регистрация / вход

Возможна ли надгосударственная власть?

В век технического прогресса возникновение где-либо сильных абсолютных диктатур – опаснейшее явление. Однако мир постоянно, является свидетелем роста или попыток роста иерархических пирамид абсолютной власти в различных частях Земли.

Добролюбов А.И.

Есть еще одна важная необходимость объективного научного анализа государственных иерархических структур, связанная с научным анализом взаимоотношений между различными государствами. Это межгосударственная проблема не менее важна, чем проблема внутренней жизни граждан каждого государства, а с позиций глобальных проблем человечества это наиболее [c.31] важная проблема. Важнейшей является, конечно, проблема возможных конфликтов (войн) между государствами-иерархиями. Строгая (абсолютная) централизованная иерархическая государственная машина, как отмечалось, – это сплоченное сообщество людей, подчиняющееся воле одного человека. В военном отношении ее можно сравнить, например, с бронированной машиной или военным кораблем, подчиненным воле капитана. Борьба между государствами-иерархиями – это уже борьба не между людьми как биологическими особями (как, например, в животном мире), а между иерархическими машинами, состоящими из тысяч или миллионов обезличенных индивидуумов, не контактирующих и даже незнакомых друг с другом. Мощь сплоченных иерархий является причиной бедствий, разрушительных войн между ними. Особенно опасны и агрессивны современные крупные иерархии во главе с абсолютным диктатором, оснащенные в наш цивилизованный век современным вооружением, средствами связи и пропаганды. Великие войны начинали, как правило, великие абсолютные иерархии, возглавляемые диктаторами. Это происходило потому, что великий властелин как абсолютный хозяин сильной иерархической машины получает возможность “самовыражения”, решения внутренних проблем государства за счет агрессии вовне, может сполна реализовать свои агрессивные устремления через мощь своего (в буквальном смысле этого слова) государства.

В век технического прогресса возникновение где-либо сильных абсолютных диктатур – опаснейшее явление. Однако мир постоянно, является свидетелем роста или попыток роста иерархических пирамид абсолютной власти в различных частях Земли. С увеличением численности населения Земли и благодаря техническому прогрессу такие иерархии могут становиться все более сильными и потому опасными и агрессивными. Поэтому, заглядывая в будущее (по-видимому, не слишком далекое), можно предвидеть, что человечество придет к пониманию необходимости создания единого планетарного надгосударственного органа власти (по-видимому, также иерархического, но, конечно, надежно защищенного от “опрокидывания” какой-либо диктатурой), выполняющего узкоспециальную функцию: предотвращение роста где-либо в мире сильных военизированных иерархий, [c.32] предотвращение формирования крупных армий, запрет производства сверхмощного оружия агрессии. Построение такой глобальной системы контроля технически вполне осуществимо.

При объективном (математическом, инженерном) анализе устойчивости современного мира в условиях существования свыше ста независимых государств, обладающих вооруженными армиями, можно обнаружить чрезвычайно высокую. вероятность потери устойчивости, то есть весьма высокую вероятность того, что в любой момент где-то может начаться цепная реакция взаимных претензий, вовлекающая в конфликт все большие области и регионы и приходящая к своему “логическому финалу” – мировой войне. Популярная иллюстрация неустойчивости и опасности складывающейся ситуации в современном мире может быть такой: представьте себе, что в сухом, лесу каждый имеет право разжечь костер, не спрашивая ни у кого разрешения и заявляя, что обязуется соблюдать правила противопожарной безопасности. Очевидно, что в этой ситуации неизбежен рано или поздно трагический финал – пожар, в котором погибнут и правые, и виноватые. Можно провести и такую аналогию: представьте себе любое спортивное соревнование (футбол, бокс, борьбу и т.д.), проходящее без судей и арбитров (то есть без верхнего этажа иерархической власти над участниками игры), чьи решения обязательны для игроков. Такое соревнование через 5-10 минут обязательно превратится в конфликт, переходящий в открытую опасную борьбу или драку, причем каждая сторона и игроков и болельщиков будет считать себя правой. Сегодня мир живет без верховных судей и арбитров, чьи решения (о минимальных уровнях вооружений, запретах определенных видов оружия, территориальных претензиях и т. п.) обязательны для всех. Приходится только удивляться тому, как долго мы избегаем очередной мировой войны, и можно представить, как трудно сегодня политическим деятелям и дипломатам поддерживать мир в условиях, когда в мировой политической структуре не соблюдены элементарные объективные условия обеспечения устойчивости мирового сообщества как сложной технической системы. Такую устойчивость можно обрести при создании постоянно действующего надгосударственного контрольного органа. [c.33]

Изложенный подход к анализу государственного механизма власти может, по-видимому, многим показаться чрезмерно инженерийным, механистическим, физическим. Автор с этим согласен. Но в оправдание такого подхода можно привести следующие аргументы: XIX и начало XX века дали миру великих гуманистов-философов, гуманистов-художников и других великих деятелей культуры, науки, искусства (в нашей стране только Л. Толстой чего стоит!). И вслед за этим золотым веком произведений гуманизма и культуры и как бы в насмешку над только что законченными великими трудами и учениями корифеев гуманизма, цивилизации и миротворчества возникли великие диктаторские примитивные античеловеческие военизированные режимы во главе с недоучками-диктаторами, взявшими под железобетонный колпак целые страны н народы, выбросившими на свалку учения гениальных гуманистов прошлого, заставившими служить своим режимам живых корифеев культуры 10 и доказавшими тем самым, что учения и шедевры культуры – не помеха и не препятствие для диктаторов, действующих практически. Значит, не гуманистические учения руководили реальной человеческой историей, а “нечто” другое. Значит, говоря языком образов, не действуют шедевры художественного и гуманистического творчества на человеческую историю и большинство ее вершителей, как не действуют проповеди или моленья на дикого зверя. Если не будет найден эффективный метод борьбы с озверением человечества, владеющего сейчас фантастическим оружием, человечество, несомненно, погибнет. Поэтому сейчас нет более важной и актуальной задачи, чем серьезно изучать это “нечто”, вершащее историю, изучать, чем питается и за счет чего существует “зверь войны”, изучать и вскрывать его сущность, чтобы выработать противодействие.

Возникает вопрос: какими должны быть реальные препятствия, которых не смогли бы опрокинуть [c.34] диктатуры и военизированные агрессивные режимы? Каковы должны быть меры и средства защиты, гарантирующие устойчивость цивилизации и демократии? Ответ должен быть таким: эти меры и средства противодействия должны быть материальными и физическими, они должны быть также “железобетонными”, а не этическими или моральными, как часто еще пишут и говорят. Для иллюстрации этой мысли о бессилии только моральных и этических средств приведем слова русского писателя В. Шаламова, проведшего около двух десятилетий в сталинских тюрьмах и лагерях: “Я не верю в литературу. Не верю в ее возможности по исправлению человека. Опыт гуманистической (и миротворческой. – А.Д.) русской литературы привел к кровавым казням двадцатого столетия перед моими глазами”. “История повторяется и любой расстрел тридцать седьмого года может быть повторен” 11.

Вмешательство естественных точных наук в вопросы анализа и построения механизмов государственной власти поможет обнаружить и устранить ряд “скрытых дефектов” этих механизмов, борьба с которыми только методами гуманитарных наук и средствами морали, как показал прошлый опыт, невозможна. Итальянский мыслитель и политик XVI века Н. Макиавелли говорил, что не существует универсальной миротворческой морали. Эту довольно пессимистическую мысль можно, прибавляя к ней оптимизма, развить так: но зато существует другое универсальное миротворческое средство – сила. Как ни кажется такая мысль нецивилизованной или даже опасной, в этой книге будет обоснована ее реализуемость, будет описана технология цивилизованного использования этого средства. В книге сделана попытка в относительно популярной форме описать (с привлечением методов точных наук, опираясь на исторические факты и обобщая их) некоторые роковые “врожденные дефекты” иерархических систем власти и, как говорят инженеры, наметить конструктивные пути их устранения. С позиций инженера эту мысль можно изложить так: железобетонным средствам диктаторской власти должны быть противопоставлены железобетонные средства защиты. [c.35]

Примечания

К корифеям культуры и гуманизма, оказавшимся под железобетонным колпаком сталинской системы и вынужденным ей служить, можно отнести практически всех известных и знаменитых деятелей культуры, оказавшихся внутри сталинской империи, включая и М. Горького. К ним же, например, могу отнести своих земляков, классиков белорусской поэзии Я. Купалу и Я. Коласа. Из этого можно сделать лишь один вывод: смертный человек, кем бы он ни был, бессилен против монолитного государственного монстра, построенного человеком.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий