регистрация / вход

Фундаменталистские партии в Алжире

Становление и развитие многопартийного движения в Алжире. Выдвижение на первый план прорелигиозных партий. Краткое описание фундаменталистских партий, их лидеров и внутрипартийная борьба за власть в стране. Оценка президентских выборов и их результаты.

Реферат: Фундаменталистские партии в Алжире


Упразднение в 1989 г. в Алжире однопартийной системы в первые же месяцы привело к появлению примерно 50 политических партий самой разной направленности. Сложившиеся в этот период в АНДР реалии привели к тому, что одними из самых заметных среди прочих сразу же стали исламистские партии, в частности Исламский фронт спасения (ИФС), ХАМАС (ныне – Движение общества мира, ДОМ) и движение «Ан-Нахда».

За прошедшее десятилетие по-разному сложилась судьба этих исламистских партий первого поколения. ИФС выиграл первый тур парламентских выборов 26 декабря 1991 г. и едва не пришел к власти. Военные поставили во главе Алжира в январе 1992 г. Высший государственный совет (ВГС), который отменил результаты первого тура парламентских выборов, аннулировал второй тур голосования и в конечном итоге в середине 1992 г. запретил ИФС. Вне зависимости от этих действий властей радикальное крыло Фронта к этому времени уже созрело для вооруженной борьбы, что нашло свое отражение в формировании ряда группировок религиозных экстремистов и привело к продолжающемуся уже восемь лет внутри алжирскому вооруженному противостоянию. В результате этого конфликта погибло свыше 100 тыс. алжирцев, около 1 млн. получило ранения, 600 тыс. человек стали вынужденно перемещенными лицами, материальный ущерб составил 20 млрд. долл., что примерно соответствует прибыли от продажи нефти и газа, получаемой Алжиром за два года1 . Другими «наследниками» ИФС стали несколько структур, оспаривающих друг у друга право называться руководящими органами Фронта.

Две другие исламистские партии, побыв одно время в оппозиции, в конце концов попали в коалиционное правительство АНДР. Представители ДОМ вошли в Кабинет министров Алжира после парламентских выборов 1997 г. Движение «Ан-Нахда» присоединилось к правительственной коалиции в 1999 г., полгода спустя после прихода к власти в Алжире АбдельазизаБутефлики.

Победа А.Бутефлики на досрочных президентских выборах в апреле 1999 г. и взятый им курс на подключение исламистских партий «умеренного» толка к работе в правительстве еще больше раскололи исламистское движение в стране, которое и без этого никогда не отличалось однородностью. 1999 – начало 2000 гг. ознаменовались рождением новых исламистских партий – партий второго поколения.

Формально алжирская конституция предусматривает запрет на создание религиозных партий. Однако это положение легко обходится путем исключения из уставных документов подобных организаций ссылок на ислам при том, что исламистский характер ДОМ и ему подобных партий ни для кого не является секретом.

Буквально накануне досрочных президентских выборов в апреле 1999 г. от Движения «Ан-Нахда» откололась организация, получившая название «Харакат аль-Ислах аль-Ватания» (Движение национальной реформы – ДНР). Появление ДНР стало следствием конфликта между основателем «Ан-Нахды» АбдаллойДжабаллой и генеральным секретарем Движения Лахбибом Адами, который считается более умеренным во взглядах. Эта умеренность привела к тому, что Л.Адами выступил в поддержку кандидатуры А.Бутефлики накануне президентских выборов, в то время как А.Джабалла сам хотел баллотироваться на высший государственный пост. В итоге точка зрения Л.Адами победила, а А.Джабалла с группой своих сторонников был вынужден 16 января 1999 г. покинуть свое первое детище и после консультаций с представителями провинциальных организаций «Ан-Нахды» создать ДНР. Как утверждал А.Джабалла, «значительное большинство активистов “Ан-Нахды” намерено присоединиться к новой партии»2 . Свои действия он обосновал тем, что «Ан-Нахда» «отошла от (исламистского) проекта, на котором была основана». А.Джабалла подчеркивал, что ДНР – «преемник» движения «Ан-Нахда», которое отошло от его основополагающих принципов и стало «инструментом в руках некоторых властных кругов».

Прошение о регистрации новой исламистской партии подписало свыше 100 человек, среди которых были 20 членов Консультативного совета «Ан-Нахды» и пять депутатов парламента от этого движения.

Тем не менее пока нет полной ясности, как «Ан-Нахда» и ДНР разделили принадлежавшие первой 34 места в Национальной народной ассамблее (нижней палате алжирского парламента). По состоянию на начало 2000 г. обе партии вели ожесточенную борьбу и за первичные ячейки на местах. Тем не менее ДНР уже создало руководящие структуры, в частности Национальное бюро.

Незадолго до досрочных президентских выборов А.Джабалла опубликовал свою предвыборную программу, во многом отразившую позиции ДНР. По оценке А.Джабаллы, кризису в Алжире, достигшему в сфере безопасности «недопустимого порога», должно быть найдено «политическое решение». Страна, по его мнению, находится в «стадии разрушения», причем делается это руками «алжирцев – предателей, заблудших или несведущих». Лидер ДНР, в частности, потребовал «освободить узников мнения» и всех лиц, непричастных к преступлениям, связанным с пролитием крови. Другое его требование касалось придания «позитивной» динамики процессу примирения, начавшемуся осенью 1997 г. с объявления перемирия со стороны Исламской армии спасения (ИАС – вооруженное крыло ИФС) и формально завершившемуся в январе 2000 г. разоружением ИАС и ряда других мелких бандформирований, а также амнистированием состоявших в них боевиков. Среди прочих предложений – отмена чрезвычайного положения, действующего в ряде провинций Алжира, решение проблемы «исчезнувших лиц». В политическом плане А. Джабалла намеревался в случае избрания сформировать правительство национального единства, пересмотреть конституцию с целью придания ей «реального равновесия в вопросах соотношения власти и компетенции», наделить большими правами Высший исламский совет, который должен проверять соответствие законов исламским нормам.

Если в начале избирательной кампании А. Джабалла делал лишь робкие ссылки на Коран, то накануне выборов его выступления больше напоминали религиозные проповеди. А. Джабалла – самый молодой из семи претендентов на пост президента Алжира, – в частности, заявлял, что в случае своего избрания на пост главы государства намерен «бороться против регионализма (по всей видимости, здесь подразумеваются берберы. – В.К.), дискриминации, коррупции, а также всех социальных бед, которые распространились вследствие нищеты». Он выступил против разделения на категории «жертв национальной трагедии», поставив тем самым на один уровень родственников жертв терроризма и близких (детей и вдов) убитых исламистов.

1 апреля 1999 г. ДНР получила официальное разрешение на легальную деятельность.

За день до состоявшихся в Алжире 15 апреля 1999 г. досрочных президентских выборов А. Джабалла вместе с пятью другими претендентами – оппонентами А. Бутефлики – сняли свои кандидатуры. Тем не менее бюллетени с именами «отказников» остались на избирательных участках. В результате голосования, по официальным данным, А. Джабалла занял третье место. За него проголосовали 3,95% алжирцев, пришедших на избирательные участки. Однако этот результат вряд ли отражает реальный вес ДНР в алжирском обществе, поскольку на ряде избирательных участков избирательные комиссии успели изъять ставшие ненужными бюллетени.

В связи с объявленной президентом А. Бутефликой перед 5 июля 1999 г. амнистией некоторым категориям участников исламистских бандформирований А. Джабалла призвал главу государства объявить всеобщую амнистию террористам. Соответствующий призыв прозвучал в письме, которое лидер ДНР направил президенту АНДР 30 июня. «Все, что Вы осуществляете в настоящее время, является позитивным. Но настало время, чтобы эти меры были дополнены всеобщей амнистией», – отмечалось, в частности, в письме. А. Джабалла, известный как один из откровенных противников демократических и светских партий, потребовал также от своего недавнего конкурента в борьбе за пост президента «создать необходимые условия для защиты демократических свобод от всякого рода злоупотреблений».

В целом ДНР занимает позиции, достаточно близкие к наиболее радикальному крылу исламистского движения в Алжире. Одно из его главных программных требований – пересмотр избирательного законодательства.

Сразу после президентских выборов начал работу по созданию собственной партии Ахмед Талеб Ибрагими, занявший второе место по итогам голосования. Примечательно, что одновременно с ним к аналогичной работе приступили два других экс-претендента на пост президента – Мулуд Хамруш и Мокдад Сифи. Однако только А.Т. Ибрагими удалось довести организационную работу по созданию собственной партии до ее логического завершения.

В начале июля 1999 г. экс-претендент на пост президента Алжира А.Т. Ибрагими подал в Министерство внутренних дел запрос на легализацию новой политической партии. Одновременно было объявлено, что она будет называться Партия «Вафа» или Движение «Верность и справедливость» (ДВС).

Накануне досрочных президентских выборов А.Т. Ибрагими был поддержан рядом руководящих структур запрещенного ИФС и его боевого крыла – ИАС. В Алжире пропагандистской кампанией в его поддержку руководил возглавлявший одно время ИФС Абделькадер Хашани. В его задачу, в частности, входила организация сбора подписей для регистрации кандидата, а также сбора средств. Некоторые активисты Партии «Вафа» утверждают, что именно А. Хашани стоял у истоков этой организации. А. Хашани пользовался весьма высоким авторитетом в среде алжирских исламистов, не забывших, что именно он, будучи третьим лицом в иерархии ИФС, после ареста А. Мадани и А. Бельхаджа привел Фронт к победе в первом туре парламентских выборов в декабре 1991 г.

Возможно, именно вопрос о лидерстве в Партии «Вафа» и решил судьбу А. Хашани. 22 ноября 1999 г. неизвестный открыл огонь по А. Хашани в тот момент, когда тот находился в приемной дантиста в алжирском квартале Баб-эль-Уэд, традиционно считающимся одним из оплотов исламистов. Пострадавший получил несколько пулевых ранений и через несколько часов скончался в столичной больнице «Мейот».

Как было сказано выше, по итогам досрочных выборов президента А.Т. Ибрагими занял второе место. За него проголосовали 12,53% принявших участие в выборах, или 1264 тыс. избирателей. Как и в случае с А. Джабаллой, этот результат вряд ли соответствует реальной популярности А.Т. Ибрагими среди некоторых категорий алжирцев.

Ахмед Талеб Ибрагими, врач по образованию, вышел из семьи известного в Алжире мусульманского богослова. Ранее он занимал ряд высоких государственных постов. В частности, при президенте Хуари Бумедьене А.Т. Ибрагими был министром национального образования и в этот период сделал немало для исламизации страны, при президенте ШадлиБенджедиде – министром иностранных дел. В этот же период лидер ИФС Аббас Мадани предлагал Ш. Бенджедиду, чтобы А.Т. Ибрагими возглавил правительство Алжира.

Учредительный съезд Партии «Вафа» состоялся в декабре 1999 г. Он проходил под лозунгом «За национальное единство, социальную справедливость, реабилитацию компетентности». В работе съезда приняли участие около 800 депутатов, представлявших 48 вилай (провинций) страны и зарубежную диаспору. Около 30% делегатов учредительного съезда в свое время были депутатами местных органов власти от ИФС. В качестве гостей на форуме присутствовали такие видные представители руководства ИФС, как Али Джедди, Абделькадер Бухамхам, Абделькадер Омар. И это несмотря на то, что всем им после сравнительно недавнего досрочного освобождения из тюрьмы было запрещено заниматься политикой.

Выступивший на церемонии открытия форума основатель партии А.Т. Ибрагими выразил мнение, что переживаемый Алжиром кризис носит политический характер и, следовательно, его решение также должно быть политическим, через реабилитацию исламизма как такового. Тем самым он фактически солидаризировался с точкой зрения многочисленных представителей руководства ИФС.

По оценке А.Т. Ибрагими, партия «Вафа» основывается на «двух основных политических течениях» страны – националистическом и исламистском. Главным ее приоритетом было названо прекращение насилия. В долговременном плане А.Т. Ибрагими неоднократно заявлял, что видит задачей своей партии консолидацию исламистского движения в Алжире и исполнение в нем лидирующей роли после запрета ИФС. Сразу было заявлено, что Партия «Вафа» видит себя в роли радикальной оппозиции по отношению к режиму А. Бутефлики. Она считает себя «реальной политической силой, способной влиять на ход событий в Алжире при уважении конституционной законности и демократических правил».

Съезд избрал руководящие структуры партии. На пост председателя организации был избран ее учредитель Ахмед ТалебИбрагими. Делегаты съезда избрали также Центральный комитет партии в составе 60 человек, ее Национальный совет (согласно внутреннему уставу, он руководит деятельностью партии в периоды между съездами) и Национальное бюро. Выступая на церемонии закрытия съезда, лидер партии «Вафа» выразил надежду, что в 2000 г. эта организация соберет под свои знамена «самое большое число граждан Алжира».

Сразу после учредительного съезда партия «Вафа» подала в МВД страны официальную заявку на регистрацию. По закону власти должны были ответить на нее в течение 60 дней.

По мнению А.Т. Ибрагими, партия «Вафа» – «синтез алжирского национализма и исламизма, ценностей идентичности и модернизма, индивидуальных свобод и социальной справедливости». Он считает, что «решение алжирского кризиса может быть только политическим, основанным на диалоге со всеми реальными силами страны и прежде всего – с Исламским фронтом спасения (ИФС)». При этом все стороны конфликта должны принять три принципа: уважения конституции, сменяемости власти и отказа от насилия. С точки зрения А.Т.Ибрагими, если до апреля 1999 г. в Алжире действовали два основных политических лагеря – «терминаторов» (так в АНДР называют сторонников борьбы с исламизмом вплоть до его полного искоренения – В.К.) и «примирителей», то сейчас к ним добавилась третья сила – «руки терминаторов в перчатках примирителей».

Одно из главных требований партии «Вафа» – проведение досрочных парламентских выборов и выборов в местные органы власти. Другие требования – освобождение лидеров ИФС А. Мадани и А. Бельхаджа, снятие ограничений на политическую деятельность для ранее освобожденных представителей руководства ИФС, отмена чрезвычайного положения, решение проблемы так называемых пропавших без вести лиц, восстановление на рабочих местах людей, уволенных из-за их политических убеждений. Как утверждал А.Т. Ибрагими, эти требования являются предварительным условием любой попытки национального примирения13 .

Дабы «расшифровать» эти требования, представляется необходимым напомнить, что в 1992 г. алжирские власти приговорили к разным срокам тюремного заключения А. Мадани и А. Бельхаджа и еще пятерых представителей высшего руководства ИФС. Однако позднее все, кроме А. Мадани и А. Бельхаджа, были постепенно условно освобождены. Идя на этот шаг, алжирское руководство рассчитывало, что освобожденные станут связующим звеном, с помощью которого ему удастся договориться с радикальными исламистскими группировками о прекращении вооруженной борьбы. Что касается А. Мадани и А. Бельхаджа, то для первого из них в 1997 г. мера пресечения была смягчена до уровня домашнего ареста, второй все это время (за исключением непродолжительного периода нахождения поддомашним арестом) находился в военной тюрьме г. Блида.

Чрезвычайное положение было введено алжирскими властями в 1992 г. в семи центральных провинциях страны, где наиболее активно действовали исламистские бандформирования.

Международные правозащитные организации с подачи алжирских исламистов неоднократно поднимали проблему без вести пропавших лиц. К этой категории относятся, по разным данным, от 3 до 5 тыс. человек. Исламисты неоднократно обвиняли алжирские власти во внесудебных расправах над сторонниками исламизма, откуда и возникла проблема. Дабы решить ее, официальные власти создали специальные структуры на уровне провинций. При этом сразу же выяснилось, что многие из числа так называемых пропавших на самом деле оказались в исламистских бандформированиях. Это было в очередной раз подтверждено в январе 2000 г., когда начался процесс сдачи боевиков ИАС.

Что касается увольнений сторонников исламистского проекта в Алжире, то эта мера коснулась прежде всего лиц, стоявших на позициях ИФС и работавших в сфере образования.

В конце февраля 2000 г. стало известно, что Министерство внутренних дел Алжира не зарегистрировало партию «Вафа». Об этом было объявлено 27 февраля в ходе пресс-конференции, организованной руководством партии. Примечательно, что эту партию алжирская газета «Матэн», сообщившая об этом, прямо назвала «нео-ИФС». Несколькими днями ранее та же газета со ссылкой на парламентские источники, близкие к окружению президента, утверждала, что «примыкающие к центрам принятия решений противники исламизма склонили власти к отказу на запрос о регистрации партии».

В ответ на молчание властей партия «Вафа» пригрозила продолжить публичную деятельность, несмотря на отсутствие разрешающего документа. Выступивший на пресс-конференции представитель по печати партии и «правая рука» А.Т. Ибрагими Мохаммед Сайд утверждал, что отказ властей зарегистрировать его организацию вызван «страхом подъема реальной оппозиции», поскольку «Вафа» «представляет исламское течение, укоренившееся в [алжирском] обществе». М. Саид ни разу не назвал А. Бутефлику президентом Алжира, всякий раз указывая, что он – «назначенный глава государства». По мнению представителя партии «Вафа», эта организация легализована «по факту».

Действительно, по оценке алжирских аналитиков, «Вафа» сразу после рождения стала одной из ведущих оппозиционных сил страны.

Молчание властей сразу дало возможность исламистам из этой организации начать перепалку по поводу интерпретации закона, разрешающего деятельность партий, поскольку в нем ничего не говорится, законна та или иная партия или нет, если власти сами не удосужились принять однозначное решение на этот счет в течение 60 дней. При чем руководство партии «Вафа» пригрозило, что если она не будет легализована, амнистированные властями в начале 2000 г. и оказавшиеся на свободе боевики ИАС смогут соорганизоваться в менее респектабельную политическую организацию.

Неделю спустя после истечения 60-дневного срока, отводившегося на рассмотрение запроса о легализации, «Вафа» без каких-либо проблем со стороны властей провела первую сессию Национального совета. В коммюнике по итогам сессии действия властей, хранивших молчание по поводу запроса о регистрации, были расценены как «попытка морального убийства политической организации, являющейся носительницей идеи политической альтернативы того, как необходимо выходить из кризиса»17 . Давая оценку общей ситуации в стране, неоисламисты констатировали, что «решение чувствительных вопросов безопасности, соблюдения прав человека и демократической практики, урегулирования экономического и социального кризисов осложняется закрытием политической арены, эскалацией насилия, усилением цензуры и произвола, непрекращающимися покушениями на национальные ценности». Тем самым они в очередной раз поставили на одну доску действия радикальных исламистских группировок и властей.

В целом пока затруднительно однозначно сказать, насколько жизнеспособными окажутся новые исламистские партии. Тем более, что у них в любой момент может появиться мощный конкурент. Им может стать старый ИФС, но в какой-либо новой «упаковке». К этому варианту развития событий уже готовы несколько участников Маджлисаш-Шура (Консультативного совета) ИФС, находящихся на свободе в Алжире. Не оставили идею возрождения ИФС и его зарубежные структуры, ставящие в качестве условия нормализации обстановки в стране реабилитацию этой исламистской партии. Одна из них – Координационный совет ИФС за рубежом – базируется в Европе. Его участники во главе с Ахмедом Зауи в апреле 1998 г. откололись от Исполнительной инстанции ИФС за рубежом. Последняя находится в Германии, и возглавляет ее Рабах Кебир.

Если Исполнительная инстанция готова, чтобы возродить ИФС под новым названием, то Координационный совет настаивает на полной реабилитации ИФС. Так, в распространенном 13 сентября 1999 г. коммюнике № 13 Координационный совет ИФС за рубежом утверждал, что действия избранного 16 апреля 1999 г. главы АНДР направлены на восстановление позиций политиков «эпохи 30-летнего монопольного правления» Фронта национального освобождения (ФНО). Авторы документа считали невозможным достижение внутреннего мира без «безусловного освобождения шейхов Аббаса Мадани и Али Бельхаджа и реабилитации запрещенной партии».

фундаменталистская партия алжир


Список источников и литературы

1. Liberation. Casablanka. 01.04.2010.

2. APC. Alger. 21.01.1999.

3. La Tribune. Alger. 02.04.1999.

4. Эль-Ватан. Алжир. 05.07.1999.

5. LaTribune. 29.01.2010.

6. Le Matin. 28.02.2011.

7. Arabies. P., janvier 2000.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий