регистрация / вход

Компьютерная информация и возможности ее применения в процессе расследования

Наиболее перспективная область применения компьютеров находится в сфере анализа информации и обеспечения принятия решений, которая оказалась тесно связанной с проблемой представления и систематизации знаний.

Современный мир практически невозможно представить без новых информационных технологий, основанных на использовании компьютеров и других новейших средств коммуникации. Компьютеры проникли почти во все сферы человеческой деятельности: от производства военной техники до астрологических предсказаний; от определения рациона кормления сельскохозяйственных животных до контроля за сложнейшими робототехническими системами и т. д.

Нет необходимости анализировать применение компьютеров для редактирования текстов, создания разного рода учетов, картотек, банков данных, имеющих справочно-информационный характер, так как указанные направления общеизвестны.

Не возникает в настоящее время и проблем использования сведений, которые можно получить любому пользователю из указанных банков данных.

Достаточно активно проникает компьютерная техника и в юридическую практику, где создаются информационно-поисковые системы для учета уголовных дел, лиц, совершивших преступления, похищенного имущества и оружия, автотранспорта и т. д. Внедряются вспомогательные подсистемы для учета кадров правоохранительных органов, финансов, имеющихся ресурсов, нарушения законности и т.п.

Однако, характеризуя это (безусловно архиважное) направление компьютеризации, следует отметить, что оно представляет собой продолжение (усовершенствование) картотечной формы учета.

Между тем, основная, наиболее важная и наиболее перспективная область применения компьютеров находится в сфере анализа информации и обеспечения принятия решений, которая оказалась тесно связанной с проблемой представления и систематизации знаний о деятельности человека (в т. ч. и юриста).

Несмотря на утверждение проф. Л. Владимирова о том, что «таинственные, запутанные происшествия, составляющие предмет судебных исследований, слишком разнообразны по своим подробностям, чтобы они могли быть исследованы на основе каких-то систематичных и формальных правил»', криминалистическая наука всегда стремилась к обобщениям, систематизации следственно-судебной практики.

Причем, следует отметить, что описание методических приемов (техники) расследования осуществлялось преимущественно с процедурных позиций (допросить свидетеля И. по таким-то вопросам), а целевые установки расследования затушевывались и уходили на второй план.

Этому способствовали и теоретические концепции в криминалистической науке. Так, в работе «Советская криминалистика» проф. В. Г. Танасевич утверждает, что методика раскрытия преступлений это система методов и приемов по исследованию обстоятельств совершения преступления и изобличению лиц, его совершивших, а одной из основных проблем построения методик раскрытия является отражение поэтапности расследования.

Однако уже в характеристике типовой структуры частных криминалистических методик автор полагает, что их содержание должно включать определенную и схематично структурированную систему признаков (обстоятельств) преступления (способ и обстановка преступления, предмет преступного посягательства, личность субъекта преступления, маскирующие действия и т. д.). Иначе говоря, совокупность целей, задач, выраженных в виде признаков (обстоятельств) преступления, подлежащих установлению.

Методикам, построенным с учетом таких концептуальных положений, присущи определенные недостатки.

1. «Этапный» характер методик обрекает их на избирательный характер пользования, так как они адресованы и могут применяться лишь оперативными работниками либо следователями.

2. Процедурно-ориентированный характер методик привязывает пользователя к определенному этапу производства по делу (возбуждение уголовного дела, производство неотложных следственных действий и т. д.) и следующему за ним набору процедур, который, как правило, либо не допускает иных вариантов поведения, либо не конкретизирован применительно к ситуации.

Очевидно, что стремление преодолеть этот недостаток вызвало иной подход к конструированию частных криминалистических методик, где целевой подход преобладает над процедурным.

В качестве примера можно привести методики, разработанные во ВНИИ МВД СССР С. В. Виноградовым и Н. Б. Опариным.

В данных методиках основное внимание уделяется признакам, указывающим на совершение преступления, характеристике лиц, их совершивших, и источникам информации. Фактически такие методики представляют собой попытку создания не методик расследования, а методик доказывания независимо от этапов производства по делу и субъектов «доказывания» (оперативный работник, следователь, суд).

Следует отметить, что по такому же принципу построена часть системы информации по уголовным делам в Венгрии, где она (эта часть) называется modus operand. Венгерские криминалисты считают, что система modus operandi наиболее применима к представлению знаний (профессионального опыта) о раскрытии хищений, краж со взломом, мошенничества.

Система modus operandi делится на подсистемы лиц, объектов и деяний, действующих как системы информации уголовно-розыскного назначения, которые, в свою очередь, включают в себя множество других подсистем, объединенных между собой в целях поиска, сравнения, анализа информации. При этом понятия, с которыми работают подсистемы, сформулированы так, чтобы их одинаково понимали как следователи, так и работники уголовного розыска. Фактически modus operandi есть принцип, система, а не только учет

Одновременно с этим развивалась теория и практика систематизации знаний для ввода в компьютерную память и последующего использования. Причем и здесь анализировались два основных способа представления знаний: декларативный (целевой) и процедурный.

Однако в настоящее время наиболее перспективным считается понятийный способ представления информации, который «объединяет» декларативный и процедурный способы. Причем использование понятийного способа должно соответствовать ряду основных положений.

1. Расширяемость и гибкость системы знаний, рассре-доточенность информации по отдельным небольшим модулям.

2. Привязка процедур к понятиям или индивидуальным объектам.

3. Возможность для одной ситуации или цели указывать не одну процедуру, а множество процедур.

4. Доступ к данным (в т. ч. и к вызываемым процедурам) посредством символьных имен.

5. Возможность объединения информации об одном объекте, пришедшей из разных источников.

6. Возможность манипулирования готовыми блоками данных и действий.

7. Превращение утверждений и задач в конкретные действия, меняющие текущую информацию в системе.

Начиная с 1987 года, автором (с участием студентов) проводится работа по созданию методик выявления и раскрытия хищений в различных отраслях народного хозяйства, которые бы (методики) имели комплексный характер.

Комплексный характер методик состоит в том, что в них приводятся признаки, указывающие на совершение хищения, лица их возможные участники и источники информации о них, сведения о которых могут быть использованы и в стадии проверки, и в процессе расследования (доказывания), и в ходе судебного разбирательства любым участником названных стадий уголовного процесса.

Прилагаемая методика содержит перечень типичных способов хищений материальных ценностей и денежных средств, совершаемых в подрядных строительных организациях, и признаков, возможно указывающих на их совершение.

Указанный в работе перечень способов и признаков хищений не является исчерпывающим. Хищения в строительстве совершаются и иными способами, но они нс специфичны для этой отрасли (например, обман получателей при отпуске строительных материалов со склада на объект) и поэтому не рассматриваются.

Кроме того, не описываются признаки, указывающие на вывоз и сбыт похищенных строительных материалов (например, факты отпуска стройматериалов частным лицам), а также признаки изъятия денежных средств из созданного резерва (например, наличие в нарядах вымышленных лиц), так как они характерны для всей совокупности соответствующих способов.

Методика построена в виде перечня признаков и способов, сведенных в поисковую таблицу. В зависимости от методов получения информации все признаки классифицируются на экономические, технологические, товароведческие, бухгалтерские и признаки, выявляемые оперативно-процессуальным путем. Для каждого способа указываются также документы, подлежащие исследованию, и круг лиц, возможно причастных к преступлению.

Признаки сформулированы таким образом, чтобы из их наименования вытекала характеристика источников и способов получения сведений о признаках. Это дало возможность избежать конструирования явно выраженной процедурной части методики, сосредоточить основное внимание на целевой части, предоставить возможность оперативному работнику и следователю выбирать конкретные средства получения сведений о признаках в зависимости от ситуации и своих полномочий.

Таким образом, в методике реализованы следующие из указанных семи принципов представления знаний:

1. Цели и процедуры раскрытия (а точнее доказывания) «привязаны» к точно определенной группе объектов и свойственной им совокупности проиэводственно-технологических процессов и понятий, характеризующих производство строительно-монтажных работ. При построении методики по переработке скота предметом анализа является лишь одна стадия производства и один вид животноводческой продукции - крупный рогатый скот. При подготовке методики по раскрытию хищений в ликеро- водочном производстве объект исследования также конкретизирован - производство водки из спирта.

2. Все сведения в методике представлены с помощью системы символов, которые выражены в таких понятиях, как «признак хищения, документ, лицо», и пронумерованы в определенной последовательности, что обеспечивает быстрый доступ (поиск) к данным.

3. Сводная поисковая таблица даст возможность объединить информацию об одном объекте (способе хищения), даже если она поступает из разных источников и получена разными способами. Кроме того, таблица позволяет оперировать целыми блоками данных о признаках преступления и вытекающих из них действиях, указывая при этом не один, а несколько путей достижения цели.

4. Способ описания признаков хищения позволяет превращать цели и задачи расследования (в части установления признаков) в конкретные действия.

Даже в «ручном» безмашинном варианте методика может быть использована следующим образом.

При получении первичной информации о злоупотреблениях в строительстве следует обратиться к перечню признаков и найти соответствующий. Затем просмотреть необходимый раздел в сводной поисковой таблице и выделить в ней способ (способы), где данный признак содержится. Совокупность других признаков укажет направление проверочной деятельности либо расследования. Дальнейшая работа должна производиться с учетом перечней признаков, сведенных в способ хищения.

Так при получении сведений о других признаках хищения пользователь вновь обращается к поисковой таблице и отыскивает способ, в котором встречается совокупность установленных признаков, что сужает сферу дальнейшей поисковой деятельности.

Перечни признаков могут использоваться для определения направлений инициативной поисковой работы, выявления новых эпизодов в ходе расследования хищения.

Перечни признаков и способов имеют «открытый» характер, для чего в методике оставлены соответствующие места. При получении информации о способе хищения, который в таблице не содержится и состоит из новой комбинации указанных в методике признаков, такой способ следует дописать в свободную поисковую таблицу.

В случаях получения сведений о новых признаках пользователю необходимо дополнить соответствующий перечень и сводную поисковую таблицу. Тем самым достигается расширяемость и гибкость методики.

Совершенно иные возможности использования подобных методик открываются в случае применения компьютерной техники и технологии.

Современные программные средства позволяют создавать новый класс информационных систем, имеющих не столько справочный, сколько советующий, экспертный характер", облегчающий пользователю анализ информации (даже когда ее нет) и принятие решений.

Указанный в методике способ представления знаний изначально машинно-ориентирован, а имеющиеся зарубежные и отечественные пакеты прикладных программ позволяют ввести сведения, содержащиеся в методике, в персональную ЭВМ.

Представим себе, что такие экспертные системы созаны.

Во-первых, это многократно убыстряет поиск нужных сведений.

Во-вторых, экспертным путем можно определить ранг, «вес» каждого признака, учитывая частоту его встречаемости либо «оригинальность», что будет указывать наиболее перспективные направления проверочной деятельности, либо расследования, может иметь существенное значение для выдвижения версий, при принятии процессуальных решений и т. д.

В-третьих, наличие «общего информационного поля» таких методик и ведомственных информационных систем позволит перейти от призывов и общих рекомендаций к созданию реально действующих «сторожевых» систем и использованию их в целях экономико-правового анализа.

В-четвертых, путем анализа оперативных материалов, уголовных дел и опроса практических работников можно выделить перечень признаков, необходимых и достаточных для принятия решения о возбуждении уголовного дела, предъявления обвинения, окончания расследования, постановления приговора, определения законности принятых решений и т. д. Этим обеспечивается возможность использования таких экспертных систем независимо от этапов производства и субъектов доказывания.

Фактически такая экспертная система превращается в систему, обеспечивающую не только поиск доказательств, но и их оценку.

Здесь возникает вопрос о допустимости ее использования.

В соответствии с требованиями УПК доказательства оцениваются органами дознания, следователем, прокурором, судом по своему внутреннему убеждению (ст. 71 УПК). Здесь же, на первый взгляд, возникает возможность предсказывания процессуальных решений, а при достижении определенной степени надежности такая экспертная система может превратиться в инструмент предрешения процессуальных решений и «механизм контроля за внутренним убеждением» следователя или судьи.

Вопрос о допустимости таких систем обсуждается в теории и практике уголовного судопроизводства капиталистических государств.

Так, в США статистической обработке на ЭВМ предполагается подвергнуть решения судов за длительное время. Полученные данные будут сосредоточены в матричных таблицах, которые составят основу моделей принятия решений тем или иным составом суда. Как утверждает В. А. Ковалев, отсюда только шаг до полного разрушения процессуальной формы и попыток создать «электронного судью», которые в США уже имеют экспериментальную проработку.

Очевидно, что предлагаемая автором экспертная система в определенной мере «также напоминает электронного судью».

Однако следует учесть, что оценка доказательств по внутреннему убеждению предполагает всесторонний, полный и объективный анализ доказательств в их совокупности, возводя такой анализ в ранг обязательного и законодательно закрепленного требования (ст. 71 УПК)

Кроме того, следователь в обвинительном заключении (ст. 205 УПК), а суд в приговоре (ст. 314 УПК) обязаны указать мотивы, в соответствии с которыми они обосновывают свое решение одними доказательствами и отвергают другие. «Противоборство» между экспертной системой II теми рекомендациями, которые в ней сосредоточены, с одной стороны, следователем либо судьей, находящимся в иной ситуации и обладающими отличной от экспертной системы совокупностью доказательств, с другой стороны, приведет следователя к дополнительной и многократной проверке своего убеждения в правильности принимаемого решения. В случае, если рекомендации экспертной системы следователем не принимаются, то принятое им решение должно пополнить экспертную систему после описания необходимых обстоятельств (признаков, лиц, документов) в соответствии с указанными принципами.

Иначе говоря, несмотря на то, что экспертная система, действуя по принципу «если,., то ...», использует элементы человеческой логики, человеком она не становится, сколь бы совершенной ни была. Учитывая конкретно-индивидуальный и неповторимый характер каждого преступления, экспертная система имеет для следователя советующий, рекомендательный характер, так как она есть лишь результат обобщения аналогичных прецедентов, а окончательное решение было и остается за следователем либо судом.

В этом смысле соответствие (несоответствие) реальной ситуации, в которой находятся лицо, производящее дознаие, следователь, суд, прокурор, и ситуации, содержащейся в памяти компьютера, будет источником непроцессуальной информации и вряд ли в обозримом будущем перейдет в статус источника доказательств.

Такая непроцессуальная информация может быть нспользована органом дознания, следователем в тех же направлениях, что и иные виды непроцессуальных данных

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий