регистрация / вход

Теория власти Макиавелли

Политическая философия Никколо Макиавелли. Удержание власти, подлинное соотношение целей и средств по Макиавелли. Кодекс поведения и действий нового государя, руководство по созданию сильного централизованного государства в работе Макиавелли "Государь".

Введение

Никколо Макиавелли (1469-1526) - один из выдающихся итальянских философов. Он родился во Флоренции во второй половине 15 века - во времена позднего возрождения. В нём удивительным образом сочетались политик и писатель, человек действия и мыслитель, практик и теоретик. Себя он не без гордости считал одним из одарённых политической мудростью.

Как политический мыслитель Макиавелли произвел подлинный переворот в устоявшейся традиции, освободив политику от пут теологии и поставив ее на реальную основу - изучение самой действительности. Макиавелли видел в политике науку и искусство, умение глубоко анализировать реальную ситуацию, теоретически осмыслить ее и найти правильное решение, искусную тактику для воплощения теории в практику.

Особенно четко реализм его политической мысли виден в работе «Государь», имевшем целью дать руководство по созданию сильного централизованного государства, способного противостоять внешним и внутренним врагам. Макиавелли.

Значение Макиавелли следует видеть не только в том, что он учил установлению новой власти, созданию нового государства, но не в меньшей мере и том, что он учил сохранению уже существующего крепкого государства.

По существу, Макиавелли излагает своеобразный кодекс поведения и действий нового государя, его так сказать, стратегию и тактику по осуществлению властных полномочий.


1. Основа власти

По мнению, М.Ю Алексеева одно из главных учений Макиавелли заключается в том, что он показал некоторые черты природы власти. А именно: власть - это сфера, где игра идет без каких-либо правил. То есть главное правило поведения в сфере власти - это то, что никаких правил не существует.

И, слава Богу, что есть люди, действующие вне этих правил, связанные с деятельностью в других сферах человеческого бытия, а именно в духовной, где иные законы поведения. – М.Ю. Алексеев

Должен ли государь твёрдо держать своё слово? Макиавелли пишет следующее: «Мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца…» Вообще с врагом можно бороться законами, а можно силой. Законами обычно борется человек, а силой - зверь, но первого зачастую не достаточно, чтобы победить врага, поэтому нужно прибегнуть к силе. Государь должен усвоить то, что заключено в природе и человека, и зверя, а из всех зверей нужно уподобиться двум: лисе и льву (лиса боится волков, а лев - капканов). «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание». За великолепной или добронравной внешностью очень часто кроется звериная суть, это не случайность, а закономерность положения государя, который становится вне общества и вне закона, когда человеческого образа действий – «сражаться с помощью законов», становится недостаточно.

Государь может и даже должен обладать лисьей натурой, но он должен уметь её прикрывать. Лицемерие - отнюдь не порок для государя. «Обманывающий всегда найдёт того, кто даст себя одурачить». В глазах людей надо являться сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым – и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо.

Каким же должно быть подлинное соотношение целей и средств по Макиавелли? Их взаимоотношения не могут не быть противоречивыми, ведь, как мы уже знаем, из зла возникает добро, из добра зло, и люди, в конечном счёте бессильны перед лицом времени изменить этот закон, хотя их деятельность и направлена на это. Не все цели достигаются, и не все достижения соответствуют целям. Макиавелли говорит, что главное, чтобы государи старались сохранить власть и одержать победу. Какие бы средства для этого ни употребить, их всегда сочтут достойными и одобрят.

Государь должен следить за тем, чтобы не совершить ничего, что могло бы вызвать ненависть или презрение подданных. "Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных».

Основой власти во всех государствах служат хорошие законы и хорошее войско. Но тут же он делает оговорку о том, что хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и где есть хорошее войско, там хороши и законы. Военное дело – единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого. "Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рождён государём, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным".

Обладание властью связано прежде всего с получением богатства и привилегий. Свойство стремиться к власти не зависит от личных достоинств или недостатков. Оно действует наподобие объективного закона, не зависящего от воли и сознания людей. Успех в продвижении к вершинам власти обусловлен не столько интенсивностью ориентации на власть, сколько наличными средствами. Правитель, желающий добиться успеха в своих начинаниях, должен сообразовывать свои действия с законами необходимости, иначе говоря, судьбы, а также с образом поведения подчиненных. Сила бывает на его стороне тогда, когда он учитывает психологию людей, знает особенности их образа мыслей, нравственные принципы, достоинства и недостатки.

Со страхом, так же как и с жестокостью, нужно «не перегнуть палку», так как государь может превратиться в глазах подданных (и стать таковым на самом деле) в тирана. Макиавелли пишет, что многие правители начинают ценить власть как таковую и превращаются в тиранов. А тиранам оправданья нет. Макиавелли противник тирании. Тираническая власть действует развращающим образом на самих правителей и на народ.

2. Способы получения власти

Существует ещё два способа сделаться государём. Это случаи, когда частный человек достигает верховной власти «путём преступлений, либо в силу благоволения к нему сограждан». Макиавелли рассматривает эти случаи на примерах один из древности, другой из современной ему жизни. В первом случае «сицилиец Агафокл стал царём Сиракуз, хотя вышел из простого, низкого и презренного звания. Он родился в семье горшечника и вёл жизнь бесчестную, но смолоду отличался такой силой духа и телесной доблестью, что, вступив в войско, постепенно выслужился до претора Сиракуз. Утвердясь в этой должности, он задумал сделаться властителем Сиракуз и таким образом присвоить себе то, что было вверено ему по доброй воле. Он созвал однажды утром Сенат Сиракуз, якобы для решения дел, касающихся республики; и когда все собрались, то солдаты его по условленному знаку перебили всех сенаторов и богатейших людей из народа. После такой расправы Агафокл стал властвовать, не встречая ни малейшего сопротивления со стороны граждан».

Сам Макиавелли не одобряет такие способы. Он пишет, что нельзя назвать доблестью убийство сограждан, предательство, вероломство, жестокость и нечестивость: всем этим можно стяжать власть, но не славу. Во втором случае рассматривается случай, произошедший при папе Александре. «Оливеротто из Фермо, в младенчестве осиротевший, вырос в доме дяди Джованни Фольяни. Ещё в юных летах он вступил в военную службу под началом Паоло Вителли с тем, чтобы, освоившись с военной наукой, занять почётное место в войске. По смерти Паоло он перешёл под начало брата его Вителлоццо и весьма скоро, как человек сообразительный, сильный и храбрый, стал первым лицом в войске. Однако, полагая унизительным подчиняться другим, он задумал овладеть Фермо - с благословения Вителли. В письме к Джованни Фольяни он объявил, что желал бы после многолетнего отсутствия навестить дядю и родные места. Джованни Фольяни позаботился о том, чтобы горожане встретили племянника с почестями. Тот, поселившись в собственном доме, выждал несколько дней и устроил торжественный пир, на который приглосил Джованни Фольяни и всех именитых людей Фермо». После угощений Оливеротто пригласил именитых гостей в отдельную комнату, где из засады выскочили солдаты и перебили всех, кто там находился. После этого Оливеротто верхом промчался через весь город и осадил во дворце высший магистрат; тот из страха повиновался и учредил новое правление, а Оливеротто провозгласил властителем города. «Истребив тех, кто по недовольству мог ему повредить, Оливеротто укрепил свою власть новым военным и гражданским устройством и с той поры не только пребывал в безопасности внутри Фермо, но и стал грозой всех соседей».

Макиавелли отмечает, что жестокость в политике - вещь неоднозначная. «Жестокость жестокости рознь. Жестокость применена хорошо в тех случаях - если позволительно дурное назвать хорошим, - когда её проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней и по возможности обращают на благо подданных; и плохо применена в тех случаях, когда поначалу расправы совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже. Действуя первым способом, можно удержать власть; действуя вторым – невозможно».

«Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало - помалу, что бы их распробовали как можно лучше».

В случае, когда человек делается государём своего отечества не путём злодеяний и беззаконий, а в силу благоволения сограждан. Такого рода единовластие можно назвать гражданским, так как учреждается оно по требованию народа, либо знати в зависимости от того, кому первому представится удобный случай. Но тому, кто приходит к власти с помощью знати, труднее удержать власть, чем тому, кого привёл к власти народ, так как если государь окружён знатью, которая почитает себя ему равной, он не может ни приказывать, ни иметь независимый образ действий. Тот же, кого привёл к власти народ, правит один и вокруг него нет никого или почти никого, кто не желал бы ему повиноваться. Так что если государь пришёл к власти с помощью народа, он не должен угнетать его, тем самым, удерживая его дружбу. Народ надо взять под свою защиту, так как даже в тех случаях, когда государь является ставленником знати. Макиавелли пишет: «… государю надлежит быть в дружбе с народом, иначе в трудное время он будет свергнут».

«…мудрому государю надлежит принять меры к тому, чтобы граждане всегда и при любых обстоятельствах имели потребность в государе и в государстве, - только тогда он сможет положиться на их верность».

3. Удержание власти

Неблагодарность и неизменная склонность людей к плохому должны побуждать властителя к твердым, решительным и даже жестоким методам правления. Не нужно бояться быть строгим и суровым правителем — люди в массе своей уважают силу и трепещут перед ней. А это позволяет удержаться у власти и прочно держать бразды правления в своих руках. Конечно, идеально было бы, говорит Макиавелли, если бы своего правителя люди одновременно и боялись, и любили, но такое сочетание, по его мнению, невозможно. Поэтому умный государь всегда применяет те меры воздействия на своих подданных, которые посчитает нужными в данный момент. И если для удержания власти необходимо применить насилие, то надо его применить, даже если прольется большая кровь.

Так, в главе XVII говорится: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх. Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: пока ты делаешь добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить: ни крови, ни жизни, ни детей, ни имущества, но когда у тебя явится в них нужда, они тотчас от тебя отвернуться. И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности. Ибо дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время. Кроме того, люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.

Однако государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушить страх без ненависти. Чтобы избежать ненависти, государю необходимо воздерживаться от посягательств на имущество граждан и подданных и на их женщин. Даже когда государь считает нужным лишить кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подходящее обоснование и очевидная причина, но он должен остерегаться посягать на чужое добро, ибо люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества. Тем более что причин для изъятия имущества всегда достаточно и если начать жить хищничеством, то всегда найдется повод присвоить чужое, тогда как оснований для лишения кого-либо жизни гораздо меньше и повод для этого приискать труднее.

Тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение. Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыслу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Так что обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше. Самое же главное для государя - вести себя с подданными так, чтобы никакое событие - ни дурное, ни хорошее - не заставляло его изменить своего обращения с ними, так как, случись тяжелое время, зло делать поздно, а добро бесполезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью.

Так что если государь пришел к власти с помощью народа, он должен стараться удержать его дружбу, что совсем не трудно, ибо народ требует только, чтобы его не угнетали. Но если государя привела к власти знать наперекор народу, то первый его долг - заручиться дружбой народа, что опять-таки нетрудно сделать, если взять народ под свою защиту. Люди же таковы, что, видя добро со стороны тех, от кого ждали зла, особенно привязываются к благодетелям, поэтому народ еще больше расположится к государю, чем если бы сам привел его к власти. Заручиться же поддержкой народа можно разными способами, которых я обсуждать не стану, так как они меняются от случая к случаю и не могут быть подведены под какое-либо определенное правило.

И даже пусть государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых трудно удержаться у власти, ибо, вдумавшись, мы найдем немало такого, что на первый взгляд кажется добродетелью, а в действительности пагубно для государя, и наоборот: выглядит как порок, а на деле доставляет государю благополучие и безопасность.

Государь, как отчасти сказано выше, должен следить за тем, чтобы не совершилось ничего, что могло бы вызвать ненависть или презрение подданных.

Если в этом он преуспеет, то свое дело он сделал, и прочие его пороки не представят для него никакой опасности. Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных. Ибо большая часть людей довольна жизнью, пока не задеты их честь или имущество; так что недовольным может оказаться лишь небольшое число честолюбцев, на которых нетрудно найти управу. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Этих качеств надо остерегаться как огня, стараясь, напротив, в каждом действии являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость. Решение государя касательно частных дел подданных должны быть бесповоротными, и мнение о нем должно быть таково, чтобы никому не могло прийти в голову, что можно обмануть или перехитрить государя. К правителю, внушившему о себе такое понятие, будут относиться с почтением; а если известно, что государь имеет выдающиеся достоинства и почитаем своими подданными, врагам труднее будет напасть на него или составить против него заговор. Ибо государя подстерегают две опасности - одна изнутри, со стороны подданных, другая извне - со стороны сильных соседей. С внешней опасностью можно справиться при помощи хорошего войска и хороших союзников; причем тот кто имеет хорошее войско, найдет и хороших союзников. А если опасность извне будет устранена, то и внутри сохранится мир, при условии, что его не нарушат тайные заговоры. Но и в случае нападения извне государь не должен терять присутствие духа, ибо, если образ его действий был таков, как я говорю, он устоит перед любым неприятелем.


Заключение

Таким образом, в работе «Государь» властная проблематика выражена своеобразными руководящими началами по удержанию и осуществлению власти.

Прежде всего, полагает Макиавелли, созданием прочного фундамента власти. Основой власти служат хорошие законы и хорошее войско, армия, вооруженная сила. Государство выступает монополистом публично властных прерогатив. Оно трактуется в «Государе» в значении аппарата, управляющего подданными, народом, обществом. Симпатии свои Макиавелли отдает тем единолично управляемым государствам, «где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности и помогают ему управлять государством». Макиавелли настаивал на сосредоточении власти только в руках государя и выступал против наличия властных полномочий у чиновников, должностных лиц, баронов и магистратов.

Важным моментом является то, что Макиавелли не представлял народ как носителя, источника верховной власти. Ни слова нет о правах народа на управление государством, даже на минимальное его подключение к самостоятельному отправлению государственными делами. По отношению к управляемым Макиавелли советует государю выступать главным образом в облике опекуна народа. При этом правителю следует прибывать в убеждении, что знать - честолюбива, а народ - необузданная масса. Набор благодеяний, идущих от государства подданным, узок. Военные и полицейско-охранные меры, покровительство ремеслам, земледелию и торговле- вот почти и все. В этом наборе нет предоставления подданным гарантированных прав и свобод, особенно политических. Макиавелли считает, что подданные могут смириться с утратой свободы, престижа, власти(влияния), но никогда и никому не простят потерю имущества.

В целом, Макиавелли руководствуется одной из основных аксиом своей политической философии - аксиомой об антисоциальной, антиобщественной природы, порочности людей. Государь, «если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра», может пойти против своего слова, т.е. может не пренебрегать теми пороками, которые на деле обеспечивают ему благополучие и безопасность.


Литература

1. Баткин Л. М. Итальянское Возрождение: проблемы и люди. М., 1995. – 456 с.

2. Дубов. И. От Монтескье до наших дней.// Диалог №2 1993.

3. Макиавелли Н. Избранные произведения. М., 1982. – 652 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий