регистрация / вход

Власть как социальное и политическое явление. Теории власти

Власть как социальное и политическое явление. Теории власти Власть – одна из основных категорий политической науки. Как социальное явление она носит универсальный характер. В любом, даже самом примитивном, обществе можно выделить отношения властного типа.

Власть как социальное и политическое явление. Теории власти

Власть – одна из основных категорий политической науки. Как социальное явление она носит универсальный характер. В любом, даже самом примитивном, обществе можно выделить отношения властного типа.

Политическая власть выполняет ряд важнейших функций в обществе:

определяет основные цели развития общества и осуществляет выбор альтернатив общественного развития;

обеспечивает интеграцию общества, сохранение порядка и целостности;

регулирует возникающие в обществе социальные конфликты, осуществляет деятельность, направленную на их разрешение;

осуществляет обязательное для всех распределение наиболее дефицитных ценностей и благ, т. е. определяет порядок доступа к наиболее важным в обществе ресурсам.

В политической науке существует множество дефиниций власти.

Власть – это «вероятность того, что один актор в рамках социальных отношений окажется в состоянии реализовать собственную волю вопреки сопротивлению» (М. Вебер).

«Г имеет власть над Х в отношении К, если Г участвует в принятии решений, влияющих на политику Х в отношении К» (Г. Лассуэлл и А. Кэплэн).

«Субъект А обладает властью над субъектом В в той мере, в какой он может заставить В делать то, что В сделал бы другим образом» (Р. Даль).

«Власть может быть определена как производство намеренных результатов. Это, таким образом, количественное понятие… А обладает большей властью, чем В, если А достигает множества намеренных результатов, а В – лишь немногого» (Б. Рассел).

Власть – это «способность вмешиваться в цепь событий, чтобы как-то их изменить» (Э. Гидденс).

Власть «является обобщенной способностью обеспечивать выполнение связывающих обязательств элементами системы коллективной организации, когда обязательства легитимированы их соответствием коллективным целям и где на случай непокорства предусматривается презумпция принуждения с помощью негативных ситуационных санкций, вне зависимости от того, кто бы ни был агентом подобного принуждения», это – «институционализированное могущество, осуществляемое по отношению к другим» (Т. Парсонс).

Власть – это «возможность индивидов и групп оказывать намеренное и предвиденное воздействие на других индивидов и другие группы» (Д. Ронг).

«Власть есть способность одних акторов (личностей, групп или институтов) определять или изменять (полностью или частично) ряд альтернативных действий или выбор альтернатив для других акторов» (Р. Блау).

«Власть А над В соответствует способности А добиться, чтобы в его переговорах с В условия обмена были для А благоприятными» (М. Крозье).

«Власть – это социальное сосредоточение командования, опирающегося на один или несколько слоев или классов общества» (Ж. Фрёнд).

Приведенные определения власти отражают многообразные теоретические подходы к исследованию этого явления. Наибольшее распространение получили реляционистские теории власти, включающие в себя теории сопротивления, теорию «обмена ресурсов», теорию раздела «зон влияния», а также бихевиоралистская теория власти и системная теория власти.

С точки зрения реляционистских теорий (от англ. relation – отношение) власть рассматривается как взаимоотношение между как минимум двумя субъектами. Характерной чертой такого взаимоотношения является влияние одного субъекта на другого. Методологические основы такого подхода были сформулированы немецким социологом М. Вебером. «Власть, – отмечал он, – возможность одного социального субъекта реализовать свою волю вопреки сопротивлению других участников политического действия » (курсив наш. – А. Х .).

Общим «знаменателем» теорий сопротивления является концентрация внимания на властном воздействии, преодолевающем сопротивление объекта власти (того, на кого направлено действие власти). Преодоление сопротивления может основываться на вознаграждении, угрозе применения негативных санкций, признании объектом власти права ее субъекта отдавать приказы и распоряжения и требовать их исполнения, идентификации объекта власти с субъектом власти и др. Здесь важно влияние субъекта власти на мотивы подвластного. Другую группу реляционистских теорий власти можно обозначить как теории «обмена ресурсов», с позиций которых властные отношения возникают тогда, когда объект власти нуждается в ресурсах, которыми обладает субъект власти. В обмен на часть этих ресурсов субъект власти требует от объекта подчинения и выполнения конкретных распоряжений и приказов. В теории раздела «зон влияния» власть оказывается функцией наиболее важной и престижной социальной роли. В зависимости от сложившейся ситуации и разделения ролей будет меняться и субъект власти. Автором этой теории считается Д. Ронг.

Последователи бихевиоралистской теории власти рассматривают политические отношения как рынок власти. Социальные и политические субъекты активно действуют на таком рынке, стремясь с наибольшей выгодой реализовать имеющиеся у них ресурсы. Аналогом денег в такой модели является власть. «Товаром» – имидж кандидата, его предвыборная программа, а «покупателями» являются избиратели, делегирующие власть в обмен на предвыборные обещания. Основой такого «обмена» является взаимное стремление сторон к наибольшей выгоде от «сделки».

Согласно системной теории власть рассматривается как атрибут социальной системы. Т. Парсонс определял власть как обобщенного посредника. Ее роль в политике подобна той, которую играют деньги в экономике. «Мы можем определить власть, – подчеркивал американский социолог, – как реальную способность… осуществлять влияние на различные процессы в системе».

Легальность и легитимность власти

Природа и основа политической власти в политической науке описываются с помощью понятий «легальность» и «легитимность». Под легальностью понимается законность власти. Понятие же «легитимность», введенное в политологию М. Вебером, трактуется как правомочность власти, ее поддержка со стороны общества, проявление лояльности к власти со стороны граждан. Вебер утверждал, что характер легитимности власти (господства) определяет ее природу. Согласно веберовской теории выделяются три типа легитимного господства.

Традиционный тип господства характеризуется подчинением общества власти в силу традиций, обычаев и привычки. Основными разновидностями традиционного господства ученый считал патриархальный и сословный. Патриархализм (существовавший еще в Византии) отличался личным характером господства. Как правило, подданные непосредственно зависели от воли своего владыки, который осуществлял непосредственный контроль за исполнением своих распоряжений. Однако по мере расширения географического пространства, на которое распространялась власть, осуществлять личный контроль становилось все сложнее. Поэтому главное лицо было вынуждено назначать своих «наместников», которые от его имени осуществляли власть на местах. Со временем образовывалось целое сословие, главной функцией которого становилось управление. Такая разновидность господства и обозначалась Вебером как сословная.

Харизматический тип господства (от греч. charisma – божественный дар) основывается на вере в необыкновенные качества, свойства личности. Харизматическое господство возникает в условиях социально-политического кризиса, который способствует появлению вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, а те приписывают вождям необыкновенные свойства. Вожди подобного рода всегда стремятся подорвать основы существующего социального порядка и отличаются политическим радикализмом. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», существовавшую в традиционном типе обществ и способную внести изменения в лишенную динамизма структуру этих обществ.

Рационально-легальный тип господства основывается на убеждении в необходимости подчинения принципам правового порядка и юридическим нормам. В отличие от двух предыдущих типов господства, которые носили личный характер, легальный тип господства отличается деперсонифицированным характером. При данном типе господства общество и отдельные индивиды подчиняются не конкретным лицам, а абстрактным нормам – законам.

Вслед за М. Вебером многие политологи обращались к проблеме легитимности власти. С. Липсет под легитимностью понимал убежденность масс в необходимости сохранения данного политического порядка. «Легитимность, – отмечал он, – подразумевает способность политической системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты больше всего подходят для данного общества». Французский социолог П. Бурдьё связывает легитимность со скрытой верностью. Т. Парсонс полагает, что в основе легитимации – приверженность определенным ценностям. Современные политологи предлагают различать легитимность политических лидеров, легитимность политических институтов и легитимность политических режимов.

Легитимность власти

Политическая легитимность – это признание обществом данной власти и ее права на управление. Власть легитимна, когда общество добровольно принимает конкретные формы правления того или иного класса. Таким образом, в основе легитимности той или иной власти лежит взаимное согласие управляющих и управляемых: первые знают, что осуществляют управление на законных основаниях, вторые признают их притязания. Легитимность власти может иметь закрепление в различных источниках :

– в древних традициях, обычаях (например, наследование власти в монархии);

– действующем законодательстве (конституция, нормативные правовые акты и т. д.);

– революционной харизме (греч. charisma – божественный дар) (власть как результат радикальных преобразований) и т. д.

Легитимность как показатель совместимости власти и граждан является величиной переменной, т. е. зависит от наличия или отсутствия у данной власти реального авторитета и доверия народа. Изменение авторитета ведет к уменьшению или увеличению легитимности.

Легитимность является понятием относительным, так как имеет свои степени, границы и не выражает единодушия граждан в одобрении той или иной власти. В любой стране мира всегда есть политическая оппозиция, протестующие против режима субкультуры, аполитичные слои и граждане, убежденные в легитимности власти.

Типологию легитимности разработал М. Вебер . Он выделил три основных типа легитимности.

1. Традиционная легитимность , основанная на вере, обычаях и традициях. Примером являются абсолютные монархии, где механизм управления ясен и понятен: один управляет, остальные подчиняются. Патриархальные устои рассматриваются как нерушимые, несоблюдение их ведет к применению карательных санкций.

2. Рационально-легальная легитимность , опирающаяся на признаваемые народом законы, в рамках которых избираются и действуют представители власти. Примером являются современные конституционные государства, где власть основана на народном волеизъявлении, выраженном в законодательстве.

3. Харизматическая легитимность , основанная на признании авторитета и популярности политического деятеля. Авторитет может быть приобретен в результате проведения политических реформ или революционного преобразования общества. История человечества знает множество подобных лидеров: Магомет, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер . Образ лидера создается не только за счет выдающихся личностных данных, но и формируется целенаправленно аппаратом управления (при помощи СМИ, различных акций и т. д.).

Выделяют три уровня легитимности власти :

– легитимность народная – признание обществом права власти правящих кругов;

– легитимность внешняя – признание власти со стороны других государств, международных организаций и влиятельных кругов, формирующих общественное мнение;

– легитимность индивидуальная – представления правящих кругов о своих властных полномочиях и действия по их удержанию.

Делегитимность – утрата доверия к власти, лишение ее поддержки общества. Возможна в результате ее неэффективности, коррумпированности, неспособности оградить от криминальных проявлений, бюрократизации и т. д.

Легитимность политической власти

Понятие легитимности политической власти

Одним из основных специфических свойств политической власти является легитимность. Она представляет собой форму поддержки, оправдания правомерности применения власти и осуществления (конкретной формы) правления либо государством в целом, либо его отдельными структурами и институтами.

Этимологически слово «легитимность» ведет свое начало от латинского legalis — законность. Однако легитимность и законность не являются синонимами. Поскольку политическая власть не всегда основывается на праве и законах, но всегда пользуется той или иной поддержкой хотя бы части населения, легитимность, характеризующая опору и поддержку власти реальными субъектами политики, отличается от легальности, свидетельствующей о юридическом, законодательно обоснованном типе правления, т.е. о признании его правомочности всем населением в целом. В одних политических системах власть может быть легальной и нелегитимной, как, например, при правлении метрополий в колониальных государствах, в других — легитимной, но нелегальной, как, скажем, после свершения революционного переворота, поддержанного большинством населения, в

96

Источники легитимности

В настоящее время в политической науке принято более конкретно подходить к понятию легитимности, фиксируя значительно более широкий круг ее источников и форм. Так, в качестве основных источников легитимности, как правило, рассматриваются три субъекта: население, правительство и внешнеполитические структуры.

Легитимность, которая означает поддержку власти со стороны Широких слоев населения, является самой заветной целью всех поли-

34 Легитимность и легитимация власти в России/Под ред. С.А. Ланцова. СПб., 1995. С. 19.

97

тических режимов. Именно она в первую очередь обеспечивает стабильность и устойчивость власти. Положительное отношение населения к политике властей и признание им правомочности правящей элиты формируются по любым проблемам, оказывающимся в фокусе общественного мнения. Одобрение и поддержка населением властей связаны с разнообразными политическими и гражданскими традициями, механизмами распространения идеологий, процессами формирования авторитета разделяемых «верхами» и «низами» ценностей, определенной организацией государства и общества. Это заставляет относиться к легитимности как к политико-культурной характеристике властных отношений.

Население, как уже отмечалось, может поддерживать правителей и тогда, когда они плохо управляют государством. В силу этого такая легитимность может формироваться даже в условиях снижения эффективности правления. Поэтому при такой форме легитимности во главу угла ставится не зависящая от формально-правовых установлений реальная расположенность и комплиментарность граждан к существующему режиму.

В то же время легитимность может инициироваться и формироваться не населением, а самим государством (правительством) и политическими структурами (проправительственными партиями), побуждающими массовое сознание воспроизводить положительные оценки деятельности правящего режима. Такая легитимность базируется уже на праве граждан выполнять свои обязанности по поддержанию определенного порядка и отношений с государством. Она непосредственно зависит от способности властей, элитарных структур создавать и поддерживать убеждения людей в справедливости и оптимальности сложившихся политических институтов и проводимой ими линии поведения.

Для формирования такой легитимности громадное значение приобретают институциональные и коммуникативные ресурсы государства. Правда, подобные формы легитимности нередко оборачиваются излишней юридизацией, позволяющей в конечном счете считать любое институционально и законодательно оформленное правление узаконенным правом властей на применение принуждения. Таким образом легитимность по сути отождествляется с легальностью, законностью, юридической обоснованностью государственной власти и закрепленностью ее существования в обществе.

Легитимность может формироваться и внешними политическими центрами — дружественными государствами, международными организациями. Такая разновидность политической поддержки часто используется при выборах руководителей государства, в условиях международных конфликтов.

Категория легитимности применима и для характеристики самих политиков, различных институтов, норм и отдельных органов государства.

98

Иными словами, и внутри государства различные политические субъекты могут обладать разным характером и иметь разный уровень поддержки общественным или международным мнением. Например, институт президента в Югославии пользуется широкой поддержкой внутри страны, но решительно осуждается на международной арене, где многие страны признают Милошевича военным преступником. Или наоборот, отдельные политики или партии на родине могут подвергаться остракизму, а за рубежом пользоваться поддержкой как представители демократического движения. Так, население может поддерживать парламент и протестовать против деятельности правительства, а может поддерживать президента и негативно относиться к деятельности представительных органов. Таким образом, легитимность может обладать различной интенсивностью, давая возможность устанавливать иерархические связи между отдельными политиками и органами власти.

Типы легитимности

Многообразие возможностей различных политических субъектов поддерживать систему правления предполагает столь же разнообразные типы легитимности. В политической науке наиболее популярна классификация, составленная М. Вебером, который с точки зрения мотивации подчинения выделял следующие ее типы:

традиционная легитимность, формирующаяся на основе веры людей в необходимость и неизбежность подчинения власти, которая получает в обществе (группе) статус традиции, обычая, привычки к повиновению тем или иным лицам или политическим институтам. Данная разновидность легитимности особенно часто встречается при наследственном типе правления, в частности, в монархических государствах. Длительная привычка к оправданию той или иной формы правления создает эффект ее справедливости и законности, что придает власти высокую стабильность и устойчивость;

рациональная (демократическая) легитимность, возникающая в результате признания людьми справедливости тех рациональных и демократических процедур, на основе которых формируется система власти. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах. Люди здесь подчиняются не столько олицетворяющим власть личностям, сколько правилам, законам, процедурам, а, следовательно, и сформированным на их основе политическим структурам и институтам. При этом содержание правил и институтов может динамично меняться в зависимости от изменения взаимных Интересов и условий жизни;

99

— харизматическая легитимность, складывающаяся в результате веры людей в признаваемые ими выдающимися качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления. Эмоциональный восторг населения, формирующий этот высший авторитет, чаще всего возникает в период революционных перемен, когда рушатся привычные для человека социальные порядки и идеалы и люди не могут опереться ни на бывшие нормы и ценности, ни на только еще формирующиеся правила политической игры. Поэтому харизма лидера воплощает веру и надежду людей на лучшее будущее в смутное время. Но такая безоговорочная поддержка властителя населением нередко оборачивается цезаризмом, вождизмом и культом личности.

Помимо указанных способов поддержки власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Хелд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких ее видах, как: «согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с ее стороны вплоть до угрозы их безопасности; легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления; прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ; нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью; и наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов. Некоторые ученые выделяют также идеологический тип легитимности, провоцирующий поддержку властей со стороны общественного мнения в результате активных агитационно-пропагандистских мероприятий, осуществляемых правящими кругами. Выделяют и патриотический тип легитимности, при котором высшим критерием поддержки властей признается гордость человека за свою страну, за проводимую ею внутреннюю и внешнюю политику.

Кризисы легитимности и способы их урегулирования

Легитимность обладает свойством изменять свою интенсивность, т.е. характер и степень поддержки власти (и ее институтов), поэтому можно говорить о кризисах легитимности. Под кризисами понимается такое падение реальной поддержки органов государственной власти или правящего режима в целом, которое влияет на качественное изменение их ролей и функций.

100

В настоящее время не существует однозначного ответа на вопрос: есть ли абсолютные показатели кризиса легитимности или это сугубо ситуативная характеристика политических процессов? Так, ученые, связывающие кризис легитимности режима с дестабилизацией политической власти и правления, называют в качестве таких критериев следующие факторы:

— невозможность органов власти осуществлять свои функции или присутствие в политическом пространстве нелегитимного насилия (Ф. Били);

— наличие военных конфликтов и гражданских войн (Д. Яворски);

— невозможность правительства адаптироваться к изменяющимся условиям (Э. Циммерман);

— разрушение конституционного порядка (С. Хантингтон);

— отсутствие серьезных структурных изменений или снижение эффективности выполнения правительством своих главных задач — составления бюджета и распределения политических функций среди элиты35 . Американский ученый Д. Сиринг считает: чем выше уровень политического участия в стране, тем сильнее поддержка политических структур и лидеров обществом; указывает он и на поддержание социально-экономического статус-кво36 . Широко распространены и расчеты социально-экономических показателей, достижение которых свидетельствует о выходе системы власти за рамки ее критических значений.

Сторонники ситуативного рассмотрения причин кризисов легитимности чаще всего связывают их с характеристикой социокультурных черт населения, ролью стереотипов и традиций, действующих как среди элиты, так и среди населения, попытками установления количественной границы легитимной поддержки (оперируя при этом цифрами в 20-25% электората). Возможно, такие подходы в определенной степени опираются на идеи Л. С. Франка, который писал: «Всякий строй возникает из веры в него и держится до тех пор, пока хотя бы в меньшинстве его участников сохраняется эта вера, пока есть хотя бы относительно небольшое число "праведников" (в субъективном смысле этого слова), которые бескорыстно в него веруют и самоотверженно ему служат»37 .

Обобщая наиболее значимые подходы, можно сказать, что в качестве основных источников кризиса легитимности правящего режи-

35 New Direction in Comparative Politics. San Francisco, Oxford, 1991. P.111.

56 Searing D. Theory of Political Socialization Institutional Support and Deradicalization in Britain//British Journal of Political Science. 1996. Vol. 16. Part. 3.

37 Франк С.Л. Из размышлений о русской революции//Новый мир. 1990. № 4. С. 218-219.

101

ма, как такового, можно назвать уровень политического протеста населения, направленного на свержение режима, а также свидетельствующие о недоверии режиму результаты выборов, референдумов,

плебисцитов. Эти показатели свидетельствуют о «нижней» границе легитимности, за которой следует распад действующего режима и даже полной смены конституционного порядка. К факторам, определяющим ее «верхнюю» границу, т.е. текущее, динамичное изменение симпатий и антипатий к властям, можно отнести: функциональную перегруженность государства и ограниченность ресурсов властей, резкое усиление деятельности оппозиционных сил, постоянное нарушение режимом установленных правил политической игры, неумение властей объяснить населению суть проводимой им политики, широкое распространение таких социальных болезней, как рост преступности, падение уровня жизни и т.д.

В целом же урегулирование кризисов легитимности должно строиться с учетом конкретных причин снижения поддержки политического режима в целом или его конкретного института, а также типа и источника поддержки. В качестве основных путей и средств выхода из кризисных ситуаций для государства, где ценится мнение общественности, можно назвать следующие:

— поддержание постоянных контактов с населением;

— проведение разъяснительной работы относительно своих целей;

— усиление роли правовых методов достижения целей и постоянного обновления законодательства;

— уравновешенность ветвей власти;

— соблюдение правил политической игры без ущемления интересов участвующих в ней сил;

— организация контроля со стороны организованной общественности за различными уровнями государственной власти;

— укрепление демократических ценностей в обществе;

— преодоление правового нигилизма населения и т.д.

102

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий