регистрация / вход

Судебная реформа

Содержание Введение 2 1. Современное устройство судебной системы 4 2. Изменение статуса судей 10 3. Изменение процессуальных полномочий судей 15 4. Введение суда присяжных 17

Содержание

Введение.......................................................................................................... 2

1. Современное устройство судебной системы.............................................. 4

2. Изменение статуса судей........................................................................... 10

3. Изменение процессуальных полномочий судей...................................... 15

4. Введение суда присяжных........................................................................ 17

Заключение.................................................................................................... 24

Список литературы....................................................................................... 25

Введение

В данной работе рассматривается проблема судебного реформирования страны и роль судебной реформы в государственном устройстве на современном этапе.

Сторонники судебной реформы понимали бесперспективность отдельных, несвязанных между собой попыток корректировки действовавшего законодательства, и то, что укоренившиеся ведомственные интересы будут тормозить реформирование судебной системы и правоохранительных органов. «Концепция судебной реформы» была представлена в Верховный Совет РСФСР первым Президентом РФ осенью 1991 г. В ней были отражены планы реформирования прокуратуры, следственного аппарата, адвокатуры, Министерства юстиции, коренные изменения в уголовно-процессуальном законодательстве: организация состязательного процесса, установление паритета между обвинением и защитой, введение более высоких стандартов для установления допустимости доказательств и судебного контроля за предварительным следствием, включая судебное санкционирование задержания, заключения под стражу и вторжения в частную жизнь. Чтобы сделать судебную власть влиятельной силой, независимой от исполнительной и законодательной властей, предлагалось восстановить суд присяжных.

Впрочем, первые практические шаги реформы были сделаны еще в июле 1991 г. с принятием законов «О Конституционном Суде РСФСР» и «Об арбитражном суде». Действовавшие до того времени государственные арбитражи были, по сути, административными органами, которые не столько разрешали экономические споры, сколько «укрепляли» плановую государственную дисциплину. Их заменили арбитражные суды, в сферу действия которых попали почти все хозяйственные дела, причем предприятия получили право оспаривать решения государственных органов в сфере экономики.

Создание Конституционного Суда (КС) стало беспрецедентным явлением для России. Советские суды никогда не имели полномочий по проверке законов или подзаконных актов на их соответствие Конституции, из-за чего конституционные права граждан оставались пустой декларацией. Разработанный по европейским образцам закон предусмотрел несменяемость судей КС, их неподотчетность никому, запрет заниматься политической деятельностью и работать по совместительству. Их главная задача - определять конституционность международных договоров России, федерального законодательства, законодательства субъектов Федерации и правоприменительной практики. Судьи должны руководствоваться исключительно Конституцией, а не решениями законодательной и исполнительной властей.

Вопрос судебной реформы в настоящее время очень широко освещается в юридической литературе.

Здесь в первую очередь следует отметить работы авторов Климова О.Ю. «Судебная реформа в России: Проблемы совершенствования процессуального законодательства» и Филиппова П.С. «Социально-экономические проблемы России». В этих трудах авторы делают анализ некоторых итогов судебной реформы в Российской Федерации и рассматривают узловые моменты ее происхождения, связанные с проблемами судебной власти, а также эти работы содержат положения и предложения к проводимой судебной реформе в РФ.

Данная работа состоит из четырех частей, которые рассматривают следующие актуальные аспекты: 1. современное устройство судебной системы; 2. изменение статуса судей; 3. изменение процессуальных полномочий судей; 4. введение суд присяжных.

1. Современное устройство судебной системы

Согласно закону «О судебной системе Российской Федерации» в нашей стране действуют федеральные суды (Конституционный Суд, федеральные суды общей юрисдикции и федеральные арбитражные суды) и суды субъектов Федерации (конституционные или уставные суды и мировые судьи). Создание других судов, в том числе чрезвычайных, не допускается.

Конституционный Суд РФ существует самостоятельно, без связи с конституционными (уставными) судами, не образует подсистемы судов конституционной юрисдикции, не пересматривает решения иных судебных органов, т. е. самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть, проверяет законность нормативных актов и соответствие их Конституции. Кроме того, законность некоторых нормативных актов проверяют конституционные (уставные) суды и суды общей юрисдикции.

Система федеральных судов общей юрисдикции включает в себя три группы судов. Первая группа - Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые, областные, суды автономной области, автономных округов, городов федерального значения, районные суды, осуществляющие правосудие по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным им. Вторая группа - военные суды, создаваемые по территориальному принципу, по месту дислокации войск и флотов, осуществляющие судебную власть в войсках и формированиях. Третья группа - специализированные суды, которые благодаря специализации судей способны быстрее и правильнее рассматривать определенные категории гражданских и административных дел. Для их создания предстоит разработать концепцию организации, деятельности, места в системе судов общей юрисдикции (подведомственность, система обжалования решений и т. д.). В свою очередь, это потребует внесения дополнений и изменений в соответствующее законодательство и изыскания источников финансирования.

Система арбитражных судов делится на три уровня: первый - Высший Арбитражный Суд, второй - федеральные арбитражные суды округов, третий - арбитражные суды республик, краев, областей, автономных областей и автономных округов, городов федерального значения. Функции арбитражного суда и его структура имеют много схожего с судом общей юрисдикции. Отличие в том, что последний создается в самых малых административно-территориальных подразделениях, чтобы быть ближе к населению. Но система арбитражных судов не предусматривает звена, максимально приближенного к населению.

В соответствии с законом «О судебной системе Российской Федерации» судьи верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, автономных областей и автономных округов, а также районных судов назначаются на должность Президентом РФ по представлению председателя Верховного Суда, который, в свою очередь, основывается на заключении квалификационных судей этих судов, согласованном с законодательными органами субъектов Федерации. Кроме того, закон упоминает о мировых судьях, процедура назначения которых устанавливается законодательством субъекта.

Мировые судьи работают уже в 33 субъектах Федерации. По закону «О мировых судьях в Российской Федерации» такой судья избирается на пять лет населением или назначается органом законодательной власти субъекта Федерации. Мировые судьи могут действовать в пределах судебных участков, которые создаются в соответствии с законами субъектов Федерации из расчета один участок на 15–30 тыс. жителей. Зарплата мирового судьи составляет 60% оклада председателя Верховного Суда, а в городах федерального значения - 64% и начисляется из федерального бюджета. Материально-техническое обеспечение (предоставление помещений, мебели и канцтоваров) возложено на органы юстиции или органы исполнительной власти соответствующего субъекта Федерации.

Мировым судьям закон дал статус судей общей юрисдикции, они входят в единую судебную систему России. Их постановления, распоряжения, требования, поручения и вызовы обязательны для всех юридических и физических лиц и органов власти. Эти суды ближе к населению: их решения обжалуются не в областном суде, куда многим трудно добираться, а в суде районном.

В компетенцию мировых судей входят дела, которые не требуют долгих разбирательств, но неизбежно зависают в перегруженных федеральных судах. Это дела о расторжении брака и разделе нажитого за время совместной жизни имущества, другие дела в сфере семейно-правовых отношений (за исключением дел об установлении отцовства и материнства, лишении родительских прав и усыновлении). А также дела, связанные с трудовыми отношениями (за исключением дел о восстановлении на работе), споры в отношении собственности по имущественным искам, если сумма иска не превышает 500 МРОТ, и дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другой недвижимостью. Кроме того, мировой судья вправе рассматривать уголовные дела о преступлениях, за совершение которых предусмотрено наказание не более двух лет лишения свободы.

В законе «О судебной системе Российской Федерации» проигнорированы многие положения «Концепции судебной реформы», в частности, о необходимости введения федеральных судебных округов, не совпадающих с административно-территориальным делением. Это положение важно, поскольку таким образом удалось бы вывести суды из-под влияния местных властей.

Чтобы приблизить правосудие к населению, эксперты предлагают создать в областных и приравненных к ним судах несколько (конкретное число зависит от размеров субъекта Федерации) апелляционно-кассационных палат, расположенных в разных населенных пунктах. Введение этих палат связано также с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах, а также конвенциями Совета Европы, членом которого стала Россия. Не секрет, что нынешний кассационный пересмотр во многом формален и большинство судебных решений отменяется в надзорной инстанции, пробиться в которую удается далеко не всем. Но даже подать кассационную жалобу в краевой (областной) суд, который нередко находится за сотни километров от районного центра, и направить туда адвоката большинству просто не по карману. Таким образом, нарушается основополагающий принцип доступности правосудия.

Как юристы-практики, так и теоретики права призывают создать отдельные специализированные ветви судебной системы, в компетенцию каждой из которых входило бы рассмотрение дел определенных категорий в специфических процессуальных формах. Это повысило бы качество правосудия. Речь идет прежде всего о ювенальной (специализирующейся на проблемах несовершеннолетних) и административной юстиции.

Председатель Верховного Суда А. Лебедев внес в Госдуму законопроект «О федеральных административных судах в Российской Федерации». Суть проекта состоит в том, что под крышей Верховного Суда, где предполагается учредить Коллегию по административным делам, появится вертикаль специальных судов, призванных рассматривать дела, вытекающие из административно-властных полномочий органов государственной власти и местного самоуправления. Речь идет о рассмотрении споров между субъектами Федерации и органами местного самоуправления, жалоб граждан, оспаривающих те или иные нормативные документы, жалоб на действия должностных лиц и организаций, а также вопросов, связанных с нарушением избирательных прав. Причем округа административных судов не будут совпадать с административно-территориальным делением. Так, жалобы на деятельность органов самоуправления должны рассматриваться межрайонными судами, а связанные с обжалованием нормативных актов - окружными. Территориальные округа административного суда будут включать в себя несколько субъектов Федерации, при этом второй инстанцией станет Верховный Суд. Реализация этого законопроекта потребует значительных бюджетных расходов.

У идеи создания административной юстиции, а в дальнейшем - трудовых и финансовых судов немало сторонников. Но специализация не должна нарушать единства судебной власти, поскольку оно строится не на административном подчинении, а на единых законах, которым только и должен подчиняться судья.

Критики идеи создания специальных судов ссылаются на то, что из-за отсутствия ресурсов и мест для размещения не удастся создать достаточное количество таких судов и в условиях российских просторов специальные суды будут отдалены от населения так же, как арбитражные. Они считают, что лучше, используя мировой опыт, создать достаточное число квазисудебных юрисдикций, которые в предварительном порядке, в упорядоченной процессуальной форме, разрешали бы жалобы по пенсионным, трудовым, семейным, налоговым и иным спорам в рамках органов государственного и местного управления. Пока такие жалобы, как правило, рассматривают работники, выполняющие оперативно-исполнительскую работу.

Квазисудебные органы следует создать на местах без собственного аппарата, используя возможности органов управления. Они будут ближе к непосредственным «потребителям». А чтобы защитить интересы сторон спора, следует упорядочить процедуры их деятельности, придать ей судоподобную форму (с правом на защиту, правилами представления и исследования доказательств, ведением протокола). Сторона, несогласная с решением квазисудебной юрисдикции, должна иметь право обжаловать его в общий суд. Тогда до суда будут доходить действительно спорные дела, не разрешенные в досудебном порядке. Обращение с жалобой в административном порядке соответствует менталитету россиян, особенно если такая квазисудебная инстанция будет более активна в исследовании обстоятельств дела, чем суд. Ведь в суде процесс должен строиться на принципах состязательности, когда стороны обязаны сами доказывать свою правоту.

Эксперты предлагают также способствовать развитию третейских судов. Третейский суд, хотя и называется судом, но не является судебным органом, потому что имеет общественный характер, не осуществляет правосудия и не обладает процессуальной формой рассмотрения дел. В третейском суде стороны могут по своему усмотрению определить порядок разрешения спора. Такой суд более просто организован, дела в нем рассматриваются быстрее, при этом больше внимания обращается на разрешение конфликта, чем на соблюдение процедуры.

Однако третейские суды как альтернатива государственным непопулярны в России, за исключением постоянно действующей Морской арбитражной комиссии и Международного коммерческого арбитража при Торгово-промышленной палате. Причина в том, что даже суды общей юрисдикции далеко не всегда могут обеспечить явку ответчиков и свидетелей, что уж говорить о третейских.

2. Изменение статуса судей

Принятый в развитие «Концепции судебной реформы» закон «О статусе судей в РФ» провозгласил самостоятельность судебной власти, ее независимость от законодательной и исполнительной властей. Наделение судей пожизненными полномочиями, их несменяемость (смена суда или должности возможна только с согласия самого судьи), личная независимость (допросить, арестовать, обыскать судью стало возможным только с согласия соответствующего органа судейского самоуправления - съезда и совета судей, высшей квалификационной коллегии судей), неподотчетность судей никому и подчинение их только закону, ограниченный перечень оснований и сложный порядок лишения судей полномочий, запрещение судьям заниматься политикой, высокое денежное содержание и материально-бытовые гарантии - все это вселяло надежду на выход судебной системы из глубокого кризиса, в котором она оказалась к 1992 г.

Созданные в соответствии с законом органы судейского самоуправления позволяли давать отпор не только поборникам «телефонного права», но и любому давлению на судей, участвовать в законотворческом процессе, повысить социальный престиж профессии. Казалось, произошел определенный перелом, позволявший реализовать идеи «Концепции судебной реформы».

Но сложное переплетение объективных факторов, связанных с условиями работы судей, с психологическими факторами, вызванными низкими моральными и профессиональными качествами, их безответственностью и безнаказанностью за брак в работе, не позволило улучшить деятельность судов. Волокита при рассмотрении дел стала традиционной. Гражданские дела пылятся в судах годами, обвиняемые по уголовным делам находятся под стражей неразумные сроки. Если срок содержания под стражей на время предварительного следствия, хотя и чрезмерно длительный, все же ограничен, то после окончания предварительного следствия арестованный может дожидаться суда сколь угодно долго. Этим объясняется, что лишь треть арестованных числится за следователями, а остальные - за судами.

В качестве примера приведем такой факт, что в Москве межмуниципальные суды не рассматривают в установленные сроки почти 50% уголовных дел, а отдельные суды - 80%. В Астрахани, в Ленинском районном суде, одно уголовное дело рассматривалось 2,5 года. Были задействованы четверо судей, но ни один не разрешил дело в срок. Из-за неявки свидетелей и потерпевших оно откладывалось 15 раз. Все это время обвиняемый находился в тюрьме. Наконец был вынесен обвинительный приговор, хотя никто из лиц, вызванных в суд, так и не явился

Любую реформу можно задушить нехваткой денег. Выделяемых судам из федерального бюджета средств хронически не хватает на освещение и отопление помещений, рассылку повесток с уведомлением о вручении, а порой - и на зарплату служащим. Суды выживают, получая подачки из местных бюджетов, что противоречит Конституции и влияет на позицию судов при рассмотрении исков к местным органам власти. Закон «О судебной системе Российской Федерации» объявил о переходе от остаточного принципа финансирования к нормативному: суды должны получать столько денег, сколько необходимо для работы, исходя из количества рассматриваемых ими дел. Однако это требование в бюджетах последних лет так и не было реализовано.

В России один судья приходится на 10–12 тыс. человек, что в несколько раз меньше, чем в развитых странах. Если в 1994 г. на одного судью районного (городского) суда приходилось в месяц в среднем свыше 7 уголовных дел, более 15 гражданских дел и 17 административных, то в 2000 г. дел стало втрое больше, а штатная численность судей осталась прежней. Неудивительно, что за эти годы многие квалифицированные судьи из-за перегрузки ушли с должности. Лишь в 2001 г., когда проблема загруженности судов стала нестерпимой, было выделено финансирование на 1000 дополнительных штатных единиц федеральных судей.

Разгрузке судей и решению финансовых проблем способствует развитие института мировых судей, чья работа финансируется из бюджетов субъектов Федерации. По расчетам, мировые судьи могут взять на себя около 60% гражданских и 20% уголовных дел.

Эксперты предлагают не только увеличивать число судей и их помощников, но и последовательно упрощать процедуру рассмотрения дел и вынесения решений, оснастить суды компьютерами и оргтехникой. Но прежде всего надо обеспечить суды достойными помещениями. Многие районные суды ютятся в неприспособленных зданиях, которые никоим образом не способствуют уважению к суду. Из-за острой нехватки помещений гражданские дела нередко слушаются в кабинете судьи, отчего теряется эффект правосудия, нарушается принцип гласности. Допрошенные судом и еще не допрошенные свидетели могут находиться вместе в коридоре и общаться, что недопустимо. Согласно Гражданскому процессуальному кодексу (ГПК) стороны вправе знакомиться с материалами, снимать копии, делать выписки. Но на практике в наших судах им просто негде этим заниматься (разве что в кабинете судьи, которому в таком случае придется приостановить работу по очередному делу).

Средства на коренное улучшение материально-технического обеспечения судов необходимо изыскать любой ценой. Без создания условий, которые соответствовали бы важности и значимости деятельности судей, не удастся повысить эффективность судебной системы, добиться правосудия и реального исполнения судебных решений. Кое-что все же меняется к лучшему. Суды теперь финансируются через судебный департамент, созданный в 1997 г. по инициативе Верховного Суда и взявший на себя проблемы обеспечения деятельности судов. Финансирование в 2000 г. увеличилось на 170,8% по сравнению с предыдущим годом, в 2001 г. - на 152,8%.

Для повышения эффективности судебной системы также необходимо обновить и омолодить судейский корпус, повысить профессионализм, привести корпоративную мораль в соответствие с потребностями конкурентного рынка - из этого меньше всего возражений у юристов вызывает возрастной ценз. Сегодня возрастные ограничения (70 лет) предусмотрены только для судей Конституционного Суда. Без такого ценза невозможно заменить судью, который в силу преклонного возраста не справляется с объемом возложенной на него работы. Пожилые судьи испытывают большие трудности в условиях кардинально меняющегося законодательства. Им сложно приспособиться к нововведениям, абстрагироваться от установок командной системы и социалистических штампов мышления.

Чтобы повысить качество работы судей, уменьшить коррупцию в этой сфере, Центр стратегических исследований предложил каждые пять или десять лет проводить их аттестацию. Многие юристы усмотрели в этом реальную угрозу сворачиванию судебной реформы, более того - отката от демократических перемен, подчеркивая, что нельзя смешивать принципы и факты. Да, есть некомпетентные и коррумпированные судьи. Однако то же встречается и в других ветвях власти. При этом суды не бесконтрольны: действуют системы кассационного обжалования и проверки в порядке судебного надзора, а главное - квалификационные коллегии судей, которые вправе отрешать судей от должности. Отказ от этого поставит судей в полную зависимость от Президента РФ и его окружения. Такая система будет соответствовать принципу жесткой властной вертикали, о разделении властей и ответственности судей только перед законом придется забыть.

При советской власти суды были зависимы от исполнительной (партийной в то время) власти. Кроме прямого «вызова на ковер», зависимость реализовалась и в организационном плане - с помощью выбора судей на определенный срок, что было периодической проверкой на лояльность власти, послушание и безусловное исполнение воли партии. Если власть провозглашала очередную кампанию, то судьи обязаны были выносить не просто обвинительные, а только жестокие приговоры: «никакой пощады, никакого либерализма!». На деле это означало «никакого правосудия».

Отслеживалась (и до сих пор, к сожалению, учитывается) стабильность вынесенных приговоров и решений, т. е. сколько решений судьи отменено или изменено. Судьи боялись не столько совершить судебную ошибку, сколько получить отмену приговора. Поэтому в сложных случаях районный судья согласовывал будущий приговор в вышестоящем кассационном суде.

С введением несменяемости судей все изменилось, судья может не оглядываться на мнение инстанций, а судить в соответствии с собственными убеждениями, а главное - законом. Конечно, судей, которые выносят справедливый оправдательный приговор вопреки мнению ФСБ или Генеральной прокуратуры, до сих пор мало. Но ведь у нас еще нет и двух поколений «непоротых» юристов! Тем не менее в судейском корпусе и в старые времена было немало людей, которые ухитрялись, не уходя с судейских должностей, вершить справедливый суд. Они сегодня чувствуют себя достаточно комфортно и независимо благодаря несменяемости. Если вернуть временность статуса судей, то это будет огромный шаг назад.

3. Изменение процессуальных полномочий судей

Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые ввели судебный контроль над арестами, были приняты после преодоления ожесточенного сопротивления прокуратуры и поддерживавших ее депутатов. В первоначальном виде законопроект развивал конституционные положения об установлении судебного порядка решения вопроса о заключении под стражу в качестве меры пресечения. Прокурор не может быть объективным при решении вопроса о лишении обвиняемого свободы уже потому, что представляет сторону обвинения. Как показывает практика, обвиняемого до суда заключают под стражу не столько для того, чтобы изолировать от общества опасных преступников, сколько для давления на него, попытки любым способом добиться признания вины (на прокурорском жаргоне это называется «колотушка», без нее прокурор не прокурор). В развитых странах ордер на арест до судебного разбирательства выдает судья, а не прокурор.

Спустя более восьми лет после принятия Конституции РФ, несмотря на заложенное в ней положение о том, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, санкцию на арест по-прежнему дает прокурор. Законодатели так и не внесли соответствующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс.

Сторонникам российской судебной реформы удалось добиться лишь компромисса, в соответствии с которым прокурор продолжает давать санкцию на заключение под стражу и продлевать срок содержания под стражей, а обвиняемый (его адвокат или законные представители) вправе обжаловать эти решения судье, который должен проверить законность и обоснованность ареста (в Великобритании подобный закон был принят в XVII веке). Представители прокуратуры до последнего возражали против того, чтобы судья проверял еще и обоснованность ареста, стремились свести дело к формальной проверке законности. Разработчики законопроекта с большим трудом убедили депутатов отклонить соответствующую поправку.

Ярким примером действия такого новшества стало дело В. Мирзаянова, опубликовавшего в газете «Московские новости» статью о российском химическом оружии. Следователи органов государственной безопасности сочли это разглашением государственной тайны. Против ученого было возбуждено уголовное дело, с санкции заместителя Генерального прокурора он был арестован и помещен в следственный изолятор. Сокамерники рассказали ему о нововведении (свиданий с адвокатом Мирзаянов был лишен) и объяснили, что жалобу судье лучше передать через администрацию тюрьмы. Рассмотрев жалобу, судья районного суда Москвы освободил Мирзаянова из-под стражи. Впоследствии уголовное дело было прекращено.

С жалобами на незаконный или необоснованный арест обращается менее трети арестованных, судьи освобождают из-под стражи примерно каждого пятого из них. Нельзя сказать, что это мало, следует лишь иметь в виду, что судьи не часто вдаются в вопросы обоснованности обвинения, более того - нередки случаи, когда судьи закрывают глаза на то, что следователи не вовремя либо совсем не представляют доказательств обоснованности обвинения. Причинами освобождения из-под стражи являются, как правило, состояние здоровья обвиняемого, наличие у него иждивенцев и т. п. Удивляться не приходится, ведь этот закон действует в старой системе.

Одной из целей судебной реформы было расширение полномочий судебной власти за счет наделения судов функциями, которые в России традиционно принадлежали прокуратуре. Речь идет о праве граждан обжаловать действия и решения государственных органов и чиновников. В соответствии с российским законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. (в отличие от союзного) гражданин, чьи права нарушены, может обратиться непосредственно в суд - без предварительной подачи жалобы вышестоящему должностному лицу. Обжалуя решения и действия органов власти, гражданин получил реальное право дойти до Верховного Суда (ранее это даже представить себе было невозможно). Эта правовая норма заработала: такие иски исчисляются многими тысячами, примерно три четверти из них суды удовлетворяют.

4. Введение суда присяжных

Закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР „О судоустройстве“», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях возродили в России суд присяжных - важнейшую гарантию защиты прав граждан и самую демократическую форму судопроизводства. В процессе доработки закона был достигнут компромисс: рассмотрение дел присяжными вводилось лишь для областных (краевых) судов, к подсудности которых по первой инстанции относятся дела о наиболее тяжких преступлениях (убийство, изнасилование, хищения в особо крупных размерах, преступления против безопасности государства).

Возрождение суда присяжных стало главным событием в реформе судебной системы за 1992–1993 гг. Для начала суд присяжных ввели только в 9 регионах (Московской, Рязанской, Саратовской, Ивановской, Ульяновской и Ростовской областях, Ставропольском, Алтайском и Краснодарском краях), где предварительно была проведена большая подготовительная работа. Суды присяжных состоят из председательствующего судьи и 12 присяжных заседателей. Любому обвиняемому в совершении преступления, наказание за которое превышает год лишения свободы, предполагалось предоставить право быть судимым судом присяжных. Аналогично сторонам по гражданскому делу давалось право направить на рассмотрение суда присяжных иск на сумму, превышавшую установленный законом предел.

Предполагалось, что передача права вынесения приговора двенадцати независимым представителям народа приведет к появлению состязательности процесса, ослабит обвинительный уклон, столь характерный для советской неоинквизиционной судебной системы, и продемонстрирует общественности, что правосудие освободилось от политического влияния.

В соответствии с законом присяжным заседателем может стать любой достигший 25 лет, несудимый, дееспособный гражданин из перечисленных регионов России. Из списков кандидатов в присяжные заседатели исключаются по их заявлению сотрудники правоохранительных органов, судьи, военнослужащие, священнослужители, руководители органов государственной власти и их заместители, а также лица, не владеющие языком судопроизводства, люди старше 70 лет, инвалиды либо лица, имеющие физические или психические недостатки, мешающие им понять, что происходит в зале суда. Для всех остальных участие в процессах в качестве присяжного заседателя в течение 10 календарных дней в году - гражданская обязанность.

Списки потенциальных присяжных заседателей составляет областная (краевая) администрация. После довольно сложной процедуры отбора (на заключительном этапе обвинение и защита вправе без указания причин отвести четырех кандидатов, что требует от прокурора и адвоката знания основ психологии) формируется коллегия присяжных заседателей из двенадцати основных и двух запасных. Запасные присяжные на протяжении всего процесса участвуют в рассмотрении дела и готовы заменить основного присяжного, если тот по какой-то причине выбывает.

Собственно процессу предшествует важная стадия предварительного слушания дела без участия присяжных заседателей, в ходе которой судья должен определить допустимость представленных прокурором доказательств и исключить из дела полученные с нарушением закона. Разница в этом смысле между судом присяжных и общим судом (с участием народных заседателей или судьей единолично) в том, что в последнем доказательства, подлежащие исключению из дела (судьи часто закрывают глаза на «малозначительные» нарушения закона), все равно доводятся до сведения судей и народных заседателей и психологически не могут не влиять на их сознание. А присяжные ничего не знают об исключенных доказательствах.

Присяжные (и никто кроме них) решают вопрос о виновности. Даже Кассационная палата Верховного Суда не вправе отменить вердикт присяжных, если он вынесен без нарушения уголовно-процессуального закона. Народных заседателей (в отличие от присяжных) закон наделил всеми правами судьи и обязал вместе с ним не только устанавливать факты, но и решать вопросы права, в которых они не ориентируются. Когда же народные заседатели, интуитивно чувствуя несправедливость, выражают несогласие с мнением судьи (что бывает крайне редко), у него наготове беспроигрышный способ: он предлагает им самим написать приговор, чего они сделать не в состоянии. Поэтому роль народных заседателей свелась к киванию головой в такт решению судьи.

Судью, который фактически единолично решает дело, можно подкупить, запугать. В суде присяжных это бессмысленно, так как исход дела зависит не от судьи, а от двенадцати народных представителей, каких именно, заранее неизвестно, поэтому воздействовать на них значительно сложнее. Если все же такая угроза существует, то закон «О судоустройстве» обязывает органы внутренних дел немедленно по заявлению присяжного заседателя или по собственной инициативе обеспечить безопасность присяжного и членов его семьи, сохранность принадлежащего ему имущества.

Немаловажно и то, что труд присяжных неплохо оплачивается: за время, проведенное в суде, они получают половину зарплаты судьи или свой средний заработок, если он выше, за счет средств федерального бюджета.

Немного истории. Первый судебный процесс с участием присяжных заседателей в постсоветской России состоялся в Саратове в декабре 1993 г. и был весьма показательным. Следствие обвиняло братьев Мартыновых в умышленном убийстве трех человек, совершенном из корыстных побуждений и с особой жестокостью, а также в разбойном нападении, за что уголовный закон предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы или смертную казнь. Но судебное разбирательство выявило иную картину происшедшего: убийство произошло в ходе обоюдной драки, причем Мартыновы защищались от потерпевших, которые ранее были многократно судимы за хулиганство. Обвинения в разбойном нападении отпали вовсе.

Единодушный вердикт присяжных - признать Мартыновых виновными в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны. Судья назначил наказание: 1,5 года лишения свободы первому и 1 год - второму. Юристы, следившие за процессом, сошлись во мнении: если бы дело Мартыновых слушалось в «обычном» суде, выдвинутое следствием обвинение, скорее всего, получило бы подтверждение.

Результаты работы судов присяжных в 9 регионах России оказались обнадеживающими. Хотя процессы в среднем продолжались около 5 дней, что почти вдвое больше среднего срока разбирательства аналогичных дел в судах с участием народных заседателей, новые правила судопроизводства в значительной степени способствовали устранению обвинительного уклона и созданию действительно состязательного процесса. В начале 90-х годов областные (краевые) суды оправдывали 0,5% подсудимых, а присяжные за 1994–1995 гг. вынесли около 15% оправдательных вердиктов. По каждому четвертому делу присяжные признавали подсудимых виновными в менее тяжких преступлениях по сравнению с теми, которые фигурировали в обвинительных заключениях, подписываемых следователем и утверждаемых прокурором, а по каждому второму признавали осужденного заслуживающим снисхождения или особого снисхождения. Это обязывало судью снизить наказание.

Любопытно, что критики суда присяжных, которые во время прохождения закона через парламент утверждали, будто суды будут в основном оправдывать преступников и направлять дела на дополнительное расследование, теперь могли бы, ссылаясь на приведенные статистические данные, упрекать присяжных в излишней снисходительности, но почему-то этого не делают. Видимо, пришло понимание того, что расправный суд и надлежащая правовая процедура - далеко не одно и то же. Суд присяжных заставляет судей, прокуроров и адвокатов во многом пересмотреть свои взгляды на профессию.

Прокурор больше не может рассчитывать на то, что судья - его сподвижник по борьбе с преступностью - «не заметит» погрешностей предварительного следствия (сколько изломанных человеческих судеб стоит за ними) и «вытащит дело» за прокурора. Адвокату не имеет смысла «договариваться» с прокурором или судьей, а необходимо проявлять профессиональное мастерство. И сам судья начинает понимать: слово «суд» происходит не от «осудить», а от «рассудить».

Чтобы записанное в Конституции право лиц на рассмотрение их дел в суде присяжных было реализовано, требуются согласованные действия законодательной и исполнительной властей, немалое финансирование, дополнительные организационные меры. К примеру, необходимо ввести специальные процедуры, которые приводят к тому, что из всех дел, подсудных суду присяжных, реально с их участием рассматривается не более 1%, как в США. Подавляющее большинство дел заканчивается так называемой сделкой о признании: защита и обвинение соглашаются на компромиссный вариант, суд его утверждает, присяжные к делу не привлекаются. В России ничего подобного не предусмотрено. Кроме того, нужно создать условия для работы присяжных, обеспечить их помещениями, защитить от попыток подкупа, давления криминала, запугивания и угроз, оградить от влияния прессы (на Западе присяжные на время суда вообще изолируются).

Осенью 1995 г. в Госдуму был внесен законопроект, который распространял суд присяжных еще на 12 субъектов Федерации. Но правительство дало отрицательное заключение, ссылаясь на нехватку денег в бюджете. За прошедшие с тех пор годы денег так и не нашлось. Вопреки желанию многих субъектов Федерации ввести на своей территории суд присяжных, география его применения не расширяется.

Сложилась парадоксальная ситуация: параллельно существуют две системы правосудия - неоинквизиционная, принятая в подавляющем большинстве судов общей юрисдикции, и состязательная, организованная для нескольких судов с участием присяжных заседателей. Состязательное судопроизводство, оказывая положительное влияние на обычный уголовный процесс (в частности, созданием прецедентов правового решения вопроса о допустимости доказательств), погоды не делает. Оно постепенно деградирует в чуждой среде, не становясь правилом, оставаясь исключением.

Еще одна важная проблема судебной реформы - защита судей и свидетелей от угроз со стороны преступных сообществ. В современных российских судах «заказное правосудие» не ушло в небытие, а лишь приняло новые формы. Когда судья действует вопреки представленным доказательствам, логике и здравому смыслу, понятно, что им движет страх за свою жизнь и жизнь своих близких. Ведь судья в России не защищен не только от давления, но даже от прямых угроз. Не защищены и свидетели. В развитых странах на защиту свидетелей выделяются огромные средства. Власти выплачивают им компенсации за физический и моральный ущерб, в отдельных случаях им предоставляется новая работа, меняются место жительства, имя и даже внешность. Затраты государства велики, но и отдача огромная: благодаря такой программе раскрыты сотни тяжелейших преступлений.

Заключение

Судебная реформа продвигается, тут двух мнений быть не может. Но движется она по непроторенному пути, что влечет за собой и немало проблем. Надо постоянно помнить, что реформа не самоцель, она проводится в интересах как государства, так и каждого гражданина.

Многие ученые и практикующие юристы ломают голову над вопросом: «Состоялась в конце концов судебная реформа в России или же пока нет?» Ответы диаметрально противоположные - от полного отрицания до восторженных оценок. Если зададим тот же вопрос простым гражданам, ради которых, собственно, и затевалась судебная реформа, то уверен, что подавляющее большинство из них спросит: помилуйте, какая реформа? Все те же очереди в судах, нет возможности быстро разрешить судебный спор, слушания откладываются, дела рассматриваются с задержками, не исполняются вынесенные решения. Судьи задерганы, суды, как правило, все так же ютятся в обветшавших помещениях, где посетителям даже негде присесть, и т.д.

Но если о том же спросить судью, то ответ, скорее всего, прозвучит так: судебная реформа движется. Правда, до интересов рядового человека у нее пока «не дошли руки». Хотя кое-какие положительные сдвиги все-таки есть: создана федеральная система судов, определен статус судей, причем акцент сделан на их самостоятельность и независимость при отправлении правосудия. Созданы определенные гарантии улучшения социального положения судей, материального обеспечения их служебной деятельности. Есть сдвиги в реализации принципа состязательности, приняты новые законы и т.д. Словом, прогресс налицо.

Список литературы

1. Филиппов П.С., Бойко Т.М.. Социально-экономические проблемы России СПб.: Норма, 2001.

2. Бусленко Н.И. Юридический словарь-справочник. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.

3. Алексеев С. С. Государство и право. М.: ИНИТИ-ДАНА, 2001.

4. Золотухина Б.А. Концепция судебной реформы в России М.: ИНФРА-М, 2001.

5. Климов О.Ю. Судебная реформа в России: Проблемы совершенствования процессуального законодательства. М.: Городец, 2001.

6. Лебедев В.М., Судебная власть в современной России М.: Лань, 2001.

7. Крашенинников П.В. Судебная практика М.: ИНФРА-М, 2001.

8. Черников В.В. Судебная система, правоохранительные органы, специальные службы России. М.: Проспект, 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий