регистрация / вход

Об оправдательных вердиктах присяжных заседателей

Суд присяжных подвергался и подвергается ожесточенной критике. И оправдательные приговоры стали, как и сто лет назад, основной уликой обвинения в сегодняшнем «суде над судом присяжных».

Сергей Михайлович Ярош, студент 5-го курса Института прокуратуры МГЮА.

2002 г.

Суд присяжных подвергался и подвергается ожесточенной критике. И оправдательные приговоры стали, как и сто лет назад, основной уликой обвинения в сегодняшнем «суде над судом присяжных». Не только для прокурорских работников, но и для многих судей именно оправдательные вердикты присяжных заседателей стали индикатором несправедливости суда присяжных. [1]

При этом наибольшие споры вызывает среди ученых и практиков ситуация, когда при полной доказанности вины и признания ее подсудимым присяжные заседатели, тем не менее, выносят вердикт: «не виновен».

Так, предметом острой полемики среди ученых и практиков стал оправдательный вердикт Ивановского областного суда на основании вердикта суда присяжных относительно гражданки Краскиной, совершившей убийство.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей были признаны доказанными факты причинения повреждения Краскиной сожителю Смирнову при обстоятельствах указанных в обвинении и наступления его смерти от этого. Тем не менее, отвечая на вопрос о виновности Краскиной в причинении телесных повреждений, повлекших смерть Смирнова, присяжные дали отрицательный ответ. Суд был вынужден оправдать Краскину за отсутствием в деянии подсудимой состава преступления. [2]

Такого рода оправдательные приговоры, безусловно, способствуют развитию негативного отношения к этому институту в целом, как у сотрудников правоохранительных органов, так и у простых граждан. Подобными случаями оправданий изобиловала и практика судов присяжных в пореформенной дореволюционной России, и это служило основанием непрекращающейся критики суда с участием присяжных заседателей.

Следует заметить, что вопрос о том, вправе ли присяжные при доказанности совершения подсудимым преступного деяния оправдать его, решался по-разному на протяжении всего времени функционирования суда присяжных в России. Оправдание присяжными представительницы революционно настроенной молодежи Веры Засулич, покушавшейся на жизнь градоначальника Санкт-Петербурга Трепова, при полной доказанности в ее действиях состава преступления, повлекло за собой принятие Закона 1878 г., исключившего из подсудности суда присяжных, в частности, дел о государственных преступлениях. Многие ученые и практики того времени полагали, что присяжные не вправе оправдывать подсудимых, признавших себя виновными, а также при доказанности совершения подсудимым преступного деяния. [3] Были и противники такой точки зрения.

Право присяжных оправдывать подсудимого при доказанности его вины в совершении конкретного преступления признают и некоторые современные исследователи суда присяжных. [4]

Вопрос о компетенции суда присяжных применительно к возможности оправдывать подсудимого, совершившего общественно опасное деяние, является спорным и в американской судебной практике. Позиция по этому поводу юристов США представляет интерес для отечественной юридической общественности, поскольку в Америке накоплен достаточно богатый опыт функционирования института суда присяжных.

Следует заметить, что в Англии и США исторически жюри присяжных пользуется своим правом на вынесение оправдательного вердикта независимо от имеющихся доказательств в качестве политического противовеса слишком суровым наказаниям и слишком суровым законам. По-английски, вынесение присяжными заседателями такого оправдательного вердикта называется «jury nullification» или «nullification of law». [5]

В Англии первый случай, когда присяжные заседатели нуллифицировали закон (nullify the law), произошел в 1670 г. Присяжные отказались выносить обвинительный вердикт в отношении Уильяма Пенна (William Penn) и Уильяма Мэда (William Mead), двух активистов секты Квакеров [6] , обвиненных в незаконном собрании. Судья не принял оправдательный вердикт и предложил присяжным возобновить их обсуждение. Причем присяжные должны были совещаться без еды и питья до тех пор, пока не вынесут угодный председательствующему судье обвинительный вердикт. Однако коллегия присяжных все равно отказалась признать виновность подсудимых. В результате, присяжные были оштрафованы и заключены в тюрьму до уплаты ими штрафов. Однако Суд общих тяжб (Court of Common Pleas) [7] принял решение об освобождении присяжных, установив, что они не могут быть наказаны за их вердикт. [8]

Право присяжных нуллифицировать закон существовало и в колониальной Америке. Так, присяжные отказывались утверждать навигационные акты Британского парламента, которые требовали, чтобы вся торговля колоний шла через Англию. Эти ограничения присяжные считали несправедливыми и отказывались признавать виновными тех, кто их нарушал. Наиболее известным было дело Джона Питера Зенгера, обвиненного в подстрекательстве к мятежу (1735 г.). Обвиняемый сознался в совершении всех предъявленных ему фактов, однако отказался признать себя виновным, а присяжные, которые не разделяли взглядов правительства, оправдали его. В дальнейшем оправдательные приговоры способствовали отмене законов о беглых рабах, об эмбарго на колониальные товары и других. В недавнем прошлом присяжные использовали свое право на вынесение оправдательного вердикта при рассмотрении дел об эфтаназии, проституции, а также в некоторых других подобных случаях. [9]

Следует заметить, что в США уже долгое время право присяжных на вынесение оправдательного вердикта независимо от имеющихся доказательств подвергается критике со стороны многих юристов. В результате, судьи, как правило, просто не разъясняют присяжным их право нуллифицировать закон, а некоторые председательствующие и вообще в своих инструкциях присяжным указывают, что они не имеют такого права. [10]

Однако официально право вето присяжных в США все еще признается. В 1972 г. Окружной апелляционный суд округа Колумбия (D.C. Circuit Court of Appeals) подтвердил, что присяжные вправе выносить оправдательные вердикты, игнорируя судейские инструкции относительно законов. Причем эти решения присяжных не подлежат отмене или пересмотру по основанию их несоответствия разъяснениям суда. Обосновывая указанные положения, Окружной апелляционный суд в своем решении отметил, что «страницы истории знают случаи осуществления присяжными их прерогативы игнорировать судейские инструкции. Например, случаи оправдания беглых рабов». [11]

Таким образом, в настоящее время в США право присяжных на вынесение оправдательного вердикта вопреки доказательствам официально признается неотъемлемым правом суда присяжных и важным гарантом гражданских свобод. Однако на практике большинство американских юристов признает это право присяжных ненормальным явлением, и поэтому судьи в своих инструкциям присяжным стараются разъяснять, что они являются лишь судьями факта и должны при вынесении вердикта обязательно руководствоваться судейскими инструкциями относительно закона.

Представляется, что и в нашей стране нельзя признать нормальным явление, когда при полной доказанности вины и признания ее подсудимым присяжные заседатели выносят вердикт: «не виновен».

На протяжения всего времени функционирования суда присяжных в России ученые и процессуалисты-практики пытаются найти способ предотвращения подобных заведомо неправильных с точки зрения закона вердиктов. Так, некоторыми дореволюционными и современными авторами предлагается предоставить суду право передавать на рассмотрение другого состава присяжных заседателей дела, по которым последовали оправдательные вердикты в отношении таких лиц, которые по мнению председательствующего судьи несомненно виновны. [12] По мнению этих авторов принятие закона, который бы предоставлял судье указанное право, повлечет за собой самые благоприятные последствия. Так, во-первых, присяжные заседатели при существовании такого закона будут с большим вниманием относиться к своим обязанностям, а при возможности отмены, их решения не будут грешить легкомысленным оправданием. Во-вторых, для судей и судов это также будет иметь большое значение. Им нельзя будет прикрываться вердиктом присяжных. Они будут заинтересованы вести дело так, чтобы решение присяжных было правильным, так как в противном случае они должны будут отменить неправильное решение. "Словом, они должны будут, хотя и нравственно, но ответственны за явно неправильные и несправедливые приговоры. Поспешность и небрежность, если таковая проявлялась, должна уступить место высокой степени внимания и распорядительности, так как только при этом условии судьи останутся на высоте своего призвания, ограждать и направлять присяжных к произнесению правильного приговора". [13]

При всем моем уважении к указанным авторам, мне не представляется возможным признать их доводы убедительными. Я думаю, предлагаемый ими закон не только ограничивает деятельность суда присяжных заседателей, но и прямо противоречит самому духу этого института и не может привести к ожидаемым последствиям. Напротив, скорее всего результаты от введения такого закона будут диаметрально противоположными. Число оправдательных вердиктов, постановляемых присяжными заседателями при первом разбирательстве не уменьшится, а наоборот, значительно увеличится. Если присяжные будут знать, что к какому бы они решению не пришли, каждый их вердикт, в случае не согласия с ним председательствующего, может быть отменен, то во всех мало-мальски сомнительных или затруднительных ситуациях они будут гораздо легче, чем в настоящее время, выносить оправдательные вердикты. Примет судья такой вердикт – и прекрасно, значит такой и надо было постановить, значит и совесть спокойна, невиновного не обвинили и вердикт вынесли правильный. Не примет судья вердикт – не велика беда, никто от этого не пострадал, пусть другой состав присяжных разбирает дело.

Кроме того, изменение ст. 348 УПК РФ (ст. 459 УПК РСФСР), посредством введения указанного правила, предоставит и судьям больше возможностей при разбирательстве дел относиться к ним небрежно и без должной внимательности. Вынесут присяжные вердикт, согласный с убеждением председательствующего, и прекрасно: молодцы присяжные заседатели – и время сохранили и правильный вердикт вынесли. Вынесут присяжные вердикт, противоречащий мнению судьи – ну, значит, присяжные заседатели плохие, недостаточно развитые, надо передать дело на рассмотрение другого состава присяжных.

Таким образом, практическим последствием предлагаемого изменения ст. 348 УПК РФ будет увеличение числа оправдательных вердиктов, выносимых присяжными, а последствием этого и увеличение числа судебных заседаний.

Однако, находя несостоятельным указанное изменение ст. 348 УПК РФ, я ни в коем случае не имею ввиду того, что нужно закрывать глаза на неправильные оправдательные вердикты присяжных и не предпринимать никаких мер к предотвращению таких вердиктов. Однако для того, чтобы предпринимать какие-либо меры к исправлению указанных недостатков деятельности присяжных заседателей, для того, чтобы предпринимаемые меры оказались бы действительно эффективными, необходимо постараться определить причины этого явления, по возможности раскрыть, что именно вызывает такое явление, как оправдательные вердикты присяжных заседателей при признании своей вины подсудимым. К сожалению, в нашей стране сколько-нибудь серьезных исследовательских работ на эту тему не проводилось, а критические публикации в отечественных периодических изданиях, различные научные статьи и монографии касаются в основном отдельных случаев вынесения присяжными неправильных вердиктов. При этом анализ данных публикаций позволяет сделать вывод о том, что главным их недостатком является рассмотрение присяжных заседателей в качестве единственных виновников ошибочных вердиктов. Авторами указанных работ совершенно не учитывается тот факт, что суд присяжных – это очень сложный правовой институт, и что вынесение того или иного вердикта присяжными обусловлено целым рядом различных факторов. Выделю только некоторые из них, так как эта проблема требует более детального и серьезного исследования в рамках отдельной работы:

1) Несовершенство уголовного законодательства. Этот фактор включает в себя, во-первых, тяжесть преступления, серьезность последствий его совершения для потерпевшего. Необходимо учитывать, что не все поступки, зафиксированные в УК РФ как преступления, являются таковыми в массовом сознании. В таких случаях позиция присяжного может быть следующая: «Может, подсудимый и совершил это, но не наказывать же его». Такое возможно в ситуации, когда социальные нормы уже изменились, а закон – нет. Присяжные в этом случае корректируют закон в соответствии с распространенными в обществе представлениями; во-вторых, на решение присяжных может влиять тяжесть наказания – этот фактор связан с житейскими представлениями о мере наказания, достаточной за совершение каждого преступления. Эти представления опять же могут не совпадать с теми, которые зафиксированы в УК РФ;

2) Недостаточный профессионализм судей, представителей обвинения и защиты – неуменение ставить правильно вопросы перед присяжными и т.п.;

3) Низкое качество предварительного следствия и прокурорского надзора за его законностью, что чаще всего проявляется в нарушении процессуального порядка расследования, односторонности и неполноте расследования, игнорировании конституционных и процессуальных прав обвиняемого, что влечет недопустимость доказательств и таким образом подрывает базу обвинения;

4) Также некоторыми психологами выделяется и такой фактор, как подобие ситуации. Речь идет о том, может ли (и если может, то в какой мере) каждый из присяжных поставить себя на место подсудимого или потерпевшего. Так О. А. Гулевич, исследующая психологические особенности деятельности присяжных заседателей, приводит такой пример: подсудимый обвинялся в умышленном убийстве. В своих показаниях он говорил, что человек, которого он убил, оскорбил его любовницу. А он, подсудимый, не хотел убивать, просто пытался защитить честь и достоинство женщины. В коллегии присяжных было много женщин. Вердикт присяжных своей гуманностью поверг в изумление даже адвоката. [14]

Список литературы

[1] Карнозова Л.М. Возрожденный суд присяжных. Замысел и проблемы становления. М.: NOTA BENE, 2000. С. 127.

[2] Российская юстиция, 1995, № 8. С. 4-6.

[3] См. Обнинский П. Н. О значении оправдательных приговоров при наличности вины // Юридический вестник, 1871, № 4. С. 92-94; Фойницкий И. Я. Оправдательные решения присяжных заседателей // Журнал гражд. и угол. права, 1879, № 6. С. 14-43 и др.

[4] См. Алексеева Л. С. Проблема факта и права в суде присяжных // Научные труды: Сборник. М.: Российская правовая академия. 1993. С. 27; Пашин С. А. Суд присяжных и судебная власть // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, № 2 и др.

[5] Merriam-Webster's Dictionary of Law, 1996 // http://dictionary.lp.findlaw.com

[6] Квакеры (от англ. Quaker) – христианская протестанская секта, распространенная главным образом в Англии и США. Основана была около 1650 г. в Англии Дж. Фоксом. Квакеры отвергают внешние формы религиозности (церковная организация, обряды), военную службу и т.д.

[7] Действовал в Великобритании до 1873 года

[8] Julian Heiklen Jury nullification // http://www.personal.psu.edu/faculty/j/p/jph13/JuryNullification.html; Richard Bentley A Review of the History of Jury Nullification // www.mfsacal-pac.net/Nullification.html

[9] Кириллова Н. П. Суд присяжных в России и мировой опыт. Спб., 1998 // http://nadzor.vvsu.ru/

[10] Julian Heiklen Jury nullification

[11] See: U. S. v. Dougherty (473F 2dl 1113, 1139); Russ Emal Jury nullification. Mendocino College Eagle, 1995 // www.mikebrownsolutions.com

[12] В. О недостатках нашего устава уголовного судопроизводства // Журнал гражданского и уголовного права, 1888, № 7. С. 46-49; Татарин В. Прокуратура готовится к новой роли // Российская юстиция, 1995, № 1. С. 6;

[13] В. Указ. соч. С. 49.

[14] Гулевич О. А. Господа присяжные заседатели (размышления психолога) // Общественные науки и современность, 1996, № 5. С. 102.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий