регистрация / вход

Макиавеллизм в политике

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Специальность «Государственное и муниципальное управление»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине: «Политология»

На тему: «Макиавеллизм в политике»

Выполнила:

Студентка 1 курса

2 семестр

Чернова Елена Николаевна

г.Тюмень 2011 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.. 3

1. Представления о праве и государстве Н. Макиавелли, изложенные в «Государе». 4

2. Представления о праве и государстве Н. Макиавелли, изложенные в «Рассуждениях». 8

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 14

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ... 15

ВВЕДЕНИЕ

Макиавелли Никколо ди Бернардо – итальянский политический мыслитель, общественный деятель и писатель, родился во Флоренции 3 мая 1465 года. Происходил из обедневшей дворянской семьи нотариуса. Фамилия Макиавелли образовалась из прозвища, которое переводится как «вредный гвоздь». Это прозвище означало, что все носители могут постоять за себя.

Родители Макиавелли были образованными людьми. Его отец – Бернардо Макиавелли поддерживал дружеские связи с известными книгопродавцами. В их числе был и Джунта, потомок которого позднее стал первым издателем книг Никколо. Сохранились сведения о том, что мать Никколо писала поэмы. Семья была большая. Заработка Бернардо едва хватало на покрытие самых непосредственных нужд семьи. Это дало повод Ник-коло писать.

Самое знаменитое произведение Макиавелли – «Государь». Это произведение создано в самом начале восьмилетней ссылки Макиавелли, в июне-декабре 1513 года.

У Макиавелли зарождаются мысли: осмыслить как можно более глубоко и всесторонне человеческую историю, историю человеческого общества в его деяниях и свершениях и учрежденных правах, свободах и обязанностях, словом осмыслить историю, как осуществление и осознание становления и прогресса свободы. Для реализации своего замысла Макиавелли почти одновременно пишет такие произведения как «Государь» и «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия». (1513-1515гг.)

В «Государе» Макиавелли рисует модель абсолютного монарха, который с помощью всех средств – жестокости и обмана, демагогии и справедливости, хитрости и прямодушия – обеспечивает сохранение, укрепление и расширение своей власти.

Проблеме взаимоотношения нового государя с народом и знатью Макиавелли уделяет много внимания, поскольку считает достижение определенного равновесия классовых сил одной из важнейших задач. Макиавелли справедливо полагает, что государи становятся великими, когда преодолевают трудности и оказанное им сопротивление. Он выстраивает внушительную программу, выполняя которую государь может добиться того, чтобы его почитали.

1. Представления о праве и государстве Н. Макиавелли, изложенные в «Государе».

Главный объект изучения Макиавелли – государство. Это он впервые ввел термин «государство». До него мыслители опирались на такие термины, как: город, империя, королевство, республика, княжество… Наилучшая форма правления – республика, но государству, «где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности, помогают ему управлять государством» также отданы симпатии автора. Макиавелли разбирает, какими способами государи могут управлять государствами и удерживать над ними власть. Государства, управляемые единолично у него делятся на унаследованные и новые. Наследному государю гораздо легче удержать власть, чем новому, потому как для этого достаточно не преступать обычаев предков и без поспешности приспосабливаться к новым обстоятельствам.

Макиавелли сравнивает «недуг» в государстве с чахоткой: «если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, но если он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет».

Макиавелли отмечает, что жестокость в политике - вещь неоднозначная. «Жестокость жестокости рознь. Жестокость применена хорошо в тех случаях - если позволительно дурное назвать хорошим, - когда её проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней и по возможности обращают на благо подданных; и плохо применена в тех случаях, когда поначалу расправы совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже. Действуя первым способом, можно удержать власть; действуя вторым – невозможно. Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало - помалу, что бы их распробывали как можно лучше».

Что Макиавелли говорит о войске: Основой власти во всех государствах служат хорошие законы и хорошее войско. Но тут же он делает оговорку о том, что хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и где есть хорошее войско, там хороши и законы. Военное дело - единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого. «Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рождён государём, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным». Если государь не будет разбираться в военном деле, то он будет терпеть много бед (не будет пользоваться уважением войска, не сможет на него положиться и т.п.). «Поэтому государь должен даже в мыслях не оставлять военных упражнений и в мирное время придаваться им ещё больше, чем в военное».

Каким же должен быть сам государь? Главное моральное качество, которое объединяет у Макиавелли все прочие - это честь. Этический смысл чести вытекает из того, что она мыслима только у человека, только в обществе, и проявляется преимущественно в государственных делах. Как известно у всех людей есть свои пороки, и государи здесь не исключение. Основная же мысль Макиавелли состоит в том, что благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства.

Должен ли государь быть жестоким или милосердным? Здесь однозначным может быть лишь то, что следует остерегаться злоупотребить милосердием. Жестокостью можно навести порядок в стране. Этим самым государь может проявить ни что иное, как милосердие. Государю не следует считаться с обвинениями в жестокости, если он хочет удержать своих подданных в повиновении. Макиавелли пишет, что может возникнуть спор, что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Вообще говоря, было бы хорошо, если бы его и любили, и боялись, но любовь не уживается со страхом. Поэтому когда стоит выбор, нужно выбирать страх. Ведь люди лицемерны и склонны к обману. "Пока ты делаешь им добро, они твои всей душой, обещают ничего для тебя не щадить: ни крови, ни жизни, ни детей, ни имущесва, но когда у тебя явится в них нужда, они тот час то тебя отвернутся". Государю нужно внушать страх, но делать это надо так, чтобы избежать ненависти. Любят государей по собственному усмотрению, а боятся - по усмотрению государей. Мудрому правителю лучше расчитывать на то, что зависит от него самого. Здесь надо сделать оговорку. Со страхом, так же как и с жестокостью, нужно “не перегнуть палку”, так как государь может превратиться в глазах подданных (и стать таковым на самом деле) в тирана. Макиавелли пишет, что многие правители начинают ценить власть как таковую и превращаются в тиранов. А тиранам оправданья нет. Макиавелли противник тирании. Тираническая власть действует развращающим образом на самих правителей и на народ.

Должен ли государь быть щедрым или бережливым? Макиавелли отвечает на этот вопрос так: «Хорошо иметь славу щедрого государя. Тем не менее тот, кто проявляет щедрость, чтобы слыть щедрым, вредит самому себе», т.е. если проявлять щедрость благоразумно, её никто не заметит, а чтобы распространить среди людей славу о щедрости, нужно будет просто разорить казну. Будет благоразумнее смириться со славой скупого правителя, и тогда со временем люди увидят, что благодаря бережливости государь удовлетворяется своими доходами. За государём в этом случае может закрепиться слава действительно щедрого правителя. Если государь ведёт войско, которое кормится добычей и грабежом, то ему необходимо быть щедрым, так как иначе за ним не пойдут солдаты.

Должен ли государь твёрдо держать своё слово? Макиавелли пишет следующее: «Мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца…». Вообще с врагом можно бороться законами, а можно силой. Законами обычно борется человек, а силой - зверь, но первого зачастую не достаточно, чтобы победить врага, поэтому нужно прибегнуть к силе. «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание».

Государь может и даже должен обладать хитрой натурой, но он должен уметь её прикрывать. Лицемерие - отнюдь не порок для государя. «Обманывающий всегда найдёт того, кто даст себя одурачить». В глазах людей надо являться сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым - и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо.

Государь должен следить за тем, чтобы не совершить ничего, что могло бы вызвать ненависть или презрение подданных. «Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных». Презрение государи могут вызвать: непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Макиавелли пишет, что этих качеств надо остерегаться как огня, стараясь, наоборот, в каждом действии проявлять противоположные этим качества (великодушие, бесстрашие, основательность и твёрдость).

Достаточно важную роль играет для государя выбор помощников. Судя по тому, хороших или плохих государь выбрал себе помощников, можно говорить и о его собственной мудрости. Здесь важно не только выбрать преданного и умного помощника, но и стараться удержать его, «воздавая ему за заслуги, умножая его состояние, привязывая его к себе узами благодарности, разделяя с ним обязанности и почести…». Правда существует одна опасность - льстецы. Так что государь должен избегать лести, но только делать он это должен так, чтобы не навлечь на себя презрения (когда каждый сможет говорить правителю правду, ему могут перестать оказывать должное почтение). Так что благоразумному государю, согласно Макиавелли, нужно отобрать несколько мудрых людей и предоставить им право высказывать всё, что они думают, но только о том, о чём их сам государь спрашивает.

Среди людей, занимавшихся политическими концепциями, найдётся немного таких, которые бы вызывали столь бурные споры. Действительно наследие великого флорентийца весьма противоречиво. Может быть объяснение этому можно найти в самой личности писателя, во влиянии на него сложной эпохи.

В работах Макиавелли мы можно найти основную тенденцию общеевропейского политического развития, которая заключалась в образовании единых государств, построенных на национальном признаке. Эти государства зачастую создавались властной рукой одного единственного суверена и именно «макиавелльевскими методами», то есть хитростью и силой.

2. Представления о праве и государстве Н. Макиавелли, изложенные в «Рассуждениях».

Самое знаменитое произведение Макиавелли «Государь» было написано в 1513 году и посвящено Лоренцо Великолепному, ибо Макиавелли надеялся (как выяснилось, тщетно) добиться благоволения Медичи. Этой практической цели, возможно, обязан тон книги; более крупное сочинение Макиавелли «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия», писавшееся одновременно с «Государем», носит заметно более республиканский и либеральный характер.

В «Рассуждениях» есть целые главы, которые кажутся написанными чуть ли не Монтескье; под большей частью книги мог бы подписаться либерал XVIII века. Четко сформулирована теория контроля и равновесия. Конституция должна предоставлять часть в управлении и государям, и знати, и народу. Лучшая конституция та, что была установлена Ликургом в Спарте, ибо она воплощала наиболее совершенное равновесие; конституция Солона была слишком демократической и потому привела к тирании Писистрата. Хорошей была и республиканская конституция Рима, ибо она сталкивала сенат и народ. Макиавелли повсюду употребляет слово «свобода» как обозначение чего-то сокровенного, хотя само понятие, обозначаемое им, довольно расплывчато. Это, конечно, унаследовано от античности и в дальнейшем было перенято XVIII и XIX столетиями. Тоскана обязана сохранению своей свободы тому, что в ней нет владельцев замков или дворян. На наш взгляд, Макиавелли считал, что политическая свобода предполагает наличие в гражданах известного рода личной добродетели. Единственная страна, говорит он, в которой честность и религиозность еще велики в народе, - это Германия, и потому там существует много республик. Вообще говоря, народ умнее и постояннее государей, вопреки мнению Ливия и большинства других авторов. «Не без причин голос народа сравнивается с гласом Божьим: в своих предсказаниях общественное мнение достигает таких поразительных результатов, что кажется, будто благодаря какой-то тайной способности народ ясно предвидит, что окажется для него добром, а, что - злом. Лишь в самых редких случаях, выслушав речи двух ораторов, равно убедительные, но тянущие в разные стороны, народ не выносит наилучшего суждения и не способен понять того, о чем ему говорят».

Макиавелли служит интересной иллюстрацией того, как политическая мысль греков и римлян (республиканского периода) вновь приобрела в XV веке действенность, которую она утратила в Греции со времени Александра, а в Риме - со времени Августа. Неоплатоники, арабы и схоласты были страстными поклонниками метафизики Платона и Аристотеля, но совершенно не интересовались их политическими сочинениями, ибо политические системы века городов-государств бесследно исчезли. В Италии рост городов-государств совпал по времени с возрождением знания, и это сделало возможным использование гуманистами политических теорий греков и римлян республиканского периода. Любовь к «свободе» и теория контроля и равновесия были заимствованы Возрождением от античности, а новым временем - в основном от Возрождения, хотя частично и непосредственно от античности. Эта сторона воззрений Макиавелли имеет по меньшей мере такое же значение, как и более знаменитые «аморальные» доктрины «Государя».

Примечательно, что Макиавелли никогда не обосновывает политические аргументы христианскими или библейскими доводами. Средневековые авторы придерживались концепции «законной власти», под которой они подразумевали власть папы и императора или власть, берущую в них свое начало. Авторы северных стран, даже столь поздние, как Локк, аргументируют ссылкой на события в Эдемском саду, полагая, что таким образом они могут доказать «законность» некоторых родов власти. В Макиавелли нет и следа подобных концепций. Власть должна принадлежать тем, кому удастся захватить ее в свободном соревновании. Предпочтение, оказываемое Макиавелли народному правительству, выводится не из идеи «прав», а из наблюдения, что народные правительства менее жестоки, беспринципны и непостоянны, чем тирании.

Вопрос о папской власти в «Рассуждениях» Макиавелли начинает с того, что располагает знаменитых людей в этической иерархии. Всего знаменитее, заявляет он, основатели религий; затем идут основатели монархии или республик; затем - ученые. Это все доблестные люди, но есть и гнусные люди - разрушители религий, ниспровергатели республик или королевств и враги добродетели или знания. Гнусны основатели тираний, включая Юлия Цезаря; напротив, Брут был доблестным человеком. Религия, по мнению Макиавелли, должна играть выдающуюся роль в жизни государства не потому, что она истинна, а потому, что служит общественной связью: римляне были правы, делая вид, что верят в предсказания, и карая тех, кто пренебрегал ими. Церкви своего времени Макиавелли предъявляет два обвинения: в том, что дурным поведением она совершенно уничтожила всякую религиозность и что светская власть пап, с той политикой, которую она порождает, является препятствием на пути объединения Италии . Эти обвинения высказаны в выражениях весьма энергичных: «Народы, наиболее близкие к римской церкви, главе нашей религии, оказываются наименее религиозными... Мы близки или к погибели, или к наказанию... Итак, мы, итальянцы, обязаны нашей церкви и нашему духовенству прежде всего тем, что потеряли религию и развратились; но мы обязаны им еще и худшим - тем, что сделалось причиной нашей погибели. Именно церковь держала и держит нашу страну раздробленной».

Кроме того, по мнению Макиавелли, у властителя существует ещё один вполне реальный враг, способный расшатать государство изнутри; он указывает на дворянство, на тех, кто «праздно живёт на доходы со своих поместий, нимало не заботясь ни об обработке земли, ни о том, чтобы необходимым трудом заработать себе на жизнь », - как на главного врага любой - и республиканской, и монархической центральной власти. Согласно Макиавелли, именно дворянское сословие является основной причиной гибели государств и уничтожения всякой нравственности и гражданственности. «Подобная порода людей решительный враг всякой гражданственности », - пишет Макиавелли. Поэтому он советует просто искоренить дворян: «Желающий создать республику там, где имеется большое количество дворян, не сумеет осуществить свой замысел, не уничтожив предварительно всех их до единого ». Однако, дворянское сословие для создания монархического государства просто необходимо: «желающий же создать монархию или самодержавное княжество там, где существует большое равенство, не сможет этого сделать, пока не выведет из сказанного равенства значительное количество людей честолюбивых и беспокойных и не сделает их дворянами по существу, то есть пока он не наделит их замками и имениями, не даст им много денег и крепостных, с тем чтобы, окружив себя дворянами, он мог бы, опираясь на них, сохранить свою власть, а они, с его помощью, могли бы удовлетворять свою жадность и свое честолюбие, в этом случае все прочие граждане оказались бы вынуждены безропотно нести то самое иго, заставить переносить которое способно одно лишь насилие».

Для Николо Макиавелли важной общественной ценностью являлась свобода в широком понимании этого слова. Свобода важна и для государства в целом - страна должна уметь сохранять свою независимость; свобода необходима для любого общественного слоя - так, по мнению Макиавелли, беднейшие слои населения имеют неотъемлемое право защищаться от посягательств со стороны привилегированных классов на свои права, свободы и имущество; свобода важна и для отдельного гражданина - свобода совести, свобода выбора своей судьбы, свобода от страха за свою жизнь, честь и состояние. Но сами по себе эти два понятия - свобода и абсолютная монархия - сочетаются довольно плохо. Не находя выхода из этого противоречия, Макиавелли заключает, что лучшей из теоретически возможных форм правления является «смешанная», то есть та, где различные слои и классы населения «следят» друг за другом, за соблюдением законов и сохранением свобод. Так, не в «Государе», но в близком ему произведении - «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия» - Макиавелли говорит, что именно смешение правления царей, оптиматов и народа сделало совершенным государственное устройство Римской республики до времён Гракхов . Совершенным идеалом, по мнению Макиавелли, является та форма правления, при которой один человек может получить неограниченную власть только тогда, когда остро требуются решительные и незамедлительные действия, в случае войны, например. В остальное же время решения об управлении государством должны приниматься коллегиально, с участием как можно большего числа заинтересованных сторон. И именно ясно осознавая всю утопичность этой идеи, Макиавелли, сознательно выбрал оптимальный из возможных в то время способов управления государством.

Говоря об основах построения и управления государством, необходимо упомянуть, что Макиавелли выделял следующие наиболее значимые политические блага: национальная независимость, безопасность и благоустроенная конституция. Лучшей конституцией является та, которая распределяет юридические права между государем, знатью и народом пропорционально их реальной власти, ибо при такой конституции трудно осуществить успешные революции, и потому возможен устойчивый порядок; если бы не соображения устойчивого порядка, было бы благоразумно дать больше власти народу.

До сих пор речь шла о целях. Однако политика включает в себя также вопрос о средствах. Бесполезно преследовать политическую цель при помощи методов, заведомо обреченных на неудачу; если цель признается хорошей, то мы должны избирать такие средства, которые обеспечивают ее достижение. Вопрос о средствах можно рассматривать в чисто научном плане, безотносительно к тому, являются ли цели хорошими или дурными. «Успех» означает достижение намеченной вами цели, какой бы она ни была. Если существует наука успеха, то ее можно изучать на примере успехов порочных людей не хуже, чем на примере успехов людей добродетельных, - даже лучше, ибо примеры добивающихся успехов грешников более многочисленны, чем примеры добивающихся успехов святых. Однако такая наука, будучи раз установлена, пойдет на пользу святому точно так же, как и грешнику, ибо святой, если он вступает на поприще политики, точно так же как и грешник, должен жаждать достижения успеха.

Вопрос в конечном счете сводится к вопросу о силе. Для достижения политической цели необходима сила того или иного рода. Этот очевидный факт прикрывается лозунгами, вроде «право восторжествует» или «торжество зла недолговечно». Если торжествует сторона, которую вы считаете правой, то происходит это потому, что на ее стороне находится перевес в силе. Правда, часто сила зависит от общественного мнения, а общественное мнение в свою очередь - от пропаганды; правда также и то, что в пропаганде выгодно казаться добродетельнее своего противника, а один из способов казаться добродетельным заключается в том, чтобы действительно быть добродетельным. Вот почему иногда может случиться, что побеждает именно та сторона, которая обладает большей частью того, что широкие массы считают добродетелью. Мы должны согласиться с Макиавелли, что это было важным элементом роста власти церкви в XI, XII и XIII веках, равно как и успеха Реформации в XVI веке. Однако сказанное требует существенных оговорок. Во-первых, те, кто захватил власть, могут, держа в своих руках пропаганду, представить свою партию воплощением добродетели; никто, например, не смел бы заикнуться о преступлениях Александра VI в нью-йоркской или бостонской государственной школе. Во-вторых, бывают такие периоды хаоса, когда успех нередко сопутствует отпетым негодяям; к числу таких периодов относился и период Макиавелли.

Такие времена характеризуются быстрым ростом цинизма, побуждающим людей прощать любую мерзость, лишь бы она была выгодна. Но даже в такие времена, как заявляет сам Макиавелли, желательно представлять в личине добродетели перед невежественным народом.

Вопрос может быть поставлен несколько шире. По мнению Макиавелли, цивилизованные люди почти наверняка являются беспринципными эгоистами. Если бы кто захотел ныне основать республику, говорит Макиавелли, то он обнаружил бы, что легче добиться успеха среди горцев, чем среди жителей больших городов, ибо последние уже развращены. Но если люди являются беспринципными эгоистами, то правильная линия его поведения зависит от населения, среди которого ему предстоит действовать. Церковь периода Возрождения стяжала всеобщую ненависть, но только к северу от Альп эта достигла достаточных размеров, чтобы вызвать Реформацию. В то время, когда Лютер поднял знамя своего бунта, доходы папства были, вероятно, больше, чем они были бы, если бы Александр VI и Юлий II вели себя более добродетельно, и если это верно, то причиной тому был цинизм Италии Возрождения. Из этого следует, что политики добьются большего успеха, когда они будут зависеть от добродетельного населения, чем когда они будут зависеть от населения, равнодушного к моральным соображениям; они добьются также большего успеха в обществе, где их преступления (если они их, конечно, совершают) могут быть преданы широкой огласке, чем в обществе, где царит строгая цензура, контролируемая ими самими. Конечно, известных результатов всегда можно добиться при помощи лицемерия, но количество их может быть значительно уменьшено соответствующими учреждениями.

Хотя теория «государство превыше всего» берет свое начало от Макиавелли, от Италии, в действительности же широкого развития в Европе она не получила. Наблюдать ее мы можем разве что в некотором переделанном варианте в России после Петра I, а усиление – в советское время. Также эта теория нашла применение в Китае и некоторых других азиатских странах . В одном отношении политическая мысль Макиавелли, подобно политической мысли древних, несколько примитивна. Примеры свои он черпает из деятельности великих законодателей, таких, как Ликург и Солон, приписывая им создание единого общества; то, что предшествовало этому, почти выпадает из поля зрения Макиавелли. Представление о том, что общество является результатом естественного роста и что государственные деятели могут воздействовать на него только в определенных границах, принадлежит в целом новому времени и получило могущественную опору в теории эволюции. Макиавелли подобное представление было совершенно неведомо, и в этом отношении он не подвинулся нисколько вперед по сравнению с Платоном. Однако можно утверждать, что эволюционная точка зрения на общество, хотя она и была верна в прошлом, более неприменима и должна быть для современной эпохи и будущего заменена более механическим воззрением. Политическая концепция Макиавелли была полной противоположностью религиозно-христианскому учению о праве и государстве. Он основывал политику на воле, силе, хитрости и опыте, а не из теологических постулатов. При этом флорентийский философ опирался на историческую необходимость, исторические закономерности общественного развития .

Однако, ошибочно думать, что макиавеллизм порывает с моралью. На самом деле Макиавелли считал, что мораль частного человека не подходит государству. В политике есть своя особенная, политическая мораль, суть которой сводится к тому, что все, что полезно государству, укрепляет его, морально оправдано. А полезна государству рациональная, эффективная, оптимальная политика. Не могут разум и мораль противоречить друг другу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основная мысль произведения «Государь в том, что государство выше личности, что для достижения общих интересов можно пренебрегать интересами отдельных людей. Так, Макиавелли практически узаконивает массовые расправы, наделяет государя безграничной властью, оправдывает государя в случаях, когда тот действует на благо государству. Макиавелли считает позволительным государю уклоняться от выполнения своих обещаний, этому даже посвящена целая глава его произведения. Макиавелли полностью деморализирует политику, делает ее «грязным» делом, таким, какой мы видим ее сейчас.

Макиавелли утверждает, что власть, какой бы она не была, должна быть твердой, непоколебимой. Власть не должна находиться в подвешенном состоянии.

Политическая концепция Макиавелли была полной противоположностью религиозно-христианскому учению о праве и государстве. Он основывал политику не воле, силе, хитрости и опыте, а не из теологических постулатов. При этом флорентийский философ опирался на историческую необходимость, исторические закономерности общественного развития.

Политика для Макиавелли – это результат борьбы социальных сил, групп, личностей. Активную роль в ней играет человеческая заинтересованность. Следует отметить, что Макиавелли видел базу своего политического учения во внутренней природе человека, ее основных свойствах. А к таковым Макиавелли относит эгоизм, стремление к власти, стремление к приобретению собственности. Отсюда и содержание макиавеллизма – в политике следует опираться не на мораль, а на силу. Ради благородной цели моралью можно жертвовать, цель оправдывает средства. Учение Макиавелли утверждает неизменность стремлений человека.

Хотя теория «государство превыше всего» берет свое начало от Макиавелли, от Италии, в действительности же широкого развития в Европе она не получила. Наблюдать ее можно разве что в некотором переделанном варианте в России после Петра I, а усиление – в советское время. Также эта теория нашла применение в Китае и некоторых других азиатских странах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Никколо Макиавелли. «Государь». – М., «Фолио», 1998.
  2. Никколо Макиавелли. «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия». – М., «Наука», 1996.
  3. Никколо Макиавелли. «История Флоренции». – М., «Наука», 1987. (Перевод Н.Я. Рыковой).
  4. Юсим М.А. Этика Макиавелли. – М., «Наука», 1990.
  5. История политических и правовых учений: учебник для ВУЗов / ред. Нерсеянца В.С. – Москва, 2008.
  6. История политических и правовых учений: учебник / под ред. Лейста О.Э. – Москва, 1997
  7. История западной философии. – Рассел Б.: «Феникс», 2002.
  8. История политических учений /под ред. Проф. О.М. Мартышина – М. Юрист, 1994.
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий