регистрация / вход

Стадии совершения преступления

Понятие стадий умышленного преступления. Оконченное преступление. Приготовление к преступлению. Покушение на преступление. Добровольный отказ от преступления.

§ 1. Понятие стадий умышленного преступления

Умышленная, т. е. сознательная и целенаправленная деятельность субъекта преступления проходит в своем развитии ряд этапов. Сначала у него возникает намерение совершить преступление. Он ставит перед собой конкретную цель, обдумывает способы, место, время ее достижения, одновременно формирует либо уточняет мотивы деяния.

Приняв решение, субъект осуществляет подготовительные действия, а затем начинает непосредственно выполнять задуманное деяние. Если оно завершено, тогда речь идет об оконченном преступлении. В тех случаях, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, преступление не было доведено до конца, необходимо установить и юридически оценить тот этап (стадию, ступень), на котором преступная деятельность была прервана. Термин "стадия преступления" законодатель не употреблял ранее и не использует в действующем ныне УК РФ. Однако эта терминология обоснованно использовалась как в дореволюционной, так и в советской теории уголовного права.

Вновь принятый федеральный Уголовный кодекс употребляет термины "неоконченное" и "оконченное" преступление.

К числу неоконченных относятся два вида преступной деятельности:

1) преступление, прерванное по не зависящим от лица обстоятельствам — приготовление к преступлению и покушение на преступление;

2) преступление, прерванное по воле деятеля. Таковым является добровольный отказ от доведения преступления до конца.

Соглашаясь с такой законодательной трактовкой понятий, считаем возможным в теоретическом анализе сохранить устоявшийся и достаточно четко характеризующий этапы развития умышленной преступной деятельности термин "стадии".

Традиционно российское уголовное право выделяет три стадии развивающейся преступной деятельности: приготовление, покушение, оконченное преступление. Кроме того, в науке уголовного права периодически возникали дискуссии о целесообразности отнесения к стадиям преступления обнаружение умысла (обнаружения преступной воли) виновного, т. е. сообщения (устно, письменно) кому-либо о намерении совершить преступление.

Такие попытки порождали беззаконие, в частности, установление уголовной ответственности за "инакомыслие". Так, по ст. 70 УК РСФСР 1926 г. за антисоветскую агитацию и пропаганду к ответственности привлекались лица, у которых обнаруживались дневниковые записи с критикой общественно-политического строя, которые никому, кроме автора, не были известны.

В соответствии с понятием преступления обнаружение умысла не может быть отнесено к стадиям преступной деятельности, ибо не представляет опасности для объекта уго-ловно-правовой охраны. Так, суждения о некомпетентности правительства и необходимости его смены еще не свидетельствуют об угрозе конституционному строю Российской Федерации. Однако, если лицо публично призывает к насильственному изменению конституционного строя РФ — налицо оконченное преступление, предусмотренное ст. 280 УК, ибо здесь уголовно-правовое действие облечено в понятие "публичные призывы к насильственному изменению строя", которые уже являются общественно опасными, так как реально угрожают незыблемости того строя, который установлен на основе действующей Конституции. Они способны спровоцировать массовые беспорядки, попытки совершить государственный переворот.

В некоторых случаях общественную опасность представляет само обнаружение умысла, например, намерение убить, причинить тяжкие телесные повреждения, уничтожить имущество, разгласить сведения интимного характера и т. д. Законодатель счел необходимым для этих случаев установить уголовную ответственность за сам факт высказывания угрозы, считая его самостоятельным оконченным преступлением, а не обнаружением умысла.

Таким образом, говоря о стадиях развития умышленной преступной деятельности, необходимо иметь в виду приготовление, покушение и оконченное преступление. Первые два вида принято называть неоконченными преступлениями. Это определение используется и в УК. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК.

Основания и пределы уголовной ответственности за неоконченное преступление те же, что и за оконченное, так как в нем содержатся все признаки преступления — общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Единственным отличием от оконченного преступления является незавершенность действий по причинам, не зависящим от воли виновного. На это обстоятельство специально указывается в ст. 30 УК.

С объективной стороны предварительная преступная деятельность в виде приготовления и покушения чаще всего встречается в преступлениях с материальным составом, при котором оконченным является деяние, повлекшее наступление указанных в законе последствий.

По формальным составам, где наказание устанавливается за само общественно опасное деяние, стадия покушения, как правило, невозможна. Исключением являются такие преступления, объективная сторона которых может выполняться в течение определенного времени. Например, посылка по почте клеветнического письма по месту работы потерпевшего, которое не было доставлено по назначению по причинам, не зависящим от воли виновного.

Стадия приготовления возможна как по материальным, так и по формальным составам.

По усеченным составам, где момент окончания преступления перенесен на стадию приготовления, предварительная преступная деятельность исключена. Организация вооруженных банд, например, будет оконченным преступлением в момент самих организаторских действий.

С субъективной стороны приготовление и покушение возможны только с прямым умыслом на совершение конкретного преступления. Оконченное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Правильность квалификации неоконченной преступной деятельности зависит, кроме того, от установления вида прямого умысла, который, как известно, делится на конкретизированный простой, альтернативный и неконкретизированный.

При конкретизированном (определенном) простом умысле лицо намечает точную цель, на достижение которой и направляет свои действия (лишение жизни, обман потребителей, кража в крупных размерах). Если по не зависящим от воли виновного причинам этот результат достигнут не был, но был причинен другой, менее тяжкий вред, формально позволяющий квалифицировать совершенное деяние как оконченное, но менее тяжкое преступление, то деяние, с учетом направленности умысла, необходимо квалифицировать как покушение на то более тяжкое преступление, к совер-шениюкоторого стремился преступник (например, покушение на убийство, покушение на обман потребителей в крупных размерах и т. д.).

При неконкретизированном умысле, когда виновному одинаково желателен любой из охватываемых его умыслом преступный результат, его деяние следует квалифицировать как оконченное в соответствии с фактически наступившими последствиями. Аналогично должен решаться вопрос и при альтернативном умысле: ответственность наступает за тот из нескольких преступных результатов, который предвидел и желал виновный.

Стадии предварительной преступной деятельности тесно связаны между собой. Общим для них является совершение общественно опасного деяния с прямым умыслом. Разграничение между видами этой деятельности проводится по объективной стороне, т. е. по характеру (содержанию) действий субъекта и наличию либо отсутствию последствий. Разграничить приготовительные действия и покушение практически достаточно важно, потому что индивидуализация ответственности, согласно закону, базируется на реальном учете всех конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о степени подготовленности преступления и осуществлении преступного намерения. Чем ближе к завершению своих действий подошел преступник, тем более опасна его деятельность. Соответственно более суровым должно быть и наказание, определяемое ему судом. По общему правилу, наиболее опасным является оконченное преступление, затем — покушение, далее — приготовление. С учетом этого в действующем уголовном законодательстве предусматривается ответственность за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Такие деяния, несмотря на их отдаленность от момента окончания преступления, представляют значительную опасность для общества, так как сопряжены, как правило, с вовлечением в преступную орбиту соучастников и формированием организованных преступных групп, сопровождаются незаконным приобретением оружия, разработкой планов нападения и другими подобными действиями. Пресечение тяжких преступлений на раннем этапе их формирования дает значительно больший эффект в плане общей и специальной превенции.

При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного УК за оконченное преступление.

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление и покушение не назначаются (ч. 4 ст. 66 УК).

§ 2. Оконченное преступление

Особенная часть УК содержит составы преступлений, которые сформулированы как оконченные. По этой причине раскрывать содержание предварительных стадий логически правильно именно с понятия оконченного преступления.

В соответствии с законом оконченным признается такое преступление, в котором содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Из определения, данного в ст. 29 УК, видно, что с объективной стороны оконченное преступление должно содержать все те признаки, которые характерны для конкретного состава, названного в статьях УК. Так, момент окончания преступления зависит от законодательной конструкции состава. Деление составов на формальные, усеченные и материальные обусловливает и момент окончания. Разбой, например, будет считаться оконченным с момента нападения, бандитизм — с момента организации банды, кража —с момента завладения чужим имуществом.

Вместе с тем для квалификации преступления как оконченного необходим учет и субъективной направленности действий виновного. Преступление может считаться оконченным при наличии объективных и субъективных предпосылок: фактически наступившего, соответствующего описанию в статье УК ущерба объекту и выполнения замысла виновного. Отсутствие одного из этих признаков не позволяет считать преступление оконченным. Так, если, осуществляя умысел на кражу в крупных размерах, виновный в сейфе находит лишь небольшую сумму, то его действия, в соответствии с направленностью умысла, надо квалифицировать как покушение на кражу в крупных размерах, а не как оконченное преступление.

В зависимости от конструкции составов оконченные преступления можно разделить на несколько видов: 1) простое, 2) продолжаемое, 3) длящееся, 4) альтернативное, 5) составное, 6) сложное, 7) преступление, образованное необходимой тождественной систематичностью. Характеристика видов оконченных преступлений дается в главе 13 учебника "Множественность преступлений".

Нерешенным в законодательстве и спорным в теории уголовного права остается вопрос об оконченности преступления, когда результат (как конструктивный признак состава) наступает через значительный промежуток времени, но как непосредственное следствие данного деяния лица. Эта ситуация возникает чаще всего при нанесении множественных ранений жертве в жизненно важные органы, если смерть от них наступает через пять и более дней. Суд в большинстве случаев квалифицирует подобные действия как оконченное преступление — тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, а не покушение на убийство.

§ 3. Приготовление к преступлению

Приготовление к преступлению состоит в совершении различных действий: приискании, изготовлении или приспособлении лицом средств или орудий, приискании соучастников преступления, сговор на совершение преступления, иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом оно не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Характерным для приготовительных действий является то, что они: 1) лишь создают условия для совершения преступления; 2) не создают непосредственной угрозы объекту уголовно-правовой охраны; 3) прерываются вынужденно, по причинам, не зависящим от воли виновного.

Под орудиями и средствами преступления понимаются предметы (вещи материального мира), которые используются для его совершения, например, огнестрельное или холодное оружие, применяемое при убийстве, бандитском нападении, набор отмычек для проникновения в жилище при краже, автомашина для вывоза похищенного имущества, поддельная накладная для получения имущества мошенническим путем и т. п.

Понятие приискания орудий и средств охватывает все виды получения их преступником в свое распоряжение на период подготовки и совершения преступления. Способы получения могут быть законными: покупка оружия в соответствии с Законом об оружии, получение в дар, в долг с обещанием последующего возврата либо незаконными: хищение бланков, печатей, ключей и т. д. Приисканием следует также считать находку, например, найденный в лесу топор лицо использует при разбойном нападении.

Изготовление — это создание из полуфабрикатов, заготовок или сырья оружия, орудий или средств совершения преступления заводским либо кустарным способом.

Приспособление — такая обработка предметов (изменение их конфигурации, степени заточки), после которой они становятся пригодными для совершения преступления. Например, изменение формы ключа, заточка отвертки и т. д.

Анализируя все перечисленные виды приготовительных действий, следует иметь в виду субъективную ориентацию виновного. Ведь само по себе приобретение, изготовление либо приспособление орудий и средств может оказаться безразличным для уголовного закона. Лишь связав воедино действия виновного с его намерением совершить преступление, можно говорить о наличии или отсутствии стадии приготовления к нему. Более того, необходимо учесть, что приготовленным к преступлению орудием (средством) может быть назван только предмет, приведенный в такой вид и поставленный в такие условия, при которых он действительно может служить средством выполнения задуманного.

В качестве самостоятельных приготовительных действий в УК названы приискание соучастников преступления либо сговор на совершение преступления. Первый вид приготовительных действий характерен в большей мере для организатора преступления. Он состоит в завязывании либо возобновлении знакомств с потенциальными соучастниками, побуждении их к участию в конкретном преступлении, обсуждении роли каждого и т. д. Приискание соучастников как вид приготовления наказуем лишь в тех случаях, когда организаторская деятельность направлена на совершение конкретных тяжких и особо тяжких преступлений. В Особенной части УК предусматривается, кроме того, ответственность за такую же деятельность как за оконченное преступление (например, вербовка наемников — ст. 359 УК, планирование и подготовка агрессивной войны — ст. 353 УК, создание устойчивой вооруженной группы (банды) — ст. 209 УК) и т. д. В этих случаях, имея в виду чрезвычайно высокую общественную опасность организаторской деятельности, законодатель переносит окончание преступления на стадию приготовления и конструирует как усеченные составы.

Сговор на совершение преступления предполагает, что два и более лица, достигших возраста уголовной ответственности, договариваются совместно совершить одно или несколько преступлений. Сговор касается преступления в целом, а не отдельных его деталей по сокрытию, допустим, следов преступления, транспортировке и сбыту похищенного и т. п. Признаками, позволяющими отнести сговор к приготовлению, можно назвать: 1) цели объединения двух и более лиц — для совершения одного или нескольких преступлений, отнесенных законодателем к тяжким или особо тяжким;

2) сговор должен состояться до начала выполнения объективной стороны конкретного состава преступления; 3) подготовительная преступная деятельность прервана помимо воли виновных.

Иное умышленное создание условий для совершения преступления может выражаться в самых разнообразных действиях, не подпадающих под определение приискания, приспособления. Так, преступник может составить план помещения, из которого намечает совершить хищение, умертвить сторожевую собаку, отвлечь внимания сторожа, охраняющего склад, выяснить режим работы банка или реквизиты и порядок прохождения таможенных документов при контрабанде, прийти на место преступления и выследить жертву, изготовить фальшивый паспорт для предъявления его при хищении путем мошенничества и т. д.

Приготовление может совершаться как одним действием, например изготовлением отмычки для отпирания замка, так и целой системой действий. Например, приготовление к подделке денежных знаков может заключаться в изготовлении клише, подборе бумаги, красителей, вербовке соисполнителей для выпуска фальшивых купюр в обращение. Приготовление в большинстве случаев выражается в действиях, но может совершаться и в форме бездействия, когда, например, с целью хищения по предварительному сговору группой лиц сторож склада, обязанный закрывать входную дверь на замок, умышленно оставляет ее открытой.

По времени приготовительные действия предшествуют преступлению. Временной промежуток может быть различным: от нескольких месяцев до нескольких минут перед общественно опасным деянием. Место совершения подготовительных действий может не совпадать с местом преступления; иногда они могут находиться на значительном расстоянии друг от друга.

Наказание за приготовление назначается по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление с обязательной ссылкой на ст. 30 УК.

Приготовление иногда может содержать оконченный состав другого преступления. В этом случае действия виновного необходимо квалифицировать раздельно: за это оконченное преступление и за приготовление к другому преступлению. Например, если приготовление к умышленному убийству выразилось в похищении огнестрельного оружия, то лицо подлежит ответственности по ст. 226 УК — за хищение оружия и ст. 30 и 105 УК — за приготовление к убийству.

Таким образом, действия считаются приготовлением к преступлению при наличии трех взаимосвязанных условий:

1) они были направлены на совершение тяжких или особо тяжких преступлений и создавали возможность причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны; 2) виновный ограничился только приготовительными действиями и не приступал к действительному осуществлению задуманного, ибо в противном случае он будет отвечать за покушение либо за оконченное преступление; 3) приготовление должно быть остановлено по причинам, не зависящим от воли виновного. Если же лицо, совершившее приготовительные действия, по собственной воле не доводит преступление до конца, то оно наказывается лишь в том случае, если в уже совершенных им действиях содержится состав другого преступления.

§ 4. Покушение на преступление

Покушением на преступление признаются действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Кратко можно сказать, что покушение — это начатое, но неоконченное преступление. Однако в виду схожести его с другими стадиями: приготовлением и оконченным преступлением — необходимо рассмотреть понятие покушения более подробно.

Отметим прежде всего то обстоятельство, что покушение более опасно, чем приготовление, в связи с чем оно наказуемо при совершении любых преступлений, а не только тяжких или особо тяжких, как в приготовлении.

Для покушения (как и приготовления) характерно, что лицо уже частично реализует умысел на совершение конкретного преступления, но результат и в том и другом случае не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. Вместе с тем покушение существенно отличается от приготовительных действий, с одной стороны, и оконченного преступления — с другой. Различия видны при анализе объективных и субъективных предпосылок ответственности за покушение.

С объективной стороны покушение состоит в действиях, непосредственно направленных на совершение преступления. Термин "непосредственно" означает, что лицо начало выполнять или выполнило объективную сторону конкретного состава преступления. При покушении на убийство, например, виновный пытается выстрелить в жертву либо выстрелил, но промахнулся; при краже с проникновением в жилище, помещение или иное хранилище — начал взламывать запирающие устройства на двери, окнах; при изнасиловании применяет физическое либо психическое воздействие с целью преодолеть сопротивление потерпевшей. Общим во всех приведенных примерах является и то, что объект уголовно-правовой охраны уже поставлен под угрозу причинения вреда. По этим признакам — осуществлению действий, составляющих объективную сторону конкретного состава преступления, и угрозе причинения вреда объекту — покушение и отличается от приготовления, при котором только создаются условия для преступления, но действия непосредственно не направлены на его совершение.

В абсолютном большинстве случаев покушение совершается путем действий. Однако по материальным составам некоторых преступлений покушением может быть признано и бездействие, если в нем проявляется воля лица, стремящегося к достижению преступного результата. Если мать, задумав лишить жизни своего новорожденного ребенка, не кормит его и довела до полного истощения, так что смерть не наступила лишь благодаря вмешательству посторонних лиц, ее действия (при доказанности умысла на лишение жизни) могут быть квалифицированы как покушение на убийство.

С субъективной стороны, покушение характеризуется осознанием виновным общественной опасности своих действий, непосредственно направленных на совершение конкретного преступления и желанием выполнить их, в то время как в приготовлении лицо сознает, что совершаемые им общественно опасные действия лишь создают предпосылки (условия) для конкретного преступления, и желает совершить их. Следует уточнить, что покушение возможно только с прямым умыслом.

От оконченного преступления покушение отличается ненаступлением желаемых последствий, конструктивно входящих в конкретный состав преступления (при оконченном покушении), либо невыполнением всех действий, необходимых для достижения преступного результата (при неоконченном покушении).

Действующий уголовный закон не разделяет покушение на виды. В науке уголовного права необходимость такого деления связывается с вопросом о привлечении виновного к уголовной ответственности и размерах наказания за неоконченную преступную деятельность. Временной промежуток между началом осуществления преступления и его окончанием может быть весьма значительным, а деятельность виновного, проявленная в покушении, ее объем и характер весьма разнообразны, в связи с чем степень общественной опасности покушавшегося будет тем больше, чем ближе он подошел к моменту, когда преступление окончено.

Именно это обстоятельство должно влиять на уголовную ответственность покушавшегося и назначение ему наказания, но для реализации названной научной идеи она должна быть не только описана в учебной и научной литературе, но и предусмотрена в законе. Упование на мудрость судей далеко не всегда себя оправдывает, так как она зависит от целого ряда личностных качеств, профессионального уровня, жизненного опыта, свойств характера лиц, отправляющих правосудие. Максимальная формализация принципиальных понятий в Общей части УК могла бы способствовать укреплению законности.

По признаку близости к оконченному преступлению и степени завершенности действий покушение принято делить на два вида: оконченное и неоконченное. Оконченное покушение имеет следующие характерные признаки: с объективной стороны — лицо выполнило все действия, необходимые для наступления последствий; с субъективной стороны — лицо сознает, что им выполнены все намеченные действия и предвидит, что последствия наступят без применения дальнейших усилий, автоматически, и желает наступления таких последствий. Однако преступный результат не наступает по причинам, не зависящим от его воли.

Вместе с тем преступные последствия могут наступить, но не те, к достижению которых стремился виновный. Например, желая убить, преступник ударяет человека ножом в грудь, но вследствие того, что потерпевший уклонился от удара, фактически причинит ему лишь легкие телесные повреждения. В соответствии с направленностью умысла здесь необходимо вменить ст. 30 и 105 УК как за оконченное покушение на убийство.

Неоконченное покушение характеризуется тем, что виновный объективно не выполнил всех действий, которые должны были привести к наступлению последствий. Субъективно он сознает неполноту совершения намеченных действий и необходимость их продолжения. Именно этими обстоятельствами и обусловливается ненаступление последствий, к достижению которых стремился виновный. Например, намереваясь совершить кражу с проникновением в жилище, преступник выполнил все приготовительные действия, затем выставил окно и влез в квартиру, но был задержан работниками охранной службы. Виновный еще не совершил всех действий, которые, по его умыслу, были необходимы, чтобы довести преступление до конца.

Оконченное и неоконченное покушение относится к так называемому годному (обычному) покушению. Наука уголовного права выделяет еще один вид — негодное покушение. Оно может быть оконченным или неоконченным; суть его состоит в ошибке при выборе объекта (предмета) посягательства или средств совершения преступления.

Если негодное покушение общественно опасно, ответственность должна наступать на общих основаниях, как за обычное покушение. Если действия не представляют общественной опасности, необходимо уточнить, всегда ли дело обстоит так или только в данном случае. Если деяние всегда, при любых условиях не может вызвать наступления ожидаемых преступных последствий, лицо, их совершающее, должно быть освобождено от уголовной ответственности и наказания при условии, что действия его были лишены здравого смысла или были вызваны крайним невежеством.

Причиной ненаступления последствий может быть применение таких средств для совершения преступления, которые противоречат известным бесспорным законам развития природы и здравому смыслу. Так, чрезвычайно развитый в настоящий период культ "белой и черной магии", слепой веры в возможность причинения вреда здоровью путем "сглаза", "порчи", "наговоров" приводит иногда к использованию доверчивыми и невежественными людьми перечисленных способов в качестве средств совершения преступления. Их действия можно признать негодным покушением, однако при одном важном условии. Общественную опасность таких действий надо оценивать не вообще, теоретически, а применительно к конкретному делу. Не следует забывать, что в отдельных случаях на здоровье и даже жизнь нервных впечатлительных людей может негативно повлиять человек с более сильной волей, особенно владеющий знаниями (навыками) гипноза, психологического воздействия.

Термин "покушение на негодный объект", распространенный в учебно-методической литературе по уголовному праву, по существу ошибочен. Все объекты, охраняемые уголовным законом, являются годными. По этой причине лицо, покушающееся на причинение им вреда, и привлекается к уголовной ответственности. Речь должна идти о покушении на негодный предмет, включающий как неодушевленные вещи, животных, птиц, так и человека (потерпевшего). Негодным для посягательства предмет может оказаться из-за его отсутствия либо вследствие утраты им прежних свойств, защищаемых законом. Так, покушением на негодный предмет может быть признан выстрел с целью убийства в труп человека, приобретение сахарной пудры вместо наркотического средства.

При покушении на негодный предмет налицо фактическая ошибка, относящаяся к свойствам предмета посягательства. Такая ошибка происходит по обстоятельствам, не зависящим от посягающего. Покушение прерывается. Общественная опасность действий виновного сохраняется в полной мере, в связи с чем эти действия относятся к числу наказуемых наравне с годным покушением. Исключением являются случаи, когда совершенные действия не представляют общественной опасности по причине их малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК) либо вследствие использования покушающимся таких средств, которые являются абсолютно негодными при любых обстоятельствах.

§ 5. Добровольный отказ от преступления

В уголовном законодательстве большинства государств существует принцип ненаказуемости лиц, по собственной воле отказавшихся от доведения до конца своего преступного намерения. Причины, объясняющие такой подход, лежат в экономии мер уголовной репрессии. Однако главной является оценка общественной опасности таких лиц. Добровольное прекращение преступной деятельности "свидетельствует, или же заставляет предполагать, что виновный доступен чувству раскаяния, жалости, угрызений совести, а государство не может игнорировать эти проявления человеческой природы, не может забывать, что возбуждение раскаяния составляет одно из желаемых последствий уголовной кары, оправдывая отчасти самое существование наказания'4.

В уголовном праве и законодательстве России конца XIX и XX вв. институт непривлечения добровольно отказавшихся к уголовной ответственности рассматривался как способ дать последнюю возможность лицу, намеревающемуся совершить преступление, удержаться "на краю пропасти".

В УК 1960 г. такая норма была сформулирована неудачно. Не было дано само понятие добровольного отказа, в связи с чем его применение на практике базировалось на теоретических посылках, а не на законе. В действующем УК "добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца" (ч. 1 ст. 31 УК).

Основанием освобождения от уголовной ответственности является отсутствие состава преступления. В поведении добровольно отказавшегося от преступления лица нет признаков оконченного преступления (отсутствуют общественно опасные последствия) и нет признаков приготовления или покушения на преступление (лицо добровольно, а не вынужденно прекращает деяние).

Таким образом, добровольный отказ — это основание не привлекать к уголовной ответственности лицо, которое отказалось от доведения начатого преступления до конца.

Из данного определения очевидна совокупность трех условий, необходимых для освобождения лица.

1. Отказ от доведения преступления до конца должен быть добровольным, т. е. осуществленным без принуждения со стороны других лиц. Если отказ был вынужденным, это может свидетельствовать о том, что общественная опасность деяния (и лица) не исчезла и потому не исключает уголовной ответственности. Надо иметь в виду, что инициатива добровольного отказа может исходить от родственников, знакомых, предполагаемой жертвы преступления, работников правоохранительных органов. Важно другое — решение прекратить преступление лицо принимает по своей воле.

2. Добровольный отказ должен быть безусловным (окончательным), а не отсрочкой до более удобного случая либо с целью запастись новыми орудиями, привлечь соучастников и т. д.

3. Добровольно отказываясь, виновный должен осозна-ватъ возможность доведения преступления до конца. Все три условия должны рассматриваться в совокупности.

Мотивы добровольного отказа могут быть любыми: раскаяние, жалость к жертве, неуверенность в возможности скрыть преступление, страх перед суровым наказанием. Для моральной оценки личности значимы мотивы, свидетельствующие о начале позитивных изменений в его сознании (раскаяние, чувство жалости и др.), но для освобождения от уголовной ответственности приемлем любой мотив. Самое главное, что, отказавшись добровольно и окончательно от доведения преступления до конца при объективно существующей возможности его совершить, лицо показывает, что оно и его деяние утратили общественную опасность.

Наряду с условиями освобождения от уголовной ответственности закон (ч. 3 ст. 31 УК) указывает: "Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления". Например, если, намереваясь лишить жизни кого-либо, виновный похищает огнестрельное оружие, а затем добровольно отказывается от убийства, то он освобождается от уголовной ответственности за это преступление, но должен отвечать по ст. 226 УК за хищение оружия.

Добровольный отказ возможен, когда лицо еще не выполнило всех тех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления. Отказ от продолжения действий означает, что преступление совершено не будет.

Стадия оконченного покушения, по мнению большинства ученых-криминалистов России, исключает разговор о добровольном отказе, так как на этом этапе преступник объективно и осознанно сделал все необходимое для наступления последствий (промахнувшись после целенаправленного выстрела, виновный выполнил полностью объективную сторону умышленного убийства. Здесь ни от чего уже отказаться нельзя и лицо должно отвечать за покушение на убийство). Профессор Н. Д. Дурманов считает, что добровольный отказ возможен и на этой стадии преступления, если совершенные действия еще не успели вызвать общественно опасные последствия. Добровольный отказ в этом случае должен проявиться в действиях, направленных на недопущение или предотвращение преступных последствий1. В принципе с этим можно согласиться, но при обязательном учете всех признаков, характерных для добровольного отказа, и особенно — сознавало ли лицо возможность довести преступление до конца. Кроме того, следует учесть, способен ли был виновный объективно сохранять власть над развивающимся от его первоначальных действий ходом событий. Предотвратить наступление последствий можно лишь тогда, когда воля виновного и объективные обстоятельства, влиявшие на развитие ситуации, не противоречат друг другу. Пытаясь предотвратить уничтожение подожженного дома, лицо должно сознавать, что объективно может это выполнить. Здесь должна быть учтена локализация очага, сила и направленность ветра, пожаростойкость строения и ряд других обстоятельств. С высказанным мнением можно согласиться как с исключением из общего правила.

Добровольный отказ соучастников преступления имеет свои особенности, которые рассматриваются в соответствующей главе учебника. Здесь же целесообразно изложить новеллу, принятую законодателем о добровольном отказе всех иных соучастниках, кроме исполнителя. Часть 4 ст. 31 УК гласит: "Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления".

Из содержания закона видно, что добровольный отказ организатора, подстрекателя и пособника должен выражаться в форме активных действий, направленных на прекращение преступления, начатого исполнителем. Все названные лица обычно принимают участие в совместной преступной деятельности до начала совершения преступления, создавая необходимые условия для успешной реализации задуманного. В связи с этим для добровольного отказа необходимо, чтобы они активными действиями ликвидировали созданные ими ранее условия и, таким образом, сделали невозможным совершение преступления исполнителем. Для организатора и подстрекателя это — любое сообщение органам власти о готовящемся при их участии умышленном преступлении, либо совершение иных действий, например убеждение исполнителя добровольно отказаться от задуманного, оборона объекта посягательства, задержание исполнителя. Физический пособник, предоставивший исполнителю орудия или средства совершения преступления, должен их изъять. Интеллектуальный пособник, содействовавший началу преступления советами, информацией, необходимой для успешной преступной деятельности исполнителя, а также заранее обещавший скрыть преступника, средства (орудия), следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а также заранее обещавший приобрести или сбыть такие предметы, должен активными действиями предотвратить преступление или хотя бы изъять тот вклад, который он внес в преступную деятельность (отказаться от ранее данных обещаний).

Добровольный отказ всех соучастников возможен на тех же стадиях, что и у исполнителя. Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению преступления исполнителем, то предпринятые ими позитивные меры могут быть учтены судом в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность при индивидуализации наказания.

Для пособника законодатель делает исключение: если он предпринял все от него зависящее, чтобы предотвратить преступление, но оно все же совершено, пособник и в этом случае освобождается от ответственности.

Добровольный отказ от совершения преступления имеет определенное сходство с деятельным раскаянием, предусмотренным в законе в качестве смягчающего обстоятельства. В обоих случаях преступник, проявив чувство жалости, сочувствия к жертве и тому подобные мотивы, пытается загладить причиненный вред либо не допустить его наступления. Вместе с тем между названными институтами имеются существенные различия.

1. Добровольный отказ возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения. Деятельное раскаяние — после совершения преступления. Суть его состоит в том, что лицо после окончания преступных действий добровольно устраняет или хотя бы уменьшает вред, возмещает причиненный ущерб, полностью либо частично предотвращает вредные последствия.

2. Термин "раскаяние" означает, что мотивом постпреступного поведения являются моральные побуждения, проявляющиеся в попытках загладить причиненный вред. Добровольный отказ, как уже было сказано, может быть мотивирован любыми побуждениями, в том числе и чувством страха перед наказанием.

3. Раскаяние должно быть деятельным, т. е. лицо ведет себя активно. Добровольный отказ может проявиться и в пассивном поведении. Так, исполнитель может вести себя пассивно, т. е. не выполнять тех действий, которые от него требовались по договоренности с другими соучастниками.

4. Деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не исключает преступности деяния. Виновный несет уголовную ответственность, а его раскаяние учитывается судом при назначении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность (п. "к" ст. 61 УК).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий