Специалист-психиатр в уголовном процессе

Эксперт и специалист являются двумя самостоятельными процессуальными фигурами. Эксперт по Уголовно-процессуальному кодексу РФ – это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Ю.Н.Аргунова

Эксперт и специалист являются двумя самостоятельными процессуальными фигурами. Эксперт по Уголовно-процессуальному кодексу РФ – это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ст. 57).

Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств и исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ).

Участие специалиста возможно по существу на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Специалист вправе:

отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;

приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающее его права.

Специалист не вправе: уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя,

прокурора или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден. Прокурор, следователь или дознаватель берут у специалиста подписку с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ за разглашение указанных данных.

В ст. 58 в отличие от ст. 57 УПК при определении функций и прав специалиста оказалось, однако упущенной одна из важных составляющих его деятельности – дача заключения. Этот пробел в законе образовался, вероятно, в следствие небрежности, допущенной законодателем при принятии в июне 2003 г. многочисленных изменений в УПК РФ.* При внесении дополнений в ст. 74 и 80 оказались забытыми другие связанные с ними статьи УПК, в частности ст. 58.

Новая редакция ст. 80 УПК ввела понятия заключение специалиста – т.е. представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами, и показания специалиста, к которым относятся сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53, 168, 271 УПК.

В первоначальной редакции ст. 80 УПК РФ, введенного в действие с 1 июля 2002 г., дача заключения и показаний признавалась только за экспертом, что необоснованно принижало роль специалиста в уголовном процессе, т.к. это вело к тому, что результаты проделанной специалистом работы не входили затем в систему доказательств по уголовному делу. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. исправил положение, внеся существенное дополнение в ст. 74 УПК: теперь в качестве доказательств по уголовному делу допускаются не только заключение и показания эксперта, но равно и заключение и показания специалиста.

«Непоправленной» осталась не только ст. 58 УПК, но и ст. 240 и 285 УПК, допускающие оглашение в судебном заседании лишь экспертного заключения и не предусматривающие того же в отношении заключения специалиста. Представляется, что это упущение, вызванное нестыковкой норм УПК, может быть преодолено в судебном заседании в каждом конкретном случае путем подачи соответствующего ходатайства заинтересованной стороной об оглашении полностью или частично заключения специалиста при том условии, что в нем изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

УПК РФ предусматривает ряд требований к кандидатуре специалиста. Специалист не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он:

является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

участвовал в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, дознавателя, следователя, прокурора, судьи в производстве по данному уголовному делу;

является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу;

находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

обнаруживает свою некомпетентность.

Специалист не может участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

В ч. 2 ст. 71 УПК специально указывается, что предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве специалиста не является основанием для его отвода. Он может быть вновь привлечен к исполнению обязанностей специалиста.

По смыслу ст. 61, 70 и 71 УПК предыдущее участие лица в производстве по данному уголовному делу не как специалиста, а как эксперта служит обстоятельством, исключающим его участие в этом деле уже в качестве специалиста. Такая позиция законодателя представляется не вполне убедительной. Ведь в отличие от специалиста эксперт не может быть отведен на том основании, что участвовал в данном деле в качестве эксперта либо привлекался к нему как специалист. Необходимость в привлечении специалиста, в т.ч. специалиста-психиатра, возникает и после проведения СПЭ. Вопросы, которые надлежит прояснить специалисту, могут не иметь отношения к предмету проведенной ранее СПЭ, в которой он участвовал как эксперт. Поиски же другого компетентного в вопросах психиатрии лица в ряде ситуаций могут оказаться весьма затруднительными и затянуть рассмотрение дела.

При наличии перечисленных выше оснований для отвода специалист, также как и эксперт, обязан устраниться от участия в производстве по делу. В случае, если он этого не сделал, отвод ему может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также гособвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. Решение об отводе специалиста принимается дознавателем, следователем, прокурором или судом. В ходе рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей указанное решение принимает председательствующий судья.

Специалист, как уже указывалось, может быть привлечен как в ходе досудебного производства по уголовному делу, так и в ходе судебного производства.

Привлечь специалиста к участию в следственном действии вправе следователь. Перед его началом следователь удостоверяется в компетентности специалиста, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему, разъясняет специалисту его права, предупреждает об ответственности за разглашение данных предварительного расследования (ст. 168 УПК).

Привлекать специалиста вправе и защитник с момента допуска последнего к участию в уголовном деле (ст. 53 УПК).

Одним из следственных действий, которое при необходимости может быть произведено с привлечением врача или другого специалиста является освидетельствование. Оно производится для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы. Освидетельствованию могут быть подвергнуты подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также свидетель с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. Постановление следователя о производстве освидетельствования является обязательным для освидетельствуемого лица (ст. 179 УПК).

Обнаружение вышеуказанных «иных свойств и признаков» оказывается подчас затруднительным без использования специальных знаний в области психиатрии. Специалист-психиатр может подтвердить возникшее сомнение в психической полноценности лица, дать рекомендации в отношении возможности проведения с этим лицом тех или иных следственных действий, целесообразности истребования дополнительных сведений, меддокументации.

По результатам освидетельствования с помощью специалиста-психиатра выявляются основания для назначения СПЭ; избирается ее вид (амбулаторная, стационарная, комплексная и т.д.); формулируются вопросы перед экспертами, что особенно важно при вероятности последующего применения норм о возрастной невменяемости и ограниченной вменяемости. Специалист-психиатр может участвовать в выработке решения об избрании для проведения СПЭ конкретного экспертного учреждения или конкретного эксперта из числа лиц, обладающих специальными знаниями; дать рекомендации следователю по подготовке материалов для СПЭ. От качества подготовительной работы следователя будет во многом зависеть полнота и всесторонность предстоящего экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования эксперт, как известно, не вправе.

Специальные знания специалиста-психиатра могут быть полезными при построении версий, планировании расследования, а также при разработке тактики проведения допроса, очной ставки, следственного эксперимента. Хотя возможность привлечения к этим следственным действиям специалиста в законе специально не предусматривается, следователь, по нашему мнению, вправе просить специалиста-психиатра разъяснить ему вопросы, возникающие в ходе допроса, очной ставки или следственного эксперимента, входящие в его профессиональную компетенцию, что, как представляется не противоречит ст. 58 УПК. Специалист-психиатр может исключить или предположить (подтвердить) наличие психических нарушений у лица, которое на допросе, например, молчит и не отвечает на вопросы; скорректировать вопросы, которые ставятся перед подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем для лучшего их понимания, а также с целью минимизировать вероятность ухудшения психического состояния лица, которое может быть связано с характером задаваемых вопросов и процедурой следственного действия в целом.

В соответствии со ст. 217 УПК по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет у них, какие эксперты и специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты. Список подлежащих вызову в судебное заседание лиц, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты прилагается к обвинительному заключению.

В подготовительной части судебного заседания председательствующий опрашивает стороны, имеются ли у них ходатайства о вызове новых экспертов и специалистов. Лицо, заявившее ходатайство, должно его обосновать. Суд рассматривает затем каждое ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение об отказе в удовлетворении ходатайства. Лицо, которому в удовлетворении отказано, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства. Однако суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271 УПК).

Это важное правило может быть с успехом использовано при защите интересов лиц, чье психическое состояние подлежит оценке судом. Такой специалист может являться представителем профессионального психиатрического сообщества, например НПА России, куда ранее обращалась заинтересованная сторона. В ходе допроса в суде специалист-психиатр может привести доводы, опровергающие результаты экспертизы (выводы экспертов не подтверждаются данными проведенного ими исследования или содержат противоречия; эксперты не учли обстоятельств, которые могли существенно повлиять на экспертную оценку; эксперты основывают свои выводы на информации, полученной экспертами в нарушение ном УПК и т.д.). Он вправе дать свою оценку рекомендациям экспертов о применении к лицу, признанному невменяемым или ограниченно вменяемым, принудительных мер медицинского характера; высказать суждения о виде принудительного лечения; поставить вопрос о необходимости назначения дополнительной или повторной СПЭ. В своих показаниях специалист-психиатр может обосновать возможность и целесообразность участия подсудимого, признанного невменяемым, в судебном заседании, что будет способствовать принятию судом более взвешенных решений.

В ходе судебного разбирательства суд может привлечь специалиста к производству следственного эксперимента, осмотра местности и помещения, а также освидетельствования лица (ст. 287, 288, 290 УПК). Не исключено, что в ходе их проведения у суда могут возникнуть вопросы и к специалисту-психиатру.

ПРИМЕЧАНИЯ

* См.: ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ // Российская газета 2003 г. 10 июля.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ