М., 1992.
5. Глушко Е.А. О парламентаризме в современной России//Разделение властей и парламентаризм, М., 1992.
6. Полякова Ю., Что такое Учредительное Собрание или почему парламентаризм в России не пустил корни // Российские вести, 1993. Конституция РФ, М., 1992.
6. Скуратов Ю.И. Парламент и Президент в Российской Федерации //Конституционный строй, М.,1999.

7. Демократия в России и Европе: филос. измерение: Материалы Междунар. конф. "Философские проблемы демократического общества" / Под ред. В.Н. 8. Брюшинкина. - Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2003.

8. Харитонова О.Г. Генезис демократии.//ПОЛИС, 1996 - №5.

9. Цыганков А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм.// СПЖ, 1997 - №1.


[1] Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С 293.

[2] Руссо Ж. - Ж. Трактаты. М.: Наука, 1969. С. 222.

[3] Демократия в России и Европе: филос. измерение: Материалы Междунар. конф. "Философские проблемы демократического общества" / Под ред. В.Н. 8. Брюшинкина. - Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2003. - 231 с.

[4] Харитонова О.Г. Генезис демократии.//ПОЛИС, 1996 - №5.

[5] Цыганков А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм.// СПЖ, 1997 - №1.

[6] Демократия в России и Европе: филос. измерение: Материалы Междунар. конф. "Философские проблемы демократического общества" / Под ред. В.Н. 8. Брюшинкина. - Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2003. – 167-168 с.

[7] Глушко Е.А. О парламентаризме в современной России//Разделение властей и парламентаризм, М., 1992. С. 94.

[8] Бережнов А.Г. Принцип разделения властей в контексте теории и практики советской и современной российской государственности.// Разделение властей: история и современность. М., 2001. С. 315.

[9] Глушко Е.А. О парламентаризме в современной России//Разделение властей и парламентаризм, М., 2002. С. 94.

[10] Скуратов Ю.И. Парламент и Президент в Российской Федерации //Конституционный строй, М.,1999. С. 75.

[11] Демократия в России и Европе: филос. измерение: Материалы Междунар. конф. "Философские проблемы демократического общества" / Под ред. В.Н. 8. Брюшинкина. - Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2003. - 243 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ