регистрация / вход

Внешняя политика Армении

Характеристика армяно-российских отношений: заключение военно-политического союза и Договора о коллективной безопасности. Проблемы развития партнерских отношений Армении с региональными государствами и США. Участие Армении в Карабахском конфликте.

Курсовая работа

Внешняя политика Армении


Введение

Отношения с Россией

Отношения со странами Запада

1. Региональные государства (Иран и Турция)

2. США и НАТО

3. Европейский Союз и государства Европы

Участие Армении в Нагорно-Карабахском конфликте

Заключение

Литература


Введение

Внешняя политика государства по определению является деятельностью, результаты которой отражаются не только на самом государстве, являющемся субъектом, но и на государствах – объектах этой политики. В первую очередь это государства – соседи. Армения достаточно длительное время, как и другие республики СССР, не являлась самостоятельным государством. Тем с большей силой проявилась ее самостоятельность в первые же годы после распада СССР. Надо сказать, что ведение самостоятельной внешней политики вовсе не следует автоматически из обретения государственного самоопределения. Это ярко показывает опыт практически всех государств Закавказья для внешней политики которых характерны такие общие черты как наличие неразрешенных этнополитических конфликтов, стремление избавиться от влияния России при фактической невозможности этого сделать (в силу как политических, так и экономических причин).

Актуальность изучения внешней политики Армении обусловлена несколькими соображениями. Во-первых, Армения является одним из ближайших соседей Российской Федерации и именно Российская Федерация является одним из самых важных объектов внешней политики Армении. В этой ситуации становится ясной необходимость тщательного изучения этой политики, тем более, что Закавказье традиционно являлось зоной приоритетных геополитических интересов России.

Второй момент – наличие неразрешенного армяно-азербайджанского конфликта. Наивно было бы полагать, что этот конфликт является делом исключительно Армении и Азербайджана. Сегодняшняя политическая ситуация показывает, что к разрешению этого конфликта подключены и Россия и СБСЕ и такие региональные державы как Турция и Иран. Карабахский конфликт является политической картой, разыграть которую стремятся многие, именно поэтому это направление внешней политики Армении требует тщательного изучения.

Третье соображение, подтверждающее актуальность выбранной тематики именно сегодня – это соображение того порядка, что в последнее время Закавказский регион (Армения, Азербайджан, Грузия) вовлекается в орбиту интересов США. Это грозит в недалеком будущем превратить Армению в поле столкновения России и США (или России и НАТО, что в принципе равнозначно). А это противостояние, контуры которого намечаются уже достаточно явно, может иметь непредсказуемые результаты и в первую очередь для самой Армении, как сказано у Шекспира: "Ничтожному опасно попадаться меж выпадов и пламенных клинков".

Таким образом, внешняя политика Армении представляется одним из важнейших факторов, влияющих на обстановку в регионе, на соотношение сил между Россией и НАТО и в конечном счете – на будущее всего Закавказья.

Данная проблематика не является пока достаточно освещенной в работах современных исследователей. Видимо, это связано в первую очередь с тем, что для серьезного и всеобъемлющего исследования необходим объективный подход и прошествии некоторого количества времени, "срока исторической давности". Наиболее освещенными являются вопросы участия Армении в Карабахском конфликте. Так эта тема отражена в работе А.Г.Здравомыслова, С.Я.Матвеева, А.Ю.Чепуренко "Анализ и прогноз межнациональных конфликтов в России и СНГ". Рассмотрены некоторые аспекты внешней политики Армении в монографии Гаджиева К.С "Геополитика Кавказа". Где автор рассматривает варианты геополитического выбора, образовавшиеся перед Арменией в связи с усиливающимся интересом международного сообщества к региону. Проблемы во взаимоотношениях России и Армении нашли свое отражение в работе Тренина Д. "Интересы безопасности и политика России в Кавказском регионе".

Цель работы: определить основные направления внешней политики Армении.

Задачи работы:

1. Дать краткую характеристику Республики Армения.

2. Дать характеристику армяно-российских отношений.

3. Дать характеристику отношений Армении и стран Запада.

4. Показать участие Армении в Карабахском конфликте.

В качестве источников в данной работе использовались материалы и информация о переговорах Армении с другими странами, в виде непосредственно текстов договоров, а также заявлений официальных лиц Армянского правительства: Президента Армении, министра иностранных дел и т.д. Была использована статистическая информация о населении Армении и Нагорного Карабаха, о его этническом составе. Широко использовались материалы, опубликованные в средствах массовой информации, хотя использование этого источника зачастую затруднено вследствие необъективности авторов статей и аналитических работ.


Отношения с Россией

Для Армении жизненно важное значение имеют сохранение и дальнейшее укрепление сотрудничества с Россией. По-видимому, правы те наблюдатели, по мнению которых Армения просто обречена быть вечным союзником России. И действительно, в сложившихся ныне геополитических условиях Россия практически единственная страна, способная оказать ей значимую экономическую помощь, военно-политическую и военно-техническую поддержку. Необходимо отметить, что в отличие от двух других закавказских республик, в силу тех или иных причин проявлявших стремление к дистанцированию от России, на протяжении всего периода после обретения Арменией независимости не было спада в армяно-российских отношениях. Это обстоятельство приобретает особую значимость в контексте все более отчетливо проявляющихся тенденций к усилению американского, а в более широком плане — западного присутствия в Закавказье при одновременной переориентации стран Запада на форсированное развитие связей с Азербайджаном и расширение возможностей наращивания военного потенциала Баку. Западные страны постепенно отходят от проармянской позиции в вопросах урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе.

Особенно успешно развивается российско-армянское сотрудничество в военно-технической сфере. Военно-политический союз с Россией является составной частью концепции национальной безопасности страны. Основой такого союза является Договор о российской военной базе на территории Армении и охране внешних границ страны российскими пограничниками, подписанный в марте 1995 года и ратифицированный законодательными собраниями обеих стран. Договор рассчитан на 25 лет и предусматривает возможность дальнейшей пролонгации.

В августе 1997 года в ходе визита в Москву президента Армении Л. Тер-Петросяна был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который является юридической основой для дальнейшего развития стратегического партнерства между Ереваном и Москвой и свидетельствует о том, что главным гарантом Армении была и остается Россия. Показательно, что в настоящее время армянская армия полностью оснащена российским оружием. Как считают некоторые руководители Армении, Россия должна взять на себя задачу дальнейшего вооружения и подготовки кадров армянской армии. В этом контексте обращает на себя внимание отсутствие в Армении явных антироссийских настроений. Более того, в стране пользуются популярностью установки на присоединение Армении к российско-белорусскому союзу.

Степень крепости уз стратегического союзничества между Россией и Арменией во многом производна от характера политики Турции и Азербайджана в отношении Еревана. Военно-стратегическое партнерство с Россией позволяет Армении уравновесить военный потенциал Азербайджана, который, по некоторым данным, в два раза превышает потенциал Армении. Россия опирается на Армению для обеспечения своих стратегических интересов в Закавказье. Именно военное присутствие в Армении обеспечивает доминирование России в данном регионе.

Имея тесные многосторонние связи с Россией и странами Запада, обладая достаточно организованной и боеспособной армией, Армения способна играть определенную роль в обеспечении геополитической стабильности в регионе. Российско-армянское стратегическое сотрудничество сдерживает нежелательные для безопасности региона действия других стран, проявляющих искушение решать свои проблемы на путях поиска союзников вне региона или формирования региональных блоков в обход Армении.

Но тем не менее было бы не совсем корректно говорить об отсутствии противоречий, разногласии и спорных узлов в российско-армянских отношениях. Одним из таких узлов является подход к урегулированию карабахского конфликта. Решение любой значимой проблемы так или иначе связано с нерешенностью карабахского конфликта. Подписание 12 мая 1994 г. командующим армией обороны Нагорного Карабаха и министрами обороны Азербайджана и Армении при посредничестве России Соглашения о прекращении огня дало возможность начать переговоры между тремя сторонами (опять же при посредничестве России) о прекращении вооруженного конфликта. Большое значение имело принятое в декабре 1994 года Будапештским саммитом ОБСЕ решение об основании института сопредседательства на мирном процессе.

Камнем преткновения в переговорном процессе стали два ключевых взаимосвязанных вопроса: статус и безопасность Нагорного Карабаха, а также вывод армянских вооруженных контингентов с занятых ими азербайджанских территорий. Одновременно предпринимались усилия по созданию нового дополнительного инструмента переговоров между конфликтующими сторонами без посредников. В итоге в декабре 1995 года Совет Министров ОБСЕ принял соответствующее решение по данному вопросу. Советники президентов Армении и Азербайджана начали регулярные встречи по проведению переговоров по конкретным вопросам. Однако эти переговоры с самого начала шли туго и время от времени прерывались.

В отличие от Азербайджана и Грузии, Армения придерживается линии на предоставление российским войскам военных баз, рассматривая их как средство сдерживания Азербайджана и особенно Турции. 21 октября 1994 г. Б. Ельцин и Л. Тер-Петросян подписали Договор о военных базах в Гюмри и Ереване. С декабря 1998 года на ереванском военном аэродроме базируется звено из пяти российских истребителей-перехватчиков Миг-29. С февраля 1999 года к нему присоединились еще два таких звена. В результате российская воздушная группировка составляет эскадрилью из 15 Мигов, которые призваны нести в Армении круглосуточное боевое дежурство. С весны 1999 года на 102-й военной базе России в Гюмри размещен дивизион зенитно-ракетного комплекса ПВО сухопутных войск С-300В — самых мощных в мире зенитных ракет, способных сбивать не только самолеты и вертолеты, но и нестратегические баллистические оперативно-тактические, а также крылатые ракеты на дальности до 200 км и на высоте до 30 км. В русло этой внешнеполитической линии вписывается и передача Россией Армении вооружений на сумму 1 млрд. долл., вызвавшая крупный скандал и серьезно осложнившая российско-азербайджанские отношения. Естественно, поставки вооружений из России в Армению и расширение военного сотрудничества между этими двумя странами вызвали обеспокоенность, недовольство и негативную реакцию со стороны Азербайджана, руководство которого резко отрицательно относится к тесному российско-армянскому сотрудничеству в военной области. Весной 1997 года предметом международного скандала стали обнародованные бывшим министром по сотрудничеству со странами СНГ А. Тулеевым данные о негласных поставках российского оружия в Армению, вызвавшие резкий протест азербайджанской стороны. Расширение российских поставок вооружений в Армению Баку воспринимает как "угрозу Закавказскому региону". МИД Азербайджана выступил со специальным заявлением, в котором прозвучало предупреждение о том, что этот факт может вынудить руководство республики принять "адекватные меры по надежному обеспечению безопасности страны, защите ее независимости и суверенитета". А высшие чиновники Министерства обороны России, в свою очередь, отвергают любые рассуждения и намеки на "военную угрозу России Закавказью", утверждая, что в данном случае речь идет всего лишь о замене устаревших типов авиационной техники и выработавших свой ресурс комплексов ПВО на более современные.

В действительности же усиление военного присутствия России в Армении, по-видимому, призвано как-то уравновесить военный потенциал США и НАТО, размещенный в Турции. Известно, что на турецкой военной базе Инджирлик в настоящее время размещены почти 50 американских и английских штурмовиков с крылатыми ракетами на борту, в том числе 15 Р-16, 22 Г-15, 6 "торнадо" и 8 "миражей". Ежедневно они совершают облеты "северной запретной зоны" над Ираком, ведут воздушную разведку у границ Грузии и Армении. Российский "воздушный зонтик над Арменией" тем более необходим, если учесть, что у последней нет собственных зенитно-ракетных комплексов, способных сбивать чужие самолеты-нарушители.

О серьезности намерений России в этом вопросе свидетельствует то, что, согласно двустороннему российско-армянскому Договору 1992 года (правда, не ратифицированному Верховным Советом России), Россия брала на себя обязательства по защите Армении от внешней угрозы (подразумевалось — турецкой). Определенное значение в рассматриваемом контексте имел Ташкентский договор о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г., подписанный, среди прочих стран СНГ, также Россией, Арменией и Азербайджаном. По этому Договору нападение на какую-либо из стран-участниц рассматривалось как угроза безопасности всех стран.

С приходом к власти в Азербайджане в 1992 году Народного фронта во главе с А. Эльчибеем в связи с кризисом в Нахичевани Турция выступила с угрозами в адрес Армении. В середине мая 1992 года государственный секретарь России Г. Бурбулис и министр обороны П. Грачев совершили визит в Ереван с целью обсудить с армянским руководством конкретные пути воплощения в жизнь Договора о коллективной безопасности. Тем самым Москва давала понять всем вовлеченным сторонам, что Россия не оставит Армению в одиночестве. Более того, бывший главнокомандующий Объединенными вооруженными силами СНГ маршал Шапошников предупреждал, что если Турция совершит военное вмешательство в армяно-азербайджанский конфликт, то может вспыхнуть "третья мировая война". Необходимо отметить, что одновременно США сделали соответствующее предупреждение Турции, а российское руководство предостерегло Армению от необдуманных шагов в отношении Нахичевани.

Под давлением обстоятельств вокруг Азербайджана у России возникают новые проблемы в отношениях с Арменией. Ценность Армении как важного стратегического союзника России на ее южных рубежах состоит в том, что страна расположена вблизи основных направлений транспортировки нефти и газа, а также других транспортных артерий. В принципе для Армении, находящейся сегодня в орбите российского влияния, не чужда ориентация на Запад. Но в силу обстоятельств она вынуждена играть роль проводника политики России в регионе. Тем не менее Россия не может пойти на принятие предлагаемой некоторыми армянскими политиками позиции жесткого и недвусмысленного выбора в пользу Армении в ее тяжбе с Азербайджаном по карабахскому вопросу, поскольку это еще сильнее подтолкнуло бы Баку в объятия Турции и США. По мнению ряда аналитиков, для армянской дипломатии наступают достаточно сложные времена. Дело в том, что если раньше Еревану и Степанакерту удавалось вести собственную игру благодаря существующим между посредниками противоречиям, то ныне такая возможность уменьшается. "Вторая чеченская кампания, — писал А. Ханбабян в 1999 году, — привела к ситуации, когда надеяться на снисходительность России в вопросе о праве наций на самоопределение уже не приходится. Кроме того, последние заявления Президента РФ Владимира Путина о необходимости сбалансированного подхода к странам СНГ, о стремлении Москвы строить с ними отношения на основе взаимного уважения и равноправия свидетельствуют, что Россия пытается смягчить усиливающееся давление со стороны Запада за счет улучшения своих позиций в рамках Содружества. В результате Ереван, будучи стратегическим партнером Москвы в регионе Южного Кавказа, может оказаться не только в двусмысленной, но и просто в тяжелой ситуации, когда интересы основного военно-политического союзника вступают в противоречие с собственными армянскими интересами". Некоторые наблюдатели обнаружили в позициях армянского руководства после прихода к власти Р. Кочаряна некие тревожные сигналы, будто свидетельствующие о его дрейфе в сторону США. Сохраняя и углубляя отношения с Арменией, Россия заинтересована в налаживании более или менее тесных связей с Азербайджаном, в поисках паритета в отношениях со всеми закавказскими государствами. Национальным интересам Армении вряд ли соответствует жесткая ориентация исключительно на Москву. Оставаясь стратегическим союзником России, она должна вести себя весьма гибко в отношении западных стран, особенно если учесть место и роль в жизни этого государства сравнительно многочисленной армянской диаспоры за рубежом.

Нынешнее руководство республики признает, что стратегическое партнерство Армения-Россия является важным фактором экономического прогресса и обеспечения безопасности Армении. В 2003 году взаимоотношения Армении и России перешли на новый этап развития, который характеризуется повышенным вниманием к сфере экономического сотрудничества. В основном, это было обусловлено договоренностями, достигнутыми в рамках постоянного диалога, интенсивностью контактов на высшем уровне, визитом президента Армении в Москву и договоренностями, достигнутыми в ходе пяти других встреч президентов Армении и России. Россию посетили также председатель Национального Собрания Армении, премьер-министр страны, министры обороны и иностранных дел. В свою очередь Армению посетили председатель Федерального Собрания России, секретарь Совета Безопасности РФ, министр обороны РФ, мэр города Москва, депутатские группы и руководители целого ряда субъектов России. В 2003 году была реализована схема передачи собственности Республики Армения России в счет государственного долга, на основании соглашения и соответствующих протоколов. Вместе с погашением ощутимой части государственного долга Армении, это стало новой возможностью в сфере привлечения инвестиций в экономику страны. По сравнению с периодом январь-ноябрь 2002 года рост торгово-экономического обмен составил 33,4%. Перспективы развития двухсторонних торгово-экономических отношений во многом зависят от восстановления прямой железнодорожной связи между Арменией и Россией. Следовательно, важен вопрос разблокирования абхазской железной дороги. Ведется работа по обеспечению участия Армении в транспортном коридоре "Север-Юг" и реализации паромного проекта "Порт Кавказ".

В 2003 году было подписано соглашения о сотрудничестве в военно-технической области, предусматривающее обеспечение льготных условий в поставках и снабжении вооружений.

В 2003 году Армения предприняла шаги в обустройстве правового статуса граждан Армении, утвердивших место жительство на территории РФ, в направлении решения их задач, возникших в свете нового законодательства России. В Южном Федеральном округе России открылось генеральное консульство Республики Армения, были аккредитованы три почетных консула Армении в Волгограде, Саратове и Владикавказе.


Отношения со странами Запада

1. Региональные государства (Иран и Турция)

Ключевой вопрос армяно-турецких отношений (как и азербайджано-армянских) — карабахский конфликт, который стал серьезным вызовом для внешней и внутренней политики Ирана. Он приобрел еще большее значение по достижении Азербайджаном независимости в 1991 году. В армяно-азербайджанском противостоянии Тегеран занял весьма осторожную позицию. Несмотря на официальные декларации о поддержке мусульманского дела во всем мире, Иран занимает сторону не единоверного Азербайджана, а фактически, хотя по понятным причинам и небезоговорочно, христианской Армении. Заявляя, с одной стороны, об исламской солидарности в вопросе о карабахском конфликте, с другой стороны, Иран наращивает все более тесные связи с Арменией. В целом конфликт в Нагорном Карабахе поставил иранскую дипломатию в трудное положение, поскольку Иран не может безучастно взирать на проблемы своих единоверцев — азербайджан-шиитов, потерпевших поражение от христиан-армян.

Помимо всего прочего, конфликт в Карабахе породил для Ирана проблемы другого рода. Иран отнюдь не заинтересован в расширении территориальных приобретений Армении в Азербайджане, что могло бы привести к потоку беженцев в иранские провинции, граничащие с Азербайджаном. Такие опасения вполне обоснованны, если учесть, что, по имеющимся данным, в начале войны в эту страну прибыло более 1 млн. 200 тыс. беженцев-азербайджанцев, и иранское руководство вынуждено предоставить им кров и пищу при отсутствии какой бы то ни было финансовой поддержки со стороны как Баку, так и международных организаций.

При таком положении Ирану становилось все труднее сочетать политику укрепления своих отношений с христианской Арменией и поддержкой шиитского Азербайджана в войне с Арменией. Отношения между Ираном и Азербайджаном ухудшились после прихода к власти в Баку в июне 1992 года пантюркистского правительства А. Эльчибея, которое своими авантюристическими экспериментами создавало угрозу территориальной целостности Ирана. Показательно, что действия Ирана по примирению сторон были фактически заморожены, поскольку Эльчибей отвергал любое посредничество, исходившее от Ирана.

Отношения между Ираном и Арменией серьезно ухудшились после того, как 17 марта 1994 г. армянские силы сбили иранский самолет, в результате чего 34 человека, находившиеся на его борту, были убиты. Хотя радикальная исламская газета "Джумхурие ислами" потребовала от правительства заставить Армению принять на себя ответственность за этот инцидент, иранское руководство решило не предпринимать решительных действий, поскольку не желало резкого ухудшения отношений с Арменией. Оно лишь предупредило как армянскую, так и азербайджанскую стороны решить проблему путем переговоров, чтобы не дестабилизировать обстановку в регионе.

Хотя время от времени дипломатические отношения между Тегераном и Ереваном давали трещины, торговые и экономические отношения между ними из года в год неуклонно расширялись. Так, во время визита премьер-министра Армении Г. Багратяна в Иран в середине 1995 года между двумя странами было подписано 10 торговых соглашений. Особенно большое значение среди них имели соглашения о покупке Арменией иранского газа и строительстве газопровода и экспорте в Армению электричества.

Определенную роль в расширении и укреплении армяно-иранских отношений сыграл первый научно-политический симпозиум "Армения—Иран: вчера, сегодня, завтра", состоявшийся 19-23 декабря 1998 г. в Тегеране в Центре политических и международных исследований. Он был организован Кавказским центром иранистики в Ереване совместно с Центром политических и международных исследований МИД Ирана, а также Институтом армянских исследований в Тегеране.

Что касается взаимоотношений Армении и Турции, то отношения Еревана и Анкары считаются не только одним из наиболее болезненных моментов во внешней политике этих государств, но имеют фундаментальное значение в контексте будущего политического и экономического обустройства региона Южного Кавказа. После развала СССР необходимость восстановления контактов между Арменией и Турцией постоянно акцентируется Соединенными Штатами. Особую актуальность эта проблема приобретает в рамках обязательств по нормализации отношений с соседями, взятых Арменией при вступлении в Совет Европы, и в контексте стремления Турции стать членом Евросоюза.

Камнем преткновения для политики Анкары в Закавказье остаются неурегулированность турецко-армянских отношений и опасность возобновления боевых действий в зоне карабахскою конфликта. Официально провозгласив нейтралитет в этом конфликте, Турция фактически всецело встала на сторону Баку. Более того, намечаются контуры военно-политического альянса двух стран, направленного своим острием против Армении.

В целом же, как Армения, так и Турция объективно заинтересованы в нормализации межгосударственных отношений. Но это весьма трудно разрешимая задача, если учесть, что слишком велики враждебность и недоверие в отношениях двух народов, вызванных исторической памятью о прежних обидах и постоянно обновляемых нынешними конфликтами. С обеих сторон не прекращается пропаганда, призванная, по сути дела, очернить друг друга в глазах как мирового общественного мнения, так и общественности своих стран. Как отмечала Д.Б. Малышева, в Восточной Анатолии, или, как она в свое время называлась. Западной Армении, местные фундаменталисты строят свою антиармянскую кампанию на страхе населения перед возможностью территориального реванша Армении и возвращения на эти земли армян. Ведь определенные политические силы в Армении продолжают обсуждать вопрос о территориальных притязаниях к Турции, не снимают обвинения в геноциде армян 1915 года, а взгляд на Турцию и все тюркское как на причину национальной трагедии армян все еще превалирует в общественном мнении страны.

Пока что сохраняется ряд весьма труднопреодолимых преград на пути налаживания нормальных армяно-турецких связей. До сих пор между Арменией и Турцией отсутствуют дипломатические отношения. Камнем преткновения в турецко-армянских отношениях является отказ Турции признать факт геноцида армян в 1915 году в Османской империи. В результате между двумя народами сохраняется глубокое взаимное недоверие. Более того, президент Р. Кочарян, придя в 1998 году к власти, пообещал, что этот вопрос будет вынесен на международный уровень и станет одним из внешнеполитических приоритетов Армении. Показательно, что в карабахском вопросе Анкара продолжает занимать подчеркнуто проазербайджанскую позицию. В дело примирения двух государств пытаются внести свою лепту западные страны. Так, вопросы карабахского урегулирования и строительства магистральных трубопроводов стали и ключевыми па состоявшихся в октябре 1999 года в Ереване переговорах координатора Госдепартамента США по отношениям с новыми независимыми государствами, советника госсекретаря С. Сестановича с высшим политическим руководством Армении. Сестанович выдвинул идею открытия в армянской и турецкой столицах специальных информационных центров — "прототипов будущих посольств Армении в Анкаре и Турции в Ереване". Находящийся в тот момент в Ереване руководитель Совета армяно-турецкою экономического сотрудничества К. Сояк заявил: "Мы хотим, чтобы наши государства сотрудничали и двигались вместе к Западу". В тот период во время визита в Казахстан глава азербайджанского правительства А. Раси-заде заявил о возможности прокладки нефтепровода по транспортировке каспийской нефти через территорию Армении.

Армянское руководство в принципе склоняется к положительной оценке возможного вовлечения Турции в процесс урегулирования карабахского конфликта и в разрешение проблем Кавказа в целом. О том, что это могло бы иметь положительный эффект, заявил, например, министр иностранных дел Армении В. Осканян во время встречи руководителей дипломатических ведомств Греции, Ирана и Армении в Ереване в сентябре 1999 года. Однако руководители основных политических сил Армении незамедлительно отреагировали на это заявление отрицательно. Так, руководитель ведущей парламентской фракции "Единство" А. Маркарян, не отвергая в принципе идею о необходимости нормализации армяно-турецких отношений, считал вовлечение Анкары в процесс карабахского урегулирования совершенно неприемлемым. Еще более негативной была реакция лидеров левых фракций, которые, по некоторым данным, высказались даже за отставку министра иностранных дел. Нельзя не отметить, что, выступая за нормализацию отношении с Турцией, Ереван тем не менее настаивает на том, чтобы не увязывать этот вопрос с карабахской проблемой.

Определенные сдвиги в вопросе об урегулировании отношений между Арменией и Турцией есть и в позициях азербайджанского руководства. Об этом можно судить, например, по заявлению, сделанному Г. Алиевым 9 января 2000 г. перед отбытием в Анкару. Как утверждала влиятельная турецкая газета "Хюрриет", Алиев сказал, что, поскольку "давление Турции на Армению не дает результата", для "урегулирования проблемы Нагорного Карабаха начало гармоничного диалога между Анкарой и Ереваном, быть может, будет более полезным". Поэтому, продолжал он, Азербайджан "может снять свое вето в вопросе размораживания связей между Турцией и Арменией и возобновления приграничной торговли". Правда, позже администрация президента обвинила ряд азербайджанских и иностранных СМИ в "чересчур вольной интерпретации слов" Г. Алиева, подчеркнув, что границы с Арменией должны быть закрыты до тех пор, пока не будет урегулирован карабахский конфликт".

Тем не менее, де-факто отношения между Турцией и Арменией реально существуют. Свидетельство тому - обилие турецких товаров на армянском рынке. В основном это - одежда и продукты. По некоторым данным, ежегодно в Армению завозится турецкая продукция на сумму в несколько десятков миллионов долларов. Называются цифры от 30 млн и выше. Открытие границы и коммуникаций способно привести к резкому росту объемов товарооборота между двумя странами. По некоторым подсчетам, ежегодный ущерб, который несет экономика Армении от блокады, составляет более 500 млн долларов. Аналогичные потери - 500-600 млн дол. - ежегодно несет Турция из-за закрытия железнодорожной транзитной магистрали Гюмри - Стамбул, напрямую соединяющей весь каспийский регион и бассейн Персидского залива с Юго-Восточной и Центральной Европой. Очевидно, что возобновление грузоперевозок по этой транзитной линии выгодно как Еревану, так и Анкаре. Кроме того, в этом случае Армения, более 10 лет контактирующая с внешним миром исключительно через Грузию и Иран, получит альтернативные транспортные коммуникации.

По инициативе США с 2002 г. ведется армяно-турецкий диалог на уровне министров иностранных дел Армении и Турции. На сегодняшний день прошло уже пять встреч, где обсуждались вопросы нормализации двусторонних отношений, развития процесса карабахского урегулирования, а также региональные проблемы, возможность участия Турции в их решении. Детали переговоров не разглашаются. Однако, судя по высказываниям сторон, радикальных изменений, по крайней мере, видимых, в позиции Анкары в отношении Еревана пока не произошло.

На сегодняшний день все попытки США и ЕС наладить в регионе экономическое сотрудничество наталкиваются на упорное сопротивление Азербайджана, стремящегося не допустить участия Армении в региональных экономических проектах до урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Официальная Анкара, которую Вашингтон хотел бы видеть оплотом стабильности в регионе, не демонстрирует готовности отступить от занятой ею позиции в вопросе урегулирования отношений с Арменией.

В Ереване отношение к перспективе открытия армяно-турецкой границы далеко не однозначное. Многие политические и общественные деятели придерживаются мнения, что это – проблема не Еревана, а Анкары. Турция сама закрыла границу, пусть сама и думает, как ее открывать, в конце концов, ее интересы в этом плане просматриваются гораздо четче, нежели интересы Армении. Многие армянские политики убеждены, что в настоящий момент открытие границы напрямую поставит под угрозу национальные интересы Армении. Любое открытие коммуникаций, по их мнению, может быть выгодно Еревану только, если Армения превратится в транзитную страну. В противном случае, Армения станет придатком восточных областей Турции. С 1980 г. в Турции действует закон, согласно которому лица, инвестирующие в развитие этих малонаселенных и малоразвитых, не имеющих необходимых инфраструктур территорий, освобождаются от уплаты налогов на 10 лет. Однако желающих инвестировать нет, ибо речь идет о территориях весьма проблемных. Открыв границу, Турция активизирует развитие этих инфраструктур. От этого в Армении выиграют лишь отдельные предприниматели, которые активизируют свою торговлю. Для Армении сегодня наиболее остро стоит вопрос сельхозпродукции, которая не в состоянии конкурировать с дешевой турецкой. Армянские крестьяне окажутся в крайне тяжелом положении, что чревато эмиграцией и продажей земель крупным "латифундистам", возможно и иностранным. Через пару лет негативные последствия скажутся и на промышленности.

Именно представители деловых кругов и руководители приграничных с Арменией районов Турции выступают за разблокирование границы и налаживание приграничной торговли. Армянские же эксперты обращают внимание на то, что эти районы, ко всему прочему, отнюдь не благополучны с точки зрения стабильности межэтнических взаимоотношений. Это не является существенной преградой для экономической экспансии Турции, но может иметь предсказуемые социально-экономические, демографические и иные дестабилизирующие последствия для Армении

У многих армянских политиков вызывает беспокойство то, что правительство Армении не до конца просчитало возможные последствия открытия границы, а также отсутствие у официального Еревана предварительных условий в диалоге с Анкарой. Создается впечатление, что в диалоге с Турцией Армения пока не играет роль равнозначной стороны. Турецкая политика в отношении Армении практически неизменна, а сам факт переговоров Анкара использует преимущественно в контексте улучшения взаимоотношений с европейскими структурами.

2. США и НАТО

Перспективы развития партнерских отношений между США и Арменией во многом зависит от приобретения нового содержания американо-российских отношений. Нефтяные и инвестиционные компании США, отчасти военные и военно-промышленный комплекс заинтересованы в переосмыслении американо-российского сотрудничества. В этом заинтересованы такие государства, как Великобритания. Это весьма важно, если учесть, что Республиканская партия США (особенно политический центр власти на Юге страны) является традиционным партнером консервативной элиты Великобритании. Например участие России в сооружении нефтепровода Баку – Джейхан, при транспортировке по нему российской нефти, деполитизирует этот проект и в значительной мере деактуализирует региональные конфликты Южного Кавказа, как возможности для политических манипуляций и давления.

В Армении имеются общественные и политические группировки, которым представляется, что форсированная нормализация армяно-турецких отношений приведет к улучшению экономического положения страны и к политическому успеху данных группировок. Конечно, в качестве ключевых региональных проблем США рассматривают не абхазскую или карабахскую, а российско-грузинские и турецко-армянские отношения. Однако Турция явно не заинтересована в нормализации отношений с Арменией, ибо представление армяно-российского и армяно-иранского сотрудничества как угрозы своей безопасности крайне важно для получения американской помощи. Постепенно трансформируясь армянский политический фактор стал важным региональным элементом.

Попытки создания региональной системы безопасности при активном участии европейцев предпринимались как Россией, так и США. Так называемый "Кавказский дом" (вернее целый ряд "кавказских домов") был направлен сначала Германией, а затем США в целях изолирования России от Южного Кавказа, а затем и всего Кавказа. Встречи руководителей России, государств Южного Кавказа в Железноводске, другие инициативы российской стороны (так же, как и американские) неизменно проваливались, так как имеются серьезные противоречия между государствами региона. В Армении существует мнение, что ее позиция в "саботировании" попыток создания региональных систем безопасности под эгидой США и НАТО не были оценены Россией и армянское руководство сделало из данных отношений соответствующие выводы. Следует отметить, что американцы и НАТО явно недооценили значимость принципиального выпадения одного из государств региона из проектируемой системы безопасности. Неучастие Армении практически подорвало и девальвировало значимость всех без исключения инициатив в этом направлении – коммуникационных проектов, "Кавказского Дома" и даже ГУААМ. Позиция Армении определялась не только политическими обязательствами перед Россией и нежеланием входить в конфронтацию с Ираном, а прежде всего своими интересами. Дело в том, даже либеральное, про-американское правительтство Армении понимало, что создание любой формы политической региональной системности губительно для Армении, так как этим самым снимается важное условие противостояния, что представляется основой внешней политики Армении. Участие в любой региональной системе безопасности, приведет к вовлечению Армении в орбиту турецко-азербайджанского альянса, что представляется первичным в сравнении с сотрудничеством с США и НАТО. В связи с этим, Армения весьма настороженно относиться и к российским инициативам по созданию региональной системы безопасности, так как в условиях существования данной пророссийской системы роль Армении значительно понизится и у нее останется гораздо меньше аргументов для отстаивания своих интересов в карабахской проблеме. Вместе с тем Договор о коллективной безопасности представляется политическому руководству и политическим кругам Армении наиболее приемлемой формой сотрудничества не только с Россией, но и с другими государствами постсоветского пространства. Для Армении крайне важно развитие отношений с государствами Центральной Азии.

Вместе с тем, инициативы руководства государств Южного Кавказа в части создания региональной системы безопасности на международной арене рассматриваются, как признаки политической толерантности и стремление к примирению, готовность к мирному урегулированию конфликтов и нормализации отношений. Явное и декларированное игнорирование участия в данных проектах чревато весьма дискомфортным положением любого государства, особенно небольшого. В связи с этим, на Стамбульском саммите государств-участниц ОБСЕ Р.Кочарян предложил создание "Кавказского пакта безопасности" по схеме 3 + 3 + 2, то есть Россия – Турция – Иран + Грузия – Армения – Азербайджан + США – ЕвроСоюз. Данное предложение было сделано в условиях, когда перед Арменией встала угроза принятия очередного враждебного решения по Нагорному Карабаху. Следует отметить, что на предыдущих саммитах ОБСЕ (в Лиссабоне и в Копенгагене) Россия присоединилась к решению признать Нагорный Карабах агрессором и вывести армянские войска со всех занятых территорий. До Стамбульского саммита Россия была против принятия Армении в Совет Европы вместе с Азербайджаном, то есть практически поддержала позицию Турции. Во всяком случае не следует исключать то, что эти обстоятельства повлияли на предложение Р.Кочаряна в Стамбуле.

В 2003 году также США продолжили активно участвовать в процессах обеспечения стабильности и экономического развития на Южном Кавказе, проявлять свою заинтересованность в вопросе интеграции стран региона в европейские структуры.

Вопросы развития взаимосотрудничества обсуждались в ходе двух заседаний армяно-американской рабочей группы по экономическим вопросам и ставшей уже периодической очередной встречи в рамках стратегического диалога. В числе вопросов, обсужденных армяно-американской рабочей группой были следующие:

· Использование гуманитарного и технического содействия США и сохранение его уровня

· Привлечение Армении в рамки программы США "Фонд вызовы тысячелетия"

· Двухстороннее сотрудничество в рамках ВТО, Всемирного Банка, МВФ

· Мероприятия, направленные на расширение объемов и ассортимента товарооборота и прочее.

Повестка армяно-американского стратегического диалога включила три основных направления:

· Проблемы региональной безопасности

· Двухстороннее военно-политическое сотрудничество

· Задачи глобальной безопасности, каковыми являются контроль за экспортом и его нераспространение, борьба с международным терроризмом и т.д.

В 2003 году Палата представителей США приняла закон о предоставлении Армении нормального торгового режима. Этот закон будет обсужден в 2004 году в Сенате США, и существуют все предпосылки для того, чтоб он был принят. Это серьезный прогресс в двухсторонних отношениях, который позитивно отразится на отмене поправки Джексона-Веника. Перспективной задачей внешней политики Армении является создание свободного торгового режима между Арменией и США.

США продолжили процесс предоставления военно-технического содействия Армении, которое, в первую очередь, направлено на усовершенствование средств связи армянских Вооруженных сил и повышение квалификации армянских офицеров в военных учебных заведениях США. В 2003 году была сохранена пропорция в финансовой помощи, выделяемой США Армении и Азербайджану. В ереванском посольстве США был основан специальный офис, координирующий двухстороннее военное сотрудничество.

3. Европейский Союз и государства Европы

Интеграция Армении в европейские структуры остается приоритетной задачей внешней политики страны. Это отразилось как в сотрудничестве с ЕС, так и в двухсторонних отношениях со странами Европы. В ходе встреч с руководителями структур ЕС в конце 2003 года в Брюсселе президент Армении еще раз подтвердил приверженность страны: реформировать общественную жизнь в соответствии с европейскими принципами и стандартами.

В марте 2003 года ЕС выступил с инициативой "Расширенная Европа. Новые соседи", согласно которой новые соседи расширенной Европы, для стимулирования политических и экономических реформ в каждой отдельной стране, получат новые льготы в сотрудничестве с ЕС в различных отраслях.

Южный Кавказ пока еще не включен в эту инициативу, однако такая задача поставлена и есть предпосылки, что в ближайшем будущем данный регион также будет вовлечен в этот проект. Так, например, комиссар по расширению ЕС Гюнтер Верхойген планирует посетить в 2004 году Армению и другие страны региона, после чего вполне возможно последует уточнение политики ЕС в отношении к Южному Кавказу. Армения сама видит будущее в полноценном членстве в составе ЕС. В течение 2003 года продолжилась работа в рамках соглашения Партнерство и сотрудничество Армения-ЕС.

В 2003 году Ереван посетила делегация ЕС во главе с заместителем министра иностранных дел Италии – страны, председательствующей в ЕС. В 2003 году на должности специального представителя ЕС на Южном Каказе был назначен финский дипломат Хейки Тальвитие. Его мандат довольно обширный и касается как вопросов экономических, так и регионального сотрудничества.

Армения продолжила свое участие в спонсируемых ЕС региональных программах. В октябре 2003 года в Ереване состоялась 10-я юбилейная межправительственная встреча на уровне министров стран TRACECA. Армения стала председательствующей в этой программе на 2004 год. В целях технического содействия странам СНГ в рамках программы TASIS, европейское сообщество предоставило Армении 10 млн. евро. Такая же помощь была предоставлена в рамках Продовольственной программы. Продолжилось предоставление грантов Армении в рамках программы финансового содействия и Европейским сообществом. За 2003 год объем торгового оборота Армении со странами ЕС вырос по сравнению с 2002 годом на 38%.

Политика интеграции в Европу нашла свое отражение также в двусторонних отношениях Армении со странами Европы.

Об этом свидетельствует то, что президент Армении в 2003 г. посетил с визитами Федеративную Республику Германии и Францию. Однако, следует заметить, что в ходе этих визитов не было принято каких-либо важных документов.

Министр иностранных дел Армении в конце 2003 года имел встречи в Берлине с министром ИД ФРГ Йошкой Фишером. Здесь он принимал участие в работе конференции "Южный Кавказ: политические вызовы и перспективы развития".

Следует упомянуть, что в конце 2003 года Национальное Собрание Швейцарии приняло Резолюцию о признании Геноцида армян в Турции, что является немаловажным прецедентом, так как этот вопрос, как уже указывалось выше, является одним из ключевых во взаимоотношениях Армении с Турцией.

Армения также активно налаживает дипломатические и экономические контакты со странами Центральной и Восточной Европы. Важным фактором здесь является то, что многие из этих стран (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения, Латвия, Литва, Эстония), а также Мальта и Кипр в мае 2004 года станут членами Евросоюза, а Румыния и Болгария станут членами ЕС в 2007г.

Опыт этих стран на пути к евроинтеграции пытаются применить и в Армении. Некоторые из этих стран (Словакия, Словения, Латвия, Литва, Эстония, Румыния и Болгария) в 2004 году станут также членами НАТО.


Участие Армении в Нагорно-Карабахском конфликте

Армяно-азербайджанский конфликт, как все этнополитические конфликты, имеет свои исторические корни, но основные события, приведшие к кровопролитным столкновениям начали разворачиваться в начале 1988 г. В январе этого года все районные советы Нагорно-Карабахской области, за исключением населенного азербайджанцами Шушинского района, приняли резолюции, призывающие к переходу региона от Азербайджана к Армении. 20 февраля 1988 года областной совет Нагорного Карабаха направил обращения к парламентам (Верховным Советам) Армении, Азербайджана и Советского Союза с просьбой о присоединении области к Армении (азербайджанское меньшинство в Совете не принимало участия в голосовании).

Обращение Нагорного Карабаха в Азербайджане было, конечно, встречено негативно. Конфликт был сильно отягощен антиармянским погромом, организованным в азербайджанском городе Сумгаите в конце февраля 1988 года - первым взрывом этнического насилия в новейшей советской истории. Соответственно уровень насилия в споре о Нагорном Карабахе вырос.

В июле 1988 года Президиум Верховного Совета СССР недвусмысленно отклонил просьбу Нагорного Карабаха о присоединении к Армении (месяцем раньше обращение было поддержано парламентом Армении под сильным давлением народа и, конечно, отклонено азербайджанским парламентом).

В начальной фазе конфликта обе стороны редко или даже ни разу не обращались к международным правовым нормам, полагаясь главным образом на все еще господствующую марксистско-ленинскую идеологию и советскую конституцию.

Весной и летом 1991 года советские войска, поддерживаемые милицией и войсками МВД Азербайджана, атаковали прилегающие к Нагорному Карабаху армянские деревни с целью силового решения назревавшего конфликта. Так называемая операция "Кольцо" была прекращена только после провала августовского (1991 г.) путча в Москве.

К этому времени ситуация в Нагорном Карабахе претерпела существенные изменения. Местная политическая элита, отличающаяся по своей политической ориентации от руководства Армении, больше не настаивала на объединении с Арменией, явно предпочитая независимость. Сессия областного Совета провозгласила 2 сентября бывшую автономную область Республикой Нагорного Карабаха (РНК), включив в нее также населенный армянами Шаумянский район Азербайджана. 26 ноября Азербайджан ответил на это аннулированием автономного статуса Нагорного Карабаха. Самопровозглашенная республика провела 10 декабря 1991 г. референдум о независимости и после парламентских выборов в конце декабря приняла (6 января 1992 г.) Декларацию независимости.

Враждебные действия между Карабахом и Азербайджаном усилилась после того, как противники получили (легально, а чаще нелегально) тяжелое вооружение из бывших советских войсковых частей, а также от Турции. Небольшое количество турецких военных советников обучали азербайджанских призывников, а около 2000 афганских моджахедов были наняты азербайджанской армией. С обеих сторон использовались российские и украинские наемники. Однако объективные преимущества Азербайджана в людском и экономическом потенциале компенсировались превосходством военной выучки и дисциплиной, проявляемыми карабахскими силами. После ряда наступлений, отходов и контрнаступлений Нагорный Карабах взял под контроль теперь весь юго-западный угол Азербайджана вплоть до границы с Ираном, что составляет около 20 процентов всей территории бывшей Азербайджанской ССР; сюда также входят все земли, отделявшие республику от Армении. Население занятых территорий теперь стало беженцами в других частях Азербайджана. Древняя столица страны - Шуша 9 мая 1992 года была занята карабахскими войсками, и с этого дня этот день празднуется в Карабахе как День победы.

Все это привело к возникновению и постепенной, но неуклоннойэскалации карабахскою конфликта и образованию фактически независимой, тесными узами связанной с Арменией Нагорно-Карабахской республики. Отметим лишь то, что, по имеющимся данным, в ходе карабахского конфликта погибло около 10 тыс. человек. Число покинувших Армению беженцев азербайджанские авторы оценивают в 165 тыс., хотя армянские источники оспаривают эти данные. После бегства азербайджанского населения Армения стала практически однородной в этническом, культурном и конфессиональном отношении страной. Лозунг присоединения Карабаха к Армении пользуется широкой поддержкой населения страны, хотя руководство самой Армении отказалось (по-видимому, из тактических соображений) от планов присоединения Карабаха к Армении и выступило за предоставление народу Карабаха права самому решать свою судьбу.

К настоящему времени НКР установила и удерживает контроль практически над всей территорией бывшей автономии, за исключением части Мардакертского района, а также удерживает так называемый "лачинский коридор", Шушу, Кельбаджар. Несмотря на подписанное 12 мая 1994 г. Соглашение о прекращении огня, которое в целом соблюдается, противоречия между конфликтующими сторонами по ключевым вопросам сохраняются и вряд ли последует их удовлетворительное разрешение в обозримой перспективе.


Заключение

На основании анализа приведенных данных можно заключить, что на сегодняшний день внешняя политика Армении характеризуется так называемым "комплиментаризмом", состоящим в том, что у Армении нет постоянных союзников, а только постоянные интересы. Критика такой позиции вполне обоснована, так как руководствоваться данным принципом могут позволить себе, к примеру, США, но отнюдь не Армения. Противники данного внешнеполитического курса полагают, что Армения должна проводить политику "про-", и неважно, будет ли ее вектор направлен в сторону России или Запада. Существует также мнение, что Армения слишком маленькое государство, чтобы сбалансировать, казалось бы, противоречивые интересы России, США, Европы, а также немаловажного игрока в регионе - Ирана.

Ни для кого не секрет, что политика США в Закавказье обусловлена богатыми энергетическими ресурсами региона. Конечно, в сферу пристального внимания США в первую очередь попадают Грузия и Азербайджан, однако и Армения вызывает у них определённый интерес. Армения выступает в качестве фактора, обеспечивающего цельность Кавказа как коммуникационного центра, сохранение стабильности в регионе, столь необходимой для успешной реализации транспортно-энергетических программ США.

Помимо экономических преимуществ Закавказье может рассматриваться США как объект политического давления на Иран. Известно, что север Ирана густо населён этническими азербайджанцами. Разжигание сепаратистских тенденций может серьёзно дестабилизировать ситуацию в Иране. Получается, что Азербайджан интересует американцев, как с экономической, так и с политической точек зрения, а подобное положение дел и дальнейшее развитие событий требуют повышенного внимания со стороны Армении.

К тому же, форпостом США в Закавказье является также Грузия. Армения же сегодня не имеет достаточно мощного потенциала для создания надёжного и обеспечивающего безопасность всех сторон баланса сил в регионе. Поэтому на данном этапе (да и когда бы то ни было) прекращение связей с США может серьёзно повредить Армении, так как Соединённым Штатам ничего не стоит поглотить ее. Внешнеполитический курс Армении, направленный на поддержание стабильных отношений с США обусловливает также ряд не менее важных факторов, о которых было сказано выше.

Что касается Европы, то в основном интерес последней к региону связан со следующими важнейшими факторами: Закавказье как коммуникационный узел, связывающий Европу с Центральной Азией, энергетические ресурсы, безопасные границы Европы на Юго-Востоке. Фактически, США и Евросоюз имеют здесь схожие интересы.

Для осуществления Европой своих целей недостаточно распространения своего влияния лишь на страны Кавказа. Дело в том, что для полноценного функционирования таких программ, как TRACECA и INOGEIT необходимо снятие с Армении блокады со стороны Турции, а также установление экономических связей между Арменией и Азербайджаном. Мешают осуществлению данных программ и многочисленные этнонациональные конфликты Закавказья. Поэтому если Европа предпримет серьёзные шаги по нормализации сложившейся в Закавказье ситуации, она частично поспособствует решению основных внешнеполитических проблем Армении. Отсюда и необходимость поддерживать прочные связи с Европой и одновременно убеждать ее действовать, насколько это возможно, в пользу Армении.

Наконец, отношения Армении с важнейшим стратегическим партнёром - Россией. Излишне говорить, что обе страны заинтересованы в сотрудничестве. После распада СССР сложилась ситуация, когда большинство новопровозглашённых республик избрали курс на отмежевание от России и откровенно прозападную позицию. Часто подобная политика диктовалась не реальными экономическими и политическими интересами, а отсутствием политической воли и неоправданными опасениями. Выгоду из подобной ситуации извлёк Запад, который утвердил свое единоличное преобладание в странах и регионах, имеющих выгодное геополитическое положение. А таких на постсоветском пространстве немало: Украина, Центральная Азия, Каспийский регион, объявленный сферой стратегических интересов США. Отнести к этому списку можно и Закавказье. Именно поэтому России необходимо укреплять свои позиции в вышеперечисленных стратегических точках. Сегодня Россия обеспечивает своё присутствие в Закавказье с помощью Армении.

С другой стороны, на сегодняшний день без России сотрудничество Армении со странами Запада будет существенно затруднено. Несмотря на то, что Россия на сегодняшний день не обладает той мощью, которая была присуща Советскому Союзу, тем не менее, он является серьёзным региональным и даже мировым игроком, не считаться с которым США и Европа не могут. Тем более, что, несмотря на некоторые разногласия, развитие отношений между Россией и Западом предусматривает скорее сглаживание противоречий, а не их нарастание. Именно Россия сегодня обеспечивает относительную стабильность в регионе и является сдерживающим фактором, предостерегающим от возобновления военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. Армения и Россия - партнёры по ДКБ, между странами осуществляется активное сотрудничество в экономической и социальной сферах. Всё это говорит об очевидной взаимной заинтересованности двух стран в укреплении двусторонних отношений.

Таким образом, внешняя политика Армении объективно не может ограничиваться лишь одним вектором.. Есть ли у Армении какая-либо реальная альтернатива? Можно, например, прекратить сотрудничество с США и тем самым отказаться от их многомиллионной финансовой помощи и поддержки не менее многочисленной диаспоры. Можно также "заморозить" отношения с Европой, потеряв экономически выгодные проекты и серьёзные инвестиции в экономику страны, а также сделав шаг назад в укреплении международного авторитета Армении. О перемене в отношениях с Россией говорить просто не имеет смысла.

Поэтому Армения вынуждена уравновешивать свои связи с ведущими мировыми державами, одновременно укрепляя сотрудничество с Россией.


Литература

1. Анализи прогноз межнациональных конфликтов в России и СНГ. Под ред. А.Г.Здравомыслова, С.Я.Матвеева, А.Ю.Чепуренко. М.: РНИСиНП, 1994

2. Безопасность России XXI век/Под ред. А.В. Загорского, М., 2000

3. В Армению прибудет делегация США на высшем уровне // Республика Армения.— 1995.— 28 января

4. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа – М., 2001

5. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты на постсоветском пространстве, М., 1999

6. Малышева Д.Б. Конфликты в развивающемся мире, России и СНГ – М., 1997

7. Мурадян И. Проблемы безопасности Южного Кавказа и роль Армении//http://www.materic.ru

8. Наумов Г. Азербайджанская оппозиция против договора с Арменией // Независимая газета. – Москва, 1999. – 15 сентября

9. Осканян В. Отчет об итогах внешней политики Армении в 2003 году//http://www.regnum.ru

10. Официальный сайт МИД Армении - www.armeniaforeignministry.com

11. Пряхин В.Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве, М., 2002

12. Ремезнадзе А. Роль Ирана как посредника в Нагорно-Карабахском конфликте//Спорные границы на Кавказе, М., 1996

13. Тренин Д. Интересы безопасности и политика России в Кавказском регионе//Спорные границы на Кавказе. М., 1996

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий