регистрация / вход

Юридические журналы 1920-х годов как источник по истории советского правоведения

Становление советского правоведения, развитие правой мысли, формирование юридических научных и образовательных учреждений получило определенное отражение в историко-правовых исследованиях.

Юридические журналы 1920-х годов как источник по истории советского правоведения

Т.Ф. Ящук, Омский государственный университет, кафедра теории и истории государства и права

Становление советского правоведения, развитие правой мысли, формирование юридических научных и образовательных учреждений получило определенное отражение в историко-правовых исследованиях. Однако по сравнению с дореволюционным периодом советский этап отечественной юриспруденции исследован значительно хуже, ему посвящено меньшее число работ, уже их проблематика, сохраняются фактические пробелы, отсутствует целостная картина развития советского права. Как отмечает Е.А.Скрипилев, "нынешнее состояние нашего правоведения требует капитального труда по истории советской юридической мысли", а этому неизбежно "должна предшествовать инвентаризация всего созданного в области юриспруденции" [1].

Источниковедческое изучение юридических журналов, выходивших в нашей стране в 20-е годы, и представляет собой попытку такой инвентаризации. Предметом исследования выбраны три журнала: "Советское право", "Революция права", "Право и жизнь". Безусловно, журнальная периодика 1920-х годов, в той или иной степени отразившая современное состояние правоведения, была намного обширней и разнообразней. Ценным источником по истории государственного права является журнал "Власть Советов" - орган НКВД, а затем - ВЦИКа. История отдельных отраслей права, правоохранительных органов, судебной практики отразилась в ведомственных журналов: "Административном вестнике", "Вестнике Верховного Суда СССР", "Еженедельнике советской юстиции" и ряде других. Общая характеристика журнальной периодики того времени была бы неполной без упоминания массива местных изданий, органов отделов НКВД, губернских исполнительных комитетов Советов и других государственных учреждений. Три выбранных для исследования журнала занимали особое место в периодике, затрагивавшей проблемы советского права. Они являлись исключительно научными изданиями, не печатали нормативных актов, касались самых разных вопросов права, объединяли ведущих юристов страны, отражали многообразие их мнений.

Политическая ситуация 1920-х годов допускала плюрализм научных исследований, публицистической деятельности либо в направлениях, не требовавших четкой классовой оценки, либо в рамках формального признания марксистского метода. В условиях относительной идеологической свободы начался выпуск частного журнала "Право и жизнь". Редколлегию составили три известных профессора: А.М.Винавер, М.Н. Гернет и А.Н. Трайнин. Журнал был заявлен как издание, посвященное вопросам права и экономического строительства, и на протяжении всей своей истории с 1922 г. до закрытия в 1927 г. придерживался намеченной проблематики. Также с 1922 г. стал издаваться журнал "Советское право", учрежденный Институтом советского права, структурным подразделением Социалистической (Коммунистической) академии. Институт советского права был первым советским научным учреждением, созданным для объединения и подготовки марксистских кадров в области юриспруденции. Журнал не имел редколлегии и постоянных авторов, в числе наиболее активных публицистов в 1922-1925 гг. выступали Д.И.Курский, П.И.Стучка, Д.А. Магеровский, А.И. Елистратов, М.М. Исаев, П.И. Люблинский. Как и все труды института, он выходил под общей редакцией его директора профессора А.Г. Гойхбарга. К 1928 г. состав сотрудников изменился, в него входили И.С. Войтинский, Д.А. Магеровский, Н.Н. Овсянников, С.И. Раевич, Е.Г. Ширвинд. Последние номера вышли без указания фамилий, под редакцией коллегии института. "Советское право" сохранялось до 1929 г., а затем было преобразовано в "Записки института советского права".

В 1927 г. секция общей теории права и государства Коммунистической академии начала выпуск журнала "Революция права". Издание "Советского права" и "Революции права" стало важным этапом в консолидации юристов, избравших марксистскую позицию, а также показателем существенного сдвига, произошедшего в юридической науке. Отмеченное обстоятельство прослеживается в ходе знакомства с передовыми статьями первых номеров журналов. Если в 1922 г. в передовой статье "Ближайшие задачи советского права" нарком юстиции Д.И. Курский утверждал, что журнал должен собрать научную общественность для изучения права с марксистских позиций, что в итоге приведет "к построению системы советского права" [2], то передовая статья первого номера "Революции права" по-иному оценивает ситуацию в отечественном правоведении. По мнению редколлегии, которую составляли П.И. Стучка, В.В. Адорадский, Г.С. Гурвич, Е.Б. Пашуканис, И.П. Разумовский, А.Я. Эстрин, появились уже коммунистическое ядро юристов и "предпосылки не только для теоретической обороны, но и для организованного наступления" [3]. Это наступление, как следует из статьи, требуется вести по линии "материалистического, классового, революционного диалектического подхода к вопросам государства и права" [4]. Данное утверждение не было голословным. К 1925 г. под эгидой Коммунистической академии была завершена колоссальная работа по выпуску многотомной "Энциклопедии государства и права", которая рассматривалась как основа для дальнейшей разработки вопросов государства и права с марксистских позиций.

Содержание, идейную и научную направленность, интересы редколлегий можно определить уже по структуре изданий. Журналы состоят из трех разделов. В первом помещались наиболее значимые с точки зрения редакции материалы, статьи теоретического содержания. Во втором - обобщался и оценивался опыт применения права, например, в "Советском праве" этот раздел так и назывался "Советское правовое строительство", в "Праве и жизни" материалы, попавшие во второй раздел, могли сопровождаться подзаголовками "Вопросы текущего законодательства", "Судебная хроника" и т.п. К третьему разделу относились библиографические обзоры отечественной и иностранной литературы, рефераты монографий, информация о научной жизни в стране и за рубежом. Даже беглое знакомство с оглавлением выявляет существенные различия в позициях изданий. В первые годы выхода "Советского права" проблематика юриспруденции только начинала определяться. Большинство публикаций продолжало дореволюционную традицию в обозначении вопроса, приемах аргументации и анализа. Свидетельством служат названия статей - А. Гойхбарга "Несколько замечаний о праве" (1924. 1), С. Котляровского "Теория относительности и правоведение" (1924. 1), К. Архипова "Понятие закона" (1924. 2), С. Раевича "Из вопросов учения о толковании и применении права" (1924. 4).

В журнале "Революция права" обязательно печатались как бы программные статьи, т.е. подводившие итоги и намечавшие перспективы дальнейших научных изысканий. Такую функцию выполняют, например, в 2 за 1927 г. статья П. Стучки "Государство и право в период социалистического строительства", в 3 - статья Е.Пашуканиса "Марксистская теория права и строительство социализма", в 4 - напечатанные одновременно статья П. Стучки "Три этапа советского права" и Е.Пашуканиса "Десятилетие "Государства и революции" Ленина".

Наибольшее значение для формирования марксистской правовой теории имели концепции Е. Пашуканиса, П. Стучки и А. Гойхбарга. Анализ журнальных статей, принадлежавших этим авторам, позволяет сделать вывод, что уже в первой половине 1920-х годов их идеи о праве и государстве представляли вполне сложившиеся теоретические конструкции, четко обозначились разногласия и сюжеты взаимной критики. Позиция А. Гойхбарга, курировавшего выпуск "Советского права", оказывала значительное влияние на содержание и общий тон других публикаций журнала. Эта позиция заключалась в трактовке права как формы идеологии, призывах антиправовой, по аналогии с антирелигиозной пропаганды, скептическом отношении к самому термину "право", который следовало бы заменить другим [5]. Во второй половине этого десятилетия официальными толкователями марксистского понимания права стали Е. Пашуканис и П. Стучка, их идеи находили широкую поддержку среди юристов, они оказались самыми цитируемыми авторами. Журнальные страницы сохранили немало полемических замечаний, причем это скорее не принципиальные научные разногласия, а результат соперничества за первенство в когорте официальных идеологов советского права. Поэтому и Е. Пашуканис, и П. Стучка нередко преувеличивали свои расхождения, выдавая их за противоположные подходы, утрировали позиции соперника. Например, П. Стучка утверждал, что Е. Пашуканис не договаривает в вопросе о соотношении права и государства, а без государства нет права, умаляет классовый характер любого права и т.п. [6].

В целом процесс утверждения марксисткой методологии проходил крайне сложно. Неоднократно за недостаточно четкую классовую позицию критиковался журнал "Право и жизнь", появился термин "устряловщина в праве", возникли обвинения в уклонизме. На положение, сложившееся тогда в правовой науке, можно распространить характеристику, данную в "Советском праве" анонимным автором (материалы без подписи являлись большой редкостью, они помещались как общее мнение редакции): "пока еще не марксисты начинают изучать уголовное право, а криминалисты, прочитав истмат Бухарина, становятся марксистами", и "указанием на классовый природу уголовного права заканчивается его марксистская, т.е. научная постановка" [7]. Причем наибольшей критике подвергались работы, авторы которых честно пытались применить марксистский метод к своим исследованиям. Гораздо лояльнее критика была к тем, кто "не изобретает марксизм", а занимается конкретными проблемами отраслевого права или "дает руководство для практических работников суда и администрации" [8].

Сохранялось многообразие исследовательских направлений, интересов, форм организации научной жизни. Наиболее ярко это прослеживается не в процессе анализа редакционных или авторских статей, а через знакомство с библиографическими обзорами и информацией о деятельности научных учреждений. Библиографические обзоры помещали все журналы, поэтому рецензируемые материалы иногда совпадали. Сравнение характера рецензий позволяет еще раз уточнить научную и идеологическую позицию издания. В этом смысле наибольшей объективностью отличался журнал "Право и жизнь", который не вступал в полемику с авторами, а ограничивался обстоятельным рефератом.

Библиографические обзоры готовились в виде периодических или тематических. В периодическом - указывались книги, вышедшие за какой-то промежуток времени. В тематическом - анализировалась литература по одной отрасли права или отдельное периодическое издание. В этом случае составитель выражал мнение о рецензируемых работах, подвергал научной критике некоторые положения, иногда давал идеологическую оценку. Например, журнал "Революция права" в начале 1927 г. опубликовал список отечественной литературы по уголовному праву, появившейся в 1923-1926 гг., с краткой аннотацией каждой книги. В подборку были включены монографии, вышедшие не только в центральных издательствах Москвы и Петрограда (Ленинграда), но и публикации провинциальных издательств. В 3 этого же журнала за 1929 г. помещался обзор литературы по гражданскому праву с комментариями П.Стучки. С целью пропаганды и популяризации отдельных периодических изданий практиковались краткие рефераты их содержания. "Советское право" подготовило описание журналов "Власть Советов" и "Социальное страхование" за несколько лет (1923. 1).

1920-е годы остаются, пожалуй, единственным периодом в советской истории, когда отечественная юридическая наука развивалась в тесной информационной взаимосвязи с мировой, в первую очередь европейской. Безусловно, в более выигрышном положении находилось отраслевое право, особенно уголовное и криминалистика. В библиографические обзоры попадала разнообразная иностранная литература: монографии, журналы, сборники законодательства, важнейшие кодексы. Полному разгрому было подвергнуто единственное издание "Право советской России", написанное русскими юристами-эмигрантами [9], остальные рецензии зарубежных публикаций вполне академичны по стилю и содержанию. Кроме того, журналы помещали информацию о работе национальных и международных юридических научных организаций.

Юридические журналы позволяют узнать о других формах объединения научных сил. В данный период в стране действовали уникальные научные учреждения, разгромленные в последующие годы. Одним из них был Институт по изучению преступности и преступника, имевший свои кабинеты в Москве, Ленинграде, Одессе, Ростове. Его научные разработки и практические мероприятия освещались на страницах журналов "Советское право" и "Право и жизнь". В 1929 г. "Революция права" опубликовала подробные материалы диспута об изучении преступности в СССР, на котором председательствовал Е.Пашуканис. Некоторые участники обсуждения, в том числе и председатель, выступили с критикой методов работы института, выразили сомнение, надо ли в социалистическом государстве вообще изучать преступника [10].

Журналы содержат ценную информацию об истории юридического образования в нашей стране. Они отразили сложную ситуацию, в которой оказались юридические факультеты университетов, после их закрытия в 1919 г. и восстановления затем в составе факультетов общественных наук. Наибольшее число публикаций появляется во второй половине 20-х годов, т.е. после воссоздания факультетов советского права в крупнейших университетах страны - Московском и Ленинградском. Они позволяют судить о структуре факультетов, формах учебного процесса: лекциях, семинарах, отсутствовавшей в дореволюционный период производственной практике, социальном и партийном составе преподавателей и студентов, методике преподавания, подготовке специалистов через аспирантуру и правовое отделение института красной профессуры [11].

Важное место журналы уделяли спорным вопросам отдельных отраслей права. Помещались обширные комментарии кодексов, в первую очередь наиболее значимых в регулировании общественных отношений ГК и УК. Например, УК комментировался: с позиции, названной автором догматическим анализом [12], и с позиции не формального признания нормы, а целесообразности и "революционной утилитарности" [13]. Неоднозначную оценку вызывали ст. 10 УК об аналогии и ст. 4"а" УПК, допускавшая освобождение об уголовной ответственности за деяния, признанные судом не опасными, хотя деяния того же состава и предусмотрены в УК [14].

К концу 1920-х г. содержание журналов существенно изменилось, что определялось, в первую очередь, эволюцией политического режима в стране. "Советское право" как бы уступает свое первенство основного юридического издания "Революции права". Журнал становится более политизированным, уходит его строгий академизм, научная аргументация вытесняется ссылками на партийные решения, доказательством чего служит название статьи одного из последних номеров "Вопросы судебно-карательной политики на ХV съезде ВКП(б)." Журнал "Право и жизнь" как бы старается оттянуть свое закрытие, сужается проблематика материалов, вводятся новые разделы "На темы ", "Из кассационной практики". Значительная часть публикаций - комментарии и разъяснения к ГК, ГПК, КЗоТу и другим кодексам - ориентирована на практических работников. В последнем номере, посвященном 10-летию советской власти, вместо традиционного содержания помещаются только обобщающие статьи о государственном устройстве СССР, итогах и перспективах советского уголовного, финансового, гражданского законодательства. Редакция как бы подводит итоги своей работы и прощается с читателями.

Таким образом, к концу рассматриваемого периода вместо трех остался один юридический журнал. Сам этот факт, даже без конкретного анализа содержания "Революции права" - свидетельство резкого ограничения возможностей развития юридической науки, утверждения единственного исследовательского подхода в рамках марксистской методологии.

Список литературы

Скрипилев Е.А. К разработке истории советского правоведения // Государство и право. 1992. \\ N 12. С.30.

Советское право. 1922. N 1. С.3-4.

Революция права. 1927. N 1. С.4.

Там же. С.3.

Гойхбарг А.Г. Несколько замечаний о праве // Советское право. 1925. N 1. С.3-4.

Стучка П.И. Государство и право в период социалистического строительства // Революция права. 1927. N 2. С.3-26.

Советское право. 1928. N 2. С.80-88.

Революция права. 1927. N 1. С.213.

Разумовский И.П. Устряловщина в праве // Революция права. 1927. N 1. С.3-79.

Революция права. 1929. N 3. С.47-49.

Дзенис О. О факультете советского права // Революция права. 1929. N 3. С.103-106. Догадов В. Факультет советского права Ленинградского государственного университета // Революция права. 1929. N 1. С.81-84. О правовом отделении института красной профессуры // Революция права. 1929. N 2. С.157-160. Правовое отделение института красной профессуры, институт советского права РАНИОН // Революция права. 1929. N 6. С.143-150.

Пионтковский А. Контрреволюционные преступления в УК РСФСР // Советское право. 1924. \\ N 2. С.7-40.

Ширвинд Е. Вопросы судебно-карательной политики на ХУ съезде ВКП(б) // Советское право. 1928. N 1. С.4-10.

Эстрин А. К вопросу о принципах построения системы уголовной репрессии в пролетарском государстве // Революция права. 1927. N 1. С.74-98.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий