регистрация / вход

Преступления по Вавилонскому Талмуду

В Вавилонском Талмуде не содержится общее определение преступления. Но древнееврейским Мудрецам удалось выделить основные признаки преступления: противоправность деяния, его общественную опасность, аморальный характер, виновность и наказуемость.

А.И. Казанник, Омский государственный университет, кафедра гражданского права и процесса

В Вавилонском Талмуде не содержится общее определение преступления. Тем не менее, древнееврейским Мудрецам удалось выделить основные признаки преступления: противоправность деяния, его общественную опасность, аморальный характер, виновность и наказуемость.

По Талмуду противоправными считаются действия или бездействия, которые нарушают законы Торы. В Мишне сформулированы лишь конкретные составы преступлений и установлены в качестве "ограды законов Торы" правовые запреты.

Однако в Гемаре Вавилонского Талмуда приведены комментарии многих Мудрецов, которые убедительно доказали, что практически любое противоправное деяние и даже аморальный поступок нарушают законы Торы. Поэтому для отграничения преступления от иных видов правонарушений и моральных проступков Талмуд вводит такой признак, как общественная опасность. Преступление посягает на жизнь и здоровье человека, еврейские святыни, ритуальную чистоту, разрушает моральные устои общества, причиняет существенный вред имущественным интересам личности.

Общественно опасное деяние признается Талмудом противоправным лишь тогда, когда оно совершено виновно, то есть при наличии соответствующего психического отношения лица к деянию и наступившим последствиям.

Вина может выразиться в двух формах: в форме ошибки и в форме умысла. По Талмуду ошибкой считается случай, когда человек, совершая деяние, не знает о запрете или забыл о нем, а также когда ему неизвестны вредные последствия своего деяния. Суть умысла заключается в том, что лицо знает о существующем запрете, отдает отчет об общественной опасности его нарушения, но сознательно стремится достичь поставленных целей.

Субъектом преступления по Талмуду признается лицо, совершившее запрещенное Торой общественно опасное и аморальное деяние и способное понести за него предусмотренную законом ответственность. Таким лицом может быть лишь взрослый и вменяемый человек.

В Талмуде под взрослым понимается человек, достигший совершеннолетия и отвечающий за свои поступки.

Однако состояние совершеннолетия определяется весьма оригинально. Древнееврейские Мудрецы связывают его достижение с наступлением половой зрелости человека. На Востоке, по их мнению, мальчик достигает половой зрелости в 13 лет, и на следующий день после именин он рассматривается уже как взрослый, как настоящий мужчина. У девочки половая зрелость наступает в 12 лет, но по определенным причинам срок достижения совершеннолетия может отодвигаться на полгода.

В случае отсутствия явно выраженных признаков половой зрелости требовалось выяснить, может ли чело6ек воспроизводить потомство или он является бесплодным. Признаки бесплодия служили основанием для того, чтобы считать человека взрослым по достижении им 20-летнего возраста. Если ни признаки половой зрелости, ни признаки бесплодия не проявлялись до тридцати пяти лет и одного дня, человек считался взрослым.

Для решения вопроса о вменяемости лица древнееврейские Мудрецы сформулировали ряд признаков, по которым определялось состояние человека и устанавливалась его способность нести уголовную ответственность. По этим признакам они выделили три степени вменяемости человека: ограниченно вменяемый, невменяемый и вменяемый.

Ограниченно вменяемым признавались малолетние и глухие люди, а невменяемыми - душевнобольные, которые не понимали смысла заповедей и не могли дать им разумного толкования. Все остальные лица считались вменяемыми и несли в установленном порядке уголовную ответственность. В Вавилонском Талмуде преступления не сведены в определенную систему. Тем не менее, анализ содержания трактата "Незикин" позволяет выделить следующие виды однородных, взаимосвязанных или смежных посягательств на охраняемые Торой блага:

1. "Преступления против религиозного культа и ритуальной чистоты".

2. "Преступления против общественной нравственности".

3. "Преступления против жизни и здоровья".

4. "Преступления против чести и достоинства личности".

5. "Преступления против собственности".

6. "Преступления против правосудия".

1. Наибольшую общественную опасность представляли преступления против религиозного культа и ритуальной чистоты. Посягательство на установленный законами Торы порядок отправления евреями религиозного культа и соблюдение ритуальной чистоты может поставить под угрозу само существование народа и государства.

К числу самых тяжких преступлений относится идолопоклонство (Шмот 20:3-5). Законами Торы установлено, что все евреи должны почитать в качестве единого Бога только Всевышнего. Сознательное отступление от этого правила считается идолопоклонством. Оно может выражаться в признании чужих богов или в служении новому божеству по канонам служения Всевышнему. Идолами могут быть статуи, рисунки, объекты природы, которым поклоняется еврей.

Специальный состав идолопоклонства образует служение Молеху (Ваикра 20:2-5). Ритуальное служение идолу по имени Молех состояло в том, что детей проводили через огонь. Причем большинство древнееврейских Мудрецов считает, что преступление будет оконченным с момента проведения ребенка через огонь. Сожжение детей на ритуальном костре будет квалифицироваться как идолопоклонство и убийство.

Самостоятельным составом преступления признавали склонение еврея к идолопоклонству или подстрекательство к нему многих соплеменников. Эти действия могли проявляться в формах публичной проповеди, личной беседы, физического и психического насилия, подкупа и шантажа.

Сложным по своему составу является такое преступление, как занятие колдовством, гадание по костям, предсказание судьбы. Объективная сторона выражается, во-первых, в использовании магических приемов, с помощью которых, якобы, можно вызвать желательные изменения в организме и психике человека, взаимоотношениях людей и в окружающей среде или расстроить хозяйство при содействии сверхъестественных сил; во-вторых, в бросании костей с целью узнать по их расположению будущее или прошлое человека и, в-третьих, в стремлении постигнуть волю Всевышнего, предопределяющую все, что происходит как на земле, так и в потустороннем мире.

К колдовству, гаданию по костям и предсказанию судьбы, по сути дела, приравнивалось пророчество. Однако древнееврейские Мудрецы сформировали самостоятельный состав преступления - объявление себя пророком. Его объективная сторона характеризуется публичным провозглашением себя пророком, правозвестником и истолкователем воли Всевышнего. Если новоявленный пророк истолковывал волю другого божества, призывал евреев поклоняться ему, то его судили за объявление себя пророком, идолопоклонство и подстрекательство к нему многих людей. За это пророку грозила смертная казнь в самой что ни на есть изуверской форме.

К тяжким преступлениям относили поношение имени Всевышнего. При этом не имело принципиального значения, произносит ли еврей оскорбительные, порочащие Всевышнего слова публично или в сердцах богохульствует наедине. Суд учитывал это обстоятельство лишь при назначении меры наказания.

Для евреев священным днем считается суббота. Тора описывает субботу как завершающий день сотворения мира, в который Всевышний придал миру дополнительную духовность, не создавая новых природных объектов. Поэтому закон выделяет субботу как день особой святости и устранения от физического труда.

Умышленное нарушение запрета Торы на выполнение в субботу определенного рода работ образует самостоятельный состав преступления. Квалифицирующими признаками считалось выполнение работ после предупреждения свидетелей (Шмот 20).

Согласно законам Торы, необходимо проявлять особое уважение к Имени Всевышнего. Его не следует произносить без необходимости, его нельзя произносить в месте, где есть нечистоты, или в помещении, в котором находится обнаженный еврей. Тем более, недопустимо с именем Всевышнего творить неблаговидные дела. В этой связи Талмуд признает преступлением проклятие другого человека с использованием имени Всевышнего (Дварим 28:58-8).

Объективная сторона проклятия характеризуется выражением кому-либо безусловного и бесповоротного осуждения, знаменующего полный разрыв, отторжение человека от себя или общества. Обязательным признаком этого преступления является использование имени Всевышнего.

В Вавилонском Талмуде предусмотрен квалифицированный состав преступления. Он имеет место тогда, когда упоминается имя Всевышнего для проклятия своего отца или матери (Ваикра 20:9).

Близко к этому составу преступления примыкает такое общественно опасное деяние, как дача пустой клятвы с упоминанием имени Всевышнего, Бога своего (Шмот 27). Оно проявляется в торжественном утверждении, твердом заверении выполнить заведомо нереальное обязательство, которое для пущей важности подкрепляется непререкаемым авторитетом Всевышнего.

2. На второе место по степени общественной опасности вынесены преступления против нравственности. Их совершение, с точки зрения мудрецов, разрушает нравственные устои общества, приводит к деградации личности, распаду еврейских семей и общин. Родовым объектом всех преступлений, входящих в эту категорию, является система общественных отношений, урегулированных нормами морали.

В Вавилонском Талмуде содержится обширный перечень преступлений, объективная сторона которых характеризуется вступлением мужчины в половую связь, с "запрещенной законом женщиной". К числу запрещенных женщин Мудрецы отнесли: собственную мать мужчины и мать своей жены, вторую жену отца и невестку, обрученную девушку, женщину нееврейской национальности, замужнюю женщину, дочь священника и девушку, посвященную жениху. В зависимости от семейного положения женщины, ее национальной принадлежности, родственных связей, социального происхождения и характера совершенных над ней обрядов в Талмуде и сконструированы конкретные составы преступлений, а также установлены соответствующие меры уголовной ответственности мужчины, который имел "запрещенную законом женщину". Так, вступление мужчины в половую связь с нееврейкой наказывается ударами ремнем (Дварим 7:3). В то же время вступление с половую связь с чужой женой и ее матерью наказывается смертной казнью через сожжение (Ваикра 20:14).

Субъектом преступления против нравственности Талмуд признает наряду с мужчиной и женщину. Девушка, посвященная жениху, подвергалась уголовному преследованию за половую связь с другим мужчиной (Ваикра 21:13). Тяжким преступлением считается и измена дочерью священника своему жениху в период обручения (Ваикра 20:14).

Характерной особенностью всех перечисленных преступлений является, как полагали древнееврейские Мудрецы, обоюдное согласие мужчины и женщины на вступление в половую связь. При установлении судом признаков насилия общественно опасное деяние квалифицировалось как преступление против личности.

Вавилонский Талмуд называет не иначе как "отвратительными преступлениями" мужеложество и скотоложество (Ваикра 20:15-17). Эти преступления не только сурово наказывались судом, но и подвергались осуждению общественным мнением.

Типичным для еврейской правовой Системы преступлением против нравственности является общественно опасное деяние с таким своеобразным названием, как "пыль от дурного языка". Подобные преступления не встречаются ни в одном историческом памятнике правовой мысли, ни в одном из действующих законов.

Суть данного преступления заключается в том, что еврей нарушает запрет, введенный Мудрецами, говорить что-либо, что может косвенным образом указать на дурные стороны и поступки человека. Такое распространение позорящих сведений называется "пыль от дурного языка". Мудрецы запретили также высказывания, которые не содержат ничего предосудительного о человеке, но могут спровоцировать других на преступление (например, чрезмерная хвала перед недоброжелателем). Тот, кто прислушивается и верит словам, позорящим ближнего, может легко прийти к нарушению Торы: ненависти, мести, оскорблениям. Поэтому Мудрецы предупреждали, что "пыль от дурного языка" убивает троих: того, кто говорит, того, кто слушает, и того, о ком говорят.

3. В Вавилонском Талмуде относительно немного составов преступлений против жизни и здоровья человека. Такое положение объясняется тем, что в большинстве случаев за вред, причиненный здоровью, виновные лица привлекались к имущественной ответственности. Тем не менее, жизнь и здоровье рассматривались как неотъемлемые блага личности. Всякие посягательства на эти блага квалифицировались как тяжкие преступления. К их числу относили: а) умышленное убийство (Дварим 13:16); б) случайное убийство или убийство по ошибке (Бе Мидбар 35:2-8); в) убийство на почве кровной мести (Шмот 27:32); г) нанесение побоев (отцу или матери, а равно причинение им телесных повреждений(Шмот 21:15); д) захват или похищение еврея с целью получения выкупа, его продажа либо принуждение к рабскому труду (Шмот 21:37); е) изнасилование незамужней женщины (Шмот 22:16); ж) кастрация человека (Ваикра 22:24).

Характерная особенность всех перечисленных преступлений заключается в том, что их составы отличаются конструктивной простотой и доступностью для понимания. Объективная сторона конкретных преступлений против жизни и здоровья раскрывается, по существу, в запретах Торы или постановлениях древнееврейских Мудрецов.

4. В Вавилонском Талмуде закреплены два состава преступлений против чести и достоинства личности: оскорбление и клевета. Однако закон не проводит четких различий между этими смежными составами. Талмуд просто запрещает рассказывать о дурных сторонах жизни или поступках человека, независимо от того, соответствуют ли действительности эти сведения или нет, выражены ли они в приличной или неприличной форме (Ваикра 19:16).

Древнееврейские Мудрецы ввели много постановлений, предостерегающих человека от совершения этих преступлений, и предупреждали, что их запрет по своей силе равен трем строжайшим запретам Торы: идолопоклонства, убийства, кровосмешения. За его нарушение предусмотрена суровая ответственность.

5. Преступления против собственности отражают уровень экономического развития древнееврейских государств Палестины, особенности хозяйственного уклада еврейской общины. Вместе с тем в Вавилонском Талмуде закреплены и такие составы преступлений, которые встречаются в уголовном законодательстве высокоразвитых стран.

Наиболее типичным преступлением против собственности по Талмуду считается кража. Судя по содержанию Талмуда и современных уголовных законов, кражу можно смело рассматривать как одно из "вечных" преступлений против собственности.

Древнееврейские Мудрецы определяют кражу как тайное похищение чужого имущества (Ваикра 19:11). В дискуссиях о применении закона они неоднократно подчеркивают, что нельзя украсть у самого себя.

В Талмуде выделена кража чужого имущества, совершенная при отягчающих обстоятельствах. К числу таких обстоятельств закон относит: кражу скота как самого ценного имущества евреев (Шмот 21:37) и кражу любого иного имущества, совершенную путем проникновения в помещение через подкоп (Шмот 22:1).

Мудрецы считали кражу чужого имущества самой опасной формой хищения. При краже потерпевший не может оказать сопротивление, позвать на помощь прохожих, укрыть свое имущество от преступников.

Наряду с кражей чужого имущества, Вавилонский Талмуд называет в качестве типичных преступлений против собственности грабеж и разбой.

Под грабежом, согласно Талмуду, понимается открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Для квалификации разбоя не имеют существенного значения степень и форма насилия. Обязательным его признаком считали использование оружия при открытом хищении чужого имущества, то есть специально приспособленных для поражения человека предметов. Отсутствие оружия при совершении преступления, как полагали мудрецы, явно говорит о грабеже (Вавилонский Талмуд 113).

Древнейшей предтечей современного вымогательства, видимо, послужило такое преступление против собственности, как известное из Вавилонского Талмуда "наглое поведение". В соответствии с законом наглым признается действие человека, который тайно похитил чужое имущество, а затем предлагает хозяину заплатить за его возвращение (Ваикра 21:19). Мудрецы считают данное преступление "возмутительным" по своему характеру, поскольку оно посягает не только на имущественные права собственника, но и разрушает нравственные устои еврейской общины.

6. Единственным преступлением против правосудия Вавилонский Талмуд признает отрицание решения Верховного Суда, заседание которого происходило в Храме. Его общественная опасность заключается в том, что подрывается авторитет закона, возникают сомнения в мудрости и справедливости суде Верховного Суда, отрицается святость Храма, где благодаря покровительству Всевышнего могут выноситься только истинные и обоснованные решения.

Таким образом, составы преступлений, закрепленные в Вавилонском Талмуде, отражали социально-экономические условия жизни евреев в древних государствах Палестины, предания о божественном происхождении закона и моральных норм.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий