регистрация / вход

Молодые коммунисты москвы: некоторые закономерности формирования молодежных политических групп

Научное рассмотрение социальных групп предполагает исследование определенного набора характеристик, включающих в себя параметры группы (ее численность, структура, административная подчиненность, социальный состав, механизмы экономического функционирования.

Молодые коммунисты москвы: некоторые закономерности формирования молодежных политических групп

Д.В. Громов

В данной статье мы поставили перед собой две задачи.

Первая задача – собственно социально-антропологическое исследование; краткое сравнительное описание через систему характеристик нескольких групп молодых коммунистов Москвы. Научное рассмотрение социальных групп предполагает исследование определенного набора характеристик, включающих в себя параметры группы (ее численность, структура, административная подчиненность, социальный состав, механизмы экономического функционирования и управления, система лидерства); структуру деятельности во времени (занятость в контексте суточного, недельного, месячного, годичного цикла) и пространстве (места деятельности и коммуникации, мобильность); формы внешней презентации (внешний вид участников группы, сленг, ритуалистика, вербальное и визуальное творчество, художественные пристрастия).

Вторая задача заключается в выявлении закономерностей формирования этих сообществ, зависимости характера сообществ от их параметров. Нам кажется интересным сравнение нескольких групп, близких между собой в идеологическом, возрастном и территориальном плане, выявление их специфики и корреляции параметров.

Конечно, рассмотрение всего лишь нескольких (в нашем случае трех) групп не позволяет с уверенностью говорить о выявлении каких-либо закономерностей (для этого слишком мал объем выборки), однако привлечение дополнительного материала (касающегося молодежных политизированных сообществ и молодежных субкультур вообще) позволит сделать наши суждения более обоснованными. Данная статья является лишь постановкой вопроса, опытом рассмотрения темы формирования молодежных сообществ и предполагает дальнейшее исследование.

В качестве объектов рассмотрения мы выбрали московские отделения Союза коммунистической молодежи Российской Федерации (СКМ РФ), Авангарда красной молодежи (АКМ) и Левого фронта (ЛФ). Эти организации – всероссийские, но в данной статье речь пойдет только об их московских отделениях.

Выбирая объекты для исследования, мы старались выделить группы, во многом несхожие друг с другом, но в то же время показательные. Именно СКМ, АКМ и ЛФ, на наш взгляд, дают достаточно полный типологический ряд, отображающий разные формы самовыражения молодежи в коммунистическом дискурсе.

Необходимо учитывать, что рассматриваемые группы находятся в состоянии динамики. На момент сдачи статьи на верстку (конец 2008 года) многие реалии бытования групп изменились, например, АКМ вступил в Левый фронт.

За рамками нашего описания остались такие молодежные коммунистические объединения, как Российский Коммунистический союз молодежи (РКСМ), Революционный Коммунистический союз молодежи (РКСМ(б)) и др. Особого упоминания заслуживает Национал-большевистская партия (НБП). Эта партия задумана как организация, совмещающая националистический и коммунистический подходы, она выступает как союзник левых во многих акциях; тем не менее, НБП всё чаще рассматривается вне рамок коммунистического дискурса.

Коммунисты-марксисты, ориентированные на ленинское наследие (в отличие от троцкистов, анархистов, маоистов и др.), доминируют в левом молодежном движении. Современные организации, работающие в данном направлении, достаточно разнообразны как в организационном плане, так и в плане используемых методов: «Понимание политической борьбы у всех разное. Кто-то считает, что политическая борьба – это, прежде всего, агитаторство – надо идти в массы, разъяснять преимущества марксизма, считая, что рано или поздно такое количество перейдет в качество. Есть организации, которые стремятся взаимодействовать с рабочими, делают альтернативные профсоюзы; бывают случаи, когда интеллигенты, имеющие по два-три высших образования, устраиваются чернорабочими, лишь бы попасть внутрь предприятия, проводить агитацию среди рабочих, сколотить ячейку профсоюзов, поднимать их на забастовки. Есть любители акций прямого действия, которым главное – побузить на улице, подраться с ментами. Есть те, кто устраивает художественные перформансы. Есть, кто пытается организовывать массовые акции – например, митинги. Есть, кто занимается реформой ЖКХ и работает с жильцами. Есть движение "Общежитие", которое полностью контролируется молодыми левыми. Есть, конечно, те, кто занимаются выборами, делают карьеру. Это очень разнообразно...» [И.П., муж., 31 год].

Статья написана на материалах встроенных наблюдений и интервью, осуществлявшихся в ходе полевых исследований конца 2005 – начала 2007 годов. Использовались также материалы, размещаемые в средствах массовой информации и в Интернете.

Произведем сравнительное описание СКМ, АКМ и ЛФ.

Сравнительное описание

Административная подчиненность, степень автономности, история возникновения

СКМ РФ является молодежным крылом Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ), создан 29 мая 1999 года. В принципе, члены СКМ, следуя внутрипартийной дисциплине, обязаны подчиняться КПРФ и во всем следовать ее решениям. Члены СКМ, действующие вразрез с решениями КПРФ (например, участвующие в акциях, не поддержанных КПРФ), рискуют получить взыскания. В таких случаях собственную причастность к СКМ стараются не афишировать (впрочем, это же относится и к членам других организаций).

АКМ КПСС – автономная организация. Возникла 4 мая 1999 года как молодежное крыло «Трудовой России». На V Съезде АКМ 17 апреля 2004 года было заявлено, что он выходит из состава «Трудовой России» и принимает (при сохранении общей автономии) политическое руководство вновь созданной Коммунистической партии Советского Союза (КПСС).

В отличие от СКМ и АКМ, «Левый фронт» вообще не является организацией партийного типа – это общественно-политическое движение, социальный проект. Ранее существовал «Молодежный левый фронт» (МЛФ) – движение, объединявшее ряд левых организаций; вследствие внутренних противоречий (несовпадения позиций националистически и коммунистически настроенных участников движения) 26 июня 2005 года было объявлено о создании на базе МЛФ «Левого фронта». В программном документе этой организации отмечается, что целью является «борьба за гегемонию на левом фланге! На окончательной стадии проект должен заменить провалившуюся на левом фланге КПРФ!» [см.: http://polit-labs.narod.ru].

Организационная структура, система лидерства

Основные положения, регламентирующие деятельность АКМ и СКМ, зафиксированы в их Уставах.

Московский городской комитет СКМ состоит из первичных ячеек, объединенных в окружкомы (по округам Москвы).

Сходную структуру имеет и АКМ; его руководство осуществляет ЦК АКМ.

Высшим руководящим органом обеих партий является съезд, проводимый не реже одного раза в два года. Последний съезд СКМ – IV-й, состоялся 13 декабря 2004 года в совхозе Московский близ столицы; последний съезд АКМ – VII-й, 13 апреля 2006 года, г. Москва.

«Левый фронт» представляет собой сеть региональных организаций, в каждой из которых сложилась своя форма руководства. Руководящие и координирующие функции исполняет находящийся в столице орган под названием Моссовет. Ежегодно проводятся партийные конференции.

Из трех организаций наиболее авторитарной, вождистской, основанной на лидерстве следует признать АКМ. Председатель (командир) АКМ – Сергей Станиславович Удальцов. Руководитель московского отделения СКМ (на момент исследования это был Сергей Федорович Довгаль) выступает не столько как лидер, сколько как куратор, проводник решений вышестоящей организации – КПРФ. Создателями «Левого фронта» (Пономарев Илья Владимирович – руководитель инициативной группы) взят курс на выполнение координирующих функций по отношению к движению.

Согласно общему мнению, уровень организационной дисциплины выше у АКМ. Однако и здесь главным рычагом воздействия служит не административное взыскание, а скорее неодобрение со стороны товарищей, снижение неформального статуса в кругу своих.

Численность

Говоря о численности молодежных организаций (так же, как и о численности политических организаций вообще), стоит учитывать, что существуют актив (члены организации, которые реально и регулярно участвуют в ее деятельности) и те, кто числится в организации формально, не проявляя (по тем или иным причинам) особой активности. В данном случае речь пойдет именно об активе.

Численность московского отделения СКМ составляет около 120 человек. 60% из них состоят одновременно в КПРФ (молодые коммунисты), 40% – исключительно в СКМ (комсомольцы). Актив СКМ – около 80 человек, в акциях прямого действия участвует 20–30 человек.

Численность АКМ – около 100 человек, актив – около 50-ти.

В «Левый фронт» также входит около 100 человек, причем только 20–30 из них состоят исключительно в ЛФ, остальные одновременно являются членами других политических групп.

Все рассматриваемые организации имеют отделения в разных городах России. Причем численность этих отделений может быть значительно выше московского; так, СКМ заявляет об общей численности в 47 тыс. человек.

Ритуал вступления

Процедура вступления в СКМ в общих чертах копирует процедуру вступления в КПСС – в течение полугода новичок проходит испытательный срок и после этого становится членом партии, получает членский билет.

Вступающие в АКМ после трехмесячного испытательного срока проходят обряд посвящения. Как правило, это происходит на крупных акциях – вновь прибывшие члены выстраиваются в шеренгу, произносят клятву бойца АКМ.

В ЛФ членство носит заявительный характер: человек, согласный с декларацией ЛФ, заявляет о своем членстве и этого считается достаточно.

Возраст участников

Средний возраст членов АКМ и СКМ составляет около 20–22-х лет. Бывают случаи, когда в составе этих организаций оказываются и люди старше 30-ти, но чаще всего это те, кто находится на руководящих постах. Членство в СКМ ограничено в Уставе возрастными рамками от 14 до 30 лет. В АКМ также существовало верхнее ограничение по возрасту, но решением VII съезда оно было снято.

«Левый фронт» вообще-то не считает себя молодежным движением, но в реальности таковым является, поскольку средний возраст его участников не превышает 30-ти лет.

Социальный состав

Социальный состав рассматриваемых организаций довольно неоднороден.

Группой, которая традиционно подпитывает левое движение, является студенчество. В то же время в некоторых объединениях встречается установка на привлечение представителей рабочего класса.

В СКМ достаточно большой процент составляют студенты-москвичи из обеспеченных семей. Образовательный уровень членов АКМ ниже – сюда больше вступают малообеспеченные юноши, дети рабочих, бюджетников; часто они и сами работают на низкооплачиваемых должностях, связанных с физическим трудом. Образовательный уровень членов «Левого фронта» выше, чем у СКМ и АКМ.

Гендерный состав

В ЛФ девушки составляют около 25% состава, в СКМ – около 20%, в АКМ – около 10%.

Замечено, что в левых молодежных организациях преобладают юноши, девушек – минимум; в либеральных – количество девушек значительно возрастает. Это обусловлено гендерными особенностями – мужчинам присуща тяга к преобразовательной активности, агрессивности; женщины более консервативны, склонны к стабильности. Левые и либеральные организации соответствуют этим гендерным стратегиям: «Девушкам менее свойственны призывы к революции, больше – к эволюции. Соответственно, где больше радикализма, там меньше девушек» [И.П., муж., 31 год]. Примечательно, что из трех рассматриваемых нами групп именно радикальный и маскулинный АКМ привлекает девушек в меньшей степени.

Степень «интеллектуальности» и уличной активности

Попросив наших экспертов распределить три группы по степени интеллектуальности и уличной активности, мы выявили следующую картину.

«Левый фронт» более, чем СКМ и АКМ, склонен к теоретизированию, интеллектуальной деятельности и «научным» спорам.

Зато в том, что касается уличной активности, первое место занимает АКМ, совершающий наибольшее количество уличных акций (обгоняет их только лидер в данном виде деятельности – НБП), следом идут СКМ и «Левый фронт».

Как мы видим, степень «интеллектуальности» группы напрямую зависит от уровня образованности ее членов. Группы с более низким уровнем образованности склонны выбирать путь, связанный с физической активностью, уличной деятельностью.

Время и места коммуникации

В настоящее время еженедельные собрания СКМ и АКМ происходят в помещении Общественной приемной КПРФ неподалеку от станции метро «Автозаводская». СКМ проводит здесь собрания по пятницам, АКМ – по воскресениям (по понедельникам здесь же собирается НБП).

Моссовет «Левого фронта» также проводит еженедельные собрания.

Одежда

В целом участники молодежных левых движений не уделяют большого внимания одежде.

Многие из них одеты бедно. Наши эксперты склонны считать, что такая одежда обусловлена низким уровнем доходов молодых левых, однако нам кажется, что, помимо этого, прослеживается и определенная идеологическая самопрезентация – демонстрация оппозиционности, демократичности, близости к народу; в использовании поношенной одежды присутствует и эстетика панка.

Для оппозиционных политизированных организаций типичен интерес к военной эстетике, что, в частности, выражается в использовании военной одежды – курток, маек и брюк камуфляжных расцветок, военной обуви. Из рассмотренных нами групп интерес к стилю «милитари» наиболее ярко выражен у АКМ – по нашим наблюдениям, 10–15% АКМ-овцев используют в повседневной одежде военные элементы (кстати, также и у близкой к ним по духу НБП). В стилистике АКМ угадывается также влияние скинхедской эстетики (напомним, что изначально скин-движение было связано с классовым, а не националистическим противостоянием; в современной России набирает силу движение «красных скинов», идеологически близкое левым движениям).

В СКМ 20–25% молодых людей повседневно носят костюм, что явно является отсылкой к образу комсомольского работника времен СССР.

Еще один стиль левацкой одежды – «латиноамериканский» (вызывающий в памяти образы революционных деятелей Латинской Америки) – сравнительно слабо представлен в рассматриваемых нами группах (он более типичен для молодых троцкистов).

Акции

Деятельность в рамках политизированного объединения предполагает участие в различных акциях этого объединения. К числу акций относятся шествия, митинги, пикеты, уличные представления (хеппенинги, перформансы) и др.

Для проведения акции в городе организаторы подают заявку.

Разрешенные акции обычно проводятся в присутствии милиции, причем количество милиции, «обслуживающей» акцию, может разниться – от колонн, превышающих численность собственно участников акции, до групп в несколько человек. Если действия участников акции не выходят за рамки заявленных, милиция сохраняет нейтралитет, обеспечивая порядок, способствуя передвижениям, предотвращая конфликты с посторонними группами.

Появление на акции предполагает определенную степень подготовленности участника. Так, запрещается брать с собой все предметы, расцениваемые как оружие; не рекомендуется брать ценные вещи, сумки. Проводятся инструктажи о поведении в случае задержания милицией или ОМОНом. Большое значение имеет юридическая подготовленность.

При проведении акций демонстрируется символика группы – знамена, плакаты, транспаранты и т.п. АКМ и СКМ используют красные знамена с собственной символикой. Одежда участников, как правило, также содержит левую символику – надпись «СССР» и его герб, портрет Че Гевары и т.п.

Для вербального самовыражения в ходе акций используются речевки – короткие ритмизованные тексты, лозунги, предназначенные для коллективного скандирования. Речевки являются жанром фольклора, их авторы практически всегда неизвестны (на авторстве настаивать не принято).

Многие молодые левые во время акций закрывают лица, для чего используются платки (часто с символикой), спецназовские маски, марлевые повязки и т.п.

Традиционно демонстрации левых сил проходят 1 мая, 9 мая и 7 ноября.

С 2002 года проводится ежегодный осенний марш «Антикапитализм»; в 2002–2004 годах он длился два дня – в первый день проводились мероприятия на местах, во второй – в Москве, с 2005 года стал однодневным. В 2005 году шествие проводилось от станции метро «Чистые пруды» – по Бульварному кольцу и Солянке – до Старой площади. В 2006 году – по Тверской улице – от площади Маяковского до Пушкинской. После шествия традиционно проводятся митинг и рок-концерт.

В крупных акциях участвуют не только московские партийцы, но и их товарищи из других городов, прибывшие на акцию, а также просто непартийные сочувствующие.

Особого рассмотрения заслуживают так называемые «акции прямого действия», отличающиеся от обычных акций тем, что проводятся с нарушением закона. К ним относятся мирный «захват» государственных учреждений, блокирование транспортных магистралей, нанесение граффити, несанкционированные выступления на официальных мероприятиях и т.д.

Конфликты с другими молодежными группами

Молодежным сообществам разного типа свойственно конфликтовать друг с другом. Не является исключением и поле молодежных политических организаций, пронизанное линиями межгрупповой напряженности.

Противниками левых являются националисты – скинхеды-наци, представители «Движения против нелегальной иммиграции» (ДПНИ) и др. Обвинения в национализме делаются и в адрес НБП. Приглашение руководством КПРФ националистических групп к участию в Первомайской демонстрации 2006 года чуть не привело к серьезным столкновениям. Через неделю, 9 мая, можно было видеть, как группы леваков не допускают на праздничный митинг пытающихся проникнуть туда националистов.

Созданная в начале 2005 года проправительственная молодежная организация «Наши» тут же вызвала лютую ненависть со стороны молодых оппозиционеров, в том числе и левых. К числу антипатий относятся и другие проправительственные организации (в частности «Россия молодая», систематически совершающая акции против оппозиционеров).

Стоит добавить, что и внутри левого лагеря существуют трения между группами. Правда, они носят преимущественно теоретический и методологический характер.

Музыка

Наибольшим интересом пользуется русский рок, особенно – панк (группы «Гражданская оборона», «Король и шут» и др.).

Существует ряд групп, музыка которых (может быть, вопреки воле самих авторов и исполнителей) воспринимается как «субкультурная». Это «Анклав», «Красная плесень», «Красные звезды», «Отход», «Рабочий квартал», «Разнузданные волей», Вис Виталис, «Эшелон», «28 гвардейцев-панфиловцев» и др.

Концерты данных групп являются одним из мест коммуникации участников левых группировок.

Сленг

Помимо слов общемолодежного сленга включает пласт слов, связанных с технологиями проведения акции (как ключевой формы деятельности молодежных политизированных групп), а также с обозначениями (как правило, насмешливыми) представителей групп-противоборцев.

В АКМ наблюдается склонность к «военной» лексике: командир, боец, подразделение, отряд и др. Примечательно, что «военная» символика присутствует и в самом названии организации (напомним, что АКМ расшифровывается еще и как «автомат Калашникова модернизированный»).

В АКМ согласно традиции, присущей многим подростково-молодежным объединениям, имеют хождение прозвища. СКМ прозвища свойственны в меньшей степени. В «Левом фронте» прозвищ еще меньше – здесь чаще называют друг друга по имени или фамилии (иногда с прибавлением слова «товарищ»).

Летние лагеря

Летние лагеря создаются многими организациями. Однако серьезная программа в этом направлении разрабатывается только «Левым фронтом». В 2006 году на территории России работало три лагеря, в которые приглашались молодые люди из разных регионов и разных политических групп левой направленности. В лагерях организовывалось обучение по социальным и экономическим дисциплинам, а также спортивные тренировки. Одна из основных целей таких лагерей – налаживание межгрупповых коммуникаций и создание единого левого движения.

Пример летнего лагеря такого типа – лагерь имени Че Гевары (Краснодарский край). Сюда съезжается на отдых молодежь из левых движений (в т.ч. из АКМ и СКМ), а члены ЛФ появляются здесь нечасто, но являются одними из организаторов и спонсоров лагеря.

Собственные издания

Печатный орган московского отделения СКМ – газета «Комсомолка», АКМ КПСС – газета «Контрольный выстрел», «Левого фронта» – газета «Правда-инфо».

Все три группы имеют собственные ресурсы в Интернете: СКМ – http://skm-rf.ru, АКМ – http://www.akm1917.org, ЛФ – http://leftfront.ru.

Надо отметить, что левые движения в сравнении с другими политизированными молодежными движениями представлены в Интернете наиболее полно. Бытует мнение, что это обусловлено общей ущемленностью левого движения, лишенного доступа к средствам массовой информации и ищущего для самопрезентации и коммуникации альтернативное информационное поле.

Мотивация

Мотивы молодых людей, вступающих в левые организации, сводятся к трем группам (причем у одного и того же индивида могут быть выражены несколько мотивов, относящихся к разным группам мотивации).

Решение задач возрастного развития.

Перед юношами и девушками, вступающими во взрослую жизнь, открывается большой выбор социальных групп, в рамках которых они могут решать задачи своего возрастного развития.

Данные задачи сводятся к получению социального опыта, необходимого во взрослой жизни. Этот опыт приобретается, в частности, через общение со сверстниками: «Часто к нам приходят те, кто не нашел себя в компании сверстников. Здесь они находят новых товарищей, близких по духу» [П.К., муж., 31 год].

Молодежи свойственны активность и тяга к экстремальности. В политизированных объединениях эти потребности удовлетворяются через участие в акциях, поездках, конфликтах с представителями других молодежных групп и прочую субкультурную деятельность. В этот же контекст укладывается и создание контркультурного имиджа.

Лидеры молодежных движений понимают, что их задача – успешное встраивание деятельности партии в возрастное развитие молодежи и направление молодежной активности на решение социальных задач. Необходимо обеспечивать молодых людей деятельностью, которая занимала бы их время и была бы полезна как им, так и обществу в целом.

Решение задач социализации и карьерного роста.

Некоторый процент молодых левых стремится к профессиональной самореализации в рамках молодежных организаций. Членство в СКМ предполагает возможность последующей политической карьеры в КПРФ; комсомолец может стать молодым коммунистом, а затем, прилагая определенные усилия, – помощником депутата и депутатом.

Уровень карьерных притязаний наиболее высок у членов «Левого фронта». Более взрослые, чем юноши из АКМ, они, как правило, вырабатывают и более зрелую профессиональную мотивацию. Мало того, и весь проект «Левый фронт», как мы говорили выше, имеет своей программной целью создание крупной левой партии.

Идеологическая направленность.

Выбирая, к каким из многочисленных молодежных групп примкнуть, юноши и девушки останавливаются на тех, которые им ближе – в том числе и по идеологии. В современной России наличие многочисленных социальных проблем подталкивает тех, кому «не всё равно» к коммунистическим идеям общественных преобразований, направленных на достижение социальной справедливости.

Достаточно часто позитивное отношение к коммунистической идеологии формируется в семьях, где родители также придерживаются коммунистических взглядов.

Возможен и такой вариант «идеологической» мотивировки: «У нас есть некоторые студенты, родители которых живут очень даже неплохо, зарабатывают выше среднего класса. Просто им надоело, что они видят нищенство вокруг, а их родители как бы этим пользуются. Ну, какой-то протест – может быть, даже не против власти, против государства, а против своих собственных родителей, которые, на их взгляд, живут не так, как нужно» [П.К., муж., 31 год].

У юношей и девушек, приходящих в комсомольские организации в 16–18 лет, отношение к коммунистической идеологии довольно романтизировано. Поколение, заставшее Советский Союз в период его угасания (конец 1970-х – 1980-е годы), не испытывает тяги к левым идеям. Те же, кто младше, напротив, ориентируются не на «советские» образцы, а скорее на «ранние» коммунистические идеалы, связанные с образом В.И. Ленина (для других левых групп это Л.Д. Троцкий, М.А. Бакунин, левые и правые эсеры).

Сравнительный анализ

Сравнивая три рассмотренные выше молодежные группы коммунистической направленности, можно сделать некоторые обобщения.

Прежде всего, стоит отметить, что все три группы типологически близки друг другу и являются вариантами одной и той же субкультуры (собственно, субкультуры молодых коммунистов).

Если рассматривать субкультуру по Т.Б. Щепанской [1] [114], как систему символов, то СКМ, АКМ и ЛФ, несомненно, обладают сходным набором символов.

Если, согласно Ф. Коэну [2] [115], в качестве определяющих символов субкультуры рассматривать музыку, сленг, ритуал и одежду, то в общих чертах также наблюдается совпадение по всем трем группам, хотя и с оговорками. Все три группы схожи в музыкальных пристрастиях (см. п. 13). У всех трех общий сленг, разница замечена только в системе обращений (см. п. 14), о чем речь пойдет ниже. Общий стиль наблюдается и в одежде (см. п. 10), хотя и не всегда (о чем также будет сказано ниже). Что касается ритуалистики, то общей для всех групп является «календарная» обрядность – отмечаются праздники времен Советского Союза, проводятся ежегодные мероприятия (см. п. 11). Система «организационных» ритуализированных действий у всех трех групп построена с ориентацией на советскую – регулярно проводятся съезды и конференции (см. п. 2). Наблюдаются и различия порядка вступления в группу (см. п. 4): у АКМ и СКМ процедура вступления разработана достаточно хорошо, а у ЛФ ее практически нет.

Все три группы сопоставимы по численности (см. п. 3), в общих чертах сходны по социальному составу (см. п. 6).

При наличии определенных различий можно говорить о единстве деятельности сообществ, выражающемся в единстве практик общественной жизни (см. п. 2, 11, 12, 15, 16).

Для двух групп (СКМ и АКМ) общим является локус коммуникации – помещение, предоставленное КПРФ (см. п. 9).

Наконец, сходство всех трех групп обусловлено, пожалуй, самым важным фактором – идеологией, направленностью на коммунистическую систему ценностей (см. п. 17.3).

Специфика деятельности политических группировок во многом обусловливается средним возрастом участников (см. п. 5). Участники ЛФ, которым «под тридцать», менее склонны к экстремальной деятельности, чем молодежь из СКМ, и особенно АКМ (см. п. 11, 12). Участники ЛФ часто имеют большой опыт уличных акций, но в экстремальных акциях (в том числе в акциях прямого действия, проходящих с нарушением закона) они уже не участвуют. Реже они замечены и в уличных конфликтах с другими молодежными группировками (см. п. 12). Как мы говорили выше, одной из основных мотиваций участия в молодежных политических объединений является решение задач возрастного развития (см. п. 17.1, 17.2). Нахождение участников в более старшей возрастной группе (ЛФ) ставит перед ними и другие задачи: в частности теряет актуальность приобретение опыта через экстремальность (см. п. 17.1), но повышается актуальность профессиональной социализации (см. п. 17.2).

Справедливость данного обобщения подтверждается наблюдением Д.Б. Писаревской, рассматривавшей процессы, связанные с увеличением среднего возраста субкультуры ролевиков [3] [116]: при повышении среднего возраста здесь заметно усилилось неприятие показного поведения, эпатажа; стала более серьезной подготовка к игровым ролям; произошла «социализация» субкультуры. Ролевики, которым сейчас «под тридцать», ведут себя иначе, чем они же в двадцатилетнем возрасте (в середине 1990-х годов); это отражается и на функционировании их сообщества в целом.

Все три сообщества предполагают, что их участники могут профессионально развиваться – встраиваться во «взрослую» политику в рамках коммунистического направления (см. п. 1). Нацеленность на это тем выше, чем старше возраст участников группы и чем ниже склонность к экстремальной деятельности.

Так, АКМ (группа «юношеская» и склонная к экстремальной деятельности) не имеет патронирующей «взрослой» партии, в которую могли бы вступать повзрослевшие АКМ-овцы (КПСС как «вышестоящая» организация, в данном случае недостаточно представлена в реальной политике). Попыткой преодолеть проблему социализации повзрослевших членов группы стало упоминавшееся выше решение о снятии верхней границы членства (см. п. 5).

СКМ (группа также «юношеская», но менее склонная к экстремальной деятельности) находится под патронажем влиятельной партии КПРФ. Повзрослевшие СКМ-овцы имеют возможность вступить в КПРФ и профессионализироваться в ее русле.

В ЛФ (группе более взрослой и менее склонной к экстремальной деятельности), как мы уже говорили, выше уровень карьерных притязаний. ЛФ объединяет людей, уже работающих в коммунистическом движении профессионально или полупрофессионально (как политики, журналисты и др.). Это своеобразный «боевой союз карьеристов», проект, объединяющий тех, кто направлен на самореализацию в области «взрослой» политики, но в то же время многие имеют запасные варианты для социализации, поскольку состоят еще и в других политических организациях.

Стремление к интеллектуализации деятельности (см. п. 8) тем выше, чем старше участники группы (ЛФ) и тем ниже, чем больше интерес к экстремальной деятельности (АКМ).

Как нам кажется, уличная акция является ключевым элементом деятельности любой молодежной политической организации. Однако среди рассматриваемых нами групп именно старший по среднему возрасту ЛФ отходит от уличной деятельности, уделяя большее внимание «интеллектуальной» работе.

Направленность группы проявляется в ее имидже. Так, АКМ и СКМ представляют собой два варианта построения «юношеского» объединения: в случае АКМ это «мужская группировка», где большое значение придается экстремальной деятельности; СКМ – более «респектабельная» группа, настроенная на «узаконенную» деятельность в рамках «взрослой» партии. Соответственно, формируется дресс-код групп: у АКМ велик интерес к военной эстетике, у СКМ – к «комсомольским» костюмам (см. п.10).

Формирование дресс-кода как отражения субкультурных ценностей – закономерность, общая для молодежных суб-культур [4] [117].

Говоря о субкультурных имиджах, можно отметить в стилистике СКМ и особенно АКМ наличие черт, сопоставляющих их именно с молодежными субкультурами. Такова, в частности, практика личных прозвищ, которые (см. п. 14) типичны прежде всего для АКМ, потом для СКМ, и в последнюю очередь для ЛФ.

Как уже говорилось в статье, наблюдается зависимость гендерного состава групп (см. п. 7) от ряда факторов: специфики деятельности, уровня образованности участников, степени радикализма и т.д. В меньшей степени девушек привлекают сообщества, построенные по принципу «мужской группировки». В этих сообществах высок уровень нормированной агрессивности, высока степень уличной активности, высоко ценятся стандарты брутальной маскулинности и эстетика воинственности. Доля девушек в группах уменьшается с уменьшением образовательного уровня участников группы (повышение образовательного уровня в свою очередь коррелирует с повышением возраста). Доля девушек в группах уменьшается с увеличением радикализма, «революционности» группы.

Для сравнения, «мужские» группы с высокой степенью агрессивностью типичны для ультраправой части молодежного политического спектра [5] [118]. Девушек здесь крайне мало, они либо являются личными подругами парней, либо склонны копировать мужские стереотипы поведения и внешнего вида. Сходная гендерная композиция наблюдается и в других объединениях подобного типа, например, у спортивных фанатов, байкеров.

Впрочем, возможны исключения из правила. Так, членство в Национал-большевистской партии предполагает высокую экстремальность, уличную активность, боевитость; согласно отмеченной выше закономерности, эта группа должна бы быть максимально маскулинной. Тем не менее, в НБП много (около 30%) девушек; мы объясняем это тем, что в НБП отлично (прежде всего, усилиями ее вождя Э. Лимонова) разработана эстетическая концепция, что позволяет воспринимать партию не просто как уличную «боевую» группировку, но как стильное сообщество.

Подводя итоги, отметим, что три рассмотренные группы в силу различий в своих параметрах дают широкий спектр предложений для молодежи, которая склонна к деятельности в коммунистическом дискурсе. Решая собственные задачи возрастного развития, юноши и девушки могут выбрать группу по вкусу, группу, соответствующую собственной индивидуальности и собственным интересам. Данная закономерность (создание широкого спектра предложений для решения задач возрастного развития) справедлива и для всей совокупности молодежных политических групп в целом и, более широко, для всей совокупности существующих в обществе молодежных субкультур.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий