Этнополитические конфликты

Этничность - одна из ранних форм социальной организации общества и этноконфликты - древнейшая форма социальных конфликтов, сопровождающая всю историю человечества. Способность этнических конфликтов привлекать разные фрагменты социальной реальности.

Тема №10: «Этнополитические конфликты».

План:

Введение

1. Происхождение и причины этнических конфликтов

2. Структура и классификация этнических конфликтов

3. Участники, движущие силы, цели и формы этнических конфликтов

4. Течение конфликтов, варианты исхода, итоги

Список используемой литературы


Введение

Этнические конфликты привлекли внимание ученых уже после того, как были изучены классовые, трудовые и межгосударственные конфликты. Ученые отмечают, что ни государственные деятели, ни обществоведы не были готовы к возрастающей роли этнического фактора.

Сравнительное изучение, этнических конфликтов свидетель­ствует о том, что в их эволюции имеются повторяющиеся черты и этапы, позволяющие выделить некоторые закономерности в пределах сходных типов конфликтов. Изучая природу этнических конфликтов, ученые обнаружили:

1) этничность - одна из наиболее ранних форм социальной организации общества и этноконфликты - древнейшая форма социальных конфликтов, сопровождающая всю историю человечества;

2) этничность не является предметом свободного выбора. В подавляющем большинстве случаев человек «выбирает» свою этни­ческую принадлежность один раз и на всю жизнь в процессе социализации, который за редчайшим исключением не является осоз­нанным. Этническая самоидентификация, таким образом, это аскриптивный тип социальной идентификации, что существенно по­вышает насыщенность этнических конфликтов. Обычно люди, от­даваясь во власть этнических чувств, в конфликтных ситуациях действуют вопреки здравому смыслу и не только не улучшают, но зачастую ухудшают своими действиями положение;

3) этнические конфликты приобретают особую остроту, если их объекты имеют территориальный характер (владение террито­рией, землей, ее недрами);

4) этнические конфликты обладают способностью вовлекать в свою орбиту самые разные фрагменты социальной реальности по своему происхождению далекие от этнических отношений - клас­совые, экономические, правовые, экологические.

Этнические конфликты также обладают способностью «освоить» предметы и объекты других типов конфликтов. В эмпирическом исследовании почти невозможно обнаружить этнический конф­ликт в чистом виде. Часто конфликт, на ранних этапах которого обладали экономические или другие противоречия, перерастает в этнический и наоборот. Иногда такие трансформации являются следствием целенаправленного управления конфликтом.

Считается, что именно этнический конфликт предстает наиболее фундаментальным явлением в истории человечества, а остальные играют второстепенную роль. Причина в особой значимости этнической идентификации в жизни человека и общества.

Таким образом, этнические конфликты красной нитью проходят через различные исторические эпохи, в том числе доклассовые, проникают во все другие типы конфликтов, захватывают конфлик­тные ситуации. И наконец, почти все известные в истории войны имели в большей или меньшей степени этническую основу[1] .

1. Происхождение и причины этнических конфликтов

Этнические конфликты возникли еще на заре человеческой истории и происходили за обладание средой обитания. Случалось, что в одних этнических конфликтах погибали и исчезали целые народы; в других слабые подвергались мощной ассимиляции. На протяжении всей человеческой истории происходило постоянное перемещение эт­носов по территории Земли. Эту мысль можно выразить даже так: мировая история - это проект глобальных этносдвигов на поверхности планеты.

Древние письменные источники оставили нам свидетельства о крупнейших этнических конфликтах Трагическая история депор­тации еврейского народа, начавшаяся в VI в. до н. э. и повторявша­яся неоднократно, изгнание арабов из Европы, которые сами при­шли в Европу как завоеватели, вытеснение калмыков со своей исторической родины в Северо-западном Китае, исторические све­дения о других народах доказывают, что крупные межэтнические конфликты, завоевания, геноцид, изгнание с земель не были исключительным явлением.

Захват иноплеменников с целью превращения их в рабство, а затем и для продажи как товар, было известно давно. Этим про­мыслом занимались еще во втором тысячелетии до н.э. финикийские пираты. С целью захвата чужеплеменников и продажи их в рабство совершались набеги на Северный Кавказ, в южные районы России с территории Крымского Ханства, затем само Крымс­кое Ханство стало объектом подобных набегов с Кавказа[2] . Работорговля была процветающим промыслом и в Казанском Ханстве. Не исключением в разные периоды были Америка, Англия, Япония, Китай, а также другие государства старого и нового света.


2. Структура и классификация этнических конфликтов

Несмотря на то, что каждый этнический конфликт является самостоятельным социально-историческим событием, в нем можно обнаружить признаки присущие другим этническим конфликтам. Выявление этих признаков позволяет перейти к более сложным этапам научного поиска, связанных с анализом, моделированием и прогнозированием конфликтов.

Классификация этнических конфликтов по сферам обществен­ной жизни - весьма распространенный в зарубежной и отечественной науке подход. Выделяются политические этнические конфликты, экономические этнические конфликты и конфликты в духовной сфере[3] .

Большинство этнических конфликтов имеют межсферный характер.

Существует также классификация по предметам или объектам. В данном, случае предметы конфликта имеют четко выраженный межсферный характер. Таковыми являются конфликты, сложившиеся, например, вокруг проблемы государственного языка, территории и её экономических ресурсов, бытовые этнические конфликты.

Классификация по субъектам-носителям выделяет конфликты между однопорядковыми и разнопорядковыми субъектами. К пер­вому типу относятся, к примеру, осетинско-ингушский конфликт, конфликт между пророссийскими и проукраинскими настроенны­ми гражданами Украины приведший к срыву выборов на Украине в 2004 г. и другие международные конфликты. Дру­гой тип конфликтов вовлекает разнопорядковые субъекты, напри­мер, этническое меньшинство, с одной стороны, и титульный на­род или его государственные структуры - с другой. Это очень Распространенный конфликт в постсоветском пространстве, типич­ным примером таких конфликтов являются российско-чеченский, грузино-абхазский, молдавско-приднестровский, грузино-южно-осетинский.

Более содержательной и четкой по структуре является классификация конфликтов по их институционализации. Бывают слу­чаи, когда оба субъекта конфликты не институционализированы т.е. государственно или иным образом оформлены, после чего конфликт приобретает характер международного.

Зачастую этнические отношения внутри страны имеют много общего с международными отношениями. Война часто напоминает расширенный межэтнический конфликт, в котором есть место всем формам конфликтов. А этнический конфликт напоминает локальную войну. Война заканчивается рано или поздно прекращением огня и заключением мира. Серьезным этническим конфликтам нет конца. Разгораясь и затухая они продолжаются веками[4] .

3. Участники, движущие силы, цели и формы этнических конфликтов.

Все общественные конфликты, в том числе и этнические, возникают и развиваются в общем социальном пространстве, решая социально значимые задачи. Чтобы понять природу конфликтов, необходимо проанализировать их структуру, выявить социальную логику их возникновения и развития. Например, Пьер Бурдье формирование и развитие конфликтов между классами и группами связывает с неравным распределением капитала - эко­номического, социального, культурного, престижного.

Политические, экономические; духовные и прочие конфликты есть столкновение социальных сил на соответствующих по­лях за удовлетворение, решение социальных проблем через соб­ственность. Любые процессы на социальных полях получают не только социальное отражение, но и основополагающую социальную базу[5] .

Социальный фактор синтезирует все сферы и процессы в конфликтах. Этноконфликт в социальной сфере является конфликтом и по поводу экономической политики, обусловленной социальными факторами и потребностями. Например, экономические забастовки, стачки, экономические движения направлены на решение социальных задач, удовлетворение социальных интересов, улучшение жизни.

Социальный фактор включает важные аспекты экономики политики; степень благосостояния людей; социальный статус граж­данина и ощущение уверенности в будущем; общественную безопасность, уровень социальной дифференциации; гражданские права и возможность населения влиять на политику. Конфликты по данным проблемам могут разгораться и на полях экономики, политики и духовной жизни.

Этносоциальные конфликты, по существу предстают конфликтами между интересами. Чтобы разобраться в природе конфликтов, важно уяснить природу интересов и способы их осознания субъектами конфликтов. По Дорендорфу именно скрытые интересы, соединенные с требованиями, вытекающими из ролевых позиций и имеющие в качестве своей основы; материально значимые средства жизнедеятельности (территория, природные богатства, энергетические и природные ресурсы, сферы политического влияния или доминирования) делают конфликт, в том числе и этноконфликт, устойчивым противоборством. Процесс генезиса и созревания конфликта - это процесс кристаллизации латентных, скрытых интересов. Марксистская парадигма также придает важное значение осознанию этого обстоятельства для превращения «класса в себе» в «класс для себя»[6] .

Россия превратилась в огромную лабораторию для изучения этносоциальной природы конфликтов. Главная линия противоборства в переходный период российского общества представлена тенденциями, выражающими основное интегральное, ведущее противоречие между двумя возможными типами рыночных отношений:

- традиционалистским и современным:

- буржуазно-рациональным и продуктивным.

Коррупция, криминальность и организованная преступность, культ силы, бандитизм, разбой и войны становятся постоянными спутниками в переходном периоде российского общества 90-х годов.

Утверждающиеся в России рынок и новый уклад жизни, связанный с многообразием собственности, породили и родственную им социальную структуру. В недрах этой структуры формируются и постоянно выходят на поверхность конфликты политическо­го, экономического, социального и этнического свойства. Наибо­лее, глубокие корни конфликтной ситуации прослеживаются преж­де всего через отношения растущего неравенства крупных соци­альных групп - средоточия полярных интересов; Интенсивное образование, нового класса собственников и предпринимателей, создавших свои практические организации консолидация на новой базе бывшей номенклатуре новых общественных элит способствуют возникновению глубочайшего социального противоречия между ними и народом, отчужденной приватизацией от собственности, а в ходе политической борьбы - от самой власти.

В центре конфликтов в России сегодня стоит вопрос об обузда­нии всевластия «иррационально-традиционалистских кругов, ком­прадорских групп» и связанных с ними криминальных сил. Глав­ный конфликт сегодня – противоборство основных социально-по­литических сил, олицетворяющих два противоположных типа ры­ночных отношений, соответствующие им формы демократии, цен­ности и нормы, образцы поведения.

Анализируя причины, сущность и эволюцию коллизий в этнополитическом пространстве России, о которых свиде­тельствуют происходящие конфликты, прежде всего нельзя не обратить внимание на необычайное разнообразие самого явления. Этнополитические конфликты при попытках сопо­ставить их друг с другом поражают своей пестротой и непо­хожестью.

Отмечая это свойство и обилие столь грозного материала для изучения, этнополитологи считают, что каждый кон­фликт по-своему уникален, но все же сопоставительный анализ возможен, целесообразен и продуктивен.

4. Течение конфликтов, варианты исхода, итоги.

Природу этнополитических конфликтов и их динамику в современных условиях, учитывая комплексность и многоаспектность самого предмета, вряд ли возможно всесторонне проанализировать, используя инструментарий только од­ной науки. Их изучают представители многих отраслей на­учного знания - философы, этнологи, психологи, этнополитологи, экономисты и многие другие[7] . Сформулировано несколько теорий, объясняющих причины возникновения, эволюцию и динамику этнических (этнополитических) кон­фликтов.

Однако целостного, обстоятельного исследования пока не создано. Вместе с тем выявились два подхода.

Первый социологический, который явно доминирует. В рамках данного подхода причины конфликтов объясняют­ся при опоре на анализ этнических параметров основных со­циальных группировок (стратов, социально-профессиональ­ных групп, возрастных категорий и др.). Исследуется; взаи­мосвязь и взаимовлияние социальной стратификации обще­ства и разделения труда с этническими характеристиками региона, испытывающего этнополитическую напряжен­ность.

Систематический мониторинг, конкретная статистика, регулярные опросы - все это говорит о том, что самостоя­тельная научная дисциплина "этносоциология" приобретает все более отчетливые очертания.

Второй - политологический, тоже занимающий важное место при исследовании причин этноконфликтогенного раз­вития и межэтнических коллизий. В рамках данного подхода первоочередное внимание уделяется трактовке роли нацио­нальных элит, прежде всего интеллектуальных и политичес­ких, в мобилизации этнических чувств, в процессе межэтни­ческой напряженности и ее эскалации до уровня открытого конфликта.

В качестве ключевого исследуется вопрос о власти, до­ступе к ресурсам. Примечательно, что возникшая в нача­ле 80-х годов в США наука этнополитология - новая и пока-пробивающая себе дорогу с определенными трудно­стями - обрела множество последователей в России и в других странах СНГ, особенно в ходе бурного этнополитического развития нашей страны за минувшее десятиле­тие.

Меры и средства достижения мира. Прежде всего, в любых региональных и социально-эко­номических условиях необходимо заблаговременно вырабо­тать модель политического поведения на случай межэтни­ческих коллизий. Это должен быть четкий и ясный доку­мент, привязывающий конкретные политические шаги к по­требностям данного региона и опирающийся на концепцию государственной национальной политики[8] .

Многонациональность как явление, а обострение межэт­нических отношений тем более, требует от политических структур заранее подумать о том, как подготовить группу профессионалов-этнополитологов, обладающих банком дан­ных, электронной связью с центром, сопредельными регио­нами по географической горизонтали и вертикали.

Однако группа даже прекрасно подготовленных этнополитологов, предоставленная сама себе и не обладающая реальной политической, а тем более широкой общественной поддержкой, вряд ли сможет оказать ощутимое воздействие на развитие этнополитических процессов в регионе. Эта группа должна опираться на надежный и хорошо подготов­ленный актив авторитетных жителей региона, имеющих влияние на местное многонациональное население.

Властные структуры должны иметь надежную возмож­ность переключать потенциал средств массовой информа­ции практически целиком на нужды этнополитического ре­гулирования.

В период назревания, а тем более развертывания этнопо­литических столкновений нужна высокая степень готовнос­ти к исполнению специфических задач подразделений МЧС, а также специально подготовленных подразделений и силовых ведомств.

Выводы

В вопросах предупреждения этноконфликтов, главное - это опора на профилактическую работу, обеспечивающую включение указанного выше меха­низма выравнивания этнополитического пространства региона.

Разумеется, вышеперечисленные меры только форми­руют модель политического поведения, которая должна быть приспособлена к условиям соответствующего регио­на.

Россия активно накапливает миротворческий опыт при урегулировании этнополитических конфликтов на террито­рии других государств СНГ. Она внесла свой вклад в смягче­ние конфликтов и их перевод в фазу переговоров, выступая посредником между Абхазией и Грузией, Южной Осетией и Грузией, Арменией и Азербайджаном. Благодаря России бы­ло остановлено кровопролитие в Приднестровье. Она слу­жит сдерживающим фактором в гражданской войне в Тад­жикистане.

Интересны примеры предотвращения Россией перерас­тания межэтнической напряженности в конфликты в Рес­публике Саха (Якутия), Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Башкортостане, Республике Марий- Эл, Чува­шии.

Если, вернуться к общим предпосылкам упреждения этнополитических столкновений, то необходимо отметить значительный потенциал оптимизации межнациональных отно­шений, которым обладает благоприятно структурированная партийно-политическая система в многонациональном госу­дарстве. Речь идет, прежде всего, о потенциальной миротвор­ческой роли политического центризма.

Ориентация на максимальное ослабление пагубного воз­действия социальных и. национальных катаклизмов на со­стояние общественных, в том числе межэтнических, отно­шений неизбежно вызывает потребность в центристских действиях, направленных на поиск объективно необходи­мых компромиссов в рамках проявившихся политических тенденций. К тому же центризм объективно имманентен са­мим межэтническим отношениям, осуществляющим их на­циональным элитам и группам.

Переходя к вопросу о технологии управления этнополитическими конфликтами, необходимо отметить следящее. Опыт выработки и реализации внешнеполитический кон­цепции СССР второй половины 80-х годов при всех недочетах и ошибках, порожденных ею, показал возможность со­здания алгоритма компромисса между партнерами, придер­живавшимися, казалось бы, противоположных взглядов и десятилетия рассматривавшими друг друга через прорезь прицела. В результате начинал работать механизм, способ­ствующий эволюции позиций партнеров опираясь на кото­рую удавалось свести на нет глобальный конфликт между сверхдержавами.

Этот опыт может быть использован для решения про­блем, связанных с этнополитическими конфликтами в Рос­сии. Он указывает на необходимость скорейшего формиро­вания добротной инфраструктуры, обслуживающей всю сферу этнополитических отношений в стране, то есть созда­ние системы, которая включала бы эффективную экспертную службу профессионалов-этнополитологов. Они будут владеть полноценной информацией об этой сфере в рамках соответствующего региона, могли бы дать квалифицирован­ные и достоверные экспертные оценки развивающихся в ре­гионах процессов, предложить оперативную и долговремен­ную прогностику и практические рекомендации соответствующим структурам.

Важную роль в интересах достижения и сохранения межнационального согласия, возрождения и укрепления единства многонациональной России призваны сыграть межрегиональные связи общественных организаций поли­тических партий, движений, союзов, которые могут и долж­ны стать проводниками народной дипломатии и образовы­вать пространство для посредничества в этнополитических конфликтах.


Список используемой литературы

1. Авксентьев В.А. Этническая конфликтология в поисках научной парадигмы. Ставрополь 2001

2. Аствацатурова М.А. Проблемы этнических отношений на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону, Пятигорск 2001

3. Бутенко В.П. Любить на век. Ставрополь 2004

4. Губенко О.В. Последняя битва. Ростов-на-Дону 2003

5. Замагильный С.И. Проблемы управления в сфере межнациональных отношений. Волгоград 1998

6. Основы национальных и федеральных отношений. Москва РАГС 2001

7. Ткачев Г.А. Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области. Владикавказ 1911 (переиздано Пятигорск 2003)


[1] Проблемы управления в сфере межнациональных отношений. Поволжская академия госслужбы 1998 стр. 172

[2] Ткачев Г.А. Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области. Владикавказ 1911 (переиздано Пятигорск 2003)

[3] Авксентьев В.А. Этническая конфликтология в поисках научной парадигмы. Ставрополь 2001

[4] Губенко О.В. Последняя битва. Ростов-на-Дону 2003

[5] Авксентьев В.А. Этническая конфликтология в поисках научной парадигмы. Ставрополь 2001

[6] Бутенко В.П. Любить на век. Ставрополь 2004

[7] Авксентьев В.А. Этническая конфликтология в поисках научной парадигмы. Ставрополь 2001

[8] Основы национальных и федеральных отношений. Москва РАГС 2001