регистрация / вход

Политические режимы 5

Содержание Введение 3 1. Сущность понятия «политический режим» 5 2. Разновидности современных политических режимов 16 Заключение 28 Литература 30 Введение

Содержание

Введение. 3

1. Сущность понятия «политический режим». 5

2. Разновидности современных политических режимов. 16

Заключение. 28

Литература. 30

Введение

Одной из основных категорий, раскрывающих способ функционирования политической системы и государства в целом, выступает политический режим (от лат. regimen – управление).

Понятие политического режима – одно из ключевых понятий конституционного права, получив распространение в западноевропейской обществоведческой литературе на рубеже XIX и XX веков, в течение долгого времени продолжает оставаться объектом теоретических споров.

Даже в настоящее время, вопрос о том, является ли политический режим неотъемлемым элементом формы государства, остается дискуссионным. Так, в Конституционном праве «политический режим» называется устаревшей категорией, а на смену ему предлагается использовать термин «государственный режим». В отечественной теории государства и права политический режим рассматривается в качестве еще одной – после формы правления и формы государственного устройства – характеристики государства, раскрывающей совокупность методов осуществления государственной власти. В рамках политологии опять таки выделяются понятия «государственный режим» и «политический режим» содержание, которых далеко не равнозначны: Если первое понятие в общем и целом характеризует методы осуществления государственной власти, то второе... есть среда и условия политической жизни общества, иначе говоря, определенный политический климат, существующий в данном обществе в данный момент исторического развития.

Актуальность данной темы подтверждает то, что политический режим - характеристика не только государства, но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью, образующие содержание политического режима, разворачиваются именно в сфере политической системы. Поскольку последняя является одним из уровней гражданского общества, постольку глубинные социально-экономические и культурные основы этого общества обусловливают характер государства не непосредственно, а запечатлеваясь в особенностях политического режима как содержании политической системы. Таким образом, значение политического режима в жизнедеятельности той или иной страны исключительно велико. Например, изменение политического режима (даже если форма правления и форма государственного устройства остаются прежними) обычно приводит к резкому изменению внутренней и внешней политики государства. Вызвано это тем, что политический режим связан не только с формой организации власти, но и с ее содержанием.

Итак, цель данной работы – исследовать категорию «политический режим», и его основные виды в зарубежных странах.

Исходя из поставленной цели мы ставим перед собой следующие задачи:

- исследовать сущность понятия «политический режим»;

- проанализировать типы современных политических режимов;

При написании данной курсовой работы были использована не только литература по конституционному праву зарубежных стран, но и учебные пособия по теории государства и права (труды Марченко М.Н. и Спиридонова Л.В. и другие), и работы по политологии (в том числе монографии Цыганкова П.А.).

1. Сущность понятия «политический режим»

В науке сложилось, по меньшей мере, две традиции в осмыслении политических режимов. Одна из них связана с политико-правовым, или институциональным подходом, другая — с социологическим. Различия, имеющиеся в рамках данных традиций, весьма существенны, хотя и отнюдь не непреодолимы. В первом случае преимущественное внимание уделяется формально-юридическим, процедурным характеристикам осуществления власти, во втором — ее социальным основаниям и происхождению. Рассмотрим данные определения более подробно.

Ученые, представляющее первое, институциональное направление политического анализа, склонны смешивать "режим" с понятием форм правления или государственного строя. "Политический режим есть система или форма правления", — пишет, например, американский исследователь К. Бекстер. Подобная постановка вопроса традиционно была характерна и для французского государствоведения, где монархия и республика различались, главным образом, именно как формы правления, а сам термин "политический режим" считался частью категориального аппарата конституционного права и связывался с особенностями разделения государственной власти и их соотношение[3, с. 157].

Соответственно, выделялись режим слияния властей (абсолютная монархия), режим разделения властей (президентская республика) и режим сотрудничества властей (парламентская республика). Однако, постепенно понятие режима обрело права самостоятельного "гражданства" и уже в 1968 году известный французский ученый М. Дюверже отмечал, что подобная классификация рассматривается французскими политологами как подсобная, в ней видят не классификацию политических режимов, а лишь классификацию "типов правительственных структур".

К этой группе политического анализа примыкают и неоинституциональные разработки, нередко связывающие свое происхождение с именем крупнейшего американского политолога Г. Лассуэла. Особенность понимания режима Лассуэлом связана, прежде всего, с тем, что режим рассматривается им как способ упорядочения, легитимизации политической системы. По словам ученого, "режим ("форма правления", "политический порядок") представляет собой образец политических форм... Режим функционирует для того, чтобы свести к минимуму элемент принуждения в политическом процессе". Любопытно, что Лассуэл противопоставляет режим "правлению", которое, с его точки зрения, включает в себя "пути распределения и реализации контрольных функций в политике". Такое понимание, во-первых, связывает режим, главным образом, с конституционными действиями, а во-вторых, отказывает военным диктатурам в праве называться режимами. Такое понимание позволяет ним причислить Лассуэла и его последователей (таких, как Ф. Риггс, Р. Бейкер и др.) к представителям политико-правового осмысления режимов[3, с.158].

Второе направление политического анализа режимов уделяет первостепенное внимание осмыслению тех связей между обществом и государством, которые сложились реально и не обязательно в соответствии с предписанными конституцией и иными правовыми актами нормами политического поведения. В данном случае режим рассматривается не только как "форма" (будь то правления или государственного устройства) и даже не только как структура власти с присущими ей методами реализации политической воли, но и в гораздо более широком значении — как баланс, соответствие, имеющееся во взаимоотношениях социального и политического.

Одно из характерных в данном отношении определений политического режима принадлежит упоминавшемуся уже М. Дюверже, который в одном случае рассматривал его как "структуру правления, тип человеческого общества, отличающий одну социальную общность от другой", а в другом — как "определенное сочетание системы партий, способа голосования, одного или нескольких типов принятия решений, одной или нескольких структур групп давления". В этом же стиле выдержано и определение одного из последователей Дюверже Ж.-Л. Кермопа: "Под политическим режимом понимается совокупность элементом идеологического, институционального и социологического порядка, способствующих формированию политической власти данной страны на определенный период". Режим таким образом предстает как значительно более сложная организация, нежели совокупность юридических механизмов или даже стремления правящего класса. Наконец еще одна формулировка содержания термина "режим", близкая к только что упомянутым и принадлежащая перу американских исследователей Г. О'Доннела и Ф. Шмиттера: режим есть "совокупность структур, явных или скрытых, которые определяют формы и каналы доступа к ведущим правительственным постам, а также характеристики деятелей, которые считаются для этих структур подходящими или неподходящими, используемые ими ресурсы и стратегии в целях получения желаемого назначения"[11, с.17].

В отечественной науке также получила распространение позиция (сформулированная Ф. Бурлацким и А. Галкиным), согласно которой "для определения политического режима необходимо сопоставление официальных, в том числе конституционных и правовых, норм с реальной политической жизнью, провозглашенных целей — с действительной политикой". Такое понимание вносило существенные коррективы в другое, выдержанное в политико-правовой традиции, понимание, определяющее режим как "систему методов осуществления государственной власти, отражающую состояние демократических прав и свобод, отношение органов государственной власти к правовым основам их деятельности". Как видим, размежевание политико-институционального и социологического подходов не обошло стороной и российскую науку.

Нас же конечно интересует определение политического режима как формы государства, поэтому обратимся за поиском такового в труды исследователей теории государства и права.

Так Л.И. Спиридонов отмечает: «Политический режим - характеристика не только (и даже может быть, не столько!) государства, но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью, образующие содержание политического режима, разворачиваются именно в сфере политической системы. Поскольку последняя является одним из уровней гражданского общества, постольку глубинные социально-экономические и культурные основы этого общества обусловливают характер государства не непосредственно, а запечатлеваясь в особенностях политического режима как содержании политической системы»[7, с.217].

Корельский В.М. подчеркивает, «политический режим — это методы осуществления политической власти, итоговое политическое состояние в обществе, которое складывается в результате взаимодействия и противоборства различных политических сил, функционирования всех политических институтов и характеризуется демократизмом или антидемократизмом»[5, с.238].

Марченко М.Н. определяет политический (государственный) режим, как способ взаимосвязи государства с населением страны, выражающийся в общем характере применяемых им методов управления обществом. Политические режимы подразделяются на демократические и авторитарные[5, с.239].

В литературе зачастую происходит отождествление понятий «политический режим» и «государственный режим» (государственно-правовой режим). А отдельные исследователи говорят о «замене» терминов «государственный» на «политический» режим.

Так, применительно к Конституционному праву понятие «политический режим» постепенно заменяется на «государственный режим». Чиркин В.Е. так это объясняет: в последние десятилетия постепенно стал превалировать взгляд, согласно которому политический режим выходит за пределы формы государства, относится не только к такой форме, но и к политической системе общества в целом. Он не может быть сведен к методам деятельности государственных органов, а включает, например, роль политических партий (в странах тоталитарного социализма невозможно понять существо политического режима без учета руководящей роли коммунистической партии), массовых общественных объединений, политическую, в том числе неорганизованную, деятельность различных социальных групп. Поэтому в конституционном праве все чаще говорится не о политическом режиме (это скорее категория политологии), а о режиме государственном, иногда государственно-правовом. Однако эти понятия нельзя «разводить» и тем более противопоставлять. При демократическом политическом режиме и государственный режим будет демократическим, и наоборот. При этом государственный режим определяется как «обобщенная характеристика форм и методов осуществления государственной власти в той или иной стране»[12, с.112]. Таким образом, получается, что существует две формы с одним содержанием, когда и под политическим и государственным режимом понимается «совокупность способов и методов осуществления власти».

На наш взгляд, государственный и политический режим – это тождественные понятия. Такой вывод можно сделать основываясь на следующие обстоятельства:

1). Как политический, так и государственный режим – это характеристики именно формы государства.

2). Обе категории характеризую набор способ и методов осуществления власти (государственной власти).

На основании анализа современных определений политического режима можно выделить следующие отличительные признаки политического режима.

Во-первых, режим недостаточно связывать лишь с формой правления. Решая задачи социальной и политической стабилизации, он способствует организации значительно более масштабных, макросоциальных процессов. В этом режим близок по содержанию политической системе, раскрывая ее динамический аспект. Любой режим в своей деятельности стремится опираться на сложившуюся систему экономических интересов и культурных ценностей, а его действия непременно отзываются внутри этой системы, укрепляя или ослабляя имеющиеся в ней связи и отношения. В этом смысле любой режим обречён решать проблемы взаимоотношений, складывающихся между государством и гражданским обществом. Ведь именно в структурах гражданского общества коренятся отношения правительства и оппозиции, являющиеся ключевыми в характеристике типа и особенностей режима.

Во-вторых, очевидно, что режим обеспечивает не только динамизм, но и определенную стабилизацию политической системы, приводя ее элементы, структурные характеристики в упорядоченное взаимодействие, обеспечивая их слаженность и координацию. И эта задача также решается им успешно лишь в том случае, если политико-правовые механизмы создаются с учетом устройства и особенностей развития социальных структур. Проблема заключается не только в том, чтобы предписать обществу ту или иную "формулу легитимности" (например, президентскую или парламентскую модель), но и в том, чтобы выявить имеющиеся для ее "трансплантации" социально-исторические предпосылки. Любой режим в этом смысле может быть рассмотрен как некий способ разрешения, или артикуляции конфликта между обществом и правительством.

В-третьих, режим, несомненно, представляет собой совокупность властных структур, позволяющих правящему классу осуществлять возложенные на него полномочия. В одних случаях могут существовать институт многопартийности и развитые структуры гражданского общества, в других — политические решения принимаются и реализуются режимом в опоре на принципиально иные структуры и механизмы, без всякого согласования с общественными интересами. Одно из определений режимов, обращающее внимание на эту сторону проблемы, принадлежит известному американскому исследователю Марку Хагопиану. Он рассматривает режим "как специфическую институциональную структуру, которая характеризует политическую систему страны" и деятельность которой шире, чем деятельность правительства или отдельных групп официальных лиц, представленных в институтах.

В-четвертых, любой режим в своей деятельности обращается к тем или иным методам достижения целей. Режимы могут существенно отличаться друг от друга, в зависимости от того, какие методы (насильственные или ненасильственные) используются ими в достижении поставленных целей. Важно не смешивать между собой методы осуществления власти и собственно властные структуры. Свидетельством того, что это не одно и то же, служит, например, богатый опыт функционирования авторитарных режимов. Обладающие нередко сходными репрессивными структурами политической власти, авторитарные режимы далеко не всегда обращаются к фронтальному насилию в достижении поставленных целей. В тех случаях, когда более эффективным оказывается использование методов убеждения, а не принуждения, репрессивный по своей природе режим может, вопреки ожиданиям, оказаться способным проявить "несвойственную" для него гибкость и склонность к компромиссам.

Таким образом, методы осуществления власти и властные структуры могут существенно различаться. Поэтому следует подчеркнуть, что режим обладает не только специфическими структурами власти (ими обладает и политическая система), но и особыми методами ее реализации.

Наконец, в-пятых, режим, по сравнению с системой, обладает своими собственными временными характеристиками. Четче всего этот признак отражен в определении режима, данном американскими исследователями Дж. Барнсом, М. Картером и М. Скидмором: "Режим есть специфический период действия политической власти, осуществляемой в рамках политической системы" [4, c.97].

Суммируя сказанное, можно сформулировать следующее определение. Политический режим есть совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь в этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы. Режим, таким образом, это своего рода жизнь, "дыхание" политической системы, ее упорядоченная динамика.

Термин "режим" употребляется в немногих конституциях и обычно вместе с прилагательным "демократический" (конституция Бразилии 1988 г.). В редких случаях говорится о политическом режиме (конституция Никарагуа 1787 г.). Иногда о политическом режиме, режиме государства упоминается в законодательстве некоторых франкоязычных стран, чаще данный термин употребляется в работах политологов и правоведов. Вместе с тем во всех конституциях есть нормы, относящиеся к тем или иным сторонам политического режима, существует специальное законодательство, регулирующее его разные стороны. Эти нормы в совокупности образуют конституционно-правовой институт государственного режима - динамичную, подвижную, изменчивую сторону более широкого понятия "форма государства".

Политический режим - это обобщенная характеристика форм и методов осуществления государственной власти в той или иной стране. Однако нужно учитывать, что государственная власть для решения своих задач использует одновременно разные формы и методы. В фашистских государствах наряду с преобладанием методов прямого насилия использовались демагогические приемы (партия Гитлера в свое название включала слова "социалистическая" и "рабочая"), в демократических государствах наряду с методами либерализма используется принуждение, а то и насилие (силовые методы при разгоне несанкционированных демонстраций применяются и в Великобритании, и в Польше, и в Японии). Поэтому, оценивая тот или иной государственный режим, давая ему соответствующую характеристику, важно установить, какие методы осуществления государственной власти являются главными, ведущими, составляют существо, доминанту государственного режима [2, c. 230].

В конституционном праве политический режим изучается прежде всего через призму соответствующих правовых норм. Однако только такой подход недостаточен. Во многих случаях конституционные нормы расходятся с действительностью, а потому необходимо учитывать не только правовые нормы той или иной страны, но и практику их применения.

Характер политического режима в стране, применение тех или иных форм и методов осуществления государственной власти, государственного управления определяется многими факторами. На него оказывают влияние существующая в стране партийная система, взаимоотношения между органами государства, прямые и обратные связи политических партий, общественных организаций, органов государства с населением, господствующая в обществе идеология, уровень политической культуры, традиции и многие другие обстоятельства, включая иногда и личность главы государства (государственный режим во Франции при де Голле был иным, чем при сменивших его гораздо менее популярных президентах, хотя действовала одна и та же конституция 1958 г.). Однако главным, определяющим фактором является характер государственной власти: демократическая власть, опирающаяся на волю народа, имеет своим следствием демократический режим; власть, защищающая интересы определенного класса, социального слоя, своекорыстные интересы клана, партийно-государственной номенклатуры, национальной или этнической группы и т.д., ведет к разного рода диктаторским и тоталитарным режимам.

В конституциях зарубежных стран те или иные стороны, элементы политического режима закреплены в неодинаковом объеме. Иногда они представлены в минимальной степени (например, в конституциях абсолютных монархий в Персидском заливе), но в новейших конституциях (Бразилии 1988 г., Анголы, Болгарии и Колумбии 1991 г., Камбоджи и Чехии 1993 г. и др.) упоминаются многие элементы политического режима (без употребления такого термина). Анализ основных законов различных стран свидетельствует, что предметом конституционного регулирования являются следующие элементы политического режима:

1) государственная власть, имеющая своей основой политическую власть народа (исходящую от народа), политическое господство определенной социальной группы (конституционные положения о диктатуре пролетариата, диктатуре революционной демократии и др.) или, наконец, власть, исходящую от монарха (в некоторых абсолютных монархиях Персидского залива);

2) организационно-правовое разделение властей и ролевая автономия различных ветвей государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной и др.), с одной стороны, и принцип единства государственной власти - с другой, означающий сосредоточение всей полноты власти в руках советов (на деле - партийной номенклатуры), фюрера (дуче, каудильо), президента, провозглашаемого пожизненным, абсолютного монарха, низведение парламента до роли статиста, ликвидацию независимого суда;

3) соревновательность, поиски компромисса и консенсуса в деятельности государственных органов (это находит свое выражение в нормах о политическом плюрализме, включая многообразие идеологий, в положениях конституций не только о праве большинства на принятие решений, но и о защите прав меньшинства, о правах политической оппозиции и др.) или, напротив, ограничение политической деятельности, ориентация на борьбу с политическими оппонентами и подавление их (запрещение конкретных объединений, лишение политических прав граждан, принадлежащих к определенным социальным группам, конституционное провозглашение господства одной идеологии);

4) политические свободы граждан, возможность их самостоятельного и активного участия в политической жизни, партиципация в решении вопросов государственной политики, с одной стороны, или, напротив, при формальном провозглашении политических свобод (при военных режимах нет никакого провозглашения) реальное низведение гражданина до простого винтика в политической системе, создание таких условий тоталитарным режимом (единственная партия, господствующая идеология и др.), когда самостоятельная политическая деятельность граждан, по существу, прекращается или становится нелегальной;

5) самоуправление территориальных коллективов или, напротив полное подчинение назначенным сверху чиновникам [6, c. 177].

В условиях любого политического режима, хотя и в неодинаково; степени и зачастую с совершенно различной направленностью, используются методы стимулирования (поддержки), нейтрализма, либерализма и насилия. При демократическом режиме стимулируется политическая активность граждан, существует сравнительно нейтральное отношение к тем партиям, которые представляют интересы различных слоев господствующей социальной общности (для них создаются приблизительно равные условия), допускается политическая оппозиция, меры легализованного принуждения, а иногда и насилия применяются по отношению к тем группировкам, которые, нарушая конституцию, призываю' к насильственному свержению законно избранных органов государственной власти. В условиях разного рода антидемократических режимов стимулируется пропаганда реакционной политической идеологии (расизм и др.) или идеологии, основанной на пропаганде борьбы между) различными слоями населения, на социальном насилии, диктатуре. Meтоды нейтрализма используются крайне редко, ибо считается, что тот кто не с нами, тот против нас. Либерализм также не свойствен антидемократическим (авторитарным и тоталитарным) режимам, он применяется только по отношению к организациям и представителям господствующей элиты, которая практически освобождена от всякой ответственности за свои действия. Свирепое насилие по отношению к любым политическим оппонентам, противникам режима и просто несогласным (диссидентам) является характерной чертой этих режимов.

2. Разновидности современных политических режимов

В современной юридической и политической науке наиболее принятой классификацией режимов является разделение их на демократические, авторитарные и тоталитарные. Рассмотрим, вкратце, характеристику каждого типа политических режимов.

Демократия. Среди теоретиков режимов также нет полного единства в том, что следует понимать под демократической формой правления. Однако большинство исследователей склонно проводить принципиальную грань между традиционно-греческой и современной, или либеральной формой демократии. Греческая (или античная, прямая, а также полисная — существует множество различных терминов) демократия несомненно допускает прямые и равные выборы правителя.

Такая демократия мало чем напоминает современную, отличительное свойство которой — либерализм, проявляющийся в уважении и легитимной защите прав оппозиции, прав на выражение и отстаивание мнения тех, кто в настоящий момент находится в меньшинстве.

Либерализм современной демократии может быть пояснен с помощью выявления универсальных характеристик демократического устройства, каждая из которых иллюстрирует свободу возникновения и волеизъявления оппозиции[11, c.21].

Демократический режим – это совокупность целого ряда институтов.

Назначение демократических институтов состоит в том, чтобы уберечь демократию от эволюции в диктатуру, гарантируя права меньшинств. Исходя из этого, наряду со всеобщим, равным и тайным избирательным правом принято выделять и целый ряд иных демократических институтов. Среди них традиционно принято обращать внимание на следующие:

1) наличие конституции, закрепляющей приоритет прав личности над государством и обеспечивающей одобренный гражданами механизм разрешения споров между личностью и государством;

2) реально существующее и функционально работоспособное разделение властей по вертикали (законодательная, исполнительная, судебная) и по горизонтали (власть центра и регионов);

3) свобода выражения политических суждений и согласующееся с этим наличие разнообразных источников информации;

4) свобода артикуляции политических интересов и согласующееся с этим наличие развитой многопартийной системы.

Таковы основные институты демократии, конституирование и консолидация этих институтов составляет существо перехода к стабильной демократической системе.

Однако, важно отметить, что демократия и демократические институты отнюдь не связаны неразрывными нитями с экономикой, материальным благосостоянием и социальной справедливостью.

Демократизация — необыкновенно сложный по своей природе процесс, не обязательно ведущий к благосостоянию и справедливости. В то же время существуют определенные условия, наличие которых способно помочь укоренению и слаженному функционированию демократических институтов. Рассмотрим эти условия.

Важнейшее условие стабильности демократического режима — наличие в его распоряжении достаточных материальных и духовно-психологических ресурсов. В этом отношении демократия ничем не отличается от любого иного режима. В то же время специфика демократии заключается в том, что ее ресурсы обладают способностью к самовозобновлению в рамках сложившейся системы институтов. Демократия не избавлена от опасностей, но, достигнув состояния стабильности, ей оказывается по силам задача проведения экономических и социальных реформ без существенного потрясения имеющихся норм и институтов.

Среди условий стабильности демократии правомерно выделить внутренние (экономические и социокультурные факторы, фактор лидерства) и внешние.

К внешним условиям демократической стабильности вполне правомерно отнести наличие такого окружения, которое исключало бы или сводило к минимуму возможности вмешательства в целях разрушения существующей политической системы. В зависимости от размеров и ресурсов страны, не связанных с характером политической системы и позволяющих ей противостоять потенциальному агрессору, как относительно благоприятные могут рассматриваться самые различные условия. Так, небольшие по своему размеру и ресурсам страны европейской демократии чувствовали себя относительно комфортно в условиях сложившегося во время "холодной войны" баланса сил мировых держав.

Экономические условия могут отслеживаться по самым различным критериям. С. Липсет, например, был первым, указавшим на зависимость между стабильной демократией и высокими показателями ВВП[3, c.211]. В свою очередь П. Бергер специально указывает на важность относительного социально-экономического расслоения и рыночную организацию экономики. И хотя демократия отнюдь не является синонимом капитализма, утверждение Бергера, что "капитализм — необходимое... условие демократии", применительно к демократии стабильной представляется корректным.

Конечно в реальной действительности немало обществ, как например, южнокорейское, или не так давно южноафриканское, которые могут соединять капитализм с недемократическими политическими системами.

Но важно подчеркнуть, что капитализм "родственен" демократии, ибо, как и демократия, ограничивает абсолютизм государственной власти, творит собственную "негосударственную" реальность, укрепляя позиции автономных хозяйственных субъектов. Наоборот, социалистическая экономика, как показывает опыт, органически чужда демократии и чаще всего сопровождается диктатурой, будь то "диктатура пролетариата" или "авангардной партии".

С точки зрения конституционного права демократический политический режим характеризуется следующими чертами:

1) признание политических прав и свобод в таком объеме, который обеспечивает возможности самостоятельного и активного участия граждан в определении государственной политики и позволяет легально и на равных условиях действовать не только партиям, отстаивающим правительственную политику, но и партиям оппозиционным, требующим про ведения иной политики;

2) политический плюрализм и переход политического руководства о' одной партии к другой, а следовательно, формирование основных высших органов государства (парламента, главы государства) путем всеобщих и свободных выборов гражданами; все партии, общественные объединения, граждане имеют при этом юридически равные возможности;

3) разделение властей, ролевая автономия различных ветвей власти (законодательной, исполнительной, судебной и др.) при системе их сдержек и противовесов и обеспечении взаимодействия;

4) обязательное и реальное участие в осуществлении государственной власти общегосударственного представительного органа, причем только он имеет право издавать законы, определять основы внешней и внутренней политики государства, его бюджет; решения принимаются большинством при защите прав меньшинства и прав политической оппозиции;

5) свобода пропаганды любой политической идеологии, если ее последователи не призывают к насильственным действиям, не нарушают правил морали и общественного поведения, не посягают на права других граждан [2, c. 209].

В некоторых странах те или иные из указанных признаков нарушаются, возникают разные формы полудемократических, ограниченно демократических, относительно либеральных режимом (Шри-Ланка, Египет, Турция и др.).

Авторитарный режим. Можно выделить следующие, универсальные для авторитаризма характеристики. Все авторитарные режимы отличает:

— стремление исключить политическую оппозицию (если таковая существует) из процесса артикуляции политических позиций и принятия решений;

— стремление использовать силу в разрешении конфликтных ситуаций и отсутствие демократических механизмов контроля за осуществлением власти;

— стремление поставить под свой контроль все потенциально оппозиционные общественные институты — семью, традиции, группы интересов, средства массовой информации и коммуникации и пр.;

— относительно слабая укорененность власти в обществе и вытекающие отсюда желание и, одновременно, неспособность режима подчинить общество всеобъемлющему контролю;

— перманентные, но чаще всего не слишком результативные поиски режимом новых источников власти (традиции и харизма лидера) и новой, способной сплотить элиту и общество идеологии;

— относительная закрытость правящей элиты, которая сочетается с наличием внутри нее разногласий и борющихся за власть группировок.

Такое широкое определение авторитаризма оставляет значительный простор для классификации авторитарных режимов. Сюда могут быть отнесены и известные в истории абсолютные монархии, и феодальные аристократии, и режимы бонапартистского типа, и военные диктатуры, и многие иные смешанные формы, с трудом поддающиеся определению. Однако исследователи современных авторитарных режимов чаще всего выделяют следующие три группы: однопартийные системы, военные режимы и режимы личной власти. Главный критерий такого разделения режимов — правящая группировка, ее основные характеристики и способы взаимодействия с обществом [9, c.143].

Любой авторитаризм внутренне противоречив, трудно предсказуем и потенциально нестабилен. Как правило, условия, позволяющие ему удержаться у власти, не столько политические, сколько социальные и экономические. Политически, как мы уже сказали, у авторитаризма чаще всего нет ни стабильного источника власти, ни надежной опоры в виде массового движения. Более того, авторитаризм нередко приживается и существует в условиях сегментированного общества, в котором ни одна из конкурирующих политических группировок не имеет шансов всерьез поколебать шансы правящей элиты.

Авторитарный (властный) режим, как и демократический, может существовать в условиях различного общественного строя. Он имел место в развитых капиталистических странах (например, его элементы были во Франции в условиях президентства де Голля). Это довольно частое явление в большинстве развивающихся стран (Индонезия, Марокко, Перу и т.д.), промежуточный между авторитарным и тоталитарным режим существовал в некоторых социалистических государствах (например, в Венгрии в конце 80-х годов - в период, предшествовавший падению там коммунистической системы).

С позиций конституционного права авторитарный режим характеризуется следующими чертами:

1) политические права и свободы граждан признаются в ограниченном объеме, который не обеспечивает возможности самостоятельного участия граждан (партиципации) в определении государственной политики, не предоставляет некоторым оппозиционным партиям права действовать легально. В Индонезии, например, разрешены не все, а только две неправительственные партии (они выступают в весьма умеренной оппозиции), конституция Нигерии 1989 г. предусматривает возможность образования только двух партий: одна из них должна быть правящей, другая - играть роль лояльной оппозиции. Подобная ситуация существовала в Бразилии до конца 70-х годов;

2) переход политического руководства от одной партии к другой и формирование высших органов государства по конституции должны происходить на основе выборов, но сам выбор партий избирателями, как мы видели, ограничен. Выборы депутатов парламента происходят часто на основе этнических и религиозных пристрастий, выборы президентов подчинены харизматическому принципу или организуются таким образом, что президент становится, по существу, бессрочным: в ряде стран Африки одно и то же лицо было избрано много раз подряд, в Парагвае А. Стресснер (до его свержения в 1989 г.) избирался на восемь сроков;

3) признается лишь ограниченный политический плюрализм, разрешаются только некоторые организации, причем на определенных условиях, государственные решения принимаются большинством правящей партии без учета прав меньшинства, которое подвергается "чистке" в парламенте, права политической оппозиции нарушены, ее издания подвергаются цензуре, часто приостанавливаются и конфискуются, а ее лидеры подвергаются арестам. Это нередко происходило в Гондурасе, Иордании, Кении, Тунисе и других странах;

4) принцип разделения властей может быть упомянут в конституции, но фактически он отвергается. Акты президента или правительства вторгаются в сферу законодательной власти и нередко имеют большее значение, чем закон. Судебная деятельность во многом находится под контролем исполнительной власти. Даже конституционный суд в Тунисе, ее гласно закону 1988 г., должен до публикации своих решений конфиденциально доложить их президенту;

5) плюрализм политической идеологии ограничивается. Возможно, пропаганда различных идеологических взглядов, но они не должны противоречить "руководящей" идеологии (панча-сила в Индонезии, рукуне гару в Малайзии, дусторовский социализм в Тунисе и т.д.);

6) вооруженные силы часто играют политическую роль (концепцю "двойной роли армии" и др.) [12, c. 145].

Некоторые признаки претерпевают модификации в специфических условиях тех или иных государств, в результате чего возникают разновидности авторитарных режимов (олигархический, конституционно-авторитарный и др.). С другой стороны, наличие одного-двух признаков тем более слабо выраженных, не обязательно делает режим авторитарным; существуют смешанные формы полуавторитарных, полудемократических режимов. Принимая во внимание гибкость, изменчивость политики правящих групп, в каждом случае необходим конкретный анализ, учет места и времени.

Тоталитарный режим. Понятие тоталитаризма не является как в политической, так юридической науке общепринятым в том смысле, в каком общеприняты термины "демократия" и "авторитаризм". Сама концепция тоталитарных режимов как принципиально отличающихся от авторитарных, продолжает подвергаться критике, и немалое число авторитетов политической науки предпочитает избегать оперирования термином "тоталитаризм", рассматривая его в лучшем случае как разновидность авторитаризма.

Тем не менее, в выделении тоталитарных режимов в самостоятельную группу имеется своя логика, которая убеждает не только в сходствах авторитаризма и тоталитаризма, но и в их типологическом своеобразии.

При всем разнообразии тоталитарных режимов для них, как правило, характерны следующие общие черты:

1. Наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия, которая стремится ответить на все потенциально возникающие у членов общества вопросы и которой предположительно придерживаются все, живущие л данном обществе. Эта идеология ориентирует общество на некое конечное совершенное состояние ("коммунизм", "расово чистое" общество, "исламское государство"). Иначе говоря, она содержит в себе хилиастический призыв, основанный на категорическом неприятии существующего общества и стремлении завоевать мир ради построения нового общества. "Образ врага" всегда выступает важнейшим компонентом тоталитарной идеологии, позволяющим режиму сплотить общество перед угрозой как со стороны вредителей и диверсантов внутри общества, так и со стороны враждебного внешнего окружения.

2. Единственная массовая партия, как правило, возглавляемая одним человеком, лидером харизматического склада и вбирающая в себя относительно небольшую часть населения (до 10 %); партия, чье ядро страстно и непоколебимо предано идеологии и готово всемерно способствовать ее широкому распространению; партия, которая организована по иерархическому, олигархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею.

3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию, и одновременно осуществляющего надзор над ней самой в интересах ее вождей. Такая система может быть направлена не только против "врагов" режима, но и против произвольно выбираемых классов населения, причем террор тайной полиции систематически использует современную науку, в особенности, психологию.

4. Технологически обусловленный и почти всеобъемлющий контроль партии и се преданных кадров над всеми средствами массовой коммуникации и информации — прессой, радио, кино.

5. Аналогичный, технологически обусловленный и почти полный контроль над всеми вооруженными силами.

6. Централизованный контроль над всей экономикой и руководство ею посредством бюрократической координации се ранее независимых составных частей; этот контроль, как правило, распространяется также на большинство других общественных организаций и групп[1, c.74].

Тоталитарный режим также возможен в условиях различного общественного строя. Он существовал в высокоразвитой капиталистической Германии (фашизм) и социалистических государствах (СССР, Румыния, Албания и др.), в странах, где узкий слой господствовавшей "революционной демократии" провозглашал ориентацию на социализм, и в государствах капиталистической ориентации, где "номенклатура" пробуржуазной автократии насильственными методами пыталась ускоренно насадить порядки примитивного капитализма (Кения, Нигер, Уганда, Центральноафриканская Республика и др.).

С точки зрения характера институтов конституционного права тоталитарный режим характеризуется следующими чертами:

1) политические права и свободы граждан, возможность их самостоятельного и активного участия в определении государственной политики принципиально отвергаются концепцией вождизма, лежащего в основе режима. У граждан нет выбора, и они ориентированы на существование единой системы, для которой нет вариантов: не только выступления против нее, но и простая критика рассматриваются законом как уголовное преступление;

2) переход политического руководства от одной партии к другой не может быть осуществлен путем выборов: обычно существует одна легальная партия, а если допускается существование других (так называемые демократические партии при коммунистическом режиме в Болгарии, Вьетнаме, КНДР, Польше, Чехословакии и др.), то они, как и массовые общественные организации, находятся под контролем партии; ее руководящая роль в обществе и государстве была закреплена не только в странах социализма (СССР, Венгрия, Румыния, Китай и др.) и странах социалистической ориентации (Алжир, Бенин, Конго, Мозамбик, Южный Йемен и др.), но и в некоторых государствах капиталистической ориентации с тоталитарными режимами. Выборы могут проводиться более или менее регулярно, не проводиться длительное время. В условиях военных режимов в Нигерии, Эфиопии, других странах они не проводились десятилетиями, а там, где проводились, не имели реального значения: на пост президента, а также в парламент (от округа) баллотируется обычно один кандидат от единственной разрешенной партии (в результате в Кении, например, президент по истечении срока выдвижения кандидатур обычно объявлялся избранным без голосования из-за отсутствия соперников). Иногда от партии выдвигаются 2-3 кандидата в парламент по округу (в прошлом в Эфиопии, Танзании и др.), но это выбор не различной политики, а лишь личных качеств кандидата. Результаты выборов зачастую совершенно не отражают реального положения дел (в КНДР официальная статистика в последние годы информировала о стопроцентном голосовании за единственную кандидатуру президента), не отражают они и истинных позиций населения: вскоре после столь "единодушного" голосования происходили военные перевороты и народ оставался пассивным, не выходя на защиту "одобренного" поголовным голо сованием режима;

3) политический плюрализм принципиально отвергается, политическая оппозиция не допускается, защита прав меньшинства не признается принцип демократического централизма, включенный в конституции не которых стран тоталитарного социализма и стран социалистической ориентации, требовал безусловного подчинения меньшинства большинству Под руководство правящей партии, фюрера, военного совета поставлены все существующие общественные организации, создается единый тотальный механизм политического властвования. Иногда, как это было Е Гвинее, провозглашается создание целостного, слитного организма "партии-государства", членами единственной партии объявляются все граждане, а органы государства, как это было в Заире, становятся органами партии (парламент - законодательный совет партии, правительство - исполнительный совет и т.д.). В абсолютных монархиях Персидского залива, некоторых других странах (Непал до 1990 г.) запрещены все партии, как нарушающие единство уммы (в отдельных мусульманских странах) или противоречащие принципам "панчаятской демократии" (Непал);

4) разделение властей отвергается, в конституциях в том или ином варианте фигурирует принцип единства власти (власти фюрера, дуче, каудильо, власти советов, на деле подменяемых партийной номенклатурой, власти руководителя государства, главы военного или революционного совета). Представительные органы либо распущены, а акты, имеющие силу закона, издаются военными властями (в условиях военного режима), либо эти органы существуют, но не являются единственными законодательными органами (фюрер, "вождь нации", при фашизме издает наиболее значительные акты), либо, наконец, по букве конституции только они принимают законы и, собираясь дважды в год на 2-3 дня, штампуют акты, подготовленные центральными комитетами компартий (при коммунистическом режиме). Местное самоуправление также лишено всякого реального значения: на местах правят назначенные представители главы государства и правительства, а если их нет ("власть Советов"), то реальные полномочия сосредоточены в руках партийных органов;

5) единая обязательная политическая идеология (марксизм-ленинизм в странах тоталитарного социализма, мобутизм в Заире в 60- 80-х годах, нкрумаизм в Гане в 60-х годах и т.д.). Она обеспечивается государственным принуждением в явственных или скрытых формах.

Тоталитарный режим имеет свои разновидности. Беспартийный военный режим, где безраздельная власть принадлежит лидеру, возглавляющему военный или революционный совет, существенно отличается от фашистского или коммунистического режима, где в механизме власти огромную роль играет партия. С другой стороны, фашистский режим принципиально отличается от коммунистического по идеологическим установкам, формам организации власти, методам принуждения. Тоталитарный социализм мог иметь некоторые позитивные черты, его нельзя отождествлять с фашизмом. [6, c. 243]

Заключение

В результате проделанной работы можно прийти к следующим выводам:

Политический режим – это сложная, многоплановая категория, охватывающая своим объемом целый ряд динамических аспектов государственной жизнедеятельности общества.

Общепринятой является типология политических режимов с учетом особенностей взаимодействия государства и гражданского общества, степени проникновения государственной власти в другие сферы социальной действительности и частную жизнь граждан. Исходя из этих критериев, обычно выделяют демократический, авторитарный и тоталитарный типы режимов.

Научный подход к анализу любой разновидности политического режима предполагает выделение основных классификационных критериев, позволяющих дать ее исчерпывающую характеристику. Будем считать, что достаточно полное представление об изучаемом явлении можно получить, отметив следующие позиции:

– социально-политические группы, интересы которых выражает данный режим;

– методы осуществления политической власти, избираемые правящими кругами;

– характер участия граждан страны в системе управления государством, условия деятельности политической оппозиции;

– соблюдение принципа законности и защиты прав личности;

– идеологическое оформление властных отношений.

Главное в политическом режиме - порядок и условия формирования государственной власти. Условия демократии, как обычно предполагается, обеспечивают в этом процессе решающую в конечном счете роль народа. Иначе говоря, демократический режим делает возможной последовательно определяющую связь населения с партиями, партий через периодически проводящиеся всеобщие выборы с представительной властью, представительной власти с властью исполнительной.

Рассмотренная выше классификация государственных режимов опирается, как говорилось, на классификацию политических режимов, принятую в политологии. Вместе с тем в литературе по конституционному праву предложена специальная классификация государственных режимов. Различают следующие режимы: абсолютистский, министериальный, дуалистический, президентский, партократический, парламентарный. Эти предложения находятся в стадии обсуждения.

Переходы от одного типа режима к другому — сравнительно новая для науки проблематика, еще в 1960-е даже 70-е годы не пользовавшаяся заметным влиянием. В настоящее же время в нашей стране завершается этап перехода к современному политическому режиму. И не будем спешить охарактеризовывать его как «демократический». Белорусский политический режим еще находится в динамике. Однако с уверенностью можно сказать, что тоталитарный режим уже далеко позади, а то, что будет впереди – покажет история!

Литература

1. Авторитаризм и демократия в "Третьем Мире". Под ред. Мирского Г.И. М.: 1991. – 378с.

2. Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран. – М., 1999. – 548с.

3. Грачев М.Н., Ирхин В.Ю. Актуальные проблемы политической науки: коллективная монография. – М.: Экономическая демократия. – 1996. – 190с.

4. Зарубежная политическая наука: история и современность. Вып. 2. - М.: 1994. – 352с.

5. Лазарев В.В. Общая теория права и государства. – М., 2004. – 456с.

6. Мишин А.А. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. – М. : Белые альвы, 2006. – 400 с.

7. Теория государства и права. Учебник / Под ред. Спиридонова Л.В. – М.: Юридическая литература. – 2004. – 354с.

8. Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира: Справочник. — М.: Юрид. лит., 1993. – 289с.

9. Цыганков А.П. Современные политические режимы. – М.: Фонд «Открытое общество». – 1995. – 356с.

10. Цыганков А.П. Трансформация политических режимов. – М.: Фонд «Открытое общество». – 1995. – 190с.

11. Цыганков А.П. Социально-классовые основания стабильных политических режимов. — США: Экономика, Политика. - Идеология. - 1992. - № 4. – С.14-28.

12. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. – М.: Юристъ. – 1999. – 349с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий