регистрация / вход

Информатизация в юриспруденции: правовой режим информационных ресурсов

С обобщающей точки зрения, под режимом понимается установленный порядок каких-либо вещей, их использования, владения, распоряжения ими, а также порядок взаимоотношений, складывающихся в определенной сфере.

Разуваев Владимир Эдуардович

Для раскрытия понятия «правовой режим информационных ресурсов» необходимо определиться с тем, что вообще понимается под правовым режимом, в чем его суть. С обобщающей точки зрения, под режимом понимается установленный порядок каких-либо вещей, их использования, владения, распоряжения ими, а также порядок взаимоотношений, складывающихся в определенной сфере. Следовательно, правовой режим – это особый порядок правового регулирования, установленный государством в виде правовых норм и обеспеченный силой государственного принуждения. Из приведенного выше тезиса видно, что правовой режим обусловлен наличием конкретного порядка. В свою очередь порядок представляет собой технологическую последовательность совершения одних действий за другими. Как правильно отмечают авторы Малько А. В. и Родионов О. С., «правовые режимы обеспечивают устойчивое нормативное регулирование группы общественных отношений, определенного участка социальной жизни, содействует оптимальному использованию конкретных объектов».1

Сказанное позволяет говорить о том, что для установления правового режима необходимо последовательное технологическое совершение определенных действий, нарушение порядка выполнения которых может повлечь за собой неадекватность правовых норм существующей действительности. Эффективное функционирование правового режима предполагает совершение, во-первых, логически обоснованных, и, во-вторых, закономерно и последовательно вытекающих из предыдущих, действий. Прежде, чем пользоваться каким-либо технически сложным предметом, для действенного его функционирования следовало бы изучить инструкцию по эксплуатации, т. к. неизучение (либо незнание вообще) минимальных эксплуатационных требований может привести к печальным последствиям (в лучшем случае – к поломке). Вышеописанный пример, на мой взгляд, в полной мере отражает имманентную сущность настоящей работы.

Безусловно, режим информационных ресурсов устанавливается с тем, чтобы дать возможность их собственнику распоряжаться ими по своему усмотрению: предоставлять в пользование другим лицам, продавать, дарить, менять, получать определенную выгоду от использования, а также ограничивать доступ. Принципиально важным выступает утверждение о том, что правовой режим информационных ресурсов обуславливает гражданский оборот, складывающийся среди субъектов информационного обмена по поводу информационных ресурсов. С целью обеспечения нормального функционирования указанного оборота Закон об информации устанавливает предназначенный для этого термин – «информационные ресурсы» (ст. 2), а также вводит основы правового режима информационных ресурсов (глава 2).

Позиция законодателя по поводу определения понятия информационных ресурсов выражена в ст. 2 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации». Под ними понимаются «отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах)». Законодатель не говорит о том, что информационные ресурсы – это, прежде всего, информация, а уже потом – документ в смысле какого-либо носителя. В документах, хранящихся в информационных системах, обязательно присутствует информация, но информация особого рода. Та, которая обработана и зафиксирована особым образом. Об обработке и фиксации информации, т.е. о порядке документирования информации, речь будет идти несколько ниже, поэтому не имеет сейчас смысла раскрывать этих понятий.

В настоящее время довольно широко используется наряду с категорией «информационные ресурсы» понятие «информационный продукт». Полагаю, что не стоит отождествлять эти дефиниции, так как это разноплановые понятия.

Что понимается под информационными ресурсами, было сказано выше. Поэтому, не останавливаясь лишний раз на этом определении, замечу, что понятия «информационный продукт», о котором сейчас пойдет речь, не содержится в Законе об информации, хотя я полагаю, что это стоило бы сделать по следующим причинам:

· отождествление категорий «информационный ресурс» и «информационный продукт» ведет к их неточному пониманию в различных сферах жизнедеятельности, что неблагоприятно сказывается на развитии информационных процессов;

· наличие в Законе об информации категории «информационный продукт» обеспечит ясность и унификацию в понимании данного явления, а также установит единое понятие для ученых-юристов и практиков;

· установление понятия «информационный продукт» и его определения именно в Законе об информации еще раз подчеркнет базовость данного правового акта.

Однако отсутствие в Законе об информации понятия «информационный продукт» не отрицает его наличия в других нормативных актах. В ст. 2 Закона «Об участии в международном информационном обмене»2 провозглашается, что информационный продукт – это документированная информация, подготовленная в соответствии с потребностями пользователей и предназначенная или применяемая для удовлетворения потребностей пользователей. Из данного определения видно, что информационный продукт – это информация, которая подготовлена (подобрана, проанализирована …) для конкретного потребителя, для использования в конкретных обстоятельствах. Например, нормы Налогового кодекса могут иметь различное практическое значение для бухгалтера и юриста. В соответствии с этим сами нормы НК Российской Федерации в чистом виде будут выступать информационным ресурсом и для юриста, и для бухгалтера. Однако для успешного применения НК на практике издаются различные комментарии официальных органов, которые могут подготовлены отдельно для юристов и отдельно для бухгалтеров. В таком случае специализированный комментарий, подготовленный для практикующего юриста, будет являться для него информационным продуктом. Для бухгалтера указанным продуктом будет выступать соответствующий, предназначенный для профессии бухгалтера, комментарий, который удовлетворит его потребности при применении НК в работе и может не удовлетворить потребности юриста (если не брать во внимание субъективную сторону вопроса).

Другим примером информационного продукта может служить информация о детях, оставшихся без попечения родителей. Сам по себе государственный или региональный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, представляете собой информационный ресурс соответствующего уровня (федерального или регионального). Однако информация о конкретном ребенке, которого гражданин желал бы принять на воспитание в свою семью, представленная ему федеральным или региональным оператором банка данных о детях в письменной форме, где указываются сведения, установленные ст. 6 ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечение родителей»3, будет являться для этого гражданина информационным продуктом, т. е. информацией, подготовленной с учетом его пожеланий и потребностей.

Следует также иметь в виду, что определение информационного продукта в конкретных информационных отношениях зависит от стадии обработки информации каким-либо лицом. Речь идет фактически о том, что одна и та же документированная информация в рамках различных отношений может являться и информационным ресурсом и информационным продуктом. Например, заметка в газете является для аналитика информационным ресурсом, а то, что у него получится на основе полноценного анализа, созданное им, обработанное – уже информационный продукт. В то же время журналист, писавший заметку. Пользовался другими информационными ресурсами, а заметка, опубликованная в средстве массовой информации, ставшая результатом его творческой деятельности, - информационный продукт.

На мой взгляд, главным отличием информационного продукта от информационного ресурса является подготовленность (или неподготовленность) информации для конкретного потребителя. Вместе с этим хотелось бы выделить некоторые характеризующие особенности информационного продукта, имеющие теоретико-практическое значение:

1. информационный продукт – это всегда результат труда, порождение или следствие обработки информационного ресурса. Информационный продукт создается в процессе творческой, производственной, аналитической, синтетической и иных полезных видов деятельности;

2. информационный продукт может быть вовлечен по желанию собственника в экономический оборот, следствием чего может выступать, к примеру, переход права собственности;

3. информационный продукт всегда отвечает потребностям тех или иных потребителей. При создании продукта четко прослеживается идея, т. е. главный замысел, ради реализации которого и создается сам продукт;

4. при формировании информационного продукта учитывается две позиции: позиция потребителя информации (заказчика, покупателя), которому требуется информация определенной направленности, и позиция собственника в силу непосредственного оригинального формирования информационного продукта.

С учетом названных характеризующих особенностей проявляется некая схожесть информационного продукта с понятием «интеллектуальной собственности». Однако полагаю, что данные категории могут быть отождествлены лишь по признаку общих характеристик, присущих обоим понятиям, но сточки зрения существенной направленности и имманентных причин возникновения указанные дефиниции не являются в полном смысле идентичными.

Возвращаясь к институту правового режима информационных ресурсов, напомню, что основы указанного режима определены в главе 2 Закона об информации. Нормы, определяющие правовой режим информационных ресурсов, устанавливают:

· порядок документирования информации;

· право собственности на отдельные документы и отдельные массивы документов в информационных системах;

· категорию информации по уровню доступа к ней;

· порядок правовой защиты информации.

Наличие этих 4 составляющих «обеспечивают все характеристики информационных ресурсов как объекта отношений и гарантирует возможность его защиты Законом»4.

Первой составляющей, указанной в п. 2 ст. 4 Закона об информации, правового режима информационных ресурсов является порядок документирования информации, чему посвящена статья 5 указанного Закона. В ней, в частности, говорится, что документирование информации является обязательным условием включения информации в информационный ресурс. Здесь же предписывается порядок документирования, устанавливаемый органами государственной власти, ответственными за организацию делопроизводства, стандартизацию документов и их массивов, безопасность Российской Федерации. Согласно ст.5 Закона документ, полученный из автоматизированных информационных систем, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В ст. 160 Гражданского кодекса устанавливается разрешительная норма об использовании при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи при условии, если это предусмотрено законом или соглашением сторон. Вслед за ГК п. 3 ст. 5 Закон об информации говорит о том, что юридическая сила документа может подтверждаться электронной цифровой подписью.

После долгих и бурных обсуждений законопроекта в России был принят ФЗ «Об электронной цифровой подписи»5, регулирующий отношения по использованию электронной цифровой подписи в электронных документах. При соблюдении определенных условий, установленных законом, такая подпись в электронном документе признается равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. В соответствии с п. 2 ст. 1 указанного Закона, его действие распространяется на отношения, возникающие при совершении гражданско-правовых сделок и в других предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях. Безусловно, Закон об электронной цифровой подписи сможет заметно облегчить жизнь тем, кто постоянно «общается» с компьютером и совершает сделки посредством использования телекоммуникационных технологий. Однако таким образом могут быть заключены только те сделки, которые не требуют нотариального удостоверения. Что же касается практического применения электронной цифровой подписи, то уже по прошествии 2 месяцев действия Закона выяснилось, что «работать он не может»6: западные стандарты не совпадают с российскими. Считаю, что неработающий закон является определенного рода «мусором» в правовом пространстве, ведь еще древние говорили: плохие законы – худший вид тирании. Но в целом можно сказать, что Закон об электронной цифровой подписи, не беря во внимание международные стандарты в системе электронного документооборота и их несоответствие с российскими, имеет, безусловно, прогрессивное значение на территории России. Электронная цифровая подпись, являясь средством придания электронному документу юридической силы (или значимости), представляет собой реквизит, предназначенный для защиты документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе (ст. 3 Закона об электронной цифровой подписи). Таким образом, предназначение электронной цифровой подписи можно свести к следующим 7 целям:

1) придание электронному документу юридической силы;

2) защита документа от подделки;

3) идентификация владельца сертификата ключа подписи;

4) установление отсутствия искажения информации в электронном документе;

5) подтверждение подлинности документа в электронной форме;

6) устойчивое формирование и развитие гражданского оборота при использовании ЭВМ;

7) сокращение времени, требуемого на проставление собственноручной подписи на каком-либо документе.

Вторая составляющая правового режима информационных ресурсов заключается в установлении права собственности на информационные ресурсы. В этом смысле информационные ресурсы могут являться элементом состава имущества Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений и граждан. Отношения по поводу права собственности на информационные ресурсы регулируются гражданским законодательством и, следовательно, все нормы, установленные ГК, в сфере права собственности распространяются и на информационные ресурсы. Данный тезис мог бы предполагать, что право собственности на информационные ресурсы традиционно сводится к наличию трех правомочий: владению, пользованию и распоряжению. Однако информационные ресурсы представляют собой специфический объект права собственности, и поэтому данному объекту присущи некоторые отличительные черты, отграничивающие информационные ресурсы от других объектов. К таким отличительным чертам можно отнести право собственника информационного ресурса определять условия распоряжения документами при их копировании и распространении. Речь фактически идет о том, что собственник информационного ресурса вправе заключить договор о копировании его информационного ресурса и предоставлении копий потребителю с каким-либо гражданином или организацией, которые будут выступать посредниками в условиях информационного обмена. Установление права собственности на информационные ресурсы позволяет собственнику выработать определенные механизмы защиты информационных ресурсов, а также разработать конкретную технологию оборота информационных ресурсов и концепцию по использованию данных ресурсов другими лицами.

Отличительные черты информационных ресурсов как объекта права собственности отражается также еще и в том, что фактическое обладание им является весьма условным термином. Возьмем, к примеру, электронный документ, представляющий собой, несомненно, информационный ресурс. Фактически подержать в руках, пощупать его невозможно. Можно обладать магнитным носителем (дискетой), у которого есть определенная форма и в котором содержится непосредственно электронный документ. Поэтому, пользуясь правом собственности на информационные ресурсы, человек обладает фактически и носителем этого информационного ресурса (хотя права собственности на носитель он может и не иметь).

Третья составляющая правового режима информационных ресурсов предусматривает обязанность установить категорию информации по уровню доступа к ней. В реалиях сегодняшнего дня лица, занятые в информационной сфере, постоянно занимаются сбором, обработкой, накоплением, хранением и предоставлением информации (а также другими видами информационной деятельности), для чего обращаются к различным информационным ресурсам. Безусловно, владелец информационных ресурсов в целях защиты информации устанавливает уровень доступа к ним. Уровень доступа к информации (степень открытости) означает, с одной стороны, ценность и значимость данных сведений, а с другой, нежелание лиц, обладающих конкретной информацией, сообщать ее другим. Вместе с тем, законодательством устанавливаются перечни информации, доступ к которой не может быть ограничен.

В соответствии со ст. 10 Закона об информации все государственные информационные ресурсы делятся на открытые (общедоступные) и с ограниченным доступом, а последние в свою очередь могут содержать документированную, информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную.

Следует сделать акцент в рассматриваемом аспекте правового режима информационных ресурсов на тех информационных ресурсах, доступ к которым ограничен.

П. 3 ст. 10 Закона об информации устанавливает запрет на отнесение некоторых информационных ресурсов к категории ограниченного доступа. Такими информационными ресурсами являются:

· законодательные и другие нормативные акты, устанавливающие правовой статус органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, а также права, свободы и обязанности граждан, порядок их реализации;

· документы, содержащие информацию о чрезвычайных ситуациях, экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом;

· документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне;

· документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан.

К информационным ресурсам с ограниченным доступом относится, как уже говорилось, государственная тайна. Отнесение сведений к государственной тайне определяется в соответствии с Законом Российской Федерации «О государственной тайне»7, согласно которому государственная тайна – это защищаемые государством сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. На настоящий момент перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, содержится в Указе Президента Российской Федерации от 24. 01. 1998 года.8 При анализе правовых норм, регулирующих институт государственной тайны, видно, что указанный институт получил жесткую уголовно - и административно-правовую защиту. Следует также иметь в виду, что защита проявляется и входе судебного разбирательства. Так, пп. 1 п. 2 ст. 241 УПК Российской Федерации установлено, что разбирательство дела в суде, которое может привести к разглашению государственной тайны, может быть на основании определения или постановления суда проведено закрыто.

Последней, 4-ой, составляющей правового режима информационных ресурсов, выступает установление порядка правовой защиты информации. Суть этой части вопроса сводится к проблеме информационной безопасности, чему должна быть посвящена отдельная работа.

Рассмотренные выше 4 составляющие правового режима информационных ресурсов подтверждают высказанный тезис о том, что правовой режим – это установленная последовательность совершения одних действий за другими, без осуществления которых немыслимо само понятие «правового режима» и, соответственно, всего становления процесса информатизации в юриспруденции как некоего социально-зкономического и научно-технического процесса в правовом пространстве. Таким образом, правовой режим информационных ресурсов в целом представляет собой сложную процедуру по включению информации в сферу гражданского оборота, что не может не говорить о высокой степени важности данной процедуры и ее детализированной проработке в законодательстве. Именно законодательное определение позволит различным информационным системам, технологиям и субъектам информационного обмена работать в легальном режиме.

Список литературы

Малько А. В., Родионов О. С. Правовые режимы в российском законодательстве. Журнал российского права, №9, сентябрь 2001 года / Справочно-правовая система «Гарант»

Федеральный Закон от 04. 07. 1996 года № 85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 28. Ст. 3347

Федеральный закон от 16. 04. 2001 года № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // Российская газета от 20. 04. 2001 года

Бачило И. Л., Волокитин А. В., Копылов В. А. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об информации, информатизации и защите информации» / Справочно-правовая система «Гарант»

Федеральный закон от 10. 01. 2002 года № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» // Российская газета от 12. 01. 2002 года

Интервью, подготовленное В. Баршевым и Е. Арсюхиным, с 1-ым зам. Министра Российской Федерации по связи и информатизации А. Коротковым // Российская газета от 21. 03. 2002г.- С. 5

Закон Российской Федерации от 21. 07. 1993 года в ред. ФЗ от 06. 10 1997 года «О государственной тайне» // Российская газета от 21. 09. 1993 года и Российская газета от 09. 10. 1997 года

Указ Президента Российской Федерации № 61 от 24. 01. 1998 года «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» // Российская газета от 03. 02. 1998 года

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий